Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » "Кошки", "Куклы", "Вавилон"


"Кошки", "Куклы", "Вавилон"

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

Участники: Livia Andreoli, Michael Rinaldi, Sonny Pulsone
Место: Нью-Йорк
Время: 28-29 января
Погодные условия: снегопад
О флештайме:
Взаимовыгода, живой товар и связи. Мафия всех мастей. Кошки, Куклы, Вавилон...

+2

2

Дом, переставший быть милым... Нью-Йорк из иллюминатора самолёта казался заснеженной и вымерзшей пустыней, тундрой, окрашенной в молочно-белые тона, и Сонни отчего-то вспомнилась древняя скандинавская легенда про зиму, которая продолжалась три года, и предшествовала гибели богов. Возможно, потому что его первая за последние пятнадцать лет зима на свободе и впрямь теперь казалась слишком длинной, особенно учитывая предыдущий раз, когда он летал на самолёте - три с небольшим недели назад. Самолёт этот грохнулся посреди почти такой же зимней пустыни, только там деревья росли, и ещё - там жили волки, от которых им пришлось защищаться, ожидая, пока их спасут... вернее, к концу такого "отпуска" уже самим сложно было понять, чего они ждали - спасателей или смерти. Просто хотелось, чтобы всё это закончилось поскорее. Ливия, конечно, многое пропустила...
Вроде бы, ещё в той легенде тоже говорилось о волках - что зима эта началась с того, что огромный волк, вырвавшись на свободу, или что-то вроде того, проглотил Солнце, погрузив Землю во тьму. И сейчас Сонни начинало казаться, что те волки, на Аляске, съели и его солнце тоже, и на душе теперь воцарилась долгая, холодная и жестокая зима, убивающая всё живое. Может быть, потому что они с Агатой расстались не очень хорошо; может быть, потому что он просто ехать сюда не хотел, а может - потому, что он задремал в самолёте, слушая музыку группы "Idavoll", где приятный женский голос под звуки электрогитар и барабанов рассказывал примерно такие же сказки - сложно сказать. В любом случае, Сонни предпочёл бы остаться дома...
Но сейчас он здесь, пошёл получать багаж за всех троих... этого уже не изменить.

Вся эта история, впрочем, не только о них троих, собравшихся в терминале аэропорта. То, что происходило вокруг, имело в виду гораздо более крупный масштаб и размах, связанный как с переделом власти между преступными группами в Нью-Йорке, так и борьбы с ними слуг закона... всё началось задолго до того, как Ливия, Майкл и Сонни сошли по телетрапу.
Это для Фрэнка Альтиери студия "Пульс Интерпрайзес" была возможностью получить прибыль и укрепить свою власть; для Чарли "Чейна" Пасторино и его босса Аарона Вудмана, находящегося под следствием уже около года, - новая порностудия далеко за пределами штата Нью-Йорк была возможностью относительно безболезненно и быстро перенести активы в другое место, пока федеральные агенты до них не добрались - вот в чём крылся секрет появления мистера Чейна на студии; и пока он занимался тем, что помогал Сонни и Фрэнку развивать чужую для себя студию - две другие, владельцем которых он значился по бумагам, постепенно сворачивали свою деятельность, хотя официальных обвинений Пасторино, в отличие от Вудмана, предъявлено до сих пор не было.
Что касается Аарона Вудмана - тот уже после новогодних праздников был взят под стражу. Федеральные агенты опоздали всего на полшага - его ночной клуб под названием "Cats", - в подвале которого как раз и располагалась нью-йоркская студия Чейна, - был выкуплен в декабре 2014 года действующим лидером преступной Семьи Мелаграно - Джеймс Фортуно, около десяти лет назад отбывавший с ним срок в одной колонии. Его планом было превратить это место в шикарный секс-клуб под названием "Вавилон".
Члены банды Вудмана "Пули" в районе постепенно сменялись последователями мафии. Реорганизация власти происходила на удивление тихо и бескровно - договорённость, достигнутая двумя преступными боссами, позволила спокойно получить контроль и над улицами, и над недвижимостью... а пока здание меняло окраску, а грязные переулки Бронкса - хозяев, оставалась только одна проблема: федералы.
Связавшись со своими партнёрами из Калифорнии, Джеймс Фортуно попросту путал следы; к Вудману внедрили нескольких агентов под прикрытием - так что чем меньше старых лиц останется в "Вавилоне" и располагающейся наверху студии, вернее, того, что от неё осталось, тем будет лучше. Несколько девочек из "Cats" и округи, поразмыслив над предложением, решили сменить своё место жительства на солнечную Калифорнию, ещё паре актрис и режиссёру со студии Чейна надо было зарабатывать где-то ещё, и Сакраменто стал неплохим вариантом... по крайней мере, на время. Что будет дальше - кто знает?..

- Всё хотел спросить - гостиницу нам оплатят, или что? - нагруженный вещами Сонни подошёл к Ливии и Майклу. Помня "щедрость" Фортуно по отношению к себе в прошлый раз, в виде билета на чёртов поезд до Калифорнии, Пульсоне и сейчас не удивился бы, если бы Семья Мелаграно послала бы их всех троих ночевать обратно в аэропорт. Или куда? В какую-нибудь ночлежку в окрестностях того же Вавилона, Кэтс, или как там этот клуб теперь будет называться - из всех трёх, Пульс был осведомлён о происходящем как раз меньше всех, что, в принципе, неудивительно - Ливия тут была по своим делам, Ринальди - по своим, плюс представлял интересы Фрэнка, Сонни же играл роль скорее мускулов... и в курсе держался в основном посредством онлайн и смс переписки (переписки, потому что общаться по телефону голосом с человеком с ошмётками вместо голосовых связок - это натуральная морока) с Чейном... а тот, как и обычно, был немногословен. - Нас хотя бы встретят?..

Внешний вид

*рок-группа Idavoll - авторский вымысел и дань памяти ролевому проекту "Манускрипт Войнича". Все совпадения случайны. Все права защищены моей мрачной фантазией.

+2

3

Внешний вид (а я в шубе, да хд)

Сам факт поездки Ливию радовал хотя бы тем, что можно будет просто отвлечься, сменить обстановку и занять голову чем-то еще, помимо гнетущих воспоминаний о том, что произошло на стройке в начале месяца. Времени у нее в принципе было достаточно, чтобы поразмыслить обо всем, что случилось в тот вечер, особенно если учитывать, что большую его часть она провалялась в своей постели в обнимку с алкоголем, сбросив дела Парадиза на помощников и попросту не появляясь там. Так или иначе, но мысли привели ее к выводу, что желавший сделать ее своим заданием только сильнее Гвидо наоборот обрек ее на головную боль, бессонницу и вереницу кошмаров. Чем бы он ни пытался объяснить свои мотивы в тот вечер, Ливия категорически отказывалась с ними соглашаться, считая, что прекрасно смогла бы вести свои дела дальше, не вешая при этом на себя груз вины за очередную человеческую душу. Но что сделано - то сделано. Время, к сожалению, назад не отмотаешь, и нежелательные события к чертовой матери не выкинешь.
Что бы там ни было, а из случившегося Ливия все-таки сделала один вывод: ни на кого никогда нельзя полагаться, даже на человека, с которым был дружен долгие годы. Если Монтанелли, кроме всего прочего, хотел научить ее этому, у него получилось. Доверять дону, как прежде, она уже точно не сможет. Про остальных мужчин, присутствующих на стройке в тот вечер, и говорить было нечего. Тех она к себе ни в постель, ни в тесную дружбу никогда и не допускала - что, как оказалось, и не зря.
Несмотря ни на что, Ливия всегда была человеком, умевшим брать себя в руки, иначе жизнь вынудила бы ее сдаться задолго до произошедшего на стройке, а потому к делам борделя она все же поторопилась вернуться и вскоре пришла к выводу, что работа (даже самая рутинная) - лучшее лекарство от любой депрессии. Кроме того, она постаралась и в свободное время переключить себя на что-то иное, и тут поиск нового автомобиля пришелся как нельзя кстати. Приобретенная обновка, конечно, била по кошельку, но зато радовала взгляд и душу, а с женщинами шопинг-терапия, как известно, умеет творить чудеса.
Новость о необходимости смотаться в Нью-Йорк и вовсе пришлась ей по душе, хоть и преподнес ее сам Гвидо. Не отличавшийся многословием, он, тем не менее, постарался ввести ее в курс дела, что за передел бизнеса творится у его знакомого Джеймса Фортуно, босса местной преступной семьи. По словам дона, Фортуно хотел сбагрить в Калифорнию своих работников, боясь, что те могут оказаться соблазненными федералами и сдать всю его секс-империю, которая включала в себя не только стриптиз-бар, но и порностудию, на которой, кстати, трудился Чейн Пасторино, тот самый, контакты которого когда-то давно давал ей Пульс. Последнего Гвидо как раз и хотел привлечь в намечавшуюся сделку, воспользовавшись его связями не только с Чейном, но и вообще с семьей Мелаграно, на которую Сонни в свое время работал до того, как сел в тюрьму.
Ливия не видела смысла отказываться от возможности обновить кадры, а потому на поездку согласилась, не раздумывая. Против компании Сонни она ничего не имела, тем более после того, как узнала, что у него отношения с Тарантино - об этом ей в свое время успел растрепать андербосс. Да и сама Агата вроде их связь и не скрывала уже, раз приглашала Ливию провести отпуск на Аляске, куда сама отправлялась вместе с Сонни. Может, и стоило согласиться... На отдыхе в компании оклемалась бы от стресса гораздо быстрее.
Про участие в деле Майки Ливия услышала опять-таки от Монтанелли, который мимоходом упомянул, что тот собирается открывать стриптиз-клуб, и девочки Фортуно придутся ему как нельзя кстати. Возражать против общества Ринальди Ливия тоже не стала, понадеявшись хотя бы на то, что вспоминать вслух о стройке он не станет.
Рейс их пришелся на глубокую ночь, а потому, чем себя занять все пять часов полета, проблемой не стало: Ливия просто уснула, да так на удивление крепко, что очнулась только когда самолет уже приземлился в Нью-Йорке. Пытаясь размять затекшие плечи и шею, она вглядывалась в иллюминатор, дивясь толстому слою снега на земле и крышах домов за пределами взлетной полосы. Про внезапно обрушившуюся на город снежную бурю она, конечно, слышала из новостей и вообще считала, что их рейс задержат, а то и вовсе отменят, но, к счастью, ничего подобного не случилось, к середине недели стихия подуспокоилась, и Нью-Йорк, несмотря на обильный слой снега, встретил их даже солнышком и  довольно приемлемой температурой.
- Это тебе не командировка за счет фирмы, - Лив скептически ухмыльнулась, перенимая из рук Сонни довольно объемный, но почти пустой чемодан на колесиках. Все-таки обратно они летели уже завтра вечером, и много вещей она набирать не стала. Как раз из расчета накупить здесь новых шмоток, чемодан с собой и взяла - хотела совместить приятное с полезным и в свободное время прошвырнуться по местным бутикам. А вот зачем с чемоданами летели Сонни с Майком, она понятия не имела. Мужики уж точно могли бы обойтись и небольшой сумкой, которую и в багаж сдавать не нужно. Хотя, зная любителя пощеголять в роскоши Ринальди, можно было смело предположить, что он взял с собой пару-тройку дизайнерских костюмов, к ним еще несколько видов туфель и еще бог знает что "на всякий случай". - Вообще Фортуно обещал, что нас встретят и разместят - так передал Гвидо, - что именно означали эти слова, Ливия не знала, но денег с собой взяла прилично на тот случай, если с жильем их "продинамят". В "клоповнике" ей ночевать тоже как-то не хотелось, но тут оставалось лишь надеяться, что члены Мелаграно окажутся гостеприимными людьми. - Не хотите кофе? - заметив вдалеке автомат с горячими напитками, обратилась к обоим мужчинам. Если уж они вынуждены ждать человека от нью-йоркской семьи, который должен отвезти их в гостиницу и дать дальнейшие указания, то почему бы не провести это время с пользой для себя? Сейчас бы Ливия и от полноценного завтрака не отказалась, чего уж там, но пока сойдет и кофе. - Принесешь мне? - с усталой улыбкой взглянула на Майка. Сонни и так уже, бедняга, натаскался их чемоданов, пора было и Ринальди сбросить пафос и поднапрячься. - Как поездка на Аляску? - решила между делом спросить у Пульса. - Хорошо отдохнули?

Отредактировано Livia Andreoli (2015-01-29 03:18:40)

+2

4

- When I was seventeen/It was a very good year/It was a very good year for small town girls/And soft summer nights… – старинное сицилийское поверье говорит, что разбойник напевает только в трех случаях. Когда он пьян, кого-то собирается ограбить или уже ограбил. Но  Майкл Пеллегрино Ринальди, стоящий под сыплющим обильным снежком небом, в длинном черном пальто и ослепительно белоснежном кашне,  не мог не петь - настроение cегодня у него было просто великолепное. Не обращая внимания на постепенно покрывающую его аккуратные темные волосы морозную пыль и то, что держащая толстую кубинскую сигару кисть руки порядочно продрогла, он, щурясь, смотрел навстречу холодному серому небу, кажется, тонул в его гладях, вбирая его в себя. Он ведь так любил бывать в Нью Йорке...

- With all that perfumed hair/And it came undone/When I was twenty-one… - он любил Большое Яблоко из-за многого. Из-за огромных  cветящихся моллов Таймс-Сквера, где можно было купить все, что можно и нельзя. Из-за сумбурных бродвейских мюзиклов. Из-за величественной громады Бруклинского моста. Из-за постоянного круговорота денег и удовольствий, царившего в этом городе-который-больше-чем-город. Но прежде всего потому что Нью Йорк был центром криминального мира США.
Поездки сюда Майк начал совершать уже когда работал на своего дядю Винченцо двадцать лет назад. Участил во время службы у Джозефа Нери, когда постоянно приходилось согласовывать различные подрядные дела и решать вопросы, cвязанные с возникающими в них конфликтами интересов. И с тех пор он пытался, правда и неправдами, бывать тут хотя бы раз в год. Если не было дел по бизнесу (хотя они бывали почти всегда), ехал в отпуск, передохнуть. И использовал эти визиты для того, чтобы завязать как можно больше связей. Связей с представителями пяти больших семей, тех, что положили начало системе, тех, что несмотря на пошатнувшееся могущество мафии, продолжали оставаться центром Американской Коза Ностры. Пытался находить точки соприкосновения, завязывать дружбы, оказывать мелкие услуги, ожидая потом чего-то в ответ, «потереться локтями» с влиятельными капо и советниками. Быть известным всем большим дядям, продвигать свои интересы – и интересы своего закадычного друга, Фрэнка Альтиери. Он уж точно не мелкая рыба, которая не может выходить за пределы взмученных вод Сакраменто.
Cегодня предлог для посещения торговой столицы был весомый, да и даже не был предлогом – надо было урвать долю от отчасти ликвидирующейся секс-империи, найти девочек для вскоре открывающегося «Dollz». Большинство доставшихся от  покойного Рубинтшейна стрипок могли считаться годными в прежнем клоповнике, но не в нынешнем заведении премиум – класса. Этим подуставшим потрепанным женщинам было просто не место среди обитых мореным дубом стен, мощнейшей подсветки, приват-комнат с дорогими пенными джакузи  и саунами пяти видов, которыми Мальчик Майки обзаводился в своем новом клубе. Нужны были красивые, молодые, упругие, жадные до секса и денег. Действительно, если мафиози столько вкладывается в обстановку,  почему основное средство производства бабла должно уступать? Вот он и сделает это, а заодно и освежит старые контакты, вновь напомнит о себе и Альтиери. Вернее Альтиери и себе.
Ливия и Сонни тоже ехали сюда по студийно-бордельно-женским делам, тем более вот Пульс раньше был здесь своим человеком, имел вроде отношение и к Вудману, и к Пастерино. Это Майкла не особо сильно парило, хотя в одиночку он чувствовал бы себя свободнее в действиях. Сейчас его благодушие не могло перебить ничего, даже недвусмысленный намек Гвидо, объединившего их с Андреоли – мол, учитесь, работать вместе. Вместе так вместе, чего уж там.
- Встретят, встретят, конечно, встретят. Я сам звонил Джеймсу, уточнял. – небрежно произнес Ринальди, указывая пальцем куда-то наверх. Сигара теперь была зажата между зубами и дымилась, подобно трубе парохода. Некоторые недоброжелатели острили, что если в Сакраменто Майки Бой был вполне терпим, то в Нью-Йорке становился совершенно невыносим -  правда была в том, что то, какое удовольствие он получает от пребывания в этом месте, было видно даже невооруженным глазом. – И я даже знаю, кто. Это…
Но тут порывом ветром изо рта Майки выдуло его пафосную сигару и он, чертыхнувшись, не договорил.
C Джеймсом Фортуно, нынешним действующим боссом семьи Меллаграно, Майк был знаком еще c 2005 года, когда ездил в гниловатое яблочко по делам Нери, вскоре после устранения Фьерделиси. Тогда тот был, помнится, только консильери – и лично удостоил представителя старика Джозефа беседой по подрядным делам. С тех пор они виделись не раз -  и Ринальди пользовался каждым удобным случаем, чтобы, не компрометируя себя, как-то засвидетельствовать почтение столь уважаемому человеку. В этот раз он и правда, со всеми мафиозными реверансами, набрал номер нью-йоркского дона, конечно, под другим предлогом – когда они последний раз с Фрэнком с ним говорили, тот просил ему при случае привезти из Сакраменто презент, набор уникальных калифорнийских вин. Они ведь не уступают бургундским и бордосским сортам, но производятся в ограниченном количестве, приобрести не так просто. Вот правая рука андербосса и согласовал с ним заказ – и теперь в  огромном кожаном чемодане, на который бросила взгляд Ливия, вез в особом ящичке набор марочного  Reserve Pinot Noir, из виноделен наследников легендарного Роберта Мондави, что в Наппа Вэлли.
- Лив, охота тебе глотать эту растворимую дрянь? Желудок выжжешь. В гостинице выпили бы приличного кофе… - буркнул Майки, осторожно поставил чемодан и прошел к автомату. Порывшись в карманах пальто, вытащил деньги, заплатил, наполнил стаканчик горячей черной жидкостью, отнес Лив. В самом деле холодно, дьявол побери – Сейчас бы туда коньяка или вискарика там не помешало бы плеснуть. Сонни, у тебя нет в загашнике?
- Эгей, залетные птицы… -  две вынырнувшие из снежного марева фигуры быстрым шагом приближались к гостям. Одна из них сразу выделялась размерами – эдакий шкаф в кожаном плаще и в кепке, с мясистым лицом и густыми черными бровями на низком лбе. Второй был русоволосый молодой человек в дубленке, куда менее внушительного вида, чем сопровождавший его гигант – но по его уверенным манерам, было видно, что он тут главный.
- Воу… Пульс, подержи, плиз, будь другом, а то совсем кожу и так запачкал… - протянув чемодан соучастнику, Майки пошел на встречу парню. Тот тоже улыбнулся и приветственно поднял руки. Когда Ринальди и незнакомец встретились, они не просто обменялись рукопожатиями, а обнялись, шутливо стукнувшись лбами.
- Поли, блять, совсем мужиком стал! А давно ли в колледже зад протирал? – воскликнул Ринальди, глядя прямо в глаза единственному сыну действующего босса Меллаграно и сжимая его руку. Тот внешне не слишком изменился, все так же одевался в стиле smart casual, все так же питал пристрастие  к рубашкам Маноло Блани – но чувствовалось, что внутренне он стал другим. Взгляд и складка рта стали более жесткими, гламурноватый  юрист, беззаботно соблазнявший девушек, стал мафиози.  Майки Бою было известно, что его посвятили, отец все больше стал вовлекать в дела – и некогда сторонившийся криминала представитель золотой молодежи сделался завзятым гангстером. Все дороги ведут в Рим, хули. Поговаривали, что папа думает со временем поставить наследника-адвоката консильери – но пока сдерживается, помня о неудачном опыте в этом отношении у Джо Бонанно, в итоге лишившегося всей власти над семьей. 
Ринальди начал спорадически общаться  с ним во время ежегодных наездов в Нью Йорк – то передаст какие-то новости от Аиды, то посидят в баре, то еще что. С членами семьи большого человека дружить особенно важно, они – те ниточки, которые ведут к нему.
- Майки-Майки, все тот же! Что пузо-то не наел, несолидно выглядишь?– засмеялся мафиозный кронпринц, хлопая собеседника по животу.  Они уже поравнялись с Сонни и Лив, шкаф продолжал хранить гробовое молчание, только достал из кармана и надел солнечные очки  - и попытался как-то неубедительно улыбнуться, по непривычке вышло что-то вроде акульего оскала - Знакомьтесь, Фил Корди, наш друг.
Значит, посвященный член мафии.  Ринальди с великаном пожали друг другу руки, хлопнули друг друга по плечам.
- Ребята, это Пол Фортуно… - подчеркивая фамилию, произнес Ринальди, затем решил представить сотоварищей.
- Cонни Пульсоне, мой друг. С Чейном контачил по студийным делам, ты слышал, наверное -  Ринальди кивнул на Пульса, про которого дал только что понять, что он соучастник. Порылся в кармане, ища портсигар -  Ливия Андреоли, хозяйка Парадиза.
Про бордель парень слышал, общались уже.
-  Очень приятно. – молодой Фортуно подошел поздороваться с  новыми знакомыми, потом пригласил следовать за собой к машине. Корди сильно напрягся и наконец пробубнил что-то вроде приветствия, явно диалоги не были его сильной стороной.
Когда они подошли к стоянке, то Майкл заметил, что Пол изменился и здесь – раньше он ездил на старинном понтиаке шестьдесят девятого года, теперь же пересел на вполне  типично-гангстерскую тачку,  огромный рэйнджровер спорт, с крутейшей вариацией двигателя и затемненными стеклами. Правда, в уступку нью-йоркскому пижонству, он был не белым или черным, а шоколадного, почти коричневого цвета. Поместив чемоданы в объемистый багажник, все расселись и вскоре тронулись.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-09-04 10:37:53)

+2

5

В противоположность Майки - у Пульса настроение было отвратительным, и раздражало его сейчас, вообще, практически всё, что он видел - начиная Синатрой, которого Ринальди мурлыкал себе под нос, и его пижонскими замашками тоже; заканчивая самим Нью-Йорком... который когда-то был его домом, и который Сонни, когда-то, очень любил, в котором он плавал, как рыба в воде. Вот только было это очень давно, до его пятнадцатилетнего "отдыха" на нарах, и до, можно сказать, насильного переезда в Сакраменто, где теперь и был его новый дом... Чьими стараниями? Стараниями дяди Джимми, который Пульса ни в тюрьме не ставил ни в хер, ни на воле. И то, что руку к путешествию, в которое он отправился пару часов назад, приложил Фортуно, Сонни тоже бесило. Вообще, Пульс был заметно напряжён и недоволен, но вот его о его настроении здесь спрашивали в последнюю очередь, да и... бессмысленно, в конце концов, было его раздражение. Самолёт назад было не развернуть, и домой, к Агате, которая его ждёт, он вернуться сможет только через пару суток - выход один: эту пару заснеженных суток пережить... и заткнуться, пока его раздражение не стало заметно так уж сильно, пожалуй. Сонни буркнул что-то в ответ на слова Лив, но уже более миролюбиво. Хотя, если их заставят здесь жить за собственный счёт - это будет свинство... но с его опытом общения с Фортуно - он не будет сильно тому удивлён. Что сказать... Пульс до сих пор был обижен на то, как Джеймс обошёлся с ним.
- Но где они тогда?.. - в городе из-за снегопадов были пробки; видимо, этим и стоило бы объяснить задержку, но Сонни, ясное дело, рад бы был приплести сюда совсем другую причину...
В своих догадках Ринальди был прав только на малую часть - "своим" Пульсоне был только в одной из команд Мелаграно, и это было задолго до того, как Фортуно возглавил Семью; с Чейном он и вовсе познакомился недавно, когда поднял связи с Нью-Йорком, и тот стал частью - временной всё-таки частью, хотя и крайне полезной - команды "Пульс Интерпрайзес", а о Вудмане знал больше только понаслышке - ну, и в тюрьме с ним пересекались несколько раз, но это было много лет назад. У Майкла выдуло изо рта сигару. А Пульс украдкой переглянулся с Ливией, пока тот не видел, злорадно ухмыльнувшись.
- Нет, мне и так неплохо. - отозвался на вопрос Ливии про кофе, покачав головой. Собственной желчью был сыт, и за неимением выплеснуть её на голову Фортуно, или на нью-йорский снег, приходилось её потихоньку переваривать, успокаиваясь и вдыхая запах города. Андреоли, правда, сейчас спросила такое, что воздух застрял в трахее на полувдохе:
- Ты смеёшься, что ли? Или Агата тебе действительно не рассказывала?.. - он был в курсе, что Тата и Лив хорошо ладят между собой (и что Тата её приглашала с ними); но вот про то, что происходило на той стройке - в курсе не был, как и про то, в каком состоянии была Андреоли последние пару недель, так что его удивление можно было бы легко объяснить. Гораздо труднее - рассказать обо всех их приключениях на Аляске, пока Майк ходил за кофе... Поэтому Сантино решил ограничиться главным: - Наш самолёт грохнулся в лесу, полном волков. До курорта мы даже не долетели. Тебе повезло, что не полетела тогда с нами... - отлично отдохнули, в общем. Замечательно начали год. И чёрт бы с ним - Сантино лично даже готов был бы забыть о неудачном отпуске и не вспоминать про это больше никогда; но вот Агата до сих пор была из-за этого заметно на нервах, ей такие впечатления оказалось перенести гораздо труднее. И если и напоминать об этом постоянно, забыть нескоро получится.
- Извини, Майк. - усмехнулся Сонни, пожав плечами и слегка покачав головой - выпивки у него с собой не было, да и вообще, он, осенью сорвавшись чуть ли не в запой, теперь от спиртного себя начал понемногу ограждать, предпочитая не выпивать хотя бы без повода. Да и пятнадцать лет полного - или почти полного, если уж быть объективным, способ достать желаемое есть и в тюрьме - воздержания от алкоголя хуже для здоровья ему явно не сделали.
Сонни придержал чемодан Майки, ещё раз взглянув на Ливию и поджав губы, демонстрируя тем самым всё, что сейчас думает - и о самом владельце этого чемодана, и о том, к кому он пошёл обниматься навстречу. Пожалуй, только Андреоли и не раздражала его сейчас...
Фортуно. Тёмные очки Пульсоне, возможно, к счастью для него самого, скрыли тот неприязненный и холодный блеск, что появился в его глазах, когда он услышал эту фамилию, протягивая ладонь отпрыску Настройщика - такую кличку дядя Джимми носил в тюрьме. С его младшей дочерью Сонни уже имел удовольствие познакомиться - когда Тарантино чуть не раздолбала ему колено бампером своего автомобиля, Линда осматривала его в больнице... надо сказать, она показалась ему куда более приятной особой, чем её папаша; и чем старший братишка - в котором вот повадки отца прямо-таки угадывались, теперь, когда Майк его представил, это становилось просто очевидно... Впрочем, Сонни предпочёл переключить своё внимание на Корди - видимо, он выполнял тут те же функции для Фортуно-младшего, что и он - для Майка и Ливии. Брат по духу, можно сказать... Коллега, социальный родственник. Так что когда чемоданы и сумки отправились в багажник, и Фил уселся за руль огромного автомобиля, Пульс не раздумывая, можно сказать, по привычке, разместился с ним рядом на переднем сидении.
В гостинице для Ливии, Майкла и Сонни был на два дня снят номер с тремя спальнями и общей кухней - и несмотря на то, что отель находился всего через пару кварталов от будущего "Вавилона", обстановка была весьма приличной - Ринальди наверняка разочарован не будет, Сантино, к подобной роскоши привыкнуть не успевший, и вовсе был удивлён. Ливия же, как человек, имеющий отношение к гостиничному бизнесу могла бы и с профессиональной точки зрения оценить здешнюю обстановку, зная секреты - на взгляд Пульса, тут было не хуже, чем в Парадизе... но без девочек.

+2

6

Ей, конечно, не столько кофе хотелось, сколько Майком покомандовать было желание. Строить из себя хрупкое и беззащитное создание она могла столь же успешно, как и изображать сексуально озабоченную сучку, какой когда-то она предстала перед Альтиери. Интересно, что Майк знал об их отношениях с андербоссом? Тот все-таки ближайшим другом Ринальди был, и о Ливии, которая ему не дала, мог рассказывать черт знает что. Следовательно, уже лишь одно это удерживало ее от какого-либо маломальского доверия к Майку. А вот с Пульсом Ливия чувствовала себя гораздо более расслабленно: во-первых, он представлялся ей слишком простым и прямолинейным, чтобы искать подвоха в его словах и действиях, а во-вторых, их связывала не только Агата, но и всё тот же Фрэнк, борзоту которого она могла обсуждать с Сонни вполне свободно - он ведь в свое время тоже пострадал от зашкаливающего самомнения андербосса. Пафос и пижонство Ринальди, видимо, по душе Пульсоне тоже не приходились, раз он взглядом приглашал ее разделить с ним злорадство над Майком, у которого порыв ветра украл сигару прямо изо рта. Тянуло, конечно, засмеяться, но свою улыбку Ливия постаралась подавить, а вообще, конечно, над пижонством Ринальди можно было шутить бесконечно. Взять хотя бы его чемодан, полностью из кожи... Андреоли готова была биться об заклад, что она на себя (женщину) тратит в разы меньше этого сурового гангстера. Но в отличие от остальных представительниц слабого пола, на которых лощеный внешний вид Майка бесспорно не мог не производить волнующе приятного впечатления, Ливия-то знала, что он далеко не такой "чистенький", каким хочет казаться. Оттого наверно его выпендреж и был для нее особенно смешным.
- Ты так галантен, - сказала с мечтательным вздохом, забирая из его рук купленный кофе. В общем, это был еще один подкол, но она не хотела, чтобы Ринальди его заметил. Пусть думает, что она подпала под его чары. - Нет уж, давайте коньяк до вечера отложим, - она и так достаточно выглушила в этом месяце, пока валялась дома, а тут ей уже с раннего утра предлагают приложиться. Так и спиться, поди, недолго. Но, к счастью, у Пульса ничего такого и не нашлось, а потому она отхлебнула чистого и на редкость дерьмового кофе, стараясь согреться.
Рассказ Сонни заставил ее искренне удивиться от услышанного: - Да ты что! Ничего себе! - она расширила глаза от ужаса. - Надеюсь, никто не пострадал? - Агата ей ничего не рассказывала, потому что они с ней после и не говорили - Ливия, как известно, всю первую половину месяца тщательно скрывалась от внешнего мира. Она хотела расспросить о поездке подробнее, но тут как раз на горизонте появился Поли и сцепился в приветственных объятиях с Ринальди, и всё внимание переключилось на них. Скользнув по новому знакомому быстрым и цепким взглядом, Ливия обсмотрела мужчину с ног до головы, и пришла к простому выводу - еще один пижон. И не удивительно, что они с Майком были в таких хороших отношениях - едва ли не целоваться друг к другу лезли.
- Взаимно, - представленному Поли Ливия мягко улыбнулась и кивнула в знак приветствия. Фортуно внешне оказался довольно привлекательным, а зная, каким состоянием ворочает его отец, можно было и в друзья смело напрашиваться. Полезными связями Ливия обычно не разбрасывалась и общий язык с такими людьми старалась найти быстро. -  Что у вас тут с погодой? - она быстро выкинула недопитый стаканчик с кофе в мусорник и, потянув за собой чемодан, последовала за новыми знакомыми. На второго мужчину, кто шел за компанию с Поли, внимания она особо и не обратила, быстро сообразив, что веса особого он не представлял, а потому даже имени его не потрудилась запомнить. Зато вот Фортуно младший удостоился ее внимания в полной мере. - Говорят, что вас настиг чуть ли не апокалипсис...
- Ага, жизнь встала, - отозвался мужчина, подходя к ожидавшему их Рейнджроверу. - Столько снега в Нью-Йорке я еще не видел! - да они и сами, впрочем, успели заценить обилие осадков и непривычно низкий для калифорнийцев градус температуры. - И это вы еще самый разгар стихии пропустили, - Поли усмехнулся, усаживаясь на заднее сидение, Ливия нырнула следом и оказалась между ним и Майки, а Сонни довольно по-барски, на ее взгляд, уселся впереди, рядом с водителем. - На дорогах пробки, готовьтесь.
Тем не менее, до гостиницы они добирались не так уж и долго, а последняя самых ужасных ожиданий Ливии не оправдала - отличный номер-люкс, наверняка лучший, что здесь был: три спальни с отдельными ванными, гостиная и даже кухонный уголок - для двух дней, на взгляд Ливии, просто замечательно.
- Ну, отдохните немного, - подытожил их встречу Поли, собираясь ретироваться - а где-то через час, - он глянул на цифербалт своих модных и безусловно дорогих часов, - в ресторане при отеле подадут обед специально по случаю вашего приезда. Отец должен подъехать. А после поедем покажем вам наш клуб... ну и девочек посмотрите, само собой.
Поблагодарив Фортуно младшего за теплую встречу, на этом они с ним временно и попрощались, оставшись в хоромах одни.
- Ну как вам тут? - спросила Лив, снимая с себя шубу, и оставаясь в брюках и светлой блузке. - Не слишком простовато, как думаешь, Майк? - на этот раз уже она украдкой подмигнула Пульсу, который после того, как Ринальди скинул на него свой чемодан, выглядел как-то совсем подавлено. Оставив верхнюю одежду в шкафу, она с усталым вздохом опустилась на диван в гостиной и от нечего делать принялась листать лежавший на столике журнал. - Что ты набрал с собой? - спросила опять же у Майка, краем глаза заметив, как тяжело катится его драгоценный чемодан. - Мне Гвидо говорил, что ты стрип-клуб открывать собираешься... Как скоро торжество? - на приглашение она и не надеялась, просто пыталась не молчать в ожидании банкета. Пить, видимо, придется все же раньше, чем она планировала. -  Этот Поли довольно приветливый... - прям как Майк: с виду и не производит впечатление бандита. - А Чейна твоего когда увидим? - обратилась уже к Сонни, который должен был держать с ним связь. - На банкете тоже будет, не знаешь?

Отредактировано Livia Andreoli (2015-01-29 23:12:16)

+2

7

Настроение у Майка заметно испортилось из-за нахального поведения Ливии. Уж оттенки в человеческих интонациях и выражениях лиц он понимать умел, недаром столько времени был в южной команде теневым консильери. Давно ли на стройке он ее выхаживал, едва ли не из обмороков вытаскивал   - чтобы она тут теперь паясничала? Никакого уважения и благодарности, надо было так и позволить валяться в пыли или, как Фрэнку, бросить туфлю или послать прибирать труп. Прав, короче, Альтиери на ее счет – а месть сервируют холодной. Дай время, и в Парадизе тебя подвинем, и еще где, а Монтанелли не всегда сможет подставить свое широкое плечо. Марчелло тогда прекрасным сном покажется, принцем из волшебной сказки,  блять. А пока – улыбаемся и машем, Майки, улыбаемся и машем.
В рэйнджровере он задумчиво смотрел в окно, барабанил пальцами по дорогому дереву на внутренней стороне дверей – все равно Андреоли влезла между ним и Фортуно-младшим,  не давая перетереть какие-то вещи, с глазу на глаз. Когда выходили из автомобиля и двигались в сторону отеля, Пол поднес руку к уху, изображая мобильный телефон, подмигнул Ринальди – мол, потом позвони, поговорим. Усмехнувшись, Майкл кивнул и заложив руки в карманы двинулся через полное болтающих на разных языках гостей фойе, расписался у портье и на гудящем лифте поднялся в номер. Тот оказался очень даже ничего – настоящий люкс, с тремя спальнями, ванными, кухней. Диваны из светлой кожи, минибар, кондиционеры, модернового вида стеклянные столики, на стенах непритязательные, но не вызывающие отвращения, картины. Чего еще ожидать от гостиницы?
- Не знаю, Лив, у всех разные запросы… - Ринальди снял пальто, размотал кашне, повесил в шкафу. Теперь остался в строжайшем черном костюме, красном галстуке, манжеты скреплены cеребряными запонками. Даже переодеваться к обеду не надо, все и так налицо. Приоткрыл дверь в ванную, заценил блестящие краны, качественный кафель.  C преувеличенной заботой воскликнул – Хорошо их тут три, одну под дамскую комнату оборудуем – тебе носик припудрить, все такое прочее…
Cел в одно из кресел, закинул ногу за ногу, прикрыл глаза.  Можно отдохнуть часок, если не поспать, то хоть побездельничать. Работы предстояло много.
- Да, так сувениры разные,  у меня в НЙ знакомых много. Кое-что привезти просили – довольно туманно ответил Ринальди, не желая вдаваться в особые детали. Бросил взгляд на чемодан. Дядя Джимми на обед подъедет, значит, будет шанс ему передать, возможно – или другого случая поищет. Обратно сей предмет поедет тоже набитым, но уже покупками из Нью-Йорка.
- Ага, занимаюсь, там работы уже в полном разгаре. Раньше так себе был притончик, сделаем лучшее заведение юга. Гляди, клиентов у тебя отобью. – Майки Бой  усмехнулся, щелкнул пультом телевизора, пробежал по нескольким каналам. Но показывали в основном все одно и то же, новости, посвященные чрезмерному обилию природных осадков и небывалому скачку температуры. Выключил – Открытие в феврале, все на мази уже. Собирались прийти Гвидо, другие шишки, важная будет тема.
Гангстер встал, прошелся по комнате, ноги порядком затекли сначала в самолете, потом в машине. Подошел к окну, меланхолично посмотрел на крутящиеся за ним снежные хлопья. Будто в Siberia, а не довольно теплолюбивом американском штате. Услышал упоминание Фортуно,  повернулся к хозяйке Парадиза, утвердительно качнул головой – Хороший парень, из нового поколения. Cо временем большим человеком будет Еще бы не быть, с таким-то отцом.
Остаток оставшегося до мероприятия часа Ринальди решил посвятить лени и ничегонеделанию. Но при этом, смежив веки, внимательно прислушивался в происходящему, чтобы не упустить чего-то.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-01-30 13:42:06)

+2

8

- Зря надеешься. - коротко, зато честно ответил Пульс на вопрос Ливии - жертвы были, и увы, не только среди животных. Тактичности Сонни как раз хватило на то, не рассказывать о том, сколько именно было жертв и среди кого, и уж тем более не расписывать в красках все приключения, что там происходили с ними; хотя и смысла в этом не было абсолютно никакого. Просто забыть бы про всё это... и жить дальше. - Главное, что Агата не пострадала при этом. А остальное неважно...


Сонни вошёл в номер последним, за собой завозя кожаный чемодан Майка, и внося свой - потёртый, с поблекшими наклейками нескольких аэропортов страны, старый - ровесник Ливии, наверное, если даже не самого Пульса (над ним даже Агата успела посмеяться перед отъездом, намекнув тем самым на старомодность Сантино), в общем, рядом с чемоданом Ринальди он смотрелся, мягко говоря, неуместно, и потому, оставив кожаную сумку члена Семьи, Сонни подхватил "старичка", найденного в той съёмной квартире, и направился прямиком в одну из спален, забросив его прямо на кровать, поверх покрывала. Заодно и выбор свой сделал, где ему предстоит жить - в крайней левой спальне, с видом на проезжую часть снаружи. Не вполне осознанно, но именно такой выбор бывший морской пехотинец Сонни сделал из соображений безопасности, которую вроде как обеспечивал для остальных двоих жителей номера - снайпер... или гранатомётчик, если вдруг в Нью-Йорке заведётся такой, и как раз именно для того, чтобы их поубивать - палить сможет именно по его окну, а он в этом случае сориентироваться сможет быстрее (да и не так жалко потерять его, по сравнению с остальными, к тому же).
- Замечательно, по-моему! - отозвался Пульс на вопрос Ливии, "обследовав" и свою ванную комнату тоже - и "замечательно" в его понимании было скорее как раз-таки наличие отдельных спален и ванных, нежели дороговизна их элементов и декорирования - для него, в первую очередь, роль играло удобство. Столько, как Майкл или Ливия, он ещё не поднимал, а то, что зарабатывал на студии - у него было, куда потратить, помимо себя самого. Окончательно скрывшись в своей спальне, хоть дверь и оставив открытой, диалог Ливии и Майки про сувениры и клуб Пульс пропустил мимо ушей почти полностью: про то, что Ринальди клуб открывает, он успел услышать на студии краем уха, а его нью-йоркские знакомые, как и клиенты Ливии, интересовали мало. Вместо этого решил заняться своими вещами, открыв чемодан, а заодно - и Агату набрал, прижав мобильник плечом к уху; некоторое время из дверного проёма слышался его приглушенный голос. Пальто Сонни перекочевало на вешалку, туда же отправилась и кожаная жилетка, а из чемодана появился аккуратно сложенный костюм - ну, не в свитере и джинсах он ведь пойдёт на обед? Сонни просто не хотелось, чтобы костюм его собрал на себя запах самолёта и дороги. Или гостиницы, потому одевать его сразу Пульсоне тоже не стал торопиться - раз обед через час, им в номере находиться ещё минимум полчаса.
- Не знаю... возможно. - кивнул Сантино на вопрос Ливии, снова появившись в гостиной. Вот, кстати, с кем бы было ещё неплохо связаться, если тот не продинамит, конечно, телефонный звонок, как частенько бывает (а зачем немому вообще телефон). - Хотя перед такими "большими людьми" он не очень любит светиться. Чейн - человек Вудмана. - пожал плечами. С десяток лет назад, или даже больше, Чейн работал на итальянскую мафию Чикаго, откуда был родом, но что-то у него с ними не заладилось, в итоге - ему перерезали горло, и хотя жизнь ему и успели спасти тогда, трахеотамию сделали неаккуратно, серьёзно повредив голосовые связки - отчего и голос у него почти пропал впоследствии. Сам Чейн потом перебрался в Нью-Йорк и с мафией, хоть и сам будучи итальянцем по происхождению, дел больше не имел, связавшись с бандой "Пули". Говорят, что в Чикаго за его голову вообще была объявлена награда, но тут Сонни уже не брался говорить точно - в любом случае, не похоже, что её кто-то сильно хотел получить...
В общем - да, Сонни надеялся, что на обеде он и Чейна увидит тоже - кто-то должен ведь рассказать ему, что к чему, да и компания Пасторино ему была более приятна, чем Фортуно - и отца, и сына, - даже если бы он с собой и Вудмана прикатил на его инвалидной коляске, на этого Сонни хотя бы взглянуть было бы интересно через столько лет, он-то его только по тюрьме помнил. Пульс вытащил телефон, набирая номер Чарли, и снова скрылся в своём "отсеке" номера, захватив из чемодана свою любимую опасную бритву и направляясь в ванную - побриться, потратить время с пользой... привести и лицо в порядок, и мысли заодно.

Внешний вид

- Как вам? Выгляжу достаточно представительно? - Пульс вышел из своей комнаты за пятнадцать минут до назначенного времени, показавшись Ливии и Майку - посвежевший, опрысканный духами и в одном из костюмов, которые они купили с Агатой, готовясь к ограблению того бандитского игрового притона - надетым им ранее раз или пару... Сонни, конечно, не был так педантичен, как Майк, и за время своей отсидки "одичал" в достаточной степени, но не настолько, чтобы вообще не принимать во внимание значение внешнего вида в подобного рода "переговорах"... его статус соучастника - не клеймо, и бизнес Альтиери не должен представлять босяк.

+1

9

Ливия не считала, что за то, что тогда на стройке Майк привел ее в чувства, она ему чем-то обязана. Вот уж подвиг... На ее взгляд, мог бы и порадоваться, что после произошедшего она с ним вообще разговаривала. А ведь, чуть не поддавшись первым эмоциям, и хотела сначала вычеркнуть просто всех. Но вовремя поняла, что рвать отношения с членами Семьи все же не стоит, каким бы двуличным дерьмом все они не были. И несмотря на одолевающие ее пылкие эмоции, разумом она понимала, что с Майком ей и тем более связь терять нельзя - в "Парадиз" он  всегда с охотой приводил ей новых клиентов, ведь знакомств у него было хоть отбавляй. Иногда ей даже казалось, что он только и делает, что по кабакам с нужными людьми шляется. В целях не портить отношения с мужчиной она потому и в Нью-Йорк захватила с собой хорошее настроение, которое как раз и демонстрировала Ринальди, но тот, видимо, его не заценил, пытаясь вместо дружелюбия как-то ответно подколоть.
- Да тебе, смотрю, не угодишь, - хмыкнула, пытаясь прикинуть, что соответствует запросам конкретно Майка. Разве что золотого унитаза ему, видимо, в номере не доставало. Пафосом Ливия и сама частенько баловалась, любила роскошь и демонстрацию богатства,  да и из себя принцессу изображать обожала, но вот именно что для нее это все лишь забавой было (за свою не такую уж и долгую жизнь она успела не только в бриллиантах искупаться, но и грязи при этом испробовать достаточно), а вот Майки, похоже, со своей маской наследного принца прямо сросся. И как они только с Альтиери умудрились так сдружиться? На взгляд Ливии, общего у них с андербоссом не было ничего. - Если хочешь, могу тебе и свою освободить, - спокойно ответила про ванную, продолжая листать журнал. Ну мало ли, может, он на это намекал? Что себе припудрить, Ринальди, она уверена, тоже бы нашел.
А вот на смелое заявление насчет составления конкуренции "Парадизу" своим новым притончиком Ливия медленно подняла глаза на мужчину и лишь снисходительно улыбнулась. Во взгляде чувствовалось сожаление, но не за себя, а за амбиции Майки. Стрипбар всегда будет стрипбаром, каким бы мрамором не был выложен его пол. Голые девки на шестах, на взгляд Ливии, вряд ли когда-нибудь смогут повернуть в свою сторону солидных постоянных клиентов "Парадиза", привыкших чувствовать себя в его стенах, как дома, то есть максимально расслабленно и уютно. А что у Ринальди будет предусмотрено для секса? Крохотные вип-кабинки с пошлой подсветкой и неудобным диваном? Кроме того, у Парадиза как у борделя было и еще одно весомое преимущество - можно было приезжать и кутить компанией несколько дней подряд, перемещаясь от номеров к сауне с бассейном, затем за карточный стол и обратно в спальни. В своем клубе Майки точно ничего такого предложить не сможет, как бы ни хотел. Так что, мериться пафосом и размахом в их случае просто смешно - у каждого своя ниша. Вот то, что водить нужных шишек на переговоры он теперь скорее в свое заведение станет, а не к ней, как было раньше - это да, здесь она  определенно кое-что проиграет финансово, но опять же, ко дну от этого не пойдет.
- Ну, здорово, - раз всё на мази, и в феврале уже открытие. Наконец-то у Майки будет свой "кабак", не все же по чужим таскаться. - Заранее не поздравляют, так что не буду глазить, - вместо поздравления она могла бы и удачи пожелать, но уж не стала. Находиться и дальше в обществе Ринальди желание пропало, а потому, сообщив, что примет душ и переоденется к обеду, она скрылась в одной из двух оставшихся спален. Опередить с выбором успел уже Сонни, который болтал с кем-то по телефону, и, судя по градусу разговора, на другом конце линии была его Агата.
Через час Андреоли вышла переодетая в черную юбку-карандаш по колено и тонкий кашемировый свитер молочного тона с глубоким V-образным вырезом. Плюс сережки с крупным жемчугом, тонкий золотой браслет, свободно болтавшийся на запястье, и шлейф терпких духов - запах, которому она не изменяет довольно давно. После душа она почувствовала себя заметно посвежевшей, а потому и настроение опять поднялось. Хотелось излучать обаяние и нежность. В конце концов, на банкете и другие мужчины будут, на которых можно свое мастерство очарования пооттачивать... тот же Поли, например. Этот, может, и вечером развлечься куда пригласит - бабло-то у него водилось. Или хваленый Пульсом Чейн - он тоже красавчиком мог вполне оказаться. Ливии почему-то все, кто связан со съемками, пускай и порнушными, априори представлялись недурными собой. Словом, как всегда, новое мужское общество не могло не будоражить  воображение Андреоли.
- Где ты раньше прятался, солидный мужчина? - с улыбкой отозвалась на внешний вид Пульса. Признаться, Ливию порядком удивила внешняя перемена в обычно простоватом Сантино, но вслух она особого восторга не выразила, считая, что комплименты все же - удел мужской. - Пошли уже, - поторопила обоих, напоследок окинув взглядом и грозу женских сердец - Ринальди, после чего двинулась к двери.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-01-31 11:48:18)

+2

10

Сидя в кресле, Майк привел свои чувства в порядок. Чего это он так завелся, пусть по обыкновению и не показал  это открыто. Отчасти, возможно,  были виноваты те долгие годы, которые Ринальди учился прятать свое недовольство под приветливостью и учтивой улыбкой – когда гнев таится внутри, они сжигает человека. И потом проявляется куда более яростно, чем у более импульсивных людей. Недаром многие персонажи, обидевшие Майки Боя, c более эмоциональными бандитами отделавшиеся бы сломанными костями, заканчивали с пулей в голове, в виде трупов на какой-нибудь мусорной свалке. И его боялись подчас куда больше вспыльчивых держиморд. А может дело еще и в том, что дела у него сейчас не слишком – денег в обрез, все уходит на чертов клуб. Сто тысяч баксов наркотических денег,  из тех, что выручили от продажи кокса, отослал Гвидо в качестве знака уважения. Лисичке бы хорошо купить нормальную тачку, вместе той, которую сжег Альтиери – но где брать гроши? Кого дон поставит на южную команду, неясно, не исключено, что пришлет кого из своих любимцев, чтобы ослабить там влияние андербосса. При этом Монтанелли высказывает какие-то странные мысли, мол, они с Фрэнком должны заниматься ебучим страхованием. Как это может стать систематическим промыслом, Ринальди не понял – после двух-трех «организованных» страховых случаев и выплат компенсаций, у страхового агента отнимут лицензию, а то и посадят. Не хочет ли Гвидо, чтобы они с лучшим другом сломали на таком шею? В общем, кругом херня, все неясно и неопределенно.
- У меня-то запросы простые, Лив, я не заре жизни грузовики угонял да магнитолами  на остановках барыжил… -  спросил Ринальди, не открывая глаз.  Что в самом деле  Ливия может знать об уличной жизни, когда ты каждый день рискуешь, умудряешься проходить по кромке океана с дерьмом, не окунаясь в него с головой? Она из жены богатого гангстера превратилась в хозяйку гламурного борделя, и считает что может фыркать на тех, кто прошел весь путь с самых низов, своим потом и кровью  годами зарабатывая членство в организации? Вроде Фрэнка и Майкла. Просто смешно, ага.
- Хочешь, приходи? Подскажешь мне чего, поделишься опытом, он у тебя богаче в этом плане – со всем возможным дружелюбием спрашивает Ринальди, решительно вставая и слегка мотая головой, прогоняя начавшуюся закрадываться сонливость.  Подошел к зеркалу, но ограничился тем, что перевязал галстук и сбрызнул прическу и кисти рук одеколоном – тем cамым, которым некогда реанимировал Андреоли. Слегка покосился на нее, решив не продолжать пикировку. Как говорили древние – Юпитер, если ты сердишься, значит ты не прав. Потому последний ее комментарий оставил без ответа.
Появление преображенного Сонни, выбритого и в костюме, заставило Майки Боя развести руками в ложном изумлении.
- Здравствуйте, мистер Аль Пачино, когда следующие съемки?... Пульс, отлично выглядишь, мужик! – несмотря на то что Сонни, в глазах Ринальди, слишком близко держался  к женской части Семьи, гангстер не питал к нему каких-либо дурных чувств. Парень настрадался, столько лет провел гостем у федеральных властей – и в Нью Йорке ему крепко не повезло, обошлись с ним не слишком справедливо. Лучшие годы проваландаться за колючей проволокой, чтобы вновь начать криминальную карьеру в Сакраменто  - мало чему можно позавидовать.
Когда же вышла Лив, Майкл только слегка покачал головой. Чтобы он там не думал о ее поведении, женского обаяния у нее было не отнять, не попасть под ее чары было трудно  - и выглядела она просто сногсшибательно.
- Думаю с королевой вечера все определятся быстро -  произнес он, выходя последним из номера. Когда спускались в лифте, Ринальди последний раз глянул на свое отражение – вроде причесан, пиджак сидит нормально,  беспокоиться не о чем.
Зал ресторана, ныне зарезервированный  для приема гостей, был  оккупирован группкой  хорошо одетых мужчин, преимущественно итальянской наружности. Они дымили сигаретами, что-то вполголоса обсуждали, расположившись за несколькими  столиками с едой. При виде Майки все они выразили оживление и узнавание, с энтузиазмом приветствуя его.
- Привет, Майк, как ты?... Как поживаете, мистер Ринальди, сэр?.... Что,  Майки, надоело отсиживать жопу в Сакраменто?
Правая рука андербосса улыбался, здороваясь с людьми. Ему за эти годы удалось наладить с друзьями из большого яблока хорошие контакты. Вдруг он увидел Поли, который, сделав шутовское лицо, вовсю манил его к себе. Около него,  держа в руках стакан с виски, стоял сам отец, Джеймс Фортуно.
- Джим, старик, чертовски рад тебя видеть! -  Ринальди крепко пожал дону, с которым его связывали старые приязненные отношения, руку. Его мимика, интонации, легкий наклон головы демонстрировали то уважение, которое он питал к этому человеку.  Действующий босс одной из пяти больших семей Нью-Йорка, член национальной Комиссии (пусть она давно уже не собиралась)  - это вам не хрен собачий. Да и долгая карьера Фортуно в мафии не могли не внушать Ринальди почтения, он состоял консильери, когда еще многие из тех, кто ныне заправляли в Сакраменто, под стол сикали.
- Как сам? Как твои? Фрэнк передает тебе привет. -  cлегка наклонился к Джеймсу, подмигнул, улыбнулся -  То,  о чем говорили – привез. Но смотри, пей быстрее, тут же чуть ли не свежий виноград в бутылки запихнули!

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-09-04 10:56:36)

+2

11

Да уж, глядя на этих двоих, Сонни стоило бы порадоваться, что занят в такой сфере, где "развлечения" доходят до клиентов уже без его помощи, и что ни Майки, ни Лив, у "Пульс Интерпрайзес" переманить клиентов не смогли бы - своя клиентская база, ему и в спор даже вступать было незачем, а значит, и отношения удалось бы сохранить с обоими хорошие. И если с Ливией это сделать нетрудно, то вот с Майком, как с лучшим другом Альтиери... как говорили в те времена, когда он сам большую часть своего времени болтался на улицах - могла бы возникнуть ситуация. Впрочем, в целом, оба спорщика, на взгляд Пульса, в целом находились на примерно одинаковом уровне по своей изворотливости, несмотря на то, что находились по разные стороны импровизированных баррикад, и что, вроде бы, каждый из них свою баррикаду собрал из разных материалов... Он-то помнил, что Лив за него тогда перед Фрэнком не особо-то поторопилась заступиться, свои цели преследуя в первую очередь; особенно ярко это подтвердилось у Эдди дома вечером того же дня... О, Эдди они готовы были с руками тогда друг у друга оторвать! Так и непонятно ведь, кто выиграл - в нескольких фильмах Хадсон действительно приняла участие, да и горничной, вроде бы, тоже осталась. Ничья?.. Во всяком случае - земля уж точно досталась ему... Пульс тоже не так уж и прост. Потому предпочитает сейчас слушать и запоминать, но помалкивать...
- Скажи "Привет" моему маленькому другу!.. - засмеявшись, довольный шуткой Ринальди, Сонни сложил руки, изобразив выстрел из подствольного гранатомёта... Не тот фильм с Аль Пачино, который Майк так любил цитировать, но, видимо, как говорится, каждому - своё, и разные вещи каждый может любить тоже по-своему. Впрочем, получается, что и шанса тонко подколоть лучшего друга Альтиери Пульсоне тоже вот не упустил. - Ты сногсшибательна, Лив. - улыбнулся Сантино, оценивая внешний вид Андреоли. С ног он, конечно, не валился, но всё-таки глупо не признать (только Агате лучше этого не слышать), что в обществе Ливии Сонни всё-таки с самого начала немного "вело"... это было неплохим поводом от общества этого себя ограничивать. В меру, разумеется. И это вовсе не будет означать, что общество это - неприятно...

Джеймс Форутно

Внешний вид

Если вокруг столика царила атмосфера некоей суеты, гангстеры Семьи Мелаграно безостановочно переговаривались между собой о чём-то вполголоса, то у того места, которое заняли отец и сын Фортуно, было тихо - эдакий островок спокойствия в центре гудящего улья. Закусив краешек своей сигары, и слегка играя стаканом, заставляя виски омывать подтаявшие кубики льда, невысокмй седовласый человек поглядывал вокруг, на своих ребят, на персонал гостиницы, снующий вокруг, словно подмечая взглядом каждую деталь; от его внимания не ушло, как в зале появились Ливия, Майкл и Пульс, но виду при этом почти не подал - лишь улыбнулся слегка, наблюдая, как Ринальди церемонно здоровается с его парнями, в числе которых был и андербосс Семьи - Энтони Ламберто, приезжавший с бригадой в Сакраменто весной 2013 года. Сам Джеймс предпочёл поздороваться уже под конец, когда Майкл обошёл всех, и их место у стола стало неким подобием сцены, в сторону которой повернулись все головы вокруг.
- Я тебе не "старик", Майки. - "осадил" Джимми слишком эмоциональное приветствие Ринальди, пожав ему руку чуть сильнее, чем требовалось бы, но затем улыбнулся, продемонстрировав невероятно белоснежные для его, и впрямь, почтенного, зубы. Они с сыном были здорово похожи. За исключением одной маленькой детали - приветливость в Поле пока ещё не настолько забродила, чтобы стать такой же желчью, какая чувствовалась в отце. - Процветаем, как видишь. Растём и крепнем. - усмехнулся, приобняв слегка сына. Его гордость... Поли был назван в честь предыдущего босса Семьи Мелаграно, Пола Кастеллано - некогда ставленника самого Джеймса, и именно при нём Фортуно был консильери до того самого дня, когда Кастеллано был найден в багажнике автомобиля, разрубленный на куски. Фортуно, относившийся к Поли Кастеллано, как к младшему брату, тяжело переживал эту потерю, и, перенимая дела, изначально планировал просто навести порядок и затем передать дела его людям и родным - и сделал это, но, впоследствии, большинство из них решили легализоваться, а Фортуно остался единственным боссом. - А ты? Всё ещё не женился?.. И как Сакраменто, как там поживает мой припизднутый родственник?..

Сонни Пульсоне

- Взгляни на них... Вот индюшатник. - вполголоса, так, чтобы ни одна живая душа, не дай бог, не услышала, усмехнулся Пульсоне на ухо Ливии, глядя, как Майкл обнимается со всеми по очереди. На какой-то момент он, сжимающий в руках ручку чемодана, в котором был приготовлен "подарок" для дяди Джимми, и Ливия остались без внимания вовсе - представляться самим было нарушением этикета, а кроме Ринальди и Фортуно-младшего их тут никто особо и не знал... И надо было как-то развлечь себя на эти пару минут. Сонни предпочёл рассказать Ливии, кто тут есть кто: - Вон тот седой сморчок в центре - это и есть дядя Джимми, отец нашего "принца". А этот, в чёрном костюме в полоску, здоровый, с щетиной - это андербосс, Энтони Ламберто... - он мог бы рассказать ещё про пару человек у стола (кого-то, впрочем, как Ламберто, и сама Ливия могла помнить по тому визиту, о чём Сонни мог не знать), но тут Фортуно-старший, улыбнувшись и сверкнув в их сторону своими отполированными зубами, сделал знак подойти ближе...

- Мы вполне можем открыть прямо сейчас парочку. Где оно? И, давай, представь нам своих друзей. - мы же все здесь друзья, верно? Дядя Джимми улыбнулся, жестом позвав Ливию и Сонни подойти - и все головы, почти одновременно, повернулись в сторону двух "опальных" представителей криминалитета Сакраменто. И, пока ещё было несколько секунд до того, как Пульс и Лив дойдут до стола, приподнялся к уху Майки, спросив: - С кем Пульсоне работает сейчас?.. - одного из гостей мистеру Ф. представлять и не нужно было...

+2

12

Ливия не считала, что идти на открытие клуба Ринальди такая уж хорошая идея, даже несмотря на то, что приглашение, как и комплимент ее опыту, прозвучали на удивление отнюдь не фальшиво. Просто она прекрасно понимала, что в таком случае будет неизбежна и встреча с Фрэнком, а уж с ним все пересечения она совершенно точно решила свести к минимуму. После очередной полученной оплеухи (пусть и словесной) она окончательно разуверилась в том, что Альтиери вообще стоит того, чтобы искать с ним какие-либо пути к примирению. Поэтому Майка она хоть за приглашение сдержанно и поблагодарила, но для себя решила, что приходить не собирается.
Собрав комплименты по очереди от каждого из мужчин, Ливия, конечно, осталась довольна собой и эффектом, который в очередной раз произвела на представителей сильного пола, но радость, демонстрирующую это, постаралась скрыть за сдержанной улыбкой и легким кивком головы. В общем, сегодня на ней и не было ничего такого уж сногсшибательного. Это они ее, как говорится, еще "во всеоружии" не видели. Как бы она не высмеивала Майки, а платье "на выход" и сама в последний момент сложила в чемодан - на тот самый пресловутый "всякий случай".
Войдя в ресторан, они сразу оказались в той обстановке, которая Ливии была привычна, даже несмотря на незнакомые лица. В "Парадизе" ей частенько приходилось пьянствовать вместе с гостями, демонстрируя завидное гостеприимство заботливой хозяйки заведения. В Нью-Йорке, правда, она пребывала в качестве гостя, но смущаться этим, в отличие от Пульса, ничуть не намеревалась. Ей наоборот хотелось как можно быстрее познакомиться со всеми, кто имеет здесь вес, а Майк мог стать отличным мостиком по наведению новых контактов - казалось, он здесь знал если не всех, то большинство точно.
Комментарии Пульса Ливия слушала внимательно и сдержанно, медленно переводя при этом взгляд с одного героя картины на другого. Дядя Джимми отчего-то не казался Ливии таким уж сморчком. Для своего возраста он выглядел вполне бодро и подтянуто. Неестественно белоснежные зубы, правда, не могли не вызывать улыбку, но в целом мужчиной он был представительным и, судя по поведению, твердым, а это качество в мужчинах Ливию привлекало всегда. Что касается Тони Ламберто, то его женщина помнила еще по тому времени, когда он со своей командой приезжал в Сакраменто для помощи Гвидо в укреплении власти над районами, и встреча эта не оставила в ее памяти ничего дурного - деловой амбициозный мужчина. Пока Пульс явно не пребывал в восторге от того общества, в котором находился, взгляд Ливии быстро и цепко скользил по всем присутствующим, а на губах ее играла легкая улыбка в ожидании, когда их наконец-то представят Джеймсу и всем остальным. Она могла бы рассказать Сантино, что уже знакома с андербоссом, но решила, что излишние перешептывания будут не очень уместны, а потому дослушала Пульсоне молча, даже не поворачивая к нему головы.
- Рада, что наконец-то выдался шанс познакомиться лично, - мягко пожала она руку старшему Фортуно, когда Майк все же подвел их к боссу. - Много слышала о вас. - Обменявшись еще несколькими любезностями, она перевела взгляд на стоящего рядом Ламберто, который уже, пренебрегая церемониями, потянулся ее поцеловать как старый и хороший знакомый. - Привет, Тони! Как давно не виделись! Не по душе, стало быть, тебе пришелся наш жаркий климат? - посмеявшись, похлопала его по плечу, даря поцелуй.
- Не то слово. У нас тут... разнообразнее что ли. Да ты и сама видишь, - со смехом пожаловался на погодный катаклизм. За то короткое время, что Ламберто провел в Сакраменто, с ним они успели перейти на "ты", и если ей не изменяет память, случилось это примерно после такого же банкета, как этот. - Я занимаюсь "Парадизом", - пояснила она уже Джеймсу, не дожидаясь упоминания этого от Майка. - Гвидо говорил, что вы припасли для нас несколько лакомых кусочков, - с хитрой улыбкой говорила она о девочках, ради которых они и приехали. - Не терпится взглянуть!
- Всему свое время, - ухмыльнулся дядя Джимми, жестом приглашая их к столу. Угощали их, к слову, отменно и с размахом: креветки, рыба, икра, всевозможные нарезки и несколько видов алкоголя, - словом, Фортуно очень хотел, чтобы встреча с представителями Торелли прошла на "ура", и те увезли с собой бывших сотрудниц "Cats" от греха (а точнее от федералов) подальше. Расположившись за столом напротив Поли и Майка, которые что-то беспрестанно обсуждали, Ливия оказалась между Пульсом и Тони, а во главе стола тосты за дружбу семей поднимал сам босс.
- Все забываю поздравить тебя с землей, купленной у Эдди, - вспомнилось ей внезапно за едой, и она повернулась к Сонни. - Неплохая идея со стрелковым клубом. Уже функционирует? - то, что Пульсоне опередил ее с предложением выкупить у опрометчивой Эдди землю, в свое время заставило Ливию взглянуть на Сонни иначе. Учитывая условия сделки, которые Хадсон ей рассказала, Пульсоне умел не только в дерьмо вляпываться, как в случае с дракой с Фрэнком, но и мозгами шевелить. - Неплохо ты ее с ценой надурил, - она ухмыльнулась, отпивая вина, привезенного Майком и уже доставленного к столу. - Я тоже хотела ей свои условия предложить, но ты меня опередил, - Хадсон была не в том положении, чтобы отказывать, а с землей Ливия придумала бы, что делать - она, как известно, единственное, что никогда не теряет ценности. - Отличное вино, кстати, - кивнула уже Майку. - Молодец, что придумал, - отметила правильную идею с пустыми руками не приезжать, они вот с Пульсом в этом деле поступили несколько опрометчиво, наивно понадеявшись, что встреча не примет такого размаха со съездом первых лиц клана.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-02-03 02:41:41)

+2

13

К манере мистера Ф. Майкл привык уже давно. Он напоминал ему старого льва, у которого даже в приветливом мурлыканье слышится рокот рыка. При этом Джеймс был одним из немногих людей, чье любое пожелание бы Ринальди выполнил беспрекословно и от которого бы выслушал любую отповедь без тени раздражения. В мире, существовавшем в голове Майки Боя, именно на таких вот тяжеловесах держалась Коза Ностра – и дядя Джимми, с его долгими годами в мафиозной администрации, поколениями посвященных позади и отсидкой, обладал для Ринальди тем моральным авторитетом, который Гвидо, с его прошлым чистильщика, в его глазах еще не выработал. Порой он даже задумывался – не сделал ли ли ошибки, в годы Донато не попробовав перейти в семью Мелаграно?
- Таким сыном можно только гордиться. –гангстер улыбнулся Поли, затем снова взглянул на  преступного босса. Чуть понизил голос, почтительно наклонил голову – У меня хорошо все, вот клуб свой открываю в феврале, хочу сделать лучшее заведение в Сакраменто. Для меня было бы честью, если бы такой уважаемый человек, как ты, согласился бы быть моим гостем в этот день.
Пожал плечами на вопрос о браке, тут все было сложно и запутанно до охерительности, но не вмешивать же в это дядю Джимми.
- Не женился, да и вряд ли уже женюсь. Поздновато мне. -  Ринальди развел руками, снова показал белоснежные зубы  - А что у нас сделается? Все тихо-гладко, провинция. Гвидо здравствует и процветает, тебе привет передает.
Ринальди прекрасно помнил, какую услугу в свое время оказал Настройщик  Монтанелли, прислав своих людей на подмогу во время печальных событий прошлых лет. Кто знает, удержал бы тогда старик контроль над городом, если бы не протянутая из Большого Яблока рука помощи. Майки Бой во точно об этом не забудет –  о той заварушке до сих пор напоминает ноющая в холодные времена нога.
-  Пульсоне? Раньше с  Агатой Тарантино, теперь с Фрэнком и со мной по делам студии. Больше с Фрэнком. -  Майкл принял у Сонни из руки чемодан, поставил на пол,  открыл полированные замки. Достал ящик мореного дуба, полный изумрудно-зеленых бутылок, выудил несколько, поставил на стол. -  Сонни Пульсоне, Ливия Андреоли…  Джеймс Фортуно  - хотел добавить про Парадиз, но тут встряла сама Лив со своим дополнением, пришлось промолчать.
Услужливые официанты уже открыли бутылки, напиток разлили по хрустальным бокалом – и по залу разлился восхитительный запах молодого вина.
- Тони, выпьешь? Это наше, исконно калифорнийское. – Майк дружественно кивнул подошедшему андербоссу, с ним они познакомились во время его пресловутого приезда с бригадой в Сакраменто.  Сам попробовал, сочетание ароматов правда было интересным, отдавало какими-то тонкими фруктовыми оттенками.
Постепенно расселись за столами, Ринальди оказался рядом с Поли и Ливией. С аппетитом принялся за тигровые креветки с соевым соусом,  ведь порядком проголодался за время перелета, попутно увлеченно болтая с Фортуно-младшим.
- Хотел бы глянуть на твое новое заведение, чем ты там всех так удивлять собираешься. – хмыкнул Поли, накладывая себе закуски.
- А приезжай, будет на что посмотреть. Скажу тебе так – я хочу произвести революцию в отрасли.  – Майки Ринальди подозревал, что Ливия с иронией относится к его амбициям в этом отношении. Но он сам считал, что ее подходы устарели, безнадежно оставшись в двадцатом веке. Банальный секс, с полосканием чресл в бассейне и картами в перерывах – это уже скучновато, это уже не может привлечь избалованное высшее общество калифорнийской столицы. А что вы скажете о функционирующем порнотеатре, мисс Андреоли? Что вы скажете о постановке Отелло, в которой предельно ясно, чем именно занимался пылкий мавр с супругой за пару минут до их знаменитого диалога? Что вы скажете о эротических костюмированных балах, где на участниках нет ничего, кроме масок и тонкого шелка? Что вы скажете  о  тематических вечеринках для богатых свингеров или поклонников БДСМ? Бесконечных шоу и играх на перченые темы? Это вам не банальное верчение задницей у шеста, вся движуха будет твориться в закрытых ВИП-залах. Контркультурный стриптиз, милая Ливия, ночное сердце города для развратного бомонда – вот цель Майкла Пеллегрино Ринальди.
На самом деле было бы неплохо поговорить с Поли о другом, о более серьезных вещах. Например, о его собственных планах. Как слышал Ринальди, мафиозный кронпринц бы не прочь и в самом деле стать кронпринцем, со временем унаследовав империю отца – а сейчас, по крайней мере, значительно продвинуться в криминальной иерархии. В самом деле, ведь дядя Джимми не вечен, кто сменит его, когда тот, как давненько намеревался,  уйдет на покой? Взгляд Майкла остановился на мощной фигуре и поросших щетиной щеках Энтони Ламберто. Скорее всего именно он, мелковат против него Поли, В любом случае, слишком глубоко в это лезть не следовало, но осведомленность бы не помешала. Но не при таком же количестве народа говорить.
- Рад, что понравилось, Лив. Знаешь, почему-то мало кто знает, что Калифорния – винный регион. – отвечая девушке,  правая рука андербосса снова плеснул себе пино нуар, но пока не притрагивался к нему, чего-то выжидая. – По мне не уступает испанскому.
Договорив, Ринальди поднялся и окинул взглядом сидящих, слегка откашлялся.
- Я хотел бы поднять этот бокал за всех присутствующих – и прежде всего мистера Джеймса Фортуно, так принимающего нас в этом городе. Salute!

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-02-03 14:41:13)

+2

14

Фортуно смотрел на Майка оценивающе; впрочем, он, пожалуй, всех вокруг себя давно уже удостаивал именно таким взглядом - включая и своего собственного сына, которого начал всё сильнее приближать к себе в последнее время. При этом, Джеймс был немногословен, лишь кивая иногда, и заинтересованно приподнял брови, когда тот рассказывал о своих планах на февраль, пообещав в ответ выбраться на открытие, если выдастся время - посмотреть на то, как устроились бывшие работницы "Кэтс". Хотя изначально, впрочем, работали девчонки у Вудмана, а не у Джеймса, и дядя Джимми к ним вообще отношения имел мало даже после того, как купил заведение. Джеймс так же мог бы задвинуть речь о важности семьи в жизни каждого из них - у самого ведь было трое детей; но лишь усмехнулся в ответ, сочтя слова Майка за шутку, или, по крайней мере, создав такую видимость. Джеймс, пожалуй, был скорее лисом, чем львом - и именно такую кличку в тюрьме тоже получил недаром. Так что советы он привык давать друзьям... и если Майки был его приятелем, то Ливия только-только стала знакомой, Пульс же всегда был не более, чем инструментом, с помощью которого он мог бы достичь какой-либо цели - даже тогда, когда они все носили костюмы одинаковых цветов.
Но если цену Пульсоне Фортуно для себя уже давно знал, то качества Лив ему определить пока что только предстояло, и пообщаться с ней, как с человеком в их сегодняшнем обществе новым, ему было интереснее, чем с Сантино и Майком... он увидел, что они в неплохих отношениях с Тони, и подметил, как Ливия влезла в разговор до того, как Ринальди успел о ней рассказать, в то время, как Сантино сосредоточенно молчал, лишь кивнув в ответ и пожав ладонь; понял, что ей не терпится завести здесь новые знакомства, а попутно - успел и бесстыдно оценить её формы взглядом, и пожалуй, что это было единственным, что Фортуно не удалось скрыть и всех своих выводов, что он успел сделать у себя в голове, поскольку он не счёл нужным это скрывать, и уж тем более не стыдился, в своём возрасте и положении.
Затем босс пригласил всех за стол, и тут уже вполне можно судить о том, кто тут какую роль играет, прямо по тому, как люди расположились за ним, согласно своей значимости, - во главе стола находился Фортуно, по его левую руку разместился его сын со своим приятелем Майком, по правую - андербосс, далее - Ливия, и уже на самом краю, дальше всех от босса Семьи - Пульс, который даже не был членом организации ни в Сакраменто, ни в Нью-Йорке... так, чтобы можно было его послать за бутылкой, сообщением или стволом, если что.
- Спасибо. - улыбнулся Сонни в ответ на поздравление Ливии. Все в основном обсуждали будущий клуб Ринальди и вино, которое он привёз, так что Пульсоне постепенно выпадал из разговора, и был тихо благодарен Андреоли за то, что не давала ему сосредоточится на одной только еде, начав выделяться на фоне остальных присутствующих ещё сильнее. Хвастать о стрелковом клубе вообще не хотелось, особенно в присутствии Майка, который бы обязательно рассказал про это Фрэнку, и, как следствие, они втроём с Мэнни захотели бы к нему в долю - этого Сонни старался избежать, видя опыт даже самой Ливии; во всяком случае, пока что. - Нет, куда там... пока что от насыпи ушли недалеко. - насыпь - это чтобы пули не улетали в сторону леса. Пульс хотел ещё подвал сделать с тиром, прямо под стрельбищем наверху, но пока что - всё это было в основном на бумаге. Строительство вещь не быстрая, да и в финансах он был куда более ограничен, нежели Майк или даже Ливия... и вообще, по-хорошему, стоило задуматься, потянет ли он всё и дальше один, или нужно будет всё-таки привлечь кого-то. - Я дал ей, что она хотела; и сам получил, что хотел... Цели обдурить её у меня не было. - Сонни пожал плечами, он и Эдди тогда отдал всё, что у него было; способы получить желаемое, в принципе, и у него, и у Фортуно, и у Майки, были одинаковыми, дело разве что в масштабах, и в том, кто готов делится такой информацией. У простодушного Пульса было с этим легче, нежели у Настройщика... вот и ещё одна причина того, кто где из них сидит сейчас.
- Калифорния - это винный регион?.. - Сонни посмотрел на Лив, на Майки, переглянулся с остальными... жил в Сакраменто уже полгода, но, Майки был прав, сам впервые услышал об этом сейчас (откуда у него чемодан вина, и откуда это вино родом - в детали не вдавался), так что удивление его было вполне понятно; и удивлённым он, впрочем, за столом выглядел не один - кто-то из гангстеров Мелаграно, друзей Поли, задал этот же вопрос почти в один голос с ним, ещё у нескольких человек - он тоже отпечатался на лбу. Впрочем, из "уважаемых людей" за столом высшее образование было не у всех; чего ж удивительного?
- Salute! - вторил Сонни, вставая со своего места вслед за остальными присутствующими и соприкасаясь своим бокалом с остальными бокалами. Чёрта с два он хотел пить за здоровье Фортуно, но, если бы он отказался, скорее всего Ливия и Майкл везли бы девочек обратно в Калифорнию уже без него - неуважение здесь дорого стоит. Хотя Майки снова оказался прав - вино было хорошим... но насчёт испанского - это надо было сравнивать уже более основательно. Если сравнивать с сангрией, которую ему приготовила Агата однажды - так та, всё-таки, была лучше.
Лицемерия в ней было поменьше.

перемещаемся в "Кэтс"?

+1

15

Ливия и не подозревала, что Сонни купил землю на свои сбережения, а была уверена, что его профинансировала семья, поэтому даже не подумала, что это может быть какой-то тайной от Майки, вот и спрашивала о нем в открытую. Может быть, и наоборот хотела, чтобы Фортуно старший услышал о начале самостоятельного бизнеса своего бывшего подручного и отметил его успехи. Впрочем, если это и произошло, то только в его седой голове, потому что вслух он ничего по этому поводу не сказал. Зато поддержал разгоревшийся на пустом месте спор о калифорнийских виноградниках.
- Какая разница? - Ливия отозвалась ненавязчиво на реплики не понятно откуда взявшихся знатоков напитка. - Я предпочитаю вино пить, а не говорить о нем. - Этим она заодно и Сонни от очередной неловкой минуты спасла, а вместе с ним и остальных таких же далеких от виноделия гангстеров. Спор на этом и закончили, переключившись на тост Ринальди, который все с охотой поддержали.
Время летело так же стремительно, как и пустели бутылки на столе. Разговоры о бизнесе быстро перетекали в беседы о погоде, новостях, семьях и обратно. Воспользовавшись тем, что Тони отошел, освободив свое место, Фортуно предложил ей прикурить, и Ливия не отказалась. За сигаретой выяснилось, что дядя Джимми был хорошо знаком с Марчелло, успевшим в свое время досадить чем-то даже нью-йоркскому клану, а также то, что и в Парадизе ему доводилось бывать. На обсуждении борделя и его переменах они и остановились чуть более подробно, а Ливия не упустила возможности пригласить босса и в свое "царство", раз уж предложение посетить вечеринку Майки он уже получил.
Распрощались все еще более дружелюбно, чем встретились, заметно повеселев от выпитого. Поли начал травить анекдоты еще за столом и продолжил это делать уже в машине, когда они ехали в бывший "Cats". Ну, пара-тройка из них и правда были смешные, хоть и похабные.
- Тут у нас ремонтные работы в завершающей стадии, - как бы извиняясь, сообщил Поли, когда они вошли в помещение будущего секс-клуба. - Не пугайтесь. - Непривычно для подобного заведения лампы сейчас были включены на полную, и комната была достаточно ярко освещена ради удобства рабочих, которые кропотливо трудились над шумоподавляющим декором стен. В это же время на сцене посреди зала под негромкую музыку свою программу репетировали и несколько девушек. Одной из них Поли приказал позвать Чейна. - Пульс, ты же должен его знать, так? Он тут вас как раз должен сориентировать по кадрам, которых нужно пристроить.
В ожидании Чейна им было предложено присесть за барную стойку, а Поли согласился поработать для них барменом, веселя всех отчаянными попытками ловко пожонглировать бутылками.
- Ну что, собираешься сотворить нечто похожее? - спросила Ливия у Ринальди, оглядывая помещение, в котором они находились. Говорила она, конечно, о его клубе. - Название уже придумал? Что-нибудь пошленькое? - ее смешок подавил звон разбившегося стекла - Поли все же выпустил бутылку из рук. - Вот дерьмо, это был "Чивас", - хороший шотландский виски, который если верить старой рекламе, предпочитал сам Фрэнк Синатра, судя по всему, любимец Майка, (раз уж он напевал один из его хитов по прилету) и дружка его, Альтиери, как могла помнить Лив из тех времен, когда они с андербоссом еще пребывали на стадии перемирия.
Подвыпивший Поли в суматохе с бутылкой успел и стакан свой опрокинуть прямо на стойку, заставив их всех отпрянуть от растекавшейся по столешнице жидкости.
- Я помогу, - отозвалась одна из девочек, спустившись со сцены, и заняла за стойкой место Поли, который ушел в уборную оттирать запачканную рубашку. - Вы те самые из Калифорнии? - слащавым голосом пропела блондинка с пышными формами, активно вытирая тряпкой столешницу. - Чейн говорил, что нас хотят перевезти. Я буду только рада! У вас же там Голливуд рядом! Это ж просто обалдеть, как круто! Всегда мечтала съездить! - с горящими глазами произнесла она свою сладкую тираду и начала разливать новую порцию виски. - А кто из вас босс? - подмигивая Сонни, она подвинула первый стакан ему, видимо и приняв его за главного. Ливия тут же взметнула взгляд на Майка. Его реакция была ей особенно интересна в свете происходящего. Сама же она отвечать не торопилась, предоставив возможность мужчинам пообщаться с возможно будущей сотрудницей.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-02-04 20:09:37)

+1

16

- Ты не поверишь, но 90% всего американского вина производится у нас, в Калифорнии… - отвечая Пульсоне, Майкл в то же время окинул взглядом окружающих, словно адресуя свои слова всем и каждому. На какое-то время он завладел вниманием аудитории, даже старый Фортуно прислушивался, кивая его словам -  Некоторые хозяйства уже по двести лет существуют…
Когда обед подошел к концу, Ринальди вновь попрощался со всеми гостями. Крепко пожал руку дяде Джимми, вновь услышав от того о готовности приехать на открытие заведения, если будет время, поболтал с Тони, договорился кое с кем обменяться звонками  - и отправился к выходу, сопровождаемый калифорнийскими коллегами и Поли, который уже порядком наклюкался, несколько поутратив свой лощеный вид. На заднем сидении джипа он вновь уселся с Андреоли и Ринальди, правда сейчас рядом с Майком, возле окна. Что не мешало ему бросать довольно плотоядные взгляды на вырез платья Ливии   - и дыша перегаром, нашептывать обоим всякие похабные шуточки. Когда они выходили из автомобиля и шли в сторону «Сats»,  он приобнял Майка и жарко прошептал ему на ухо.
- Cлушай, шикарная баба, а из ваших с ней кто-то трахается?
Майкл пожал плечами и развел руками, кривя губы в ухмылке.
- Not anybody I know about, buddy. Give it a try, if you wish.*
Внутри пресловутого клуба пока было не особенно уютно, ибо шли работы – но чувствовалось, что в перспективе местечко может быть шикарным. Миновав охрану и группку хмурых рабочих в спецовке, оказались в баре, уже оборудованном дорогой стойкой из полированного дерева. Тут же, на сцене, репетировала группа танцовщиц весьма завлекательной наружности.
- Ого, мы в обители удовольствий, Сонни. Оставь пистолет. Захвати пирожные. – правая рука андербосса подмигнула Пульсу, показав, что заметил его подначку с «неправильной» цитатой – и свою очередь ответил любимым Крестным отцом. Лучшего фильма о Нашем Деле среди старых все же не было, как ни крути.
Фортуно-младший начал паясничать и жонглировать бутылками, в то время как Майк предпочел деловито приложиться к захваченной с собой банке чешского пива. В ожидании Чейна можно было еще немного отдохнуть.
- Планирую даже лучше. Назову Dollz, потому и набрать мне надо самых настоящих куколок– – Ринальди улыбнулся Ливии, глядя как около шеста вертится пышная блондинка, картинно выкидывая ножку. Поболтал во рту хмельную жидкость, проглотил, загрыз сухариком.
- У нас самое то будет, Чейн рассказывал. Есть такая Кирсти, настоящая красавица, у нее пятерка натуральная, прикинь? А Элис раньше фотомоделью была, снималась в показах женского белья. – бодро сказал Фортуно-младший, продолжая изображать из себя циркового артиста. То ли и правда знал от Чейна, то ли успел уже опробовать прелести местных див не понаслышке. При его репутации это было вполне вероятным.
Произошедшая катастрофа с упавшей бутылкой мало его затронула – Ринальди успел ловко отшатнуться, и разлетевшиеся по залу капли Чиваса не забрызгали его одежду. Пока мафиозный кронпринц умывался, со сцены спустилась та самая белокурая танцовщица и вступила с компанией гостей из Сакраменто диалог, выразив свои восторги насчет переезда и спросив, где босс.
- Возможно, тебе  ко мне, милая. -  ласково улыбаясь, Ринальди, словно невзначай, первым взял придвинутый к Пульсу стакан и отпил. Не то что бы его так волновало кого эти шлюхи принимали за главного, но не уронить свой авторитет было делом принципа. Каждый тут ехал по своим делам. Но если уж на то пошло, Майки Бой определенно видел cтаршим в этой тройке себя –  Сонни был соучастником, а Ливию посвятили позже его, при сомнительных обстоятельствах, и она не была ближайшим человеком к андербоссу Семьи, без участия которого не решалось ни одно дело в  южной части города. Законы Коза Ностра просты – дашь слабину один раз, потом все сядут на шею. А Майкл Пеллегрино Ринальди тут в том числе представлял интересы Фрэнки – и знамя андербосса должен был держать тем более высоко.
Женщина покраснела и что-то залепетала, поспешно вытащив из-за прилавка орешки и  насыпав их в тарелочку перед гангстером. Тот с аппетитом разгрыз один из них и весело с ней заговорил.
- В Сакраменто тебе бы понравилось. Открываю самый гламурный стрип-клуб в городе… Знаменитостей будет полно, снимешь себе какого-нибудь Брэда Пита… - вступив в диалог с  блондинкой, Ринальди постепенно привлек внимание и других девушек. Кто-то из них спустился со сцены, кто прямо заинтересованно смотрел прямо оттуда. Мафиози говорил о щедрой оплате, проценте от чаевых и «увольнений»,  помощи с проживанием. Постепенно посыпались вопросы.
- Cэр, а что с приват-танцами? А с костюмами? А стриптиз полный?
Усмехаясь и бросая отдельные реплики, Майки Бой осматривал потенциальных работниц и думал. Разумеется, секс у него будет – стриптиз-клуб без этого не дает приличных заработков, но на первом плане должна быть не столько постельные умения, как внешняя красота, харизма, пластичность, умение танцевать. Все же подноготная суть стриптиза, если мы отбросим разговоры об эстетике и искусстве – в том, чтобы разогреть клиента так, чтобы он потом был готов выложить бешеные деньги пусть даже и за посредственный трах. Потому солдат семьи Торелли с особым вниманием следил за тем, что происходило у шеста.
- Держитесь мистера Ринальди, девчата,  вокруг него зелени всегда предостаточно! – голос вышедшего из туалета Поли прозвучал весело и оживленно, словно он только что хорошенько выспался и выпил кофе, а не просто пополоскал водой рубашку.

*Не кто-то, кого я знаю, приятель. Попробуй, если захочешь"

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-02-05 15:01:30)

+2

17

В Америке производят вино?.. Хорошо, пожалуй, что недалёкий Пульсоне эту мысль не произнёс вслух; для него, как для пожизненной жертвы американского образования, настоящее, не порошковое, вино приходило из трёх мест на планете - Испания, Франция и Италия... а учитывая, что ему ещё кое-какое образование дали друзья (очень, кстати, возможно, что даже личные) тех, кто сидел за этим столом - естественно, Пульсоне считал, что французское и испанское итальянскому в качестве уступает, причём значительно... Но американское вино? Казалось сомнительным. Впрочем, слова Ливии были правильными, даже Джеймс их отметил коротким одобрительным замечанием и поддержал, отсалютовав Андреоли бокалом со своего места. Заинтересовался... хрен старый. Сонни только усмехнулся, заметив их перешёптывания за сигаретой - у Фортуно дочь возраста Ливии, да и Поли ненамного её моложе. Мистер Ф. предложение Ливии принял благосклонно, хотя и немногословно; так же, как в случае с Майки, не давая обещаний - но клонилось скорее в сторону согласия, чем несогласия. Отрицания в Сантино было навалом - вот кто сидел за столом мрачнее тучи, окончательно выпав из разговора; что, конечно, не ушло от внимания Джимми, и тот едва заметно кивнул головой в сторону Пульса Филу Корди, который тут же подсел к Сонни, подливая в его бокал. Вот с ним беседа постепенно начала складываться...

Пульс хмыкнул на шутку Ринальди, покидая салон автомобиля. Вот чего ему в Нью-Йорке точно недоставало сейчас - так это ощущения ствола под рубашкой; заведение, даже не облицованное толком, выглядело шикарно - это без вопросов - проблема была в улице. Район-то был откровенно дрянной, бандитский, и рука Затвора и остальных черномазых, или какими они там были, дружкой Чейна здесь хорошо чувствовалась... даже в прямом смысле кое-где - вон стену одного из жилых зданий в переулке украшала залихватская надпись "The Bullets" баллончиками с краской. Белый, чёрный и серебряный - удивительно цветастая гамма, ничего не скажешь... Если Сонни и в обществе Семьи Мелаграно было немного неуютно без оружия - сейчас стало и подавно.
- Ага. - удивлённый скорее тем, что Пол знает Чейна, Пульсоне проводил взглядом подвыпившего отпрыска Фортуно. Который начал выделываться с бутылками... вот ведь клоун. Отвлекаясь от девушки, разминавшейся у шеста, Пульс наблюдал немного за этим представлением, ожидая, когда одна из бутылок из его рук всё-таки вылетит. А тот ещё и нахваливать будущее заведение успевал - хотя, и так было видно, что внутри тут всё-таки лучше, чем снаружи. Возможно, вся прелесть заведения была как раз в том, что оно было закрыто сейчас? И всё, что происходило здесь - фактически, для них троих... и ни для кого одновременно. Нет масок. Даже музыка слишком приглушена. Сонни всё-таки засмотрелся на девицу, пропустив момент, которого так ждал, услышав только возглас Поли и звон разбитой бутылки. К счастью, успел среагировать, когда этот выпивоха и стакан Сонни перевернул, пока "Чивас" не оставил следа на его белом рукаве. Ручеёк потёк вниз со стойки...
В ответ девушке, Пульс кивнул головой на Ринальди - в их трио, он - главный, без вопросов. Что, впрочем, не помешало в его сторону зыркнуть сейчас - только вот Пульс нашёл себе другой стакан, чтобы налить туда виски, как Майк у него его тут же отобрал, и пришлось искать третий. Кого-то ещё удивляет, что ему не очень приятна их с Поли компания? Ещё и Поли, вернувшийся из туалета, пока тот ублажал девицу, подлил масла в огонь. Ну, конечно, Голливуд рядом. Часов шесть езды? Или семь?.. Ладно, он тупой, раз не знал про виноградники; но это вот щебетание ему нервную систему расшатывало окончательно. Сонни устало посмотрел на Ливию: он хотел домой... ну или хотя бы увидеть Чейна, наконец. Где его носит?..
- Отойдём? - послышался шёпот над ухом. Пульс вдруг почувствовал чужую руку на своём плече, но, оглянувшись увидел не Чарли, а Фила - телохранитель Поли зачем-то вернулся. И взглядом требовал пройти вслед за ним... тяжёлым и серьёзным таким взглядом. Сонни сам умел его демонстрировать при необходимости, а потому - в этот момент серьёзно занервничал. Снова ощутив пустоту там, где обычно у него под полой пиджака был заряженный пистолет...
Выбора, впрочем, особого не было. Пришлось, отхлебнув-таки из бокала, и оставив его на стойке, встать и последовать за Корди...

Чарли Чейн

Внешний вид

- Мистер Чейн, вас уже ждут!
Пасторино всхрапнул что-то неопределённое в ответ, зная, что его всё равно не услышат. Наверху шёл ремонт, а подвал бывшего "Кэтс" выглядел сейчас пустым и белым коридором, хотя всего пару недель назад здесь шагу некуда было ступить, везде стояли фрагменты декораций, вешалки с костюмами, видеооборудования - прямо Голливуд в миниатюре. И было многолюдно... сейчас практически всё барахло отправилось в Сакраменто, относительно небольшая его часть - в другие концы страны, кое-что члены банды "Пули" растащили себе на сувениры, а что-то - и вовсе отправилось на свалку. Теперь с этим местом прощался и Чейн... и плохо пока представлял, куда двинуться дальше. Девчонка добежала до него.
- Вас уже ждут. - повторила. Чейн кивнул, разворачиваясь и направляясь к лестнице.
Девушка кивнула в сторону стойки. Майк ему был ещё более-менее знаком, Ливию Чейн не знал, но ожидал здесь увидеть ещё одного гостя...
Безмолвно, чтобы не напрягать повреждённых связок, пожав руку Майклу, Пасторино протянул ладонь и Ливии:
- Чарли Чейн. - он давно уже представлялся по своей кличке, а не по фамилии... голос звучал так, словно Чарли страдал от удушья, и при этом ещё и пытаясь позвать на помощь - жутко, неприятно и надрывно. Уродливые застарелые шрамы на шее, которые более-менее были скрыты высоким воротником, отчасти объясняли причину... тяжело быть немым в мире, где все шепчут. - А упырь этот где?..

+1

18

- Куколок? - отозвалась на реплику Майки, приподнимая брови, и с тяжелым вздохом оглядела репетирующих девочек. - Пока что-то не вижу здесь таких...
Честно говоря, собираясь в Нью-Йорк, она надеялась на более богатый улов. Те же девчонки, которых они сейчас видели на сцене, в основном подходили для какого-нибудь дешевого порно, но никак не для элитного борделя или стрип-бара под названием "Куколки". С куколками тут давно проехали, что называется. Двигались они, может, и неплохо, но вот внешне... Мода на неаккуратный силикон стремительно уходит в прошлое, уступая место естественности и натуральности, а здесь таких природных дарований было раз, два и обчелся. Разве что та самая Кирсти с пятым размером, которую так нахваливал Поли, могла бы Майку подойти. Остальные барышни оставляли желать лучшего. Всё это Ливию, конечно, порядком расстроило, и появилось даже ощущение, что подследственный Вудман и хваленый всеми дядя Джимми просто решили сбагрить своим калифорнийским коллегам устаревший малокачественный товар.
Было довольно забавно, однако, наблюдать за тем, как Майк пустился перед шлюшками в восхваление себя и своего будущего заведения. Он разве что красной дорожки им не пообещал. Собственно, Ливию даже не удивило, что он поспешил перетянуть одеяло на себя и даже стакан у бедняги Пульсоне отобрал. Последний, впрочем, своим униженно мрачным видом в течение всего дня успел Ливии порядком надоесть. Унылость окружающих, как правило, никогда не придавала обстановке дополнительного веселья. Уж лучше развлекать себя выходками пьяного Поли и наблюдением за бахвальством Ринальди, чем пытаться приободрить погрязшего в своих мыслях Сонни. Тем более, что от выпитого за обедом, Ливия и сама приятно захмелела.
Вообще Майки будто бы делал всё возможное, чтобы эти пышногрудые барышни, захотели попасть на работу именно к нему в клуб, а не к ней или на студию к Сонни. Смешно было предполагать, что от их мнения что-либо зависит. Всё будет так, как решит приезжая троица из Сакраменто, ведь делить красоток между собой предстоит именно им. Ливия для себя, например, среди этого барахла сумела заприметить только двух, которые на фоне остальных не выглядели так уж сильно потаскано. Одной из них была та самая Элис, в чью сторону и кивнул Поли, рассказывая, что она когда-то пыталась быть фотомоделью. Лицо и тело были у нее идеальны, это правда, даже придраться не к чему - просто лакомый кусочек, ей бы с такими данными и в тот самый пресловутый Голливуд было не грех податься. Вот за нее бы Ливия даже готова была пуститься в спор с Ринальди, если тот вдруг захочет ее к себе, но в целом Андреоли надеялась, что делёжка пройдет по возможности мирно, без наполеоновской жадности со стороны Майки, клуб у него ведь не резиновый - и треснуть может от такого количества силикона, какое имелось в "Cats".
- Обратись к Пульсоне, - с усмешкой кивнула она все той же интересующейся Голливудом блондинке, - он тебя в кино снимет.
Вернувшийся из туалета Поли выглядел куда бодрее, чем был (видать, нюхнул там чего-то), и с охотой присоединился к разговору Ринальди со шлюхами. Печально. Ливия, поведясь при первой встрече на щегольский вид Поли, понадеялась на то, что этот вечер он скрасит для них какой-нибудь экскурсией по городу или ужином в хорошем ресторане, но видимо он уже будет не в том состоянии, которое готова вынести рядом с собой Андреоли. Что ж, придется обходиться более трезвой компанией своих старых знакомых.
Воспользовавшись тем, что мужчины увлечены скоплением полуобнаженных сисек, Ливия отошла от бара, так и не притронувшись к налитому ей виски, и принялась скучающим взглядом осматривать дизайн клуба и самих девушек. До появления Чейна успела перекинуться и парой фраз с той самой Элис, прикинув, подходит ли она для Парадиза по темпераменту. Ей все-таки с ней тоже контактировать придется, если все удачно сложится, а человеческому фактору она уделяла всегда достаточное внимание, так как склоки и ссоры в своем заведении ей были ни к чему.
Голос подошедшего человека, представившегося Чарли Чейном, Ливию удивил. Пульс ни словом не обмолвился, что у него какие-то проблемы со связками, а потому она, недолго думая после обоюдного представления, выдвинула вполне очевидное предположение:
- Простыли? - с легкой улыбкой пожала ему руку. - С вашей погодой и не удивительно. Такой мороз!
Вопрос режиссера о Пульсоне, которого он окрестил "упырем" (да уж, его здесь любили), заставил ее оглянуться на барную стойку, за которой Сонни только что вроде бы сидел, но сейчас место его пустовало. - Вышел наверное куда-то... - предположила она, пожав плечами. Может, тоже нюхнуть захотелось. Балуется ли Пульсоне кокаином или еще чем-нибудь, Ливия не знала и особо лезть в это дело не собиралась, но готова была признать, что с бодростью у Сантино сегодня была беда. - Не видел его? - спросила уже у Майка, желая как можно быстрее покончить с делами.

+1

19

- Возьми убоже, что мне негоже… - усмехнулся Ринальди, подумав о том, что нью-йоркские хозяева могли попытаться им сплавить не самых лучших девушек – но все равно полагал, что среди глины тут можно найти парочку бриллиантов. В конце концов и среди уже отобранных будет производиться ротация – лучшие оставаться, худшие уходить и заменяться  талантливыми новенькими. Да и среди остающихся в клубе тоже будут профессионалки разного уровня – кто-то, например, будет участвовать в сложных эротических шоу, а кто-то только в банальных танцах с раздеваниями. Кого-то допустят в ВИП-залы с богатыми гостями и сверхщедрыми чаевыми, кто-то останется на потеху основной публики. Все просто, естественный отбор.
Майк продолжил общаться с будущей рабочей силой. Попросил поочередно потанцевать на сцене, прикидывая, надо ли кого-то будет доучивать и переучивать. Побеседовал на вольные темы, оценивая адекватность, не хватало, чтобы какая-нибудь стриптизерша с тараканами в голове оскорбила важного  клиента – тут, правда, к сожалением все только со временем выявится. В конце концов определился с перечнем кандидаток – и предположил, что если Сонни, по его  наблюдением, весьма мало тяготевший к принятому порноделу, вряд ли может тут быть большим конкурентом, то со сверхопытной Ливией им, возможно, придется поспорить. Поли, тем временем, скучал и пил виски у барной стойки, время от времени глазея на вертящихся на возвышении бабенок. Затем и вовсе, казалось, задремал, присев на один из вертящихся стульев и облокотившись о стойку – явно перебрал уже на обеде у папы. Все-таки молодежь умела пить хуже чем они, старая гвардия. Даже такие матерые гуляки как Фортуно-младший.
В этот момент в комнату вошел мужчина в белом костюме, c усами и заурядно-итальянским лицом. Его голос звучал, правда, отнюдь незаурядно – хрипло и страшно, будто у вурдалака какого-то. Сам Чарли Пасторино, Чарли Чейн.
- Майки Ринальди… - ответил гангстер, пожимая руку нью-йоркцу, и, поняв, что его нелестный эпитет относился к Сонни, озадаченно повертел головой по сторонам – Вот не знаю, поссать отошел?
Тем временем Чейн, быстро перейдя к делу, спросил, что они думают про товар. Майки по-кошачьи улыбнулся и глянул на Андреоли.
- Ты знаешь, Лив, я не прошу лишнего… Возьму-ка к себе Кирсти, Элис и вот ту парочку, а остальные уж на ваше с Пульсом усмотрение… - протянул он, ткнув пальцем  в понравившихся девушек. Затем снова поглядел  вправо-влево, поморщился, поняв, что  не видел в комнате Сонни уже какое-то время назад, пока болтал со шлюхами – многовато для того, чтобы просто помочиться. Почему-то это ему не очень понравилось , какое-то шестое чувство в заднице подсказывало, что нечто не так – а ведь он, как бы тут не стебался Пульс, отвечал за него. Как старший в тройке представитель Торелли – Пойду гляну и позову его, неудобно нам тут задерживать уважаемого человека…
Вышел из комнаты,  прошел по коридорчику, повертел головой –  соучастника на месте не было. Миновал пару комнат, заваленных разным хламом и блиставших пустотой - только кое-где еще, матюгаясь, возились рабочие. Фыркнув, приоткрыл закрытую дверь мужского туалета и заглянул внутрь.

+2

20

Пульс намеренно пропустил Фила вперёд, опасаясь того, что тот приложит его чем-нибудь сзади или, чего хуже, пустит пулю в затылок - и теперь безмолвно шёл за ним следом по одному из коридоров, постоянно оглядываясь - нет уж, если его пожелали убрать, даться Фортуно легко Пульсоне не собирался... ему вообще было опасно приезжать в Нью-Йорк. Здесь много чего происходило на его глазах, ещё больше - изменилось за его отсутствие; да и уехать дядя Джимми велел ему не зря, чёрт его знает, причин для того, чтобы убрать его, может набраться вполне достаточно - и сам факт его приезда уже одна из них. Всё было не ново. Несколько раз раньше он уже оказывался в подобной ситуации, только на другой роли - на той, что занимал Корди сейчас.
Впрочем, торопиться с выводами тоже не стоило, иначе можно было бы наделать глупостей похлеще, чем тогда в "Парадизе". В мире, где каждый что-то недоговаривает, только пистолет, направленный в твою сторону, означает реальную намеренность, всё остальное - это просто слова, просто то, что ты видишь и слышишь. Позади никто не шёл, впереди - неспешно и расслабленно, следовал Корди, даже не оглядываясь, потому что шаги Сонни слышал позади вполне отчётливо. Да и взгляд его на своём затылке ощущал наверняка. Пульс... нервничал, конечно, но не до трясучки. Бояться рано, делать выводы - и подавно.
- Так что происходит?.. - Фил занял место у одного из писсуаров, Пульсоне, чуть помедлив, оглянувшись на закрытые кабинки - не выпрыгнет ли оттуда кто? - встал у соседнего. Если уж Корди расстегнул штаны - уже вряд ли произойдёт что-то серьёзное. А вести беседу у сортира вообще уже можно назвать чуть ли не хорошей традицией... оно и логично, впрочем - с собственным членом в руках особо не повоюешь.
- Дядя Джимми решил твою проблему с Риччиери. Тебе необязательно возвращаться в Калифорнию. Студия Чейна будет твоей. И в организации для тебя есть место - тебя порекомендуют. - Сонни едва ощутимо вздрогнул... так вот оно что, значит.

Чарли Чейн

- Нет. - как-то слишком просто, без единой эмоции ни в своём ужасном голосе, ни на лице, отозвался Чейн на участливый вопрос Андреоли. Как многие инвалиды, а его состояние, пожалуй, можно расценивать именно таким образом, свою особенность он не скрывал, но и не кичился ей. Голос, конечно, не рука и не нога, но скрыть это тоже не удастся. - Можете взять всех. - усмехнулся Чейн, обращаясь на этот раз именно к Майклу - стиптизёрш Ринальди уже и сам успел обнаружить, девочки же с другими "талантами" были не в основном зале бывшего "Кэтс", не у сцены. Последняя фраза заставила голос Пасторино сесть окончательно, и тот откашлялся, всё-таки вынимая из кармана голосовой аппарат, поднося его к гортани. Голос приобрёл металлический оттенок, но вот эмоций в нём ещё сильнее поубавилось. - Мадам Андреоли, вы за куртизанками приехали? Пойдёмте, я покажу. А Пульс пусть хоть снова всё про... фукает. - это вряд ли, конечно: проститутки, порноактрисы и стриптизёрши - вещи всё-таки слишком разные, чтобы Лив, Майк и Пульс друг друга без чего-то оставили - им, по сути, нечего делить.

Сонни Пульсоне

Значит, Джеймс предлагал ему вернуться обратно в Нью-Йорк спустя полгода жизни в жаркой Калифорнии. Подальше от Альтиери - стать владельцем своей собственной студии, где прибыль будет куда больше тех десяти процентов; где уже он будет говорить, кому и что нужно делать... да уж, в тюрьме о таком он мог бы только и мечтать. Слишком уж хорошо, чтобы быть правдой... и несмотря даже на то, что Фортуно его заслуг не забыл, у Сонни всё ещё нету причин ему доверять. И потом - перебраться сюда означает оставить всё то, что он успел завести в Калифорнии за эти полгода. Опять начать всё заново? Да и что с Агатой? Её, скорее всего, не отпустят, да и Нью-Йорк, насколько Сонни помнил, она не очень жаловала...
- Передай дяде Джимми - пусть идёт в жопу. - тихо, но достаточно отчёливо ответил Сантино Филу на ухо. И застегнул ширинку, разворачиваясь, и увидев... Майка, сунувшегося в приоткрытую дверь. - Ты чего? Подслушиваешь, или стесняешься? - удивление Сонни было вполне искренним и простодушным; и настроение вдруг тоже неожиданно поднялось. Послать главу одной из Пяти Семей - оказывается, это очень тонизирует! Как же долго он ждал такой возможности его послать...

- Чейн! Хей! - они пересеклись с Ливией и Чарли как раз попутно. Сонни сжал Чейна в приветственном дружеском объятии - намного менее церемонно, чем происходили все приветствия до этого момента... - Так и не успел тебе сказать, чтобы ты опять какую-нибудь пижаму на себя не напялил. Посмотри на себя! Ты же как из больницы сбежал!..
- А ты на сперматозоида похож. Иди вперёд. - разомкнув объятия, Чейн, довольно таки немилосердно, надо сказать, подтолкнул Сантино, который был его выше на полголовы минимум, в спину, заставив пролететь пару шагов. Вообще, несмотря на взаимные оскорбления, ни в голосах - вернее, правильнее сказать, в голосе Сонни, учитывая, что Чейн общался через аппарат - ни в действиях обоих мужчин агрессии по отношении друг ко другу не было. Они вели себя как эдакие старые друзья, знающие друг друга со школьной скамьи; хотя на самом деле - знакомы были месяца три или четыре. Чарли завёл их в один из залов, где был закончен косметический ремонт - но почти не было мебели, подходящей под антураж заведения, во всяком случае; четыре диванчика, вешалка... ширма посреди комнаты за каким-то чёртом, но сложенная. Обставить комнату не успели.
Стайка полуголых девиц модельной внешности как-то сами собой разбилась на две другие стайки, поменьше - но при виде Чейна все присутствующие прощебетали что-то приветственное довольно дружно, хоть и на разные голоса. И с любопытством уставились на калифорнийских гостей. Кто-то уже строил глазки Майку, кто-то Сонни... кто-то даже и Ливии.
- Куртизанки. - поднеся аппарат к шее, Чейн показал другой рукой на левую половину зала. - Порно-актрисы. - показал на правую. - Это мадам Андреоли, мистер Ринальди и мистер Пульс. - положил руку на плечо Лив, затем Майку, Сонни отвесил подзатыльник. Как всегда, лаконичен...

Отредактировано Sonny Pulsone (2015-02-08 11:57:38)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » "Кошки", "Куклы", "Вавилон"