Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » secrets.


secrets.

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

http://funkyimg.com/i/TUC3.png
Участники: William McLaren and Eliza McLaren
Место: Бостон. Съемная квартира.
Время: 2013 год. Ранняя осень [спустя два дня после трагедии в средней школе].
Время суток: день/вечер.
Погодные условия: пасмурно.
О флештайме: рано или поздно, наружу все-таки всплывают секреты, которые могут либо изменить нашу жизнь, либо наоборот заставить вовремя одуматься и все исправить.

+1

2

Любишь кого-то не потому, что он верный и любить его безопасно. А потому что ты верный, и любовь твоя ни от чего не зависит.©

Как приятно возвращаться домой к любящей семье даже после самой короткой командировки. Как приятно, когда тебя выбегают встречать дети, а после повисают на шее, говоря, как сильно они соскучились. Как приятно видеть жену с улыбкой на лице, получать поцелуй в губы и слышать пару слов, сказанных приятным и мягким тоном. "С возвращением, дорогой". Именно так всегда было в жизни Уилла. Именно об этом он мечтал, садясь в самолет. Он всегда мечтал поскорее оказаться дома. Но в этот раз Уильяму хотел совершенно иного. Приземлившись в аэропорте Бостона, МакЛарен чувствовал неприятное волнение. Пока люди торопились покинуть борт самолета, мужчина продолжал сидеть на своем месте, устремляя взгляд куда-то в серые джунгли города, видневшиеся через иллюминатор.
- Сэр, мы уже приземлились, - обратилась к нему одна из стюардесс, но он не ответил: - Вы себя плохо чувствуете? - поинтересовалась она уже более громким тоном. Уилл повернул взгляд в ее сторону и, выдавив слабую улыбку, ответил:
- Извините, что задерживаю вас. Полет выдался куда более трудным, чем я предполагал. Я уже выхожу, - МакЛарен встал, ударившись при этом головой об низкорасположенные места для багажа, и ленивым, но довольно быстрым шагом вышел на свежий воздух.
Холодный порыв ветра неприятно ударил в лицо. Небо было пасмурным. Вот-вот должен был линуть дождь. Однако это не заставляло МакЛарена спешить домой. Впервые в жизни ему не хотелось как можно быстрее вернуться на их съемную квартиру, скорее увидеть детей и Лиз. В особенности он не горел особым желанием видеть свою благоверную. В чем же причина? Она объяснялась просто. Впервые за всю их супружескую жизнь Уилл заподозрил Элиз в измене. И все же, он продолжал отбрасывать эту мысль из своей головы, но у него это слабо выходило. В изменил один звонок от соседа. Всего пара слов о том, что, отправив детей прогуливаться с бабушкой, Лиз пригласила в дом некого подозрительного незнакомца. Сосед МакЛаренов ранее служил в разведке, успел примерить на себя множество лиц как шпион. И он всегда любил поговорить с Уиллом, обсудить что-то подозрительное и порой даже криминальное.
Уильям не принял слова мужчины всерьез и лишь усмехнулся им. Уж кому-кому, а жене он всегда доверял и не сомневался в ее верности. Возможно, этот человек помогает ей с работой над каким-то делом. Однако что-то все же не давало Уиллу покоя. Взяв телефон, МакЛарен набрал номер жены. Он привык, что Лиз почти всегда отвечала на его звонки, а если же она была занята, то сбрасывала и посылала смс, вроде: "Перезвоню позже". Каково же было удивление Уильяма, когда после долгих гудков, он услышал голос Элизы на автоответчике. Мужчина даже немного растерялся и замолк на мгновения после сигнала, а после смог выдавить из себя лишь пару фраз. Он попросил Элизу перезвонить ему, как только она освободиться. Прошел час, за ним другой и третий. Звонка от жены он так и не дождался. Уилл снова набрал ее номер. На этот раз он все-таки смог дождаться ответа. Мужчина старался не выдавать некоторого волнения в голосе, а вот у Лиз это явно получалось не совсем хорошо. На вопрос, чем же она занималась весь день, женщина ответила, что занималась генеральной уборкой в квартире, отправив детей прогуляться с бабушкой. Это был их самый короткий разговор по телефону и прервал его сам Уильям. Подозрения уже полностью завладели его сердцем.
Поймав такси у аэропорта, МакЛарен опустился на заднее сидения автомобиля и прижался головой к стеклу. Таксист был довольно болтливым парнем и, видимо, посчитал это большой удачей, что ему попался такой молчаливый пассажир, не перебивающий его интереснейших мыслей. Уильям не пытался остановить водителя. Когда он полностью погружался в себя, внешний мир и все происходящее в нем мало его беспокоило. Поэтому мужчина лишь изредка поддакивал парню, давая молодому человеку полностью высказаться.
Их съемная квартира находилась не так уж далеко от аэропорта. Всего лишь в пятнадцати минутах езды на машине. Пробок в это время на улицах не было, поэтому Уилл подъехал к знакомой многоэтажке даже чуть раньше. Протянув таксисту деньги и забрав багаж, МакЛарен вышел из машины и медленно направился к подъезду. В этот же момент назревавший дождь наконец-таки начался. Уильям не успел дойти до козырька над подъездом. Даже наоборот - он остановился на мгновение и поднял голову, закрыв глаза. "Я не хочу, чтобы это было правдой. Не хочу", - мысленно произнес мужчина и направился ко входу.
Он не спеша поднимался по лестнице, расстегивая попутно намокшую байку. Приближаясь к нужному этажу, Уилл замедлял шаг и снова задумывался на тревожащей его мыслью. Может это все неправда? Может его соседу показалось, что кто-то приходил к Элиз? Ведь она не могла ему изменить. Он был уверен в этом. Ему была противна одна та мысль, что он заподозрил жену в измене. Однако это не заставляло его искоренить подозрения из своего разума.
И вот, он стоит перед дверью. Медленно поднимает руку и нажимает на кнопку дверного звонка. По ту сторону преграды уже слышны детские голоса. Они заставляют его улыбнуться. Дверь открывается, на пороге его встречают Айден и Абигайль. Уилл бросает сумку на пол и крепко обнимает обоих детей.
- Как же я успел по вам соскучиться, - негромко произносит он. В этот момент за спинами детей Уильям замечает Элизу. Улыбка исчезает с его лица. Он выпрямляется в полный рост и подходит к жене.
- Здравствуй, - а после приобнимает за плечо и быстрым, слегка холодным поцелуем касается ее щеки.

+1

3

Наша жизнь хрупка, как и жизнь близких нам. Это факт, но, увы, мы начинаем осознавать это только тогда, когда беда уже слишком близко подступила для отступления. Мы ничего не можем поделать в такой ситуации, только бессильно стоять и наблюдать, как мимо проносятся скорые, пожарные и полицейские машины. Мы можем только беспомощно молиться, наивно веря в чудо. Конечно, иногда чудо происходит, когда ты видишь, как к тебе через толпу прорывается твой ребенок. В такой момент ты действительно начинаешь верить в Бога, но, чаще всего бывает так, что чудо просто миф. Вымысел придуманный человеком. Два дня прошло с того случая, когда на среднюю школу напали. Прошло два дня, когда всюду царила паника и страх. Прошло два дня, когда Элиза видела человека спавшего ее дочь от возможности схлопотать пулю прямо в лоб. Господи, как же женщина тогда перепугалась. Ее буквально трясло, а сердце едва ли не выпрыгивало из груди, когда она хаотично пыталась разыскать своих детей среди скопившейся толпы. Эта картина, как кошмар, постоянно крутилась в голове по двадцать четыре часа в сутки, что сильно усугубляло моральное и физическое состоянии блондинки. Не говоря уже о том, что работать в таком стрессе она сейчас явно не могла. И, если бы не мать, которая настоятельно потребовала у начальства своей дочери увольнительного, то вряд ли миссис Макларен смогла бы продвинуться в деле над "Бостонской посылкой" вперед. Знаете, это, как бы, тяжело. Ты каждую минуту думаешь о том, что бы было, если бы Абигайль все-таки попала под пулю. Ты каждую минуту думаешь, что бы было с тобой, как бы ты это пережила. И понимаешь, что никак. Лиз потеряла отца и брата на войне, едва ли не потеряла своего мужа, так еще и дети были на волоске от жизни. Кажется, или это участь ее семьи, а может это просто ей так везет, и это была эдакая кара небесная за измену? Знаете, американка сейчас готова была поверить во что угодно, потому что не могла найти для себя в данный момент всему логическое объяснение. - Просыпайся соня - Женский волевой голос раздался прямо над ухом спящей женщины. Элиза недовольно поморщилась и накрывшись одеялом с головой, перевернулась на другой бок и что-то невнятное промямлила - Элиза Норма Макларен! Вставай! Кому сказала - Небольшой шлепок, как в детстве, по мягкому месту, вынудил блондинку чуть ли не подскочить на месте и резко открыв глаза, столкнуться со строгим выражением лица родной матери. - Дети уже проснулись и завтракают, и тебе бы пора - С этими словами Элли натянула на себя типичную улыбку, а после развернулась и вышла из комнаты. Уже утро? Уже завтрак? Покосившись краем глаза на будильник рядом, обнаружив что уже было давно десять утра, американка резко подскочила с места, накидывая на себя халат и вышла из комнаты. - Мам, вы опоздали в школу - Выйдя на кухню и облокотившись на дверной косяк, она скрестила руки на груди и внимательно посмотрела на собравшихся в помещении - Знаешь, после того инцидента, я подумала, что детям нужно дать недельку другую отдыха. Особенно Эбби, да? - Чего-чего, а вот детей Элли очень любила, не смотря на всю свою стойкость железной леди. Она мало того с радостью всегда принимала их у себя дома, так еще и готова была сорваться по первому же зову дочери. Особенно если дело касалось Абигайль и Айдена. - Ладно, я думаю это логично - Пожав плечами, Лиз прошла к столу и потрепала детей по волосам. - Мам, Уилл не звонил? - Взяв со стола стакан с апельсиновым соком, блондинка обернулась к женщине и внимательно посмотрела в глаза той. Элли лишь покачала головой и поставила на стол еще одну тарелку для завтрака. Что же, это немного странно, и внутри почему-то взыграло не самое благоприятное ощущение. Словно кошки скребли.
Снова погружаясь в свои размышления, лениво тыкая вилкой в тарелку перед собой, Лиз внезапно почувствовала сильный укол совести. Ее жизнь и так изменилась с того дня, понедельника, так теперь еще проснулось опасение, что небольшая тайна всплывет. Как-то уныло подняв взгляд и взглянув на своих детей, она подумала, что если.... Что если Уильям узнает про ее поход налево? Что будет с их семьей? Что будет с их детьми? Что будет с отношениями? Куча типичных вопросов крутилось в голове для подобной ситуации, и этого никак не могла не заметить Элли, которая пристальным и обеспокоенным взглядом сверлила свою дочь. - Так, ребята, идите одеваться - Женщина хлопнула в ладоши, привстала и подошла к Лиз, когда Айден и Абигайль ушли с кухни. Присев рядом и чуть придвинувшись, толкнув слегка плечом в плечо Макларен. - Тебя что-то беспокоит, Лиз? Я знаю этот взгляд и эту кислую улыбку. У вас проблемы с Уильямом? - Проблемы? У них? Никак нет, наоборот. О таком мужчине мечтала любая женщина: он был хорошим и любящим мужем, внимательным и заботливым отцом. Чего еще можно желать. И, все-таки, что же тогда произошло, раз она, Элиза, пошла на подобный поступок? Черт, да она сама даже не понимает. Она точно знает, что никаких чувств не испытывала к тому человеку, симпатия и дружба, да и только. Зачем? Зачем она тогда поддалась гребанному искушению и решила поиграть с судьбой в кошки - мышки? Ведь же знает, что насколько умна и профессиональна не была, муж все равно узнает. Узнает потому, что сам агент и шпион, мать его. - Нет. Надеюсь никаких проблем. - Отмахнувшись и наконец ответив на вопрос матери, она услышала шаги в коридоре и подняв голову, устремила туда взгляд - Вы вроде бы собирались погулять. Идите, а я пока приберусь дома к приезду Уилла - Встав со своего места и даже не удостоив чести посмотреть на родную мать, Лиз собрала тарелки и положила их в мойку. - Надеюсь, так оно и есть - Какое-то двусмысленное звучание прозвучало в голосе Элли, которая встала со стула и направилась в коридор. Да, надежда умирает последняя, вроде бы так говорят. Но от этого кошки все равно не перестали скребыхать в душе, а наоборот, еще сильнее вцепились когтями в самые ее стенки. 
После утреннего завтрака и ухода детей на прогулку со своей бабушкой, прошло по меньшей мере часа два-три. За это время, когда нервы натянулись подобно струне, как это было буквально недавно возле школы, она успела вымыть и вычистить всю кухню и приступить к коридору. Уборка - вот идеальное средство заставить свои мысли успокоиться, а телу хотя бы немного расслабиться. После коридора она перебралась в ванную, затем спальню детей, и когда добралась до своей, то услышала настойчивый звонок мобильного. Нахмурившись и погодя минуту, словно стоя в оцепенении, блондинка почувствовала, как снова начинала нервничать. Ее нутро подсказывало, что звонок не от друзей или начальства, а от НЕГО, мужа. Бросив тряпки в разные стороны и быстро переползая через кровать, хватая с соседней тумбы свой телефон, она подносит аппарат к уху и неуверенно приветствует Уильяма. Стараясь выдать свою неловкость и панику за усталость и занятность, Лиз ответила на интересующие супруга вопросы и положила трубку после того, как услышала короткие губки. Хмурясь и смотря в одну точку, женщина судорожно начала думать, что вызвало такое поведение мистера Макларена. Снова упадок сил, и в груди словно что-то защемило. Она положила мобильный обратно на тумбу и еще с минут пять просидела неподвижно.
Все оставшийся время впервые пролетело незаметно, когда входная дверь открылась и опять послышался голос матери, оповещающей, что они вернулись с прогулки. Слышно было как Айден снова доставал Абигайль, а затем оба ребенка влетели в родительскую комнату в надежде, что там сидит их отец. Обнаружив, что его так до сих пор нет, Айден ушел в свою комнату недовольно хлопая дверью, а вот Эбби подбежала к матери и обняла. Она всегда была чувствительным ребенком, а после происшествия эта чувствительность словно бы усилилась. - Лиз, все в порядке? Уильям еще не приехал? - Мать по-прежнему обеспокоенно смотрела на свою дочь стоя в дверях между коридором и спальной. - Он уже в Бостоне, скоро будет - Блондинка попыталась выдавить улыбку, но вместо этого только опустила голову и прижала Абигайль к себе сильнее. Ответ Макларен не убедил Элли, и уж тем более не заставил перестать тревожиться, но она все-таки пожелала удачи и попросила позвонить вечером, после чего забрала свою сумку и вышла за дверь квартиры, где на улице ждало уже такси. - Иди в комнату - Выпустив Эбби из своих объятий, американка посмотрела на часы и направилась на кухню чтобы заварить себе зеленого чаю для успокоения нервов. Кажется, сегодня состоится серьезный разговор. Она печенью чуяла это.
И пока дети занимались своими делами в комнате, за окном послышалось, как возле крыльца дома остановилась машина. Конечно, в Бостоне полно авто, но почему-то это вынудило ее подорваться с места и выглянуть в окно. Там, внизу, Элиза увидела Уильяма, который медлил идти домой, что еще больше вызвало внутренние смятения. Затем минута. Две. Кажется уже прошло все пять, когда ключ в замке повернулся и входная дверь открылась. Первые выбежали Эбби и Айден, крепко обнимая приехавшего отца. Затем, поставив свою чашку с чаем на стол, вышла в коридор и сама Лиз. Едва склонив голову набок, она с улыбкой, на какой вообще была способна в такой ситуации, когда нервы были на пределе, - посмотрела на мужа. Он подошел к ней, но поскупился на проявление эмоций, и ощутимый холод словно столкнул миссис Макларен с ног. - Добро пожаловать домой, родной - Рассеяно глядя в лицо Уильяма, Элиза постаралась уловить его настроение, но ничего. Совершенно ничего, кроме отстранения. Нахмурив брови и закусив губу, она отошла в сторону и завернула в кухню. - Мама приготовила вчера лазанью. Я оставила тебе порцию - Она сейчас искала кучу способов, чтобы суметь растопить тот холод, который исходил от Уилла. Она искала в самой себе ответы и судорожно думала о том, что могло послужить всему этому причиной. Доставая посуду и приборы, кладя их на стол, а затем и доставая противень с лазаньей, женщина аккуратно кладет ее на тарелку и ставит в микроволновку. - Хоть бы все было нормально, и это просто играет мое больное воображение. - Ее руки слегка потрясывало и чтобы не выдать этого, Лиз как можно быстрее поставила обед для мужа на стол и отошла к окну, скрещивая руки на груди.

+1

4

Заметила ли его холодность Элиз? Конечно, в этом даже не могло быть сомнений. Уилл сразу заметил ее удивленный взгляд. Кроме этого мужчина заметил, что Лиз заметно нервничала, и этот факт заставлял сжиматься сердце Уильяма еще сильнее. Он любил жену, очень любил. Она была для него не просто любимой женщиной. Она - его лучший друг, который всегда поддерживал его в трудных ситуациях. И неужели все-таки этот самый верный друг предал его? Неужели это действительно так? Неужели его всегда разумная Лиз вдруг решиться на такой поступок? Неужели это случилось по его вине? Слишком много вопросов, на которых не было ответов. Это начинало выводить Уильяма из себя. Он глубоко вздохнул и снова обнял детей.
- Ну что, ребятки. Рассказывайте, что интересного я пропустил за эти дни? Может у кого-то какие-то проблемы в школе? - сказав последнюю фразу, Уилл с легкой строгостью во взгляде посмотрел на Айдена. Не успел МакЛарен-младший открыть рот, как ответ последовал со стороны дочери:
- У меня были проблемы, - Уилл с неподдельным удивлением посмотрел на Эбби, а после на Элизу. Проблемы в школе? У Эбби? "Разве такое возможно?" - подумал Уильям. Не дождавшись ответа отца, девочка продолжила:
- Два дня назад в нашу школу проникли преступники. Они были с оружием.
- Что? - теперь уже шокированный Уилл внимательно смотрел на свою Эбби. - Ты... тебя никто не ранил? Лиз? Она... с ней... ее ведь никто не ранил? Верно, Лиз?
- Нет, папа, меня не ранили. Меня спас мамин друг, - Уильям ничего на это не ответил. Он лишь сильнее обнял дочь и снова перевел взгляд на жену. "Почему? Почему ты не сообщила мне об этом, Лиз?" - крутился в его голове, как надоедливая муха, громко жужжащая над ухом. С одной стороны, Уилл понимал жену. Она не хотела его волновать,и, он был уверен, что Элиза собиралась рассказать ему обо всем как только он вернется домой. Но видимо уже находившееся на пределе терпение искажало его мысли и понимания. В тот момент это была лишь очередная тайна. Тайна, которых за столькие годы совместной жизни им удавалось избегать.
- Но ведь главное, что сейчас со мной все хорошо. Верно, папа? - произнесла своим милым, тонким голоском Эбби.
- Конечно, милая моя, именно это сейчас главнее всего, - Уилл поцеловал дочь в лоб, а после обратился к обоим детям: - Может пойдете и позвоните бабушке с дедушкой? Скажите, что я приехал. Они будут рады поболтать с вами. Только не стоит им пока упоминать о твоих неприятностях в школе, хорошо, Эбби? - дети, хоть и хотели сейчас побыть с отцом, послушались его и направились в комнату Айдена, где располагался включенный компьютер.
Уильям снял с себя вымокшую байку и, кинув ее на пол возле двери, последовал за Лиз на кухню. Сев на стул, МакЛарен смолк. В комнате повисла давящая тишина, от которой становилось еще более тошно на душе. Опустив подбородок на сжатый кулак, мужчина следил за каждом движением жены. Как бы Лиз не старалась скрыть своего беспокойства, Уилл прекрасно его видел. Уж слишком хорошо он знал свою благоверную. Слишком хорошо. Ему даже казалось, что она вот-вот закипит, словно чайник на плите. Что-то не давало ей покоя. Какие-то мысли заставляли ее руки слегка трястись, а голос - неуверенно звучать.
Получив свою порцию лазаньи, Уильям уставился на нее слегка притупленным взглядом. Аппетита совершенно не было. А ведь он так всегда любил это блюдо, которое так часто готовила им мать Элизы. Но в этот день даже подогретая лазанья его не привлекала. Поковырявшись вилкой в тарелке, МакЛарен снова посмотрел на жену. Она стояла у окна, прямо напротив него. Мужчина несколько раз пытался уловить ее взгляд, но Лиз ловко отводила глаза в сторону.
- Что-то случилась, милая? Ты заметно нервничаешь, меня... меня это беспокоит, - в этот раз дрогнул его голос. Да, и он был не всесилен в скрытии своих эмоций. И он мог выдать себя.
- Эбби получила сильный стресс? Хотя, что за глупые вопросы я задаю, конечно же сильный, - он не стал спрашивать у Лиз, почему она не рассказала ему о случившемся сама. Ответ был ему очевиден. "Я не хотела тебя волновать". Но ведь это не просто какая-то мелочь. Это его малышка Эбби. Его любимая дочурка. И все же, Уилл промолчал. Ему не хотелось ругаться с женой, тем более из-за того, что она всего лишь хотела уберечь его покой.
Уильям поднялся со стула и подошел к жене. Их с Элизой разделяли всего пару сантиметров, но, по его ощущениям, МакЛарену казалось, что между ними впервые образовалась широкая пропасть. В голове снова прокрутился разговор по телефону с соседом, холодный голос автоответчика Лиз, их короткая беседа по телефону. "Это не могло быть, не могло. Только не с нами. Не с нами", - повторял про себя Уилл. Мужчина аккуратно опустил ладони на плечи жены и притянул ее к себе. Он заглянул прямо ей в глаза. Уильям пытался найти в них ответ на свои вопросы, а в итоге увидел ту неуверенность и некий страх, который еще сильнее подпитывал его сомнения.
- Лизи, - негромко произнес Уилл, - ты ничего не хочешь мне рассказать?

+1

5

Ложь, подобна наркотической зависимости, которая пронизывает каждую клетку вашего мозга и поражает ее. Вы становитесь послушным ее рабом, и готовы выполнить и сделать все, чтобы получить какое-то непонятное ощущение победы. Лже-победы. Ведь, мы прекрасно знаем, что рано или поздно ваше вранье раскроется и свету покажется правда. Мы даем себе отчет в этом еще тогда, когда беседуя со своим собеседником, в уме придумываем чудо-картину, которая кажется нам идеальной. Наша фантазия играет с нами, заставляет всегда идти на гнусные поступки по отношению к близким. И, мы все равно продолжаем врать. Конечно, иногда мы пытаемся уверить себя, что поступаем так из-за лучших побуждений, что якобы стараемся уберечь родного человека от неприятной правды, но, что если человеку именно она и нужна?
Элиза была из таких людей, которые всегда говорили то, о чем думали. Она никогда бы не стала лгать вам ради вашего же блага, потому что считала, что горькая правда всегда лучше. Горькая правда способна мотивировать человека и выполнять то, чего от него хотела бы получить миссис Макларен. Она манипулятор - не нужно отрицать подобное, потому что только так ты можешь выжить в мире, в котором родилась американка. Но, еще Лиз знала, что врать тоже полезно, особенно когда дело касается национальной безопасности и грязных секретов правительства. Она понимала, что даже расскажи ты все тайны и секреты мира, - тебе все равно никто не поверит, если вообще не упекут в психушку, где медсестра по приказу кого-то из верхушки, случайно введет в твою вену смертельную дозу ядовитых и вредоносных препаратов. Но, касалась же ее тайна, маленький секрет, той самой национальной безопасностью, или же женщина просто уже окончательно запуталась: где реальность, а где игра? Сомневаюсь, хотя, конечно, частично Эррол был лишь легким увлечением и игрой. Он был хорошим человеком, и дети ладили с ним. Он прекрасный друг, как думалось блондинке, но дружба почему-то стерлась между ними пару месяцев назад и... И теперь, запутавшая в своей жизни агент, не знала, что делать дальше. Вроде бы, она сотню раз врала, когда приходилось допрашивать свидетелей, когда приходилось надевать на себя новые роли и так далее. Ее жизнь была одним сплошным театром, а теперь.. Теперь этот театр вышел за рамки работы и уверенно обосновался в семейном очагу. Это было очень плохо, и необходимо было что-то делать. Необходимо было если не увиливать от разговоров и провокационных вопросов, то хотя бы попытаться сгладить все углы, и решить проблему вместе. Да, вместе, как и всегда. Ведь только благодаря командой, Уильям и Элиза преодолевали те супружеские неприятности, с которыми сталкивается практически каждая семья. Миссис Макларен никогда не позволяла себе лишнего, всегда старалась быть рядом со своим мужем и поддерживать его. Она никогда не врала ему, и уж тем более не держала за спиной секретов, но что тогда произошло сейчас? Как они вообще пришли к такой ситуации, когда при каждом пойманном на себе взгляде, Лиз отворачивалась и желала вжаться в стену сливаясь с ней. Она где-то допустила эту самую ошибку, когда не рассказала о своих женских фантазиях, которые порой просыпались и не давали покоя, а теперь... Теперь еще эта история со школой,  где блондинка снова умолчала и не соизволила позвонить мужу в Вашингтон. Может она, конечно, надеялась, будто бы там ему самому сообщат об инциденте, или может он увидит в новостях. Но, видимо глава агентства решил промолчать и не сбивать мистера Макларена с рабочего настроя на встречи с министром обороны. Забавно, Элиза дважды солгала супругу за этот год, и не ради его безопасности и спокойствия.
Перед глазами снова встала та картина, которая была два дня назад. Женщина снова и снова возвращалась в прошлое, жалея что это нельзя сделать физически. Снова вспоминая хаос, панику и крики вокруг, когда хаотичным взглядом блондинка старалась отыскать своих детей. Она снова и снова переживала этот день, потому что внутри зародился какой-то потаенный страх, способный сдавить легкие американки и убить ее. Она боялась потерять своих детей, которые, пожалуй, лучшее, что могло случиться с ней. Но, теперь этот страх подпитывала еще боязнь потерять своего мужа, который не просто был супругом и отцом их детей, но и твердой опорой, лучшим другом. Теперь представьте, какая безумная карусель ощущений и чувств крутилась в голове и душе миссис Макларен, которая определенно выдала свою неуверенность перед Уильямом. И, чтобы как-то отвлечься, Лиз опять прокрутила в голове недавний разговор отца и дочери. Она на мгновение прикрыла глаза и слабо улыбнулась на реакцию супруга. Черт, он был замечательным отцом, кто бы чтобы не говорил. - А? Что? - Услышав голос Уилла, который задал вопрос, блондинка открыла глаза и посмотрела куда-то в сторону. Она подсознательно не желала сталкиваться со взглядом мужчины потому, что знала, даст слабину. Не сможет устоять и правда сама собой вырвется из груди. Он словно имел какое-то необъяснимое влияние над женщиной, и осознанно или же нет, - пользовался этим. - Нет, тебе показалось. Хотя да, нервничаю. Я до сих пор не могу отойти от произошедшего - Бингно! Лиз снова увильнула от провокации и соврала. Конечно, происшествию в школе было место в терзаниях миссис Макларен, но большую часть все-таки занимала история с изменой. - Мы все получили его, Уилл. Я даже позвонила своей матери, и попросила ее прилететь в Бостон. С ней девочка быстрее справляется со случившемся - Поджимая губы и заканчивая свой ответ, Лиз едва заметно покосилась в сторону мужа, который явно не слушал ее. В принципе, зачем? Он и сам прекрасно понимал, что это такое, когда на тебя нацелен ствол пушки. Уж чего-чего, а этого опыта у мистера Макларена не занимать. - Прости, что не позвонила и не сказала об этом. Я думала тебе сообщат. - Снова какая-то неуверенность пронеслась в голове и женщина виновато опустила голову. Обхватив себя за плечи, она едва поежилась и почувствовала, как в помещении стало будто бы холодно. Кажется атмосфера вновь накалилась и образовала еще большую пропасть между мужем и женой. Даже тот факт, что он подошел к ней и стоял практически в нескольких сантиметрах, что можно было протянуть руку и ухватиться за мужчину, - не создавали внутреннего спокойствия и расслабления. Напротив, Элиза была напряжена до предела.
В голове крутится одна единственная мысль. Одно единственное желание переполняло ее все эти минуты. Элиза Норма Макларен хотела все исправить. Она хотела сгладить все эти углы, перекинуть мост через образовавшуюся темную бездну и снова почувствовать уверенность в себе рядом с Уильямом. Она хотела поднять взгляд, улыбнуться и обнять. Хотела подтвердить себе, что ситуация в которую они загнали себя - лишь иллюзия и обман, но, увы. Единственное, что заставило американку вынырнуть из своих потоков мыслей, так это прикосновение Уилла и ощущение, что ее тянут на себя. От этого жеста и действия, взгляд блондинки сам по себе поднялся и устремился прямо на родные черты лица мужа. Тень улыбки дрогнула на губах, а ощущение вины еще сильнее начало давить внутри. - Уильям... - Начала женщина все также неуверенно и боязливо, покусывая губы и стараясь отводить всякий раз взгляд от прямого столкновения со взглядом мистера Макларена. - Прости - Высвободившись и отойдя резко назад, Лиз повернулась к Уиллу спиной и облокотилась ладонями о подоконник, крепко сжимая тот своими тонкими пальцами за края. Она сделала глубокий вдох, затем выдох. Снова вдох, и опять выдох. - Есть одна вещь, о которой я жалею... - Чтобы не позволить вновь прикоснуться к себе, Элиза быстро выпрямила свою осанку и подошла к столу. Ее взгляд был сосредоточен, хотя все мысли путались и образовывали неясный клубок. Принявшись убирать со стола, суетиться и просто как-то занять себя чтобы не сорваться на панику, которая, кстати говоря, сильно сейчас овладевала моральным состоянием американки, - она снова и снова старалась не сталкиваться и не подымать взгляд на мужа - Несколько месяцев назад, когда меня приставили к делу "Бостонской посылки", и я приехала в Бостон за несколько дней до твоего возвращения из очередной операции, хм, я встретила человека - Остатки лазаньи отправляется в мусорное ведро, а грязная посуда в мойку. Лиз включает воду, создавая тем самым шум для детей, ибо подобные разговоры им лучше вообще не слушать. Айден и так вечно был недоволен частым отсутствием родителей, а если еще услышит про измену, то посчитает, что мама и папа разведутся, а этого миссис Макларен меньше всего хотела. Меньше всего хотела, чтобы сын переживал и ненавидел их. - Он хороший человек, и он показал интересующие меня места в этом ужасном городке. В общем, я его использовала, как и всегда. Но, потом что-то пошло не так, и я подпустила его к себе ближе, обнаружив в нем хорошего друга. Уилл, он просто друг - Руки снова трясло, и женщина никак не могла понять, почему она все-таки решила рассказать правду. Почему она не соврала, хотя у нее имелся на это огромный шанс. Оттирая жир от тарелки, продолжая сосредоточенно смотреть в одну точку и не оборачиваться к мужчине, миссис Макларен продолжила. - Благодаря ему, мы составили примерный план передвижение подозреваемых, но ты уже видел отчет, потому что Тед как раз вручил его тебе, когда ты приехал и присоединился к нам. А еще, Уилл, он спас твою дочь. - Замолчав и положив вымытую тарелку рядом с собой на стол, блондинка медленно подняла голову с закрытыми глазами и постаралась расслабить плечи. До конца так и не решаясь рассказывать историю, и надеясь, что на этом все и закончится. Ведь этот человек, просто друг, верно? Элиза замужем, она счастлива в браке. У нее есть двое прекрасных детей, и хорошая работа. Она любит своего мужа, а Эррол, он, хм,  просто друг.

+1

6

Когда жена отошла от него на пару шагов, Уильям почувствовал, как сердце медленно останавливается, а вместе с ним останавливается время. Останавливается его мир. Мужчина внимал каждому слову Лиз, а в груди разгорался огонь боли, гнева, отчаяния. Ему не нужно было слышать этих слов прямо. Он и без этого все понял.
Уилл не оборачивался. Опустив руки на подоконник, он слушал, как течет из крана вода. Его всегда успокаивал звук льющейся воды, но в тот момент это раздражало его еще больше. Из груди вырвался нервный смешок. МакЛарен устремил взгляд куда-то вдаль. Голос Элизы раздавался эхом в его ушах. Уильям никогда не мог подумать, что может испытывать такую сильную ненависть. И это ненависть была направлена не только на Лиз, на ее поступок. В тот момент он ненавидел самого себя. Если бы он больше времени проводил дома, если бы уделял ей больше внимания, если бы исполнял все ее желания - если бы он все это сделал, то этой ситуации можно было бы избежать. Или же нет? Может это было что-то неизбежное в их жизни. Очередное, а может быть и последнее испытание. Уильям чувствовал, как кровь в его венах буквально закипала. Мужчина сжал кулаки так, что костяшки побелели. "Не смей срываться, МакЛарен. Только не сейчас. Только не при детях", - повторял про себя МакЛарен.
- А еще, Уилл, он спас твою дочь, - это стало для Уилла последней каплей. Он резко развернулся и в два шага пересек кухню, приблизившись к Элизе и чуть было не прижав ее к стене.
- Я, конечно, безмерное благодарен ему за спасение Эбби, но это не значит, Лиз... слышишь меня - не значит, что ему позволено спасть с моей женой! - МакЛарен старался говорить не слишком громко, чтобы не привлечь внимание детей. Мужчина не отрывал своего взгляда от жены. На шее начала пульсировать венка, лицо исказило выражение злости или скорее боли. Он сжал плечо Элизы довольно сильно, однако не настолько, чтобы оставить синяк.
- О чем ты думала, Элиза? О чем?! Ответить мне, о чем ты думала, когда прыгала к нему в постель? О чем думала, когда он трахал тебя?! Ты думала о нашей семье? О наших детях? Обо мне? Ты вспоминала обо мне в те минуты, Лиз? Вспоминала? - одним движением Уильям притянул жену к себе. Сжав пальцы на ее подбородке, мужчина поднял ее голову. Он чувствовал, как дрожат его руки, его голос. Как в его грубых объятиях дрожит Элиза. В висках пульсировала боль, в горле стоял ком, а на сердце, казалось, скреблись кошки. Ему хотелось, чтобы все это оказалось страшным сном. Чтобы сейчас он проснулся в номере своего отеля в Вашингтоне. Хотел проснуться от звонка Элизы. Услышать ее приятный голос. Услышать радостный голос детей. Но, к сожалению, реальность не была такой уж радужной. Она оказалось чрезмерное жестокой. Несправедливой. Болезненной. От раздирающей душу обиды хотелось кричать во весь голос, проламывать голыми руками стены. Но Уильям сдерживал себя. Его останавливали находящиеся дома дети.
- С каких это пор ты стала эгоистичной стервой, Лиз? Или... или в этом есть моя вина? Скажи мне, что я сделал не так? Скажи, за что я заслужил такое предательство? Ты представляешь, как это чертовски больно? Ты представляешь? За что, Лизи, за что? - его голос начал дрожать настолько сильно, что он смолк. Разомкнув пальцы, Уилл отошел от Элизы и грузно опустился на стул. Спрятав лицо в ладонях, мужчина громко вздохнул. Он не знал, что говорить дальше. В мыслях вдруг стало пусто. У него было такое ощущения, будто в него сейчас выпустили всю обойму Глока. Будто в его спине находился ржавый нож. Он чувствовал, как рана, которая будет гноиться еще долго, начинает разрастаться. Уильям еще никогда не испытывал такого сильно чувства безысходности. Даже когда находился в плену у террористов, когда выходил на поле боя. После таких сильных эмоций, когда хотелось крушить все вокруг, вдруг опустились руки. Не осталось сил ни на что. Язык, казалось, онемел, слова путались в  бессмысленные фразы. В одно мгновение его счастье рассыпалось на мелкие крупицы. Семья рушилась на его глазах, и он не знал, что ему с этим делать.
Подняв глаза на Лиз, МакЛарен громко сглотнул и, не вставая с места, негромко произнес:
- Знаешь, Лиз, я всегда был уверен, что смогу простить тебе абсолютно все. Все, что угодно. Но знаешь... - Уильям замолчал. В горле снова стал ком. Становилось труднее дышать, отчего внутри все сжималось. Собрав последние силы в кулак, мужчина продолжил:
- Я впервые не уверен. Я не уверен, смогу ли я простить тебе это. Нет ничего страшнее предательства, тем более, когда тебя придает кто-то из родных. Я могу вытерпеть многое, ты знаешь это сама. Но я не собираюсь мириться с твоим любовником в моей постели. В моем доме и при моих детях. Не собираюсь, - мужчина снова замолчал.
Мой дом, моя постель, мои дети. Как давно Уильям не произносил это слово "мое". После женитьбы все стало общим. Стало "нашим". Но потрясшая его новость вдруг резко изменило все. "Разве можно делить самое дорогое, что у меня осталось с... предателем", - мысленно произнес Уильям.
Мужчина больше не смотрел в сторону жены. Пустым и холодным взглядом он смотрел куда-то в стену. Подавшись медленно на ноги и опираясь рукой на стол, МакЛарен направился в коридор. Он больше не хотел находиться в этой комнате, атмосфера которой сильно давила на его нервы. Он просто больше не мог здесь находиться. Не мог находиться в ее обществе.

0

7

Совершив одну ошибку, мы обязательно совершим вторую, третью, четвертую и так далее. Нам словно нравится наступать на одни и те же грабли. Нам словно нравится загонять себя в угол, выхода из которого нет или трудно найти. Нам словно нравится... Нравится жить в вечной картине абстракции хаоса. И знаете - это уже не изменить. Хоть и говорят многие, что мы учимся жить именно на своих ошибках, чтобы в будущем, якобы, их не совершать, но кого вы обманываете? Пройдет год или два, и карусель снова пойдет по повторному кругу взыграв внутри вас чувство Deja Vu. И это чувство будет преследовать  вас день изо дня, как Лиз, которая сейчас ощутила, будто бы время внезапно остановилось. Перед глазами, которые она так тщательно пыталась спрятать от своего супруга, - картина начинала принимать на себя черно-белые тона. Напряженная атмосфера в помещении вместо головокружительного жара - одаривала холодом. Земля словно уходила из-под ног. Блондинка пытается за что-нибудь ухватиться, но стоит пальцам прикоснуться к чему-нибудь, как это моментально превращается в прах. Она падает со стремительной скоростью вниз, пока скопившееся темнота над головой не заслонит последний яркий свет. Женщина совершила ошибку, роковую, и понимает это, когда слышит в свой адрес обвинения и видишь тяжелый взгляд. Слова, как нож режут изнутри, и она ничего не можешь поделать, даже что-либо ответить, потому что принимает вину. Ничего не может поделать, потому что едва ли оказывается не прижатая к стене, и остается лишь смотреть в глаза того, кто нависает над ней. - Уильям.. - Тихий шепот срывается с уст Элизы, которая пыталась сейчас найти хоть какое-то опровержение ее поступку, пусть и лживое. Пусть лучше она уверит своего мужа в том, что между ней и Эрролом ничего нет и быть не может, потому что она была не из того сорта людей, которые способны на какие-то интрижки, но... Но мы все люди, и у нас у всех есть определенные слабости. Мы подобны Адаму и Еве, согрешившие и искушенные Змеем, который принял на себя сейчас облик измены. - У нас ничего не было - Твердила блондинка, но слишком поздно. Глаза ее сами выдавали правду, когда там пронеслась тень испуга и вины. Да, она совершила ошибку, и пыталась это показать всем своим видом, потому что слов истинных подобрать не могла. Да, ей было действительно стыдно, что не подумав, Лиз причинила неприятную боль тому, кого по-настоящему любила. Да, ее интрижка с другим мужчиной перешла во что-то большее, в настоящий роман, но при этом, только сейчас миссис Макларен осознала свою неправоту и слабость. Она поддалась. Она просто поддалась этому искушению, которое окружило и опьянило их двоих.
Оказавшись притянутой вплотную, Элиза неуверенно подняла свой взгляд и посмотрела на мужа, который был на грани срыва. Она видела это в его глазах и ощущала насколько было напряжено его тело.  - Уилл, я его даже не люблю - Снова шепот и снова отчаянный взгляд. По телу прошлась неприятная дрожь, а в груди образовалась пустота. Та самая пустота, которая поглощала все вокруг себя и оставляла после себя лишь привкус горечи. - Господи - Она взмолилась и закрыла свои глаза, пытаясь убедить себя, что это просто кошмар, и сейчас она проснется на своем рабочем месте. Ущипните ее кто-нибудь. Ах, нет, это все взаправду. Терпение медленно подходило к концу, напряженность происходящего давила на нервы так, что в конце концов Элиза Макларен сдалась. Она открыла глаза и опять посмотрела на искаженное в ярости и отчаянье лицо Уильям. Руки сжались интуитивно в кулак. Взгляд начал краснеть от подступающих слез, а из груди вырвался едва ли не крик. - Да, черт тебя дери! Да! Я спала с ним. Да, я думала о тебе и наших детях. Да, я всегда была эгоисткой и стервой. Прости Уилл, что я не идеал - Слышали ли это дети? Наверняка, но это сейчас мало волновало американку. Ее вообще сейчас мало что волновало, потому что покоя не давал взгляд супруга. - Я тоже человек, и я тоже совершаю ошибки, Уильям. - Голос блондинки слегка понизился и шмыгнув носом, она спрятала свой взгляд, устремив его куда-то в сторону. Виноват ли был в произошедшем ОН? Нет, нельзя было винить человека, который делал так многое для благополучия и счастья Элизы. Виновата была только она, и Макларен сейчас это понимала лучше, чем когда-либо. - Ты не виноват в этом. - Наконец, после затяжной паузы, отозвалась Лиз, когда мужчина отошел от нее. Делая глубокий вдох и обхватывая себя за плечи, она опустила голову и закусила губу. Лишь одна мысль крутилась внутри, не пришел ли конец ее браку? Не пришел ли конец всему, что так было ей дорого и ради чего она долгие годы старалась?! Неужели этот ее проступок перечеркнул все на корню? Нет, блондинка отказывалась в это верить. Она отказывалась верить в то, что любовь, которая испытала на себе так много всего - в один момент может угаснуть.
Возникшая тишина новой волной накрыла женщину, которая боролась внутри себя с желанием крепко обнять своего супруга, и разреветься подобно первокурснице. Снова глубокий вдох, попытка восстановить сбившееся дыхание, Лиз смотрит на Уильяма и делает робкий шаг вперед. Рука дрогнула, когда желание прикоснуться до любимого человека взяло верх, - стоило лишь ему посмотреть на блондинку в упор. Молча слушая его голос, его слова, принимая очередной удар за ударом, миссис Макларен выпрямила спину и понимающе кивнула. Да, она понимала, что между ними образовалась пропасть. Понимала, что ее поступок не принадлежит  прощению, и возможно она бы смирилась, вот только последние слова Уильяма будто бы кипятком вылились на нее. Оцепенев и неуверенно делая шаг назад, упираясь в мойку, Лиз сглотнула внезапно образовавшийся в горле ком. - Уильям - Тихо позвала она, излучая своим взглядом новый приступ страха. - Прости меня - Сказала американка - Но это и мои дети, и мой дом, и ты тоже мой, как и я твоя - Одновременно с извинениями крутилось в голове. Понимая, что весь этот разговор ни к чему хорошему не идет, миссис Макларен решается взять инициативу на себя и быстро преодолевая разделяющее их расстояние, опускается перед Уиллом на колени. Касаясь ладонями колен мужа и хмуря брови в виноватом жесте, она смотрит в глаза любимого и нервно покусывает губу - Не будет никаких любовников, Уилл, слышишь? Я совершила ошибку, и больше такого не повториться. Мне нужен только ты и наши дети - Не в правилах Элизы поступать подобным образом и унижаться, но иного пути она попросту сейчас не видела. - Есть только ты и я. Помнишь? Вместе до конца. - Слегка сжав свои тонкие пальцы на его коленях, американка чуть поддалась вперед и привстала, касаясь лбом лба супруга, но тот молча отреагировал на все это, а затем и вовсе встал со стула. Сейчас Лиз ощутила, как счастье буквально ускользало из ее рук. Мистер Макларен просто ушел, оставляя женщину одну на кухне. Поджимая губы и опуская голову, поддаваясь нахлынувшим эмоциям, Элиза медленно поднимается, но едва ли не падает назад. Ноги будто бы обмякли и перестали слушаться. Ненависть и отвращение какое-то взыграла к себе, к своему поступку, к этой чертовой измене. Черт, Эррол, чтобы ты сдох, хотелось сейчас крикнуть миссис Макларен в полный голос, но вместо этого она просто плавно пересела на стул, где некогда сидел ее муж, и уткнулась лбом в свои ладони. Господи, Элиза была во многих горячих точках и всегда справлялась с различным трудностями, а сейчас... Сейчас она впервые почувствовала, что такое полая безнадежность. Как же ей хотелось сейчас вернуть время вспять, как же хотелось, но, увы, это невозможно. Поэтому, снова делая глубокие вдохи-выдохи, пытаясь унять приступ истерики, Лиз поднимается на ноги и тенью проходить кухню. Выходит в коридор, ни на что не обращая внимания, проходит чуть вперед и заходит в комнату к детям. К тем, где блондинка всегда находила покой и успокоение. Айден и Эбби слышали ссору родителей, это было сразу заметно по их взгляду. И, если сын посмотрел на вошедшую мать с какой-то детской злобой и обидой, то дочь же поторопилась встать с постели и подойти, чтобы просто обнять.

Отредактировано Eliza McLaren (2015-02-12 17:55:29)

+1

8

Daddy please stop yellin, I can't stand the sound. Make mama stop cryin, cuz I need you around.

- Я не просил тебя быть идеалом, Элиза, никогда не просил. И я закрывал глаза на многие твои ошибки, но закрыть их на это... Я не могу, понимаешь? Не могу, - Уильям бросил короткий взгляд через плечо и вышел из кухни. Идя по коридору, мужчина посмотрел в сторону дверей, ведущую в комнату Айдена. Слышали ли дети их ссору? Конечно слышали и от этого осознания Уиллу становилась еще более тошно. Ему стоило сдержаться, поговорить с женой один на один, когда в доме не было бы детских ушей. Но он не смог. Он смог сдержать переполнявшую его ярость, переполнявшую его обиду. Впервые МакЛарен не смог сказать стоп своим эмоциям. Впервые хладнокровие подвело его.
Мужчина сжал кулаки, ускорил шаг и молча направился на балкон. Ему не хватало воздуха, в груди все сжималось. Он закрыл за собой стеклянную дверь и подошел к раскрытым окнам, начиная жадно хватать ртом свежий воздух. Уилл провел пальцами по сухим губам. Из глубины груди рвался душераздирающий крик, но он будто бы сглатывал его. На сегодня драматичных возгласов было достаточно. Опустившись на стул, стоявший на балконе, Уильям снова опустил голову на ладони и громко вздохнул. "Что? Я сделал не так, Лизи? За что ты так со мной? За что ты так с нами?" - пронеслось в голове Уильяма. Предательство стало для мужчины страшным ударом. Он чувствовал себя полностью разбитым, от чего мужчина становился сам себе противен. Слабость не была его пороком, и у него всегда получалось не подаваться ей. Но только не сегодня, только не сейчас. Чувства не поддавались контролю. МакЛарен сам его потерял.
- Папа, - Уильям вздрогнул. Он поднял голову. Рядом с ним стоял Айден. На лице мальчика виднелась некая обида, грусть и даже злость. Теперь надежды на то, что дети не слышали их с Лиз ссору окончательно растворились.
- Эй, парень, - стараясь улыбнуться, произнес Уилл. - Я не услышал, как ты зашел, - мужчина положил сыну руку на плечо. Мальчик молча кивнул и, пройдя чуть дальше, взял еще один стоявший на балконе стул, а после сел напротив отца. Айден опустил взгляд в пол и несколько минут молча сидел в таком положении. Уильям тоже молча смотрел на сына. Он не знал, как начать разговор. Не знал, какую выбрать тему для разговора. В мыслях было пусто, на душе еще более погано.
- Мы с Эбби слышали, как вы ругались с мамой, - наконец заговорил МакЛарен-младший. Уильям хотел было что-то сказать, но мысль снова ускользнула прямо у него из-под носа. Мужчина громко вздохнул и начал было говорить, как Айден вдруг прервал его:
- Это конец, папа? Вы расстаетесь? - Уилл поднял глаза и посмотрел на сына удивленным взглядом. Резко его голос стал таким взрослым. Его мальчик, казалось, изменился в этот момент до неузнаваемости. Уильям привык совершенно к другому Айдену. Его младшая сестра всегда казалось более взрослой нежели он, но только не в этот момент. "Нет, конечно нет, Айден. Мы не расстаемся", - именно таким должен был быть ответ Уильяма, но под строгим и стальным взглядом сына он сдался и едва слышно произнес:
- Я... я не знаю, - МакЛарен снова опустил голову. Ему было стыдно представать перед сыном в таком виде, но он ничего не мог с собой поделать.
- Я не знаю, чем это все кончится, Айден. Ты уже взрослый и... и я не хочу обманывать тебя. Прости меня, дружище, - Уилл не поднял глаза на сына. Он боялся сказать это, смотря сыну в глаза. Боялся смотреть на него. Айден и так всегда считал, что они с Лиз не уделяют Эбби и ему достаточно времени. Как часто он трепал нервы Элизы по этому поводу. Как часто ему приходилось ставить Айдена на место. Но теперь Уиллу казалось, что у сына было более устойчивое эмоциональное состояние, чем у него, поэтому он решил, что хоть с кем-то он может говорить правдиво, хоть кому-то передать все свои переживания. Однако МакЛарен-младший видимо не ожидал такого ответа. Воцарилось молчание. Уильям снова осознал, что совершил очередную ошибку.
- Айден, прости меня. Я не хотел тебя расстраивать. Мне нужно было промолчать, - из груди вырвался нервный смешок, голова начала болеть еще сильнее, и казалось, что она вот-вот расколется. Уиллу просто хотела провалиться сквозь землю. Хотелось забыться во сне. Ему было стыдно перед Айденом, перед Эбби и даже перед Элизой. Да, он, возможно, никогда не простит ей этого поступка, этого предательства. Но то, что он сорвался, что заставил ее встать на колени, что весь этот скандал вышел за рамки, что во все это были ввязаны теперь и дети - все это сильнее разрушало его, заставляла душу рассыпаться острыми осколками и ранить его изнутри еще сильнее.
- Неужели ничего нельзя исправить, папа? Ты больше не любишь ее? Ты не любишь маму?
- Нет, сынок, нет-нет. Я люблю твою маму. Всем сердцем...
- Так в чем же тогда проблема? - Уилл был слегка ошарашен таким вопросом. В чем проблема? Объяснять что-то сыну МакЛарен не хотел. Он не хотел, чтобы Лиз стала в глазах сына предательницей. Ни в коем случае не хотел. Это его мать, и он должен любить ее именно такой, какая она есть. Уильям не нашел, что ответить сыну. Впервые он просто промолчал и устремил взгляд куда-то вдаль.

0

9

Тяжело строить отношения на лжи и даже мелких секретах, потому что рано или поздно тайное становится явным, и ты должен хорошенько постараться, чтобы не позволить личному счастью ускользнуть из твоих рук. Но, чаще всего мы сами позволяем приятному чувству испариться подобно призраку, оставляя после себя лишь горькое привкусе. Мы сами втаптываем наши отношения в безвыходную ситуацию, когда находим картину, ради которой способны пойти на обман. Мы сами создаем проблемы, а затем бьемся в истерике, не физической, а моральной, - загоняя себя в угол и пытаемся всеми последними силами хвататься за уходящую красавицу удачу. Почему мы разрушаем то, что долгие годы строим? Этот вопрос останется навсегда открытым потому, что никто так и не сможет дать точного ответа: ни ученые, ни философы, никто. И, Элиза, которая сама была виновата в случившемся, понимала, что только что разбила хрустальную чашу любви и уважения, которую долгие годы трепетно берегла. Конечно, она была из тех людей, кто просто так сдаваться был не намерен, и забывать долгие годы счастливого брака не в ее духе, а вот сделать шаг в сторону и уступить Уильяму право на размышления - могла. В любом случаи, так будет намного лучше, если они позволят бушующим внутри эмоциям успокоиться, иначе не выполни этого, ситуация просто-напросто выйдет из-под контроля. Уж миссис Макларен знала, чувствовала, потому и постаралась скорее скрыться с глаз супруга за дверью в комнату детей.
Крепко прижимая к себе дочь, Лиз на мгновение прикрыла глаза и сделала глубокий вдох. Дети - вот где находится настоящая отдушина и релаксация для любого родителя. У вас не только кровная связь с ними, но и ментальная, вы будто бы чувствуете друг друга, даже без лишних слов. И если брать в расчет Эбби, которая и без того родилась довольно чутким ребенком и с легкостью могла ощутить даже легкие изменения в человеке, - сейчас лучше всего понимала родную мать. Конечно, наверное, где-то в глубине души она тоже побаивалась катастрофического исхода, когда папа и мама разводятся, но в данный момент она будто бы уловила что-то другое. Подняв голову на мать, девочка чуть хмурясь, внимательно смотрит в лицо Лиз и слабо улыбается. Она будто говорит: все хорошо мама, я рядом, - и женщина поняла это, когда теплые ладошки ребенка прикоснулись ее щеки. Открыв свои глаза, миссис Макларен слабо и невесело улыбнулась, после чего опустилась на колени перед Эбби и положила свои руки на хрупкие плечики дочери, словно хватаясь за спасательный круг. - Все будет хорошо, мам - Тонкий голосок эхом сейчас долетал до сознания американки, которая находилась мыслями в данную минуту совершенно в другом месте. Она всегда представляла себе огромное поле, усеянное множеством полевых цветов; легкий ветерок раздувал на своих порывах белокурые локоны, а игривое солнце ярко переливалось на них; недалеко журчала мелкая речушка и прям возле берега стояло большое и старое дерево; - картина, которую Элиза представляла еще с детства. Она всегда помогала не только расслабиться, но и на какое-то время сбежать из реальности, от догоняющих тебя проблем. Помогала, но, почему-то не сейчас. - Мам? - Эбби немного встревожилась и снова хмурясь, посмотрела на женщину, которая смотрела куда-то сквозь собственного ребенка. - Мам! - Уже более настоятельно позвала та, и это наконец-то помогло миссис Макларен вернуться в реальность. Проморгавшись, блондинка посмотрела на ребенка и снова улыбнувшись, выпрямилась в полный рост чтобы позвать дочь за собой к кровати. - Прости, что слышала весь этот спектакль - Наконец заговорила Лиз и присев на край постели, дожидаясь пока подросток окажется рядом, взяла Эбби за руку. - Простишь меня? - Вот перед кем именно следовало извиняться, перед собственными детьми, ибо они как губка - впитывают все качества своих родителей. Именно им приходится переживать в жизни самые сильные стрессовые ситуации в отличии от отца или матери. - Не беспокойся, ма, все нормально. Вы просто поругались с папой как и всегда, хм, почти как и всегда. В общем, все наладится - Девочка, довольная своей мыслью, уверенно кивнула и сжала руку матери в своей. Она даже старалась не думать о том, что собственно говоря услышала, и не вспоминать тех слов в которых упрекал маму отец, хотя следовало. Следовало хотя бы немного позлиться на нее, как это умеючи делала Айден. - Может ты и права. Иногда мне кажется, Эбби, что ты намного старше своего возраста - Лиз с теплой улыбкой посмотрела на своего ребенка и аккуратно поправила светлые пряди волос за ушко Габи. - Ну, я же дочь агентов. Надо мыслить на несколько шагов вперед - Рассмеявшись, девочка поддалась вперед и снова крепко обняла мать. - Ссоры случаются, да мам? И вы с папой обязательно все решите, и мы опять будем счастливой семейкой. Я в этом больше чем уверена. - Пробубнила та и оторвавшись от матери, внимательно посмотрела в ее глаза - Вы любите друг друга и это прекрасно. Хм, а может вам сходить куда-нибудь вместе? Обещаю, мы с Айденом будем сидеть дома тихо и не разнести его на мелкие кусочки. Ну же, ма, вы должны побыть с папой наедине - Эбби вскочила с кровати, как заряженная батарейка, и начала жестикулировать. В ее глазах искрился какой-то возбужденный блеск, что снова заставило Элизу улыбнуться, даже нет, засмеяться. - Давайте устроим вам романтический ужин? Я приготовлю что-нибудь вкусное, а Айден накроет на стол. О, мам, и надень то свое платье, в котором ты была на Дне Благодарения в Вашингтоне. Ну давай, согласись - Более или менее успокоившись, девочка резко опустилась на колени перед Лиз и умоляющим взглядом посмотрела в глаза. В принципе, в чем-то ребенок был прав, и миссис Макларен тоже это осознавала. Дочь с таким энтузиазмом описывала план действия, что на доли секунды внутри женщины зародилась какая-то мелкая капля надежды, но потом, вспомнив причину произошедшего, надежда испарилась. Этого не решить за один какой-то вечер, даже пусть романтический. Хотя они и могут попробовать. Главное, что бы это желание исходило с двух сторон, а не только с одной. - Я пойду и прям сейчас скажу Айдену, и поставлю папу перед фактом. - Не дожидаясь хоть какого-то ответа, Эбби встала с места и направилась к двери, только на пару минут помедлив возле нее, она обернулась через плечо и посмотрела на сидящую на кровати мать - Иди собирайся, и, ма, думаю мы с братом сможем прожить без дяди Эррола - Снова довольная своими словами, девочка выходит из комнаты, и направилась на поиски отца и брата.
Еще какое-то время просидев в комнате детей, Лиз более четко обмозговала разговор с дочерью, даже едва усмехнулась, а затем встала и тоже вышла. Стараясь идти по небольшому коридору тихо, да неприметно, американка заворачивает в их с Уильямом спальню. Направившись к трюмо, садясь за него, Лиз собирает неаккуратно волосы и с каким-то отстраненным взглядом смотрит в свое отражение. - Может правда, пора покончить с этим прямо сейчас? - Мысленно задает она себе вопрос, и опустила плавно взгляд в стол. Да, пора.

+1

10

Знаете ли вы, что это такое - чувствовать себя таким никчемным? Чувствовать нож предательства, все глубже проникающий в самое сердце при каждом вздохе. Уильям никогда не был слабым человеком. Он всегда мог встретить любую проблему с привычным ему хладнокровием. Мог рассудить все, посмотреть на обстоятельства со стороны незаинтересованной личности. Так почему же теперь Уилл позволил себя сорваться? Почему не смог взять под контроль эмоции? МакЛарен не хотел, чтобы в этой ссоре были замешаны их дети. Не хотел, чтобы они слышали их ругань. Мужчина и без этого не считал себя хорошим родителям, уж слишком много времени он уделял работе. Иногда Уилл по работе мог проводить недели вдали от дома и, возвращаясь на пару дней к семье, снова уезжал в командировку. И удивительно ли то, что Лиз не выдержала всего этого и поддалась соблазну. За всей своей оболочкой, этой напускной серьезностью, Элиза была доброй и, самое главное, слабой, нуждавшейся в мужской поддержке или хотя бы простом присутствии. Но ведь она знала, за кого в свое время вышла замуж. Звучит довольно-таки грубо, но кто сказал, что правда сладка? Ему не раз говорили о том, что люди их профессии вообще редко заводят семье. Легче обойтись короткими связями и интрижками, чем обременять себя узами брака, детьми, ведь постоянные переезды, долгие командировки пагубно влияют на стабильность семейных отношений. Но Уильям почему-то всегда верил, что это лишь глупые стереотипы, которым не стоит уделять должного внимания. Его главным примером всегда были его родители. Они вместе уже 43 года, и их работа не стала помехой семейному счастью. И Уильям всегда свято верил, что и у них с Элизой все будет точно так же. Но видимо не каждой семье дозволено стать исключением из правил. Видимо у судьбы на них совершенно другие планы. И главный вопрос был в том, что же это такое: всего лишь злая шутка или же испытание? Испытание их чувств? Испытание их умения прощать? Испытания их осознания своих ошибок? Эти вопросы не переставали крутиться в голове МакЛарена и напоминали стаю черных ворон, кружащих над его головой. Но неожиданно словно гром среди ясного неба в голове снова прозвучал голос жены: "А еще, Уилл, он спас твою дочь" Уильям сам не мог понять почему, но это фраза зацепила его сильнее нужного. Будто после этого он должен был принять измену как нечто обыденное. Неужели она думала, что мужчина примет ее поступок спокойно и безразлично, вроде: "Ах, ну раз он спас нашу дочь... Ну тогда конечно, ты все правильно сделала, дорогая".
Прикосновение легкой девичьей руки к плечу Уилла, заставило МакЛарена вернуться в реальность. Повернув голову, он увидел Эбби, улыбающейся своей светлой улыбкой. Точно такой же как у Лиз.
- Уделишь дочери пару минут? - она склонила свою светлую головку набок, продолжая смотреть на отца с улыбкой, но в то же время серьезным и взрослым взглядом. Глядя на свою дочь, Уильям чувствовал, как приятное тепло распространяется по его груди. Несмотря на то, что она была младшим ребенком в семье, Уиллу всегда казалось, что она старше Айдена и не на год или два. Она была такой рассудительной, отзывчивой. Она никогда не обижалась на них с Элизой за то, что они уделяют им не так уж много времени. МакЛарен был невероятно горд, что у него такая замечательная девочка.
- Конечно, принцесса, - мужчина осмотрел балкон. Айдена здесь уже не было. Мужчина тяжело вздохнул, а после выпрямился на стуле. Эбби опустилась на стул, на котором несколько минут назад сидел Айден и, сделав более серьезный вид, заговорила.
- Я не хочу слушать никаких пререканий, пап. Сначала ты молча выслушаешь меня, а после я услышу, каков будет твой положительный ответ, хорошо? - Уильям невольно усмехнулся и кивнул головой в знак согласия. Девочка довольно улыбнулась и продолжила:
- Ну так вот, я уже предложила меня такой вариант. Мы с Айденом устроим вам романтический ужин. Не возражать, помнишь? - сведя брови, воскликнула девочка, когда Уиллл только попытался открыть рот. Он поддался и продолжил слушать: - И так, мы устроим вам ужин... Накроем на стол, приготовим что-нибудь эдакое, а после оставим вас двоих и дадим спокойно поговорить, обсудить все в спокойной обстановке. А сами можем даже переночевать у бабушки. Поэтому, ты сейчас идешь и надеваешь свой лучший костюм. Все ясно?
- Милая, я не думаю, что...
- Папа! - Эбби нахмурила носик и сжала свои кулачки. Уильям впервые за день рассмеялся, а позже ответил, отдавав прежде честь дочери:
- Слушаюсь, мой командир! - Эбби улыбнулась и, обняв отца, поцеловала его в щеку.
- Так, нам нельзя терять время. Иди переодевайся и готовься. Все будет сделано в лучшем виде! Я тебе обещаю, пап , - она снова чмокнула Уилла в щеку и воодушевленная вбежала в квартиру. МакЛарен улыбнулся и еще мгновение задержался на балконе. Смотря на пасмурное небо, которое начало немного проясняться, мужчина почувствовал, как и в его душе начинал пробиваться тоненькой лучик надежды, которую так легко смогла подарить ему его дочурка.
Мужчина поднялся на ноги и не спеша направился в их с Лиз спальню. Открыв дверь, мужчина увидел жену, сидящую у небольшого зеркала. Их взгляды пересеклись, и мужчина не отвел его. Нет, горечь в его душе все еще оставалась там и при виде Элизы начинала чувствоваться еще сильнее. Но ему не хотелось сейчас продолжать ругань. Ему не хотелось подводить Эбби.
- Наша дочь большая энтузиастка, даже не знаю в кого она. Но наверняка не в меня, - произнес мужчина. В его тоне еще чувствовалась некая холодность, но уже не такая жесткая, как несколько минут назад.
- Я зашел просто взять костюм. Боюсь, что если я не надену его, то Эбби отчитает меня как следует, а после заставит одеваться под ее строгим присмотром, - мужчина едва заметно усмехнулся и подошел к шкафу. Раскрыв его дверцы, Уилл не оборачивался на Лиз. Он полностью отдал свое внимание висящим аккуратно на вешалке вещам. Достав один из своих черных брючных костюмов, МакЛарен остановил свой взгляд на платьях Лиз. Вытащив то самое платье, которая миссис МакЛарен надевала на День Благодарения и положил его на кровать, после чего добавил:
- Надень это. Оно тебе очень идет, - и вышел из комнаты.

+1

11

Внешний вид.

Когда в нашей жизни происходит какая-то непредвиденная ситуация, влекущая за собой глобальные изменения и последствия, мы словно замираем. Наблюдаем за тем, как вихрь проносится перед самым носом; как мощный шторм разрушает то, что долгие годы строилось и возводилось. Мы думали, что стены защитят нас, но как же было это мнение ошибочным, когда сидя на коленях, - осознаем всю серьезность катастрофы. И нам остается либо восстановить все заново, хотя бы постараться, либо просто развернуться и уйти, потому что отношения крайне редко принадлежат возрождению. Они хрупкие, и мы это знали. Так почему же Элиза, мудрая и опытная женщина, позволила допустить такой исход? Честно говоря, она и сама не могла найти нужный и правильный ответ на подобный вопрос, который крутился в голове с самого утра. Она сама не могла до конца понять, что же сейчас только что произошло. Только Эбби, малышка Эбби, словно повзрослевшая за несколько минут, осознавала всю неприятность ситуации. Она трезво расценивала свои силы, силы своего старшего брата. Она прекрасно понимала терзающее чувство вины матери, и чувствовала дурные мысли своего отца. Поэтому, единственная, кто мог хоть как-то повлиять положительно на происходящую историю, девочка берет все в свои руки.
Сделав глубокий вдох, Лиз опускает руки на поверхность стола, и ее золотистые локоны небрежно легли на плечи. Снова глубокий вдох, глаза на какие-то секунды закрываются и уловив в голове приятную мелодию, женщина начинает медленные сборы. До сих пор пораженная идеей своей дочери, она даже не замечает, как в комнату открывается дверь. Только после того, когда вернувшись из своих размышлений и полета в другую реальность открыв глаза, блондинка сталкивается в зеркальном отражении со взглядом супруга. Натянуто, и даже немного неуверенно, улыбнувшись, миссис Макларен берет в свою руку помаду и сняв колпачок, преподносит к губам. - Эбби всегда умела удивлять. Еще с рождения - Спокойно отозвалась американка легким жестом руки нанося помаду на губы. - Уилл, если ты не хочешь, мы можем постараться объяснить нашей дочери, что это не лучшая затея - Едва вскинув бровью, Элиза берет в руку свою расческу и неторопливо начинает проводить ею по волосам. Внимательно глядя в зеркало, женщина наблюдала за действиями своего мужа, за его реакцией и мимикой лица. Ей хотелось что-то еще сказать, добавить какую-нибудь фразу, которых было множество в голове, но страх нарушить хрупкое примирении отодвигали эту идею на край сознания. Поэтому, просидев в полном молчании, только кивнув в ответ на слова Уильяма, который положил ее платье на кровать и вышел, - Лиз закрыла снова глаза. Снова и снова погружаясь в свою мелодию, которая играла в голове. Снова и снова удаляясь из реальность в свой собственный мир.
Тем временем, девочка Эбби, практически пинками выгнала брата на кухню и закрыла за собой дверь. Айден тоже был не дурак, и прекрасно понимал суть происходящего, вот только не мог сообразить, что от него требовала младшая. Сев на стул и вопросительно глядя в личико девочки, парнишка закатил глаза и уже хотел возразить в духе: зеленая, только не начинай опять строить планы по захвату мира, - но Аби машинально подняла руку вверх и подошла к кухонному шкафу. - Я знаю, знаю - Роясь в шкафу, заговорила девочка - Нам нужно сделать родителям сюрприз. Ну, точнее, они в курсе моих планов, но нам нужно сделать все куда лучше, чем я им это описала - Вытаскивая с полок глубокую посуду и кладя ее на обеденный стол перед братом, Эбби довольно улыбнулась и поставила руки в боки - Айден, я редко у тебя что прошу, но сейчас мне нужна твоя помощь - Маленькая принцесса и вундеркинд четы Макларен состроила умоляющие глаза и закусила губы. Она действительно редко обращалась к старшему брату и понимая это, Айден встал со своего места и убрал руки в карманы джинс - Ладно, что от меня требуется? - По привычке поправляя челку кивком в бок, он хмурит брови и осматривает кухню. Проще было бы разбить их копилки и собрать все их сбережения в одну кучу, да заказать местечко в недорогом ресторанчике, чем пытаться самим что-то приготовить и устроить. - Отлично - Хлопнув в ладоши, Эбби собирает свои волосы в хвост и быстро подходит обратно к кухонному шкафу, откуда вытаскивает небольшую книгу с рецептами бабушки. - Так как ты у нас, хм, мужчина, то будешь готовить только главное блюдо. Я видела тут у нашей бабушки вкусное мясо в соусе. - Тараторит блондинка - Эм, ну, хорошо - Немного заторможено пробубнил мальчишка и почесал свой затылок. - А я могу приготовить пирог. Мама любит этот пирог - Эбби настолько погруженная в чтение книжки, что даже не замечала скептического выражения лица у брата, который явно прибывал сейчас в полном замешательстве. И, что бы как-то привлечь к себе внимание, да и опустить непутевую фантазерку обратно на землю, Айден выхватывает у нее из-под носа книгу с рецептами и хмуро смотрит в глаза, когда та поднимает на него свой взгляд. - Это конечно все круто звучит, Эб, но тебе не кажется, что ты переоцениваешь наши возможности? Пирог - ладно, но готовить полноценные блюда, которые требуют не один час приготовления, хм, прости, но это глупая затея - Швырнув кулинарную книгу на разделочный стол, парнишка снова сел на стул и запрокинул голову назад. - Я пытаюсь помирить наших родителей, идиот - Возразила расстроенная школьница тоже севшая на соседний стул. Подперев кулачком подбородок и уставив взгляд в никуда, она стихла. - Может оставим это родителям? Мы можем скинуться с тобой нашими карманными и выпроводить маму с папой куда-нибудь в ресторан. Я думаю, такие вещи им лучше решать без наших ушей, не думаешь?
Пока брат и сестра спорили на кухне, что и как лучше сделать, Элиза уже надевшая платье и приводящая себя в порядок, выходит из комнаты в коридор. Шаги были нерешительными, но обладая духом бойца, она решилась-таки сама взять ситуацию под свой контроль, и найдя Уильяма в гостиной, остановилась в дверном проеме. Постучав кулачком по дверному косяку, тем самым привлекая к себе внимание, миссис Макларен заходит в комнату и с надеждой в глазах смотрит в спину мужа - Уильям - Тихо позвав мужчину по имени, женщина чуть наклоняет голову вниз и опускает взгляд в пол. - Я, конечно, поддерживаю энтузиазм нашей дочери, но может.. - Не договаривая, а обрывая себя, чтобы снова поднять взгляд и посмотреть на Уилла, чуть слабо улыбаясь краем губ, Лиз делает еще один шаг навстречу к мужчине - Может, пока наши дети на кухне, мы уйдем? Думаю, нам нужно поговорить в спокойной и тихой обстановке - Она хмурит бровями, неуверенно поправляет пряди волос за ушко и поджимает губы. Да, виновата. Да, сама привела отношения к этому разлому, но и сама в силах постараться все исправить. Нельзя отступать, как бы сказал сейчас ее покойный отец, которого так сильно не хватало Элизе. - Ты согласен? Пожалуйста - Снова небольшой и робкий шажок навстречу к мужу, а затем взгляд плавно опускается в пол, и внутри ощущается какое-то чувство волнения.

+1

12

Знаете, как легче всего поступить в подобной ситуации? Легче всего было выбрать человека и обвинить его во всех смертных грехах, выставив себя чертовой жертвой последствий. В этот момент Уильяму хотелось сделать тоже самое. Хотя бы на миг забыть о внутреннем стержне, который помогал ему выпутываться из любых ситуаций. Хотя бы на пару минут стать слабым, закрыться в комнате и начать рассуждать о том, что окружающий наш мир это огромная куча дерьма и насколько жизнь к нему несправедлива. Но, к сожалению или к счастью, Макларен был совершенно иным человеком. Он не привык опускать руки даже в те периоды, когда все казалось окончательно потерянным и выбраться из всего этого было практически невозможно. Даже когда мужчина переставал чувствовать поддержку близких, он продолжал бороться и ломать голову над тем, в чем он оказался неправ. Что проглядел, посчитал незначительным. Когда успел совершить роковую ошибку, которую можно было предотвратить и избежать всего этого. Именно этим Уилл сейчас и занимался, медленно застегивая пуговицы на своей рубашке. Да, Уильям не был да и никогда не претендовал на звание идеального мужа. Он часто пропадал на работе, слишком часто выезжал в рабочие командировки, проводя дома слишком мало времени. А ведь все это сказывалась и на его детях. Если Эбби и могла с пониманием относиться к их с Лиз работе, то с Айденом дела обстояли куда хуже. Макларен-младший считал себя чуть ли не брошенным. Ему не хватало родительского внимания, которое так важно для него в эти годы. Как часто Элиза просила мужа поговорить с сыном, так как она не могла оказать на него какого-либо влияния. Айден мог с легкостью огрызаться, грубить матери. Казалось, что он совершенно не боялся обидеть ее. И вот, когда первая проблема все еще находилась в подвешенном состоянии, вдруг появляется и вторая, но уже более серьезная и даже сильнее задевающая за живое. Если Айдену все можно было списать на переходный возраст, то какую отговорку можно дать Лиз? Что подтолкнуло ее к подобному поступку? Что заставило ее начать рушить то, что им обоим было настолько дорого? Или может быть уже и не обоим, а лишь ему одному.
Макларен постарался отогнать эти мысли от себя. У него и без этого было паршиво на душе. Ему просто хотелось, чтобы в голове стало спокойно и даже пусто. Чтобы никакие рассуждения и умозаключения не раздражали его еще больше. Хотелось просто провалиться куда-то в забытье и впервые жизни не тратить сил на решение проблем. Мужчина опускает глаза и его взгляд попадает на стоящий возле него невысокий журнальный столик, на котором темно-синей змей лежит галстук. Уилл берет его в руки и на лице появляется улыбка, в голове звучит приятный голосок дочери. Его маленькая принцесса Эбби, всегда готовая прийти на помощь и постараться уладить любой конфликт. И даже сейчас она не изменила себе. Она была для него лучиком света, который продолжал теплить в нем огонек надежды. Хоть Макларен и понимал, что один ужин ничего не изменит и проблема так и останется проблемой. Но почему-то, слыша, как его дочь пытается командовать на кухне, Уильям хочет верить, как самый настоящий ребенок, что все станет как прежде.
Затягивая на шее галстук, Уильям медленно подошел к окну и выглянул на улицу. Небо уже полностью очистилось от серых дождевых туч, напоминавших пятна на ярко-голубой скатерти, и солнце начало понемногу согревать улицы. Запустив руки в карманы брюк и продолжая смотреть в окно, Уильям задумался о том самом человеке, который являлся неотъемлемой частью этой истории. Что он представляет из себя? Да и кто он вообще? Что именно привлекло в нем Элизу? Возможно, Уилл не заметил какие-то изменения в поведении жены. Может он слишком мало интересовался ее переживаниями. Не выслушал ее, когда женщине это было действительно нужно. Не был рядом, когда она сильнее всего нуждалась в нем. А этот человек всего лишь попался под руку в нужный момент? Или же он не был случайным знакомым? Неизбежна была ли эта измена? Или все-таки нет? Где Уильям должен искать ответы, которые не переставали мучить его?
Неожиданно мужчина услышал стук за своей спиной. Макларен обернулся. В дверном проеме стояла Элиза. Их взгляды на мгновение пересеклись, но женщина быстро опустила глаза вниз и неуверенным шагом начала двигаться к мужу. Уильям нервно сглотнул, чтобы хоть как-то избавиться от переживаний, комом стоявших в глотке. Еще наверное ни разу за время их совместной жизни Уилл не чувствовал подобных чувств, находясь в обществе жены. Что это? Волнение? Гнев? Неприязнь? Мужчина не знал, как точно описать свои чувства, но мог точно понять, что это был некий дискомфорт. Ему хотелось скрестить на груди руки, но Макларен прекрасно знал, как расценит этот жест Лиз. Поэтому мужчина сдержался, оставив руки в карманах.
Он внимательно выслушал миссис Макларен, не перебивая ее и давая высказать до конца. Мужчина негромко вздохнул и прислушался к голосам детей, доносящимся из кухни.
- Ты согласен? Пожалуйста, - он перевел взгляд на жену и задержался на ее лице. Ему не трудно было различить ее эмоции. Она стояла перед ним такой потерянной. Во всех ее движениях и жестах была видна какая-то детская неловкость, словно она ждала, когда же злобный родитель прочтет ей нотацию. Уильям едва заметно улыбнулся и наконец ответил Элизе:
- Хорошо, давай уйдем в более спокойное место. Ты права, незачем при детях начинать такие разговоры, - подхватив с кресла пиджак и надев его, Уилл остановился у дверей комнаты, пропуская жену вперед. Незаметно проходя мимо кухни и не отвлекая детей, Лиз и Уильям выходят из квартиры. Мужчина не спеша следует за супругой, смотря куда-то в пустоту.
Они вышли из здания. На улице после дождя, казалось, снова возобновилась жизнь: ее снова заполнили люди, вечно куда-то спешащие и ко всему безразличные. Уильям приближается к жене и, немного наклонившись, произносит:
- Я так понимаю у тебя есть идеи, где мы можем спокойно поговорить. Готов следовать за тобой без пререканий, - выпрямившись, Уилл задержал взгляд на Лиз, после чего начал бессмысленное изучение улицы.

+1

13

В одночасье твой мир рушится и его охватывает тонкая корка льда, которая покрывает каждый дюйм поверхности. Ты оказываешься в плену своих собственных страхов и кошмаров, которые цепкими и острыми когтями притягивают к себе, окутывая в мертвую хватку. Ты покинут. Ты падаешь в темную пропасть на дне которой дожидаются острые пики, и ведь не за что зацепиться. Ведь не за что ухватиться и притормозить падение, потому что твой мир отвернулся от тебя. Он показывает твоему взору свой затылок и, медленно качая головой, уходит все дальше и дальше. Ты никчемен. Ты жалок. Ты сам допустил полный крах всего, что окружало все эти долгие годы и согревало холодными ночами возле камина родительского дома. Да, именно почему-то так сейчас ассоциировала в своей голове происходящее Лиз, и ее мир стоял прямо перед глазами - это был Уильям. Она пыталась невидимым движением ухватиться за своего супруга, найти эту тонкую нить, что связывала их долгие годы, но вместо этого ощущала лишь пустоту. Лишь стыд перед мужем за свой поступок. Лишь вину, которая огромным снежным комом свалилась сегодня утром на голову. И знаете, в сознание начал поступать слабый сигнал паники, который накручивал женщины самые различные и неблагоприятные исходы данной ситуации. Например, она уже прикинула себе, что будет, если Уилл подаст на развод, а он кстати имеет все права на это. Она подумала о детях, какого им будет в дальнейшим, ибо если Эбс и привыкла к кратким времяпрепровождения с родителями, то вот Айден всячески выказывал свой протест и желание видеть мать и отца рядом, как и все нормальные дети. Она уже и думала о переводе на другое задание, и даже о письменном разрешении у начальства, чтобы ее и супруга больше не приставляли вместе на одну миссию. В общем, за какие-то несколько минут или секунд, в голове этой блондинки скопилось столько всевозможных плачевных вариантов, что казалось бы, для хороших мыслей и места не осталось. Ах, нет, где-то на кончике подсознания теплилась надежда, что все-таки все образуется и они с мужем смогут придти к конечному умозаключению. Научиться, например, на этом новом испытании и не допустить подобного в будущем.
Как только мистер Макларен заговорил, подпитал увядающую надежду, Элиза медленно подняла взгляд вверх и неуверенно улыбнулась. Он согласился пойти на уступку и не отказал в свидании, где бы взрослые люди могли бы спокойно обсудить произошедшее, а не играть роль праведников под надзором собственных детей. Нет, ведь это действительно так. Абигайль и Айден стояли бы под закрытой дверью и внимательно бы слушали всю беседу своих родителей, и не дай бог они скажут не по сценарию, который запланировала в своей головушке светловолосая девочка - казнь. Поэтому, развернувшись на своих каблуках и последовав следом за Уильямом, приостановившись лишь возле двери и покосясь на супруга, который пропустил женщину вперед, Лиз берет в коридоре с вешалки легкое пальто и накидывает на плечи. После чего супружеская пара подшумок выходит из квартиры и из самого здания в целом. Остановившись лишь на лестнице по козырьком, американка посмотрела в разные стороны и закусила губу. Да, она предложила им уйти, но вот куда? Сей вопрос сильно засел в голове Макларен, которая поправив ворот пальто, спустилась с лестницы и направилась направо. Никаких пышных ужинов/обедов им не нужно было, как и дорогих ресторанов с знаменитыми шеф-поварами. Вполне сойдет и что-то приземленное, где можно было бы в уюте пообщаться с человеком, который сейчас отдалился от тебя. - Это очень галантно с твоей-то стороны - Чуть шутя отозвалась она на его слова и даже улыбнулась, после чего снова покосила взгляд на рядом идущего мужчину - Недалеко отсюда, помнишь ресторанчик недорогой, где мы часто обедаем? Вот, думаю там будет самое место - Неосознанно Элиза ускорила шаг, то ли от желания скорее покончить с этой тягомотиной и перестать трепать нервы друг другу; то ли просто действительно сильно волновалась и нервничала, будто бы это ее первое свидание с Уильямом.
Через минут десять - пятнадцать, когда парочка уже завернула за очередной угол и вышла на другую улицу, в глаза бросилась табличка со знакомым уже им двоим названием. Всю дорогу женщина старалась молчать, да и вообще она уже не знала, что сказать такого мужу, дабы тот простил и принял ее обратно. Они подошли ко входу в заведение - она по-прежнему молчит. Они зашла внутрь - а она только поздоровалась с официанткой, которая проводила пару к свободному столику. Они только сели - а Лиз все так же старалась не сталкиваться со взглядом своего благоверного, и только после того, как им принесли меню, миссис Макларен резко подняла взгляд на Уилла - Скажи мне все, что ты думаешь, Уильям. Скажи - Ее голос был тихим, совершенно спокойным, словно американка находилась на работе и допрашивала очередного подозреваемого или соучастника: пристальный взгляд, без эмоциональное выражение лица, руки сложены перед собой, а тело чуть поддалось ближе к столу. Она смотрит на него, старается уловить каждое изменение в мимике лица супруга, чувствуя как сама готова была провалиться сейчас под землю - Я виновата. Я чертовски виновата перед тобой. И твой срыв, твой гнев - они оправданы, милый. Я сама не знаю, что на меня тогда нашло, какой бес вселился. Не знаю - Лицо блондинки по-прежнему держало на себе маску холода и неприступности, вот только взгляд выдавал ее со всеми потрохами: как женщина нервничала и переживала; стыдилась и желала все исправить. - Прости, я тебя перебила - Откашлявшись, подытожила та и взяла в руку стакан с водой, чтобы смочить горло. Господи, она настолько терзала свои нервы, что даже во рту успело пересохнуть. Сделав пару небольших глотков, Элиза отставила стакан в сторону, опять сложила перед собой руки и чуть хмуря бровями, посмотрела в глаза своего супруга. Как же она все-таки действительно могла так оплошать и пойти на предательство, измену? В былые бы времена ее за такое могли казнить или что-то в этом роде, а если о случившемся узнает мать? Ох, лучше бы она так и оставалась вне ведение.

+1

14

А вам никогда не хотелось раствориться в толпе? Стать частью этой огромнейшей волны, забыв о невзгодах? Не думать о том, какую фразу лучше говорить на собеседование или в споре. Не ломать свой голову, ища решения на будничные проблемы, которым казалось никогда не будет конца. Никогда не хотелось просто спрятаться на людной улице и никогда не возвращаться на работу, в университет или, как в случае Уилла, в стены родного дома? Позволить "домашним" пожить без него, в то время как он будет плыть по течению. Если бы все было действительно так просто. Если бы действительно было можно вот так уйти на время, а после вернуться и жить так, будто и не было никаких проблем. Если бы было можно забывать. Безболезненно и навсегда. Никогда больше не прокручивать момент страшного осознания, пришедшего к тебе так неожиданно, и не бередить свои раны, которые с каждым очередным воспоминанием заживают все дольше и дольше. Если бы все было именно так, то работа семейного психолога была бы невостребованной или же вообще не существовала. "Неужели и нам в итоге придется прибегнуть к его услугам? - пронеслось в голове Уильяма. - Нет, Макларен, даже не думай об этом. Не хватало еще, чтобы какой-то мозгоправ копался в твоих с Лиз отношениях". Боковым зрением мужчина иногда смотрел на жену, которая казалась в этот момент такой хладнокровной. Но ему то было известно, что это всего лишь маска, за которой она привыкла прятать волнение, грусть, разочарование. Посторонний человек, глядя даже прямо ей в глаза, ни за что не смог бы определить, что душа Элизы наполнена переживаниями или что она смятена. Однако Уилл слишком хорошо знал ее, слишком долго прожил с ней, чтобы понять, что творится у нее внутри. Даже по одному выражению лица. Но так же и Лиз могла прочесть по лицу мужа, каким бы серьезным оно не было, все, что творится у него внутри. Или же не могла? В эти минуты Макларен начал сомневаться в этом: когда Лиз смотрела на мужа, он видел в ее глазах некую озадаченность и потерянность. Она не могла понять, какие мысли крутятся в его голове. Мужчина видел это, знал это, но и не спешил открываться ей на встречу. Ему не хотелось делать этого. Лиз знает его сильного, разумного и непробиваемого. Хоть он и успел подорвать этот образ совсем недавно, стоя на их кухне рядом с ней, срываясь на нее, даже не волнуясь из-за того, что дети были в этот момент дома. Да, он тоже умеет поддаваться эмоциям, позволять им завладеть его разумом, мотивировать его действия. Как никак, а ведь Уилл тоже человек. Самый обычный человек.
А может, мотивом поступка Лиз стало именно его поведение. Может он был с ней слишком холоден? Ведь Макларен уже давно привык прятать эмоции где-то в глубине души, запирать их на замок. Даже приходя домой, мужчина мог оставаться закрытым и сдержанным. Все его чувства могли выражаться в легкой улыбке или же в тоне его голоса, но хватало ли этого Элизе? Может она хотела видеть бурное проявление эмоций, на которые, казалось, был не способен ее благоверный? Уильям замечал абсолютно все, анализировал и принимал все к сведению. Тогда как же мужчина смог пропустить столь важный момент, от которого, как оказалось, зависит столь многое в их жизни. Он успешно прохлопал глазами и сейчас пожинал плоды своей чертовой невнимательности. Может таким, как он, вообще не суждено счастливо жить в семье? Может таким "кремням" стоит жить в одиночестве, заботясь только о своей шкуре и не давая страдать другим из-за своего характера?
Уильям оторвался от мыслей, когда они наконец подошли самому ресторанчику. Макларен понял это лишь тогда, когда он и Лиз остановились у входа в заведение. Он открыл дверь и придержал ее, пропуская вперед жену. Всю дорогу Элиза держалась немного отстраненно и не подавала голоса. Даже когда они вошли внутрь, она не обернулась на Уилла. Он тоже не спешил начинать разговор. Ему нечего было сказать? О нет, мыслей у него накопилось достаточно. Их можно перечислять до поздней ночи, но вряд ли это поможет им разобраться с ситуацией быстрее. Мужчина опустился на стул напротив жены и окинул небрежным взглядом ресторан. Лиз не смотрела в его сторону. Она все еще боялась смотреть ему в глаза? Или причина была уже иной?
Взяв протянутое официантом меню, Макларен поблагодарил его и начал изучать меню, которое ему было прекрасно знакомо. Уиллу совершенно не хотелось есть, хотя ведь он не брал ничего в рот еще со вчерашнего вечера. Но видимо нервы захватили не только его здравомыслящий мозг, но и желудок.
- Скажи мне все, что ты думаешь, Уильям. Скажи, - Макларен поднял взгляд на жену. Положив меню на стол, мужчина негромко вздохнул и начал говорить:
- Я не... - но Лиз успешно перебила его. Он лишь едва заметно ухмыльнулся и выслушал жену. У него было  такое ощущение, что он не слышал его голос уже так давно, что даже успел соскучиться по нему. Но эти нежные чувства улетучились, когда он вспомнил о теме этого самого разговора. Уилл посмотрел куда-то вдаль, ожидая пока Элиза закончит свою мысль.
- Ничего, я это переживу, - ответил Уильям. Он выпрямился и опустил руки на столешницу, сцепив их в замок. Мужчина устремил свой взгляд на жену. Слова в его голове начали путаться, строясь в несвязные предложения, напоминающие бред сумасшедшего. Он громко втянул носом воздух и наконец заговорил:
- У меня достаточно много мыслей, которые я могу запросто озвучить, но... но вопрос в том, нужно ли тебе это? Если быть честным, мне самому не по себе от этих размышлений, но я не могу заставить их исчезнуть. Не могу, - Уилл смолк на долю секунду, а после продолжил: - Мне казалось, что у меня есть тактика ведения подобных разговоров. Казалось, что я смогу здраво расценить каждый факт. А теперь я понимаю, что я просто не знаю, что должен говорить. Мысленно я уже не раз обвинял себя, и с каждой минутой я все больше убеждаюсь в этом. Не нужно отрицать этого, Лиз. Ты хотела, чтобы я высказался, поэтому выслушай меня до конца. Причина во мне. Да, я не самый лучший муж и... и отец, наверное, тоже никудышный. И как бы я ни старался, я не могу себя изменить. Но... но тебе не нужно было поступать вот так. Проделывать все это за моей спиной. Ты ведь знала, что я все равно узнаю об этом рано или поздно. Тебе нужно было просто сказать мне напрямую, что все, видимо нашей любви пришел конец. Что она накрылась медным тазом. Это я наверное принял бы куда легче, нежели... нежели это. Отношения ведь строятся на честности. Куда же делась наша, Лиз?

+1

15

Чем старше мы становимся, тем больше напряженных ситуаций образуется в наших жизнях. Это своего рода испытание, позволяющее нам открыть как сильные, так и слабые стороны своего характера, - давая возможность трезво оценивать свои силы в будущем. Каждый день мы сталкиваемся с чем-то новым, непонятным для нашего понимания событием - это может быть абсолютно любая вещь, которая ввергает нас в состоянии паники и постоянного стресса. Измена, скандалы, увольнение, кредиты, теракты, смерть - все это часть жизненного испытания, которое нам необходимо пройти, дабы в будущем быть уже готовым ко всему.  И, в данный момент, Элиза столкнулась с очередной проблемой, назойливой головной болью, которую обязана была решить собственными силами и умом. Конечно, ей куда легче давалась любая задачка в работе, а вот в отношениях, да, и еще с мужем - походило на настоящий ребус. Она понятия не имела, как необходимо действовать в этот напряженный момент; как нужно было держаться, чтобы не подать виду на слабость и то, что она готова сдаться; не знала, что именно нужно говорить в таких ситуациях, особенно когда собственная вина так сильно ощущалась. Макларен была загнана в угол, и в отличии от своих ровесниц, которые по выходным с семьями готовили барбикю на заднем дворе, - ей хотелось закрыться в кабинете и углубиться в работу. В отличии от своих ровесниц, которые подобные проблемы решают с помощью психологов и многочисленных друзей, - ей хотелось просто собрать вещи и поехать в любую точку мира на очередное задание, лишь бы элементарно не засорять голову всей этой чепухой, которую так любят навешивать вам доктора с блокнотом в руках. Она изменила своему мужу - этого женщина уже не отрицала, ни взглядом, ни жестами, ни словами. Она изменила Уильяму не один раз с одним и тем же мужчиной, и четкого оправдания себе американка приписать не могла. Изменила и изменила, мы все через это проходим, верно? Так почему же тогда блондинка хотела сейчас провалиться сквозь землю, стоило ей лишь лишний раз взглянуть в глаза супруга? Этого она тоже не могла объяснить, и дело тут не только в чувстве, гребанной, вины, но и было что-то еще. Слишком правильная, консервативная в некотором роде, женщина из семьи военных и политиков, трезво понимала лишь свою неправоту в совершенном поступке. Она запуталась. Сейчас она сильно запуталась, и в голове крутилось лишь одно: она хотела расслабиться. Да, она изменила не просто так, даже не назло любимому мужу, а просто потому что тело требовало расслабления и отдыха от работы. Рано Уильяма заслали в Вашингтон, слишком рано, как казалось сейчас блондинке. - Я должна знать все, что ты думаешь об этом. Должна, потому что хочу исправить, Уильям - Начала она после того, когда наконец-то выслушала мужчину. Прикрыв глаза и делая глубокий вдох, Лиз пыталась хотя бы на короткое мгновение расслабиться, но напряженность, которая царила над их столиком, только сильнее сдавливала в своих тисках и будто бы была американку головой о стену. Он обвиняет ее - она соглашается с ним, но в итоге они никак не могут придти к общему заключению. Конечно, кто говорил, что выяснение отношений в браке дается легко, только идиот мог подумать, что подобные ситуации решаются по щелчку пальцев. - Мы слишком много времени проводим на работе. Слишком много времени проводим за решением проблем страны, но свои собственные проблемы не замечаем и даже элементарно не можем решить хоть их часть - С грустной усмешкой подытожила она свои размышления насчет всего происходящего. И знаете, а это была, черт, правда. Правда, от которой хотелось не просто плакать, но и кричать что есть мочи. - Но я одного не могу понять до сих пор, Уилл, почему ты именно себя обвиняешь в случившемся? Ты и без меня прекрасно знаешь, что всегда виноваты обе стороны, поэтому прошу, не следует все взваливать на себя. Изменил не ты, а я, и я это честно признаю сейчас, при тебе, в этом чертовом ресторане. - Сцепив пальцы рук меж собой, американка чуть поддалась вперед, как обычно это делала на допросах, и пристально взглянула в глаза Уильяма. Что еще ей следовало сказать в данный момент, как среагировать? Почему другим женщинам подобные моменты даются куда легче, чем ей, почему?
Минута. Две. Молчание между супружеской парой затянулось, и Макларен это тоже четко осознавала. Такими темпами они не смогут решить проблему, которая ворвалась в их дом, их семейное гнездо, самым настоящим вихрем и смела все на своем пути. Необходимо было предпринимать какие-то попытки к исправлению всего, что успела натворить блондинка, и кажется, сейчас был лишь единственный выход - разорвать какие-либо отношения с виноватом во всем мужчиной и попытаться наладить семейный очаг и уют, который и был все эти годы в доме Макларенов. - О разводе и речи быть не может, потому что не люби я тебя и наших детей, то я давным-давно бы подала в суд. А благодаря связям моей матери, то еще бы и ты остался во всем виноват, Уильям. - Довольно неудачно начала говорить женщина и чуть нахмурилась, потому что понимала всю несуразицу сказанного. Развод, да, был действительно логичным... Отступлением. Но, Элиза по духу всегда была борцом, и если ей сейчас выпало испытание доказать свою силу и уверенность, то она будет следовать своим принципам дальше и бороться за этот брак и отношения. Ха, иногда кажется, что у этой дамочки были стальные яйца, но тут скорее просо была заслуга воспитания и профессия работы, где хочешь - не хочешь, а должен добиваться нужных результатов. - Я хотела сказать, что я и не думала о разводе. Я люблю тебя Уилл, потому я сейчас сижу здесь, перед тобой. Я пытаюсь решить, как действовать дальше, просто прости, что я не умею разбираться в подобных вопросах. И я хочу быть честной, раз ты этого требуешь - Выпрямив осанку и чуть свысока взглянув на супруга, холодным и рассудительным взглядом, американка на мгновение примолкла, а затем продолжила. - Я изменила тебе с другим человеком не потому, что ты виноват, или ты ужасный муж, или никудышный отец. Нет, измена произошла совершенно не на этой почве. И, честно, подобные поступки вообще не в моем характере, да. Я сама не понимаю до сих пор, как вообще такое могло произойти. Ведь я и Эррол были друзьями, он даже помог мне в одной зацепке. Хоть, хм, и сам того не знал. - Снова холодная усмешка, а взгляд куда-то в сторону. Лиз старалась держаться профессионально, даже в этот момент. - Я поддалась слабости. Ты улетел в Вашингтон, а я осталась тут, в Бостоне, где должна была работать над нашим делом дальше. Я сходила уже с ума. Морально, этот чертов теракт на параде, выжил меня словно лимон. Мне хотелось расслабиться, как-то развеяться, и... - Пожав плечами, Макларен наконец перевела взгляд на своего мужа и поджала руки - И я поддалась. Между нами зародилась дружба, и я вполне была довольна этим, а потом нападение на школу, где учились наши дети. Я запуталась, Уильям, просто запуталась, а он сбивал меня с толку. Я в этом плане слабая женщина, ты же знаешь. Ты меня тоже сбивал с толку, когда я проходила подготовку в агентстве. И сейчас я понимаю, что зря не сдержала себя. Я понимаю, что я дала трещину в нашем браке, и я хочу восстановить все. - Снова глубокий вдох и выдох. Элиза ненавязчиво кладет свою ладонь поверх руки Макларена и чуть поддается вперед, опуская взгляд на стол - Я не хочу, чтобы какой-то посторонний человек стал причиной трагедии в нашей семьи. Я не хочу терять тебя или детей, потому что вы все что у меня есть. Я потеряла отца. Я потеряла старшего брата. И, все это время ты был рядом со мной, понимаешь? Ты замечательный муж и отец, Уильям, а я просто дала слабину - Медленно поднимая взгляд, американка внимательно заглядывает в глаза супруга и тепло, но слабо, улыбается. - Я не прошу, что бы ты прощал меня сию же минуту, но дай нам шанс, Уилл. Мы с тобой столько всего прошли вместе, и неужели такая малая деталь способна все разрушить в мгновение ока? Я не верю этому.

+1

16

Элиза была, есть и всегда, наверное, будет умной, рассудительной женщиной, по крайней мере в глазах Уилла. И все-таки иногда она ведет себя достаточно глупо, нелепо и даже смешно в некотором смысле. Чаще всего это происходила, когда она пыталась сохранить более менее устойчивое душевное равновесие. Лиз старалась держаться холодно. Казалось, ее выражения становились более резкими и слегка грубыми. И любой другой человек не заподозрил, что под всей этой маской Снежной Королевы скрывается некий подтекст, признак, указывающий на то, что уверенность женщины готова вот-вот ослабнуть. Но кому как не Уильяму было знать, что грубая серьезность жены говорит лишь о том, что она подавлена. И эти так называемые проявления смятенности всегда казались Макларену немного неестественными, будто Лиз силой вытягивала из себя каждое слово. Будто ей было трудно составить в одну цепочку все мысли, которые крутились в тот момент в ее голове. 
То же самое происходило и сейчас. В особенности в тот момент, когда она заговорила о разводе. Внимая каждому ее слову, Уилл не заметил, как его брови слегка приподнялись, а на губах появилась легкая улыбка. Он даже не сразу успел ответить на заданный Элизой раннее вопрос. Именно в тот момент, когда он пытался выстроить более менее логичный ответ, миссис Макларен выдала эту легкую тираду о еще более драматичном повороте в этой истории. Ведь чаще всего так и случается в фильмах, да? Невиновная, так сказать, сторона в конфликте, а лучше сказать менее виновная, при помощи различных манипуляций превращается в законченную сволочь, разрушившую все прекрасное, что было в его жизни. Но, несмотря на все громкие слова Элизы, Уильям знал, что она никогда бы так не поступила. Собственно, как и он сам.
- Полегче с такими заявлениями, дорогая. Они явно не поспособствуют нашему примирению , - с едва заметной улыбкой произнес Уильям. На мгновение мужчина снова смолк. Он снова старался сложить все доводы, доказывающие его виновность в подобном поведении Элизы. Но все его веские причины снова "разбежались", словно не желая быть озвученными. И в этот момент Уилл решил говорить все, как он думал на самом деле, перестав структурировать свой ответ.
- Почему я взваливаю все на себя? Да потому что я просто напросто привык так делать, понимаешь? Я - глава нашей семьи. Я - мужчина. Я привык нести ответственность. Может мне легче от этого. Я не знаю, Лиз. Может так я стараюсь хотя бы частично или даже полностью снять груз с ваших плеч, потому что я не могу видеть то, как вы переживаете. И даже в этой ситуации... и даже в этой ситуация я не могу перестать искать причину в себе, стараясь хоть как-то облегчить твою ношу. Это ужасно глупо, но... но такова правда, Элиза, - Уилл посмотрел в глаза жене, а после откинулся на спинку стула и посмотрел куда-то вдаль. Каждое сказанное им сейчас слово было правдой. Он всегда старался перенимать хотя бы часть переживаний своей семьи, беря часть виновности на себя. Плохое поведение Айдена - его вина, потому что он в свое время позволял сыну слишком многое, выпустив его из ежовых рукавиц. Мечтательность Абби, которая в некоторых случаях играла с ней злую шутку - его вина. И даже сейчас Уильям брал на себя всю ответственность за измену жены, потому что ему было невыносимо видеть, как она ломает себя изнутри. Да, он был зол на нее. Зол как никогда. Но видеть ее в смятении - Уиллу это было еще куда неприятнее, чем факт того, что она спала с другим мужчиной.
Однако в какой-то момент вся та мягкость, которая начала медленно овладевать его сердцем, неожиданно исчезла, когда Элиза все-таки отважилась посвятить его, грубо говоря, во все подробности их семейной драмы. Положив правую ладонь на столешницу, Макларен внимательно слушал жену. Он не стремился перебивать ее. Ему хотелось все выслушать. А если быть точнее, то ему это было нужно.
Уильям старался слушать жену, старался осмыслить каждое ее слово, но у него абсолютно ничего не получалось. Голос Элизы отдавался эхом в его ушах, который старательно пытался заглушить рой мыслей, продолжавших крутиться в его голове. Да, теперь он точно смог осознать: Уилл оказался настолько сильно подавлен этим поступком Лиз потому, что никогда не задумывался, что подобное может приключиться с ними, в их семье. Да, в нашем мире измена стала чем-то привычным и даже обыденным в современных семьях. Но Уилл все же относил их с Лиз в тот малый процент семей, которые всю жизнь проживают, грубо говоря, с чистой совестью. Ведь это Элиза, его Элиза, такая правильная. Порой даже слишком правильная. И вот в один прекрасный день его идеальная Элиза спустила его с небес на землю. И он сам принял в этом "спуске" участие, если не был одной из главных причин.
Макларен снова перевел взгляд на жену, которая так старательно пыталась что-то ему объяснить, доказать. Он видел, как шевелились ее губы, как настроение передавалось в ее глазах. Он видел, как она старалась найти ту тонкую, ускользающую из ее пальцев ниточку, которая должна была вывести их из этой бездны. Но Уилл не слышал ничего сказанного Элизой, в крайнем случае ему так казалось в тот момент. Но именно в этот момент Уильям перестал чувствовать себя где-то за пределами. Он был здесь и сейчас, в этом ресторанчике, рядом с Лиз. Ему больше не хотелось убегать от проблемы и закрываться от нее. Он должен встретиться с ней лицом к лицу. Должен постараться решить все, как обычно решал все настигавшие их проблемы.
Когда Элиза наконец оканчивает свою, как показалось Уильяму, длинную речь, мужчина внимательно посмотрел ей в глаза и, опустив локти на стол, произнес:
- Мы не будем подавать на развод. По крайней мере сейчас. В первую очередь, я не хочу травмировать детей. Они самое дорогое, что есть в нашей жизни и мы не должны заставлять их страдать. Думаю, в этом ты со мной солидарна. Во-вторых, ты права, мы с тобой пережили слишком многое, чтобы расходиться вот так. Ты хочешь шанса? Если это действительно так, то я дам его тебе. Но, Лиз, - Макларен чуть пододвинулся к жене и негромко продолжил: - [b]не думай, что я простил тебя. Как бы я не хотел, но я не могу так быстро обо всем забыть. И то доверия, которое было между нами, - его тоже уже нет. Но это не значит, что мы не должны пытаться его вернуть.

+1

17

Человек всячески старается избегать серьезных и глобальных проблем в своей жизни, но чья-то невидимая рука все равно подталкивает его к этим событиям. Всю жизнь нас кто-то или что-то испытывает, хотим мы того или нет. И так вот сложилось, что Элиза сейчас ощущала этот тяжелый и напряженный момент, словно гравитационное поле с каждым разом увеличивалось и прижимало к себе. Трудно дышать. Трудно здраво рассуждать или соображать. Невозможно было даже попытаться найти выхода из той ситуации, в которую она втолкнула себя, своего мужа и своих собственных детей. Вся эта катавасия с изменой, предательством и подрывом репутации к себе, а так же доверием - сильно вводило американку в некоторого рода отстранение и замкнутость, которая прежде была чужда ей. Миссис Макларен всегда была сильной личностью, так уж повелось в ее семье, но сейчас эта личность будто бы сдала назад и выгнала на всеобщее обозрение и позор напуганного зверька. Что уж говорить, блондинка определенно была не готова к такому повороту событий, и если в любой другой экстренной ситуации ее мозг умеючи соображал и обходил подводные камни, то сейчас он прямиком шел ко дну пропасти.
Хмурясь и блуждая взглядом из стороны в сторону, стараясь все-таки при этом сдерживать тот шквал непонятных для нее ощущений глубоко внутри, который так или иначе иногда проскальзывал в глазах или жестах, - она внимательно выслушала Уильяма. Улыбка, которая до этого была выжата насильственно, мгновенно спала и поджав губы, американка медленно убрала свою руку с руки супруга. Она всегда старалась держать все под контролем, но сейчас осознавая всю свою вину и оплошность, понимала, что контроль был давным-давно утерян. Утерян еще тогда, когда миссис Макларен впервые познакомилась с виновником этих семейных разборок. В любой другой семье, подобное наверно действительно закончилось бы разводом и бурными сценами скандалов и выкриков обвинений в сторону друг друга, и возможно такой бы расклад Лиз приняла бы лучше, чем полное спокойствие и тщетные попытки здраво все рассудить. Уильям держался, старался не поддаваться эмоциям ровно, как и сама блондинка. С одной стороны это должно было пугать, потому что проявление эмоций, как уверяют нас книги и различные любовные фильмы - показывают насколько вы не безразличны друг другу, а тут что? Тут полное отстранение и проявление холодной стойкости, которая хорошо играла исключительно в рабочие моменты этой парочки. Возможно, такое поведение действительно было той самой жертвой, которую и Элиза, и Уильям, преподнесли служа своей стране. Черт вообще разберет, что творилось, и что подбивало их быть такими.
Снова взяв в руку бокал с водой и преподнеся его к губам, Макларен сделала небольшой глоток и прикрыв глаза, отсчитала про себя до трех и сделала глубокий вдох. - Знаешь... - Наконец-то заговорила та, отставляя от себя бокал в сторону и плавно поднимая взгляд на супруга. Она была согласна сейчас с каждым его словом, что тоже было весьма странно для нее. Видать, вина настолько поглотила американку, что ей приходилось соглашаться с любыми аргументами и уликами, потому что своих доводов на опровержение просто уже не существовало. Она не могла его винить в том, что ей взбрело в голову изменить. Простите, но это все-таки не Уильям подложил чужого мужчину в их постель, заставляя свою благоверную гулять с незнакомцем днями и ночами и далее по списку.  - Ты прав. Ты мужчина, и ты отвечаешь за нашу семью, уж так повелось в нашем воспитании, но я хотела бы разделить с тобой груз, который таким эгоистичным образом взвалила на тебя - это раз - Снова взгляд блондинки сместился с мужа куда-то поверх него. - Насчет развода, я тоже полностью согласна, даже если не ради нас, то ради тех, кого мы оставили дома - Стараясь говорить тихо, совершенно спокойно, Макларен на мгновение смолкла, чтобы опять перевести свой взгляд на Уилла. Она даже в ответ поддалась к нему ближе, кладя свою ладошку в очередной раз поверх его руки и чуть сжимая - И, я благодарна, что ты согласен начать все сначала. Уильям, наша семья для меня многое значит, и я была полной эгоисткой и самовлюбленной дурой, когда повелась на все эти соблазнения. Я совершила ошибку - я ее четко осознаю, и я готова сейчас собственными силами все исправлять. - Закусив нижнюю губу, американка положила вторую руку под ладонь супруга и улыбнулась взглядом. - Я не прошу тебя прощать меня, уже говорила. - Поглаживая большим пальцем тыльную сторону ладони Уилла, Лиз снова сделала глубокий вздох и прикрыла глаза - Я постараюсь добиться того доверие, которое было у нас. И знаешь... - Подавив легкий смешок, который внезапно возжелал вырваться из ее груди, женщина открывает глаза и смотрит прямо на мужчину - Я сейчас подумала, что вернемся мы домой, а наша дочь уже упаковала чемоданы и забронировала билеты на самолет в Виргинию. Ты же знаешь, как она любит этот штат - Говорят, перевод темы всегда способствует разряжению накаленной и напряженной атмосферы, что же, сейчас именно этим и решила воспользоваться Элиза.

+1

18

Начать все с чистого листа - если бы это было так просто. Но это был единственный способ сохранить их семью, и Уильям это понимал. Единственный способ попытаться все сохранить - это просто забыть обо всем. Забыть об измене, не дать обидам вырваться наружу в самый ненужный момент. Не дать себе сорваться, не дать агрессии полностью завладеть разумом. Да, легко сказать. Это ведь не стащенные тайком пять баксов из твоего бумажника, кражу которых ты можешь просто и не заметить. Но никто и не говорил, что примирение пройдет гладко и быстро. Еще не раз Уильяма будут посещать разные мысли, которые так же будут беспокоить и Элизу. И все же они должны пройти через это. Должны справиться с этим. Ради детей. Ради них самих. И, даже если у него начнут опускаться руки, Макларен знает, что Лиз не перестанет бороться за то, что у них есть. Она ни за что не позволит ему сдаться. Наверное, именно ее стойкость и заставляла Уилла рискнуть. Рискнуть исправить все. Исправить все эти ужасные последствия, а самое главное поддержать Элизу в борьбе за их будущее.
- Многие хоть раз в своей жизни совершают ошибку. Даже такие чрезмерно правильные личности, как ты, - Уилл усмехнулся и поднял глаза на жену. - И знаешь, я тоже готов. Готов помочь тебе исправить все, так как во всем этом виноваты мы оба, как мы уже замечали раньше. Мы попытаемся все исправить вместе. Даже если уже слишком поздно, даже если у нас ничего не получится. Но мы будем стараться. Вдвоем. Мы же не чужие друг другу люди. Правда, Лиз? - мужчина смотрел на жену уже более мягким взглядом. Продолжать эту "войну" можно было бы вечно, но принесла бы она хоть что-нибудь? Поспособствовала бы она их примирению? Принесла бы удовлетворение от мести? Вряд ли, наверное. И Уильям не хотел проверять эту гипотезу. Не хотел причинять боль ни детям, ни Элизе, ни себе. Им нужен был компромисс, который даст им шанс начать жить заново. Даст им шанс снова стать счастливыми вместе. Все, что требовалось от четы Макларенов - запастись терпением и ждать, пока время начнет постепенно сглаживать все шероховатости.
- Я сейчас подумала, что вернемся мы домой, а наша дочь уже упаковала чемоданы и забронировала билеты на самолет в Виргинию. Ты же знаешь, как она любит этот штат, - Уилл усмехнулся словам жены и тут же воспроизвел эту картину в своем воображении. Абигайль, его маленькая принцесса была такой невероятной и замечательной. Это был тот самый случай, когда ребенок смог взять от обоих родителей самое, наверное, лучшее, что было в Лиз и Уилле. В отличие от своего старшего брата, Эбби умела подстраиваться под любую казалось бы ситуацию. Она умела, как говориться, входить в положение другого человека и смотреть на его ситуацию своими глазами. В отличии от брата, она была снисходительней и наверное даже добрее. Она никогда не расстраивалась или же просто не показывала этого, когда Уилл сообщал семье новость об очередном переезде. И так же основную роль играл тот фактор, что Эбби была девочкой, а слабый пол, как известно, славиться своей мягкосердечностью и пониманием, по крайней мере большая часть его представительниц. Но и Айдена Уильям не винил за его вздорный характер, потому что в собственном сыне он видел себя молодого. Такого же вздорного, всегда при своем мнении. Ум пришел к нему с годами, в особенности с появлением семьи. Так же, Макларен был уверен, будет и с Айденом. Осознание, что в этом мире никогда не будет так, как тебе хочется, приходит к человеку. Пусть и не сразу.
- А что если нам порадовать наших детей? - посмотрев куда-то в сторону, спросил Уилл. - Что если нам уехать на пару дней в Виргинию, снять небольшой домик и провести это время как обычные люди? Я думаю, что мне удастся договориться с начальством и они дадут нам отпуск, пусть и небольшой. К тому же, я думаю, что это пойдет на пользу и нам. Мы давно нуждаемся в отдыхе и спокойствии. И может именно в Виргинии мы и найдем это спокойствие. Как думаешь, Лиз? Стоящая ли эта затея?

0

19

Есть одна единственная вещь на свете, которой катастрофически не хватает человеку - это время. Оно незаметное и неощутимое, но оно единственное способно протекать перед глазами с такой стремительной скоростью, что человек попросту не успевает за ним угнаться. Мы предпринимаем все попытки, чтобы схватить время в свою власть, подчинить его своей воле и играть с ним так, как заблагорассудится. Мы ищем какие-то необъяснимые способы, а затем судорожно выискиваем объяснения, когда последняя песчинка падает в часах. Время и друг, и враг, одновременно. У него ровно две стороны монеты - орел и решка, просто не каждый умеет подбросить. В этом и заключалась глобальная проблема человечества - отсутствие умения правильно его рассчитать. И сейчас Элиза задумалась об этом, практически не слыша голоса своего мужа. Ее брови едва нахмурились, а во взгляде читалась какая-то непонятная отстраненность. Время - его чертовски не хватает, и американка понимает данную деталь только сейчас, когда взгляд соскальзывает на свои руки покрытые небольшими и едва заметными морщинками. Затем снова приподнимая глаза на Уильяма, сосредотачиваясь, она замечает как и его лицо уже покрывали россыпь небольших возрастных морщин. Кто-нибудь, поверните все вспять, и позвольте вновь окунуться в молодость и эту легкую беззаботность, когда тебе кажется будто бы вся жизнь впереди. Макларен хотела бы этого, но она понимает - это никак не возможно. Человек не научился еще бороться со временем, и потому... Потому как же было глупо в зрелости лет поддаваться каким-то соблазнам и интригам. Не молода уже, хоть и не стара еще совсем. И, от осознания в очередной раз своей глупости, блондинка поджимает губы, делает вдох и едва заметно качает головой. Даже хотелось усмехнуться над всем, что сейчас приходилось переживать им двоим, и ей, и ему. - Спасибо, Уильям - Всего лишь проговорила та на его небольшую тираду, которую практически пропустила мимо ушей. Нет, не потому что ей не хотелось слушать мужа - просто голова настолько загрузилась посторонними размышлениями, которые пугали. Пугали действительно та, что хотелось обрести способности останавливать временную петлю.
Закрыв глаза и приложив указательные пальцы к вискам, Лиз невольно, чисто по интуиции, начала массировать их и пытаться расслабиться во всем теле. Ей было необходимо избавиться от тех мыслей, которые внезапно посетили светловолосую голову. Иначе вместо внятного разговора с мужем, попытки помириться и расставить все точки над i в их сложившейся неприятной истории - закончатся полным провалом. На ощупь найдя стакан с водой, аккуратно беря в руку, женщина подносит его к своим губам и делает небольшой глоток. Замирает на какие-то доли секунды, слыша эхом раздающийся голос Уилла, а затем открывает глаза и ставит стакан обратно на стол. - Ты это сейчас серьезно? - Практически одними губами проговаривает та и лениво вскидывает бровями. Ей удается на какое-то время изгнать из своей головы мысли про свою старость, про старость супруга, старость их отношений, и что в конце концов скоро этому придет конец. Нет, серьезно, это не какие-то депрессивные мысли человека, а вполне нормальные и реалистичные. Человек - он не вечен. - Чтобы получить наш законный отпуск, о которым мы с тобой уже мечтаем второй год с этим делом, - нужно либо хорошо убедить верхушку, либо предоставить материал, который мы наработали за этот год. - Проводя ладонью по слегка затекшей шеи, а затем протерев глаза, словно сбрасывая с себя накатившую усталость, Элиза поднимает взгляд и пристально смотрит в глаза Уильяма. - Боюсь огорчить тебя, но у нас слишком мало сейчас информации, чтобы вот так брать и уходить на двухнедельный отпуск - Пожимая плечами и поднимая взгляд поверх супруга, миссис Макларен принялась выискивать официанта - Пока ты был в Вашингтоне, мы с ребятами тут практически сутками работали. Поэтому я попросила маму приехать в свой отпуск к нам, хотя и у нее дел хватает в Пентагоне и в своем доме. Уилл, мы встали в тупик, потеряв на позапрошлой недели последнего перебежчика, который снабжал нас информацией. - Элиза старалась держать голос ровным и тихим - Я просто не имею ни малейшего понятия, где искать Абида - Подперев ладонью щеку, она опускает голову и устремляет взгляд на прозрачную жидкость в стакане. - Я точно уверена, он был здесь летом, и мы практически были у него на хвосте, а теперь... - Внезапно разведя руками и невольно улыбнувшись - ... Нам надо начинать гребенные поиски и зацепки заново. Мне это практически напоминает "Копье Нептуна"* Так же было трудно. - Замолчав на какой-то момент, Макларен снова поднимает взгляд на супруга и надевает на себя ироничную маску - Поэтому, отпуск? Боюсь в ближайшие месяцы нам он не светит. Конечно, если мы не будем валиться с ног, туго соображать, или еще какое-то чудо, которое сможет поспособствовать небольшому увольнительному - то возможно верхушка снизойдет на милость, а пока, я слышу только недовольный тон в трубке. - В очередной раз взяв мужчину за руку и сжав в своей, Лиз опустила взгляд и указательным пальцем начала водить по тыльной стороне ладони Уилла. - Ты не успел рассказать, как прошла встреча в Вашингтоне с министром. И, кстати, почему Вашингтон, а не в Виргинии в Пентагоне? - Кажется, женщина снова перепрыгнула резко с одной темы на другую. Она перескочила наглым образом семейные планы на работу, и не потому что так ей захотелось, а потому что не в природе Элизы тешить себя мечтами и надеждами на скорый отдых. Сначала, как говорится в ее своде правил - работа, а потом уже все остальное. Возможно, это все неправильно, но такова была реальность и миссис Макларен. - Стив предполагает, что возможно мы вообще скоро должны будем паковать вещи и лететь в Пакистан. Снова - Закатив глаза и делая глубокий вдох, выловив наконец взглядом официанта и подозвав его к себе - По крайней мере туда вели последние следы, а там, посмотрим.. Так вот, что с министром?

Копье Нептуна* - Операция под кодовым названием «Копье Нептуна» была санкционирована президентом США Бараком Обамой и проведена военнослужащими спецподразделения DEVGRU, входящего в SEAL и находящегося в ведении Объединенного командования специальных операций, в сотрудничестве с Центральным разведывательным управлением США (ЦРУ). Для проведения атаки на дом бен Ладена.

Отредактировано Eliza McLaren (2015-05-31 02:32:52)

+1

20

"Ты это сейчас серьезно?" - снова и снова проносился в голове Макларена заданный женой вопрос. Именно этот вопрос заставил его вспомнить о том, что они с Элизой не простые работники какого-нибудь супермаркета, где, грубо говоря, выпросить отпуск у начальника проще простого. От их работы зависели не только жизни миллионов, но и в некоторой степени стабильность их государства. Как много было сделано ЦРУ и другими организациями для того, чтобы уменьшить уровень терроризма не только в Америке, но и во всем мире. Но если вы следите за последними событиями, то можете сами убедиться, что уровень терроризма продолжает "прогрессировать". И, если сравнить мировые проблемы и их семейную драму, она покажется чем-то совершенно нелепым и незначительным. Они с Лиз видели уже многое, бывали в самых ужасных и страшных местах, видели, как умирают друзья. И могли ли они когда-то о том, что трещину в их отношениях даст именно измена одно из них. Что именно измена заставит их задуматься о том, что может им давно нужно было разойтись. Уилл поднял взгляд на жену и внимательно вгляделся в эти знакомые черты. Мужчина знал каждую особенность на ее лице, знал любое ее выражение и его значения. Он любил каждую черту этого бледного лица, любил ее светлые голубые глаза, которые часто говорили ему о ее состоянии, нежели сама Элиза. Макларен знал свою жену куда лучше, чем самого себя, однако Уильям не стал любить Лиз меньше из-за этого. Кто-то может сказать: "Ты просто привык к тому, что она всегда рядом. Вашей любви давно нет, это всего лишь привычка". Но, несмотря на свой возраст, когда, казалось бы, Уилл должен был соглашаться с подобными высказываниями, мужчина продолжал верить, что их любовь все еще жива и все так же сильна, как и четырнадцать лет назад. И даже сейчас, поумерив свой пыл, Уилл снова в это поверил. Глупо с его стороны? Возможно, но Уильям был уверен, нет, даже знал, что Лиз действительно раскаивается в своем поступке, действительно жалеет о произошедшем и хочет загладить свою вину. Главное - поддержать ее в этом. И именно это Уильям и собирался сделать.
Макларен вернулся к реальности, когда услышал, как Элиза заговорила о работе, заговорила о том, что отпуск вряд ли сейчас поможет им в поисках террористов.
- Да, ты права. Что это я вообще несу, - усмехнулся Уилл и, опустив голову, шумно втянул ноздрями воздух. - Мы действительно застопорились на одном месте, и мне кажется, что вряд ли что-то измениться, если мы продолжим сидеть здесь, собирая новую и новую информацию, перебирая снова и снова старые данные. Мы всего лишь оттягиваем время, потому что не знаем куда двигаться дальше, - Макларен скривил губы в недовольной усмешке и посмотрел куда-то в сторону. Они, по мнению Уильяма, тратили слишком много сил на пустые и ненужные вещи. Еще несколько месяцев назад нужно было переходить к более серьезным действиям, нежели в пустую тратить свои силы на добычу новой данных, о которых у них и без этого имелись догадки и предположения, однако которые мало помогали им в расследовании.
- Стив предполагает, что возможно мы вообще скоро должны будем паковать вещи и лететь в Пакистан. Снова.
- Снова, - лишь повторил равнодушным тоном мужчина. В принципе, Макларен предполагал о таком повороте событий и уже просто напросто ждал, когда же поступит приказ выезжать. А поступит он совсем скоро, в этом Уильям, да и Лиз явно не сомневались.
- С министром? Да ничего хорошего собственно, - мужчина подождал пока официант отойдет от их столика, а после продолжил: - Обсуждался, как ты знаешь, теракт на Бостонском марафоне, а точнее слухи, которые скоро начнут обсуждаться СМИ по всему миру. Восточные страны начинают выдвигать версии о том, что ЦРУ непосредственно связанно с апрельскими событиями. А если говорить точнее, то они считают, что этот взрыв был выгоден нам. Ты когда-нибудь слышала о Грэме Фаллере? - Уильям опустил руки на стол и чуть наклонился к Лиз. - В 80-х он занимал значимый пост в ЦРУ и был одним из основателей так называемой программы «базы афганских фундаменталистов», цель которой заключалась в использовании мусульман для выполнения задач не только ЦРУ, но и всех Соединенных Штатов. В этой программе так же некогда обучался и наш старый знакомый Усама бен Ладен. Как ни странно, но я его программа показывала отличные результаты, и уже в 1999 году он считался одной из главных фигур в Пентагоне. Но, что еще куда интереснее, его дочь, Саманта Фаллер, была замужем за Русланом Царнаевым, который жил в доме Фаллера в Мэриленде, - Макларен перевел дух и, оглянувшись по сторонам, продолжил: - Но это не самое страшное, что они смогли раскопать. Куда хуже дело обстоит со "случайными совпадениями", как они их называют. Они считают бостонский теракт фальшью. Якобы от всего: от записей на видеокамерах, от отчетов свидетелей, полиции, - попахивает ложью. А так же, слишком много случайных совпадений и действий. Первое, убийство Тамерлана при задержание и ранение Джохара в горло, что, грубо говоря, заставило его замолчать на некоторое время. Второе, агенты ФБР, занимавшиеся этим делом, погибли при несчастном случае - выпали из вертолета. И третье, убийство Тадашева прямо во время допроса. Сложив все эти факты и связь агента ЦРУ с дядей Царнаевых, они представили довольно-таки немалый набор необычных фактов и совпадений, которые совсем не играют нам на руку. Пара месяцев и этот вопрос начнут муссировать и американские журналисты, а это заставить народ забеспокоиться, что тоже не принесет с собой ничего хорошего, - Уильям откинулся на спинку стула и посмотрел куда-то вдаль. - Знаешь что, Лиз? Может пойдем домой? Командировка, как ты уже поняла, была не из приятных, а я ведь так и не успел отдохнуть после перелета.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » secrets.