В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Голоса среди мертвых


Голоса среди мертвых

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://funkyimg.com/i/TXxf.jpg

Alice R. Riley & Cody Lawman
Ноябрь 2014, вечер, нью-йоркское кладбище, тишина и покой.
Безумно романтичная встреча на кладбище, которая в скором времени многое изменит. Они просто пришли на кладбище, каждый, чтобы вновь увидеть тех, кто им был дорог. В итоге получилось, что они ушли оттуда уже вместе.

Отредактировано Cody Lawman (2015-03-04 06:09:44)

+2

2

Это уже стало своеобразной традицией: каждый месяц приходить на кладбище. Он старался делать это в один и тот же день, как бы для себя отмечая еще один месяц, который он провел без отца. Скучал? Да. Смирился? Все же еще не совсем. Поэтому традицию продолжал соблюдать, будто специально самому себе вскрывая душевную рану заново и заново делать все, чтобы она побыстрее зажила. Некая форма мазохизма, если можно это так назвать.
И как всегда ему чертовски повезло в этот день. Так что с типичным представлением кладбища, то есть проливным дождем, глухой ночью, странными звуками и прочими моментами, каким представляют его ужастики, он снова не сталкивается, а иногда хотелось бы. Но в большинстве случаев он вечно попадал туда в солнечную ясную погоду. Такая приветливость со стороны погоды иногда раздражала, а порой все же намекала, что он поступает правильно.
Всегда один и тот же маршрут: автобусная остановка возле одного из небольших кладбищ, привычная дорога по тропинкам между могилами, затем уже нужный памятник. Маленький и скромный - его нужно было поставить, но, разумеется, денег на то, чтобы размахнуться, у него не было. Хотя соседи его отца явно могли похвастаться богатыми родственниками. Как по шикарным памятникам, так и по огромным венкам.
"Здравствуй, отец".
Коди уже даже не заморачивается по поводу того, что всегда с ним здоровается. За столько месяцев это достаточно вошло в привычку, чтобы даже элементарно замечать за собой такие вещи. В конце концов, то, что творится в его голове - касается только его. Ответом ему, как всегда, послужило молчание. Рядом стояло дерево, но даже не один воробей ему чириканьем не отозвался. Видимо, пернатые вредители дружно улетели на юг, в сторону ближайшей закусочной.
Старые цветы уже завяли. Ну конечно, хоть он и ставил их в импровизированную вазу, они все равно за целый месяц портились и превращались в непотребный вид. парень всегда старался ставить настоящие цветы, пускай они и не так долговечны. Но иногда он приносил и искусственные, если ему, допустим, задерживали зарплату или еще какие-нибудь перебои с деньгами происходили. Как в этот раз. Зарплату задержали, пришлось покупать более дешевый искусственный букет.
Привычная небольшая уборка в виде замены цветов, протирание памятника, на котором скопилась пыль, и все... Теперь можно бы со спокойной совестью возвращаться домой, но в этот раз младший Лоуман не торопился совершенно. В последнее время он и так задерживался на работе, так что вопроса по поводу того, чтобы уйти раньше, не возникло. Отправили его вперед и с песней.
После всего он спокойно встал и отошел на пару метров от памятника, снял кепку, в которой был все это время, поправил дешевую кожаную куртку и молча смотрел на памятник, опустив немного голову. Немой диалог тоже стал довольно привычным делом. Почему-то ему казалось, что когда он начинает разговаривать с ним именно здесь - его отец прекрасно слышит. Может быть, даже радуется за него на том свете, кто знает?
Его внимание отвлекло движение справа. Обычно, когда он приходил сюда, здесь вообще никого не было. Или кто-то уходил, наобщавшись со своими покойными членами семьи, друзьями и злейшими врагами. На крайний случай кто-то был виден возле памятника на довольно приличном расстоянии. Да и в принципе, было не очень привычно видеть живых среди мертвых. Коди невольно повернул голову в сторону, быстро найдя взглядом того, кто тоже сюда пришел. К его удивлению, это была довольно миниатюрная блондинка, весьма худощавая. О возрасте было думать бесполезно, тем более, он разглядел ее только со спины. Но цветов у нее явно не было. Почему? Элементарно, руки были в карманах.
"Нашла, как срезать путь".
Немного пожав плечами, он вернулся к своему беззвучному разговору. В конце концов, в его жизни происходило явно не так много событий, о которых стоит рассказывать покойнику. Поэтому через пару минут он натянул обратно на голову кепку и оглянулся по сторонам, даже не отдавая себе отчета, зачем. Однако глаза сами нашли ту самую блондинку, которая не так давно прошла мимо. И ведь действительно она пришла к кому-то. Тогда почему без цветов7
"Отец, надеюсь, ты не обидишься?"
Коди вытащил пару искусственных цветов из общей связки, осмотрел могилу отца, убедился, что она выглядит подобающим образом, после чего тихо, стараясь особо не шуметь, подошел к девушке, которая была рядом с другим памятником. Почему-то он решил, что она явно не такая взрослая, какой даже может показаться. Интуиция, видимо. Но все равно элементарная вежливость не помешает.
- Держите.
Он постарался это сказать не слишком громко, но так, чтобы его услышали, после чего протянул ей два цветка, ему не жалко. К тому же, как он обнаружил, девушка на самом деле выглядела как девчонка. И, казалось, внешность подходит под возраст.
"В следующий раз раскошелься парой долларов на цветы близкому человеку".

+1

3

вв: потертые джинсы; невысокие, старые сапоги; кожаная крутка, велика на два размера, напоминает мужскую; волосы распущенные, на правой руке цветная резинка; за плечами небольшой рюкзак; не накрашена;

     Этот день станет для меня откровением, не иначе. Это покажется странным, но я так сильно желала вернуться домой, так сильно скучала по родным и близким, что это алчная, надоедливая идея, что прочно засела в моем воспаленном мозгу, чертовски пугала меня, заставляя апатично сидеть на месте. Меня не было в этом городе - сколько? - прошло уже почти три года, и эта колоссальная цифра ударяла по вискам, точно с такой же силой, с которой когда-то сокрушались на меня удары отца.
     Мое прошлое, мое темное прошлое всегда со мной, ношу свой секрет всегда с собой, здесь, в нагрудном кармане. Я слишком труслива, и это отражается в каждом моем движении. Даже через ворота городского кладбище я перешагнула не сразу - неуверенно топталась на мокром асфальте, смотрела в глубину каменного леса, сокрушаясь над каждым памятником и крестом, боясь даже представить, какой будет моя реакция, когда я смогу отыскать среди этого царства скорби - свою собственную.
     До сих пор до конца не смирились с твоей смертью. Не хочу в это верить, но мне приходится - шоковое состояние от известия об этом прошло не так давно, честно сказать, я долго думала, что Руни обманула меня, наврала мне на зло, словно мой побег из родного дома был исключительно блажью. Я стараюсь не винить ее, Ханна же ничего не знала о нашем прошлом, так же о нем ничего не знала и ты, быть может сегодня я смогу раскрыть тебе душу, попросить прощения, извиниться, да просто исповедаться. Прости, прости меня, мама. Это так ужасно, когда твою собственную жизнь разрушает любимая дочь. И я чувствую себя монстром, чудовищем, но все же делаю первый шаг, пресекая ограду и быстро рассекаю джунгли смерти, стараясь не обращать внимания на весь окружающий мир.
Вперед, пока остатки смелости и решимости не покинули меня, пока я все еще могу делать неуверенные шаги в твою сторону, пока способна на поиски, отчаянные, дикие, разочарованные. Найдись, мне так не хватает твоего тепла и поддержки. Даже иллюзорного, придуманного лично мной.
     Наверное, именно отчаяние заставляет нас поверить в существование загробного мира. В то, что твои близкие не пропадают бесследно, что они навсегда остаются в твоем сердце, позже выполняя роль твоих личных ангелов-хранителей. Я всегда была атеисткой, все эти истории о Боге смешили меня. Я не верила в существование Рая и Ада, уверенная в том, что голова на плечах окажется гораздо более важным фактором, чем мнимая вера в воображаемого всеобщего друга. Но здесь и сейчас, переступая через надломанный засохший букет некогда красных роз, перепрыгивая через низкую кованую ограду чужой могилы, я чувствовала твое присутствие собственной кожей. Ты здесь, ты ждешь меня, подгоняешь холодным ветром в спину, и я напряженно убираю волосы с лица, вновь скрывая замерзшие ладони в карманы темной куртки.
     Наконец, я на месте. Стою за пару метров от холодного и грубого надгробия, уже в третий раз читая бестолковый и бессмысленный текст, высеченный на камне. Была замечательной матерью и любящей женой. И ты и я знаем, что это было неправдой. Ты не была верной женщиной, верной в психологическом плане. Уверена, свои мыльные сериалы ты любила гораздо больше отца, но увы, бедная жизнь, отсутствие вариантов, трое детей, славившихся дурным характером - ты просто старалась сохранить семью, скрывая за лучиной лицемерной улыбки. Ты научила и меня этому, улыбаться и лгать окружающим, чтобы те не заподозрили, с какими проблемами и бесами тебе приходится бороться по ночам. Я была любимой сексуальной игрушкой нашего папочки, и я долго терпела и скрывала это в захолустьях своей памяти, не рассказывая об этом никому. Терпела, молчала, ждала... И дождалась, когда его грязные руки добрались до Эльзы.
     Мама, прости, я не могла поступить по другому. Когда я увидела, что мою сестру ожидает то же будущее, что и у меня, какая-то вспышка ярости ослепила мой разум. Я не помню, как это произошло, помню лишь как брезгливо отмывала руки в ванной, а затем тащила его труп в наш семейный пикап. Хочешь, я скажу, где похоронила его? Будем говорить именно так, хотя на самом деле этот процесс прошел без всякого рода почестей. Стыдно признаваться, но я даже плюнула на его могилу, хотя могла сделать куда более мерзкий жест в его сторону. Но я не стала, с меня хватало и греха убийства.
А затем мы скрывались, Эльза увязалась со мной, и я никак не могла прогнать ее обратно. Мы были вынуждены бежать, понимаешь? Я бы попросту не смогла признаться тебе в своем деянии, не смогла бы сказать о том, что именно я стала главным разрушителем нашей семьи. Руни так любила отца, и я до сих пор не сказала ей правды. Не скажу никогда, мне достаточно того, что она ненавидит меня лютой ненавистью только за побег. Она винит меня во всем, а ты? Ты тоже?
     Я молчала, мои колени дрожали, и через какое-то время я просто плюхнулась на мягкую землю перед твоим надгробием, молча вымаливая прощения горючими слезами. Здесь не было ничего, ни вазы с цветами, ни прочих почестей, которыми стоит одаривать мертвых. Мне эти привычки казались чертовски глупыми - зачем тебе цветы? Неужели принеси я сейчас лживый цветастый букетик, ты бы ожила или сразу простила мне все мои согрешения? Спустилась с небес ярким ангелом, обняла бы меня за плечи и утерла слезы, но... Но вместо этого меня окликает чужой, незнакомый голос, и я резко и испуганно оборачиваюсь через плечо, замечая в паре метров от себя молодого юношу.
     - Что? - Я смотрю на него и не понимаю. Не понимаю, что именно привело его в мою сторону. Раздраженно стираю свои слезы, словно скрываю отпечатки пальцев, улики собственного горя, пытаясь вернуть себе спокойное состояние. Мы молчим, и парень протягивает мне два цветка, мягко улыбается и виновато топчется на месте. Я принимаю их, и глупо рассматриваю, не зная, что мне теперь делать. - Не знаю, уместно ли благодарить незнакомца за похоронные цветы. - Теперь замялась я, укладывая цветы на серую каменную плитку под именем родной матери. - Извини, я... Никогда раньше не была здесь, и не знаю, как все тут устроено. Хотела просто навестить мать, и вот... Спасибо, надеюсь, цветы ей понравятся.

+1

4

"Какая-то она странная".
Он мысленно сравнил ее с мартышкой, которую застукали на воровстве бананов. И как обычно ведут себя обезьянки в этот момент? Правильно, так, как будто ничего не происходит, и вообще это вы во всем виноваты, а они здесь совершенно не при чем. Ассоциация была именно такой, ему показалось, что сейчас его даже убьют за то, что он посмел нарушить ее маленький мирок, заключенный в этом небольшом кладбищенском пространстве.
И почему люди всегда стесняются показывать свои слезы? Коди только слегка дернул щекой, когда увидел, как она поспешно вытирает свои слезы. Для женщин это ведь абсолютно нормально, рыдать об умерших, тем более, о тех, кто был им близок. Тем более, он наконец смог разглядеть ее лицо, увидел, что она еще совсем девчонка, как и выглядела по фигуре, да и по общей нервности жестов. Не было в ней той плавности, которая выдает женщину в возрасте или же танцовщицу.
Парень подсознательно понимал, что явно вывел ее из равновесия, поскольку реакция у нее была явно заторможенной. Времени с тех пор, как он предложил ей цветы, и до того момента, как она их приняла, прошло достаточно, чтобы Шерлок Холмс раскрыл очередное преступление, причем большинство из этого времени он явно бы раскуривал свою трубку. Но все же она их приняла, что радовало. Он хотя бы не показался идиотом со стороны.
Коди и сам пожал плечами, показывая, что он тоже не в теме, нужны ли благодарности за цветы на кладбище. По идее, нужны, но как-то место не особо сопутствует таким великосветским разговорам. А позже, услышав довольно странное "давно", которое он понял вообще как "никогда", судя по краткой информации, которую ему предоставила девушка, он поднял одну бровь и покосился на памятник. Да, все-таки это "давно" было действительно давно. И... Ему показалось, или они действительно были похожи? Хотя неудивительно, ведь это мать.
"Только не начинай поносить свою. Подумаешь, шлюхой оказалась".
Он слегка улыбнулся и позже все же решил подать голос:
- Здесь так же, как и везде. У богатых шикарные венки либо потрескавшиеся пыльные памятники, у бедных немножко цветов и все аккуратно. В основном, - передернув плечами, парень снял кепку и убрал мешающиеся волосы с уха, после чего надел ее снова, добавив. - Мне кажется, им всегда приятно, когда о них помнят. И вспоминают о них с теплом. И ненавидят, когда рыдают.
Он слегка усмехнулся, скрестил руки на груди и окинул ее оценивающим взглядом, прищурившись. Хороша же она была, с красными опухшими глазами, из-за слез, да и какая-то она... Странная, да. Коди так и не поменял своего мнения о ней.
"Плюс ко всему, еще и красавица".
С сарказмом добавил он про себя, а потом отошел и опустил руки, спрятав их в карманы куртки, сказав ей уже через плечо, внезапно почувствовав ответственность за человека младше себя, что случалось не очень часто:
- Не сиди слишком долго, дождь скорее всего будет.
После этого парень уже с абсолютно спокойной совестью поплелся к выходу с кладбища, натянув кепку пониже на лицо. По-хорошему, он должен был ей наговорить кучу утешающих слов, что ей там хорошо, винить себя не надо и прочее в этом духе. Но... Он сам никогда на жалел мертвых, уверенный, что они там получают по заслугам и успокаиваются навсегда. А скорбеть бесполезно - это он сам, к сожалению, понял только спустя почти три года.
"Да точно она бы разревелась бы еще больше от моей так называемой поддержки. Девчонки такие девчонки. Если ей нравится страдать - пусть страдает. Приду домой, заварю чай и забуду о ней. Хотя нет, вряд ли. И чем она мне понравилась, страшилище это?"
Не удержавшись, Коди все же обернулся назад, но обзору помешало дерево. Невольно ругнувшись, он поднял кожаный воротник повыше, снова спрятал руки в карманы, снова ничего не понял и направился дальше, хмурясь. Ну а что, он не обязан выходить с лучезарной улыбкой, тем более с кладбища.

+1

5

В его словах я находила некую иронию, может быть даже философию, весьма завуалированную, но чертовски жизненную. Люди - весьма странный и необычный народ, нашим повадкам, обычаям, манере поведения можно только поражаться, при жизни каждый из нас мечтает выделяться из толпы, быть замеченным. Основной целью многие из нас ставят дорогие одежды, аксессуары, предметы роскоши. Наверное, зря я удивляюсь тому, что после жизни эти привычки остаются прежними.
Дорогие венки, громадные, несуразные памятники с пафосными цитатами и роскошными цветными фотографиями. Я видела такие, пока пыталась отыскать скромную обитель родной матери, натыкалась даже на мануфактурные громоздкие склепы, посвященные какому-то якобы известному роду в Нью Йорке. В прочем, рано или поздно забвение настигнет всех, и никакие монументы не спасут вас от этого рока.
В прочем, меня лично известность страшила. Популярность, всеобщее узнавание, обожание, презрение, затем зависть. Слишком много порочных черт просыпается в нашей душе, когда мы пытаемся перепрыгнуть через голову и достигнуть того, что в итоге по жизни не окажется потом нужным и необходимым. Для меня же все это было буквально смертельным. Быть безымянной личностью - это мне было более по душе.
- А зачем цветы? - Наверное, он подумает, что я странная. Но я неуклюже держала в руках скромный букет, не сразу устанавливая его рядом с небольшим и скромным надгробием. - Наверное, это прозвучит ужасно, но сейчас у меня не выходит из головы, что она вот здесь. Закопанная. Под землей. Просто лежит и гниет. Не хочу представлять даже, как она сейчас выглядит. Наверное, вспоминать и разговаривать с ними должно быть приятнее не здесь, а где-нибудь дома, в обстановке, что хранит в себе приятные совместные воспоминания. Здесь же только смерть.
Я очень много говорю, наверное, даже слишком. Но разговоры отвлекли меня от самобичевания, слезы высохли, расстроенный румянец покинул мои скулы, но я все так же сидела на коленях у могилы, с детским, наивным любопытством рассматривая внезапного гостя.
Он не был этаким красавчиком из фильмов, или идеально привлекательным подростком. Первое слово, что пришло мне на ум, чтобы наиболее точно описать Коди - нескладный. Высокий, очень высокий, и невероятно худой. Словно молодое дерево, что только-только скинуло листву перед зимой. Длинные ветви-руки, что он скрестил на груди отвлекли мое внимание выше - уже в этот момент я поняла, что я не смогу забыть его лицо, яркие, чуть раскосые улыбающиеся глаза, не смотря на мрачность нашего диалога. Этот парень обладал запоминающейся внешностью, внешностью, что могла и выделяла его среди других.
- Да, я... Не буду. - От такого внимания и опеки я смутилась. Мотнула головой, скрывая розовый румянец за светлыми волосами, за ними же скрывалась, наблюдая, как он покидает мой уголок и скрывается за каменными кладбищенскими джунглями. Казалось, я до сих пор слышу его легкие и уверенные шаги в стороны выхода.
И так уж вышло, что мне не захотелось отпускать его прямо сейчас.
Мои сомнения одолевали мной не так уж долго, я прогнала их минуты через две после того, как осталась здесь совершенно одна. Попрощалась с матерью неуклюжим поклоном и обещанием вернутся к нашему дому, где мы сможем поговорить нормально, но пока, пока, я не должна упускать шанса зацепиться за человека, который так сильно зацепил меня.


- Постой! Подожди! - мой звонкий голос летел над хмурым кладбищем, заставляя редких присутствующих недовольно смотреть в мою сторону. Но я же не видела в своем поведении ничего неуместного - мертвым нельзя помещать громкими криками - их и так вечно окутывает тишина, наверное, наоборот приятно услышать шум городской суеты, пусть и такой неуклюжей в моем исполнении.
Нагоняю его у самого выхода, хватаясь за рукав кожаной куртки, заставляя обернуться и увидеть мое взволнованное лицо.
- Я Элис. - протягиваю руку для приветствия, предварительно вытирая ее от грязи о собственные коленки. - У меня в этом городе практически не осталось знакомых, и мне... Не хочешь, составить мне кампанию? Оплачу свой долг за цветы и краткий рассказ о правилах поведения на кладбищах? - неуверенная улыбка. На самом деле сейчас мне очень страшно получить отказ - мое общение со сверстниками было настолько редким и несущественным, что уже сейчас, просто предлагая посидеть где-нибудь вместе я чувствовала себя неуверенно. Всю жизнь я сталкивалась и тесно контактировала только со взрослыми мужчинами, достаточно старше меня, а тут... В прочем, вдруг из этого выйдет что-нибудь интересное?
- И не знаешь, где здесь по близости можно недорого снять комнату?

0

6

После разговора с ней остался немного неприятный осадок, но он был достаточно легким, чтобы не обращать на него внимания. Зато было сразу ясно видно, что это не романтично настроенная дурочка, которая готова ломать комедию даже на кладбище. И не обычный задрот, который и сюда может прийти, не вылезая из телефона, планшетного компьютера и прочей технологической дребедени, которой часто хвастаются.
На ее рассуждения о трупах он ничего так и не ответил, да и смысл? Видимо, она атеистка, поэтому даже не берет во внимание понятие человеческой души, ради которой все это и устраивается. Теологические споры ему устраивать совершенно не хотелось, надо - додумается, не надо - ради бога. Они от подобных разговоров точно не пострадают. И от их отсутствия тем более.
По дороге к выходу он пнул камешек, который резво покатился вперед, издавая легкий грохот, который раже для кладбища был весьма и весьма тихим. Будет чем развлечься по дороге к остановке, играя с самим собой в футбол. Тем более, других вариантов у него и вовсе не было. Наушники он распутает, когда окажется в транспорте, иначе он непременно грохнется, увлеченный этим занятием. Упадет сам по себе, споткнувшись о что угодно или не вписавшись в поворот.
В несколько шагов он догоняет тот камень и пинает его снова, испытывая даже какое-то садистское наслаждение от того, что он сейчас делает. Но он действительно чуть не запутался в ногах, когда приготовился в очередной раз поизмываться над псевдо футбольным мячом. Чего чего, а вот довольно судорожных воплей, чтобы кто-то кого-то подождал, Коди явно не ожидал услышать.
"Да нет, конечно, это не она. Мы же почти незнакомы, с чего ей вдруг так меня останавливать? Хотя других сумасшедших, которые будут так орать на кладбище, наверное, нет".
На всякий случай он притормозил, замедлил шаг, но останавливаться совсем не стал. Вдруг все же нашлась чокнутая девица, которой кто-то привиделся или еще что-нибудь в этом духе. Многие же сейчас уверяют, что видят призраки и прочую несуществующую нечисть. Может, действительно, кому-то, убитому горем, привиделось, будто по кладбищу бродит родной усопший человек?
Все подозрения начали рассеиваться: сначала, когда он услышал, что кто-то бежит позади него, и, судя по всему, догоняет, затем уже никаких сомнений не осталось, ведь его схватили за руку и довольно круто развернули на сто восемьдесят градусов. Наверное, это произошло, потому что он действительно не ожидал, что незнакомая девчонка побежит за ним. Или все же она действительно очень сильная, раз так запросто смогла его остановить. Хотя во время стресса и не такое можно вытворить.
Несколько секунд он смотрит на нее с немым изумлением, а потом выпрямляется и встает на ноги ровнее, поскольку эта мадам вывела его из состояния равновесия, к тому же еще и загнув буквой явно не английского алфавита. На всякий случай он поднял кепку немного повыше, хотя ему и так было прекрасно ее видно - в конце концов, он ее выше, так что за козырек головного убора она не улетит, что хорошо, высоких девушек он не особо любил. Тем более, если она еще и на каблуках.
Коди молчал, молча дожидаясь, когда она скажет все, что хочет ему сказать. Руки он ей не пожал, в конце концов, она ведь не парень. По кулаку бы стукнул, без вопросов, но только если бы они дружили. А рукопожатие... Это какой-то слишком мужской жест. и ей он совершенно не шел, что бы она там о себе не думала. Через пару секунд он даже пожалел, что не стал отвечать, потому что его засыпали довольно сносным количеством вопросов, от которых у него мысли в голове в панике начали разбегаться в разные стороны, пришлось кнутом и пряником собирать их обратно, а после отвечать по порядку:
- Коди.
"Как всегда чертовски многословен, молодец. Потом про компанию было какую-то. Это она меня в ресторан зовет? Сходить с ней, что ли? Балда, по доброте душевной отдал цветы, а она платить за них собралась".
Если бы люди могли читать его мысли и знали, о чем он думает при общении с ним, вокруг него была бы мертвая зона, это однозначно.
- Ты мне ничего не должна. Это раз. Во-вторых, компанию куда? В кафе поужинать? Пойдем. В клуб или проводить до дома - пока иди сама, мы для этого недостаточно знакомы.
Кажется, ей в этой ситуации так же неловко, как и ему самому. Конечно, он сам вообще не ожидал, что может завести знакомство на кладбище, да еще и после этого пойти куда-то. Возможно. А возможно, он еще и никуда не пойдет, только на остановку и домой. Вспомнив про последний вопрос, он только хмыкнул и покачал головой, улыбнувшись одним углом рта:
- Ты же в самом центре Йорка. Тут дешевых комнат нет по определению. Блин!
Последнее было адресовано внезапно начавшемуся дождю, поскольку шквал капель ударил по ним обоим. Он подхватил девчонку под локоть и быстро завел под ближайшее дерево побольше, укрывавшее в своей тени несколько памятников, стащил в себя куртку и накинул им на головы, надеясь, что кожа спасет.
- Сейчас бегом до ближайшего кафе.
Он просто распорядился, автоматически не допуская отказ, а потом быстрым шагом пошел вперед, не бегом, потому что девчонке и так приходилось идти быстрее, чтобы не отстать. К счастью, найти что-то оказалось довольно просто, ведь Коди автоматически свернул в первую попавшуюся кофейню и даже немного втолкнул туда девушку, с радостью закрывая дверь и оставляя ливень позади. Он терпеть не мог такие сюрпризы от погоды.
К тому же, им вполне повезло, кофейня была довольно приличной, да и с виду не особо дорогой. Посидят тут час, пережидая погоду, а потом разойдется, как в море корабли. Глубоко вздохнув, он посмотрел на мокрую куртку у себя в руках, покачал головой и посмотрел на Элис:
- Выбирай место.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Голоса среди мертвых