Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » голос в холодной тишине


голос в холодной тишине

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://se.uploads.ru/CDe75.gif  http://se.uploads.ru/RrfM1.gif

Bernadette Rickards and Vera Fleming

30 января 2015 года; западное побережье; вечер-ночь

Давай убежим от всего, ладно? Не вместе, сначала поодиночке, не сказав друг другу ни слова.
Там, где нет много людей. Там, где можно слушать тишину и мысли в своей дурной голове.
А потом ты ворвешься ко мне подшофе, со своими проблемами, слезами, историями.
И мы станем чуточку ближе.

Отредактировано Bernadette Rickards (2015-01-29 12:48:29)

+1

2

вв

http://nidz.org/wp-content/uploads/2014/09/Sarah-Paulson-11.jpg

Будние серые дни. Личный кабинет. Сигаретный дым и стакан виски со льдом. Мысли затмили разум. Записи в дневнике дрожащей рукой о прошедшем вчерашнем вечере, о том, какое сегодня скучное утро и то, как хочется что-то поменять. Хотя бы немного отдалиться от надоедливых лиц, от серой массы. Убежать бы далеко. Просто взять и убежать, не оборачиваясь назад. Нельзя смотреть туда, откуда уходишь. Нельзя оборачиваться, если решаешь совершить подвиг, мчаться, вперед смотря вдаль, в горизонт. Легкая улыбка на устах и мечты-мечты-мечты, но ведь они свершаются, самое главное верить в то, что желаешь всей душой и сердцем. Нет ничего невозможного, также как и нет безвыходных ситуаций. Существует даже одно «умное» лекарство, но таковым его не назовешь, оно лечит от всего кроме смерти. Только смерть способна оставить тело и забрать душу, а пока ты ходишь по бренной земле можешь той же мыслью духа излечиться. Единственное что полезно в качестве свершения некоего обряда – очищение души и тела это уехать на какое-то время туда, где щебечут птицы, где слышно шелест каждого листочка деревьев, где можно вдохнуть полной грудью свежего чистого воздуха и отдаться всем телом релаксу, очищению и благоуханию. Пускай, черт возьми, мир треснет на несколько частей и разлетится на осколки в тот момент, когда я буду медитировать на другом конце земли, но я буду спокойно, потому что побывала в этом раю и не отказала себе в такой возможности.
Ставлю точку в дневнике обводя кружок несколько раз и мысленно собираюсь в тот самый рай, который реализую сию же минуту. А работа! А что собственно работа? Такая прекрасная особь как я может найти себе клиента или пациента – тут уж как вам будет угодно, в любой точке планеты. Высокая самооценка – да! А выживать в этой жизни приходится теми методами, которыми умеешь владеть. Одним словом к черту всю серую массу, пора устроить себе долгожданный и заслуженный отдых. Конечно, можно было бы уехать в такие райские места насовсем, но, как правило, рано или поздно захочется вернуться обратно в родные пенаты, а я не из тех, кто оставит свое дитяще на произвол судьбы.
Западное побережье. Вечер. Небольшой чемодан молодой паренек заносит в номер и за это, конечно же, получает «спасибо» в денежном эквиваленте, а после уходит довольный как удав. Наслаждение тишины – очень важный момент сейчас. Я просто хотела побыть в полном одиночестве. Свечи. Кстати я очень люблю ароматизированные свечи с приятно исходящим ароматом «Иланг-Иланг» или же ванили. Боже как это вкусно и расслабляет. Распахнутые двери лоджии, легкий ветерок и рука тянется за очередной сигаретой, бокалом красного вина и дневником. И, казалось бы, что твой покой никто не может нарушить, но не всегда получается то, что мы желаем. Судьба бывает действительно преподносит интересные сюрпризы. Например, как сейчас резко открылась входная дверь, и кто-то проник в номер. В мой, черт возьми, номер. А я в свою очередь не закрыла на ключ дверь, да и в мыслях не было, ведь здесь практически нет людей и контингент такой, кому осточертело крутиться в серой массе.
- Кто ты и как сюда попала? Продолжая сидеть, не оборачиваясь, холодный тон голоса пронзал словно лед. Почему «она»? Потому что мужчина так себя не поведет. Обмануть меня практически невозможно. Не зря, в конце концов, моя профессия, включая чертову прошлую жалкую жизнь, научила многому меня.

+1

3

- Но меня очень сильно любили
- Ну и что из этого? Какая разница, любили тебя или нет, если ты все равно остался совсем один?

Звук мотора разрывает тишину загородной местности, машина стремительно мчится по дорожной полосе и свет фар освещает мокрый после непродолжительного, но промозглого дневного дождя асфальт. Январские дожди в Калифорнии самые неприятные, ибо вместе с ними приходят ветра и серая пелена облаков, заслоняющая своим толстым слоем ясное небо и согревающие своим теплом лучи калифорнийского солнца. Оставалось пережить еще день и целый месяц до окончания зимы, когда пронизывающая, непривычная жителей западного побережья прохлада пойдет на спад. Впрочем, это не так уж и долго, холода довольно быстро принимаются, как должное, хотя всегда есть те, кто всегда найдет время на них без конца и края жаловаться.
А Бернадетт все мчится. Вперед, не сбавляя газа, разве что на крутых поворотах, и слушает лишь голос диктора по радио, даже не стараясь вникнуть в их смысл. Голос – словно музыка, он идет фоном, в то время как в голове молодой женщины буйствуют и путаются между собой мысли и размышления. Чем дальше от границы города отъезжает ее автомобиль, тем больше бесполезной тревоги остается на проеденном расстоянии и рассеивается в окутанном легкой вечерней дымкой воздухе, но на душе еще долго будет присутствовать неприятный, жгучий осадок. Так всегда бывало, когда Рикардс бежала от проблем, а бежала она от них всегда; так и пробегала всю свою недолгую жизнь по необъятному земному шару в наслаждении безмятежной и полной ярких событий жизни. А вернувшись в родной город, поняла, хоть и не сразу, что не убегать от проблем, то есть от реальной жизни, она не умеет. Тридцатилетний наивный ребенок, которому пришлось изрядно постараться стать здравомыслящим и взрослым человеком, способным брать ситуацию в свои руки ловкой хваткой, а не перекидывать все свои обязанности на волю матушки-судьбы. Бернадетт сама сделала себя такой, в ее голове всегда бушевал шквальный ветер, сдувающий все задатки здравомыслия и ума. В какой-то степени это делала ее счастливой. Счастливые люди знают намного меньше людей несчастных, они и думают меньше; размышления вызывают диссонанс и наводят тоску.
Когда Рикардс прибыла на место, к которому так стремилась как можно быстрее попасть, на землю уже опустились сумерки. И как странно было слышать тишину после нескольких часов, проведенных в дороге под звуки музыки и голоса диктора на радио, а также после той какофонии городских звуков, от которых рано или поздно начинает пухнуть голова. Слышался ровный шум прибоя, шелест листвы и приглушенная акустическая музыка из небольшого дешевого бара напротив трехэтажного дома, отделанного снаружи белым и грязно-голубым цветом. Покатая крыша, аккуратные балкончики с видом на море и внутренний дворик с прикрытым на зиму бассейном, автостоянка и ларек, в котором продавались различные печатные издания и сигареты. Возможно, летом это место пользуется популярностью, но в холодное время года сюда съезжаются лишь те, кому не хватает денег на жилье в городе или те, кто желает побыть в спокойствии и одиночестве за ничтожную плату. Порой хочется чего-то подобного. Побыть среди таких же одиноких, просиживающих целыми днями в своем номере или за стойкой в том несчастном прокуренном баре. К слову, именно туда блондинка и отправилась после заселения в свой просторный уютный номер, заставленный старой мебелью и лишними предметами интерьера, которые и создают этот самый уют, придают комнате более-менее приличный вид. Вид из номера открывался на побережье, где черные волны при свете одной лишь луны лениво набегали на берег.
В баре сидели двое мужчин в обнимку с бутылками дешевого рома, девушка в летнем трикотажном платье, и компания молодых людей, которые и были главным источником шума и беспокойства в заведении. Бернадетт присела за стойку, заказала стопку ирландского виски, наказав себе пропустить лишь один стакан, а после чего отправиться к себе в номер, дабы как следует отдохнуть и, спустя столько времени наконец выспаться.
Однако через час дела были не так уж и плохи. Виски бы добротный, а бармен – говорливый, задушевный мужчина лет сорока с пивным животом и сверкающей при свете ламп лысиной. Он говорил громким басом, энергично размахивал руками при разговоре и за компанию попивал припасенное под стойкой пиво, от запаха которого Берн становилось дурно. Она решила ретироваться до того момента, пока ей не станет совсем плохо. Соображать она еще могла.
Расплатившись наличными, Рикардс вышла на свежий воздух и, пошатываясь на высоких каблуках, побрела в сторону дома. Поднявшись на второй этаж, женщина отворила дверь своей комнаты и обнаружила, что оставила свет включенным. Лампа тускло горела на прикроватной тумбочке, освещая малую часть комнаты своим желтоватым свечением. И каково было удивление Бернадетт, когда она поняла, что в комнате находится не одна. Темный женский силуэт появился перед глазами сразу же, как американка переступила порог.
-А? – пьяно произнесла блондинка, кидая сумочку в ближайшее кресло. – Это я, и я вошла через дверь.
Запустив пальцы в белокурые волосы, Берн оглядела помещение непонимающим взглядом.
-Дамочка, это мой номер, - протянутые слова заплетающимся языком повисают в полумраке, а затем тонут в свете прикроватной лампы, словно пустой звук. Впрочем, незнакомка успела за него зацепиться. - Я заехала час назад...Не надо дурить мне мозги!
-Давай, выходи. Ты ошиблась, - Рикардс прошла вперед и стянула со своих плеч кремового цвета пальто, оставаясь лишь в теплом черном платье прямого кроя, подол которого едва доходил до колен. Ноги ужасно гудели, но блондинка, пребывая подшофе, не додумалась скинуть с себя жмущие с утра до ночи туфли.
Только потом Бернадетт начала чувствовать себя неуютно в помещении, которое так удивительно напоминало ее комнату, но, тем не менее, чем-то отличалось от нее. Да и вещей ее не было. Но об этом Рикардс решила умолчать.

+1

4

Какая прелесть.. Начало обещает быть довольно интересным. Сигаретный дым из уст, ухмылка и вот она Я во всей своей красе.
- Дамочка не стоит себя перетруждать множеством слов. Вам, наверное, тяжело связать даже двух фраз, поэтому предлагаю покинуть мою обитель и оставить в покое все, до чего Вы дотронулись. Как же я не люблю, когда нарушают мое личное пространство, тем более таким вот нелепым образом. Сделать вид, потом ворваться туда, куда не стоит и вести себя так – нет слов, одни эмоции, но я же не простая. Я тоже заслуживаю уважения и больше того я заслуживаю того, чтобы слушали меня. Именно меня, тем более в такой ситуации.
- Я не люблю пьяных женщин, тем более позволяющих так себя вести! И это несмотря на то, что я выпиваю, причем так, что могу не сосчитать и на пальцах, сколько в день стаканов алкоголя проходит в организм. Ну, об этом ведь знать никому не обязательно, да и не нужно.
- Я не люблю подобные визиты. И не нужно тут засыпать. Вы подумали, что может быть утром? Резкий, броский взгляд в сторону белокурой нимфы и снова усмешка. Теперь эта эмоция будет постоянно на моем лице, или до тех пор, пока это все благополучно не закончится.
- Я вот думаю, может быть мне книгу написать о Ваших таких похождениях, для журналистов – это лакомый кусочек от тортика с клубничкой, сладкий вздох и в стакан уже льется виски, туда же кусочки льда и очередная сигарета заполняет комнату дымом.
- Могу предложить Вам стаканчик или может Вам лучше подышать свежим воздухом? Прошу тогда на лоджию. Я же, в конце концов, не зверь какой сразу же срываться и драть своего обидчика в клочья.
- Милая, если на утро Вы проснетесь, будет очень стыдно за свой поступок и за свои слова. Ну, разве такой леди как Вы это будет простительно? Саму себя не съедите случайно? То ли шутка, то ли это серьезно сказано – остается загадкой для себя самой. Знаете ли, не каждый день врываются, таким образом, и нагло заявляют, что это не мое, в придачу еще и вышвыривают на улицу.
- Ну, и каким, таким образом, собираетесь объясняться? Может быть я маньяк какой? Вы врываетесь непонятно к кому, ведете себя просто ужасно, но не знаете, что может случиться дальше. Угроза или предупреждение – решать только ей, но как бы там ни было никогда не причиняйте боль физическую. Как практика показывает «убить», «уничтожить», «раздавить» человека можно морально и это причинит куда больше боли, чем рукоприкладство. А что такое рукоприкладство? А это насилие. Наркотик, которого попробуешь лишь раз и это будет продолжаться дальше. Я слишком много повидала в этой жизни, в столь еще молодом возрасте.  Зато вот таких буйных красоток врывающихся в собственный номер, дом или квартиру еще не видела, но вот и повод познакомиться, а возможно нужно помочь?! Кто знает.
- Вы сюда приехали, чтобы напиться, забыть о каких-то проблемах? Отдаленное место от городской суеты, и приезжают сюда люди не просто так: кто-то отдохнуть семьей, кто-то побыть в одиночестве и подумать, кто-то видимо напиться.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » голос в холодной тишине