vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Где же ты была раньше?!


Где же ты была раньше?!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://se.uploads.ru/t/A2lkM.gif
Участники:Priya Thakur, Danielle Young
Место: Нью-Йорк.
Время: Февраль 2013 год.
Время суток: Примерно 15:45
Погодные условия: Ветер. Мокрый снег
О флештайме: Маленькие дети имеют привычку всё поменять в твоей жизни. Но порой они могут внести свои поправки не только в твою жизнь.

Отредактировано Danielle Young (2015-01-29 13:25:39)

+1

2

Холодно, мокрый снег. Кажется что эта мерзлота везде, что она проникла уже в каждую частичку тебя, ты продрог до костей. И скоро холод доберется и до них, превратив в лед, заморозив тебя навсегда. Я куталась в куртку, что мне дали пытаясь хоть чуть-чуть согреться,  но получалось плохо. Я не привыкла к такой погоде,  я снег то никогда не видела, только по телевизору, в кино и рекламе. А тут вот он посмотрите. Белый  и при этом грязный, падает на асфальт и тут же тает, превращаясь в воду и грязь под ногами, создавая чачу, по которой сложно идти.  Ветер задувает под капюшон снежинки, и они оседают на черные волосы, тают и вот мокрая уже и ты сама. Противно, неприятно, холодно. Как только люди живут тут? Мне хотелось сесть на холодную землю и просто заплакать, ибо больше сил не было. Я хотела домой, в наш дом, хотела в свой супермаркет и мыть там полы, это всяко лучше, чем стоять тут насквозь промерзшей, словно снежная королева из сказки.
Улыбаюсь своим мыслям. Да я не блондинка, и кожа не бледная, но ассоциации именно такие. Снежная королева. Становится немного легче, очередной порыв ветра заставляет меня поежится, но мы уже заходим в здание. Там хотя бы не будет ветра и снега. А когда-то мне казалось, что снег это красиво, это чудо. Белые снежинки, в кино, так красиво падали на землю и лица людей, они улыбались, словно это и правда какое-то чудо. Нет, это холод и мерзость. Вряд ли я к этому привыкну хоть когда-нибудь. Бррр
В помещении было теплее, но вокруг царил полумрак. По коже пробежали мурашки, но уже не от холода, а от страха. Если бы вся ситуация не казалась мне настолько абсурдной, я бы сейчас закатила истерику и попыталась убежать. Хотя истерики не в моем характере, и честно сказать я никогда их не закатывала, даже не представляю, как это делается. Но думаю, справилась бы с этим без проблем.  Но разве такое может быть? Такое бывает только в кино, в выдуманных историях. Такое пишут писатели, когда уже не знают что впихнуть в сюжет и как закрутить  линию персонажа. И сейчас должен прискакать принц на белом коне и спасти меня. Нет стоп не меня, у меня принца нет, даже тот что остался в Мумбаи на принца не тянет. Не потому что трус или не хорош, просто у нас другие отношения и все тут. Тогда должен прискакать принц одной из этих девушек, что рядом со мной. Да-да , я просто не главная героиня. Но спасет он всех и доставит меня домой к семье из благородства. Тьфу ты самой противно так думать! Глупости какие-то. Это просто сон вот и все. В книге я точно не оказалась, а вот заснуть могла. Или даже так меня сбила машина, и я лежу в коме, а это лишь игра моего воображения.  Иначе просто быть не может.  Я подняла руку к лицу и осторожно ущипнула себя за шею. Больно. Но не проснулось, все продолжалось как и шло. Ну да однозначно кома!
Честно говоря, я начинала паниковать. Мой мозг отказывался принимать, что все происходящее это реальность. Стена, что я сама себе создала, что бы казаться сильной, рушилась. Это пугало еще больше и я уже начинала дрожать мелкой дрожью. Пусть думают, что от холода. Хотя я настолько волновалась и нервничала, что не понимала и половины сказанного в помещении, хотя язык знала неплохо. И так увлеклась собой что не заметила как ко мне подошли и сдернули капюшон с головы. Поморщилась, в помешении показалось светлее чем когда мы вошли. Надо собраться с мыслями. Нельзя так паниковать, от этого ничего не измениться. И от того что я закричу, или заплачу тоже. Все идет своим чередом, как задумано судьбой, а я должна держаться, что бы хоть что-то изменить в ней, что бы не упустить момент.
И чем я так провинилась в прошлой жизни? – пронеслось в голове.
Но застыла тут только я, а картинка двигалась дальше, и мне волей не волей приходилось вместе с ней. Как жаль что нельзя замедлить время, нельзя остановить мгновение и дать себе передохнуть, перевести дух и собраться с силами.  Поднимаю взгляд и вижу человека. Он пугает меня еще больше. Высокий, очень высокий, и такое недовольное лицо. Он кажется мне демоном, чистым злом.
-Что ты опять начинаешь!- снова одергиваю себя – Может у него зуб болит просто, вот и лицо такое!
Но улыбнуться не получается. Сейчас, похоже, решается моя судьба, снова стараюсь вслушиваться в разговор людей, стараюсь понять, что происходит. Это сейчас важно.

+1

3

- Янг едет! – Этой фразой пугали всех в группировке Моргана в начале 2013 года.  Сегодняшний день не был исключением. И неспроста. Этот год начался для парня паршиво. Хотя для других нормальных людей рождение ребёнка это радостное событие, которое ждут целым семейством и устраивают торжество в его честь. Но не для него. Даниэль никогда не был нормальным человеком. В честь своего ребёнка он не устраивал праздников, а только выписал чек с большой суммой его матери, которая тут же исчезла из его жизни, словно её не бывало. Не было толпы родственников, которые стоят в очереди, чтобы подержать новорожденного. В тот день Даниэль был один в пустой квартире. Был только он и малыш в коляске. И не было поздравлений по телефону. На удивление в тот день ему совершенно никто не звонил, и весь свой выходной он просидел напротив коляски, смотря на малыша. Правильно ли он сделал? Своё решение оставить ребёнка Янг проклинал каждую ночь и каждый день, когда в надежде поспать хотя бы час закрывал глаза, а этот спиногрыз начинал вопить. Иногда этот малец даже становился синим от того, что орёт сутки напролёт. Вот уже почти два месяца он нормально не спал, мало ел. Парень сильно похудел и стал бледным. «Найми няню» -  твердили ему те, кто смерился с его решением оставить отпрыска. Но этот вариант не был выходом из сложившейся ситуации. Если няня была молодой, то уже на третий день  работы Янг попросту её трахал, и вся её забота о малыше сходила на нет. Нанять женщину постарше тоже не мог. Он вообще не любил, когда ему указывают, что делать, а тут его давили правилами обращения с ребёнком и пытались научить жизни. В итоге одна из нянь чуть было не распрощалась с жизнью.  И это  чуть не стоило ему карьеры, когда женщина завалилась в полицейский участок с заявлением о попытке убийства. На везенье Янга комп, к которому она обратилась, был давней сошкой Моргана, и дело быстро замяли, не дав ему пойти дальше. Женщине пришлось отстегнуть кругленькую сумму денег. С того момента Даниэль принял решение больше никого не нанимать, пока не найдёт стоящего человека. Следующий месяц прошёл в агонии и желании убить собственного ребёнка. Даниэль стал нервным и всех начал подозревать. Ему начало мерещится, что кто-то хочет убить его ребёнка, поэтому он начал всюду таскать его за собой. И ему было плевать -  шёл он на дело или в ресторан.
- Все по местам! – Кто-то крикнул в последний раз и поспешил удалиться в самую дальнюю из комнат. Через мгновенье дверь открылась,  и в  помещение зашёл мужчина. Он был почти два метра высотой. Лицо было хмурым и бледным.  Им был Даниэль Янг. Он смотрел на всех исподлобья, и от его взгляда кровь останавливалась в жилах. Он больше напоминал демона. Который только что вернулся из ада, чем человека. В его руках была переносная коляска с малышом. Сейчас он мирно спал, и это ещё больше вселяло в работников ужас. Они старались не дышать. Любой шорох или звук, который мог разбудить малыша, приравнивался к смертному приговору. Который был вынесен одному из людей на прошлой неделе. Поэтому все ходили на цыпочках, опасаясь за свою жизнь. Тяжёлыми шагами он прошёл в свой кабинет, где его уже ждали. Работорговцы – мир давно уже и забыл про них, думая, что людьми уже не торгуют и что они живут в цивилизованном мире. Как же они глупы и наивны. Прямо сейчас в одном из сердец этого мира Нью-Йорке будет происходить сделка. Даниэлю привезли новую партию девушек, которых можно было приобрести для своего борделя. Ему выразили огромную честь, посетив его первым. Обычно новичкам в этом деле достаются объедки. А сейчас он мог выбрать себе самых красивых.
Парень зашёл в кабинет и поставил коляску с младенцем на стол.  Я больше так не могу. Ещё одна неделя такой жизни и я застрелюсь или вышибу этому говнюку мозги. Даниэль сел в кресло и закрыл глаза ладонями. Они были красными из-за нехватки сна, и казалось, сто они налились кровью. Дверь еле слышно отварилась. Это был Макс. Он единственный не боялся заходить к Янгу в кабинет. Они уже сто лет работали вместе, и он мог быстро распознать смену в настроении Янга. Жестом он показал, что девушек привели и все ждут только его. Так же бесшумно он скрылся за дверью. Залпом, осушив бокал виски, Даниэль собрался выходить из кабинета, как послышался шорох. Они опять следят за мной. Хотят его убить пока меня нет! Хер Там.  Мужчина вернулся за коляской и вместе с ней пошёл на встречу.
Все удивились появлению Янга с коляской: дельцы недоумевающе перешёптывались, а девушки переглядывались и только люди Даниэля побледнели, предвкушая плачь ребёнка, и что может произойти. Если ребёнок заплачет хоть на минуту, то Янг выйдет из себя и кого-нибудь точно убьёт. Но ребёнок молчал.  Начались переговоры и Янгу предложили выбрать тех, кто ему понравится. Тяжёлыми шагами и с холодным взглядом он подошёл к девушкам.  Почти все они были хороши собой. У всех были запуганные лица, а когда он приближался к ним, то можно было услышать, как бьётся сердце девушки, и казалось оно вот-вот выпрыгнет из груди. Он прошёл в одну сторону, прошёл в другую. Казалось ему никто из них не нравится и что ему вообще противно на них смотреть.
- Я беру этих трёх. – Он указал на двух блондинок и одну индуску. – Об оплате мы договаривались заранее. Виктория решит с вами вопрос об оплате. Дело сделано. Все вздохнули с облегчением, предвкушая, что Даниэль сейчас уедет  и всё обошлось. Но всему виной господин случай. Один из людей, стоящих рядом с коляской смачно кашлянул, тем самым разбудив ребёнка. Раздался детский плачь. Даниэль замер посередине комнаты. Полный уверенности убить любого, кто подвернётся под руку.

+2

4

И что вот это все? Я разочарована! Я думала, будет более, хм..а как более? Страшно или опасно? Что я вообще себе представляла? Честно говоря, понятия не имела. Но сейчас я четко знала, что меня выбрали, и это место моей работы и жизни. Противное местечко надо сказать. Мне не нравилось тут. Может потому что я сейчас в таком положении, не знаю. Но мне было неуютно в этом месте, все казалось грязным и немного враждебным. А может это реакция на этого высокого человека, с таким угрожающим выражением лица.  Мне хотелось бежать от него подальше неважно куда, он пугал меня до дрожи в коленках. Этот холодный усталый взгляд, когда скользнул по моему лицу, словно порыв ветра попал на кожу. Не знаю как там в других местах, может и хуже, но и с ним мне оставаться было страшновато.
Я уже прислушивалась к разговору. Он указал на меня и еще двух девушек. Сказав, что об оплате уже была договоренность. Вот видимо, почему сначала сюда. Хотя, что я знала о современной работорговле, в сущности ничего. Как у них там происходит оплата и все остальное вообще не в курсе. Я даже не знала, как остальные попали сюда и откуда они. Все считали, что я не знаю английского. Девочка из Индии говорит только на хинди. Ага, конечно! Ничего что у нас без английского никак, все-таки бывшая колония. Но и разговаривать с ними мне не особо хотелось, так что я поддерживала это заблуждение в них, отмалчиваясь, отбившись от общей стайки «рабынь».  Да сейчас приходилось принимать определенные усилия, что бы понять разговор. Говорили быстро, и бывало, употребляли сленг мне мало понятный. Плюс ко всему язык, на котором разговаривали в Штатах отличался от Британского, немного другой выговор. Это тоже путало меня. Привыкну, это не сложно.
И все же я немного пришла в себя. По крайней мере, уже осмотрелась вокруг. И стала подмечать вещи которые раньше не замечала. Скорее всего, мне мешал  капюшон, что был на голове. Мой взгляд остановился на коляске,  что стояла в помещении.  Странно кто мог притащить маленького ребенка в такое место? Просто не укладывалось в голове, какая нерадивая мамаша могла такое сделать. Нет ну работаешь ты тут, это твое дело. Но зачем ребенку это видеть.  И все относились к этому совершенно спокойно. Странные они американцы местами.
Меня подтолкнули немного в сторону, показывая что нужно отойти в сторону, мол остаешься тут. Я оторвалась от созерцания коляски и сделала шаг в сторону. Высокий мужчина (может звать его великан?) закончил разговор и похоже собирался уходить из комнаты. Все говорили не громко, спокойными голосами, будто находятся на семейной кухне и болтают ни о чем, обсуждают прошедший день. И эту идиллию разрушил громкий кашель одного из мужчин в комнате. Прозвучало словно гром среди ясного неба. Я видела, как замерли все и словно не дышали. На лицах пары работников даже отразился ужас. Еще пара секунд, что показались минутой как минимум из коляски раздался громкий плачь ребенка. Но все продолжали стоять на местах, словно превратились в статуи.
Незнаю что именно побудило меня тогда не стоять на месте. Мне просто было жалко бедного малыша. Судя по плачу ему было не комфортно, может даже больно. И никто не решался подойти и успокоить. Элементарно покачать коляску, вдруг заснет. Я не знала всех подводных камней этого места, и была еще словно во сне, так что не выдержала и  быстро направилась к коляске, на ходу расстегивая пуховик и скидывая его на пол что бы не мешался.
Склонившись над коляской я увидела плачущего малыша. Бедняжка. Протянув к нему руки, я аккуратно вынула его из коляски и взяла на руки. Совсем кроха, только научился сам держать головку.
-Ну тссс, все хорошо, малыш. – тихо шепчу ему и поудобнее устраиваю голову малыша на своем плече освобождая одну руку. Да не удивительно что он в слезах. Рука чувствует влажную одежду, похоже там ждет сюрприз. Да и животик жесткий, еще и колики. Ох и хорошо же ты плачешь, хулиган. Теперь понятно чего все боялись. Именно того что ты проснешься.  Освободив руку я смогла наклониться и достать из коляски выпавшую у малыша пустышку. А он уже устроившись на моем плече пригрел животик и не столько плакал во весь голос, сколько словно жаловался мне и кажется пытался найти бутылочку или пустышку.
-Сейчас, милый, минутку. -  и где мамаша этого чуда? Сунув пустышку себе в рот я  облизала ее, что бы не осталось грязи и отдала ребенку. Он замолк, но не надолго, это я знала. Наконец переключив внимание с ребенка на находящихся в комнате я обнаружила что на меня смотрят чуть ли не в ужасов в глазах, словно я совершила преступление века.
-Кто мама?-я ждала когда же хоть кто-то ответит мне – У него пеленки сырые. Ну же.
Вот ведь нерадивая мамашка! Где вообще шляется? Ребенку то месяца три не больше.  Ему нужна не коляска а теплые руки, сухой укроп, молоко и чистые пеленки…ладно хоть памперс!

+1

5

*От первого лица*
Я медленно закипал. Опять этот жуткий крик. Я больше ничего не видел и не слышал, кроме стука своего сердца. Этот звук заглушал всё остальное. Я прекрасно понимал, что мне срочно нужно успокоиться. Но как это сделать?! Тем более я уже был на исходе. Мои силы покидали меня, и единственное что мне было нужно это выпустить пар. Но все прекрасно понимали, что моё «выпустит пар» это перерезать кому-нибудь глотку. Сломать хребет, свернуть шею. Не важно. Сейчас я был готов на всё. В ушах зазвенело. О Боже, если он сейчас не заткнётся, то я  точно кого-нибудь убью. В глазах начало темнеть, и я сделал пару шагов к стене, где стоял Макс. В его лице я увидел страх. Рядом с ним стояли ещё трое парней, которые понемногу отступали от него. Я видел в их глазах страх. Признаюсь, это моё любимое зрелище – видеть в людских глазах страх. Видеть, как перед тобой они трепещут и не позволяют себе даже дышать в твоём присутствии. Но сейчас я не мог насладиться этим. И всё  из-за этого детского плача, который сводил меня с ума. Я остановился. Дыши Янг. Сейчас тебе нельзя сорваться иначе с тобой разорвут все деловые отношения,  и Морган даже не станет тебе помогать. Пока я собирался с мыслями  и старался успокоить себя, мимо меня промелькнула маленькая тень. Я даже не сразу смог понять, что это была одна из девушек, которых привезли. Я тут же пришёл в себя. Какая наглость! Я развернулся в её направлении. Первое, что мне пришло в голову это то, что она пыталась убежать, пока все оцепенели в ожидании моего срыва. Неплохая попытка! Но какого было моё удивление, когда обернувшись, я увидел ту самую индуску, которую минуту назад купил,  и сейчас она уже  протягивала руки к моему сыну. Мысленно я уже казнил её и был готов разорвать на части, но внутреннее чутьё подсказывало мне оставаться неподвижным наблюдать, что будет дальше. Мой ребёнок затих. О чудо! Долгожданная тишина. В ушах больше не гудело. Макс тут же кинулся к ней, чтобы выхватить ребёнка.
- Не надо,- я перехватил его на полпути, схватив за руку. – Я разберусь сам! – Я оставался неподвижным, наблюдая за тем, как она управляется  с малышом. У неё явно был  большой опыт обращения с детьми. Но откуда? На вид ей было лет девятнадцать. Рожала? Но я просил привозить мне только не рожавших. Или меня дурят почём зря либо у неё было много братьев и сестёр. Но сейчас меня волновало меньше всего. Ко всему прочему она была отчаянной девушкой. Рвануть к ребёнку, когда вокруг тебя толпа вооружённых до зубов мужиков, это отчаянный поступок. Ведь её могли пристрелить, и она бы даже не успела добежать до коляски. Будь я в здравом уме, то сейчас она бы уже валялась на полу с простреленной ногой. Всё-таки она была экзотичной внешности, хороша собой, и убивать её было бы жалко. Разве, что только после того, как отработает деньги потраченные на неё.
Неловкое молчание затягивалось, а она уже вовсю разыскивала непутёвую мать. Мне и самому было интересно, где сейчас была его мать, и кто поддался её чарам в очередной раз. Хотя нет. Я погорячился. Мне было плевать и на неё и на того бедолагу, которого она собралась разводить на деньги.
- Макс, проводи наших гостей в бар и угости, как следует. – Я обратился к своему помощнику. – И позаботься о том, чтобы наших новых девушек проверили и разместили, как полагается. - Доверяй, но проверяй. Я всегда  руководствовался этим правилом и регулярно проверял всех девушек, работающих у меня в борделе, а тем более тех, которые только пополнили рабочие ряды. А теперь, после того, как я раздал всем указания и попрощался с гостями, мне предстояло поближе познакомиться с новоиспечённой Мэри Попинс и решить будет ли она кровавой Мэри. Я дождался, пока все покинут комнату, осматривая её с ног до головы. Её наглость и решительность одновременно слово отрезвили меня. Когда все покинули помещение я резко подошёл к ней и схватил за руку.
- Держи его крепче, - прорычал я,- и не смей даже пикнуть. – Взяв в другую руку коляску, я направился в свой кабинет. Я был зол и обескуражен. Ведя её по полуосвещённым коридорам, я удивлялся тому, что ребёнок на её руках затих. Мне это, безусловно, нравилось, но я не мог позволить, чтобы любая девушку могла вот так беспардонно лапать его. Мы зашла в кабинет, и я толкнул её вперёд, закрывая за нами дверь. Поставив коляску, на стол я сел на стул.
- Положи его обратно! – мой голос был всё так тяжёл. – В той сумке, - я указал на сумку, которая лежала рядом с диваном, - ты найдёшь всё что нужно.  Вперёд! – Скомандовал я и начал наблюдать за своим новым приобретением. Она ловко справлялась с ребёнком и в её руках он ни разу не заплакал. Пару раз он закряхтел и тут я был готов к тому, что он снова заплачет, но к моему удивлению этого не случилось. Скорее это были сонные звуки. Признаться, я совсем не разбирался в детях и мне было трудно определить, что ему вообще было нужно. Будь моя воля, я изобрёл бы чудо кнопки, которые могли бы их выключать.
- Сядь. – Я рявкнул на девушку, когда она управилась с малышом. Несмотря на её старания, я всё так же был зол, но не мог признать, что сейчас меня больше волновало то, что этот засранец умолк. Вот так просто. – Ты говоришь по английский? Если да, то насколько хорошо?- Я знал, что в Индии почти всё население говорит на английском, но всё же бывали такие, которые не говорили на нём. – Сейчас мне нужно было узнать её как можно лучше. И что делать с нею дальше.

+1

6

А что мне было терять? Даже если бы меня сейчас застрелили, мне было плевать. Даже наверное это лучше чем всю жизнь работать шлюхой. Умереть мгновенно и все. Пусть даже никто не узнал бы и не пожалел о моей смерти. Мне было без разницы. Что было терять?  Эти мысли лишь придавали мне наглости. Хотя ладно будем честны, когда заплакал ребёнок я не думала о том что меня могут просто прибить. Эта мысль пришла мне в  голову, когда я увидела одного из американцев, что кинулся ко мне явно с не хорошими намерениями. Ну и плюс оценила выражение лиц тех, кто находился в комнате. Будто я держала гранату с вырванной чекой, а не младенца. И вот сейчас я начала понимать что, скорее всего зря сделала это. Не мое это дело, это не мой ребенок. На месте его матери я бы сама пристрелила бы такую вот наглую девицу. Хотя я и ребенка не притащила бы в  бордель.
Мужчина тем временем приближался и я немного нахмурившись прижала теплый сверток поближе и немного отвернула в сторону. Не знаю что у него в голове, главное не уронить ребенка. Но его остановили. Только окликом, и все. Странно…Хотя…Может я зря искала мать малыша, может ее тут и не было. Варианта было два, либо дите взяли в качестве платы, как и меня, либо этот высокий мужчина, что пугал меня его отец.  И не говорите мне, что первый вариант не реальная выдумка. После последних событий в моей жизни я верю уже в любой бред. Как оказалось тут возможно все.
Немая сцена рассасывалась. Как то само собой, словно все в порядке вещей. Пара указаний и все расходятся по местам, лишь тихо перешёптываясь.   Мне сложно все это понять, всю структуру этого места. Словно во сне, или каком-нибудь фильме. Если бы не теплый комочек что я сжимала в руках, снова ущипнула бы себя. Указания, однако, не коснулись меня, я так и стояла около коляски, чувствуя как влажное пятно под рукой расползается.  Еще раз пожалела о своем поступке, теперь по-настоящему. Раньше я хотя бы примерно знала чего ожидать, а сейчас словно оказалась в другой реальности, шагнула сквозь какую-то стенку невидимую. Страх снова начал пробираться по спине мурашками. Великан (да так удобнее его называть) подошел ко мне, и его взгляд не обещал мне ничего хорошего. Я боялась даже слово обронить или дышать. Малыш на руках задвигался, устраиваясь поудобнее и пытаясь добиться молока от своей соски. Когда он схватил меня за руку, у меня, кажется, глаза от ужаса расширились. Я молча прижала ребенка и повиновалась ему.
Кто знает, куда он меня ведет. Может, зайдем за дверь и мне просто свернут шею.  Его ручищами можно было сломать мне запястья даже не напрягаясь, слоило лишь сильнее сжать. Я не сводила взгляда с его ладони, державшей меня. Боялась посмотреть в глаза, изучала руку. Его кожа была светлее моей. Отсутствие солнца, я вообще не уверено что тут можно загорать.  Сколько же в ней силы, я наверное даже представить себе не смогу. Страх снова добирался до меня заставляя шаркать ногами, словно оттягивая что-то неизбежное. Но дверь за нами закрылась и меня просто отпустили. Я ошарашено уставилась на Великана словно не понимая что он сказал. Еще секунд десять глупо пялилась на него, после чего моргнув кивнула и осторожно опустила малыша в коляску. Он недовольно закряхтел. Я без проблем дотянулась до указанной сумки и открыла ее. Надо же удивил! Тут был и памперс и влажные салфетки, бутылочка, смесь для ребенка в ней и  чистые ползунки. Не все так плохо как я думала честное слово.
Достав из сумки ползунки, я стянула мокрое с ребенка. С памперсом пришлось повозиться. У нас не было денег на такую роскошь, и мои братья и сестры выросли в обычных пеленках, без таких прибамбасов. Так что памперсы я видела лишь в рекламе, и как их одевают тоже. Повертев его в руках наконец разобралась что к чему.  С ним я провозилась долго, даже успела покраснеть от стыда, что не знаю таких вещей. А к ребенку так кинулась как заправская нянька! Справившись с сырыми пеленками, я достала еще относительно теплую бутылочку(видимо наводили смесь не очень давно, это плюс) и устроив малыша в коляске устроила бутылочку рядом с ним. Малыш вцепился в нее губками, тут же перестав кряхтеть. Голодный. Сейчас поест и заснет. Удобнее было бы кормить его на руках, но я побаивалась брать его. Великан может выдать все что угодно, и ему явно не нравиться, что я трогаю мальчика в коляске.
Стоило мне закончить, я услышала грозный голос. Сглотнула и бросив еще взгляд на малыша, таки оторвалась от него, и опустилась на стул рядом с коляской. Сидела я словно проглотила шест. Прямая спина, все мышцы напряжены, ноги сдвинуты, пальцы на руках побелели от того как я сжала их. Но что мне терять? Помнишь, еще недавно думала об этом.
- Говорю – честно сказать мой акцент был сейчас ужасен, мне даже пришлось кашлянуть, что бы было понятно что я говорю. Волнение не идет на пользу. – Довольно хорошо разговариваю, учила в школе и подрабатывала с туристами. – прозвучало странно, но других слов я сейчас не могла подобрать. - Как его зовут? – я кивнула на коляску. Снова обнаглела, знаю, но почему бы и нет

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Где же ты была раньше?!