Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Io prima di te


Io prima di te

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://se.uploads.ru/JaQSg.gif

Участники: Michael Rinaldi & Callisto Ribalta
Место: дом Майки, 20 января 2015
О флештайме: Sento ogni battito del tuo cuore
stringere i miei sensi immobili.
Un sospiro appeso a un brivido qui che cosi' intenso dal profondo sale su
fino all'estasi.

Отредактировано Callisto Ribalta (2015-01-26 19:09:30)

+1

2

В этот день он опять насвистывал за рулем. Насвистывал,  когда выгонял мерседес из пахнущего резиной гаража. Насвистывал, когда переулками объезжал уже накопившиеся в городе к середине дня пробки. Насвистывал, когда заехал в  цветочный магазинчик Салливан, купить огромный букет хризантем. Насвистывал, когда подъезжал к дому Калли, набирал ее номер, целовал ее, помогал сесть в машину. Насвистывал какой-то глупенький, cлегка легкомысленный мотив из французских водевилей, неожиданно всплывший в голове. Насвистывал, потому что чувствовал себя счастливым  - и потому, что пытался казаться беззаботным, cкрыть тревогу, от того, что предстоит.
Знакомый член русской мафии говорил, что свистеть – не к деньгам. Но Ринальди не верил в приметы – последние недели были удачным, скоро он обзаведется собственным клубом. Работы были сейчас в полном разгаре, закупалась техника, семимильными шагами менялся интерьер, совершались все формальные процедуры. Теперь Майк без пяти минут владелец самого лучшего заведения в южной части города  - и у него сегодня свидание с  самой замечательной девушкой на свете.
- Почти на месте, ты не устала? – Майк нагнулся и провел рукой по светлой волне ее волос. Внутри что-то сжималось – непривычно для обычно столь уверенного в любовных делах человека. Они встречались уже не раз с того момента, гуляли по паркам (кто бы подумал, что туда можно затащить Ринальди), сидели в кафе, бродили по городу, даже на выставку картин одного модного реалиста сходили. Но сегодня Каллисто первый раз согласилась приехать к нему домой, посмотреть как он живет – и это наполняло гангстера одновременно томительным ожиданием и тревогой.
У нее никогда еще не было никого, стучало где-то внутри.  А Майк очень давно не имел дела с девушками совсем без опыта. Если что-то произойдет, cможет ли сделать так, чтобы ей было хорошо? Может ли брать на себя такой важную роль, становиться первым, хочет ли она этого? Хочет ли она его - и готова ли к этому? Cомнения боролись с ним с томительными стремлениями, которые жгли все существо – и становилось еще более томительным из-за этих сомнений.
- Так, не усложняй. С чего вдруг решил, что что-то будет?  Она такая скромная и тихая, наверное и не захочет ничего подобного сейчас. Поболтаем, поедим чего-нибудь – и все – эта мысль как-то успокоила, заставила приулыбнуться – но тут же наполнила мужчину изнутри горьким разочарованием. Теперь другой вопрос – сможет ли он сам отказаться, не попытаться оказаться наедине с той,  которую так желал?
Вот показалась и сама улица, где жил Майк Ринальди. Зеленые газон, газетный киоск на углу, аккуратные буржуазные особнячки. Сосед, Джефферсон, на поводке заводел своего дога во двор, мельком, через очки, посмотрел на  подъехавшего гангстера – он привык не мешаться в чужие дела.
- Вот и мои родные пенаты. – мафиози запарковал машину, вышел, протянул руку юной арфистке. Идут к его дому,  тонущей в яблоневом саде белой вилле, c крышей, покрытой красной черепицой, флигелем и сарацинской башенкой.  Ее когда-то пристроил для оригинальности сам Ринальди, сходно приобретенный им у спешно удалившегося в Израиль биржевого дельца дом показался тогда слишком классическом.
Открыл дверь, проходят через прохожую, помогает раздеться Калли – и сам снимает кожаную куртку. Остается в джинсах, песочном пиджаке, полосатой рубашке. Легкий аромат Кензо, перстень на пальце, тщательно причесанные волосы. Пальцы по-прежнему вертят украшенные знаком звезды ключи от мерседеса. Пригласил пройти за собой.
И вот они уже в гостиной – просторной, пастельных тонов, c удобной вишневой мебелью, пушистым персидским ковром, мягчайшим бархатным диваном.
- Ну вот, в общем-то… - cлегка смущенно сказа Ринальди, обводя помещение рукой. Улыбнулся, слегка взъерошил волосы. – Что тебе показать сначала? Гостиной несколько, в саду очень приятно, бассейн вот сделал.
Подошел, положил руки на талию, слегка коснулся губами места возле ушка девушки.
- А может, хочешь перекусить? Сейчас чай заварю, твой любимый сорт купил.

+1

3

Калли почти не спала всю ночь. Ее мучили странные сны, и сомнения. Она не знала сможет ли побороть свой страх завтра и отдаться Майку, ведь за те разы что они с ним виделись она явно чувствовала как он хотел ее. В его объятиях было что-то такое, что скорее можно было назвать настроением собственника. Она хоть и старался быть нежен с ней во время их прогулок, но она все равно чувствовала то желание заполучить ее, впрочем как и Калли. Она страстно хотела оказаться в рука Ринальди обхоженной. Ощутить как его пальцы скользят по ее телу, изучая каждый изгиб. Только вот страх боли не давал девушке сделать шаг на встречу. Она боялась как маленький ребенок, которого загнали в угол злые сверстники. Тяжело вздохнув Калли посмотрела на часы. Уже было около 11. Она проспала почти 4 часа, и глаза уже так сильно не болели. Поднявшись с кровати она заварила себе чай, сделала овощной салат и наконец позавтракала, хотя в горло ничего не лезло. В ее планах было до приезда Майки навести порядок, и огладить вещи, в которых она к нему поедет. Впрочем это было белоснежное платье до колен, и черная кожаная куртка, но благо куртку гладить не надо было. Мама девушки ничего не знала о Ринальди, так как не смотря на то, что ее мать осталась почти одна, ее все равно не заботила судьба дочери, так что женщина не переживала. Когда же часы пробили 14:30 девушка выбежала из дома крикнув что сегодня вероятнее всего не вернется, да и мать не особо обратила на это внимание. Майки встретил ее, посадил в машину и как обычно поцеловал. Не смотря на то, что Калли старалась не замечать напряженность Майки, она все равно ощущалась. В голове крутились тысячи вариантов вечера и вот когда девушка совсем ушла в себя Майк заговорил
- Почти на месте, ты не устала? - девушка вздрогнула невольно схватившись за руку Майка, а затем. осознав что это она, девушка выпустила его руку и улыбнулась, отрицательно покачав головой. Она пыталась найти слова, пыталась понять как лучше намекнуть Майки что она готова к близости. Девушка за время поездки ни сказала не слова. Машина мягко въехала в гараж и остановилась. тяжело вздохнув девушка вышла из машины и прошептала
- У тебя великолепный дом. И такой большой. Я была только один раз в таком большом доме. Моя квартира имеет только две комнаты и совсем крошечные, а тут. - девушка улыбнулась, восторгаясь увиденным домом как маленький ребенок. Стоило ей перешагнуть порог как ее встретил роскошный интерьер. Сразу было видно, что здесь жил человек со вкусом, и не с абы каким, а с утонченным, итальянским вкусом.
- Ну вот, в общем-то… - произнес Ринальди стоя чуть позади Калли, но таким образом что девушка видела его– Что тебе показать сначала? Гостиной несколько, в саду очень приятно, бассейн вот сделал. А может, хочешь перекусить? Сейчас чай заварю, твой любимый сорт купил. - Майк обнял девушку и коснулся губами рядом с ухом девушки, от чего она вздрогнула и ощутила как в животе вновь становится тепло. Она чувствовала себя здесь так уютно, и если уж говорить честно у нее ужасно разыгрался аппетит.
- Я бы поела. Если честно то я всю ночь не спала, а утром не очень то есть хотелось от недосыпа. Я так волновалась, ведь я сегодня впервые увидела твой дом. - девушка прикусила губу и посмотрела на мужчину, осторожно положив одну свою руку по верх его руки. Внутри все прыгало, и радовалась. Они вдвоем в его доме, и они могут не бояться что их осудят. Хотя Калли было плевать на мнение людей. Да она любила мужчину не своего возраста, а старше, и только в его руках она чувствовала себя защищенной от любых невзгод.

Отредактировано Callisto Ribalta (2015-01-27 17:42:10)

+2

4

- Я старался подбирать обстановку так, чтобы было уютно. Но не хватает женской руки, уверен у тебя получилось бы куда лучше. Из-за размеров иногда бывает одиноко, было бы здорово, если бы у тебя получалось приходить почаще.
Вилла и правда была немаленькая, у прошлого хозяина, как у многих евреев, была большая и шумная семья. Потому для него три просторные спальни, три разноцветных гостиных, огромный кабинет, детская, бильярдная и винный погреб были вполне адекватными габаритами. Плюс пара подсобных помещений, бассейн, разные мансарды-террасы – и башенка, которую сам Ринальди зачем-то и пристроил. Как тут не потеряешься.
Майк продолжал держать Калли в своих руках, прижимая к себе. Отходить от нее не хотелось, тонкая и изящная, она была так прекрасна в своем белом платье – но Ринальди уже очень хотелось его с него снять. Его губы замерли на ее шее, ладонь на мгновение легла на талию – и затем мужчина, с заметным усилием, отпустил молодую арфистку.
- А что был за тот дом, где ты была? – спросил просто, для поддержания разговора. Затем внимательно посмотрел на девушку, улыбнулся – и внутри потеплело от понимания того, что она так ждала этой встречи.  Сердце забилось более учащённо, осознание, как она дорога, наполняло все существо Ринальди. Осознание, что другой такой нет, что она принесла ему свою доброту, невинность, доверилась полностью. Если кто-то и заслуживал любви и заботы, так это Калли. И Майк был готов это ей дать, защитить хоть от всего мира.
- Я тоже волновался, очень хотел, чтобы тебе тут понравилось. Хочешь, попозже отдохнешь тут, поспишь? Тут много свободных и уютных комнат, а торопиться нам некуда.
Его взгляд говорил -  если ты захочешь, мы уснем вместе, уйдем в страну сновидений, сжав друг друга в объятиях, дыша в унисон, соединившись душой и телом.
- Пойдем скорее, я тоже не прочь перекусить.
Через мгновение они уже были на кухне, Майк решил, что будет комфортнее и более по-домашнему, если устроятся прямо там, за столом с видом на вишневые деревья сада. Внутри слегка сжалось – понравится ли ей? Он возился все утро, готовя легкий романтический обед, но его холостяцких способностей может и не хватить. Можно было конечно заказать что-то из ресторана – но это было бы совсем не то, словно пластиковые цветы вместо настоящих.
На белой скатерти стояло не так много блюд, но каждое из них Ринальди пытался сделать с максимальным тщанием – тут был салат с креветками, рукколой и помидорами черри, курица в соусе карри, кое-какие холодные закуски. На десерт в высоких вазочках стояла тонущая во взбитых сливках клубника,  коробочка с кремовыми пирожными, швейцарский шоколад.  В углу стола скромно cтояли напитки. Тут была минеральная вода, шампанское, несколько видов лимонада. Пару минут спустя закипел и чайник.
- Не Бог весть что, конечно.
Ринальди хлопнул пробкой и разлил вино по прозрачным бокалам, отодвинул стулья. Все было готово.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-01-28 10:23:34)

+1

5

Девушка прекрасно понимала что сейчас она находиться в доме мужчины, который хочет ее. Она чувствовала через его поцелуи его желание, и у нее было такое же желание. Она хотела стянуть с себя это платье и отдаться ему. В жизни девушка не подпускала никого так близко, и сейчас она уже не жалеет об этом. Она дождалась того человека, которому была готова отдать свою невинность и душу, и тело, и сердце.
- А что был за тот дом, где ты была? - девушка вздрогнула когда все таки Ринальди с трудом выпустил Калли из объятий. Она чувствовала все еще горячий отпечаток его губ на своей шее. Внутри все всколыхнуло и девушка с трудом заставила дышать себя ровно, так как возбуждение уже ощущалась во всем теле.
- Это был дом папиного друга. Я не помню точно. Но он был такой большой. Он туда привес нас, пока сам решал какие-то важные дела с ним. Мама никогда не говорила об этом. - девушка пожала плечами и осторожно нащупав руку Майка взяла его а руку. Она не знала насколько большой дом, и не хотела бы потеряться, потому что зная ее любовь к потеряшкам это обязательно случиться. Медленно ступая за Ринальди Калли оглядывалась и делала кое-какие заметки для себя. Она внимательно изучала все в доме. Все выглядело так уютно, но не было достаточно живых цветов, пахло немного одиночеством, хотя Калли могло показаться. В доме было достаточно тихо, и поэтому девушка чувствовала какое-то облегчение. Она не любила шумных мест, где много людей. Она вообще не любила когда люди касались девушки в общественных местах. Да, это глупо только вот Калли словно перенимала их настроение одним касанием, и девушке это совсем не нравилось. Иногда она чувствовала тяжесть и это ее угнетало. А сейчас они вдвоем в доме и девушка чувствовала неимоверную легкость и спокойствие. Фотоографий в доме особо не было. Девушка заметила это сразу. Было понятно что в доме никогда не было женщины долго. Возможно романы у ее возлюбленного были, только вот видно он не готов был давать девушкам волю.
- Я тоже волновался, очень хотел, чтобы тебе тут понравилось. Хочешь, попозже отдохнешь тут, поспишь? Тут много свободных и уютных комнат, а торопиться нам некуда. - девушка задумалась. Пока еще глаза не сильно болели, а значит силы у нее еще есть, но другой вопрос в том, что она совсем не взяла с собой одежды. Что если она действительно останется у мужчины на долго.
- Я думаю я пока в силах. Но если что, я обязательно скажу Майки, не переживай. Надеюсь меня хватит на долго, а то мне кажется не красиво будет уснуть у тебя. - девушка легонько сжала его руку и они вошли на кухню. Она была огромная, просторная и светлая. В ней пахло едой, вероятнее всего Майки недавно готовил, поэтому на этой кухне из-за запахов становилось куда уютней. На столе было так много еды и совершенно разной. Девушка вздрогнула и отпустила Ринальди, чтобы тот поставил чайник. Она тихо подошла к столу и вдохнула запах. Хозяин дома уже успел хлопнуть бутылкой, открывая вино и отодвинуть стулья.
- Пахнет очень вкусно, уже прям есть захотелось. Ты просто волшебник. - Калли улыбнулась и присела на край стула, ощущая легкую приятную дрожь. Впервые мужчина готовил еду для нее. Впервые вообще о ней кто-то заботился. Сердце легонько сжалось и девушка закрыла глаза тяжело выдыхая. Ей так нравилось в этом доме, тут так было уютно, даже не смотря на то, что Майк живет совсем один. После того как они поели, началась чайная трапеза. Девушка заметила на кружке арфы и ноты, и это было настолько мило что девушка не могла выразить свои эмоции. Майки был для нее волшебником, человеком, который понимал ее с полу слова.

Отредактировано Callisto Ribalta (2015-01-28 16:59:18)

+1

6

Майклу Ринальди хотелось сделать для Калли многое. Ему хотелось бы наполнить ее жизнью счастьем, защитить от всех невзгод и врагов, дать ощущение безопасности.  Дать возможность заниматься тем, чем она бы хотела без страха за завтрашний день. Но пока он просто приготовил обед, в качестве маленького жеста заботы, желая показать, что он готов потратить не только пару купюр в кафе, но свое время, свои умения. Пустить не  в общественное заведение, а в свое обиталище, место хранения своих секретов, cвою  незыблемую крепость среди ревущих бурь  и вод этого безумного и опасного мира. Такую крепость, какой он сам, Майк, был готов стать для Каллисто.
За обедом на двоих, когда рядом нет множества любопытствующих глаз и вечного уличного шума,  можно сказать так много – но и так мало одновременно.
- Калли…  Я так рад, что встретил тебя. Ты удивительная. –  Ринальди поднес к губам бокал шампанским, попробовал – и не почувствовал вкуса. Возможно от определенного волнения, такое с ним бывало раньше. Однако проглотил немного напитка, так как в горле пересохло. – Я понимаю, что сильно старше, но…
Интересно, почему чем сильнее испытываемые эмоции, тем труднее их выразить словами? Почему только в сериалах  герои всегда действуют и вещают с уверенностью парового катка, а в жизни что-то словно связывает твой язык? Быть может, потому что в эти мгновения тебя переполняет что-то такое, настолько масштабное, что его не выразить убогим, данным человеку, лексиконом. Может именно поэтому бесчувственные мерзавцы, действующие с холодной головой и ничего не испытывающие к цели, порой преуспевают лучше, чем искренние влюбленные.
- Ты для меня – солнышко. Как… мелодия среди всей этой какофонии, понимаешь? – Майки улыбнулся, ведь их первая встреча была целиком и полностью связана с музыкой, та соната Шапошникова с тех пор нередко играла в его ушах. Играла, когда он вспоминал и видел ее, перебивая тот лязг железа и рев моторов, смесь криков и стонов, из которых состояла его повседневная жизнь. Это был звук идеальной чистоты, идеальной звонкости, от которого очищалась душа, становилось легче дышать -  Я люблю тебя, Калли.
Встал, положил девушке еще курицы карри. С индийским рисом и специями и небольшим добавлением соевого соуса,  это блюдо было особенно вкусно, а готовилось довольно быстро. Особенно в мультиварке, которую недавно купил Майкл, она крепко облегчала жизнь одинокому холостяку. Впрочем, cам Ринальди ел больше через силу, совершенно не хотелось, мысли были заняты другим. Перед его глазами раз за разом вставало белое платье девушки, cползающее с ее плеч. Что было под ним, находилось уже за пределом фантазий.
После острой пищи и вина чай, c оттенками мяты и липы,  был особенно приятен. Это было значительно более дорогой сорт, чем тот, который они пили у Марко, и Ринальди рассчитывал, что по аромату и вкусу он не уступает. На старинной чашке, которую мужчина пододвинул к Рибальта, были изображены ноты и маленькие арфы, он надеялся, что  она заметит. Это был севрский фарфор, конец восемнадцатого века, в конце дня он собирался подарить ей этот сосуд в подарок. Почему-то показалось, что это более оригинальный презент, чем банальные духи или украшения. И не будет выглядить так, словно он ее покупает, выставляя свое богатство -  ведь, чтобы знать цену этой скромной чашечки, надо быть коллекционером, часами упоенно роющимся в интернет-каталогах.
Когда обед подходил к концу, Ринальди задумчиво глянул на Каллисто.
- Хочешь, потом покажу тебе весь дом? Тут еще сад, гостиные, мой кабинет, спальни…

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-01-28 14:57:08)

+1

7

http://se.uploads.ru/b9ABU.gif

tu quanto amore dai?
in cambio niente vuoi
nell'attimo in cui sei purezza
e fedeltà davanti agli occhi miei.


Девушка смотрела на Майка. Внутри она чувствовала как ее любовь к нему становится все больше. Как она согревает ее когда ей плохо, когда она не может шевелить своими пальцами, когда отчаяние уже подходит так близко. Любовь для нее это спасательный круг, который помогает ей держаться на плаву и не утонуть в этом одиночестве. Пока Ринальди наливал девушке шампанское, она смотрела на него.
- Калли…  Я так рад, что встретил тебя. Ты удивительная.Я понимаю, что сильно старше, но… - девушка не перебивала Ринальди. Она не хотела чтобы он подумал что она не умеет себя вести, сейчас же она чувствовала как бабочки в животе начинают порхать и становится щекотно - Ты для меня – солнышко. Как… мелодия среди всей этой какофонии, понимаешь?Я люблю тебя, Калли. - когда же наконец мужчина договорил Калли уже придумала что ему сказать. А его последние слова заставили ее расплакаться. Да. пусть это глупо и ужасно по женски, но никогда в своей жизни она не слышала таких слов. Ни от родителей, говорящих о родительской любви. ни от подруг, которых у нее и то почти не было. Сердце так бешено билось. Девушка осторожно вытерла слезы и улыбнулась ему. Она понимала что сейчас ввела Майка в ступор.
- Майк, когда я увидела тебя тогда, и ты подарил мне розы, я не знала что будет. Уже тогда во мне что то так колыхнулось.. - девушка замолчал на мгновение - ...я не знала что я могу любить. Я так боялась себе тогда признаться в том, что ты мне нужен, а наш первый поцелуй. Я не могла после него уснуть и минуту. Я видела только тебя. - девушка улыбнулась и опустила взгляд, теребя платье, и ощущая как скатываются слезы по щекам. - А сейчас мы сидим тут, вдвоем. И я знаю что я люблю тебя так сильно, что если тебя не станет в моей жизни я умру от одиночества. Я тебя так сильно люблю Майки. - девушка заплакала пытаясь успокоиться, только вот все было бесполезно. Слезы текли по ее щекам, заставляя ощущать какое-то странное чувство. Ей было так страшно, так тепло, и внутри бабочки. Это чувство совсем запутало девушку. Она понимала что сейчас сказала ему что любит его, что без него жизни не будет, но ведь так и есть. Она не сможет жить без его касаний, без его голоса и глаз. Тяжело дыша девушка следила как Майки положил ей в тарелку курицу. Она понимала что он немного теряется и ищет что бы ей сказать.
- Хочешь, потом покажу тебе весь дом? Тут еще сад, гостиные, мой кабинет, спальни… - девушка лишь кивнула ему, пытаясь себя настроить на нужный лад. Слезы почти перестали идти и уже она смогла спокойно вдохнуть, приводя свое душевное равновесие в нужную колею. Тогда, в их первый вечер все было так непонятно. Она не знала как вести себя с мужчинами, она боялась сказать что-то не так, но когда они начали с ним говорить весь страх куда-то ушел. Девушка говорила что думала, но и прекрасно понимала на каком моменте она должна была промолчать. Если женщина слишком много болтает, это не очень приятно мужчинам, и уж тем более пытается разузнать всю его жизнь. Калли так же понимала, что у Майка много скелетов в шкафу, как и у любого человека, только вот она знала. что какие бы скелеты не оказались она всегда будет поддерживать его.

Отредактировано Callisto Ribalta (2015-01-28 15:31:24)

+1

8

- Калли, милая… - у Майка просто не нашлось слов, когда он услышал признание девушки. Он оставил в сторону чашку, поднялся и подошел к ней. Рукой провел  по ее волосам, тронул щеку. Затем обнял за плечи, коснулся лбом ее лба. Его губы собирали ее слезы, c лица,  ресниц, волос, шептали слова утешения. Его голос стал хриплым от волнения – и вместе с тем наполненным силой и любовью - Не плачь, маленькая, я же с тобой, рядом….
Чтобы несколько скрыть волнение, собрал посуду, отнес в раковину. Ополоснул, обтер губкой, разложил по полкам. Затем подставил свое горящее лицо под ледяную струю, смывая беспокойство и напряжение. Поднялся, тряхнул головой, смахнув множество прозрачных капелек со своих аккуратных волос - Пойдем,  покажу тебе свое жилище?
Они шли по дому, из комнаты в комнату. Они побывали в изумрудной гостиной, где стены были покрыты китайским шелком, стояли пузатые кальяны с дымящейся разноцветной жидкостью, а с ковров на полу страшно скалились многоглавые драконы. Они были в синей гостиной, где на стенах висело старинное оружие,  треугольные щиты с гербами, принадлежавшие настоящим средневековым рыцарям, а полу была расстелена шкура льва, застреленного Майки на сафари в Черном Конго. Они были в кабинете, где в просторных книжных шкафах стояли фолианты по военной истории и строгие справочники по праву и бухгалтерии, а на круглом полированном столе красовался огромный серебряный "Макинтош" с жидкокристаллическим экраном. Он показывал ей старинную мебель красного дерева и картины с парижскими пейзажами, показывал огромный камин черного мрамора, в котором плыхали дубовые поленья, показывал бильярдную с обитыми бархатом столами. Затем вышли в сад, где дышали наполненным цветочными запахами воздухом, cидели  в треугольной беседке, глядели на уродливых садовых гномиков и жизнерадостно бьющие фонтаны. Стояли на углу прямоугольного молчаливого бассейна, смотря на свои отражения в его голубой глади. Молчали, держались за руки, прижимались к друг другу. Затем вернулись домой, поднялись по витиеватой лестнице на второй этаж, прошли через череду помещений,  затем в сарацинскую башенку – и сами по себе оказались в последней комнате особняка. Небольшой гостевой спальне,
Огромная кровать мореного дуба, застеленная белоснежным бельем. Огромное окно, за которым виднелось синее небо и ползущие по ним облака. Обитые голубой тканью стены. Журнальный столик. Ничего особенного.
- Вот и все. Тебе понравилось, маленькая? Я так рад, что ты пришла… – Майки, не отрываясь смотрел на девушки, на ее стройную фигуру в синем платье, ее милое лицо, длинные белокурые волосы. Всю его натуру теперь  наполнял тот огонь, что прежде лишь лизал его язычками пламени – и его было не остановить.
- Любимая… Самая желанная… - прошептал Майки, поцеловав Калли. Не так, как раньше, а более страстно, более горячо. Со вздохом нащупал ее губы, коснулся языком ее языка. Оторвался, слегка прикусил белоснежными зубами мочку ушка, закрепил нежным поцелуем в ямочке возле него. Крепко прижал к себе, пробежал руками по контуру ее фигуры сквозь тонкую ткань лаская его укромные уголки, гладя попку, бедра, живот.  Чистый запах ее волос и юного тела бесконечно волновал его, заставлял до боли возбудиться там, под джинсами – и так крепко обнимая подругу, он понимал, что она не может не ощущать его возбуждения. Взяв ее тонкую руку, Ринальди губами дотронулся до пальцев, затем на мгновение положил ее ладонь на  свою напряженную плоть. Затем вновь поцеловал, отвел взгляд и посмотрел потемневшими от страсти глазами.
- Хочешь ли ты продолжить? И хочешь ли меня? – говорил его взор.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-01-29 00:12:00)

+1

9

Его руки так бережно обняли ее тогда на кухне. Он целовал ее легко, и нежно. И слезы успокоились. Она ощущала лишь его дыхание, она ощущала как внутри все сжимается от его касаний, как все переходит границу, которую Калли боялась перейти.
- Не плачь, маленькая, я же с тобой, рядом…. - девушка лишь молча кивнула. Ей было спокойно. Она высказала все что копилось в ней, с того дня. С той их первой встречи. Сердце так сильно стучит, что кажется что ничего кроме его стука не слышно. Еще немного и вот они уже бредут по комнатам. Майки показывает ей все, рассказывает, а Каллисто с упоением слушает историю. Ей интересна каждая деталь здесь, каждый уголок. Она все больше начинает понимать Майкла, его уклад жизни, его прошлую жизнь и его настоящую жизнь. Сейчас же, обходя дом Калли чувствует в этом доме одиночество, которое вроде как стало обычным для хозяина дома. Может ли она нарушить это одиночество? Что если так произойдет что он ее бросит? Переживет ли она этот момент.
Последняя комната была особенной. Это гостевая спальня. Такая большая, просторная с великолепным бельем, которое слегка поблескивало от лучей света. Девушка ощущала здесь особую энергию. В этой комнате что-то было не так, что-то возбуждало и заставляло чаще дышать.
- Вот и все. Тебе понравилось, маленькая? Я так рад, что ты пришла… - девушка улыбнулась, проведя легонько пальцами по щеке Майки и улыбнулась ему. Дом был волшебен и слов описать его девушка не могла найти - Любимая… Самая желанная… - в этот момент их губы вновь соприкоснулись. В этот раз этот поцелуй был страстным, наполненный желанием и похотью. Это невозможно было не почувствовать. Сердце девушки забилось чаще. Руки Майки медленно скользили по платью и ласкали тело Каллисты. Каждое его касание вызывало дикое возбуждение и Калли слегка вздрагивала. Когда Майкл коснулся ее живота девушка закрыла глаза, ощущая как внутри потеплело, как внизу стало приятно и трепетно от его касаний. Конечно же Калли чувствовала как в джинсах у Майкла становиться тверже и она понимала что произойдет потом. Мужчина опустил руку девушки на свой пах. Девушка немного сжала его член через джинсы и старалась не поднимать взгляд. Когда же наконец настало время Каллисто осторожно расстегнула с боку молнию своего платье, и стянула лямки с плеч. Кусок ткани заскользил по коже, падая к ногам девушки. Она осталась в одних кружевных трусиках белого цвета. Ей было страшно, и именно поэтому она подняла взгляд на Майкла. Она искала там успокоение, искала тепло. Она боялась. Совсем еще маленькая, никогда не ощущавшая мужчину, и сейчас она сама решилась на это. Когда они только выезжали из дома девушки, Калли уже знала что сегодня у нее будет первый секс.
- Я боюсь Майки. - прошептала девушка и опустила глаза, прислонившись лбом к его груди. Затем щекой и вздохнула. - Я боюсь, но я знаю что должна это сделать сегодня. Я хочу чтобы ты забрал ее. - прошептала девушка и опустила руки от груди. Да было страшно, было стыдно от ощущения своего обнаженного тела, но рано или поздно это бы случилось. Случилась бы их ночь. Первая ночь, которую Калли запомнит на всю жизнь. Прикусив губу девушка вновь подняла глаза на Майки и осторожно поцеловала его, обняв вокруг шеи. Можно было сказать она открыла ему свое тело, только вот подрагивания никуда не исчезли, просто стали еле заметны. Ветер иногда пробегал по коже девушке, лаская ее и заставлял расслабиться, что она и сделала. Поворота назад не было, и больше не будет.

Отредактировано Callisto Ribalta (2015-01-29 00:30:53)

+1

10

- Солнышко, любимая… -  зачарованный, Майк глядел на Калли, стоящий теперь перед ним во всей наготе. Юные упругие грудки, стройная талия, светлый треугольничек волос, просвечивающий даже через тонкие кружевные трусики, все это заставило его напрячься под джинсами настолько сильно, что он чуть не поморщился от боли. Прикосновение ее пальцев, сжавших на мгновение его пах, ее поцелуй, слова – все это возбуждало настолько, что кружилась голова. Но нельзя было слишком слепо поддаваться страсти. Надо было позаботиться о малышке, не напугать ее, не сделать больно, чтобы ее первый раз ей запомнился навсегда.- Не бойся. Тебе будет хорошо. Будет хорошо со мной.
Стянул с себя рубашку и пиджак, отшвырнул их в сторону, оставшись в одних джинсах. Теперь она могла видеть его мускулистый торс, золотой крестик на груди, подтянутый живот. Шагнул вперед, впился губами в ее губы, нежно трогая своим языком ее язык. Затем опустился ниже, целуя плечики и шею, наслаждаясь запахом шелковистой кожи. Почти с благоговением опустился к молодым грудям, забрал в рот один из сосков, пососал его, его потом перешел к другому. Они cтояли и были cовсем затвердевшие, значит, она испытывала что-то помимо страха. Два пальца забрались за складку уже промокших трусиков, осторожно поласкали складочки ее промежности. Провел рукой по животу, по бедрам, затем расстегнул молнию на джинсах. Надо было, чтобы она привыкла к его телу, преодолела стеснение. Взял ее тонкую руку, провел по своей груди, животу, опустил на возбужденный член, теперь освобожденный от всякой ткани, заставил его стиснуть.
- Чувствуешь, какой он горячий? Чувствуешь, как я скучал по тебе? – пусть ощутит жар и силу, идущую от его мужества. Пусть сама захочет дотронуться до него хоть руками, хоть губами, пусть сама начнет желать, чтобы оно оказалось в ней. Парой движений освободился от остатков одежды. Несколько минут поддержав девушку в объятиях, мафиози положил ее на кровать, начал опускаться вниз, целуя талию, живот. Схватился за трусики, нетерпеливо стянул их с ее длинных ног. Откинул в сторону, поднял на нее глаза – Калли….  Ты хочешь меня? Или это только потому, что… надо, как ты сказала? Скажи, мне важно знать?
Не дожидаясь ее ответа, он спрятал голову между ее ног, потерся носом о белокурый пушок, вдыхая аромат ее молодой женственности, пьянящий до крайности. К этому в патерналистcкой среде мафии относились по разному, но Майк считал, что сейчас важнее дать что-то ей, чем получить самому. Важно, чтобы малышка увидела его заботу, его любовь, поняла, что секс это радость, а не боль и обязанность. Он осторожно коснулся языком ее интимного бугорка, затем опять и опять. Положил ее руку на свою голову и прильнул к ее сокровенной дырочке, такой узкой и юной, возбуждая ее языком, наслаждаясь ее вкусом на своих губах.  Затем осторожно ввел внутрь палец, массируя изнутри ее нежную плоть. Ласкал ее, стремясь довести до стона, до изнеможения, до крика, до грани оргазма, чтобы Каллисто сама хотела этого завершения, которое иначе бы пугало ее.
Оторвавшись от Рибальта, гангстер перевернулся на спину, притянул свою милую к себе, так что она оказалась сверху. Он прижался головой к ее шее, зарывшись лицом в длинных белых волосах, стиснул ее маленькую попку – и со вздохом вошел в ее разгоряченное лоно. Начал двигаться, пока медленно и плавно, одновременно придерживая Калли руками за бока, помогая оседлать себя. Глаза накрыл блаженный туман, дыхание сделалось прерывистым – Майки наслаждался находящейся в его объятиях прекрасной арфисткой, ее любовью, невинностью, самоотдачей. И понимал, как много готов дать ей сам.

+1

11

Его руки так нежно проходили по телу девушки, что каждое его касание вызывало по ее телу мурашки, и приятное чувство внизу живота. Страх постепенно отходил на задний план. Она погружалась в эту волну, в эту любовь и страсть, в эти объятия, которые согревали и сквозь них чувствовалась любовь. Майки медленно начал спускаться по шее девушки, от чего внутри стало еще щекотно, и девушка чувствовала как трусики становятся мокрыми от перевозбуждения. Он касался губами ее сосков, от чего девушка вздрогнула и провела рукой по его плечам, закрывая глаза и наслаждаясь им. Она не могла не заметить тело Майка. Не смотря на свой возраст он был сильным, крепким, и у него не было пивного живота, как у многих мужчин, хотя наверное возраст это лишь отговорка чтобы не заниматься спортом. Девушка знала что перед ней откроется дверь другая. Она не будет такой стеснительной при нем, и сейчас, когда ее рука скользила по телу Майка она понимала как сильно ей хочется встать перед ним на колени, только вот что-то не давало, или все еще страх где-то таился. Она не слышала его слов. В ушах все звенело и хотелось продолжить, хотелось ощутить тело Майка, ощутить его в себе.
- Калли….  Ты хочешь меня? Или это только потому, что… надо, как ты сказала? Скажи, мне важно знать? - девушка вздрогнула и подняла глаза на Майкла, ощущая как бешено бьется сердце, как хочется продолжать и не прерываться. Как хочется просыпаться с этим мужчиной каждое утро, готовить ему завтрак, и стать матерью его детей, только вот обычно судьба не справедлива.
- Майки, я так хочу тебя. Мне так хорошо, так приятно. Я хочу чтобы ты сделал это сейчас. - прошептала девушка и осторожно прижалась к телу мужчины. Она тяжело дышала и казалось что иногда она перестает дышать из-за того, что внутри нее сейчас кипела такая буря, что успокоить ее врятли было возможно. Они медленно опустились на кровать, и тогда Майки опустился в низ. Лаская ее складочки, и от этого удовольствия вся простынь была смята. Она чувствовала как вырываются стоны, и в итоге девушка застонала. Вначале это было тихо, а затем все громче и громче. Она не стеснялась уже своей наготы. не стеснялась обнаженного мужчины. Она просто хотела этого.
В одно мгновение девушка оказалась над Майклом, ощущая как он дышит, как по ее тело пробегает его дыхание, как он прижимает ее хрупкое тело к себе. Девушка закрыла глаза и она почувствовала как возбужденный член Майкла входит в нее. Как становиться больно, и она только усиливается. Ее хрупкое тело прижимается сильнее к нему, цепляясь за его плечи. Мгновение и боль становится резкой, такой, что Калли ели сдерживается, и закрывает глаза, ощущая мокрые капли на своих щеках. Неужели она заплакала? Постепенно боль становиться тише и совсем уходит. Место нее приходит наслаждение. Такое сладкое, такой теплое, что девушка начинает стонать. Она счастлива.  Сердце бьется так сильно и оно так тянется к нему, так хочет чтобы они были вместе. Прижимаясь к нему сильнее она поднимает взгляд, краем глаза замечая, как ее коготки оставили легкие царапины на его плечах. Она так переволновалась что забыла о том, что может больно поцарапать, но теперь уже было поздно, да и не до этого. Она наслаждалась его телом, его движениями, его силой.

0

12

Дыхание становится все более учащенным, грудная клетка разрывается на части. Они вдвоем, они едины, они прижимаются друг к другу в  порыве страсти. Он кладет руки на ее бедра, покрепче приcлоняет их к своим. Начинает двигаться более быстро и резко, но сдерживается, чтобы не взорваться раньше времени. Чувствует, как ее ноготки приятно царапают его плечи, чувствует, как ее юное лоно туго сжимает его мужское начало, вздрагивает от наслаждения – и останавливает себя, отстраняется, замирает.
Отдыхает пару секунд, затем придвигается поближе к девушке, мягко укладывает ее на спину – и ложится сверху, крайне осторожно, ведь она такая тоненькая. Его рот накрывает ее рот, он целует Калли, губами снимает слезы с ее ресниц и щеки, его пальцы порхают по ее телу. Со вздохом прислоняется к возлюбленной – и снова входит в нее, на этот раз более смело.  Кладет ее руки себе на ягодицы, постепенно движется все быстрее и быстрее. И лишь когда чувствует, что ее стоны и вздохи становятся все более глубокими, тело вздрагивает все сильнее, дает волю и себе – и наконец погружается в волны наслаждения. Они кончают одновременно, среди смятых простынь, под бешеный стук двух сердец и слияние двух дыханий. И замирают, прижавшись друг к другу.
- Было не очень больно? – тихо спрашивает Майкл Калли. Она лежит в его обьятиях, ее голова у него на груди, длинные светлые волосы веером рассыпались по телу. Подушки смяты, на белоснежном белье алые пятнышки крови – он и правда был у нее самым первым. Мужчина гладит возлюбленную по щеке, целует – в этот раз нежно и чувственно. – Тебе было хорошо со мной?
Где-то внизу закричала кукушка в старинных дедовских часах, привете из Лондона. В саду с шумом заработали оросители, покрывая цветы и клумбы ровным слоем воды. Cобака Джефферсонов глухо залаяла, очевидно гоняясь за соседским котом.  С улицы донеслись веселые мелодии, звук колокольчиков – проехал фургончик с мороженым, собирая со всей округи юных покупателей. Но пара в сарацинской башенке не думала обо всех этих явлениях внешнего мира, им хватало друг друга.
Глядя на милое лицо Каллисто,  на ее удивительного оттенка глаза, тонкие черты, Майки задумался, слегка нахмурив лоб. К чему это приведет? Она так хрупка и наивна, так невинна в своей молодости. Что он может ей дать, кто он сам? Он не рыцарь на белой коне, как ей может казаться, а стареющий бандит, привыкший заботиться в этой реальности только о самом себе. Правда о нем может сокрушить ее – а если не сокрушит, то сокрушит тот мир, в котором он живет. Cокрушит он сам, когда она поймет, что принц на самом деле оказался драконом. Как ему сделать ее счастливой? Одновременно не подставив под удар?
Впрочем, обо всем этом он подумает завтра. Завтрашний день всегда спасительный якорь, тот мост в ничегонеделание, который мы прокладываем себе, чтобы оправдать собственное бездействие.
- Тебе надо отдохнуть, ты же не спала всю ночь… Побудь со мной еще немного…. – он накрывает ее одеялом, обвивает руками, проводит губами по ресницам. Пусть на пару часов они забудут о всех тревогах этого мира, пусть забудутся блаженным сном.
Откуда-то издали доносятся звуки шумящей улицы, в которые, кажется Майку, вплетаются звуки выстрелов и рева моторов

+1

13

Он рядом. Они дышат в унисон и нет более ничего между ними. нет ни страха, не боязни. Есть только их любовь, которая так охватывает и затягивает. Которая выманивает всю боль из прошлого и разрушает ее. Сердце Калли билось так быстро, что иногда она слышала лишь его и более ничего. Майки медленно двигался в девушке, давая ей привыкнуть к нему. Боль уже давно ушла и все что осталось, это наслаждение. Одна секунда и она уже лежит под его телом, ощущая его, ощущая как внутри становиться легче, и сдерживать стоны с каждым его движением становится не реально. Темп становиться быстрее, и внутри все стонет и сжимается. Еще несколько мгновений и внутри становиться тепло, и хорошо. Тело девушки изгибается и расслабляется. Нет ничего прекрасней, чем лежать рядом с человеком которого любишь. Калли осторожно улеглась на грудь Майкла и медленно стала водить пальцами по его торсу. Она ощущала удовольствие, и то, что именно в этот момент она счастлива. Он ее сердце. ее душа, ее половинка, которая всегда будет рядом с ней. Она знала что никогда не перестанет любить его, потому что она отдала ему сердце, а значит второго хозяина быть у ее сердца не может.
- Было не очень больно? – тихо спрашивает Майкл. Девушка легонько поднимает голову, ловя его взгляд, смотря в эту глубину, в эти знакомые и родные глаза. Затем легонько качает головой и прижимается к Майклу сильнее. Сейчас Калли не очень хочет говорить. Ей нравится это молчание. Она слышит как за окнами живет город, а они находятся в доме, который встретил ее тепло и хорошо. Она чувствовала облегчение, чувствовала свободу и желание жить, желание сражаться.
– Тебе было хорошо со мной? - девушка легонько улыбнулась и вздохнула, тихонько водя все еще пальцами по его телу. Ощущая как внутри все еще горячо, и просыпается странное желание повторить это вновь.
- Мне очень понравилось, если честно так хочется еще. - девушка немного смутилась и опустила глаза, зевнув. Видно недосып начинал сказываться и девушка понимала что еще немного и она уснет в объятиях мужчины, которого она любит. За которого готова сражаться со всем миром. Она  осторожно пошевелилась, укладываясь поудобнее, и закрыла глаза. Уже в полусонном состоянии девушка чувствовала как Майкл накрыл ее, как нежно прижал и сказал что-то, только вот она поняла последние слова "...Побудь со мной еще немного...". Девушка улыбнулась и кивнула, сладко засопев на его груди. Чувствуя как бьется его сердце, и как ей хорошо, когда он рядом. Так тепло и спокойно. Морфей пришел достаточно быстро и все ее сны были только о их первом сексе, она чувствовала словно вновь его касания, его нежные руки, его губы, его тело. Все было вновь, как наваждение, как дурман, от которого Калли не проснуться.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Io prima di te