Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » One night in Bangkok ‡makes a hard man humble.


One night in Bangkok ‡makes a hard man humble.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

--
https://41.media.tumblr.com/6542b1eacf096a7fb67798f351c2ae8a/tumblr_n51u3mkyuq1s13wj2o1_1280.jpg

Участники:
Cheryl Tweedy, Frederick Klemente
Место:
Бангкок, Таиланд;
и как пойдет...
Время:
20-е мая 2014 года
2 недели в бывшем королевстве Сиам.
О флештайме:
... это встреча со сказочным королевством, вечным летом и теплым океаном, где можно забыть обо всех заботах. Вас ждет поистине райский отдых, ведь именно Таиланд – страна путешествий в сказочную мечту.

Давай встретимся в 2 часа по местному времени, в отеле. Ведь я ждал нашей встречи...
Конечно, после сеанса иглоукалывания.

+2

2

Мда, всё-таки, действительно, странные мы, женщины, создания. О нашей логике складывают целые легенды и массу анекдотов, что нас безумно обижает. Но, если разобраться, не такие они уже и далёкие от истины, как нам самим кажется.
Мы хнычем, что поправляемся, а встать утром на пятнадцать минут раньше и сделать зарядку большинство не в состоянии. Мы предпочитаем морить себя голодом в дни, когда срочно нужно похудеть, но потом ночью всё равно бредем к холодильнику в поисках утешения, что вот в очередной раз не удалось. Жалуемся, что любимый стал обращать на нас меньше внимания, а сами при этом позволяем себе запустить свой внешний вид и ходить с плохим настроением. Пилим ни в чем неповинного мужчину за то, что он старается заработать побольше денег (для благополучия нас же красивых) и потому дома позволяет себе говорить о работе, или задерживается,  или находит еще одну работу,  и работает еще больше. Мы сами лезем забивать гвозди, вешать шторы и чинить розетки, а потом возмущаемся, почему это не сделал наш благоверный. А ведь он смотрит, что мы и сами прекрасно справляемся, и расслабляется  и больше не стремится показать себя сильным, крепким и незаменимым мужчиной. Только мы, женщины, можем сказать «Я тебя очень люблю, но нам нужно расстаться», заставив своего мужчину теряться в догадках и искать хоть какую-то логику в этих словах. И да, только мы можем влюбиться в мужчину, а потом стараться его изменить. Большинству это удается, и всю оставшуюся жизнь мы удивляемся, как это нас угораздило выйти замуж за таких нудных приспособленцев. Чтобы понять нас, женщин, нужно быть… женщиной, иному разуму это неподвластно. Но иногда даже и мы сами себя не понимаем.
Я лениво перевернулась на шезлонге и подставила расслабленное лицо под нежные струящиеся лучи солнца. Шёл уже четвертый день моего отпуска и я упивалась своей свободой. Какое, к черту, эфемерное понятие, но почему-то к нему все так отчаянно стремятся. Часто его, правда, путают с одиночеством, не понимая всех прелестей того, чтобы побыть наедине с собой. Прелестей моего пребывания наедине не понял и тот кудрявый мальчишка, который за барной стойкой грозился своему новому другу, что подцепит меня. Ох, парни, стоило бы, наверное, вам потише говорить. Но, должна признаться, я уже привыкла к таким исходам событий. Как много мужчин велись всего лишь на мою внешность. Как много из них хотели бы заполучить меня хотя бы на одну ночь, даже и не задумываясь, что, быть может, я согласна и на более длительные отношения. Они все боятся быть недостойными и уходят с моей жизни один за другим.
Я лишь томно вздохнула и опять прикрыла веки, уже даже и позабыв об услышанном минутой ранее диалоге. Солнце морило меня - я готова была валяться вот так вот весь день.
Не знаю, сколько я пролежала, да только солнце уже катилось к горизонту, когда меня сбудил тот самый кудрявый паренёк, о котором я так презрительно подумала в обед. Наверное, он ожидал на продолжения знакомства, но я лишь расплылась в обаятельной улыбке, вежливо поблагодарила и сказала, что не завожу курортных романов. Не то, чтобы он был страшным или я действительно не любила интрижек на отдыхе, просто почему-то вот именно сейчас мне хотелось отдохнуть от всего этого внимания мужчин. И почему я полетела через полмира, чтобы скрыться от своей кипящей жизни в Сакраменто, а натрапила на всё те же грабли.
Вечер, сижу на террасе и смотрю на прекраснейший золотистый закат. Наслаждаюсь ужином и великолепной живой музыкой, доносящейся из середины ресторана. Устремляю свой взгляд в глубину лазурного моря, в которое медленно опускается разгоряченное терпкое солнце. Мысли в голове путаются, хочется побыстрее от них избавиться, как и от своего белоснежного платья, плавно облегающего каждый изгиб молодого стройного тела. Зря я так одевалась, зря эти локоны, зря этот манящий аромат нового парфюма. Это выходит как-то само собой, но всё равно привлекает мужчин. Вежливо поднимаю только что принесенный бокал в знак благодарности машущему мне рукой мужчине и отворачиваю голову в другую сторону. Делаю несколько глотков очередного подарка. Вкусное вино, чёрт подери, но вот какого-то фиктивного мужа до конца отдыха всё равно стоит найти. Иначе я так скоро сопьюсь со всеми этими дамскими угодниками.

+2

3

East is East.
Тут из любой ерунды устраивают тайны.
Может, в этом и заключается главное очарование Востока.

©

https://33.media.tumblr.com/tumblr_m8k2csPRSw1rui36go2_r1_500.gif

Шрамы украшают мужчину. Возможно на ком-то, но не на себе любимом. Они, как клеймо на лбу. Своеобразный распознавательный знак для тех, кто "в теме". А он так любил свое безупречное тело. Культ Аполлона от матери, явно удался лучше всего.
Не удивительно, что Клементе был озабочен именно этим вопросом наиболее всего. Без недели, обретя пост капитана Восточной стороны Сакраменто его волновал гораздо меньше, нежели то самое напоминание, что уже не сочилось сукровицей.
И ведь, что самое интересное, мы мужчины такие смешные, когда болеем. Для нас даже самая элементарная царапина, уже,  катастрофа. А ведь все гораздо проще, милые дамы. Все просто до элементарного. Внимание. Ваше женское, материнское внимание. Ведь вы так прекрасны, когда начинаете с нами носиться, обхаживать нас, холить и лелеять. И пожалуй, любой мужчина на это согласен, лишь бы с ним немного, да поносились. Но, увы.
Фреду не так повезло, как бы того хотелось. По крайней мере, с самого начала этой истории. Ветта, скорее его больше отчитывала, нежели жалела. И именно тогда, домработница, наконец спустя долгий период, пришла в одно прекрасное утро к своему "пану" и ставя на кровать миниатюрный столик с завтраком, выдала мистеру-дэнди со своим польским акцентом:
- Фредди, я не дура. Я знаю тебя с пеленок. Посмотри мне в глаза и скажи, ты замешан в чем-то не правильном и криминальном? Не спроста же, ты завел в доме этого демона Мэнни.
А еще у нее был фирменный рентгеновский взгляд, коим она всегда сканировала своего барона и едва учуяв ложь, всегда выставляла руки в боки и твердила на польском:
- Nie zrozumiała.*
Но, даже тогда помня все законы и уставы семьи Торрели, в особенности Омерту, Фред прикусив язык, промолчал. Не потому, что он ей не доверял. Как раз наоборот. Пани Возняк была слишком близка для его семьи, еще при жизни матери и отца. Она прошла с четой Клементе долгих 40 лет и уже надо было ей ставить памятник за все заслуги. А ему самому было стыдно признаться, что спустя такое количество времени, он встал на путь вымогания, убийства и несомненно лжи. Для нее он был все тем же милым мальчиком-дэнди, как когда-то в детстве. Но, даже сейчас не смотря на все старания, молчание пани Возняк. Пани Возняк все поняла без слов. И смолчав, она сделала то, что сделает любая другая "мать".
Именно, по ее инициативе, Фредо задумался об отпуске. Этаком обширном уик-энде. И, как следовало ожидать, все пошло именно так, как и должно. Одна пташка из его солдат принесла на своем хвосте совет о медицине Востока и акупунктуре, коей так славился Таиланд. И правда, диво-дивное! За исключением травяных чаев, в которые так любили зачастую добавлять опий. А вот другая пташка, из иного окружения постучалась с более интересной новостью. Фредо долгий период лелеял мечту, хотя бы добраться ближе к тому, что принадлежало ему и только. Он не мог ни признать, ни простить тех людей, что создали в его душе монстра. Тех из-за кого, тот самый маленький мальчик-дэнди, взял впервые оружие в руки и пристрелил человека. И эта чернь, эта грязь и дерьмо начало сочится с него, как открытые раны. Первое время Клементе не мог даже спокойно держать в руках пистолеты, его подташнивало от вида крови и интеллигент в душе отчаянно вопил, взывая мозг к благоразумию. Все это прошло. Но, черный осадок остался. Этакая "черная дыра" в душе, пустота, вакуум. Выбирайте любое слово, смысл останется прежним...
Bank of the West. Он, как Рим. Ибо в него сходились все пути и тропинки на жизненном пути самого Фредерика Клементе. Ради него, новоиспеченный капитан был готов бросить все. Его пташки-солдаты, исполняя свои обязанности, выкладывали все, что видели, слышали. И тогда было решено лететь в Бангкок. Лечится восточными методами. Ведь этот шрам, так его уродовал.
По крайней мере, так думал он сам. А вот скрытый подтекст поездки остался лишь для него, да его нескольких преданных людей. Женщины, ведь все беды и подвиги из-за вас и ради вас. А это что-то да значит. Не правда-ли?

Бангкок. Парадигма рая. Кланяясь весь день, как болванчик, Фредо часто опускал голову вниз, чтобы хоть что-то разобрать с паршивых и скудных слов его "личного гида", который в общем-то неплохо знал английский и уже начал учить Клементе жестам и правилам поведения здесь в Таиланде. Восток, и впрямь дело тонкое. Тут не поспоришь. Он видел уличные бои тайских "боев", на него сразу напялили обычную и довольно просторную белую рубашку, стянув европейский костюм и спрятав его до отъезда. Ведь здесь не принято устраивать показуху из одежды. При виде палочек, вместо вилки и ножа, сам Фредерик находился в таком ступоре, что ему все же принесли привычные столовые приборы. Да, его за это подкалывали тайцы весь день, называя мистера-дэнди: "Фаранг ка:п"; что дословно переводилось, как "Господин - Иностранец"!
И вот дойдя до массажного салона, он вспомнил о плече. Несколько часов, сопутствующие его тайцы спорили на родном языке, и как объяснили самому Фарангу, этот спор касался выбора целителя, что будет его лечить. Ему напомнили, что тайский массаж это самое удивительное и прекрасное, что тайские женщины самые искусные в постели и заметно переплюнули китайских гейш. Естественно о некоторых сексуальных тайнах они умолчали, да и сам Клементе знал, что в Таиланде возможно все. Ровным счетом, как и трансвеститы.
Выбор был сделан. И барон Клементе, впервые, на себе опробовал сеанс игло-укалывания. Наверное, если бы не очаровательная тайка, примерно, его возраста, американец уже сбежал бы после 10 иглы. Но, этой восточной женщине удалось усмирить в нем "Тигра", как она сама выразилась. И после одной чашки чая, Фредерик позволил женщине руководить процессом. К слову, это было впервые. Ведь он никогда не позволял женщинам управлять его драгоценной персоной. Никогда, до этого момента. И, да, об опиуме тайка тоже умолчала. Одним словом, ему попалась очень умная и сообразительная тайка.
- Жду вас завтра, Фаранг ка:п! Не опаздывайте и не пейте алкоголь.
Натягивая рубашку, Фред облизнул губы, чувствуя, во рту горечь трав.
- Я не пью.
- Удивительно, ведь западные мужчины, в большей мере, любят прикладываться к стакану.
- А я не типичный западный мужчина.

Был вечер. Один из ярких вечеров Бангкока, где даже воздух пропитался тайнами и загадками Востока. Где тайские женщины привносили, свои национальные особенности в отдых западных туристов.
Клементе уже перестал обращать внимание и на них маленьких, хрупких женщин; и на свой внешний вид. Пожалуй, гель для волос не пригодится, как и золотые запонки. Лишь одному он остался верен, даже в скромной одежде, он все равно всегда держался, как король. Он не сутулился и его было видно издалека, не только из-за довольно высокого роста, по сравнению с тайцами. Нет, здесь скорее фирменная походка, взгляд, манера поведения и разговора от самого Барона-Клементе. И в этом ему не было равных. A king with no crown...
Несомненно, был выбран один из лучших ресторанов, где ему подадут не только палочки, но и привычные столовые приборы. Где официанты-бои не будут надоедать своей назойливостью, а обстановка самого заведения не вызовет никакого неприятного ощущения в благородной натуре Фаранг ка:па.
И уже сидя за столиком на террасе, мистер-американец окинул безразличным и довольно-холодным взглядом окружающих людей. Очередное и внезапное озарение, снизошло за трапезой морских блюд от тайцев и чашки кофе, тоже по рецепту восточных людей.
Ничего и никогда не бывает случайным. Нет случайностей. Все продумано до нас. Конечно, он видел ее. В статье газеты или на фото, которые делали его мальчики-солдаты. Шерил Твиди. Вот именно, так и должна была складываться его мозаика. И он пополнял картину новыми пазлами. Подозвав к себе боя-официанта, Фред тихо проговорил:
- Я хочу попросить тебя об одном маленьком одолжении. Видишь эту прекрасную девушку в другом углу террасы? Принеси ей бутылку Кристал Брюта, за мой счет.
Кивнув, бой поспешил удалиться, но Фредо его вовремя остановил:
- Постой. Какие цветы предпочтительно дарить женщинам у вас в стране?
- Орхидеи, мой господин.
Улыбнувшись по-кошачьи, Фредо многозначительно моргнул и добавил:
- Я думаю, ты все прекрасно понял, что нужно сделать.
- Да, мой господин. Самые лучшие орхидеи, для госпожи. И Кристал Брют.
Мистер-Барон, перевел взгляд в сторону прекрасной американки и прищурившись, наблюдал за ней...


* Nie zrozumiała. (пол.) - Не поняла.

+1

4

Какой прекрасный вечер. Солнце медленно топит свой свет в лазурной воде, заливая всё вокруг тёплым золотом. Я подставляю лицо под уходящие лучи и довольно жмурюсь от приятного чувства. Вуаль тепла медленно окутывает моё тело и мне кажется, что это день никогда не кончится. Всё таки отдых - это хорошо. Хоть немного, но можно отвлечься от всех обыденных проблем, которые так некстати каждый день взваливаются на маленькие головы больших людей. Делаю медленный вздох и наполняю легкие искрящимся воздухом. До чего же хорошо, даже никто не подкатывает. Грустно, но это даёт мне немного передышки. Мужчины не церемонятся обычно, когда узнают, кем я работаю. Им почему-то очень срочно нужно затащить меня в постель, влюбить в  себя же в первый день, ну и, конечно, хоть немного, но пожить за мой счёт. Да, спасибо, папочка, за такой подарок - наследство в виде одного из крупнейших банков Америки. Откуда это у  моего отца? Нет, я естественно знала, что он у меня крутой бизнесмен, но здесь что-то было нечисто определенно. Ещё и это странное письмо, которое пришло как-то раз ко мне на работу, с вестью, что отец нечестно увёл банк у своего конкурента, зная всего лишь несколько юридических нюансов. Я не хотела в это верить, ведь папочка почему-то всегда был для меня примером честности и отдачи своей работе. Но гнусные сомнения то и дело выныривали в моём сознании неспокойным поплавком.
-Мисс, это вам от того мужчины. - поднимаю шоколадные глаза на официанта и добродушно улыбаюсь. Потом отвожу взгляд в сторону, куда указывал парень, и вижу статного мужчину, приветливо машущего мне рукой. Киваю, приподнимаю уголки губ и снова отворачиваюсь. Нечего раскатывать губу -  меня бутылкой Кристал Брюта и шикарным букетом орхидей не подкупишь. Я и не такое видала. Благодарю официанта, допиваю предыдущий подарок и решаю, что нужно ретироваться. На сегодня алкоголя с меня хватит. Ну почему нельзя заказать мне какой-то салатик или стейк? Да, я леди, но я люблю мясо! Мужчины, дарите почаще своим избранницам мясо на ужин. Не только вы любите поесть.
Поднимаюсь со стула. Беру в одну руку букет, в другую - бутылку. Ещё раз оглядываюсь на мужчину, одарившего меня этими банальными прелестями. Ну ничего такой вариант. Хорошо одетый, не старый, презентабельный, солидный, уверенна, что пахнущий дорогим парфумом. Неплохо, конечно. Но мне это уже надоело. Пусть подцепит себе кого-то помоложе здесь на одну ночь. А мне случайные связи больше уже не нужны. Разворачиваюсь и медленно, виляя бедрами и цокая каблукам по мраморному полу, направляюсь к выходу. Хочется уже поскорее снять с себя уже всё это, развалится на кровати и заснуть, забыв обо всём. Да только вот кажется, что я уже видела раньше этого молодого человека. Но упорно не могу вспомнить где. Вот так бывает, что чей-то образ уверенно прорисовывается в твое голове, а ты всё никак не можешь найти страницу жизни, на которой был оригинал. Ужасное чувство, но я действительно не могла отыскать в закромах подсознания, где видела это лицо.
Мир не идеален, как и все, что есть в нем. В каждой вещи есть свои изъяны, которые, увы, никак не скрыть - рано или поздно они все равно проявляют себя. Люди пытаются быть лучше, чем есть на самом деле лишь для того, чтобы понравится кому-то. Редко в наше время мы уже делаем что-то для себя. Все больше и больше становимся зависимы от мнения окружающих. Правильно ли это? Конечно, каждый ответит, что нет, и начнет рассуждать, мол все мы личности и должны ни на кого обращать внимания. Хотя, если задуматься, мнение окружающих - неплохой стимул. Вот сказали кому-то: "Какой ты жирный/не модный/глупый". В большинстве случаев люди побегут исправлять это - запишутся в спортзал, сходят на шоппинг, почитают умную книжку. Разве это плохо? Разве не радует, что кто-то меняется в лучшую сторону, пусть даже ради того, чтобы понравиться очередному "критику"?..Знаете, все в этом мире спорно. Даже ответы на вопросы и то не идеальны. Мы не можем точно ответить на простой вопрос, задаваясь сомнениями и мучая себя раздумьями. Мы не можем дойти к единственному мнению, снова и снова взвешивая плюсы и минусы данной ситуации. Но, единственное, что можно сказать - все мы зависим от кого-то или чего-то. Никто не может назвать себя самостоятельным, лишь потому что живет сам и своими силами зарабатывает на быт. Для чего он это делает, скажите? Чтобы показать окружающим, что он чего-то стоит, а не просто очередной дохляк, который не может встать с места. Чтобы кому-то что-то доказать. Даже те, кто вроде бы и строит из себя независимую личность, в глубине души терзается сомнениями о правильности своих решений и так далее. В общем, как теперь жить в этом мире - непонятно...

+1

5

"You gave me peace, joy, love."©

Vol.1.

Но, нет.
Она не была из той категории женщин, что покупались бутылкой шампанского и цветами. Шерил Твиди была недоступной представительницей прекрасного пола. Таких, как она, нужно завоевывать и доказывать им, каждый раз, что именно ты достоин ее внимания. Немногие из мужчин были способны на такой подвиг. А что же касается самого господина Клементе, то в своей выдержке он был уверен.
Прошли те года, когда хотелось привлечь внимание женщины одним щелчком пальцев. Прошли те времена, когда на первом месте был обычный и животный секс. С возрастом приходит опыт, мудрость и меняются обычные устои, правила. Становясь старше, мы теряем связь с детством, но учимся на старых ошибках.

Он позволял ей уходить, искренне наслаждаясь ее красотой. И правда. Женщины прекрасны, когда чувствуют внимание мужчин. Тогда, они расцветают и в этом есть истинное наслаждение... Чувственность и легкий эротизм самодостаточной женщины, что знает себе цену и не разбазаривает ее на проходящих мимо ублюдков. Это достойно, как минимум, того чтобы, добиваться хотя бы ее мизерной улыбки. Это достойно последующих обменов взглядами, мимолетными движениями и намеками. Это игра мужчин и женщин, в которой оба либо победители, либо проигравшие.
Вытирая аристократично губы салфеткой, мистер-дэнди позволил ей выйти сегодня победительницей. И отныне, именно такой для него она и станет. У него было в запасе достаточно времени, чтобы завоевать хотя бы ее внимание. Клементе был не из тех, кто кидался грудью на амбразуры и брал напором желанное. О, нет. Мужчина предпочитал иные методы. Он слишком уважал женщин, чтобы идти против их воли. Капитан шел напором лишь тогда, когда был полностью уверен в той или иной красотке. Многие уходили в сторону, ощущая, что он не из тех мужчин, кто будет рвать рубаху на своей груди. Обычно это были юные особы, для которых мистер-дэнди казался молодым вариантом Джеймса Бонда или того же Пола Маккартни. Таков он был. Фред напоминал непоколебимую скалу в бушующем море, которую фактически невозможно разбить ни штормом, ни смерчем...

Она уходила, а он выжидал. Выжидал момент, когда мисс Твиди покинет заведение. Он не бежал за ней. В этом не было смысла. Клементе знал, наверняка, где его объект воздыхания, и этой аферы, будет завтра. Конечно, он узнал в каком отеле она остановилась, а тайские пташки донесли в какое время и на каком пляже нежится эта милейшая особа. Одна из пташек даже пыталась к ней подкатить, но после фирменного Клементовского взгляда, парнишка начал кланяться, как болванчик и извинятся перед Фаранг ка:п'ом.
Уходя из ресторана, капитан обратился к своему сопровождающему тайцу:
- Скажите, а куда бы вы посоветовали пойти? - сцепив руки в замок за спиной, мужчина медленно шел по улице.
- Фаранг ка:ап, я бы посоветовал вам в первую очередь оценить эстетику и красоту наших традиционных шоу. Я уверен, вам, как ценителю прекрасного, будет приятного на это посмотреть. Поверьте, вы не пожалеете.
Остановившись на мгновение, мистер Клементе обернулся к тайцу:
- Тогда займитесь этим. Я бы хотел насладиться вашим традиционным шоу завтра. И знаете, - облизнув губы, он продолжил: - Отправьте мисс Твиди пригласительный билет. Проконтролируйте, чтобы она получила приглашение.
Уходя вперед, Фредерик улыбался уголками губ. Ему нравился этот ход событий и где-то глубоко внутри его ехидной душонки, просыпался тот самый "молодой Джеймс Бонд" и "Пол Маккартни".

Vol.2.
День второй
Мали

- Здравствуйте, Фаранг ка:ап! Как вы спали этой ночью?
Садясь на кушетку, Фред улыбнулся тайке. Она помогла снять рубашку и проведя своими пальчиками по его заживающему шраму на плече, пролепетала:
- Вы и сегодня будете настаивать на "голом" лечении, или может все же не будете бунтовать? Я забочусь не только о вашей внешней красоте и здоровье, но и психике тоже.
- Мали, не стоит. Я в состоянии выдержать этот сеанс, и последующие тоже.
По правде говоря, второй сеанс иглоукалывания был похож на пытку. Подпирая голову руками, Фредерик сцепив зубы терпел все то время, пока Мали вводила иглы под кожу и рассказывала ему тайны своей страны.
- Ты, напряжен. Ты, всегда такой немногословный? Американцы любят говорить...
Очередная игла. Еще одна. Слегка повернув голову, мистер-дэнди выдохнул:
- Я не типичный американец.
Весь сеанс тайка говорила за него. Он не спрашивал ничего. Боль не была невыносимой, но с каждой новой иглой, казалось, что это никогда не закончится. Ни ноющая боль, ни сами иглы. В какой-то момент, все прекратилось и перед лицом Клементе возникла Мали. Поднимая на нее глаза, он молча моргнул. Тайка была красива, это правда. Восточные женщины имели свой шарм, их кроткие взгляды, маленькие пухлые губы. Протягивая ему чашу с травяной настойкой, Мали коротко сказала:
- Пей.
- Нет. Я сказал, - это скорее звучало, как приказ, но он был проигнорирован.
Опустившись на корточки рядом с Фредом, тайка нагнулась практически к его лицу и ласково прошептала:
- Фаранг ка:ап, сделай это ради себя... ради меня.
Он не мог отказать женщине, особенно красивой. Посмотрев на нее удрученным взглядом, как маленький мальчик морщился при виде отвратительной настойки. Сделав несколько глотков, Клементе сощурился и начал кашлять. Горечь полыни? Или что туда добавляют тайские целители?
- Что вы туда добавляете?
Но, она не ответила ему ничего. Тайка просто улыбалась ему. Забрав чашу, она приблизилась вплотную к его лицу и прошептала:
- Не думай о боли. Боль делает мужчин сильными и мужественными. Но, побороть ее может не каждый. Сейчас ты, чувствуешь умиротворение, но завтра опять повторится пытка. Все это должно чему-то нас всех учить. Меня это учит тому, что с иностранцами лучше не связываться и... - вытерев последнюю каплю с его губ, она тут же облизнула палец, - а впрочем, мы не всегда следуем за своим разумом.
Мали была из тех женщин, которая чувствовала мужчину и знала за которую ниточку следует потянуть, чтобы он сделал ей шаг на встречу. Была ли здесь замешана какая-то восточная философия общения, инь-янь или еще что, но во всяком случае эта женщина воспроизводила на него большое впечатление. На почве тех или иных ее слов, Фредерик реагировал на нее именно так, как она хотела в данную минуту. И если Мали сказала пить опий, он пил его.
Она абсолютно заполнила все мысли собой, выгнав из его головы мисс Твиди. Как любой "самец", Клементе сейчас чувствовал лишь острую необходимость в ее руках на его плечах; даже в этих омерзительных иглах, что она сейчас медленно доставала из его уже заживающих ран; все это одурманивало и опьяняло.
Фредерик был в том расслабленном состоянии и абсолютно уже не чувствовал боли. Нет, это было не совсем наркотическое опьянение, хотя и оно тоже. Скорее, этот голос - тихий, спокойный. Он в большей степени умиротворял его, как и ее нежные пальцы массажирующие плечи. Она делала это легко и непринужденно. Не было скованности или страха. Но, откуда было тайке знать, кто он, чем занимается и скольких людей уже убил. Заканчивая сеанс, Мали обняла его за плечи и притронувшись губами к ране на плече, произнесла:
- Жестокие вы. Приезжаете в нашу страну, - продолжая целовать его плечо, тайка добавила: - имеете все, что хотите. А потом бросайте, словно, надоевшую игрушку.
И она была права. В чем-то и по-своему, но несомненно, права. Прижав ее руки к своей груди, Фредерик был спокоен, как никогда. И эта легкая дымка в голове. Эйфория - не подходящее слово, но первое, что приходило на ум. Прижимая тайку к себе, Клементе заплетающимся языком пролепетал:
- Ты, что отравила меня?
- Нет. Но, этот день ты проведешь со мной, а не со своей американкой.
Оседая обратно на кушетку, капитан отпустил Мали и вяло кивнул головой. Он хотел чертовски спать и тело стало вдруг тяжелым, неподъемным. Но, это было утро...

И в этот самый момент один таец доставлял пригласительный билет мисс Твиди на сегодняшнюю танцевальную программу.

Но, сам Клементе долго будет молчать о том, как в его утренний сеанс иглоукалывания ворвалась одна тайская женщина, что пробудила в мужчине на несколько часов, после недолгого сна, животные инстинкты. Но, то чувственное наслаждение подаренное женщиной Востока, пожалуй, он никому и никогда не расскажет. Ведь, это как солнечный удар. Яркая вспышка среди серости будничных дней...
И прижимая тайку к своей груди, он просчитывал свои шаги наперед. Ласково гладил волосы Мали и целуя ее в голову, думал ответит ли Шерил на его знак внимания. Близился обед...

Отредактировано Frederick Klemente (2015-02-14 21:31:05)

+1

6

Открываю глаза. Передо мной только нескончаемый белый потолок, плавно переходящий в бежевые стены. Вздыхаю и перекручиваюсь на живот. Ещё раз вздыхаю, когда чувствую, как копна шоколадных волос распадается по моим плечам. С трудом поднимаю взгляд на огромные настенные часы. Без пяти восемь. Ещё совсем ранее-ранее утро. Очередной вздох. Слышу, как в дверь кто-то стучится. Ну чёрт подери, почему мне не дают выспаться. Скачиваюсь с кровати. Сую ноги в белоснежные отельные тапки и натягиваю такого же цвета махровый халат. Всё с эмблемкой курорта, всё как положено. Чувствую себя немного неуютно, но куда уже уютнее, если это и так самый дорогой номер в отеле. Мне бы домой, в любимую кровать, на несносную работу, без которой я всё таки жить не могу. Но нет - меня заставляют отдыхать в баснословно дорогом отеле в чрезмерно экзотической стране. Зачем? Чтобы я отвлеклась. Деньги - не проблема ведь. Ну и ладно, должна признать, что этот курорт не так уж и плох. Тут хороший спа-салон с хорошими мальчиками, которые умело разминают молодое женское тело так, что аж тяжесть внизу живота чувствуется. Хоть бы это был такой же мальчик, который доставит мне массаж прямо в постель, типа как завтрак. Но нет, это не массажист, а натянуто улыбающаяся официантка, которая принесла мне той таки завтрак. - Доброе утро, мисс Твиди. Вы попросили вас разбудить в восемь. - сколько её платят за эти белоснежные зубы. Делаем ставки. Предполагаю, что где-то около цены моей последней пары Лабутенов. Или всё же не дотягивает немного ещё? - Ещё ведь нету восьми. - включаю стерву и измеряю девчонку оценивающим взглядом. Ей бы в модели пойти работать, а не официанткой. Хмыкаю на её попытки себя оправдать и отхожу в сторону, давая ей место, чтобы пройти. Она, видимо, очень волнуется, так как роняет приборы на пол и расхлебывает мой утренний кофе. О боже, до чего же неуклюжая. Ухожу в ванну, чтобы не видеть этого фиаско и думаю, что обслуживание в отеле могло быть и получше.
Но вот повар здесь, должна признать, шикарен. Удовлетворенно откидываюсь на спинку дивана и шаловливо закатываю глаза. Вкусный завтрак, даже кофе не так плох, как я думала в начале. Думаю, на это заведение снизойдёт моя милость. Снова бросаю взгляд на те же настенные часы - пол девятого. Думаю - самое время собираться. Ведь впереди у меня шикарное путешествие на яхте на весь день. Ну в крайнем случае так писало в  брошюре. А ещё там писало, что я обязательно найду свою любовь в этом прекрасном "круизе". к чему этот пиар-ход? Непонятно. Но за больное почему-то задевает. Хотя мне никто не нужен. Или всё-таки? Курортный роман уже не кажется такой пустой идеей.
Люди приходят и уходят из нашей жизни, как по взмаху волшебной палочки. Некоторые оставляют глубокие следы в сердце, некоторые исчезают незаметно, будто их и не было. Хотим мы того или нет - мы должны мириться с утратами и радоваться новым обретениям, как ни в чем не бывало. Иногда очень трудно отпускать человека, даже если он сам хочет, ведь нас связывают общие воспоминания, какие-то планы, что-то личное, что было лишь между нами. А иногда мы сами не хотим уходить, если нас выгоняют. Это больно, согласитесь. Больно даже осознать, что мы перестали быть нужными человеку, как старый износившийся диван. Хотя диван нужно вынести на себе, чтобы выбросить, или можно вызвать грузчиков, или скинуть в окно, а нас просто бросают, будто переезжают в новый дом, оставляя всю мебель в старом. Но иногда люди имеют свойство неожиданно возвращаться в нашу жизнь. Конечно, всё никогда уже не будет, как прежде, ведь время течет и оно меняет нас, часто до неузнаваемости. Но, бывает, эти встречи с прошлым приносят радость и теплые воспоминания, будто приезжаем взрослыми в бабушкин дом, где провели всё своё детство, а она напекла пирогов. И становиться так тепло и уютно, что чувствуется, будто и нету тех двадцати лет разницы, и мы снова маленькие дети. Но чаще всего встречи с прошлым не сулят ничего хорошего. Не зря ведь говорят, что нельзя ворошить то, что прошло. Прошлое на то и прошлое, чтобы жить лишь в воспоминаниях, и никогда не всплывать из самых глубоких закромов души.
Лично мне было больно вспоминать. Я считала, что хорошо было бы, если была возможность сжигать воспоминания так же, как и фотографии. Ладно, это когда-то мир был напичкан пафосным трагизмом. Сейчас мы просто всё сносим в корзину в углу монитора. Но всё равно горький осадок остаётся на всю жизнь. Боже, хоть бы воды Индийского океана хоть немного смыли с меня всю эту грязь несостоявшегося прошлого.
Этот день был превосходным. Просто божественным. Тур оправдал все мои ожидания. Даже загорелый знойный мальчик так умело ласкающий моё податливое тело в конце дня отлично вписался в концепцию тура. И неважно, что он ни слова не мыслил по английски. Кажется, его родина - Франция. Оно и видно было. Он любил меня на нижней палубе так, что пальцы на ногах немели. А сейчас я лежу усталая на своей огромной кровати между огромных подушек и улыбаюсь, словно дурочка. Я ужасно устала, но до безумия счастлива. Вдруг замечаю, что на кровати лежит какое-то золотистое приглашение. Вяло открываю его, плохо вникаю в то, что меня пригласили посмотреть на экзотические танцы, хмыкаю, откидываю картонку в сторону и чувствую, как тяжело опускаются мои веки. Видимо, не судьба мне нынче отведать взглядом вкусные женские тела, намащенные воском, и извивающиеся перед богатыми мужчинами. Ну и правильно, чего тратиться на женщин. Мы же просто сидим и недовольно хмыкаем.

За окном уже позднее утро. Часов где-то одиннадцать или вообще полдень. Разлепляю веки и стону от того, что спала слишком много. Чувствую тяжесть во всём теле, словно без перерыва весь день занималась на тренажерах. С силой поднимаюсь с кровати и осознаю, что ужасно голодна. Осматриваюсь - вдруг невоспитанная официантка уже позаботилась о моём желудке. Но нет - в комнате абсолютно пусто и не пахнет никакой едой. Вздыхаю опять. Тянусь к телефону, жду несколько гудков, а через несколько мгновений уже озвучиваю своё желание отведать чего-то экзотического. Ну что, была в Таиланде и не попробовала местной кухни? Сейчас мой любимый повар всё исправит. И пока где-то там на низу усердно принялись исполнять мою прихоть, решаю, что принять ванную - самое лучшее решение, к которому я только могла прийти.

Солнце заливало набережную своим беспощадным светом. Было ужасно жарко. Кажется, решение гулять в такую погоду было настолько же плохим, как отведать фирменное блюдо повара - хорошим. Чёрт, оно было божественным, но, кажется, что-то пошло не так. И то ли от неумолимых лучей, то ли от мутных составных в моем блюде, то ли всё вместе, но я чувствую, как у меня начинает кружится голова. Пытаюсь ухватиться за поручни на набережной, но плохо ориентируюсь и, чувствую, как валюсь прямо на раскаленную брусчатку. Последнее, что вижу это знакомое лицо какого-то мужчины. Не тот ли это. который угостил меня бутылкой шампанского позавчера в ресторане? Сориентироваться не успеваю. Неожиданно в свои цепкие объятия меня затягивает всепоглощающая темнота.

+2

7

Vol.3.

Thailand show

Но, нет. Мисс Твиди проигнорировала его здесь. Опять. Дважды.
Сидя в самом центре зала и подперев голову рукой, мистер-американец абсолютно спокойно следил за довольно яркими и солнечными танцами тайских девушек. Массируя пальцами один висок, он прищурился. Да, женщины Востока еще больше покорили его горячую итальянскую кровь отца.
Их плавные, синхронные и в тоже время четкие движения. Красочные костюмы и бесподобные аксессуары. Это не могло не завораживать американцев, что привыкли к более откровенным и несколько опошленным танцам.
Ее место пустовало. И, изначально, он выбирал для мисс Твиди более отдаленное от него сидение, но ближе к сцене. Оно было пустым до самого окончания шоу. В какой-то момент один из боев пробрался к американцу и довольно виноватым тоном на ломаном английском констатировал факт, что был на лицо:
- Мисс не прис:ли. Я сделал, все как вы и говорили. Но, я...
Не выдержав, Фредерик аккуратно отодвинул тайца с поля зрения и тихо прошептал:
- Отойди и не заграждай обзор.
Кивая, как болванчик, азиат начал дальше оправдываться. В какой-то момент мистер-дэнди закатил глаза и почесав переносицу уже шипел, как гусак:
- Я вижу, не слепой.
- Но, как з'е?
- Американские женщины и не на то способны. Они не выделяются особенной покорностью. Это нормально.
Покосившись в сторону сухого раскосого мужчины, Клементе, словно, предостерегал того, что вот сейчас лучше заткнутся, пока он и впрямь не начал его обвинять в семи смертных грехах. Он не знал, какие были культурные ценности здесь в Таиланде, но такой тон и поведение в Америке, Европе расценивалось, как не воспитание и абсолютное пренебрежение этикетом. К тому же, ему самому казалось, будто опять напоминают о собственном поражении. Так сказать, макают, как щенка в дерьмо. И мафиози соответственно относился в ответ. А если быть более точным, это была самозащита. Он же американский дэнди. Куда им "желтым огрызкам" до него Аполлона, Нарцисса и, прости Господи, Калигулы? Правильно, как до неба ползком по-пластунски. И да простят восточные люди за такую тонкую и очевидную связь.

Вот оно противоречие культур. И правда. Мы настолько разные и не всегда видим эти границы. Не всегда замечаем насколько противоположны наши народы. Об этом всем ему уже рассказала Мали, внеся ясности и выгородив немного персону "боя". Ведь за весь спектакль таец достал по-истине абсолютно спокойного человека и довел его до того состояния, когда выйдя из зала Фредерик просто за шиворот поднял мужчину и вжав в стену, довольно грозно прошипел, что если тот не заткнется, то ему ему придется пересчитывать свои зубы на полу. Судя по всему, это выглядело более, чем комично со стороны, ибо сзади американца раздался женский и звонкий смех. В какой-то момент дрогнула рука, сначала Клементе подумал, что все же мисс Твиди. Но, нет.
Это была Мали, что наблюдала за ситуацией, как оказалось, на протяжении всего вечера.
Резко отпустив шиворот, азиата, да так, что тот плюхнулся и в очередной раз доказал теорию земного притяжения; Фред, как ни в чем не бывало, подошел к тайке. Этот вечер, как и предполагалось, он провел в ее компании. Они говорили много и о многом. О том самом противоречии культур, некоторых восточных традициях и тонкостях. Слов было много и секса в нем не было. Еще одно несоответствие. Восточные женщины умели не только слушать и слышать, но и умно рассуждать. Ее не хотелось нагибать и ставить в позу "догги-стайл", ибо с ней было хорошо даже просто поспорить на тему взаимоотношений полов, к примеру.

- У вас другие правила, Фаранг ка:п! Наши женщины не позволяют себе такой роскоши пренебрегать приглашением мужчины.
Да, она была права в этом. И тем ни менее, ведь если ему пришлось бы делать выбор между экзотичной азиаткой и типичной, для него, американкой или даже знойной итальянкой, он выбрал бы последние варианты. Но, далеко не первый. Наверное, потому, что так и оставался для них восточных женщин загадкой, как и они для него. А какими завоевателями бы не были мужчины, но им гораздо проще завоевывать то, что хотя бы ты можешь понять умом... Ну, или хотя бы оно близко по расовой принадлежности. Это все заложено генетическим кодом на уровне подсознания. Иначе, давно бы не было такого изобилия народов во всем мире, все просто смешалось бы в один подвид. Не более того.
Но, в том и были прелести познания иных культур. Обогащение знаниями, что-то новое и такое не похожее...

Vol.4.
Cheryl Tweedy

Он просыпался один. Это было рано утром и без особых проблем. Ведь сам бандит лично себе  позволял редко роскошь валятся в постели до обеда. Точнее, такого практически не было никогда. Дело привычки и самовоспитания, и только. Он брился. Кстати, в утреннем туалете сам мистер-дэнди не уступал ни чем женщинам. Он всегда следил за собой, вплоть до поддержки ногтей, привычного для дам маникюра. Нет, конечно, это в обще-принятых рамках. Но, сам мужчина считал, что ему самому было бы не приятно подавать женщине руку, имей он не ухоженную свою. Опять-таки воспитание и задатки родителей, которые он развил в себе. Он всегда был гладко-выбрит, что называется, с иголочки и с легким свежим ароматом туалетной воды от Хьюго Бош.
Даже спускаясь к Мали на уже привычный сеанс акупунктуры, он не мог себе позволить выйти в не подобающем виде.
Фред больше не спорил с ней, сразу принимая от азиатки блюдце с травяным настоем. Только сейчас, после их сексуальной связи нить стала прочнее и более дружелюбнее, что-ли. Тайка больше не была отчужденной или скупой на слова. Она продолжала ему рассказывать различные эпосы о родной стране. Интересовалась его дальнейшими планами насчет отдыха, но как любая женщина все же закинула удочку, насчет другой женщины. По-моему, женская логика везде одинакова.
Горько улыбнувшись, Фредерик накинул рубашку на плечи и довольно весело заметил:
- А ты, говорила, что у вас культуры разные и ведете вы себя по-разному с мужчинами! В одном, все женщины точно похожи.
Задело это или нет Мали, он не знал. Она съехала с этой темы так же плавно, как он увильнул от обсуждения Шерил.

Прогуливаясь вместе с тайкой по набережной, что держала привычный для восточных женщин атрибут, зонтик; он иногда задавал ей вопросы, которые периодически созревали в его голове. На тему их привычных и довольно мрачных одежд, национальных блюд или, к при меру, того же отношения к сексу. Мали, к слову, не была особой любительницей болтать впустую, но довольно охотно отвечала на все его вопросы...
Все это было ровно до того момента, пока его взгляд не сосредоточился в одной точке.
- Она красивая, как для американки.
А он опять вспомнил о своем собственном поражении накануне вечером. Ах простите, обычный эгоизм. Как это так, женщина вильнула хвостом и не ответила на его ухаживания?! Быть того не может.
Но, было именно так.

Последующие события вызвали цепную реакцию и быстроту, даже резкость движений. Обычно в такие моменты он всегда сдержан и сжат, что называется, в кулак. Успев вовремя, Клементе подхватил американку именно в тот момент, когда должен был и избежал ее возможного сотрясения мозга. Попросту словив мисс Твиди, Фред довольно громко и четко проговорил:
- Шерил. Мисс Твиди!
Она потеряла сознание в его руках. Горячий лоб четко указал, как минимум на солнечный удар. Точнее, это было первым, что выдала стальная мужская логика, пока он пытался довольно аккуратно растормошить девушку.
- Фаранг ка:п, отнеси ее в тень. Для ваших "неженок" такие состояние не в новинку, - указав в сторону солнца зонтиком, она продолжила,  - солнце сейчас неблагосклонно к ним, оно умеет обжигать.
Был ли какой скрытый смысл в тех словах, он не знал. Точнее, было как-то не до того. Подняв на руки Шерил, Фредерик довольно легко отнес под тент ее, а уже в следующее мгновение Мали плеснула совсем "дружелюбно" холодной водой в лицо американке:
- Не смотри так. Спасибо мне еще скажешь.

Отредактировано Frederick Klemente (2015-02-26 17:04:01)

+2

8

Темнота вокруг меня медленно начинает рассеиваться. Чувствую, как тяжелеет моё тело и не спеша куда-то падает. Пытаюсь ухватиться руками за воздух, но он лишь ловко проскальзывает сквозь распростертые пальцы. Становится трудно дышать, чувствую, как сжимаются мои легкие. Хочу закричать, но из открытого рта в пустоту вылетает только угнетающая тишина. Мне страшно. Я продолжаю падать. Всё ниже и ниже. Всё больше давления на моё хрупкое тело. Кажется, я сейчас сломаюсь под тяжестью этой непроглядной темноты. Создается ощущение, что я буду падать вечность. Но проходит немного времени и я как-то даже слишком резко возвращаюсь в угнетающую реальность.
По лицу стекает холодная вода. Довольно неприятное ощущение. Мокрые волосы прилипли к лицу, на блузке - влажные пятна. Голова неистово болит и, кажется, я не могу ею пошевелить. Поднимаю взгляд на взволнованное лицо мужчины напротив, на заднем фоне улавливаю недовольную тайку. - Что случилось? - спрашиваю первое, что приходит в голову, но тут же хватаюсь рукой за лоб, так как резкая пронзающая боль рассекает меня чуть не напополам. Кривлюсь и снова невольно кошусь на своего, по всей видимости, спасителя, а потом на его спутницу, скорее всего местную дамочку, с которой он решил развлечься. Нет, у я, конечно, предполагаю, что, возможно это любовь всей его жизни, но какая-то она слишком простая что ли для этого шикарного мужчины. Идентифицирую его "шикарность" одним взглядом, вспоминаю, как не повелась на неё несколько дней назад и в душе ликую, что я такая самодостаточная. Нет, спасибо, не нужно мне шуток о котах и независимости. Я люблю быть слабой, но ведь и мужчины любят охотиться. -Думаю, мне нужно вернуться в отель. - и определенно не в одиночестве. А то мало ли что ещё может случиться со мной по дороге. А вдруг я опять потеряю сознания, а на горизонте не окажется такого вот супермена в  белоснежном поло, сверкающего своей ослепительной улыбкой на всю набережную и заставляющего всяких неженок доставать свои солнцезащитные очки, чтобы хоть немного полюбоваться этим мужчиной. Да, он был хорош собой, должна признать.
Сила женщины - в её слабости, в умении уступить мужчине. Сила мужчины в том, чтобы всегда уметь защитить женщину, которую выбрал. Он казался именно таким - уверенным, немного властным, со своим мужским стержнем, но в то же время способным на проявление чувств к своей избраннице. Рядом с таким не страшны никакие жизненные невзгоды. Он - как гордый лев или бесстрашный волк, да только вот всякие змеи и коровы не их уровня пары. Рядом с таким мужчиной видится соответствующая женщина. И вряд ли это миловидная тайка, готовая потакать каждому его слову. Но не мне говорить, потому что чужая душа - потемки. Правда вот, проверить правильность своего предположения я определенно могу. - Не проведёте меня? -пытаюсь мило улыбнуться, хлопнув при этом несколько раз ресницами. Выходит скудно - чувствую себя плохо, но в этом, думаю, даже больше беспомощности, а значит ответного желания у мужчины защитить меня и помочь. Незаметно бросаю на тайку победный взгляд и протягиваю своему спасителю руку, понимая, что врожденная воспитанность не позволит ему отказать мне. Только вот позволит ли она оставить мужчине свою спутницу? Очень некрасиво сейчас будет с его стороны просто взять и уйти, но и компанию этой кудесницы я вряд ли потерплю. Что-то она мне не нравится - выглядит какой-то уж слишком подлой для такой безобидной внешности. Кажется, моя несимпатия - взаимнее некуда. Но ещё посмотрим кто кого. Прямо сейчас и посмотрим.
С помощью мужчины поднимаюсь с прохладной земли и, немного пошатнувшись от того, что потемнело в  глазах, валюсь ему прямо в  объятия. Жду несколько мгновений, пока прихожу в себя и резко отстраняюсь, будто мне очень неловко. О нет, я действительно не специально так поступила, но мой организм играет мне на руку, а мне - грех не воспользоваться. Наверное, я даже более хитрая, чем эта девчушка. Но я, чёрт подери, американка. И чего мне стоит раздавить эту брюнетку? Да я таких, как она, за день сотнями отметаю, оббивающих мои пороги в поисках работы. Но с виду-то я такая милая и безобидная, хотя победы получаю одна за другой. Повезёт ли мне и на этот раз? Или вперые я проиграю от своего же оружия?

+2

9

Vol.5.
I can feel the devil walking next to me

[audio]http://prostopleer.com/tracks/2338911qD6O[/audio]

Чувство ответственности - в такие моменты именно оно выходит на первый план. Ответственность за женщину, что в твоих руках, за другую женщину, которая дэ-факто подсознательно контролировала тебя на протяжении этих нескольких дней. И ведь у азиатских женщин стоило этому поучится. Женская мудрость, как ни странно, но сейчас обе представительницы были на равных правах. За исключением, американки. Она была ближе к фавору не потому, что Фредерик еще не успел добраться до ее трусиков, скорее, мужчина и впрямь поднимается в собственных глазах, чувствуя свое влияние и силу. Чувствуя, что он необходим женщине. И тайка это тоже поняла.
Может, она была более самоуверенной, нежели Шерил? Но, скорее всего, это что-то вроде игры, в которой азиатка давала сегодня фору своей сопернице зная, что завтра Фаранг ка:ап все равно вернется к ней на сеанс. А впрочем, не было сейчас лишнего времени для этих размышлений. Это было неуместным и хамством по отношению к желанию женщины.
- Я думаю, у вас солнечный удар, мисс. Вы, потеряли сознание.
Он не называл ее имени преднамеренно, а может и не в нем было сейчас дело. Какая разница, знал-ли Фредерик, как зовут ее?
- Фаранг ка:ап. Мисс Твиди и правда стоит отвезти в отель. Позаботься о ней. А то солнце Востока может ослепить ее вновь.
Вот была эта язвительность у Мали. Умела она вывернуть все наизнанку и делала это так красиво, что в ответ не находилось и скудного слова. Неодобрительно покосившись на восточную женщину, Клементе в очередной раз убедился, что женские психологические игрища всегда останутся для него загадкой, как и сами тайки, или их гермафродиты.
- Спасибо, Мали.
Это звучало, как укор. И в сущности это был самый настоящий укор в сторону тайской массажистки. Поднимая американку, Фредо добавил:
- Мали, сделай милость останови такси. Или вы только перемещаетесь в этих крытых мотороллерах?
- Отчего же. По-моему, это отличный способ придти в себя. Поездка в тук-туке освежит... мисс, - оборачиваясь к мужчине, она демонстративно подняла зонтик и указала головой в сторону дороги, где стоял один из припаркованных мини-пикапов на троих.
Это удивительное средство для перемещения Клементе открыл для себя только сегодня. Но, выбирая между комфортабельностью любого другого авто и, так называемой, свежестью Бангкока, что сложно было назвать "прохладой", Фредо все же выбрал первый вариант. И уже было направился с американкой на руках, к пресловутым шашечкам на авто, как за спиной опять раздался голос тайки, буквально сбив его с толку:
- Я думаю, ты должен был поинтересоваться у мисс, может она сама решит, как ее лучше перевезти в отель.
Разрываясь между двумя женщинами, Фредерик поражался своей собственной уступчивости. Скорее всего, со стороны это и выглядело, как соперничество двух представительниц разных культур, в какой-то мере, даже сам он это прекрасно понимал, да поделать ничего не мог. Его воспитание и благородство эдакого Идальго нашего времени брали верх. И вот оставалось только затормозить на половине пути, ждать... А потом в какой-то момент, он уже не выдержал и обернувшись к тайке довольно серьезно рявкнул, но заметьте, без единого ругательства:
- Мали, я думаю это не самая большая проблема. Куда гораздо опаснее сейчас и дальше находится под палящим солнцем. Может, вы и привыкли к нему, но факт остается фактом: американские женщины слишком нежны для него.
В фаворе сегодня была мисс Твиди, а второй оставалось уйти на задворки и ждать своего часа, ведь такие "мартовские коты", как Клементе рано или поздно все равно возвращались к кормушке. Она рассчитывала на это, как и любая другая женщина, с той лишь разницей, что волосы оппонентке не выдирала. Это не нужно было. Достаточно несколько язвительных фраз и упоминания имени мисс-американки, ведь наверняка, его лично девушка не успела назвать.

Все было далеко не слава Богу. Кратко показывая головой тайскому шоферу, чтобы тот открыл дверцу машины, Фредерик наконец перевел свой взгляд и очень тихо, даже несколько ласково проговорил:
- Как вы себя чувствуете? Если совсем плохо, может, лучше отвезти вас в больницу?

Отредактировано Frederick Klemente (2015-03-29 23:37:20)

+2

10

Я думала, что играю в эту игру одна, и что победа уже у меня в руках. Но, кажется, здесь каждый из нас в чём-то заинтересован. Бросаю на тайку испепеляющий взгляд, когда она называет меня по имени. Что, чёрт подери?! Но сказать что-то не успеваю, так как мгновением позже оказываюсь на руках у молодого человека. Театрально вздыхаю, будто изнемогаю от боли и жары, и вяло закидываю руки к нему на шею, невзначай задевая тонкими пальцами его щеки. И вот, когда я снова по неосторожности разрешаю себе немного расслабиться, опять случайно предположив, что уже победила, то становлюсь невольной свидетельницей словесной перепалки этих двух. Нет, они не ругались, оба говорили с какой-то даже надменной вежливостью и сдержанностью, но мне-то, человеку, успевшему повидать на своём пути не мало людей, пытающихся казаться не теми, кем они есть на самом деле, было несложно распознать язвительность в каждом оглашенном слове. Опять тяжело вздыхаю, напоминая о своём присутствии, а потом, чтобы немного спасти положение мужчины, подтверждаю, что поездка в такси меня обрадует куда больше, нежели в какой-то местной развалюхе.
Иии... опять позволяю себе думать, что счёт в мою пользу, хотя сейчас уже понимаю, что в этой ситуации я почему-то сильно склонна преувеличивать свои шансы. Хотя вряд ли удастся сказать, что будучи на руках у прекрасного мужчины, несущего меня в такси, я в худшем положении, нежели так невежливо брошенная тайка. Выкуси, детка. С Шерил Твиди не воюют. У Шерил Твиди никогда не выигрывают. Бросаю брюнетке на прощание победоносную улыбку, а затем ловко скрываюсь вместе со своим спасителем в  прохладном салоне такси. Он до жути любезен и галантен. Так мило спрашивает о моём самочувствие. Зачем-то киваю, потом отрицательно машу головой. -Нет-нет, не думаю, что в  этом есть надобность. Со мной уже почти всё в порядке. Накрываю своей ладонью ладонь мужчины, но потом резко одергиваю, засмущавшись, и отворачиваюсь к окну. - К отелю Marriott Sukhumvit - меня вообще не волнует, что понял этот мужчина, а что не дошло до его бангкокской головы (понимаю, что большая часть фразы, из-за глупой улыбки), пусть только быстрее уже двигает с места, не могу видеть это перекошенное лицо, терроризирующее своим пронзительным фисташковым взглядом тонированные окна. Да, Мали, смирись с нынешнем проигрышем. И да, не только ты знаешь имя своей конкурентки. - Спасибо...эээ... - мило улыбаюсь, когда фраза обрывается на том месте, где должно было прозвучать имя незнакомца, но чтобы не затягивать молчаливую паузу, сразу же нахожусь, что сказать. - И за сегодняшнее спасение, и за бутылку Кристал Брюта. Она, кстати ещё есть. Можем выпить в честь знакомства. - удочку я забросила, а вот словится ли на нее рыбка, это уже решать самой рыбке. Но, кажется, приманка довольно соблазнительная, неужели рыбка сможет устоять? Закидываю ногу на ногу, так что юбка сильно приподнимается, оголяя почти всю ногу до бедра. Делаю вид, что ничего не замечаю, и отворачиваюсь к окну. Неужели я опять играю в эти странные игры? Наверное, пора уже завязывать...Ну или ещё один разочек можно сделать вид, что в моём внешнем виде всё так и задумано. Мысленно считаю до десяти и только лишь тогда взволнованно делаю круглые глаза, мол, как неудобно, и сдвигаю юбку, победоносно наблюдая за разгоряченным взглядом мужчины. Ну или от воздействия афродизиаков в моей крови я уже всё воспринимаю неправильно.
А тем временем такси мягко тормозит у главного входа в отель. Благодарю таксиста и протягиваю ему сотню долларов. Затем, не ожидая сдачи, самостоятельно выхожу из автомобиля и жду своего спасителя уже снаружи. Голова ещё немного покалывает, но, кажется, мне уже немного лучше. Только вот мало ли что может со мной случится, пока я доберусь на последний этаж. Мне определенно нужен сопровождающий. - Ну так что решили, Фаранг ка:ап. - говорю до жути елейно, пытаясь повторить за тайкой, а потом обхожу автомобиль и становлюсь возле мужчины, бросая на него ожидающий взгляд.

+1

11

Vol. 6. [audio]http://prostopleer.com/tracks/4549874PHe9[/audio]
Thai singer. Cristal Brut

Мужчины, во истину, как дети. Только с возрастом их игрушки более дорогие и не менее хрупкие. Это касается и женщин. Пожалуй, уважающий себя мужчина относится и соответственно к своей спутнице. Душный Бангкок. Испарения и выхлопы, и несомненно пробки. К слову, пробки везде одинаковы. Все те же выстроенные в одну колонну машины и так называемые, тук-туки. Но, последним было гораздо проще, им давалось право заезжать на тротуары. В какой-то момент мистер-денди пожалел, что такси. А еще таец-водитель с прищуренным взглядом, и казалось, что у него и вовсе глаз нет. А еще национальный язык. К слову, эти люди тоже кричат из салона машины, если им мешают ехать вперед. Все, как у людей. Пожалуй, человеческий род везде одинаков.

Тянучка выматывала и духотой, и тем самым водителем, что, кстати, не кричал... Нет. Он пел. Со своим страшным акцентом. А еще у него не было ни слуха, ни голоса. Но, вся беда была в том, что Фредерик не знал, как на тайском будет - "Заткнись!". Да, и манеры. Здесь была дама. И к слову, она выиграла. Но, игра продолжалась и аккомпанировал ей жилистый восточный человек, что в какой-то момент взвыл, как раненный зверь. До этого все внимание капо было сосредоточено в женщине. Ее поведении, взгляде и, несомненно, словах. И это более чем прекрасно. Красивый флирт в наше время, к сожалению, фактически вымер. Но, именно он дарит остроту и волнующие моменты в жизни. Кто сказал, что после 40 жизнь должна быть серой и скучной? И кто придумал, что в этом возрасте мы начинаем терять хватку? Нет, дело не в возрасте или статусе, воспитании и умении ухаживать за женщиной. Хотя, отчасти и в этом тоже. Дело в тебе самом. Теперь он знал, где мисс Твиди остановилась. Знал, что выбрал правильную тактику. Да, к слову, для нас это тоже стратегия. Стратегия по завоеванию женщины и чем она продуманнее, тем и слаще плод. Ведь мы охотники, по своей натуре.
И он получал удовольствие от этой игры. Она напоминала ему, что он – мужчина и рядом с ним прекрасная женщина. А еще. А еще выл их персональный водитель на это время суток. В какой-то момент, Клементе обернулся к нему. Но, все же. Черт с ним тайцем!
Облокачиваясь рукой о спинку заднего сидения такси и сидя в полуобороте лицом к американке, Фредо с довольно-хитрым взглядом, кивнул ей:
- Вы, можете заинтриговать, мисс Твиди.
Несомненно, интриговала Шерил своим состоянием здоровья. Но, сам Фредо предпочел об этом умолчать. Ведь на худой конец, он будет рядом и всегда сможет ей помочь, но уж тогда, конечной станцией будет местная клиника. Да, в этом плане он больше напоминал свою дом-работницу Ветту Возняк, что уже после каждой царапины  норовила вызвать семейного врача.
- Фредерик, - он отвечал спокойно, так словно, к его имени был приставлен статус: "барон", и это тоже воспитание, - Фредо. Для вас, Фредо.
Слегка нагнувшись к девушке, ново-испеченный капо с кошачьей ухмылкой добавил:
- Ведь здесь в Бангкоке, мы должны держаться вместе, - он хотел добавить еще, что-то про странное отношение местных к туристам, но водитель опять взвыл и Фредо дернулся в ответ.

Клементе не любил, когда фальшивили, перекручивали язык и влазили в его разговор. Даже если он и говорил непонятными для тайца словами, это не означало, что тот должен отвечать своим усердным воем с катастрофическим акцентом. Кажется, о том говорила Мали, что восточные люди несколько проще относятся к некоторым нормам этикета Запада. Но, в тоже время, в большей степени, у них иные правила жизни. Не только в самом Таиланде.
Но, сейчас итальянцу хотелось просто достать оружие и пристрелить водителя. А впрочем, Фредерик все и всегда решал либо с помощью денег, либо - оружия. Последнее к нему пришло вместе с семьей Торелли. Жизнь проще не стала, но количество оружия в доме значительно прибавилось. Дитер был прав - "убийцы в белых воротничках". Но, это гораздо эстетичнее, чем рэкет и разбой, который время от времени Фредо лицезрел воочию, начиная еще с 90-х. Нет, для мистера-дэнди это было слишком грубо и пошло... и он от этого чертовски устал.

Кристал Брют. А он уже и успел забыть о его существовании за эти несколько дней. Мафиози никогда не был пристрастен к алкоголю,  но сейчас решил, что лучше такой вариант выхода из ситуации. Во всяком случае не будет отвратительных тайцев. И все же, мы всегда стараемся держатся корней. Каждый выбирает, что ему ближе и кто. И возможно, он никогда не поймет душу восточного человека, но всегда будет тянутся к Западу. Менталитет, генетика и воспитание.
Причин было много. Она платила сама и это придавало американке особого западного шарма. Она не нуждалась в его деньгах, что в последнее время начало становится редкостью. Независимость - пожалуй, это он ценил в последнее время даже больше. Ей не было смысла его использовать. Скорее, наоборот. Хотя, в какой-то момент, Фредо задумался, что аферист из него мягко говоря, не ахти. И даже больше того, воспитание леди Лью и Коррадо Клементе претило его некоторым нынешним поступкам.
Но, сейчас. Сейчас он скорее выполнял ее прихоть. И это тоже придает шарма и удовольствия. Иной раз, желания женщины вызывают гораздо больше собственного мужского удовлетворения, чем что-либо другое.
С ее уст - "Фаранг ка:ап" звучало как-то ... по-американски и так по-домашнему.
- Повторите, - это не была издевка, он просто наслаждался ее голосом, - Шучу. Все, что пожелаете, мисс Твиди.
Слегка наклонив голову, Фредо не без наслаждения опять выполнял дамский каприз... И это не мазохизм. О, нет! Это больше чем флирт, но гораздо меньше, чем чувство подростковой влюбленности. И это невозможно обосновать логически. К слову, поступки совершенные ради женщины, не всегда руководствуются знаменитой мужской логикой. Отнюдь.
Подставляя Шерил локоть, капо бархатным голосом с легкими нотками волнения добавил:
- Ведь, это мой долг за вами приглядывать. Считайте меня своим слугой. В хорошем смысле того слова.

Отредактировано Frederick Klemente (2015-05-03 14:37:01)

0

12

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » One night in Bangkok ‡makes a hard man humble.