Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » lost & found


lost & found

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://savepic.su/4946256.gif http://savepic.su/4915537.gif
Участники: Henry Hunter & Nola Wilton
Место: парковка возле дома
Погодные условия: солнечно, ветрено, прохладно
О флештайме: не виделись несколько лет... и не увиделись бы еще столько же, даже проживая в одном городе, если бы не воля случая

+2

2

Не стой и не размышляй на ветру о храбрости (с)
Sous l'Oeil de l'Ange

Я покрутил в руках газету.
Заголовок: «Первое интервью после длительного молчания: теневая сторона Генри Хантера».
Несколько дней назад мне довелось вновь оказаться в Сакраменто. Первым делом — интервью.
Помню себя на веранде кафе «Карлос». С сигаретой в зубах. Напротив журналиста.
— Почему вы сбежали из Сакраменто? — из чувства такта он выдержал паузу. Затем продолжил, —Ваш отъезд ведь справедливо будет назвать бегством?
По моим губам скользнула улыбка.
— Пожалуй. Мне захотелось  отдалиться от проблем. От рутины, обыденности. Я просто купил билет на самолет и уехал.
— Скажите…. А как же ваша работа? Семья? Дети…
Сезон сериала отсняли полностью. В Сакраменто меня больше ничего не держало. Как объяснить  это обычному человеку?
Он смотрел не моргая. Не понимал, что я хочу ему передать.
Неволя не для меня. Семья не для меня. Дети не для меня. Как чужие домашние питомцы. Их хочется тискать лишь иногда и подарить игрушку. Под настрой. Не всегда.
Лола — дочь кукушки. Брошенная на меня. Обуза. Моя. И не моя.
Я никогда не желал примерять роль отца на себя. Это ошибка. Случайность. То, что можно отбросить обратно. То, что для меня все равно в той или иной мере важно. Но не главное.
Теперь в такси, когда я листал газету, увидел стью:  мысли мои тут переданы превратно. Что ж. Пускай и так.
Семьей дорожит тот, у кого она была. Кому вдолбили в подсознание ее важность. Чужая ценность. Не то, что я выбрал для себя.
Лола взрослая. Не нужно, чтобы ее опекал я.
Почему журналист написал: «Он худший отец из мне известных»?  Как будто-то есть такой хит-парад. Уверен, мои дети получили главное: свободу. Право поступать так, как им вздумается, а не я им навязал.

Такси остановилось возле ДОМА.

Я тут так давно не был…
Сердце колотится.
Уже в гостиной, наверное, увижу Лолу. Представляю, как она удивится, приметив меня. Посмотрю на нее  — узнаю, кто прав: я или этот самодурный журналист…
Прохожу в подъезд. Щелкаю по кнопке вызова лифта. В воображении снова и снова проносится лицо Лолы: «Генри, каким штормом тебя сюда занесло?», «Господи! Я каждый день молила Бога, чтобы ты скорее пришел домой, хорошо, что ты жив, отец!», «Уходи откуда пришел»…
То в меня летит увесистый подсвечник или телевизор. То Лола бросается сама в объятия отца.
От одних фантазий смешно до тошноты. От других — пробегает трепет в душе. Третьи — и вовсе не выносимы.
Открывается лифт.
Нола Уилтон напротив меня?
Я замираю. Пожалуй, случается невероятное. Сказка.
Мне пришлось много страдать из-за Нолы. Особенно после того, как встретил ее в аэропорту и узнал, что она в положении.
Взрыв.
То, что я назвал в книгах сильнейшей любовью.
Прошлое.
— Нола, следуй за мной, — говорю я, буквально вталкивая  Нолу обратно в лифт и выбрасывая
ее сопровождающего вон. Пальцы щелкают нужный этаж.
— Знал, что рано или поздно ты станешь меня искать. Вовремя  столкнулись. Как будто судьба. Я первый раз за долгое время возвращаюсь домой.

Отредактировано Henry Hunter (2015-02-11 00:11:11)

+3

3

Вбиваю в навигатор адрес, который мне прислал мой риэлтор. Название улицы кажется мне смутно знакомым, но я не придаю этому особо значения,поскольку пожила в Сакраменто достаточно много времени, многие названия улиц мне знакомы.
Но почему-то именно этот адрес не дает мне покоя всю дорогу. И я понимаю, почему, когда паркуюсь около дома. Именно в этом здании находится квартира Генри Хантера. Из всех домов города, в которых продаются квартиры, риэлтор выбрал именно этот. Я никогда, ни за что, ни под каким предлогом не стану здесь жить. Я уже собираюсь уехать, звоню риэлтору, но у него занято. Вижу его около подъезда, выхожу из машины и направляюсь кнему.
- Нола! Добрый день! - приветствует он меня. - Пойдем смотреть квартиру? -он учтиво открывает передо мной дверь.
- Видите ли, возникли непредвиденные обстоятельства, - неубедительно мямлю я, почему-то позволяя втащить себя в подъезд.
- Квартира замечательная, - он меня и не слушает. - Все как вы хотели - четыре комнаты, просторная кухня, закрытый балкон...
Мне все это неинтересно. Я не хочу здесь жить. Ни мне, ни моим детям здесь просто не место. И мне плевать, живет здесь Генри еще или нет. Атмосфера этого здания меня напрягает и вгоняет в депрессию.
- Здесь нет детской площадки. У дома. И до парка далеко. Детям негде гулять. К тому же лифт очень маленький, туда не поместится коляска. У меня маленькие девочки-двойняшки, -поясняю я.
Не стоит упоминать, что Эйвери и Бейли терпеть не могут сидеть в коляске.Они сядут туда, только если совсем вымотаются. Им больше по душе передвигаться на своих двоих или чтобы их на руках носили.
Я вообще готова придраться к любой мелочи, к любому пустяку, лишь бы риэлтор навсегда похоронил идею продать мне эту квартиру.
- Она того не стоит, - подытоживаю я и достаю из сумки звонящий телефон. Это мой адвокат. - Извините, я должна ответить.
Принимаю вызов и выхожу из квартиры. Надо убраться отсюда как можно дальше  и как можно скорее. Впрочем, какова вероятность того, что Генри Хантер до сих пор здесь проживает? Большая. Но какой шанс, что мы действительно столкнемся здесь? Ничтожно маленький.
- Джаред, послушай! - я перебиваю голос в трубке. - Вовсе я и не собираюсь подавать на алименты. Я же не идиотка. Дэвид уже провел тест на ДНК, он знает, что девочки не от него, поэтому не станет ничего платить. Я лишь хочу, нт, я требую свою половину от продажи дома, вместе с мебелью. Я вложила туда херову тучу денег и теперь хочу получить их обратно. У меня двое маленьких детей, я не могу с ними жить в съемной квартире все время переживая, что они что-то испортят. А они могут! Делай, что хочешь, но к концу недели я должна получить ответ о том, что ситуация разрешилась именно так, как я сказала, - говорю я, выходя из лифта. Случайно задеваю плечом проходящего мимо человека. - Изви... - говорю я незнакомцу и тут же осекаюсь. - Позже поговорим, - бросаю я Джареду и убираю телефон.
Вселенная  смеется надо мной. Ржет в голос, покатываясь по полу. Человеком, которого я задела, оказался никто иной как... Генри Хантер. Несколько секунд я пристально смотрю ему в глаза, а потом делаю шаг вперед, мимо него. Но моим планам не суждено сбыться, Генри хватает меня за руку и затаскивает обратно в лифт, мне просто не хватает сил для сопротивления.
- Какого... Отпусти меня! - я вырываю свою руку. - Шутишь что ли?! За каким хреном ты мне сдался вообще? Наша встреча сегодня - нелепая случайность, больше она не повторится, - я нажимаю кнопку остановки лифта, после чего жму на кнопку первого этажа. - А теперь извини, мне пора. Общение с тобой не вписано в мое расписание.

+1

4

— И ты совершенно случайно оказываешься в подъезде МОЕГО дома именно в день МОЕГО приезда, — подшучиваю я над ней.
Понятно, что здесь и речи никакой не может пойти о случайностях.
Нола Уилтон самодурна и своенравна. Пожалуй, в ней привлекают меня больше всего и раздражают одни и те же качества.
Теперь она сама пришла ко мне. И ни за что не будет сознаваться в том, что все подстроено заранее.
— Телепорт открылся в ненужном месте… Ты обнаружила себя на крыше этого здания и для того, чтобы со мной ни в коем случае не столкнуться, спасаешься как мышь бегством, — хватаю ее за руки, соединяю их вместе и завожу назад.
— Конечно, разве можно забыть Генри Хантера, — с тенью иронии добавляю я.
— Молись, чтобы Лолы не оказалось дома. Тогда я отдеру тебя уже в прихожей, — склоняюсь к ее уху, с жаром шепчу о том, как ей не поздоровится уже через пару минут, прикусываю мочку…
Нола заставила меня страдать.
Я даже похоронил ее.
Психолог сказал, что самый лучший способ избавиться от привязанности — придумать, как оставить все воспоминания в прошлом.
Кто-то сжигает вещи возлюбленных. Пламя ведь лечит... Больше их ничего не должно заставлять задумываться о связи, ничто не попадается больше на глаза даже случайно.
Кто-то вывозит все это на свалку.
Кто-то меняет квартиру. И так начинает жизнь с чистого листа. В другом районе. А то и на более обширной географии. Кричит «прощай» городу,  стране, континенту…
Я же устроил похороны.
Представил, что все, что осталось от Нолы лежит в вазе. И отвез ее на кладбище под Сакраменто.
Чем больше я придумывал решений «как перестать думать о Ноле», тем чаще кружили голову воспоминания.
Шрам на руке, например. Его никак не стереть с кожи. Разве что оторвать руку…

Двери лифта распахиваются на нужном этаже.
Я вытаскиваю Нолу вслед за собой из лифта.
— Ты располнела, сучка, — говорю я с любовью, сжимая ее запястья одной ладонью.
И вот мы уже на пороге.
— Глупая девчонка. Сбежала от меня. Ты дорого заплатишь за свои закидоны, — свободной рукой кое-как «откупориваю» дверцу.
Бах!
Прошлое и будущее стоят теперь по разные стороны одного проема.
От таких мыслей скользит холод по коже.
— Ненавижу тебя. Ты недостойна находиться со мной рядом, — в кураже добавляю я.
— Кьяра? Кьяра? Ты тут? — мельком бросаю взгляд на прихожую… Пыльно… Нет следов присутствия человека.
Не долго размышляя, толкаю Нолу к стене.
— Я для тебя луну с неба достану, — шепотом говорю я и всем телом прижимаюсь к ней сзади.
«Здравствуй, девочка. Моя маленькая».

Отредактировано Henry Hunter (2015-02-15 13:29:07)

+2

5

-  И ты совершенно случайно оказываешься в подъезде МОЕГО дома именно в день МОЕГО приезда, - он смеется надо мной.
Все это похоже на одну большую шутку. Любая моя попытка возразить, сказать, доказать, что наша встреча - случайность, повлечет за собой смех и недоверие.
Самое ужасное то, что я и сама не верю в это. С тех самых пор, как я вернулась в Сакраменто, не было ни дня, чтобы я не подумала о встрече с Генри. Каждый день, я думала о том, как это произойдет. Где. Как я себя поведу. Что ему скажу. Пойду ли я за ним или брошу в него стулом. Я словно сосредоточила все свои мысли на том, чтобы встретить его. Я хотела этого. Хотела увидеть, что он постарел, растолстел, облысел или истощал, оброс волосами и бородой, стал похож на призрака... Я отчаянно нуждалась в том, чтобы увидеть, как его жизнь разрушилась и потеряла всякий смысл с того дня, как я покинула этот город. Хочу знать, что его жизнь стала адом.
- Конечно, разве можно забыть Генри Хантера, - на этот раз смеяться захотелось мне. Кем он себя возомнил?
- Генри Хантер, точно! - я щелкнула пальцами. - А я все не могла вспомнить твое имя. Лицо казалось смутно знакомым.
Стараюсь унять сердцебиение, когда он наклоняется ко мне. Слишком близко. Не помню, когда мы последний раз были так близки. И не хочу вспоминать. То была другая жизнь. То было не со мной. С какой-то другой Нолой Уилтон. Той самой, которая осталась на страницах его книги.
Генри вытягивает меня из лифта на лестничную площадку. Эта дверь мне кажется смутно знакомой. В голове появляются нечеткие картинки того, как девушка в красном платье с длинным шлейфом стучит кулаками в эту самую дверь. "Открывай сейчас же! Открой эту чертову дверь!" - эхом звучит у меня в ушах. Я машинально обхватываю рукой запястье, на котором красуется шрам. Единственное, что напоминает мне о том, что все это происходило именно со мной.
- Ты располнела, сучка, - я закатываю глаза к потолку. Узнаю Генри Хантера. От него никогда не дождешься комплимента.
- А ты постарел. Морщин стало больше, - я пожимаю плечами.
- Глупая девчонка. Сбежала от меня. Ты дорого заплатишь за свои закидоны, - мелодия для моей души. Мой отъезд не прошел для него бесследно. Чудесно, просто чудесно! Первая хорошая новость за этот день.
- Пришли мне чек, - фыркаю я ему в ответ.
Он открывает дверь квартиры. Мне доводилось здесь бывать довольно часто. Здесь со мной происходили и достаточно забавные вещи, как в день рождения Генри, и крайне печальный, как вечер, когда я схватилась за нож. Я испытала здесь много боли, но продолжала возвращаться...
- Ненавижу тебя. Ты недостойна находиться со мной рядом.
- Взаимно. Может я пойду тогда? - я делаю полшага назад, но Генри не позволяет мне уйти, утягивая за собой в квартиру. Здесь пыльно и душно. Кажется, здесь давно никто не живет.
- Ты женился на очередной старлетке, которая тряпку в жизни в руки не брала? - хмыкаю я. - Да, кстати, может закончим по-быстрее? Не хочу встречаться с твоей восьмой женой, терпеть не могу всякие там сцены ревности.
Брак для Генри ведь обычное дело, так? Кажется, когда я уезжала, он разводился с Даной... Уверена, за эти два с лишним года он был женат еще раза четыре.
- Я для тебя луну с неба достану, - шепчет он, прижимаясь ко мне. Это было бы мило, будь мне на десять лет меньше.
- Фу, как банально, - я высвобождаюсь из его объятий и отхожу в сторону. - Поищи себе какую-нибудь школьницу и ей обещай луну, звезды и всю солнечную систему. Мне же от тебя ничего не нужно. А вот за каким чертом ты меня сюда привел?

+2

6

— А ты постарел. Морщин стало больше, — говорит она.
Украдкой смотрюсь в зеркало. Действительно. Морщины откуда не возьмись появились на лице и исполосовали веки, испещрили щеки…. Седые волосы все отчетливее стали побиваться сквозь черные и яснее выдавать возраст.
Дочь повзрослела. Ходит, щеголяя округлившейся грудью. От нее пахнет женщиной. А от меня — прелостью. «Стареющий денди» — так окрестил меня журнал один во время премьеры сериала.
Мне тридцать четыре года. И все вокруг словно сговорились. С каждым днем отталкивая меня в эшелон героев прежних дней.
Нола тоже заметила, что я изменился. От этого еще горестней. Понимаю, выпалила она эти слова нарочно, чтобы отомстить мне, зацепить как можно больнее…
Удар в точку. Я побледнел. Изображение в зеркале даже показало, словно и скорчился.
Безусловно, Ноле Уилтон придется дорого платить за то, что она учинила со мной. Счет длинный.
Не удержаться никак… Сейчас же говорю ей об этом.
— Пришли мне чек.
— Тебе не хватит денег. Влезешь ради меня в кредиты? —  с усмешкой спрашиваю я. Мысль о кредитах меня окрылила. Даже представил, как Нола идет в банк, чтобы взять необходимую сумму — ту, что я укажу в чеке. Так приятно помечтать, что до конца жизни эту девочку, мою бывшую возлюбленную, будет сопровождать долг — вечная память о Генри Хантере.
Втаскиваю Нолу в квартиру. Отшвыриваю ее к шкафчику в прихожей. Зову Кьяру. Нужно убедиться, что ее нет дома.
— Ты женился на очередной старлетке, которая тряпку в жизни в руки не брала? Да, кстати, может закончим по-быстрее? Не хочу встречаться с твоей восьмой женой, терпеть не могу всякие там сцены ревности,  — с издевкой спрашивает Нола.
— Конечно, что же еще остается. Ты ведь оставила меня. Приходится довольствоваться давним увлечением — свадьбами, — отвечаю я, обнимая ее за талию. Хорошо, что она ревнует меня. Пускай даже и к Кьяре.
— Я ведь люблю тебя, Нола. У нас не выйдет  La Grande Finale. Тебя я под венец не возьму, — внутри меня разгорается и разгорается пламя. Чувствую, что меня сильнее и сильнее тянет к Ноле. Она такая родная. Ее запах такой сладкий.
Обещаю достать для нее с неба луну. Кажется, что я сейчас на самом деле полезу на крышу со стремянкой, чтобы совершить невозможное. Яркий подвиг ради той, которую так старательно выжигал из сердца.
— Поищи себе какую-нибудь школьницу и ей обещай луну, звезды и всю солнечную систему. Мне же от тебя ничего не нужно. А вот за каким чертом ты меня сюда привел? — она отвергает меня, выскальзывает из рук.
Думаю: «Будь ты проклята. Хочу, чтобы тебя никогда больше рядом со мной не было».
Подхожу к ней ближе. И со всей силы вцепляюсь зубами в ее плечо. Не понимаю, как такое могло случиться. И отчего мои челюсти сомкнулись так плотно на ее коже. Я хочу причинить Ноле боль. Хочу истязать ее. Ранить. Терзать. Мучить. Превращать ее жизнь в пытку. Видеть, как по ее щекам текут слезы. Как белая кожа озаряется капельками крови.
Я валю Нолу на пол. Сминаю юбку, задирая ей на голову. Мне не нужно, чтобы ни одна женщина в мире была так несчастна как Нола. Я не в силах отпустить ее. Не в силах унять животное. Не в силах остановиться. Я желаю просто вернуть все на круги. Снова сделать ее своей женщиной. Снова трахнуть ее без резинки. Снова кончить. Снова видеть, как она закроет лицо руками и заплачет.

+3

7

- Тебе не хватит денег. Влезешь ради меня в кредиты?
- Почку продам, - парирую я. - Если это гарантирует мне, что ты больше никогда не появишься в моей жизни.
А потом продала бы вторую, чтобы увидеть его снова. Ничего не могу с собой поделать - когда он находится на расстоянии вытянутой руки от меня, мне хочется одновременно убить его или причинить ему столько же боли, сколько он причинил мне, и в то же время хочется... не знаю, обнять его, самой прижаться к нему и пусть весь мир подождет. Странное желание, очень странное. Отдам селезенку за чудо-лекарство, которое навсегда избавит меня от этого.
- Конечно, что же еще остается. Ты ведь оставила меня. Приходится довольствоваться давним увлечением — свадьбами.
- Мир вокруг меняется, прогрессирует, а Генри Хантер все тот же, - усмехаюсь я. - Печально. И что, в этом городе еще остались девушки, которые не носили звание "миссис Хантер"? - интересуюсь я. В конце концов, многое могло произойти за те два с половиной года, что меня не было в Сакраменто.
- Я ведь люблю тебя, Нола.
Споко-о-ойно. Спокойно. Только не смеяться! Приходится закусить губу, но сдерживать улыбку трудно. Любит он меня, как же. Пусть еще скажет, что женится на меня.
- У нас не выйдет  La Grande Finale. Тебя я под венец не возьму, - ну надо же - не угадала...
- Вот черт... Придется найти ту гадалку и потребовать обратно двадцатку. Она мне сказала, что в ближайшем будущем меня ждет свадьба с мужчиной, с которым у меня был роковой роман в прошлом. Ах нет! Это она, наверное, про Джулиана говорила. Надо бы разыскать его номер...
Этот город принес мне череду неудачных романов. Самое печальное, что ни один их них не оставил в моей памяти чего-то положительного. Разве что эти странные отношения с Генри - их счастливым последствием стало рождение моих девочек.
Мое плечо пронзает боль. Боль, которую вновь причиняет мне Генри. Я морщусь и понимаю, что, в целом, именно на этом и держался наш роман - на причинении друг другу боли.
Воспользовавшись моим секундным замешательством, Генри валит меня на пол и задирает юбку выше. Меня накрывает волна прежнего страха и ужаса. Это произойдет снова. Нет. Не произойдет. Не должно.
Мне это аукнется. Обязательно. Но сейчас это мое единственное спасение. Ударяю Генри коленкой в пах. И пока он корчится от боли, умудряюсь сбросить его с себя и теперь уже я сижу на нем и сдавливаю рукой его горло.
- Чувствуешь? Чувствуешь, как боль растекается по телу? - спрашиваю я его, криво ухмыляясь. - Знакомое ощущение, да?
Не знаю, что мной движет в этот момент, но я наклоняюсь к Генри и целую его в губы, заканчивая непродолжительный поцелуй тем, что больно прикусываю его нижнюю губу.

+1

8

truming my pain with her fingers
Singing my life with her words
Killing me softy with her song
Killing me softly with her song
Telling my whole life with her words
killing me softly with her song
© Killing Me Softly (Frank Sinatra)

— Почку продам. Если это гарантирует мне, что ты больше никогда не появишься в моей жизни, — отвечает она. И губы на короткий миг освещаются улыбкой. Нежной. От сердца. Трепетной.  Сложно спрятать волнение. Сейчас, когда все происходящее кажется чересчур внезапным и даже картинным, ненастоящим.
Подхватываю ее руку и украдкой целую.
Как будто слова о том, что она хочет от меня избавиться служат самым серьезным доказательством любви.
— Не позволю тебе продать почку! Не позволю! — машинально говорю я, вновь прислоняясь губами к ее запястью.
Пьянит запах Нолы. Наверное, меня тянет к ней на уровне генетическом, непроизвольно, из-за природы. Не в силах противиться. Не в силах сдержаться. Лишний раз не косняться.
— Мир вокруг меняется, прогрессирует, а Генри Хантер все тот же. Печально. И что, в этом городе еще остались девушки, которые не носили звание "миссис Хантер"? — с насмешкой спрашивает она и вскидывает назад подбородок. Выходит довольно надменно. Как будто я виноват в том, что женюсь часто, и грешен. Как будто это неправильно. Как будто мое увлечение — несерьезное. Как будто жизнь моя тратится на что-то глупое, ребяческое, идиотское.
Отворачиваю голову.
Обидно признавать, что Нола не на моей стороне. Как и прежде мы — противники. Стараемся насолить друг другу. Изжалить до невыносимой боли.
Не вместе. Против окружающих. Людей серьезных. Обычных. Непримечательных.
Словесная дуэль не окончена. Кто-то должен оставаться пораженным.
— Боюсь, не так уж то и много, — соглашаюсь я.
— Не смогу успокоиться до тех пор, пока не поставлю отметку в книжку мировых рекордов, — добавляю с усмешкой.
Смотрю на нее все пристальнее, с большим вниманием. Тщательнее стараюсь найти изъяны  — для того, чтобы они остались в памяти, потом оказались на страницах моих книг, люблю описывать детали.
Нола под микроскопом. Попалась!
Вот она...
Та женщина, которая никогда не обнаружит в паспорте печать: «жена Генри Хантера».
Увлекательно рядом страдать. Когда все вокруг кричат о скуке и безысходности. 

А Нола вспоминает «вдруг» о Джулиане. Бывшем  трахале. Джеймсе Бонде. Лощеном и хмуром.
Помню его с церемонии.
До сих пор он мне противен. Ничего из себя толком не представляет. Чем он понравился Ноле?
— Ах нет! Это она, наверное, про Джулиана говорила. Надо бы разыскать его номер...
— Буду рад найти его для тебя, — с улыбкой, участливо говорю я.
В самом деле, приятно помочь той,  кого счастлив сделать нечастной.
Внутри меня закипают два чувства:
• собственничества
• самодовольства.
Одно сильнее другого. Колошматят голову и колошматят!
Не сопротивляюсь им. Открываюсь боли. Открываюсь пламени. Открываюсь Ноле.
Впускаю в себя животное. Набрасываюсь на нее.
Чувствую резкий приступ боли в паху от внезапного удара.
Нола нашла  силы противостоять мне. Я опрокидываюсь на пол. Поверженный. Рычащий от  того, что больно.
— Чувствуешь? Чувствуешь, как боль растекается по телу? Знакомое ощущение, да? — киваю…
Она тут же целует меня.
Нола такая глупая все-таки. Дурешка. Моя дурешка.
Мне плохо. Мне хорошо.
Рычу и глажу ее виски ладонями.
— Ударила меня, — жалостливо кидаю я.
— Ты сдурела. От этого выглядишь еще прекраснее, — с восхищение добавляю. Боль ужасная. Непросто переносить ее. Корчусь. Утыкаясь лицом в колени Нолы.
— Поживи немного тут. Обо мне нужно заботиться. Мне одиноко, — шепчу я.

Отредактировано Henry Hunter (2015-03-09 00:15:32)

+3

9

Kelly Clarkson – Because Of You
- Поживи немного тут. Обо мне нужно заботиться. Мне одиноко.
Мне вдруг представляется картина "идеальной американской семьи" в городских условиях. Просторная квартира в центре. Генри, я и две наших девочки - Бейли и Эйвери. Он каждое утро приходит на кухню, откуда по всему дому уже разносится запах свежезаваренного кофе, а на столе стыну блинчики. Я суетливо ношусь по кухне, стараясь сделать так, чтобы и дети больше еды съели, чем отправили на стол/стену/маму/папу, и сам Генри не остался без моего внимания. Потом он уезжает на работу, а я занимаюсь домом и дочками одновременно - и уборкой занимаюсь, и ужин готовлю, и с ними играю. Мы идем на прогулку, потом за продуктами в магазин. Конечно же, я не устою и поддамся натиску моих малышек, которые обязательно затащат меня в отдел игрушек. Вечером они обязательно пожалуются папе, что мама не купила им очередного игрушечного монстра... Это непременно будет выглядеть забавно. Вечером, после ужина, Генри, возможно, уделит немного внимания детям, а потом закроется в кабинете ради работы, и выйдет оттуда, когда мы уже будем спать. А в выходные мы обязательно все вместе сходим в парк или куда-то еще или предоставим возможность моей маме провести время с внучками, чтобы мы двое смогли провести один день в спокойствии. Вдвоем.
Пока эта картина рисуется в моей голове, я машинально глажу Генри по волосам и почти смеюсь от того, насколько все это нереально.
- Это невозможно, - шепчу я ему в ответ. - Просто невозможно.
Трудно представить себе Генри в компании моих девочек. А ведь они похожи - когда Бейли и Эйвери хмурят бровки, они становятся так похожи на своего отца, что мне временами даже страшно становится. Я не могу представить себе, как эти два ураганчика живут в этой холостяцкой берлоге. Я не могу себе представить, как Генри уживается с двумя детьми. Единственное, что я отчетливо вижу, это как я прихожу домой поздно вечером и вижу, как Генри трахает няню девочек.
От одной этой мысли улыбка на моих губах тает. Я поднимаюсь на ноги.
- Мне жаль, что ты одинок. Правда жаль, - говорю я, поправляя одежду. - Но я тебя предупреждала, что так будет. Почти наверняка даже не одна я такое предрекала. Я замужем, - демонстрирую Генри обручальное кольцо. Даже не знаю, почему я до сих пор его ношу. Как будто его наличие отменит предстоящий развод, о котором Генри лучше и не знать. - Мне уже есть, о ком заботиться.
Нет ни малейшей возможности, что Генри примет тот факт, что у нас с ним есть общий ребенок. Тем более двое. И уж тем более, что мы все будем жить здесь. Или где-либо еще. Притворяться, что мы семья. И уж конечно же нет ни малейшего шанса, что я брошу своих девочек на маму или няню ради какого-то псевдо-романа с Генри, ради заботы о человеке, который старательно ломал меня несколько месяцев.
- Открой мне эту чертову дверь, - с раздражением прошу я, когда очередная попытка справиться с замком проваливается. Всегда ненавидела эту дверь. Настоящая ловушка. - Нам не стоит больше видеться.

+2

10

— Это невозможно. Просто невозможно, — шепчет она.
Какие глупости! За мной нужно ухаживать. Почему Нола хочет отказать мне в заботе?
— Неделя. Я боюсь оставаться один тут, — стараюсь надавить на жалость. Корчу страдальческую гримасу.
Украдкой бросаю взгляд на зеркало. И в самом деле — все говорит о том, то Ноле Уилтон стоит прислушаться к моим желаниям. Я болен и истощен. Мне нужно принести лекарство: ласку и бульон. 
Как работает ее мозг? Винтики и шпунтики женской души?
— Мне жаль, что ты одинок. Правда жаль. Но я тебя предупреждала, что так будет. Почти наверняка даже не одна я такое предрекала. Я замужем, — отвечает она.
Что ж. Выскочила за какого-то святошу, который шлифует нимб пивком по выходным в баре. Так и вижу семейную жизнь Нолы. Стереотипно.
Муж. Обычный муж. Лязги. Вялый секс. Никаких чувственных ураганов. Он не даст ей то, на что способен только я. Начальник.
— Но ведь я не прошу тебя разводиться. Побудь со мной. Придумай что-то, чтобы сбежать, — вертясь из стороны в сторону на полу, чтобы привстать, говорю я.
Билл Гейтс даже прописал в свадебном контракте, что может проводить на законных основаниях отпуск со своей давней возлюбленной. Хочу тоже самое. Хочу каплю Нолы. Для отдыха и восстановления. Я так потрепан и измотан.
— Плевать хотел, замужем ты или не замужем. Я люблю тебя не для того, чтобы посадить в клетку. Хочу подарить тебе несколько сильных оргазмов и щепотку отдыха, — сам себе кажусь убедительным.
— Ты целовала меня со страстью. Я заметил. К чему сопротивляться велению плоти? Потом вернешься в нормальность. Давай все бросим и проведем вместе неделю? — я ведь не прошу ее о многом.
— Мне уже есть, о ком заботиться, — показывает мне кольцо. Улыбаюсь. Оно действительно красиво. Идет ей. Признаю, Нола получила то, что хотела. Заслуженно. Потворственно киваю ей… Подыгрываю как получается… Хвалю... 
— Хорошо. Чувствовал, что ты хочешь стать женой обычного парня. Но, должен заметить, твое кольцо предложения то не отменяет. Не понимаю, почему ты отказываешься быть с тем, к какому так тянешься с сердцем… Не стоит запрещать себе в маленькие приятные удовольствия, — конечно, лукавлю. Замужество Нолы меня печалит. Не спрашиваю о ребенке. Хотя мне, безусловно, любопытно узнать, родился мальчик? Ведь Нола оказалась вполне себе благоразумной. Нашла ему отца получше.
Опираясь на стенку, хорошенько испачкавшись в пыли, поднимаюсь на ноги.
—  Открой мне эту чертову дверь. Нам не стоит больше видеться, —  продолжает гнуть свою линию Нола… Не унимается… Раздражает меня все сильнее.
Похлопываю рукой по карману, всем видом показывая, где спрятан ключ к спасению. Отрицательно качаю головой.
— Все дальнейшие переговоры будут в спальне, — говорю я и разворачиваюсь показательно к лестнице.
Пара десятков ступеней — вот и переговорная.

Отредактировано Henry Hunter (2015-03-09 14:59:01)

+2

11

- Обо мне бы кто позаботился хотя бы недельку, - пробормотала я себе под нос, прижавшись лбом к двери.
Нет же, сама! Все и всегда сама. Охренеть просто можно, какая самостоятельная! Сама работу нашла, сама родила, почти сама воспитываю, сама квартиру ищу, сама семью обеспечиваю. Все сама. На встречах с подругами меня постоянно терзают сомнения - то ли светиться от гордости, что, в отличие от многих из них, я не сижу ни у кого на шее, то ли позеленеть от злости и зависти, что у некоторых из них есть те, кто разделяет с ними трудности, радует их, заботится...
Все, чего мне сейчас хочется - оказаться в том месте, где я буду совсем одна. Вдали от шума, суеты, звонков, проблем, принятия решений. Хочу просто свернуться в клубочек под одеялом и проспать три дня. А когда проснусь, мой мир снова станет нормальным. С размазанной по всему столу кашей. С тридцатью входящими звонками за день. С кипой текстов для редактирования. С веселым смехом дочек.
Но сейчас... сейчас на мои плечи свалилась вселенская усталость от всего, что со мной происходит. Наверное, поэтому я решаю высказать Генри все, о чем сейчас думаю.
- Думаешь, тебе сейчас сложно? - я поворачиваюсь к нему. - Тебя всего-навсего бросила очередная женщина. Ты устраиваешь показушные страдания. Ради чего? Думаешь, я кинусь тебя утешать, спасать? Думаешь, что мне есть дело до проблем человека, который практически сломал мне жизнь?! Ты хоть спросил, что происходит сейчас в моей жизни? Я тебе расскажу. У меня пик бракоразводного процесса. Та самая интересная часть, когда происходит раздел совместно нажитого имущества. Мой муж, о котором я заботилась почти два года, даже когда мне было тяжело принять вертикальное положение, хочет оставить меня ни с чем. У меня двое маленьких детей, которым я не могу уделять достаточно внимания, потому что вынуждена работать и носиться по городу в поисках квартиры для нас в свободное время. Я должна проводить в редакции полный рабочий день, чтобы зарекомендовать себя и не потерять это место. Я валюсь с ног от усталости и мне настолько тошно от моего образа жизни, что ты себе представить не можешь. А ты тут ноешь о том, что я нужна тебе, чтобы позаботиться о тебе. Где ты был, когда мне было плохо и я нуждалась в тебе?!
Мой голос уже давно сорвался на крик. Закончив свой монолог, я понимаю, что мне стало гораздо легче, когда я все это сказала. Наверное, мне стоило бы вернуться к сеансам у своего психотерапевта, если бы смогла найти лишних три часа в неделю.
- Генри, у меня банально нет времени на твои глупости, - устало говорю я, присаживаясь на тумбочку. - Ты живешь в своем мире, в размеренном темпе, без каких-либо забот и обязательств. Я живу в мире суеты и бесконечных решений. Нам с тобой не по пути. Если тебе просто хочется меня трахнуть... Твоя взяла. Показывай, где там твоя спальня. Но я не собираюсь зависать тут с тобой целую неделю.

+1

12

—  Кто бы обо мне позаботился хоть недельку, — шепчет она и я вновь касаюсь ее запястья губами.
Конечно же, я о тебе позабочусь.
Ты самая для меня ценная.
Ты — моя жизнь. Маленькая девочка. Дерзкая и пламенная. Буду беречь тебя как хрустальную вазу. Прятать от всех. Сдувать пылинки...
С этими мыслями, я отвернул голову в сторону. Сказать сейчас что-то — лицемерно. То, что я чувствую — живо лишь на миг, пока мы оба здесь, в прихожей, взлохмаченные, а завтра все изменится. Наверное. Боюсь сказать лишнего. Боюсь промолчать.
— Думаешь, тебе сейчас сложно? Тебя всего-навсего бросила очередная женщина. Ты устраиваешь показушные страдания. Ради чего? Думаешь, я кинусь тебя утешать, спасать, — с того ни с сего начинает она. Смотрю на нее, ничего не понимая, стеклянными глазами.
Нола буквально взрывается. Слова с ее губ слетают так быстро, что я не успеваю уследить за ходом нашего разговора. Она говорит о своем бракоразводном процессе. Подумаешь, я пережил их восемь. А она скорбит о втором. Такая дурочка! То ли еще будет... Моих губ касается улыбка. Не могу унять ее.
— Какое вертикальное положение? Почему ты не могла принять вертикальное положение? — ухватываюсь за обрывки фраз. Не выходит поддержать беседу на уровне.
— Двое детей? Уже двое! Ты хорошо сохранилась...  — нельзя сказать, что меня трогает драма, происходящая с Нолой. Интерес совсем другой. Оказаться с ней в одной кровати. И пропасть, наверное. Чтобы все это меня никак не касалось. Зачем она  так много рассказывает мне о своих проблемах? Я уже готов застрелиться!
— Где ты был, когда мне было плохо и я нуждалась в тебе?! — вскричала она.
Я замер на лестнице. Несколько минут так и стоял в половину разворота. Старался выдержать паузу как можно дольше.
— Нужна работа? Я снова найму тебя. Сможешь проводить время с детьми. И заработаешь приличные деньги, — холодно отвечаю я, спускаясь вниз к ней по ступенькам.
— Хочешь, чтобы я решал твои проблемы? Не пропадай без вести! — со злостью прибавляю. Эта безмозглая курица обвиняет меня в том, что случилось? Она слетела с катушек!
— Ты живешь в своем мире, в размеренном темпе, без каких-либо забот и обязательств. Я живу в мире суеты и бесконечных решений, — все понятно.
Я — беззаботный. Она — отчаянная домохозяйка.
Разный темп жизни. Непохожие интересы. Противоположные трудности, с которыми сталкивается каждый из нас.
Меня все равно к ней тянет. Ничего не могу поделать.
Подхожу к тумбочке, на которой  примастилась она, покровительственно опускаю ей руку на  спину.
— Проблема в тайм-менеджменте. Не умеешь себя организовывать. Если ты устраиваешь крысиные бега, для того, чтобы свести концы с концами… Я заплачу тебе за неделю, проведенную в этой квартире. Ты получишь свой полугодовой оклад. Я куплю твое время. Хочу, чтобы ты заботилась обо мне как о ребенке.

Отредактировано Henry Hunter (2015-03-15 18:41:54)

+1

13

- Нужна работа? Я снова найму тебя. Сможешь проводить время с детьми. И заработаешь приличные деньги, - я смотрю на Генри с презрением, но потом вспоминаю, что передо мной Генри Хантер - человек, которого заботят только собственные проблемы, дела и все остальное, что связано только с ним. Все остальные для него - массовка, загораживающая его от лучей всеобщего внимания. Мне не стоит на него злиться.
- Хочешь, чтобы я решал твои проблемы? Не пропадай без вести!
- Ты даже не пытался меня найти! Клялся, что жить не сможешь ни со мной, ни без меня, но палец о палец не ударил, чтобы узнать, где я и что со мной происходит! Хотя прекрасно знал, что... - я осеклась. В день нашей последней встречи Генри напели, что я беременна. А я и отрицать не стала. Не нужно ему об этом напоминать. Так будет лучше для всех.
Меня бесит то, что он меня не слышит. Еще больше меня бесит то, что он пытается это сделать. В прежние времена наша словесная перепалка длилась четыре минуты, потом мы дрались или бросались друг в друга все, что попадалось под руку, потом занимались сексом, а после опять ругались. В этот раз наше общение затянулось. Стареешь, Хэнк, и не только внешне!
Он присаживается рядом со мной и изображает из себя заботливого учителя, который хочет казаться другом для своей ученицы, что запуталась в этом сложном мире.
- Ты нормальный, нет? - задаю я ему риторический вопрос. - Нельзя втиснуть в расписание появление форс-мажорных обстоятельств, типа развода, переезда или встречи с бывшим любовником. Мне не нужна ни твоя помощь, ни твои деньги, ни твои советы. Как-то жила раньше без всего этого и умудрилась не шагнуть вниз с окна.
На некоторое время мы погружаемся в тишину. В моей голове происходит борьба. С одной стороны, я знаю, что мне нужно уйти из этой квартиры и сменить риэлтора, который поберет мне квартиру с ста километрах от этого дома. Я знаю, что мне следует поехать домой и забрать девочек у мамы. С другой стороны, часть меня буквально умолят остаться здесь, с Генри, поддаться этому маленькому безумию. В конце концов, худшее, что может случиться, мы оставим на телах друг друга отметки о нашей очередной встречи. Вроде той, что у Генри на ладони.
Я беру его руку и провожу пальцами по шраму от ножа, который я вонзила ему.
- Славный был вечерок тогда, - я невольно усмехаюсь, не сводя глаз с его руки. - Я не могу остаться у тебя на неделю. Просто не могу. Все, что я могу тебе предложить - один день. Завтра днем я уйду.

+1

14

У Нолы уже двое детей. Никак не перестаю об этом вспоминать.
Один — его. Мужа. Моего невидимого соперника. Каких свободных и фривольных нравов я ни был…. Ревность то скрежет.... Нола Уилтон — моя женщина. Чуждо делить ее с кем-то. Можно подумать, что за эти годы я хотел, чтобы она хранила мне верность… Сам потерял счет женщинам. Они ведь не имели для меня большого значения… Я могу быть оправдан, а Нола — преступница.
Смотреть на нее противно. Сразу пробегают в голове мысли: «Она отдала другому душу».
— Ты даже не пытался меня найти! Клялся, что жить не сможешь ни со мной, ни без меня, но палец о палец не ударил, чтобы узнать, где я и что со мной происходит! Хотя прекрасно знал, что... — кричит она. Я киваю. Мне и в голову не приходила мысль кинуться ее искать. Генри Хантер человек другого сорта. Я ждал ее. Страдал. Посвящал страницы новый книги. Представлял во снах. Проклинал. Но никогда не искал. Как будто мне даже было по вкусу состояние безысходности. Нола стала моей музой. Я восхищался глубиной ее чувств, картинками из прошлого, которые то и дело пробегали в памяти (представление в стиле волшебника Оз в моем кабинете, сражение на вымышленных волшебных палочках, драка с Джулианом на церемонии, когда она соблазнила меня красным платьем, кровь, стекающая по пальцам)… И тем, что она далеко. Расстояние позволяло мне одарить ее теми качествами, которых и нет. Она стала для меня подобной Богине. Волшебной и далекой. Красиво и гордой. Сложно вымышленной. Идеальной.
Она отказывается от помощи. От денег, которые я ей предлагаю. От всего. Словно отказывается от самого меня. Говорит, что я ненормальный и непродуманный…
От этого очень обидно. Ведь я любил ее до беспамятства. Любил как мог. Как умею. Всем сердцем. Необычно, но ярко. Достойно современной книги или фильма.
— Я — другой человек, — повышаю голос.
Свирепо смотрю на нее. Она — на меня. Повисает тишина. Красивый бы получился кадр, если нас снимали…
— Подари мне три дня. Просто так. Бесплатно, — молю ее уже неприкрыто. Всем пламенем.
— Ты —единственная… — хочу продолжить фразу… Но осекаюсь и замолкаю. Просто стою напротив нее безоружным и открытым.
Нола неожиданно обнимает ладонями мою руку. Разглядывает шрам, который сама же там и оставила.
— Славный был вечерок тогда…. Я не могу остаться у тебя на неделю. Просто не могу. Все, что я могу тебе предложить - один день. Завтра днем я уйду, — отвечает она и по губам пробегает улыбка.
— Снимай туфли. Пойдем наверх, хочу показать тебе кое-что, — приглашаю ее в мастерскую… В комнату, где лежит ноутбук.
— Видела сценарий нового сезона? — спрашиваю… И вновь осекаюсь.

Отредактировано Henry Hunter (2015-04-16 10:05:40)

0

15

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » lost & found