vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » в ещё один последний раз?


в ещё один последний раз?

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

участники: Michael Stone, Marian Daniels
место: снятый в аренду для благотворительного вечера - большой загородный дом.
время: 20 октября
время суток: вечер
погодные условия: + 17
никогда не говори никогда.
http://funkyimg.com/i/TJdF.png

Отредактировано Michael Stone (2015-01-28 01:12:57)

+1

2

внешний вид

http://ambride.ru/d/592267/d/tarik_ediz_92271_2.jpg

Это было обычное утро, как множество других в моей жизни. До того уже обычное, что мне показалось, будто дни не меняются вообще. Я одиноко сидела на деревянном табурете в своей кухне и пила настолько горький кофе, что горести жизни по сравнению с ним и то слаще. По телевизору шли новости без звука, но не потому, что мне лень было вызвать мастера. Просто я хотела насладиться своим сегодняшним одиночеством. Губы девушки на экране монотонно шевелились, вещая об очередных событиях в мире, а я смотрела в окно, будто ожидая чего-то, будто ожидая, что вот сейчас всё-всё изменится. На улице падал мелкий дождь, но до того мелкий, что даже не нарушал мою божественную тишину.
Вдруг неожиданно в  дверь кто-то позвонил. Я отставила уже пустую чашку в сторону и в недоумении соскочила со стула. Кого там принесло в  такую рань? - Определенно я никого не жада и этот визит был для меня сюрпризом. Шлепаю босыми ногами по холодному полу и размышляю те ли это изменения, которых я так жаждала минут пять назад. Не замечаю, как на автомате открываю дверь и... - Добрый день. Это вам. Распишитесь, пожалуйста. - за огромнейшим букетом белых лилий замечаю рыжую кудрявую голову какого-то парня, скорее всего из службы доставки. Он тычет мне в руки бумагу, я черкаю на ней свою подпись, хотя ещё не до конца осознаю, что произошло. Потом паренёк с облегчением суёт мне букет, неловко улыбается и спешит удалиться. - Там записка. - кидает он, уже сбегая по лестнице. Только вижу, как скрывается за поворотом его рыжая голова, ко мне наконец-то доходит, что только что произошло. Какой-то незнакомец прислал мне шикарнейший букет моих любимых цветов с какой-то непонятной запиской. Да, кстати, где она? Роюсь между цветами и мгновением позже достаю красивый переливающийся перламутром клочок бумаги. "Прекрасные цветы для прекрасной женщины. Приглашаю тебя на благотворительный вечер. В 8 за тобой заедут." И всё. Никакой подписи. Перечитываю ещё несколько раз в надежде угадать почерк или найти какую-то подсказку. Но тщетно. На меня смотрят лишь красиво нарисованные серебристые буквы и по меньшей мере где-то около пятидесяти бутонов белоснежных лилий. Тяжело вздыхаю. Суну голову между цветов и вдыхаю любимый аромат. Потом осматриваюсь по сторонам в надежде убедится, что всё это розыгрыш. Но никто почему-то не выпрыгивает из-за угла с диким хохотом и воплями. Понимаю, что всё серьёзно. ещё раз вздыхаю и бреду обратно в квартиру. Нужно же поставить букет в вазу. Да и выбрать какой-то наряд на вечер, чёрт подери.                                                   
                                                                   
На часах уже почти восемь. Чем ближе к часу Ч, тем больше меня пробирает дрожь. Давно уже не школьница, а волнуюсь, словно перед первым сексом. Почему-то страха, что меня может перехватить какой-то маньяк и продать в рабство, вообще нету. Я в ожидании волшебного вечера. И надеюсь, что предчувствие меня не обманет. И пусть только хоть какой-то идиот попробует мне всё испортить.
Готова, Мэри? - улыбаюсь своему отображению в зеркале и в последний раз кручусь вокруг себя, чтобы удостовериться, что выгляжу идеально. Да, все было безукоризненно, как в лучших домах Парижа - длинное платье темно-красного цвета сидело на мне идеально, аккуратно повторяя каждый изгиб моего прекрасного тела, а белокурые волосы легкими волнами спадали на плечи. На момент мне даже показалось, что я вижу перед собой ангела, но, с ухмылкой вспомнив все свои грешки, я лишь подмигнула сама себе, подхватила клатч и легко выпорхнула за дверь в объятия ночи.
-Ничего себе. - бормочу, когда вижу у входа шикарный белый лимузин. На мгновение даже перехватывает дух от всего пафоса и помпезности, к тому же от воспоминаний о таком же белоснежном букете дома. Наверное, стоило выбрать платье другого цвета, но бежать переодеваться уже нету времени. - Мисс Дэниэлс. - откуда не возьмись появляется шофер и учтиво открывает мне дверцу авто. Немного приподнимаю края платья, чтобы случайно не наступить, и, улыбнувшись седобородому мужчине, залезаю в салон. Вся эта интрига меня немного раздражает, но и в то же время завораживает. Мне уже поскорее хочется оказаться в месте предназначения и узнать, кто же такой изыскано пафосный мне попался. Наверное, это Джон с работы. А он вообще такой ничего. Пусть только это будет он.                 
-Приехали, мисс. - с благодарностью улыбаюсь и подмигиваю водителю в зеркало заднего вида. Потом киваю в знак прощания и подаю руку молодому парнише с бабочкой, который просто куш сорвал, устроившись на работу на этот благотворительный вечер, где много мужчин и женщин, не считающих деньги и готовых оставлять большие чаевые. Выхожу из автомобиля. Прохладный вечерний воздух скользит по оголенной спине и я слегка ежусь от неприятных ощущений. Пытаюсь поскорее добраться в дом, чтобы не окоченеть, но преодолеть эту длиннющую дорожку сквозь ухоженный сад на пятнадцатисантиметровых лабутенах в кратчайшие строки почему-то не выходит. Облегченно вздыхаю, когда уже наконец-то оказываюсь внутри. Тепло обдаёт каждую мою клеточку и я благоговейно улыбаюсь, пытаясь выискать в толпе знакомые глаза Джона. Неужели он ещё не пришёл?

Отредактировано Marian Daniels (2015-01-30 23:52:18)

+1

3

Этот благотворительный вечер очень важен, Малкольма нет в городе, а потом он просит (смешок) посетить тебя  его и не потому что хочет (еще один смешок), а потому что это невероятно важно для семьи. И обычно я на подобные заявления реагирую в стиле – а не пошел бы ты нахуй, как реагирую впрочем, на практически все, что говорил мне папашин помощник. У этого идиота уже, кажется, иммунитет образовался на мои посылы или там, в нахуйландии, и вправду так хорошо, что он все хочет возвращаться и возвращаться. Но в этот раз, я как-то легко согласился, промычав в трубку – окей, я буду, что стало сюрпризом и для идиота на проводе и для меня самого. Идиот прокашлялся, Майкл, ты услышал, что я тебе сказал? Мой ответ короткое  – Услышал. Идиот еще раз прокашлялся – Ты не шутишь? – Не шучу. – Хорошо, я вышлю тебе необходимую информацию. – Окей, гудбай, папашин идиот. – Майкл, ты не мог бы… - гудки. Еще только мораль от идиота не слушал. Бросил трубку и продолжил ебать раженькую девчушку, которую подцепил этим вечером в баре.
Я знал, что смиренно согласился на жуткую каторгу, в которой смысла не больше чем в рекламе о чае для похудения. Но в этот раз я определенно сразу же понял, как можно будет себя развеселить. Даже не так, я согласился только потому, что ломал себе голову как пересектись еще раз с блондинкой, с которой какую-то неделю-полторы назад случилось вполне интересное приключение. Я же понимал, что для нее это все было ужасом и так далее, но я любитель такого жанра и ей получилось меня заинтересовать. Идея с благотворительным вечером была вполне неплохим предлогом для анонимного приглашения и уж чуть ли не на событие года она не могла не согласиться – девушки обычно любят подобную пафосную хуйню, в которой лично я не находил совсем ничего такого завораживающего. Но если одному мне там было бы скучно, то в ее компании я был уверен – будет весело, ибо она же определенно захочет мне отомстить, что само собой опять вовлечет нас в совместное приключение. Потому последующие мои действия были вполне адекватными. Купил веник, заставил придумать пафосные слова продавца веников, заплатил за это все счастье, заказал тачку, заказал водилу. И все это ограничилось какой-то парочкой звонков, да моим присутствием в цветочном магазине, но блять обычно я даже так не запариваюсь, что должно будет ей льстить.
Костюм, удавка на шее, укладка парикмахера – вся та хрень, которая является атрибутикой подобных вечеров. И я ее терпеть не мог, но пришлось. Самое гадкое все равно было впереди. Все это ебаное притворство, что мне не все равно почему здесь собрались эти уебки и ради чего они бухают очень дорогое шампанское заедая его элитными закусками. Вся эта феерия даже как-то определенно претила своему изначальному замыслу – собрать деньги на очередной медицинский центр или чтоб спонсировать английских ученых или что-то еще такое же. Как можно жрать сотни долларов здесь и при этом говорить – бедные голодающие детишки в Африке? Оказывается вполне можно, с вполне печальным видом на лице и с легкостью переходящей темой на – цены на бирже, будущую игру в покер и какая сейчас прислуга некудышняя пошла. Короче цирк уродства души этот наш благотворительный вечер. Впрочем, сегодня мое настроение даже эти унылые рожи не могли испортить. И хоть я начинал понимать, что приехал слишком рано и что придется таки пересечься с лучшими представителями нашего общества, как любит писать пресса, а на деле с самым большими моральными уродами сего города. И не то что бы я себя к ним не относил – напротив, очень даже, что не мешало мне презирать здесь всех и каждого, такая уж блядская натура у меня есть.
- Майкл, как поживает Ваш отец? Я слышал у него полно дел, после восстаний профсоюзов.
Сьебись нахуй, старый урод, просто сьебись нахуй.
- Чем больше работы – тем для него лучше, Вы же его знаете, – и улыбочка. Я как Леонардо Дикаприо. Крутой актер – без оскара. Тем временем, продолжая улыбаться, представляю, как данного старикашку переезжает катком, картинка миловидная.
- Когда же ты женишься, Майкл? Неужели еще не нашел достойной спутницы?
Нет, Вашу стремную дочурку я ебать не буду.
- Я предпочитаю подождать в этом серьезном деле, – а потом внезапно, – но у меня уже есть кое-кто на примете. Сегодня Вас обязательно познакомлю.
Шах и мат. Старушка недовольно стиснула губы.
- Извините, что отвлекаю, мистер Стоун, но Ваша спутница прибыла,  – как нельзя кстати. Старушка просто недовольно оборачивается и идет шептать своей дочери что-то на ухо – доча на глазах теряет весь настрой. Я испортил вечер уже как минимум двум особам здесь – хорошее начало! Тем временем я теряю остатки интереса к этим напыщенным павлинам, и центром  моего внимания сразу же становится моя очаровательная блондинка. Я наблюдаю за тем она входит в зал, вижу как она растеряно ищет глазами хоть кого-то знакомого. Чертовски хороша, как не крути.
- Угадай кто твой принц? – шепчу ей в затылок, после того как подхожу к ней сзади, оставаясь ею не замеченным. Но перед тем как услышу ее ответ как-то неторопливо, но сам же себя и выдаю – обхожу ее предстою пред ней во всей красе с ухмылкой на лице. На фоне прозвучало приглашение всех гостей к танцам, заиграл оркестр. Внезапно для себя же беру ее за руку и тащу фактически за собой, после брошенного короткого: – Пошли танцевать.

Отредактировано Michael Stone (2015-01-31 03:02:53)

+1

4

Я не люблю званые вечера. Я их ненавижу. Эти пышные платья, чертовы фраки; вокруг много цветов, драпировки, свечей и богатых родителей, который пришли не так пожертвовать деньги, как показать себя и похвастаться тем, что их отпрыски тоже здесь, что их семья ещё держится на плаву житейских поворотов. В детстве я была завсегдатаем таких праздников, ведь мои мама и папа, хоть и любили меня, но мало чем отличались от таких же богатых мам и пап. Я также не любила всех тех маленьких мальчиков, с которыми должна была показать идеально выученный танец. Они были милашками, не спорю, но уже тогда позволяли себе слишком много в пределах своего возраста, а я девочкой была миленькой на личико, но забиякой, поэтому они и уходили с бала в мокрых от пунша рубашках.
Благо, сегодня детей я не наблюдала, но и того, кого так отчаянно ждала, тоже. Неужели кто-то просто сыграл со мной злую шутку? Но стоило ли тратить столько усилий, чтобы просто разыграть меня? Ещё раз пытаюсь выискать в толпе напыщенных дам и мужчин хоть одно знакомое лицо, но тщетно. И вдруг за спиной слышу до боли знакомый голос. И нет, это однозначно не Джон. Чувствую себя, будто только что меня окатили ведром ледяной воды. Мысленно молюсь, чтобы только это был не Стоун. Но нет же, это, блин, он. Такой весь красивый, в костюме, чертовски галантный и сексуальный. А ещё такой изысканный, что если бы я его не знала, то прямо здесь бы готова была расставить перед ним ноги. Каюсь, внизу живота что-то предательски заныло, но я лишь выдавила злобную ухмылку, чтобы ни на что не надеялся. - О, уже восемь часов. Сейчас принц превратится в лягушку, а я лучше пойду домой, чтобы этого не наблюдать. - хмыкаю и уже собираюсь, вот честно, разворачиваться и идти к выходу, как звучит приглашение к танцу и по залу тихо разливается приятная музыка. – Пошли танцевать. - о, эта шикарная улыбка на миллион, словно между нами ничего и не было. Но мой зад, благо, лишь два дня назад окончательно перестал болеть, поэтому я лишь решительно отрицательно мотаю головою. - Нет, Стоун. Даже не надейся! Ни за что в жизни! Никогда! - кажется, мы привлекаем слишком много завистливых взглядов. Эх, да каждая бы женщина в этом зале хотела бы оказаться на моём месте. И, будьте уверенны, что она бы ещё на полуслове, ещё на полуулыбке согласилась бы потанцевать с этим соблазнителем. Но не я! Но, как говорится, мы предполагаем, а судьба решает. Вот и моя судьба в лице наглого Майкла решила, что я очень хочу покружиться с ним по танцполу. Он хватает меня за руку и тянет прямо в  центр всего действия. Ещё несколько первых пару метров я сопротивляюсь, пытаюсь вырвать свою ладонь, но мужчина держит меня так крепко, что я бросаю попытки. Да и эти испепеляющие взгляды со всех сторон так приятно греют моё самолюбие. -Один танец. - шиплю я парню на ухо и со всей силы наступаю шпилькой ему на ногу. Потом немножко отстраняюсь и ослепительно улыбаюсь, мол у нас всё хорошо. - А теперь старайся. Я хочу, чтобы все эти напыщенные мегеры умерли от зависти. - легко вскидываю бровь, ухмыляюсь и кладу руку молодому человеку на плечо. Ощущаю, как его рука нежно ложится на то место спины, где только начинается ткань, и невольно вздрагиваю. Вздергиваю уголки губ вверх, чтобы не выдать себя, и просто поддаюсь этому сильному властному мужчине. Пусть покажет всем, как нужно обращаться с дамой на танцполе. Нечего мнуться с ноги на ногу. -Давай, Стоун, не подведи. - я смотрю Стоуну прямо в глаза и просто следую за ним. До чего же он прекрасный партнер. Даже мои лабутены и те под его руководством не подводят. В груди зарождается какое-то знакомое чувство. Абсолютно иррациональная эйфория от того, что за нами все наблюдают. Только на  середине танца замечаю, что так никто и не начал танцевать, потому что смотрят на нас. Снова улыбаюсь партнеру, когда он под музыку сильнее прижимает меня к себе. Ладно, я снова начну на него злиться, когда мы закончим, а пока пусть музыка не прекращается. Я так ещё хочу насладиться этими несколькими сладкими моментами. Потому что потом, я уверенна, мне придётся ой, как несладко.

+1

5

Я был приучен к тому, как вести себя в подобном обществе чуть ли не с самых пеленок. Вежливо, но не отстраненно выглядеть, знать какой вилкой есть этот десерт и кому уделить больше внимания – это то еще мастерство. Это все имело свой свод правил и законов, и каждый знал их наизусть, потому что так здесь ведется, потому что мы все играем в общую комедию. Что, впрочем, только и вызывало у меня желание не появляться на подобных представлениях. Как-то раньше – я срывал подобные мероприятия своим жутким поведением, хоть мог всего лишь развалиться на диване и пить виски с горла или там какую первую даму ущипнуть за зад – а что ту такого? Это же вечеринка! Сейчас же я просто предпочитал игнорировать, а если уж судьба так уж была ко мне немилостива, то присоединялся к общему дурдому, чисто с интереса – получится ли у меня и когда же я сорвусь. Благо, в этот раз меня не интересовал никто, кроме блондинки, которая пыталась вывернуть руку и освободится – естественно, у нее ничего не получилось и пришлось по обыкновению подчиниться мне. Наверняка это все со стороны выглядело, будто она просто не хочет танцевать, а я у нее такой весьма настойчивый кавалер, которому вот прям приспичило. Но я заметил, как в ее сторону уже полетели стрелы зависти от парочки дам, которым не понравилось, что какая-то незнакомка вызывает у меня гораздо больше интереса, чем они – те, кто дали бы мне без вопросов, лишь бы я предложил, но блять, не предлагал же. Но и то, что ее провел взглядом каждый так называемый джентльмен здесь – тоже нельзя было отрицать. А хуй Вам, моя, не отдам, даже если ей самой захочется, ее желание здесь не учитывается. Так или иначе, вскоре мы очутились посреди танцплощадки, совершенно в одиночестве. То ли наше хваленое общество еще мало выпило, чтоб жопой вертеть, то ли еще что, но факт оставался фактом, будто в каком-то гребаном кино. Я и она. И оркестр на фоне играющий что-то классическое, но с хорошим темпом – идеально для того, чтоб можно было не просто перетягивать ноги со стороны в сторону.
- Ни за что в жизни, никогда? – она в моих руках, я перекривляю ее, а затем получаю по ноге шпилькой, что таки подействовало, и я заткнулся, ибо еле сдержался от того, чтоб громко не вспомнить женщин легкого поведения. Вместо этого только слегка заездили скулы, когда я стиснул челюсть посильней, а затем вполне спокойно ответил на ее улыбку своей. Ну что же игра началась. Не зря я на нее ставил – вечер должен быть интересным. А наш танец продолжался и, стоило заметить, она была очень хорошая в этом, а мне было с чем сравнивать, учитывая, что танцы в нашей семье – это как обязательная программа образования. И мне чертовски нравилось понимать, что все эти сливки вокруг на нас смотрят, желая быть на нашем месте. Опьяняющее чувство превосходства, похоже, и вправду туманило мозг, ибо как только наши с ней взгляды пересекались – проходил жесткий заряд желания. Как там говорят танец это секс в перпендикулярном положении, да? Я мог бы согласиться. Мы уже давно потеряли дистанцию, и теперь я ее достаточно крепко прижимал к себе, что впрочем, не мешало  все так же следовать музыке. И тут я впервые поймал себя на мысли, что только когда мы молчим, а наши тела в такой близости – мы можем поладить, в остальных случаях все обязательно идет кувырком, будто не можем на самом деле по-другому. Странная особенность, которая все же определенно имела свою привлекательность.
Только один танец. Моя рука заведена у нее за талией, и я принуждаю ее, полностью доверяя мне откинуться назад, сам же фактически нависаю сверху. Смотрим друг на друга, тяжело дыша. Я прямо кожей чувствую, как быстро поднимается и опускается ее грудная клетка. Мелодия закончилась, я все еще ее не отпускаю, задерживаемся на какую-то лишнюю секунду. Еле сдерживаюсь, чтоб не поцеловать ее, понимая, что за этим скорей всего полетит громкая пощечина по моей смазливой морде. Подобный концерт пока что устраивать мне не хотелось, потому я вполне послушно поставил ее обратно в положение стоя и наклонившись - поцеловав руку, а затем проговорил, будто цитируя какое-то идиотское старое кино. – Спасибо за танец, мисс. И весь такой послушный, что наверняка ее сильно обескураживало.
На фоне сменилась музыка, сливки пошли танцевать и мы пробирались уже практически сквозь толпу желающих подвигать конечностями. Я направился к бару, естественно потянув за собой блондинку. Ну не думала же она, что я оставлю ее в покое вот так просто?
- Два бокала шампанского, - подавали здесь одни бабские напитки, чтоб вдруг кто не нажрался еще со скуки, вот скажем я. Собственно именно потому мой выбор был очевиден, хотя я и не был любитель пузырьков. Бармен засуетился, а я повернулся обратно к блондинке. – Признай, что тебе понравилось, - а затем, наклонившись, шепотом на ушко, - мне вот даже захотелось тебя выебать прямо в соседней комнате, – и опять выпрямляюсь, – но у нас сегодня запланирована только культурная программа.
Шампанское было готово, я забрал его и протянул ей ее бокал.
- За этот интересный вечер, – делаю глоток и в очередной раз улыбаюсь. На часах восемь, в лягушку так и не превратился.

Отредактировано Michael Stone (2015-01-31 04:24:44)

+1

6

Музыка эфемерно разливалась по комнате, проникая каждому в самые дальние уголки подсознания. До чего же прекрасно играл оркестр, у меня даже мурашки по спине бежали от наслаждения. Ну или от того, что я чувствовала Стоуна так близко - аромат его парфюма, запах алкоголя, немного прерывистое дыхание на своей коже. Боже,  а этот взгляд просто сводил меня с ума. Я готова была променять все свои дисконтные карточки во всех магазинах, лишь бы ещё хоть немножко вот так покружиться с этим мужчиной в танце. Молча. Он был идеальным, когда не говорил, и у меня сносило крышу. Но нельзя себя никак выдать. Я же сильная, гордая, независимая женщина, которой, правда, сносит голову от того, кто так галантно ведёт её по залу. И вдруг случается то, чего я так отчаянно не хочу, не смотря на всю кипящую внутри злость, которая лишь подогревает мой интерес к парню. Оркестр перестаёт играть, и все с замиранием обращают свои взоры на нашу пару. Вдруг Майкл неожиданно наклоняет меня, и я вижу его губы так близко к своим. Нельзя! Тяжело дышу, пытаясь совладать с собой, просто неотрывно смотрю ему в глаза, мысленно считая до десяти. И не знаю, какие там силы свыше мне сегодня содействуют, но мужчина после маленькой паузы аккуратно меня поднимает и, совсем как джентльмен, наклоняется и целует руку. Выдавливаю из себя улыбку на такую непривычную галантность, делаю своеобразный реверанс, дабы подыграть Стоуну, и елейно мурлычу, делая вид, что безмерно счастлива - Спасибо и вам, мистер. Прекрасно ведёте. Как-нибудь повторим. - все вокруг облегченно вздыхают прекрасному окончанию спектакля и, расслабившись, тоже бредут на танцпол немного размять свои старые кости. А Майкл лишь снова без спроса хватает меня за руку и ведёт к бару. Кажется, он не намерен так скоро меня отпускать, хотя выпить немного действительно не помешало бы, а то я вся словно на иголках от присутствия этого джентльмена. Честно, лучше бы вот это всё уже оказалось шуткой, нежели за ним стоял мой старый добрый знакомый. Но вот как бывает в жизни. И часто мы не можем ничего с этим сделать. Хотя я в принципе могу уйти, да только вот лишь улыбаюсь, кокетливо хлопаю ресницами и беру предложенный мне бокал шампанского. -Я лучше умру, чем ещё раз повторю это. Но да, ты действительно был неплох. - делаю глоток шампанского и отвожу взгляд куда в сторону, чтобы немного отвлечься на танцевальные па богемы Сакраменто. Невольно хмыкаю и ухмыляюсь на их жалкие попытки выдать хоть что-то более менее связное. Да уж, после того фурора, что мы произвели с Майклом, тяжело будет кому-то нас переплюнуть. Но вот с наглостью Стоуна потягаться хоть кому-то ещё вообще не реально, кроме самого же Стоуна. - Возьми свои слова обратно, или я прямо на глазах вон у той девочки... - киваю на какую-то высокую бесформенную девушку недовольно обсуждающую со своей моложавой мамашей, неудачно выкрасившей седину, скорее всего моё присутствие в радиусе километра от Майкла, расплываюсь в шикарной улыбке, будто только что он сделал самый изысканный в мире комплимент, поворачиваю голову к парню, и тихо шепчу ему, так, что со стороны всё это выглядит, будто мы мило воркуем о том, куда сейчас пойдём "дышать воздухом". - Иначе я сейчас вылью тебе прямо на голову этот бокал шампанского. И ни одна невеста здесь больше не захочет иметь дело с мокрым женихом. - потом сжимаю губы в неискренней улыбке и снова делаю глоток шампанского, опять возвращая свой взгляд к старичкам на танцполе, которые с энтузиазмом вспоминают молодость. - Но вот на культурную программу я бы смогла выделить немного своего драгоценно времени, раз я уже и так здесь. - вздергиваю уголки губ, окончательно опустошаю бокал и кладу его на барную стойку. - Неужто ты сможешь меня удивить чем-то другим, кроме размеров своего члена и умением им пользоваться? - старушка, находившаяся в нескольких метрах от нас и играющая глухую перед барменом, вдруг резко обрела слух и округленными глазами выпучилась на нас, явно не ожидая услышать такие подробности чьей-то интимной жизни. Недовольно смотрю на неё, мол чего уставилась, так что она сразу же ретируется куда-то в толпу, чтобы, наверное, рассказать своей подружке, какую развратницу подцепил потенциальный жених её внучки - очередной самозваной невесты Стоуна. - Я бы устала, если бы все мамаши так пристально изучали меня вместе со своими сыновьями. - тяжело вздыхаю и облокачиваюсь на барную стойку, откидывая волосы назад. - Давай я сделаю тебе маленькую услугу, а ты взамен не будешь ко мне приставать и мы просто культурно, как ты и обещал, проведём время вместе, дабы не умереть здесь от скуки и не превратится в таких же напыщенных индюков. -  не ожидаю согласия Стоуна, медленно кладу свою ладонь ему на щеку и...Да, целую мужчину. На мгновение даже теряю рассудок и неистово хочу продолжения. Немного увлекаюсь, но когда опять возвращаю себе здравый смысл, тут же отстраняюсь от Майкла и легко вздыхаю. - На этот вечер алиби тебе обеспечено. А теперь давай выйдем, иначе, боюсь, на меня сейчас накинутся, чтобы выдрать все волосы. - беру молодого человека под руку и киваю в сторону открытой двери, ведущей на террасу. Нет, там не темно и там есть люди. Просто мне действительно хочется немного освежится и, возможно, услышать от парня наш будущий план действий. Кажется, он меня даже заинтриговал, ведь я бы никогда в жизни не подумала, что Стоун и "культурный отдых" - совместимые понятия.

Отредактировано Marian Daniels (2015-02-01 00:31:54)

+1

7

- Ты это серьезно? – усмехаюсь. Я же псих, дорогая, я псих. Именно потому ни одна из этих дамочек еще не сумела выдать за меня свою дочь – я псих и мне нахуй не нужны ни эти вечера, на которые так сложно попасть, ни эти дамы, возглавляющие топы завидных невест, ни даже мои хваленные миллиарды. Я псих. Мне хочется, чтоб мне было весело, все остальное – фон, как придаток к моему эгоистичному Я. Хотя нет, на сегодня будет Мы. Может быть только сегодня, но будет, обещаю. – Мне похуй, дорогая. Можешь делать все, что тебе взбредёт в твою симпатичную головку. – А затем беру свой стакан и так вполне в стиле айс бекет челенджа выливаю содержимое себе на голову. Осталось только номинировать Обаму, Меган Фокс и собачку Перис Хилтон. Но я молчу, глупо по-идиотски улыбаюсь и молчу. А потом происходит то, чего не ожидаю совершенно, после длинной речи о том, что бла бла и бла – мой член ей понравился, бал бла – она меня целует. Ебать колотить. Серьезно? Я думал я тут один такой ненормальный. Неужели два одиночества нашли друг друга в этой психушке? И целуется она отлично и рука у нее липкая теперь будет от шампанского, которое у меня на щеке, а еще мы увлекаемся слишком и получается совсем уж неприличный как для таких вечеров поцелуй. Дерьмо, вопреки всему, мне не хочется останавливаться, а это по блятски плохой признак. – Мой член польщен, да, - разбиваю нахер весь романтизм ситуации, как только мы слегка отстраняемся друг от друга. А потом опять притворяюсь, что слушаю ее.  Вроде причины объясняет, но я-то знаю, что настоящая в том, что я охуенен, а не в том, что она конкуренции боится. И я бы даже что-то на эту тему отстегнул, но блондинка, похоже, решила не терять шанс, пока я слегка контужен и обескуражен ее поцелуем и ведет меня значит за собой на террасу. Там стоят свои индюки, попивают шампанское, разговаривают о бридже. Заебали со своим бриджем.
- Эй, мистер Томпсон. А когда бридж?
- Через час. Хотите присоединиться?
- Нет, мне пока что еще дают!
Опять оборачиваюсь к своей спутнице с довольным видом - нет-нет, дорогая моя, я не думаю, что давать будешь ты мне. Нет-нет, я не хотел тебя дискредитировать. Нет-нет, я просто думаю, что через час мы уже пересремся, мне придется вернуться и дочь мистера Томпсона оприходовать пока он будет в бридж рубиться. А что делать? Жизнь такая, нужно строить планы во время иначе все проебешь. Облизываю шампанское и ее помаду со своих губ – интересный вкус. У нее очень интересный вкус.
- Культурно не обещаю. Культурно было сказано с сарказмом. Но, зато обещаю – эти руки будут при мне и никакого секса на первом свидании – ты права.
Взъерошиваю мокрые волосы на голове, создавая совсем полный пиздец торчащий во все стороны, а затем еще и немного спускаю удавку на шее. Джентльменство это все-таки не мое.

Чарльз Лебовски был графом, филантропом, коллекционером и миллиардером. Когда недавно по версии Форбс он заработал за год больше, чем мой отец – у нас в доме была разбита бутылка вина за хуй знает сколько тысяч долларов. Потому что Лебовски и Стоун были всегда конкурентами, хоть и никогда не пересекались в одинаковых ветках бизнеса (вопреки всему на это им мозгов хватало, ибо было чревато слишком кровавой войной). Они даже за баб грызлись. Дошло до того, что у кого моложе – тот и победитель. Выиграл, кстати говоря, папаша – выебал телку, которой только-только как час назад стукнуло 18, скрипя зубами Лебовски пришлось признать, что в ебарстве он его превзошел (ну не признавать же свою педофилию, верно же?). И так было во всем прямиком с колледжа, в котором им посчастливилось быть главами конкурирующих братств, а затем еще и напарниками в тайном обществе. Понятное дело, что только граф и был моим другом среди этих всех индюков, просто потому что нас связывало нечто очень сильное и крепкое – общая ненависть и презрение к мистеру мэру города. Так вот, хозяин сегодняшнего вечера был именно мой хороший друг. Весь этот дом принадлежал ему и хоть он и сдирал за него деньги с организаторов вечера, никто не отменял одного большого факта – он разрешил его снять в аренду, что уже рассматривалось как одна большая услуга. Понятное дело Лебовски не решил, как только услышал, что у мэра дела и его не будет. Говорят, заболел или у него внезапно дела в Японии, что-то из этого. И вот в этот момент наверняка уже зарождается вопрос – к чему сей дивный сказ об этих двух индюках? Ак тому, что граф любезно разрешил мне превратить этот дом в тыкву после 11 часов вечера, то есть когда закончится эта феерия лицемерия. О его мотивах мы поговорим позже ибо отдельная история. Ну а сейчас обратно к вечеру.

Не умерла моя принцесса, когда мы еще раз вернулись на площадку для танцев. Не умерла она и после того как мы отьебашили всю программу танцев от и до и когда сумели даже повеселиться, учитывая, что я слегка подплачивал музыкантам, чтоб те играли не одну скучную хуйню. А затем стукнуло девять и началось распивание дифирамб. Я посмотрел на это все как уставший бык на пьяного тореадора и такой мол – да хуй с твоей красной тряпкой, лучше полежать на бочку и мух языком половить.
- Это скучно. Пошли, покажу дом.
И хоть прозвучало это как предложение, на самом деле было обязаловкой. Я опять же потянул ее за собой и не услышал, что она там мне ответила. Проходя мимо бара, я стянул бутылку шампанского, пока моя леди отвлекала бармена своими сиськами глазами. И даже поймал себя на мысли, что мы не так уж и плохо можем вместе проводить время, если захотим, но потом сразу же отмахнулся от этих мыслей, ибо понял всю их парадоксальность.
- Рембрандт. Моне. Дали. Если стянуть хоть одну – будешь жить безбедно на каких-нибудь островах всю свою жизнь и еще даже оставишь детишкам что-то. – Проходим коридором, я тычу в сторону картин мимо которых плывем. Все это должно было бы быть в каком-нибудь Лувре, но считается пропавшим, при этом спокойно висит здесь. Потому что Лебовски любит картины, Лебовски не интересно валить во Францию, чтоб смотреть на голые сиськи дам 17 века. А еще Лебовски просто это можно.
- Там библиотека. У него она, кстати, больше, чем та, что считается самой большой. Просто в разных домах по частям. А там дальше – семь комнат для коллекций бабочек. Туда идти не будем – жутковатое место.
Рассказываю еще что-то, а затем еще. Дом уникален во всем хоть и, кажется на первый взгляд чем-то вроде музея антиквариата.
- Я здесь жил некоторое время. Хозяин хороший враг моего отца. – Отвечаю на немой вопрос – откуда я это все знаю и почему мы еще не потерялись в бесконечном лабиринте коридоров. – Длинная история, как-нибудь попозже. – Отмахиваюсь от дальнейшего развития данной темы и наконец, останавливаюсь под очередной дверью. – А это одна из любимейших моих комнат. И нет, это не винный погреб.
Открываю дверь и включаю свет одной лишь командой. Здесь царит неоново синий полумрак. Комната выглядит как зал в стриптиз клубе. Вина всему неоновые лампочки и большое пространство. Я говорил об этом Лебовски, но тот считал это хорошим разнообразием. Впрочем, об этом всем забываешь, когда понимаешь, что это не цитадель разврата, а всего лишь домашний кинотеатр, который нихуя не домашний, а точно такой же, как в самых охуенных кинотеатрах города. Вот только мест здесь меньше и показывают здесь даже то, чего еще нет в широком прокате. Такой себе сраный вип. Но это кино, даже пафос весь не мог вызвать у меня отвращения.
- Садись. А я сейчас. – Предоставляю выбор куда сесть, на кресла или на диван сзади. Мне это не столь важно – я не собираюсь как-то свое обещание нарушать. Сам же выхожу в дверь возле экрана. Даже ностальгия взяла – сколько разного дерьма я здесь в одиночку просмотрел – просто не счесть.
- Сладкий или соленый? – протягиваю поп-корн и сваливаюсь рядом. Фильм уже врублен. Какая-то хуйня нейтральная чтоб и поржать и позалипать было на кого. Естественно что-то из того, которое в кинотеатрах еще как минимум месяц не встретишь, уникальный до премьерный показ.
Минутой позже выстреливает шампанское. Делаю первых пару глотков с горла.
- Будешь?

костюм + черная удавка (галстук) в кармане брюк.

+2

8

Мы стояли на террасе. Стоун натянуто улыбался своей шикарной улыбкой и болтал с каким-то старичком о бридже, явно пропитывая презрением свои слова к нему, как и ко всем остальным здесь присутствующим. А я тем временем прокручивала в голове недавние события у барной стойки. Прошло совсем мало времени, и мне всё ещё никак не укладывалось в голове, как он мог вот так вот при всех вылить на себя бокал шампанского. Вот просто взял, ухмыльнулся и выплеснул себе на волосы искристую жидкость. А потом как ни в чем не бывало, расчесался пятерней, поправил галстук, который я знала, он ненавидит, и с гордым видом льва прошествовал со мной. И, чёрт подери, даже после всего этого цирка присутствующие девушки всё равно с обожанием смотрели на этого самца, а я лишь победоносно улыбалась, мол выкусите, сучки, этот псих - мой. И пусть только на сегодняшний вечер.
На улице было прохладно. Предполагаю, что мы здесь долго не задержимся. Снова возвращаюсь мыслями к Майклу, когда его речь плавно перетекает ко мне. - Жаль, что ты всегда держишь обещания. - улыбаюсь, пытаясь понять, дошёл ли истинные смысл это фразы к мужчине, но его сосредоточенное лицо с устремленным вдаль взглядом не выдаёт абсолютно ничего. Вздыхаю. Потом ещё раз, когда так и не выдав себя, Майкл берёт меня за руку и ведёт обратно на танцпол. Чёрт подери, почему не в тёмную глушь где-то в глубине сада? Неужели он действительно серьёзно о том, что не будет приставать? Ну тогда ещё посмотрим, кто кого.
А потом мы танцевали. Быстро, медленно, опять прижимаясь друг к другу. Его руки нежно и безнаказанно блуждали по моей оголенной спине, а я часто невзначай задевала его член. Нет, я специально, но даже взглядом себя не выдавала. О, какая прекрасная медленная мелодия снова играет. Пожалуй, нужно прижаться грудью к твердому телу мужчины, как можно сильнее. И, возможно, я почувствую ещё и третью выпуклость между нами. Ну, как тебе игра, Стоун? Хорошо держишься!
За всем этим я даже не заметила, как часы пробили девять. Нет, я должна признать, что с Майклом действительно интересно и весело. И он хорошая компания, даже если с ним не заниматься сексом. Кажется, я даже немного устала от этих плясок, но я такая довольная, что даже не замечаю, как чертовски болят ноги. Ну а что, я пытаюсь полностью наслаждаться этим вечером, пока могу. Потому что со Стоуном нельзя быть уверенным в том, что произойдёт в следующее мгновение. Вот опять. Думаете, экскурсия домом могла бы и не состояться без моего желания? Куда там. Ну, конечно, я могла бы вырваться, вогнав этому наглому красавчику шпильку в ногу, но я не хотела, да и зачем. Вечер действительно был классным, особенно после того, как мы украли с бара бутылку шампанского.
- Ещё мгновение, и у него бы встал. Я уверенна. - заливаюсь я смехом и слегка облокачиваюсь на мужчину. В голове выплывает картина, когда я на заправке давала мальцу потрогать свою грудь. Здесь бы такое не прокатило, но мы и без того отлично справились. Вздыхаю. Наклоняюсь, чтобы снять туфли. ещё раз вздыхаю, но уже облегченно, когда ступнями касаюсь прохладного пола. -Я, наверное, украду одну из них на обратном пути. А то вчера хотела заказать пиццу, а даже не было на что. - ну, было. Просто так веселее, чем история о том, как мне лень. И вообще, какая к черту разница, если прямо сейчас я хочу выпить, а не пиццу. - Парочку книжек тоже стоит украсть. Если хулиганить, так по-крупному. Чего мелочиться. - снова заливаюсь смехом, немного пьяным, но от чего-то чувствую себя так легко, что даже не обращаю на это всё внимания. Пропускаю и момент, когда мы оказываемся в полутемной комнате. Что за жуткое место? Кажется, Стоун говорил, но я не обратила внимания. Нужно случать его чаще. А потом включается свет...И, блин, мы что, в приватном стриптиз-баре?! Ах нет, это всего лишь домашний кинотеатр. Чудовищно огромный домашний кинотеатр. Давно я уже не смотрела фильмов, поэтому довольно хлопаю в ладоши, словно ребенок, бросаю туфли у входа и бегу к огромному дивану, пока мужчина там с чем-то управляется. Ложусь на мягкие подушки, словно маленькая, развалившись во всю длину мебели. И плевать, что на мне длинное вечернее платье. Тут и так темно, так что какая к черту разница.
Пододвигаю ноги под себя, когда Майкл возвращается из тайной комнаты у экрана. Улыбаюсь, когда вижу на экране титры. Этот фильм ведь обещали только через месяц в кинотеатрах, но почему-то я не удивлена, что мы его смотрим. Вполне в стиле Стоуна. Хорошо быть богатым. И хорошо пить шампанское. Киваю на вопрос парня, поднимаюсь и беру в руки протянутую бутылку. Делаю несколько глотков. Блин, с горла пить даже как-то вкуснее. Это словно есть в детстве блины руками, не ограничивая себя столовыми приборами. Прекрасное упоительное чувство свободы. Отдаю бутылку обратно Майклу и кладу голову ему на плечо, даже не осознавая, что делаю. Смотрю на экран, но сути фильма почему-то уловить не хочу, да и не могу. Моя рука плавно скользит по колене парня, потом поднимается выше и бережно ложится на его член. Слегка сдавливаю достоинство молодого человека и шепчу ему куда-то в волосы. - Свои руки держи при себе. А я ничего не обещала. - смеюсь и шаловливо перебираю пальчиками, чувствуя, как твердеет член мужчины. Другой рукой отбираю у него шампанское и опять делаю несколько глотков. Вкусно. На экране показывают что-то весёлое. Хохочу. Отличный вечер.
Но вдруг неожиданно экран полностью гаснет, как и весь свет в комнате. Становиться настолько темно, что мне кажется, что я осталась здесь одна. Но нет, рядом чувствую дыхание Стоуна и немного успокаиваюсь. Что это? Проблемы с электричеством? Надеюсь, что вскоре всё починят. Ведь не может свет вот так просто исчезнуть в доме, напичканном богемой Сакраменто. Вот я сейчас досчитаю до десяти и всё снова станет хорошо. Один. Два. Три. Почему Майкл ничего не говорит? Мне становится не по себе. Четыре. Пять. Шесть. Вообще по всем законам электричество уже должно было снова пойти по проводам. Десять это самый крайний дедлайн. Но вокруг по прежнему темно. Семь. Ничего не меняется. Восемь. Я считаю медленнее, растягивая время. Рука с члена парня перебирается в его ладонь. Девять. От чего-то мне становится жутковато. Что за чёрт. Сейчас вся будет. Десять. И...Ничего не происходит. Полное отсутствие света такой же неопровергаемый факт, как и то, что на мне нету трусиков. Да-да, я бесстыжая. И нет мне прощения. И пусть заклюют меня все эти правильные выпускницы школ благородных девиц, метящих на моего Стоуна. Никто же об этом не узнает. А мне весело. Я люблю шалости. - Майкл... - наконец-то шепчу я, поняв, что ситуация меняться не собирается. Почему эти чертовы электрики не работают. Ладно - я, но столько напыщенных дам и кавалеров осталось без развлечения. Непорядочек. - Мне страшно. - почему-то. Словно какой-то дурацкий поплавок, не вещающий ничего хорошего, откуда-то вынырнул в моём немного опьяненном подсознании. -Давай пойдём отсюда? - нет, я не строю предложения так, что не приемлю отказа. Я просто действительно в растерянности. Прошло уже даже больше, чем "сосчитаю до десяти", а всё вокруг по-прежнему укрыто чернильной темнотой.

+2

9

А пакт наш оказался односторонним, ничего удивительного, знал же, с кем связывался. Наверняка только потому и обещал, так легко даже без тени сомнения, потому что ни черта не собирался придерживаться и ожидал от нее подобного поведения. Но пока что она этого не должна знать. Да и нравилось мне ее уверенность в том, что она в безопасности сейчас со мной и тот человек, с которым все так мажорно закончилось в прошлый раз, спрятан за сильным словом. Словам нельзя верить, ты знаешь, девочка моя? Я могу научить. Но потом, не сейчас. Сейчас я на самом деле просто получал удовольствие. В ответ на ее прикосновения я лишь ухмыляюсь и расслабленно  устраиваюсь поудобней, заведя одну руку за ее плечи, а второй расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке. На экране что-то показывали, я рассеяно пробормотал-
- А актриса ничего так, - делая вид, что и вправду наблюдаю за процессом, разворачивающимся передо мной. На самом деле мне нахрен не сдался этот фильм и вообще все это вокруг. Когда к тебе прижимается красивая девушка и проворно принуждает твой член твердеть, то последние мысли, которые еще остаются в голове задурманенной желанием, это – в какой позе ее лучше отиметь. И единственное что меня еще пока что сдерживало от каких-то действий это интерес к тому, что она будет делать дальше. Все же, просто ебались мы в прошлый раз, сейчас я был склонен к тому, чтоб выжидать и смотреть за тем, как блондинка прямым текстом скажет, что хочет, чтоб мой член был в ней вот прямо сейчас прямо здесь. И ради этого я готов хоть весь вечер делать вид, что мне похрен на нее, даже с потвердевшим членом и прожигающим внутренности желанием. Но видимо в этот раз и вправду все будет по-другому. Хрен знает откуда, но пришел пиздец всему свету в доме. Подобного в таких домах я еще ни разу в жизни не наблюдал и даже как-то не сразу понял че за хуета происходит. Рука девчонки тем временем перекочевала в мою ладонь. Я поймал себя на мысли, что такие нежданчик чуть ли не лучшее противодействия стояку. Вот так раз и все, уже не волнует тебя, что ее сиськи прижаты вплотную к тебе. Мозг сразу заработал. И вещал он, правда, не самые позитивные мысли. Дом, в котором, по меньшей мере, было пару десятков миллионов имуществом, вот так просто не мог остаться без света. Просто потому что у богатых всегда вентиль закручен настолько, чтоб ни черта никогда не случалось. У них же блять рабы есть, чтоб все было всегда так, будто они живут в отдельном мире, где всегда все есть несмотря даже на мировую войну за окном. Богатым похуй, что за их забором, их волнует только их дом и их дом всегда безупречен. Потому собственно только и крутился в голове весьма резонный вопрос кругами – как вообще такое могло произойти? Впрочем, через несколько секундной паники внутренней, мое хладнокровие взяло верх и преспокойно изрек –
- Расслабься. Может это только здесь. В любом случае надо отсюда сваливать, - вытаскивая из кармана брюк – мобильный телефон. Благо уже не времена нокии-кирпича и на мобилке обязательно есть фонарик. Врубаю. Аллилуйя, практически – да будет свет, сыны мои. – Пойдем, посмотрим, что за ерунда. – По традиции идем за ручку, будто ванильная парочка, прогуливающаяся по парку и томно молчащая о высшем. Выходим из комнаты обратно в коридор, который только как пару минут назад покинули. Здесь светлее, большие окна и полная луна делают свое дело. Все та же тишина. Никто никуда не бежит, никто ничего не делает. Наверняка бомонд успокаивают. В любом случае причин для паники нет, я замечаю, что сигнализация все еще работает, потому даже если это и была какая-то весьма странная попытка остаться жить на Бали, после продажи одной из этих картин, то она осталась неудачной. Но скорей всего наверняка просто банальные вещи и вскоре стадо электриков, примчавших сюда на очень требовательный и внушительный вызов, все починят. Граф, конечно, не будет доволен подобным, и наверняка полетят головешки, но какая мне до этого разница? Плевать я хотел на обслуживающий персонал и на аристократию, которая сейчас будет метать пафосом при свечах или же ублюдочно сваливать. Да похуй. Другой вопрос что нам делать. Вот тут уж начинается сфера моих интересов. И я в обычной для себя манере достаточно быстро сообразил. Как-никак я этот дом как свой знаю, может даже и лучше. И уж где провести с часок другой в компании охуенно красивой блондинки – уж я-то мог придумать.
- Если по коридорам не бегает охрана с выражением дикого желания посрать, то все хорошо, - это как бы должно ей объяснить, почему я весь такой спокойный. А затем в очередной раз за этот вечер еще одно предложение, от которого у нее просто не было возможности отказаться. - Ну что же, здесь есть комната, в которой всегда горит свет. – И там есть бухло, но этого я не добавлял. Последнее являлось позитивом скорее для меня, чем для нее.
Интересный факт номер какой-то там о доме графа. У него есть заеб на тему каминов, чуть ли не в каждой приличной комнате, в которой он хоть раз да бывал, есть камин, иначе его величество даже туда не зайдет, ибо не царское это дело иметь комнаты без камина. Я даже предлагал в туалете камин заебашить, на что получил таинственную усмешку (заставило меня подозревать, что в его ванной комнате камин таки есть) и ответ в стиле – Майкл, ты еще когда-нибудь поймешь, в чем удовольствие. Я хотел ответить, что уже давно понял, в чем удовольствие для меня лично и камин в это понятие уж точно не входил, ну если, конечно, он не был именем фигуристой девчонки с охуенно гибким телом.
- Его всегда держат зажжённым. Однажды граф даже уволил весь персонал из-за того, что при его приезде какой-то из них забыл об этом. – Еще одна страшная сказочка на ночь. Я провожу ее вглубь комнаты, здесь тепло и светло, а еще смахивает на средневековье. Чего только стоит шкура белого медведя прямиком у единственного тусклого источника света. Да и вся мебель попахивает древностью и историческим наследием. Хрен его знает, может быть это тоже какие-то музейные экспонаты. В любом случае раньше я здесь нажирался и спал на диване у камина, перед тем обязательно поразговаривав с медведем на полу. Медведь был очень хорош в познаниях на счет экономической ситуации в Уганде. Прямо высший класс.
- Устраивайся, а я пока налью чего-нибудь. – Я, наконец, отпускаю ее руку, даже как-то неохотно. Удивляюсь сам себе, но на самом деле ее компания мне сейчас приятная, даже более чем. И это учитывая то, что мы не в горизонтальном положении и мой член не у нее во влагалище. А я все думал в вертикале нам не поладить. Прямо вечер открытий. Тем временем я уже у глобуса, который, конечно же, является баром. Что за идиот землю сделал вселенским запасом бухла? Глобус, который у нормального человека несет ассоциативный ряд, в основании которого стоят знания, превращался в то, что убивает нейроны в мозгу. Подмена понятий, но такая очень приятная подмена. Я налил вина и себе рома и поплыл обратно к камину, изображая из себя прямо самого воспитанного человека сего мира.
- Держи. – Протягиваю ей бокал, а сам еще раз за этот вечер проскальзываю по ее фигуре глазами, совершенно не стесняясь в мыслях ее раздевать. Руки все еще при мне и что бы там не случилось, я все еще верен своим словам, хоть и совсем не, потому что пообещал. – Что ты еще хочешь знать об этом доме? – глаза зависают на ложбинке между грудью, пока я задаю совершенно не интересующий ни меня, ни ее, вопрос.

+1

10

Люди приходят и уходят из нашей жизни, как по взмаху волшебной палочки. Некоторые оставляют глубокие следы в сердце, некоторые исчезают незаметно, будто их и не было. Хотим мы того или нет - мы должны мириться с утратами и радоваться новым обретениям, как ни в чем не бывало. Иногда очень трудно отпускать человека, даже если он сам хочет, ведь нас связывают общие воспоминания, какие-то планы, что-то личное, что было лишь между нами. А иногда мы сами не хотим уходить, если нас выгоняют. Это больно, согласитесь. Больно даже осознать, что мы перестали быть нужными человеку, как старый износившийся диван. Хотя диван нужно вынести на себе, чтобы выбросить, или можно вызвать грузчиков, или скинуть в окно, а нас просто бросают, будто переезжают в новый дом, оставляя всю мебель в старом. Но иногда люди имеют свойство неожиданно возвращаться в нашу жизнь. Конечно, всё никогда уже не будет, как прежде, ведь время течет и оно меняет нас, часто до неузнаваемости. Но, бывает, эти встречи с прошлым приносят радость и теплые воспоминания, будто приезжаем взрослыми в бабушкин дом, где провели всё своё детство, а она напекла пирогов. И становиться так тепло и уютно, что чувствуется, будто и нету тех двадцати лет разницы, и мы снова маленькие дети. Но чаще всего встречи с прошлым не сулят ничего хорошего. Не зря ведь говорят, что нельзя ворошить то, что прошло. Прошлое на то и прошлое, чтобы жить лишь в воспоминаниях, и никогда не всплывать из самых глубоких закромов души.
Майкл Стоун - хотела ли я, чтобы он ушёл из моей жизни навечно и, словно пыль, превратился лишь в эфемерные воспоминания? Готова ли я была отпустить его вот так вот просто? Могла ли я взять и избавиться от гложущего внутри чувства нехватки этого мужчины?   Он был ненормальным, но меня почему-то так бешено тянуло к нему, что я не могла справиться с этим. Его сила, власть надо мной, непробиваемая уверенность в  своей неотразимости сводили меня с ума. Кровь внутри закипала, низ живота просто обрывался от тяжести, а я  лишь невинно хлопала ресницами, пытаясь не выдать своего возбуждения от его всевластия. Раз мы играем в какую-то его непонятную игру, то пусть он и будет тем, кто в ней проиграет. Пусть он убьет себя своим же оружием, а я потом излечу его в своей хрупкой победе над этим мужчиной. Боюсь, что всё-таки проиграю первой, но что за игра, если сдаться в ней преждевременно?   
Картинки на фоне меняются с завидной скоростью, время уплывает от нас в невесомую безвозвратную вечность. Единственное, что не меняется - Майкл это сильный мужчина, а я слабая женщина, которая ему покоряется. По стечению таких обстоятельств мы через несколько минут оказываемся в огромной комнате с камином. Тут тепло, а мягкий мерцающий свет заливает каждый уголок, придавая атмосфере некой романтики. - Здесь уютно.- тихонько бормочу, хотя понимаю, что ситуация вообще не нуждается в моей оценке.  Пару мгновений мы стоим в блаженном молчании, Стоун держит меня за руку, а я лишь томно приоткрываю губы, пытаюсь выдержать на себя его изучающий взгляд. Но потом нить обрывается, Майкл отстегивает не то шутку, не то страшилку, тогда словно корабль, плывет к бару - глобусу. Интересное решение. Если у  меня однажды появиться дом с большущим количеством ненужных комнат, то в одной из них точно будет стоять такое же вычурное изобретение какого-то ненормального дизайнера. Пока я любуюсь этим ноу-хау, мужчина как-то снова незаметно подходит ко мне, вручает бокал и спрашивает что-то о доме. От неожиданности я вздрагиваю и чуть не опрокидываю на себя всё содержимое. М-да, мы бы отлично смотрелись вместе - Майкл с мокрой и липкой головой и я с огромным пятном на своём шикарном красном платье в пол. - Меня не интересует этот дом. Ты знаешь. - я замечаю, что он смотрит на мою грудь и отворачиваю голову куда-тов  сторону, давая молодому человеку ещё несколько мгновений любования. Зачем он меня отвлекает этой пустой болтовней? Я же знаю, что ему самому уже трудно себя сдерживать. Но, чёрт подери, он всё ещё никак не переступает той грани, которую сам же и начертил. Это возможно? Майкл Стоун и не нарушает правила? Неужели для него они вообще существуют?!                                                                                   
Я снова возвращаю свой взгляд к мужчине и ещё несколько минут просто молчу, наслаждаясь тем, как напрягаются его виски и увеличиваются зрачки. Потом небрежно чокаюсь с ним бокалами, - За нас, - и неспешно делаю глоток вина, довольно прикрывая глаза от наслаждения. Этот мужчина знает толк в алкогольных напитках и в женщинах. Наверное, он самый счастливый человек на Земле. Ведь что ему ещё тогда нужно? - Знаешь, что я хочу знать на самом деле? - я наклоняюсь к мужчине близко-близко и наши дыхания смешиваются в какой-то непонятной страстной абстракции. На этом моменте по законам всех кассовых фильм главные герои должны начать целоваться, но мы со Стоуном лишь испытывающе смотрим друг другу в глаза в ожидании, кто же первый сдастся.
Никто. И правильно. Мы всё ещё играем. Так даже интереснее. Делаю глубокий вдох и хриплым от возбуждения (да, своё тело не обманешь) голосом, шепчу брюнету прямо в лицо. -Мне интересно, как я смогу тебе отомстить за то, что ты сделал со мной неделю назад на капоте своего автомобиля. Мне несколько дней было больно даже ходить. - это было до жути безжалостно с его стороны. Это заставило меня поклясться больше никогда не пересекаться с этим мужчиной. И что, что я нарушила своё обещание и сейчас мне сносит крышу от одного лишь его запаха? И что, что я однажды хочу увидеть его сонное лицо в своей постели в какое-то спокойное утро, когда сквозь большие окна пробивается солнечный свет, осветляя всю комнату? Это даже неважно, что мне на мгновение захотелось не накрашенной, без всего этого пафоса, в одной лишь его рубашке, с растрепанными волосами готовить завтрак для нас двоих. И пусть даже я сожгу случайно первую порцию тостов и из-за бабочек в животе пережарю бекон к яичнице, пусть мне придётся делать всё по-новой впопыхах, в надежде, что Майкл уже спит, но он не спит и с лукавой улыбкой незаметно наблюдает, как я пытаюсь реабилитировать свои кулинарные способности. Пусть, пусть, пусть...Всё неважно. Он поступил слишком эгоистично по отношению ко мне и должен быть наказан. И пусть я уже не злюсь на него, пусть накажу так, что ему, возможно, даже понравится ( ведь я  никогда не узнаю до конца, что у этого черта в голове), для галочки и для поднятия своей падшей самооценки я должна хоть немного побыть строгой. Дурацкий Стоун, что ты со мной делаешь? Почему я так быстро схожу с ума от тебя?
Выдыхаю, прикрываю глаза, чтобы прервать наш зрительный контакт. Кажется, мужчина меня заколдовывает. Потом тихонько поднимаюсь и подхожу к окну, чтобы успокоиться. Понимаю, что ни черта не могу ему мстить, потому что не хочу. Злюсь на себя из-за своей слабости. Почему он поступил со мной так плохо, а я просто сдаюсь? Открываю окно и с благодарностью вдыхаю прохладный ночной воздух. Сейчас я немного приду в себя и продолжу играть с ним в игру. Стоуну же по-другому неинтересно, наверное. Не хочу портить ему вечер своей неопределенностью, не хочу портить его себе. Раз уж я здесь, и раз уж у меня есть мужчина, которого хотят абсолютно все женщины, находящиеся где-то под нами и в панике ожидающие включения света и того, что вдруг случайно Майкл Стоун их изнасилует в темноте, то мне незачем терять такой прекрасный шанс.   
Разворачиваюсь лицом к мужчине и натягиваю на лицо соблазнительную ухмылку. Посмотрим ещё, кто кого. Ты не на ту напал и ты это прекрасно знаешь. - Знаешь, месть это не моё. И сегодня у меня хорошее настроение, Стоун. Тебе повезло. - вздергиваю брови вверх и соблазнительно закусываю губу. Парень неотрывно наблюдает за каждым моим движением, а я, понимаю, что жизнь дала мне превосходный шанс и упиваюсь ситуацией. Непонятное уныние, захлестывающее меня минутой ранее, куда-то пропадает, а на смену опять приходит будоражащее волнение, скапливающееся где-то внизу и готовое взорваться бомбой в сию же минуту. -Надеюсь, что ты знаешь, что должен делать. - не трогать меня! Иначе проиграешь. А ты ведь, детка, не любишь проигрывать, правда? Снова ухмыляюсь и одним движением опускаю платье с плеч, после чего оно легко соскальзывает вниз и растекается по полу красной лужицей. Прикрываю глаза и дрожащей рукой скольжу по животу вверх, поднимаясь к груди, потом сжимаю её и тихонько стону. Другой опираюсь на подоконник, чтобы не потерять равновесие, ведь ноги уже подкашиваются. - Не хочешь попробовать? - резко распахиваю глаза и смотрю в упор на своего хищника. Я вижу, что ему тяжело. Ну же, не сдерживай себя.
Сажусь на подоконник и немного раздвигаю ноги. Опять скольжу рукой по животу, но уже вниз, при этом продолжаю, не отрываясь, смотреть Стоуну прямо в его горящие глаза. Аккуратно проскальзываю пальчиками по ажурной ткани трусиков и на мгновение жмурюсь от нахлынувшей волны. Чувствую, что, когда открою веки, то Майкл уже будет прямо передо мной, и тогда мы оба проиграем с удовольствием.

Отредактировано Marian Daniels (2015-02-21 23:39:55)

+1

11

внешний вид.

Рутинный вечер превращался в достаточно увлекательный. Не могу не заметить, что каждый раз как мы с ней пересекаемся у нас обязательно что-то происходит, будто обычно у нас не получается, обязательно нужно, чтоб было приправлено пиздецом и местью. Хрен его знает, что там в том зале без света сейчас творилось. Воплей слышно не было, значит, паники удалось миновать. Я, быть может, даже сейчас пожалел бы бедняжку Аманду, которой приходится это все разгребать, в виду того, что ей не посчастливилось быть организатором сего действия и за каждую обвисшую задницу голубых (а скорее даже зеленых, от количества долларов на счетах) кровей ей надо будет отвечать. Но, пожалуй,  я был слишком занят, чтоб какой-то такой ерундой занимать сейчас свой мозг. Напитки розданы – карты разложены. Бокалы звенят, после того как она произносит стандартный тост.  Ром со льдом хорошая комбинация, прожигает горло, хоть я этого и не замечаю. Мне сложно от нее отрываться даже на алкоголь. Это должно что-то значить?
  Она подходит совсем близко, обрывая последние границы, на которых мы еще сдерживались. Ее дыхание у меня на губах и как бы не хотелось сейчас преодолеть эти последние сантиметры – остаюсь на своем месте и жду от нее какого-то подвоха. Я как-то уже научился, что с ней вот так просто ничего не прокатывает. Нужно постараться или хотя бы подождать, и она все отдаст сама. Ее голос, наполненный дрожащей хрипотцой. Она заканчивает предложение, а я усмехаюсь, не отводя взгляда.
  - Почему ты думаешь, что я не решу повторить? – задаю весьма резонный вопрос, учитывая, что мы здесь одни и мы уже, кажется, выяснили, что если я захочу, я смогу с ней сделать что мне только захочется, сил на это уж точно хватит. Девчонка совсем не учится на своих ошибках или уже прониклась ко мне доверием, хоть я и не давал повода проявлять такую глупость. За гранью логики ее поведение. Хотя, мне нравится, я не понимаю ее и в этом наверняка ее главный плюс.
   – Я за неделю не изменился, в героя романа не превратился, уж можешь этим моим словам поверить. Я все тот же, - секундная пауза, а затем уточнение, - и на капоте мне понравилось. – Совсем мило улыбаюсь ей, так будто сейчас ей шарики притащил и на свидание в парк позвал гулять. От прошлых наших приключений у меня действительно остались только хорошие воспоминания, даже не смотря на то, что из-за этой суки мне пришлось сидеть за решеткой, считая тараканов на стене. Она так обижено сейчас вспоминала те сутки, что можно было бы даже пожалеть ее. Но на деле – она заслужила наказание и похлеще и даже не осознает, насколько ей повезло.
  - Тебе не на что жаловаться. Некоторым девушкам анал очень даже по душе. – Я был бы не я, если бы не называл все своими именами. Ни черта она от меня не получила на деле тогда. Я протащился от нее, от ее психов и от того как она реагировала на мои слова и действия. И сейчас все так же продолжал кайфовать. Напряжение между нами поднималось огромной волной, но затем вдруг она отвела взгляд и поднялась, я наклонил голову в сторону и прошелся взглядом по ее бедрам. Идеальная фигура.
  - Я прямо счастливчик, - иронично замечаю, в ответ на ее слова. Не понимаю, что она собралась делать и зачем, но все так же, не отрываясь, наблюдаю за ней. Мой интерес нарастает пропорционально тому, как на ней уменьшается количество одежды и сокращается до минимума. Сказать, что я не ожидал такого поворота – ничего не сказать. Но в этом ее главный ебучий плюс - она умела чертовски во время раздеться, а этим искусством владеет далеко не каждая женщина. 
  Ее грудной стон и ласкающие упругую грудь руки, не замечаю сам как застываю и даже не пытаюсь сопротивляться поднимающемуся к ней желанию. Она умело разыгрывала партию, я это четко понимал, но взять вот так и оторваться сейчас от нее – было невозможно. Я хотел ее, блять. И мне было похуй даже на свои личные обещания себе. И на то, что это наверняка какой-то из ее женских трюков.
- Ты непоследовательна. – Выкладываю в одном предложении все свое мнение о ней, попутно поднимаясь с дивана. Сексуальная и непоследовательная, весь ее шарм в этих двух словах. Но настолько сильный, что заставляет меня с легкостью отказываться от своих же решений, а это как не странно довольно сложное задание. В моих руках все еще бокал с ромом. Делаю несколько неспешных шагов, делая пару глотков, а затем оставляю стакан на тумбочке рядом с диваном. Все еще не спешу вот так с ходу набрасываться на нее. Я не так уж голоден, чтоб меня так легко можно было поймать в капкан. А с другой стороны - я чертовски нетерпелив и не привык в чем-то себе отказывать. Мне не хотелось бороться с желанием к ней, в этом я был уверен. Еще шаг, один единственный шаг.
  В кармане завибрировал телефон, как нельзя вовремя. Я мог бы его проигнорировать, но что-то мне подсказало, что не стоит. Да и это мне не помешает, не впервые совмещать. Я достал телефон и приложил к уху. Я не посмотрел даже кто мне звонит, мой взгляд целиком и полностью принадлежал ей, она сегодня чертовски эффектно выиграла на него своеобразную монополию.
  - Я слушаю. – Произношу в трубку, когда последний шаг сделан. Наклоняю слегка голову и кладу свою свободную руку ей на подбородок, слегка поднимая его вверх, принуждая ее смотреть мне в глаза. В телефоне немного нервный голос Аманды:
  - Майкл, я не видела Вас в зале. Вы уехали?
  Моя рука гладит ее по щеке, затем опускается по шее, и немного откладываю ее волосы назад. Дальше по шее, опускаюсь ниже к ее груди. Сжимаю ее сосок, массируя его двумя пальцами.  Мне нравится наблюдать за тем, как ее тело напрягается, в ответ на мои незатейливые прикосновения.
- Я остался. Брожу по дому. При лунном свете он особенно красив.
  Ладонь ложится на всю ее грудь и немного сжимает ее. У нее вырывается стон, и я усмехаюсь, забираю руку и продолжаю свой путь ниже. Забираясь под ткань, рука опять застывает, в этот раз у нее на лобке. Поднимаю голову, чтоб посмотреть ей в глаза и целую в ее мягкие губы, пока Аманда на проводе продолжает трещать, о чем-то совершенно меня не волнующем.
  - Я не знаю, когда починят свет, Майкл. Я, конечно, попыталась решить вопрос и поскорей, учитывая важность события и то чей это дом (здесь должно быть еще – сами понимаете, но она опустила). Но проблема обширная и здесь все зависит от того как сработает служба. Извините за неудобства и не переживайте, – думает будто я настучу Лебовски о неприятностях, -  с гостями все в порядке, я решила этот вопрос.
  Пальцами массирую ее клитор, время от времени проникая двумя в нее. Она вся теплая и мокрая и если она еще может словами отрекаться, то тело за нее говорило гораздо более красноречиво. Хотя она молчала, постанывала и молчала, в то время когда мы отрывались от поцелуев. Хрен его знает как еще Аманда не врубилась, что я нихуя ее не слушаю. Пальцами внутрь и обратно, будто издеваясь.
  - Майкл, Вы еще там?
  Прижимаю пальцы к клитору, играя с бугорком. Пальцы легко скользят по влажной поверхности.
  - Да.  Я рад, – тяжелый вдох и выдох, когда ее руки расстегивают рубашку под пиджаком, -  рад, что с гостями все хорошо.
  Нахуй этот телефон, переключаю на динамик, сам не знаю зачем. Чтоб Аманда таки врубилась, чем я занят? Может быть. Трубка на подоконнике рядом. Я притягиваю блондинку к себе и чувствую, как ее ноги ложатся ко мне на бедра и перекрещиваются. Да, так будет удобней. Я бросаю ее мучить и вытягиваю руку, а затем облизываю свои пальцы.
  - Вкусно. – Охуенные голубые глаза.
  - Вы что-то сказали? Я вас не расслышала.
Расстегиваю ремень и ширинку или она это делает, какая разница. Приспускаю боксеры и вынимаю твердый и пульсирующий член. Не она одна изнемогает. Пиджак и жилетка летят на пол.
  - Я говорю, я остаюсь до завтра. – Хрипло получается, ужасно хрипло, будто скурил пачку сигарет за раз и выблевал потом свои легкие.
  - Хорошо, я решу вопрос с охраной. Сегодня Робертс будет, так что думаю, Вам не о чем будет беспокоиться. Разве что прислуге скажете, что хотите на завтрак, когда решите. И я надеюсь со светом проблема исчезнет, как никак мы большой город и подобное…
  Отодвигаю ткань ее белья и вхожу в нее, быстро и достаточно грубо, как и в прошлый наш раз. В ней тесновато, но член скользит легко. Характерные ритмичные шлепки раздаются по комнате. Прижимаюсь щекой к ее щеке. Давно участившиеся дыхание сейчас становится громким. Мне наплевать, что я проиграл.
  Телефон свалился на пол и трещащий голос из трубки оборвался.

Отредактировано Michael Stone (2015-06-16 03:36:44)

+2

12

Всё, что сейчас меня отделяет от Майкла, это мои тяжелые, словно свинцовые, веки. Вокруг темнота. Слышу только, как мягким, еле слышным шагом Стоун приближается ко мне. Он словно хищник, но такова и должна быть его роль. Дыхание спокойное, скользит куда-то в бесконечность с завидной ритмичностью. В какой-то момент наконец-то улавливаю аромат парфюма своего зверя, довольно улыбаюсь и открываю глаза. - Проиграл... - шепчу еле слышно, поддаваясь власти этого мужчины, но проиграла здесь я, хоть и  не хотела этого признавать. Да и какое это поражение, когда соблазняешь такого парня.
Неожиданно у Майкла звонит телефон. Я даже вздрагиваю буквально каждой клеточкой, когда блаженная тишина между нами прерывается настойчивым рингтоном. Но какая к черту разница. Пытаюсь вникнуть в разговор, хотя подслушивать плохо, но мое тело непослушно реагирует только на прикосновения брюнета. Не могу воспринимать абсолютно ничего, кроме единственной вещи - скапливающегося напряжения в тех местах, по которых только что скользил ладонью Майкл. Мой Майкл. На этот вечер он мой, пусть и никогда не признает этого, но разве нужны ещё хоть какие-то доказательства?
Всепоглощающая темнота снова обволакивает меня в свой кокон, и единой связью с реальным миром слетает с моих губ тихий протяжный стон... Он внутри: в моих мыслях, сердце и теле. До чего же прекрасное ощущение наполненности...
-Что вы здесь делаете? Был приказ освободить все помещения! - на миллионы осколков разбивается наша идиллия, и я не сразу понимаю, что произошло.  Ладонь невольно медленно скользит по спине Стоуна, оставляя легкие следы от ногтей. Жду ещё несколько мгновений и лишь потом могу повернуть голову сначала к своему мужчине, потом уже к чужому, который больше раза в два и стоит в дверях с устрашающим видом. - Я что-то непонятно сказал, голубки? - видимо ни ситуация, ни Майкл, который решает вопросы одним щелчком, вообще не смущают этого амбала. Видимо даже, что это не Роберт, о котором можно не беспокоится. Что вообще здесь, чёрт подери, происходит. Аккуратно выскальзываю из объятий брюнета и быстро, даже немного неуклюже, цепляю на себя платье, дабы "чужому" рот прикрылся от любования. Несколько раз хмыкаю, пока мы все приходим в себя, но понимаю, что что-то предъявлять Майклу не имеет смысла. Он находился, кажется, ещё в большем заблуждении, чем я. - Пошли... - неуверенно произношу я, дергая мужчину за руку, и не давая ему времени разозлиться и начать крыть всех матом. - Завтра разберешься и уволишь его. Сейчас пошли... - медленно веду ланью вверх по его руке и осторожно тяну к выходу. - Да, послушай лучше свою девоньку. И раз такой крутой, то думаю, выход с дома сам найдешь? - боже, глупое существо, как ты ещё не понял, с кем имеешь дело. Думаю, это твоя последняя ночь. Во всех смыслах. Можешь писать завещание и катить на ранчо в самой забытой Богом деревне. И то не надейся, что это ранчо долго побудет твоим. -Мы уже уходим. - бормочу я и уже более настойчиво тяну Майкла к двери. У меня совсем мало времени к тому моменту, когда он взорвется и разнесёт всё в радиусе ближайшего километра, поэтому бегло целую его в щеку, обхожу охранника, невесть откуда взявшегося и, оказавшись в длинном темном коридоре, бреду по ощущению к выходу из дома, волоча за собой, словно маленького ребенка, Стоуна.
-Уничтожишь его завтра. - улыбаюсь, а сама провожу ладонью по щеке Майкла и небрежно запускаю пальцы в его волосы. Мы стоим на тротуаре под домом, накинув на себя плащи, и недовольно хмыкаем от произошедшего. Возможно, нужного немного сбавить оброты и расслабиться.- Хоть ты в восемь и не превратился в лягушку, но наша сказка превратилась в тыковку где-то ближе к полуночи. - пытаюсь смотреть мужчине прямо в глаза, но при таком свете вообще мало что вижу. Остается только надеяться, что я хоть немного успокоила этого разъяренного волка. - Давай завалимся в ближайший паб и напьемся, а потом искупаем в фонтане голубей и станцуем сальсу на главной площади? - пытаюсь хоть немного пошутитьь, но даже не представляю, как отреагирует Стоун. Он вообще мало в чём предсказуем, хотя в кое-каких моментах я уже всё-таки научилась его понимать, что не может не радовать. - И вообще, научи меня стрелять. - довольно улыбаюсь и вытаскиваю из-под подола платья пистолет, который я стянула у охранника-растяпы при прощании. Не такой он уже и крутой, как думает. А Майкл, насколько я знаю, любит неожиданность и опасность. Ещё бы женщина с пистолетом такой не была. - Может, ограбим банк? Давай станем новыми Бонни и Клайдом? - много говорю, но от этого мне только веселее. Где-то в крови ещё играет алкоголь, и я, словно опытный злодей, вытягиваю руку с оружием и провожу ею из стороны в сторону. Хорошо выходит, должна признаться. Возможно, я выбрала не ту профессию? Я могла бы быть самым красивым в истории вором. Могла бы...Подношу пушку к губам и соблазнительно сдуваю невидимый дымок, или чо они там в фильмах так пафосно делают. Поднимаю вопрошающий взгляд на парня, мол не будь таким занудой, не конец мира ведь. И правда, ничего ведь не случилось. Или всё же?

+1

13

Как красив мир за секунду до взрыва.
  Я понятия не имел какого хуя тут забыл этот олух. Его голос прорезал нашу с ней не-тишину. Я остановился по команде, будто послушный солдатик. Реакция автоматическая и не ведущая за собой какого-то подтекста. Нет, это был не страх. Это была злость, заливавшая виски. Тяжелое дыхание теперь имело совершенно другой генез, чем еще с секунду назад. Мог бы повалить пар из ноздрей – повалил бы. Вдох-выдох. Я пытался успокоиться, пока отстранялся от нее и застегивал брюки с ремнем. Она одевалась рядом и не испытывала и тени смущения, что какой-то мужик из охраны вместе с тем, что пытался словесно натянуть меня, не упускал шанса мысленно дрочить на нее. Меня это позабавило даже, я усмехнулся и потянулся за пиджаком на земле, попутно поднимая с ним еще и телефон. На новом творении яблочной фирмы красовалась большая такая трещина – он не выдержал тяжелой встречи с дубовым полом. Мне было плевать. Значило это только одно - этот сучара доживет до завтрашнего утра или хотя бы до того момента, когда я решу с ним разобраться.
  - Ебальник свой на завтра помой. – Проговариваю в своей манере, совершенно в спокойной интонации с намеком на простодушие и простоту. Мои слова порой не сочетались с тем, как я их проговаривал. Мне казалось злость интересней в спокойствии. Гораздо интересней и зловещей. – Чтоб жопу лизать – надо быть чистым. – Заканчиваю свою мысль, уже даже улыбаясь. Ее рука проходится по моему плечу, и она просто оттягивает меня от злобно пыхтящего идиота. Я не замечаю на деле что и сам сейчас выгляжу не совсем умиротворенно и что как бы я не хотел, но на моем лице таки читалось, что я все еще решаю между тем, чтоб наплевав на все врубить  режим ебанутого и заехать ему по роже, отхватив потом гораздо больше от него или все же оставить все на потом и гордо выйти победителем немного попозже. Мозги понимали, что надо быть хорошим мальчиком и не проделывать никаких резких движений. Кулак, сука, чесался так, что мозги кружились. Но я смог. Не без ее помощи, но смог.
  - Никогда больше так не делай. – Мы идем по коридору, охранник сообщил о нас по рации другому и возле выхода нас встретят – в  противном случае нам пообещали веселую ночку. Плевать я уже хотел на этот дом и этих идиотов. Завтра ни один из них не останется на своей работе – предвкушение этого давало мне повод хоть немного да успокоиться. – Не вставай между мной и идиотами. Можешь пострадать.   
  Я перекинул пиджак через плечо. Дальше мы шли молча.
  Возле дверей она опять взяла меня за руку и потащила за собой. Мне хотелось ей напомнить, что могу и без ее помощи идти, но неожиданно для себя же – не стал.
  - Обязательно. – Хмыкаю в ответ на ее попытки то ли пошутить, то ли успокоить. На самом деле может от свежего воздуха, или просто любые внезапные вспышки всегда быстро проходят, но, стоя уже здесь на улице, мое состояние можно было оценить как приближающееся к нормальному, если я вообще в таковом бываю.
  - Фантазерка. – Продолжаю быть немногословным. Смотрим друг другу в глаза, то есть пытаемся, игнорируя темноту. Я ее слушаю и улыбаюсь. Странная она. Я странный. Но и ей не далеко от меня. Стоит здесь шутит, а я понять не могу, откуда у нее такой заряд позитива вдруг, да еще и нацеленный в мою сторону. Я впервые вижу ее такой и слегка не понимаю, как реагировать. С ней сукой мне проще - легче быть мудаком.
  А затем она откуда-то достает ствол. Мое лицо приобретает хмурую складку на лбу. Непонимающе уставившись на нее, в воздухе витал только один вопрос – откуда ты эту хуйню взяла? Я даже не посчитал нужным произнести, и так было ясно, что я хочу получить свой ответ. Впрочем, девушка так не считала и вместо того чтоб что-то мне объяснять изъявила желание научиться стрелять. Пушка не ее – отлегло. Всякая хуета лезет в голову, когда твое бренное тело по выкупу будет стоить немалые деньги. Да и я слишком много смотрю боевиков, однозначно. Гнев сменился на милость. Научить стрелять – почему нет.
  - Ты была бы отличной девушкой Бонда. Сексуально выглядишь с оружием. Очень даже. – Наблюдаю, как она совершенно беспечно играет с пистолетом. Другой бы думал о том, сколько несчастных случаев происходит из-за неумелого обращения с оружием,  я опять о своем – понемногу проникался симпатией, будто медленно доползало, накатывало вот так волнами внезапно и хрен его знает, что с этим делать. Это же надо было – пушку украсть. Воистину, сиськи - большая сила. 
  - Но пока лучше спрятать его, – забираю у нее из рук пистолет, перед этим проверив стоит ли он на предохранителе, прячу его себе за пояс. Делаю это не потому что хочу здесь тут вдруг изображать с себя детектива из крутого нуарного романа, а потому что к нам быстрыми шагами приближался еще один из местных евнухов. Я знал что ему от нас нужно и не удивился, когда тот, подходя ближе протянул руку с ключами.
  - Сэр, Вашу машину припарковать пришлось за воротами. Охрана настояла на этом.
  Я молча кивнул и забрал ключи. Ему ничего не оставалось, как смиренно оставить нас в покое.
  Когда шаги стихли, я продолжил наш разговор, который был прерван.
  - Ну что же, раз карета подана – сваливаем отсюда, – шагая к машине, я все же добавил, – научу тебя стрелять, Бонни, так уж и быть.
  Поместье Лебовски находилось за городом. Это сыграло нам на руку, просто потому что стрелять в городе – надо быть последним идиотом, патруль сразу же среагирует и считать тараканов - будем уже вместе. Отгребать пришлось бы очень даже по полной, дела с оружием никогда не спускают на тормозах.
  Маршрут наш проходил мимо автозаправки, на которой я выкупил несколько пустых пластмассовых ящика и набрал банок кока-колы и спрайта – в них удобно целиться, еще моя дядя меня на такой ерунде учил стрелять. А я люблю в некоторых вещах некий символизм и следование неким традициям (отнюдь не всем, не подумайте, но все же). Там же я купил бутылку ред лейбла. А дальше мы свернули с главной трасы и, немного отъехав в сторону, остановились между началом лесной посадки и полем. Весьма странное место для нас двоих и можно было бы подумать, будто кто-то из нас щаз пойдет за трупом в багажнике, чтоб закопать его здесь где-то под сосной. Я оставил фары включенными и сразу же с ходу принялся мастерить подъем для того чтоб удобно было прицеливаться.
- Ты же не думала, что стрелять мы будем в городе, да? – спрашиваю, не сильно ее пугает местечко-то это. Все же, ночью девушек лучше подвозить к клубам или к себе домой, а не в поле по бутылкам стрелять. Но она же понимала с кем связалась, верно? От меня ждать нормальных действий значило не знать меня совершенно. Уж лучше я буду складывать ящики, стоя здесь в костюме от армани, чем заниматься чем-то более соответствующим моему внешнему виду, что наводило бы на меня дичайшую скуку.
- Держи. – Протягиваю ей пистолет. Впереди перед нами ящики, на них сверху бляшные бутылки и все это освещается только светом от фар. Картинка весьма любопытная, учитывая, что моя леди все еще в своем сексуальном красном платье. – Обеими руками, - уточняю, - отдачи только в фильмах нет. – Встаю сзади нее и накрываю ее руки своими, поддерживая. Фактически приходится ее обнять. - Снимаем с предохранителя, - поднимаю ее большой палец своим и показываю как это сделать. Щелчок еле слышный. Она вся такая маленькая в моих руках и, черт возьми, я понимаю, что меня опять накрывает желание к ней. Но в этот раз я просто игнорирую некий порыв и пытаюсь заставить себя думать о банках передо мной.
  - Прицеливайся, - помогаю ей навести правильно прицел. – А затем… стреляй. – Нажимаю ее пальцем на курок. Гремит выстрел, банка сваливается на пол и из нее вытекает жидкость, оставляя черный след, пока она немного откатывается в сторону.
  - Пробуй сама, - отпускаю ее и отхожу в сторону. Руки шарят по карманам в поисках сигарет и зажигалки. Через пару секунд уже затягиваюсь, попутно опираясь на капот мазерати.

*Автомобиль выглядит следующим образом.

+1

14

Он сегодня был до жути добрым и хорошим. Он был не таким, как всегда. Нет, иногда мне всё-таки везло наблюдать Майкла любезным, но эта его любезность напрямую граничила с желанием отыметь меня во всех возможных позах. А сегодня он просто улыбался своей задорной мальчишеской улыбкой, умеющей разбивать женские сердца на осколки, и совсем спокойно поддакивал всем моим прихотям. Ему не хотелось убить меня из этого же пистолета, не хотелось выдрать на капоте его крутого автомобиля, не хотелось бросить одну под домом, напичканным недовольными охранниками. Со стороны он казался довольно милым. В таких зачастую влюбляются, но не в Майкла и не я.
Покорно следую за ним к автомобилю, иногда восхищенно что-то рассказывая о своих немного пьяных мыслях. В ответ получаю незатейливые успокаивающее улыбки, от чего душа укладывается спокойной гладью. Когда наступает благоговейно молчание, только устало вздыхаю, что путь к автомобилю почему-то не такой короткий, как мне бы хотелось. Проходит ещё, наверное, минут пять, как мы оказываемся в салоне автомобиля. Стоун включает приёмник, звучит до боли знакомая песня, и моё лицо расплывается в задумчивой ухмылке. Мужчина заводит автомобиль и медленно выруливает на дорогу. Мы молчим, но мне это совсем не в тягость. Поворачиваю голову к окну и предаюсь мыслям. В голове всё путается, перемешиваясь со звуками из динамиков и размеренным дыханием парня слева, поэтому неожиданная остановка на автозаправке возвращает меня обратно в реальность.
Сквозь лобовое стекло смотрю, как Майкл покупает ящики с жестянками. Где-то даже немного любуюсь его сосредоточенным видом, но не сдерживаюсь и прыскаю смехом, когда представляю, как Стоун, на подобии меня, распахивает свою грудь перед мальчишкой, чтобы получить желаемое. Так и живём.
Потом мы едем ещё немножко, сворачиваем с главной трассы и останавливаемся на каком-то пустыре. Странное занятие в полночь - можно показаться маньяками или злодеями, прячущими труп, но даже курс по стрельбе из пистолета тоже не самое легальное, что можно делать вдвоём. С упоением смотрю, как Майкл обустраивает так званый полигон для меня и лишь что-то подбадривающие бормочу, мол какой он классный. Я немного пьяна, он тоже - поэтому нам хорошо вместе, и не нужно слов, чтобы понимать друг друга.
- Держи. - когда молодой человек протягивает мне оружие, то мои глаза загораются, словно у маленького ребенка, увидевшего желаемую игрушку. Восторженно взвизгиваю и одним движением опять возвращаю пистолет в свои хрупкие руки. – Обеими руками, - покорно следую его четким указаниям и слышу, как внутри нарастает комок волнения вперемешку с дикой непонятной страстью. Мужчина становится сзади, слегка накрывая меня своими объятиями. Ещё несколько махинаций и меня оглушает звук выстрела, а глаза невольно следуют за "раненной" банкой. Выглядит завораживающе, должна признать.
- Пробуй сама - в тот же момент чувствую, как всё внутри взрывается, и я понимаю, что вот он - мой звездный час. На мгновение поворачиваюсь назад к Майклу, ловлю его ободряющую улыбку, прицеливаюсь, стреляю...И вместо звука шипящей жидкости, вытекающей из банки, слышу дикий вой, раздирающий душу. Всё тело сразу холодеет, а пистолет невольно выпадает из дрожащих рук. Боже мой, доигралась...Я кого-то убила.
У меня нет сил пошевелиться. На несколько мгновений я вообще теряю связь с реальностью и мне кажется, что я тут одна-одинешенька. На ватных ногах поворачиваюсь на 180 градусов и смотрю на Стоуна. Он, кажется, тоже побледнел от происшедшего. Его сигарета сгорает быстрее, чем нужно и быстрее, чем он придумывает, что мне сказать.
Да кто, чёрт подери, шляется по таким пустырям в двенадцать ночи! Ну разве что два таких придурка, как мы. Вероятность того, что я убила человека - ниже, чем высота каблука в чешках. Да, её вообще не должно быть. Но что же это тогда был за странный крик? Неужели моя уверенность сейчас снова испариться в неизвестном направлении? - Нужно посмотреть? - спрашиваю так, будто Майкл сейчас скажет, что всё хорошо и мне послышалось. Но нет. Он не успокаивает меня, потому что нечем.
Набираю полные легкие воздуха, несколько раз считаю до десяти и на трясущихся ногах бреду к башне из бутылок. За неё то и должно находится последствие моего преступления. Ещё несколько шагов. Последних несколько шагов и мне откроется ужасная правда, навсегда сменившая мою жизни. Как оно - жить с мыслью, что ты убийца? Может, просто свалить отсюда, а совесть припрятать где-тов другом месте. Нам со Стоуном не впервые. Но, чёрт подери, не в таких же ситуациях! Бесстыжий секс никак нельзя сравнить с тем, что ты лишила жизни человека. А что, пойти и признаться? И на всю жизнь запечь себя за решетку за то, что стреляла в банки? Ну а кому докажешь обратное? Жила вот, была, горя не знала, горевала из-за болящей задницы, а теперь вот ничего больше не нужно, кроме мысли, что это только страшный сон.
Делаю последний заветный шаг, минуя сооружения мужчины для стрельбищ и вижу темный силуэт на земле, стекающий кровью...Правда, от сердца сразу отлегло. Строк мне не светит, как и Майклу за соучастие, да и с угрызениями будет договориться куда проще. -Это собака... - тяжелы вздыхаю, потому что понимаю, что собаку мне тоже ужасно жалко. Но после мысли о том, что я убила человека, эта ситуация выдается мне спасающей в океане соломинкой.

+1

15

Я чуть было этой гребаной сигаретой не подавился. Честное слово, когда ты блять стоишь посреди поля, то уж точно не ожидаешь услышать внезапный не то вопль, не то отчаянный последний крик живого существа. На секунду, я все же подумал, что где-то сюда мог бы забрести какой-то человек, в конце концов, бомжара спать пришел, но рацио взяло вверх и до меня достаточно быстро дошло, что подобные идиотские выводы нужно делать с того, что увидишь своими глазами. Недолго думая  я, вытащив сигарету изо рта и бросив ее рядом с собой, не забыв потушить носком ботинка, я пошел проверять чего же там настреляла моя сегодняшняя спутница. В башке паническим мыслям места не было, скорее холодный расчет и мысли о том, что это не самое плохое место для убийства, чего-чего, а свидетелей уж точно здесь не найти. Проходя мимо блондинки, я забрал у нее из рук пушку, чего она, кажется, даже не заметила, ибо пребывала в состоянии вполне оправдываемого шока. Впрочем, я не сильно присматривался к ней и меня, собственно, как наверняка и ее, больше интересовало чей труп или раненное тело я сейчас увижу. Три-два-один шаг. Еще за метр я увидел, что это явно не человек и уже тогда у меня слегка отлегло, напряжение внутри понизило свой заряд. Но не успел я что-то произнести, как девушка сделал это за меня.
  - И всегда ты такая везучая или только сегодня? – спрашиваю, не отходя от следов нашего преступления. Ответ на вопрос меня не интересовал, но это было в целом достаточно забавно. За сегодняшний вечер случилось столько необъяснимой хуеты, что уже пора было бы спрашивать – откуда это все взялось внезапно на наши головы и с чего это вдруг именно сегодня? За свою карму я был уверен, не зря же все еще жив и здоров, то ли чертяка сильный охраняет, то ли и вправду кто в нашей семье продал душу за наше благополучие. В любом случае – я был везуч как букет четырехлистников вместе со стаей леприконов, и мне еще жизнь не давала повода сомневаться в их силе. А значит все дело в блондинке. Как не крути, ей еще и не повезло со мной связаться, а это знаете ли чуть ли не самый большой удар по карме.
- Пойдем в машину, - командую я, опять приобретая самоконтроль. Труп собаки – не самое худшее, что могло случиться на деле. Но учитывая, что обычной женской психике не свойственно с легкостью принимать то, что они убили живое существо, то надо было отвести ее отсюда куда-то подальше – еще только истерик и слез здесь не хватало мне к полному счастью и фиаско этого гребаного вечера.
  - В следующий раз стреляем в тире, - подытоживаю я и протягиваю ей бутылку виски, не совсем женский напиток, но именно сейчас он мог легко ее расслабить. – Надо избавиться от этого дерьма, – изрекаю, объясняя наши дальнейшие совместные или не очень планы, имея виду ствол и то, что мне нахрен не нужны проблемы из-за него.
  На самом деле меня совершенно не задели последние события, и я мог бы сказать, что все еще пребывал в весьма бодро-спокойном состоянии, если бы не одно но – меня не покидало чувство, что я не могу ни черта контролировать. А я к ебеням не любил этого ощущения.
- К пирсу, а затем я отвезу тебя домой. – Изрекаю я, поворачивая автомобиль по направлению к дороге. Я не был фаталистом и не считал, что любые неприятности имеют какую-то связь с космосом, но когда они происходили одна за другой даже мне было ясно, что в этот вечер лучше отправиться домой и нажраться там в одиночку.
  На пирсе было темно и воздух пропитан влажностью переплетенной с запахом водорослей. Я выбросил пистолет в воду, перед этим не забыв стереть о край пиджака возможные отпечатки, я был уверен, что никто его не найдет, но предосторожность лишней никогда не бывает. А затем внезапно для себя решил для начала покурить, а потом и вовсе сесть на краю, свесив ноги к воде (впрочем, это сильно сказано, до нее еще было парочка метров). Я, сидящий здесь весь такой при параде, правда, уже с не заправленной рубашкой, да галстуком в кармане – со стороны это наверняка выглядело весьма странно. Но зрителей не было. Только я курящий уже вторую сигарету и весь такой проникшийся отмасферой ночного города. Ванильки с подоконников мне бы завидовали.
  - Хуйня это все, когда есть такие места. Просто хуйня. – изрекаю истину и откидываясь назад ложусь прямо на асфальт. Башке было холодновато, потому через секунду подложил под нее руку. А затем внезапно вспомнил, что совершенно забыл о своей блондинке.
  - Мэррииии, бери  бухло и присоединяйся, - шансов на то, что она услышит было мало, шансов на то, что она решит присоединиться – еще меньше. Но блять, я не мог не предложить.

Отредактировано Michael Stone (2015-07-07 16:16:07)

+1

16

Что я могу взять от своей жизни, когда нахожусь рядом со Стоуном? Да вообще ничего, что могла бы ожидать. Когда я рядом с этим ловеласом, то всё, что случается, случается вверх ногами. Я не знаю, где и когда успела так нагрешить, чтобы сейчас собирать такие бедственные плоды, но тут явно что-то было нечисто, хотя сил сейчас разбираться со всем этим у меня определенно не было. - Я всегда такая везучая, когда нахожусь к тебе ближе, чем на сто метров. - шиплю недовольно и тут же получаю в руки бутылку виски. Хороший ход, Стоун, а главное - предусмотрительный. Отчаянно опрокидываю голову и заливаю в себя столько, что буквально через несколько минут понимаю, что ужасно пьяна. Ну зато душа снова обретает внутреннюю гармонию, и я даже как-то совсем забываю о том, что буквально несколько минут назад была убийцей. Мы медленно бредём к автомобилю, я несколько раз шаркаю ногой, вдруг найдя занятие пинать камушки до боли интересным. - Стоун... - спрашиваю я немного охрипшим от опьянения голосом, остановившись у джентльменски открытой им дверцы, приглашающей в теплые объятия салона. - Почему ты такой негодяй? - честно, меня не интересовал ответ на этот вопрос, ведь, возможно, если бы он не был таким болваном, то наши пути так никогда бы и не сошлись. В ответ получаю только дьявольскую ухмылку, и, удовлетворенная таким исходом, немного пошатнувшись, таки оказываюсь внутри машины.
- К пирсу, а затем я отвезу тебя домой. - Майкл непреклонен, его голос не потерпит возражения, поэтому я только обижено поджимаю губы и отворачиваюсь к окну. Я не хочу домой в такую прекрасную ночь. Нам бы ещё считать и считать эти звезды над нами, только жаль, что в нас обоих уже давно умерли остатки романтиков.
Мы едем не то быстро, не то медленно - я не понимала. Мой пьяный взгляд пытался уцепиться хоть за что-то в этой густой темноте, но картинки менялись с завидной скоростью, и я ничего не понимала. Наконец-то, устав от ненужного занятия, я прикрыла глаза и задумала о чём-то до ужаса нужном и серьезным, что даже со временем не вспомню о чём. А жаль, возможно, в тех размышлениях таки был спрятан ключ к счастью.
Открываю глаза, когда мы уже стоим. Точнее я одна, ведь фигура Стоуна мелькает на завораживающем горизонте. Отрываю голову от стекла и несколько минут наблюдаю за мужчиной. Он такой простой и до боли родной, что у меня сосёт где-то под лопаткой. Таким беззаботным мне удавалось видеть его только несколько раз и то большая часть из них припадала, когда он был пьян. Я никогда не пойму его, но мне и ненужно пытаться. Я знаю достаточно, чтобы принимать его таким, какой он есть, особенно, если во мне добрая литра алкоголя гоняет по венам.
Неловко выбираюсь из автомобиля, прихватив с собой уже начатую бутылку того же виски. Хорошо, хоть никто не видел, с какой непревзойденной элегантностью я потеряла сразу оба туфля, только ступив на асфальт. Немного подкатываю платье, чтобы не мешало идти, и почти что уверенной походкой, которая несколько раз за путешествие успела поменять траекторию, бреду к пирсу. Майкл успевает крикнуть что-то о волшебстве этого места, конечно, со свойственным ему "чувством прекрасного", потом ложится прямиком на асфальт и устремляет свой взгляд куда-то ввысь. Я ежусь от того, что представляю, как ему может быть холодно, но отчаянно хочу оказаться на его месте, раскрыв перед собой всепоглощающую красоту очного неба за городом. Ускоряю шаг, пытаясь не зацепится за упавший подол платья, и уже почти настигаю цель, когда слышу счастливый призыв меня к этому маленькому раю на земле. - Будь осторожнее в своих желаниях. - мурлыкаю я  Стоуну, явно удивленному моим присутствием здесь. Потом протягиваю ему бутылку виски и ложусь рядом, чтобы лицезреть, как необъятен космос над нами. Маленькие камушки больно врезаются в голую спину, но буквально уже через несколько минут я к ним привыкаю. - Я люблю тебя. - шепчу абсолютно пьяная, понимая, что в этой фразе нет ни доли правды, потому что в чувства между нами перестала верить ещё при первой встрече. Да, он мне нравился, я часто его хотела, но какая к чёрту любовь. Просто сейчас был настолько прекрасный момент, что мне от чего-то до дрожи в груди захотелось признаться Майклу. Отбираю у него бутылку и делаю несколько глотков, возвращая себе душевное равновесие. - Дай закурить. - требовательно толкаю его в бок, а потом, потерявшая рассудок от алкоголя, нежно целую его в шею. Затем резко отрываюсь, словно от огня, и протягиваю немного дрожащую руку в надежде получить заветную сигарету. Люди ведь, когда пьяны, выпускают в воздух такие красивые кольца из дыма, и я неожиданно хочу научиться так же. А потом можно и ехать домой. Сегодня был богатый на события вечер. После такого обычно очень полезно спать на мягкой кровати в обнимку с подушкой.

+1

17

Это было в кайф. Холодно, неудобно, твердо. Но это было мне в кайф, а остальное не имело никакого значения. Тем более что мои желания, как будто по щелчку пальцев брали и исполнялись. Неожиданно даже для меня блондинка оказалась возле меня, как только я об этом возжелал в голос. Надежды на то, что она услышит к машине о моих почти тайных желаниях - было никакой, но я же говорю – мне везет. Где-то там вверху надо мной прозвучал ее голос.
- Не буду, - протестую практически на автомате, просто потому что главнее процесс, чем результат. Не задумываюсь я сейчас о каких-то там мифических значениях всего того, что вокруг происходит и их обыкновенно дерьмовых последствиях. Как тут вообще можно в философию ударяться, если я лежу на асфальте и смотрю на небо, при этом уверенно могу сказать, что вижу там звездочный пенис. Вон там звезда и вон там и там в орешки закручивается еще три. Ну, блять, настоящий звездный хрен.
- Ложись. Покажу тебе звездный хрен.
То ли она заинтересовалась, то ли попыталась пропустить мимо ушей мою реплику, в любом случае она послушалась и к моему удивлению и вправду присоединилась ко мне. Я быть может даже удивился сейчас, учитывая, что она вся такая леди в платье и тут асфальт-холодно и просто леди такой хуеты не делают. Хотя, пьяные леди делают. Кажись ей намного меньше меня надо, что нормально, ибо таким алкоголикам со стажем как я вообще надо сильно постараться чтоб нажраться и никому подобного не пожелаю – страшно не экономная херня это привыкание к алкоголю.
- Спасибо. Это в тебе виски говорит, милая, - улыбаюсь, на ее это незатейливое признание, о котором она даже может быть завтра и не вспомнит. Но мне в любом случае приятно. Когда произносят эту фразу и особенно, когда знаешь насколько она неправдива – становится хорошо. Просто от того, что кому-то таки взбрело в голову это произнести, пусть и под шафе, пусть и чистейшее вранье. А затем ее губы касаются моей шеи, после чего она отбирает у меня бутылку, воспользовавшись моментом, и протягивает руку, ожидая получить сигарету. Я на все это реагирую в ровной степени спокойно. Вытягиваю из кармана пачку сигарет и протягиваю ей сначала открытую пачку, чтоб она сама себе вытащила одну.
-  Вот смотри, – вытягиваю правую руку вперед с полускуренной сигаретой в руках. – Воон там звезды закручиваются  в кружок. А вот там прямая линия. И там еще одна вверху, вон те четыре. Ну и хуй же получается! – я не пьяный, я просто обратил внимание на забавный рисунок на небе. Наконец завершив тираду, поджигаю ей сигарету своей зажигалкой.
А потом я учил ее делать эти гребаные незатейливые колечка.

Я допивал уже бутылку, когда мы поднимались наверх. Никаких особых намерений я не преследовал, когда решил ее проводить к дверям. Как не странно, на сегодня мне уже всего на свете хватило и потому я просто с чистой совестью (чистой, потому что отсутствующей) шел рядом с блондинкой к лифту. Этот весь вечер-ночь прошел совершенно не так как я думал, что будет. В который раз можно было бы сказать, что супермен дал мне понять, что я здесь не царь и Бог. Причем дал так понять, ну конкретно ебанул тухлой рыбой по рылу и произнес страшным закулисным голосом – покайся, идиот! А нихуя. Нихуя я не понял. Тащился вот сейчас и думал о том, что мало купил бухла. Блондинке, конечно, хватило. Но мне чет вообще ни в одном глазу, прямо душа звала нажраться, а пока было нечем. Впрочем, дома вроде остались запасы, да.
Заходя в лифт меня уже даже была посетила мысль, что мы щаз обязательно в нем застрянем ибо нехуй – надо было дополнить весь этот ебаный пиздец. Но ни жаркой сексуальной сцены, ни остановки внезапной лифта со страшным скрежетом – не произошло. Вполне спокойно добрались наверх.  Я даже успел удариться в ностальгию и припомнить как тащил здесь блондинку на плечах и пытался игнорировать ее крик, а еще мелки удары куда попало, куда бы побольней.
- Ты совершенно не умеешь себя спасать от таких как я. Чего ты со мной водишься? – спрашиваю ее уже у дверей. Хотя потом вспоминаю, что ей взбрело сказать мне еще час назад и уже понимаю неактуальность своего вопроса. Получу щаз пьяный ответ в виде – люблю весь мир и тебя котик люблю. Ну это такая стадия опьянения, кто не в курсе. Мир любишь, ебланов любишь, эту лужу любишь, да все что угодно любишь. В общем я решил не ждать ответа и пошел стучать в дверь рядом.
- Открооойтеееее, служба спассенниия! Откроооойтееее! – ору и стучу, кулаками, ногами. Всем чем могу стучать стучу. А почему бы не сделать жизнь блондинки еще хуже и не показать соседям какие у нее хахали ебанутые на всю голову. В прошлый раз же мало было.
- О Боже, что случилось? – открывает женщина, за ней выглядывает мужчина. Оба пялятся на меня. Пялятся с таким выразительным экзофтльмом. А затем их рожи меняют цвет, на красный, брови сводятся, мимика устрашения сразу же активирована. Щаз будут орать. Но я же, блять, сначала успеваю произнести.
- Бухло есть? Алкоголика надо спасти!
Женщина сжимает губы, женщина сейчас что-то выдаст, когда решит, как будет лучше и грубее сказать. Мужчина же, отпихивает свою женщину и пытается взять меня за шиворот, но у меня же опыт, годы практики доебывания людей. Я делаю шаг назад, и он только сжимает воздух, сам же пошатывается. Сейчас я понимаю, что в одной руке у него клюшка для гольфа, а сам он выглядит по лучшим традициям семейного человека – в синих семейниках и белой футболке, с которой выглядывает загадочная часть любого мужика после сорока – его величество пузо.
Получить по ебалу клюшкой  – не. Не хочу.
- Ну чего вы так сразу. Я страдающий человек, – сам пячусь назад.
- Да я сейчас тебе страдающему …
А затем я так мимо стены начал тихо медленно сваливать.
- Пока-пока, блондинка, – еще машу рукой. Бегу и с полуразворота машу рукой. Мужик за мной. Бежит и просто орет матами. Где-то там женщина вроде вызывает полицию. Картина маслом – вьебали.

Через час, побродив по городу, я вернулся к месту своего преступления – проверить – не было ли из-за меня у блондинки проблем. Я все же хотел просто доебаться до кого-то и совсем не имел намерений приносить ей в очередной раз неприятности. С собой притащил бутылку вина, самого охуенно дорого, которое нашел в круглосуточном супермаркете. Ну а что еще может притащить алкоголик с собой?
- Открывай, блондинка, это твой уголовник.
Стук в дверь спокойный, несколько раз. Потом останавливаюсь. Думаю о том, сто ей и вправду больше всего не везет именно со мной.

+1

18

Он учил меня делать эти дурацкие колечка. Поначалу было трудно - я пару раз закашлялась, у меня изо рта выпускались только тучи, я в ярости выбрасывала сигареты в воду, но тут же получала, что нельзя загрязнять природу, над чем мы вместе потом громко смеялись. Но когда у меня вышло сначала одно кольцо, потом ещё одно, которое я, задираясь, выпустила Майклу прямо в лицо, закрепив всё внезапным поцелуем на радости, я неожиданно поняла, что наше время вышло. Вот так вот просто всё закончилось. Без секса, как обычно бывало, довольно прозаично, но в то же время незабываемо.
Стоун помог мне встать, оправить платье, галантно открыл дверцу автомобиля, что-то незатейливо шутил, разряжая обстановку и болтал без умолку. Кажется, он был счастлив - немного пьян, немного не похож на себя, немного с детским восторгом в глазах. Я заряжалась этой энергией и тоже безостановочно улыбалась на все байки, только и успевая вставлять восторженный возгласы, пока его мазератти отчаянно несло нас по дороге туда, где заканчивается этот вечер.
Мы стояли под моей дверью и уже несколько минут молчали, смотря друг другу в глаза. Мы не умели нормально прощаться, потому что никогда так не делали друг с другом. Обычно мы делали это так, словно больные на всю голову, но даже в этой была какая-то прелесть. Майкл первый нарушает тишину, спрашивая, почему, не смотря на всё, я продолжаю с ним водиться. Озадаченно пожимаю плечами, потому что даже для себя, тем более в таком состоянии, я не смогла бы ответить на такой сложный вопрос. Слишком много "почему" для этого вечера. Хотя было-то всего лишь одно, но и его слишком много, чёрт подери. Кажется, мужчина всё понимает без слов, потому медленно разворачивается, чем приводит меня в ещё больший ступор, ведь я подумала, что вот так вот просто Майкл может уйти, даже не попрощавшись. Но нет, моего немого удивления ему было мало, нужно ведь больше пафоса для Стоуна-младшего, и он начинает колотить в дверь моих соседей. Милейшие, должна сказать, люди: всегда здороваемся на лестничной клетке, я иногда присматриваю за их квартирой, пока они в отъезде, подкармливаю их кошку, если та вдруг случайно забредёт в моё окно на кухне. Но Стоун ведь сейчас всё разрушит своим дурацким поступком, и мне некуда будет девать лишние котлеты. -Дурак, что ты делаешь? - хохочу я, потому что сначала всё на самом деле кажется мне смешным, но когда моему взору предстаёт картина маслом, то я только немного испуганно прикрываю рот ладонью, боясь пошевелится, и наблюдая за тем, как Майкл мастерски выводит людей из себя. Ну точно придурок. - Пока-пока, блондинка, - машет он мне на прощание, довольно сбегая по лестнице. И тут вдруг, откуда не ждали, в меня летит эта самая клюшка. Предполагаю, что она предназначалась совсем не мне, но чувствую, как она больно ударяется о мою щеку и потом звенит, коснувшись пола. Это же надо такую меткость иметь, чёртов ты мистер сосед забыла-как-тебя-зовут-по-пьяни. - Ой, Мэри, я не в вас целился. - мужичок среднего возраста виновато смотрит на меня своими заспанными глазами, наверное, размышляя, броситься мне на помочь или нет. Спасаю его от терзаний, быстро прощаясь и скрываясь в своей квартире. Боже, ну наконец-то этот вечер закончился... Включаю свет, смотрю в зеркало - на лице кровоточащая рана, неглубокая, но всё равно заметная. Предчувствую завтра с утра по раньше синяк на пол лица, что даже стыдно будет выходить из дома, но на пьяную голову все проблемы кажутся такими незначительными, что я лишь, смирившись со своей участью, бреду в спальню, чтобы переодеться.
-Так-так, у нас тут, Мэри, две мыши повесились - удрученно констатирую я факт пустого холодильника и понимаю, что кушать-то всё равно хочется, ведь последняя трапеза, если мне не изменяет память, была ещё в обед. А на голодный живот, уверенна, я никак не засну. Поэтому единогласно принимается решение сходить в круглосуточный магазин возле дома и что-то прикупить, ведь сна и так пока ни в одном глазу, а мышей из холодильника стоило бы убрать.
-Чего разорался, болван? - даже понять, пока не могу, радует ли меня фигура старого знакомого у моей двери. Злостно шиплю на Майкла, но потом только примирительно вздыхаю и сочувствующе смотрю на это уже пьяное тело. И когда же он успел? - Кушать будешь? Нельзя пить на голодный желудок. - говорю уже совсем миролюбиво, когда замечаю в руках молодого человека бутылку вина. Затем быстро сую ему в руки бумажный пакет с продуктами, потом каким-то образом за одно мгновение нахожу свои ключи, как-то даже непонятно ловко попадаю ими в скважину и вуаля, заталкиваю Стоуна внутрь квартиры, дабы не привлекать больше ненужного внимания. - Неси на кухню, я сейчас приду. - вот так два человека: я, совершенно не накрашена, с дурацким хвостиком и в старых рваных джинсах, совершенно пьяный Майкл в дорогущем смокинге, который уже правда немного потерял свой вид после лежания на пирсе и ночных прогулок по городу, встретились в три часа ночи, чтобы приготовить ужин, для которого совсем не время, как и для такой неуклюжей романтики.
Возвращаюсь на кухню и наблюдаю пьяное, но довольное тело в абсолютной темноте. Я почему-то уверенна, что он улыбается, как дурак, но, когда включаю свет, то обнаруживаю совершенно привычное мне сосредоточенное лицо, размышляющее о причинах возникновения Вселенной и о смысле бытья. -Как погулял? - пытаюсь я начать беседу, выкладывая продукты из пакета на стол. Иногда почесываю рану на щеке, потом снова принимаюсь за готовку. Быстро перемыв все овощи, берусь за нарезку. С видом героя достаю досочку и нож и...-О чёрт! Сегодня точно не мой день! - рычу я, засовывая палец себе в рот. Да, я таки умудрилась порезаться в три часа ночи 21 октября, когда на моей кухне сидел тот самый Майкл Стоун.

+1

19

Пока я шатался по городу – успел выпить всего лишь энергетик и ничего больше. Хотя блондинка на меня подозрительно косилась и видимо боялась, что я сейчас пошатнусь и задену какую-то очень важную вещь в ее интерьере. Но я все еще не был пьян и тащил свой зад вполне ровно, еще и успевал осматриваться. Жила она совсем неплохо, как для одинокой девушки в Сакраменто. Если еще и это не съёмная квартира, так вообще шикарно.
- У тебя здесь неплохо, - потом вспоминаю, что уже однажды здесь был, - в прошлый раз меня не интересовал интерьер. – Почти оправдываюсь, хотя на самом деле просто констатирую факт, учитывая, что в ту ночь мы с порога уже ебались и мне нахуй не нужны были ни свет, ни тем более другие предметы. На этом собственно замолкаю и молча тащусь за ней на кухню. Оставив пакеты с едой на столешнице, отправился на кресло за столом и все так же молча наблюдал за тем, как блондинка начинает превращаться в хозяйственную девушку. Скажем так, это было забавно, еще такой ее я не видел.
- На голодный пить лучше, - отрицаю, а затем объясняю свою позицию вполне лаконичным, - быстрее. – Кто-то пьет, чтоб было веселей, я пью, чтоб напиться, нажраться, в какашку превратиться. У разных целей разные методы. В моем случае я почти никогда не мешаю алкоголь с едой. Хотя к ней я пришел не за этим. Собственно, зачем я вернулся я и сам понять не мог. Но уж точно не для того чтоб напиться. Я притащил вино – это уже верняковый вариант, что я пришел быть трезвым.
- Нет, спасибо, - отказываюсь от того, от чего никогда не отказываются – от ужина посреди ночи вместе с симпатичной девушкой. А затем и во всем поднимаюсь на ноги и подхожу к ней. Тем временем девушка успевает порезать палец, и я в очередной раз удивляюсь тому, как ей в моем присутствии не везет. Просто какой-то антифеншуй. Нам по ходу нельзя располагаться в близости друг от друга.
- Невезенышь, - протягиваю и, улыбаясь, наблюдаю за тем, как она прикладывает палец к губам. – Я пришел узнать, не было ли у тебя проблем с полицией. Но я так понимаю, что нет. – Заканчиваю последнюю реплику и собственно улавливаю, что надо бы еще что-то добавить, но пауза затягивается. А затем все же добавляю – Собственно, я к тому что моя миссия выполнена и я могу наконец освободить тебя от себя, - а затем наклоняюсь и целую ее в щеку, по мальчишески как-то завершая этот весь вечер. Будто нам 5 и мы в садике. Ну что поделать. Вдруг поцелую и в асфиксию введу? – До встречи, блондинка. – Покидаю ее кухню, комнаты, квартиру, отчетливо понимая, что никакой “встречи” больше не будет.

---THE END---

Отредактировано Michael Stone (2015-07-14 01:28:48)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » в ещё один последний раз?