Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Беречь, как родную косуху, и не слезать как с родного Харлея


Беречь, как родную косуху, и не слезать как с родного Харлея

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

[AVA]http://s017.radikal.ru/i400/1502/fc/a2245013dcee.jpg[/AVA]

Участники: Lola Hunter, Guido Montanelli as Patrick O'Perry
Место: местечко "Уайтвилль", трейлер №15 -> постараемся не выйти за рамки хотя бы штата Калифорния... но обещать не будем
Время: март 2015
Время суток: недоброе утро
Погодные условия: состояние душ интереснее
О флештайме: семейное приключение мистера и миссис О'Перри...

+4

2

божественно растрепанная, с размазанным макияжем, голая. хд

    Господи, сколько нужно было вчера выжрать для того, что так сильно болела голова? Свет из окна светит прямо в лицо, Лола морщится, сначала закрывает лицо руками, но в таком положении спать дальше невозможно, а очень хочется. Приоткрывает глаза, от чего голова начинает болеть еще сильнее, хотя, ёлки-палки, куда уж сильнее? Шарит рукой по кровати, желая отыскать одеяло и прикрыться хотя бы им, чтобы не было не так отстойно. Под рукой сначала шершавые простыни Господи, что за запах?, затем чье-то мягкое, теплое тело. Так, это уже почти интересно... И все-таки не настолько, чтобы открыть глаза. Девушка продолжает шарить рукой, игнорируя недовольное ворчание сбоку. Какая-то скотина, которую она в упор не помнит, зажала себе всё одеяло и не хочет делиться. Хантер ощупывает что-то волосатое, изо всех сил надеялась, что это спина, и все-таки пальцы находят одеяло. И, конечно же, так он ей и отдал это одеяло... Ворчание становится громче, а Хантер уже начинает раздражаться. Отдай, сука, одеяло!
    Открывает глаза, стискивает зубы, поворачивает голову... видит мужскую совершенно голую задницу практически напротив лица. - Бля... - фокусирует вззгляд на грязном постельном белье, вдруг понимает, что ей холодно без одеяла, и действительно, блин, холодно, будто они в месте, в котором не знают о существовании обогревателей и отопления.
    - Ой бля... - почему кровать кажется такой до боли знакомой? Хантер елозит и ощущает в районе поясницы пружинку. Пружинка эта кажется пояснице родной, будто они не раз в повстречались в своих жизненных путях.

   В любой другой ситуации голая мужская жопа напротив лица наверняка бы заинтересовала Лолу, но сейчас были вещи и поинтереснее. Осторожно, словно уже зная, что увидит, Хантер приподнимается на локте и оглядывается. - Бля! - уже третье за это утро, но на этот раз уже уверенное, твердое, с оттенком охуения на последней букве.
   Это трейлер. Ебучий трейлер, в котором они с Сонни жили десять дней, и в который она пообещала себе больше никогда не возвращаться. Десять, блин, дней, пропитанных скукой, жарой, москитами и желанием курить. Место номер один в списке "забыть и не вспоминать ни за что на свете".

    - О Господи, что я тут делаю! - вскакивает, кажется совсем забыв про то, что голая, холодно и болит голова. Оглядывается по сторонам, всё больше и больше убеждаясь в том, что да, это тот самый сраный трейлер. Соскакивает с кровати так, будто он её сейчас укусит, и морщится, когда голой пяткой наступает на грязный, пыльный пол. Под пальцами хрустит песок.
    - И ты, блять, кто такой вообще! - уже практически визжит и вот-вот перейдет на ультразвук. Тело на кровати ей совершенно незнакомо, видит она его в первый раз, но пульсирующая боль в висках дает недвусмысленные намеки: еще как ты его знаешь! - Проснись! Просыпайся давай! - честное слово, она бы прямо сейчас выбежала из трейлера и сайгаком бы бежала до самого Сакраменто, но в упор не видит вокруг своей одежды. На полу нигде нет. А где тогда? Не дай Бог разорвана...
    Вскакивает на кровать и тянет за угол одеяла, однако тело слишком тяжелое и сильное, чтобы она могла стянуть с него многострадальное одеяло. - Объясни мне, какого хуя я делаю в этом трейлере! - уже почти отчаявшись, пинает его под зад. Чтобы наверняка проснулся.

+1

3

[AVA]http://s019.radikal.ru/i609/1502/32/0aec03b3a151.jpg[/AVA]

Код:
<!--HTML-->
<object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="480" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#837814">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/GMonta/folders/Default/media/62eb240f-2b38-4f3e-87e4-3380028261a7/Motorhead%20-%20Don%27t%20Let%20Daddy%20Kiss%20Me.mp3
"> </object>

Внешний вид: футболка, больше ничего нет

До сознания долетает какое-то противное визжание, сравнимое с эхом мотора спортбайка - классового врага старого доброго американского "чоппера" - отражающегося от асфальта, но самого всадника, при этом, не видно, и значит, этот пластиковый гандон, не зря его зовут одноразовым, появиться может из-за любого угла или поворота, и в любой момент... И Патрик морщится даже во сне, ворочаясь. Увы, он пока что даже не понимает, что для него ситуация куда сложнее, и выйти из неё какой-то парой манёвров не получится. Звук, тем временем, усиливается, что аж в ушах начинает звенеть. Он поворачивается как-то не очень ловко - теперь ещё и в морду светит Солнце, противное, как свет встречной фары. Ну, точно, как на ночном шоссе!
Терпеть Пэт не может, когда его кто-то будит с утра пораньше. Это его, блин, жизнь! И он решает, что с ней делать: хочет - спит хоть до восьми вечера, хочет - нажирается вусмерть, хочет - трахает, что... что хочет, то и трахает. Никто не смеет ему указывать! И если бы были силы эту мысль хотя бы как-то сформулировать, и выдать затем словами, Патрик бы изрёк что-нибудь, но пока что - приложенных усилий хватило ровно на то, чтобы, проснувшись, разлепить глаза, устремив мутный взгляд прямёхонько в стену... жаль. Больше ему было интересно увидеть источник шума, а вот где он находится - это уже делом было абсолютно вторичным.
Задница от соприкосновения с голой ногой отдаётся звонким шлепком, который Патрик лучше слышит, нежели осязает соприкосновение. Нет, ну это уже наглость... Пэт поворачивает голову, смерив девчонку таким оценивающим, заинтересованным, но очень тяжёлым, соответственно весу своего похмелья, взглядом. Ну... недурно, недурно. Но что больше интересно, у неё-то силы откуда, при том, как хреново ему самому? Они вместе пили, или она нарисовалась потом уже?.. Не помнит. Вообще ничего не помнит, хотя, это даже и не пугает вовсе... разберёмся по ходу. Поспать всё равно уже не выйдет.
- Ого... я у себя в трейлере... - вырвалось вместе с вдохновенной отрыжкой, когда взгляд расфокусировался, выпустив Лолу и продемонстрировал окружающее пространство. Ни хрена ж себе, куда его занесло-то! В Сакра, маму его жёстко, менто! То ли это мозг спьяну врубил автопилот; то ли, наоборот, тело, попав в этот город, срочно потребовало свою дозу алкоголя... да уж, во время своей жизни здесь он очень много пил. - Стоишь голая, пинаешься и орёшь. Объяснил?.. - Патрик с головой заворачивается в одеяло, которая Лола отчаялась у него отобрать, пряча рыжую морду от света из окна. Только вот не помогает, головная боль слабее не становится, глаза продолжает жечь, и в желудке что-то начинает бродить, явно просясь наружу, а ещё и отлить захотелось тоже, несмотря на то, что организм явно был обезвожен.
- Милашка, ёб твою мать, ну зачем ты меня разбудила?.. - так же хорошо было! Пока спал. Патрик одёргивает одеяло, с огромным трудом принимая вертикальное положение, даже чуть было не навернувшись в процессе, и, шатаясь, как пальма в ураган, ковыляет мимо Лолы к дверному проёму. Женской одежды вокруг не наблюдается, но зато - по комнате разбросаны другие вещи: чёрный, изрядно мятый, пиджак валяется на полу, одна из штанин рваных и грязных джинсов свесилась с подоконника, бандана обмотана прямо вокруг дверной ручки, завязанная каким-то заумным узлом, а то и двумя - от одного мимолётного взгляда на это хитрожопие становится ещё более тошно, и Пэт закрывает глаза - так идти более приятно... трейлер-то этот он наизусть знал.
Он так думал. Пока не снёс по пути ко входной двери складную гладильную доску (на хера ему тут гладильная доска?!) и сотряс весь трейлер своим приземлением на грязный пол... но, поднявшись, продолжил свой путь, пока не достигает конечной точки маршрута, распахивая входную дверь. Затем глядит на ступеньки, ведущие вниз, с пару секунд, и, как-то не рискнув с ними связываться, берёт орган в руку, намереваясь отлить на улицу прямо отсюда. Вот только кожу что-то кольнуло... Блин, нет, Господи, ну то теперь, даже поссать нельзя нормально? Ну это уже вообще не смешно!
Переместив член в другую ладонь, Патрик приподнял руку, рассматривая какую-то непонятную фигня розового цвета, которая обраймляла его безымянный палец... рассмотрел, в общем-то, немногое, даже и понять ничего не понял, кроме как раз того, что у него на пальце, собственно, какая-то фигня непонятная; но каши вроде не просит, угрозы не представляет, не мешает, ну и чёрт бы с ней, стало быть - потом разберутся. Тёмно-жёлтая струйка зажурчала по ступенькам, раскачиваясь слегка из стороны в сторону вместе с самим Пэтом. И только вот теперь, в процессе своего утреннего туалета, он соизволил представиться:
- Меня зовут Пэт... - ух ты! А что это за привкус во рту? Кажется, или они в позе 69 вчера уснули? Хм, неплохо... - ...а тебя как, визгливая?.. - раз уж есть силы скакать и орать, может, у неё и с памятью получше? Потому что у него она даже с учётом слитой из организма мочи легче что-то не становится... Вытерев ладонь о подол футболки, Патрик развернулся, зайдя обратно в трейлер.

+1

4

.
   Брови сдвигаются на переносице. У него в трейлере. Хантер окидывает взглядом крохотную спальную комнату, будто надеется, что увидит что-то новое или хотя бы незнакомое. У него в трейлере? Просто пиздец какой это маленький мир, получается...
  - О, да ты еще и внимательный, - едко произносит девушка, морщась, потому что, интересно, как много ей нужно было выпить для того, чтобы повестись на это... тело. Тело рыгает, с трудом просыпается, пытается принять вертикальное положение. Хантер смотрит на его попытки почти с сочувствием: ей и правда не так сильно хреново. По-крайней мере, удивление, или правильнее сказать, ахуй - затмили неприятные ощущения, и пока она о них почти не вспоминает. Везучая, да?

   И правда, зачем разбудила? Ей не в первой просыпаться с кровати с кем-то, кого она видит в первый раз, но черт, это всегда происходит в непосредственной близости с цивилизацией. Оделась и молча ушла, не доставляя никому проблем. А тут... Лола растерянна. Мягко говоря.
   Идет следом за незнакомцем, словно он может чем-то помочь ей. Но нихрена подобного. Мужик останавливается и ссыт прямо на пороге своего трейлера, а Лола вспоминает о том, как буквально полгода назад босяком ходила по тому самому месту, что орошал сейчас ирландец. Хантер тяжелым взглядом наблюдает за Пэтом, взгляд уперся прямо в член, и по лицу девчонки можно понять, что она очень done всем этим дерьмом. Серьезно. Прямо не лицо, а наглядная иллюстрация.
    Но да, привкус во рту, действительно. Что-то подсказывает, что после сегодняшней ночи, обоссанная тропинка к трейлеру - совсем не то, что должно вызывать брезгливость. - Лола, - представляется почти спокойно, теперь уже меланхолично разглядывая щербинку на заднице, что виднелась из под футболки. И её аж всю передергивает, когда он вытирает руку о футболку. Бля...

    Хочется пить. Хантер подходит к раковине, открывает кран и... да, она уже успела забыть, что значит жить в трейлере. Из под крана тонкой струйкой льется жидкость, по запаху и цвету больше всего напоминающая воду в болоте. Хочется реветь. Лола оглядывается, на этот раз замечая у входной двери какую-то материю, которая подозрительно напоминает одежду. Материя оказывается лифчиком, разодранным в клочья. Очень мило. - Дай сюда, - рычит довольно грубо тянет Пэта за футболку, пытаясь её с него снять. Мужик, правда, не особо сопротивляется и вообще представляет собой весьма амебное существо. - Старость не радость, да? - не может удержаться от подкола Хантер, мысленно оценивая его татуировки. Много. Крутые. И шрамов много. Дорогая, да у тебя даже по пьяне вкус совсем не отбивается...

    Лола хочет выйти из трейлера, но как-то неловко делать это голышом. Футболка Пэта аккурат прикрывает задницу, и этого достаточно. Главное не думать о том, что минуту назад он об эту футболку вытер руки.
    Хантер несколько секунд решается выйти из трейлера, примеривается, даже пятится и почти готова разбежаться. В итоге все-таки выпрыгивает из трейлера, чуть при этом не наебнувшись. Миссия выполнена, чо. Рядом с трейлером пыльный байк, на нём еще какое-то тряпье. При ближайшем рассмотрении оказывается, что тряпье - её платье, с разорванной молнией. Было платье, и нет платья. Ну, наверное, им хотя бы хорошо было ночью... Страсть, все дела. Еще бы вспомнить что-нибудь...

   Уже возвращаясь к трейлеру, Лола замечает, что из соседнего трейлера за ней наблюдают. Уже знакомый мужик, тот самый, с пятном на пузе, с которым они когда-то повздорили. Скоро станет как родной. Хантер закатывает глаза и демонстрирует мужику средний палец. Как в старые добрые времена. Опять она тут, в сранном трейлере, с мужиком, светит голой задницей. Стоит ли ждать третьего раза?
   Что-то царапает палец. Лола поднимает руку и видит голубую пластмасску на безымянном пальце, с остырыми краями, такие бывают обычно на бутылках. Эм... Что? - Ну-ка покажи руку! - велит Лола, не поднимась даже по лестнице, и сама задирает руку, демонстрируя своё украшение. Замечательная футболка от таких движений руками опасно задирается.... Ой, да ну и насрать. Порно-актриса она или где вообще? И да, действительно. Палец Пэта венчает кольцо, розовое, красивое, пластмассовое, с серебряными сердечками. Где они только такое откопали, интересно?

+1

5

[AVA]http://s017.radikal.ru/i432/1502/31/5fef8db73627.jpg[/AVA]

В жизни, говорят, всё взаимосвязано, всё построено на равновесии - и чем лучше тебе было вчера, тем хуже тебе есть сегодня. Видимо, вчера ему было прямо-таки заоблачно офигительно, потому что сейчас просто минус два по десятибальной шкале, как хреново - кажется, он и протрезветь как следует не успел, как похмелье уже пришло, наложив одно на другое, плюс явный недосып, плюс этот весёлый подъём с пинка... и ему очень хотелось бы просто лечь обратно, завернуться в одеяло и поспать ещё часов двенадцать, но - голова гудит, как реактивный двигатель, да и сам трейлер кружится перед глазами, как вертолёт, уснуть явно не получится...
- Это у тебя имя, или кран так булькнул?.. - разворачивается, глядя на Лолу у раковины. Из крана даже и идёт что-то... судя по запаху, да и цвету, давно уже стухшее, и если Хантер в пору плакать - то вот по его понежневшему вдруг обонянию это ударило так, что снова захотелось блевать, хотя только что, казалось бы, наступило улучшение... Пить это даже он, пожалуй, не стал бы. Но вот что-то выпить, всё-таки, не помешало бы. Не чтобы привкус забить, а чтобы поправиться... что-то с градусом, всего лучше - и Пэт уже собрался было шагнуть к холодильнику, надеясь на то, что вчера хотя бы у одного из них мозгов хватило отложить что-нибудь на утро, но девчонка вдруг перегородила путь, схватив его за подол футболки. Тоже мне, терминатор нашёлся, "мне нужна твоя одежда, обувь и мотоцикл"...
- Э... бля... Ик! - только и выдаёт Патрик, с трудом вытягивая руки, чтоб Лола смогла у него забрать единственный предмет одежды - лишь бы отцепилась только, и без того хреново, от холода чёртова футболка всё равно не спасёт, да и холод сейчас телу скорее приятен. Надпись "Motorhead" красуется теперь на Лоле, а Пэт по инерции падает на пол кухни, прямо на голую задницу, хотя хватается при этом за голову - ощущение такое, будто... ну, вот, скажем пнули вас по яйцам? А тут - как будто там, внутри черепа, выросла ещё пара, вместо мозгов. И они, качаясь при каждом резком движении, стукаются о стенки черепа, как язык о борт колокола... и Пэт, пытаясь унять гудение, исподлобья смотрит за действиями Лолы. А та неожиданно решает выпрыгнуть - не сойти по лестнице, не выпасть, не выползти, а выпрыгнуть, как хренов десантник из лайнера (и кстати, слишком большая для неё футболка при этом развивается и впрямь, как парашют) - вот циркачка-то, блин!.. Неудивительно, что спотыкается и чуть не падает при этом. О'Перри аж хмыкнул. Давай, изваляйся в грязи, что вокруг - это ж намного лучше будет, чем в мочу босой ногой наступить. Ещё и футболку обгадить, хотя, она и так не особо чистая...
- От... Нах... от байка, ик!.. - произносит, пытаясь приподняться с места, когда Лола подходит к его "Горному козлу", что-то начиная там высматривать. Ещё не хватало, чтоб и впрямь чего-то попыталась сделать с ним! Девчонка, правда, едва ли его бурчание вообще слышит, и в итоге Пэт переползает - даже вставать лень - на порог трейлера, чтобы вдохнуть свежего - чуть более свежего, чем внутри трейлера - воздуха. Девчонка, тем временем, передвигается по территории. Сказать ей, что он, когда пил год назад, пустые бутылки имел обыкновение вокруг раскидывать, а иногда и постреливал по ним, или не стоит, ногами сама это почувствует? Как ни странно, Лоле явно на это минном поле пока везёт. Ещё и средним пальцем соседу тычет. Надо, кстати, зайти и поздороваться, наверное. Когда-нибудь... когда-нибудь в другой раз, сейчас и без других рож достаточно хреново. Пэт подпирает голову ладонью, тупо глядя на возвращающуюся к порогу Лолу. Что-то от неё ни минуты покоя вообще.
- И что это будет? Реакция Манту?.. - протягивает ей руку, снова замечает на пальце пластиковую сопливо-розовую детскую игрушку, которую язык не поворачивается даже бижутерией назвать, снова подносит ладонь с лицу, внимательно разглядывая, словно не на это же самое кольцо смотрел пять минут назад. Переводит мутный взгляд опять на Лолу: - Твоё, что ли?.. Ща... - пытается снять кольцо с пальца, но не тут-то было - слезать оно с пальца ещё и не особенно торопилось. Может, потом получится? Ей ведь не к спеху?.. - Ну ёбана... - глядя на Лолу, разводит руками в своём бессилии. - А у тебя там чего?.. - до него весь смысл ситуации как-то вообще доходит с трудом; и больше, чем вшивое колечко от бутылки с пальца Лолы, его заинтересовала бы целая бутылка - желательно, чтобы и внутри что-нибудь было, хотя бы - вода, но можно и покрепче что-нибудь. Вот. Точно, вот, куда он направлялся же - к холодильнику, чтобы поискать "лекарство"...
- Что вчера было-то? - а холодильник-то такой холодный!.. Вместе с основной дверью - открывается и дверца морозилки, обдавая нижнюю часть тела Патрика прохладным паром, и тут байкер проделывает следующее - нагибается и запихивает свою кудрявую башку прямо в морозилку, благо, она там аккурат помещается. Как укротитель в пасть ко льву.
Видимо, фокус с холодом подействовал на него отрезвляюще, потому что через пару секунд Пэт оттуда прямо-таки вылетает - голой жопой вперёд, чуть было стол не свернув. - Где моя жилетка?! - байк на месте. Татуировки на месте; собственный член на месте. Даже трейлер, и тот на месте, но вот своих "цветов" он, с тех пор, как очнулся - не видел.

+3

6

.
   Лола кривит мордашку, и очень ей хочется этого Пэта послать в жопу. Или нахуй. А может, сначала в первое место, потом в другое. По очереди. Но все-таки сдерживается, понимает, что его этот байк - единственное доступное на данный момент транспортное средство. Как уже было сказано где-то выше, дорогу до города Лола знала, и знала даже хорошо, но вовсе это не означало, что она хочет пилить несколько часов своими двоими, имея из одежды одну единственную футболку-парашют. Всё еще хочется рыдать, правда, теперь уж от злости. И тут тоже приходится себя сдерживать. Водный баланс в организме и так явно нарушен, а начнет реветь, так скукожится, небось, словно виноградина на солнце.
   - Гав, - передразнивает Хантер, потому что больше всего несвязная речь её женишка похожа на гавканье. Боже мой, как хочется пить. А еще тело болит. Больше всего шея и туда, ниже, по позвоночнику. И ладно хрен с ней, с головой, там видимо нечему болеть, но вот шея - действительно неприятно. Она внимательно разглядывает его кольцо, тоже на безымянном пальце. В голову закрадываются подозрения, но, правда, озвучивать она их не спешит. А то у старичка не выдержит еще сердце с перепугу, и чего делать она будет?
    Хантер делает круг вокруг трейлера и даже заглядывает под яму, где летом они с Сонни нашли всякие полезные вещи. Похоже, что с тех пор, как они покинули это место, тут больше никто не жил... По-крайней мере, ничего нового в яме не появилось, и Хантер даже дает себе зарок когда-нибудь купить блок пива и спрятаться тут, в этой яме, на всякий пожарный. Жизнь, оказывается, просто пиздец какая непредсказуемая, а этот трейлер - её судьба. Если проснется тут в третий раз, хотя бы будет приятная заначка на утро... Уф, сейчас даже убить кого-нибудь за банку пива было бы не жалко... Замечает свежие следы на на земле около у окна, явно тут кто-то совсем недавно топтался. Мило...

    Все-таки заходит в трейлер снова, уже как будто приноровившись перескакивать через ступеньки. Застается Пэта около холодильника, когда тот только его открывает. - Там ничего не... - но не договривает фразу. Замирает прямо так, с открытым ртом, на середине фразы. Елки-палки, ну не пиздец ли это? Голову, блин, в морозильник! Но с другой стороны... Хантер с опаской приближается, останавливается около дверцы и с интересом наблюдает за тем, как приходит в себя её спутник. И чего, правда, что ли, помогает? Может ей тоже так попробовать? Хотя нет, что это она... - Ты еще стенки оближи. Они наверное холодные, и может даже влага на них осталась, - продолжает язвить, но потом вдруг понимает, что это она очень зря сказала. Он же, блин, сейчас оближет, и всё, пизда. Отравление. Больница. Как домой добираться?
    - Нахуя мне твоя жилетка? Я пить хочу, - начинает ныть, и, видимо, трейлер все-таки действует на неё как-то плохо. Мигом выключаются мозги, и она только много ноет, жалуется, страдает, и ходит за почти-незнакомым мужиком, который якобы должен помочь ей обслужить себя. И, кстати, не стыдно за такое поведение от слова совсем.

    Нет, серьезно, жилетка Лолу не интересовала совершенно. Она снова решила пойти в спальню, в которой, оказывается, нехило так воняло. И какие-то пятна на белье... Фу, лучше не знать, не думать и не вспоминать. Находит пиджак, обшаривает карманы. Находит документы. Свои и его. Так, это уже интересно... Листает страницы... - Бля-я-я-я... Тут штамп! Ты посмотри, тут штамп! - снова как будто забывает про то, что должна плохо себя чувствовать. Вылетает из комнаты, размахивая перед собой паспартами. - Ебаный штамп, и мы женаты со вчерашнего дня! Это, блять, обручальное кольцо такое! - вытягивает руку и тычет пальцами в нос ирландцу. Ну пиздец. Сколько нужно было выжрать, чтобы согласиться выйти замуж? А сколько, блять, выжрать, чтобы согласиться замуж с пластмассовой хуйней вместо кольца? - Это пиздец. Я мало того, что жена, так у меня даже кольца нет нормального! - и, как любая порядочная жена, Лола решила, что её прямая обязанность - это трахать мозг мужу. И совершенно уже не важно, что она его не помнит, не знает фамилию, и вообще познакомилась с ним, считай, вот минут пятнадцать назад.

+2

7

[AVA]http://s012.radikal.ru/i319/1502/b1/12753503da5f.jpg[/AVA]

Да. В холодильнике ничего, кроме льда - которого, впрочем, тоже совсем немного образовалось за ночь (генератор-то всего ночь работает? Удивительно уже то, что его запустить получилось в таком состоянии) - и нету ничего полезного, и это как раз хуже всего: мало того состояния, в котором он находится, так его и исправить ещё совершенно нечем теперь, хотя, жжение в пищеводе и желудке становится чуть слабее, когда Пэт вдыхает морозный воздух маленькой фризерной камеры. А услышав предложение Лолы облизать стенки, ткнулся в нижнюю мордой, прикрыв глаза. И довольно улыбнулся - между прочим, девчонке тоже стоит попробовать, потому что это такой сейчас кайф!.. И никаких других вариантов, кстати, всё равно не наблюдается. У Патрика на кудряшках, бровях и ресницах остаётся немного инея, когда он вытаскивает из холодильника башку, но глаза у него расширяются не оттого, что замёрзли...
- Ну так открой кран и пей на здоровье... - по сравнению с тем, что из крана течёт, честно говоря, Пэт предпочёл бы собственной мочой утолить жажду; но ему вот сейчас стало не до воды и даже не до Лолы. Когда он тусовался в этом трейлере, устроив себе четырёхмесячный запой, его "цвета" висели вот на этой стенке, над диваном, "мишенью" вперёд - как знамя... вряд ли ему вчера, пьяному вдрызг, пришла бы в голову идея вернуть их туда; а если и пришла бы - вряд ли сил хватило бы, да и вернулся он "домой" не в одиночестве, чтобы заниматься такой хернёй - явно не дизайном помещения они с этой Лолой занимались вчера - но тогда жилетка должна была бы валяться где-то поблизости, либо остаться на нём, как футболка эта осталась, что девчонка себе захапала. Патрик встряхивает головой, пытаясь прийти в себя... ух, лучше бы он этого не делал, пожалуй - на ногах он при этом едва удержался. А потом пошёл, вернее, почти побежал - насколько это можно, находясь в тесном трейлере в состоянии тяжелого похмелья - вслед за Лолой в спальню, начиная методично всё вокруг перерывать в поисках своей жилетки. Лучше бы он штаны потерял, чем клубные цвета... с голой задницей на байке - это уже проходили не раз.
Вместе с документами из кармана пиджака вываливаются и деньги, рассыпаясь по полу зелёным веером... их немало, но, кажется, ещё позавчера их было больше раза в два. Кажется, вчера у них с этой Лолой был по-настоящему большой праздник. Считать у Патрика мозгов сейчас не хватит, да и не особо хочется (деньги в принципе есть - уже слава богу), а сложить купюры некуда, так что... пусть валяются себе.
Ох ты, как он угадал сейчас с большим праздником-то, по ходу. Интересно, а братья присутствовали? Это, с его стороны, свинство было бы ещё то, конечно - жениться, никого из "Пропащих" на свадьбу не позвав.
- Ну я тебя поздравляю... - спокойно так, без единой лишней эмоции отвечает ей Пэт, глядя ей в глаза. Паспорт? Его документы давно уже выглядят так, как будто он из их задницы вытащил, да и, собственно, это не только в какой-то степени справедливо, но он и в прямом смысле подтереться ими не побрезговал, если бы не было более удачного случая; ему больше странно не то, что в его паспорте штамп какой-то появился, а то, что у него паспорт вообще ещё имеется. А более важно - что он, перевернув полкомнаты, жилета своего так и не нашёл...
Это что означает, что членство в мотоклубе сроком более, чем в двадцать лет, он променял вот на... жену? Визгливую, недовольную, капризную и передразнивающую его и комментирующую всякое его действие при всяком удобном случае, жену, которая тут же отобрала у него футболку и половину его единственной собственности... Это ж солько надо было вчера выпить, чтобы так лохонуться?.. С осознанием этого Патрик начал постепенно трезветь. Перед ним теперь две задачи - первостепенная: найти цвета своего клуба, пока их какой-нибудь бомж себе не увёл или шпана на костре не cпалила (или кто-нибудь на интернет-аукционе каким-нибудь искателям трофеев не загнал - братве ведь об этом обязательно станет известно, а ему будет пожизненный позор). И второстепенная: разобраться, что делать с этой пигалицей, кою он теперь должен беречь, холить, лелеять, плодить и размножать...
- ...отныне ты миссис О'Перри.
- повторяет, взяв подрагивающей ладонью паспорт из её руки и вглядываясь в штамп. Настоящий, похоже. Даже с адресом, только он настолько мелко проштампован, что Патрику приходится прищуриваться, чуть ли не носом залезая в документы Хантер, почти как в холодильник только что забирался головой. Вот по этому адресу они и направятся сейчас... - Ты помнишь, что ещё интересного вчера было? И где мы были вчера? И с кем?.. - возвращает ей паспорт; однако в решающий момент он вдруг шлёп! И падает на пол. Не удержал. А затем ещё и наступил на него, проходя мимо Лолы к подоконнику, решив напялить всё-таки джинсы. Не потому, что ему перед ней неловко - пошла бы вообще со своей неловкостью в баню, это его трейлер, ходит, в чём хочет - а потому, что это он уже начинает собираться в дорогу. И эта Лола, хочет она или не хочет, собирается вместе с ним... - У тебя из своей одежды что-нибудь есть?.. - или невеста ему досталась ещё и без приданого вовсе?.. Хотя, что там, если он цвета свои в ближайшее время не найдёт - значит, всю свою жизнь он просрал с гарантией куда большей. Вот прям хоть сейчас бери - и живи в этом трейлере остаток жизни.

Джинсы

Отредактировано Guido Montanelli (2015-02-09 08:41:46)

+2

8

[AVA]http://se.uploads.ru/iKUF1.gif[/AVA]
   Господи, во что я вляпалась? Любой нормальный человек бы хоть как-то отреагировал на брак, который есть, но вступление в который ты вспомнить не можешь. А этому хоть бы хны! Стоит тут, со своими причиндалами наружу и даже не чешется! Лола морщится: ей хочется взять его за плечи и хорошенько потрясти его. Так, чтобы он проснулся окончательно и хоть какую-то реакцию кроме похуизма из себя выдал. Вчера он, интересно, тоже такой был? А на что она повелась, в таком случае? На татуировки... Взгляд Хантер задумчиво скользит по накаченным рукам в татуировках... Эх... Да, наверное все-таки на них.
    - Ты, блин, ирландец что ли? - этого еще не хватало! Общаться с итальянцами, выйти замуж за ирландца. В этом ебаном Сакраменто вообще есть американцы? Какой-то оплот имиграции, честное слово. Лола аж фыркает. Вот она - самая настоящая американка. Хотя, наверное, не стоит так уверенно об этом заявлять. Хуй его знает, этого Генри, кто он по национальности... Кьяра О'Перри. Звучит прямо скажем по-дурацки. - Я надеюсь, твою фамилию мне хватило мозгов не взять... - потому что если да, то пить ей видимо нельзя от слова совсем. Лола-то думала, что даже в самый жуткий драбадан ей хватит свободолюбия избежать риска быть окольцованной. А оказывает нет.
   - Нет, не помню, - протягивает руку, чтобы забрать документы, но... правильно. Хуй там. Мужчина роняет её паспорт, который отнюдь не был похож на состояние "из задницы", а затем вообще на него наступает. - Asshole, - рычит девчонка и жутко ей хочется его ударить. Смущает разве что абсолютное отсутствие одежды на мужчине. От одной только мысли о том, с каким звуком шлепнется голая рука о голое тело, в висках начинает стрелять особенно сильно.

   - Было платье, но ты его порвал, спасибо тебе за это большое, - пожимает плечами девушка, наблюдая за тем, как мужчина одевается. Они с ним очень странная парочка. Вижно это невооруженным взглядом.
    - Куда мы едем? - Пэту может казаться, что он берет Лолу с собой и никуда ему от неё не деться, но дела обстоят несколько другим образом: это она едет с ним, и ему от неё никуда не деться. Хотя бы до тех пор, пока не разведутся. Оставаться миссис О'Перри Лола не собиралась, хотя, стоит признаться, было бы забавно иметь мужа-байкера. На счастливую совместную жизнь она, конечно же, не рассчитывала. Упаси Господь!

    У двери она находит свои кеды, решая, что выглядела она вчера... как минимум стильно. Платье-то с кедами - это вам не шубу в трусы запихивать. Скашивает глаза в сторону зеркала, и да, она была права. Странная парочка. Она в стремной футболке на голое тело, какая-то прям смесь сатаниста с нудистом, он в потрепанных джинсах, которые запросто выиграют приз на самые заебаные джинсы во всем штате Калифорния. - О, я кажется нашла трусы! - девчонка очень довольна, кидается к зеркалу, подцепляя пальцами малюсенький кусочек тряпочки. И тут же брезгливо бросает обратно на пол. - Но не мои, - уже намного более пессимистично добавляет она. Трусы женские, но не её. - Изменщик, - хмуро смотрит Лола и, кажется, роль жены её всё-таки приходится по вкусу.
   Но куда же делись трусы? Не съели же они их, в самом деле. А может их и не было вовсе? Но тогда зачем лифчик, когда нет трусов? Сплошная непонятица. - Так куда мы едем? - повторяет вопрос девочонка, перегораживая собой вход и не давая ирландцу покинуть трейлер. Не выпустит же, пока не скажет. - И нахрена тебе косуха? - она, понятное дело, не знает что такое цвета, нашивки и так далее.
  - Скажи мне честно. Ты уже ездил голым на своем байке? - весьма внезапный такой вопрос.

Отредактировано Lola Hunter (2015-02-10 00:00:33)

+2

9

[AVA]http://s018.radikal.ru/i517/1502/85/a726e90c9d79.jpg[/AVA]

Память отказывалась просыпаться, да и мозг упорно отлынивал от работы, всё происходящее, трейлер вот - слишком ухоженный для места, где он отсутствовал целый год (или это стараниями Агаты?), даже с учётом свинарника, который они с Лолой тут устроили, смешно уже подумать, в свою первую брачную ночь, - да и сама Лола, и кольцо это на пальце, до сих пор воспринималось просто каким-то сном... причём ему-то непонятно, было ли это кошмаром, или просто какой-то мутью, или, может, в мути найдётся всё-таки что-то светлое? Реальным для проспиртованного, пробензиненого и занесённого пылью дорог мозга байкера воспринимался только один факт: отсутствие при нём цветов его клуба... и это было слишком большим страхом, чтобы остаться в ночных кошмарах. И подумав про всё это ещё раз, Пэт действительно почесался. В буквальном смысле - в области причиндалов, которые наружу...
- Ае... - нетвёрдо, утвердительно мотнул кудрявой башкой. Ирландец из Нью-Джерси... эмигрантом никаким, Патрик, конечно же, не являлся уже и в помине, культурными ценностями и свободами Америки наслаждаясь с самого своего рождения, но ирландцем в душе и заднице это ему быть вовсе не мешало, как и любому из огромного клана О'Перри, что расплодился рыжей чумой в Джерси, но, впрочем, историю о многочисленных О'Перри Патрик как-нибудь в другой раз расскажет- не похоже, что Лолу рассказу о своей новой ирландской семье заинтересуют, да и родственники Пэта её, в свою очередь, тоже вряд ли оценят его супругу (хотя, кому там не похер?). Но если они сейчас ещё и икать начнут, все дружно, в Нью-Джерси и землетрясение может произойти. - Учитывая, как твоя матушка тебя назвала, ты немного потеряешь в любом случае. Охотник Лола... - оскорбился Патрик такому раскладу, тут же съязвив в ответ. И как-то полегчало, что ли. Не то, чтобы сильно, конечно - на глоток дерьмового пива, примерно. Ещё пить... можно! В меру, конечно. Примерно треть приключений Пэта начинались с откупоривания бутылки, и его это вполне устраивало - такого баланса и старался придерживаться: если треть превращается в четверть, значит, он стал пить слишком мало, а если приключения вообще иссякают, уступая месту беспробудному запою - пора в завязку. И Лола, пожалуй, в такой перспективе ещё не худший из залётов - можно было бы надраться ещё раз, самое страшное, что у них могло случиться - уже всё равно случилось. Молодожёны, блин...
Впрочем, нет, самое худшее - это если новоиспечённая жёнушка ему ребёнка умудрится родить. Рыжего такого. Ведь почти все О'Перри - рыжие...
- Сопля... - мгновенно парирует Патрик ответным оскорблением. Ну, пусть попробует его ударить - руку же себе об него сломает. Если вообще не улетит к чёртовой матери, конечно. Ему не до того сейчас, чтобы обращать внимание на всякую фигню, вроде документов - косуха куда важнее, и имя его, кстати, на ней тоже написано... В том мире, где он живёт - всё это куда важнее документов. Но с этим миром расстаться куда проще - паспорт можно восстановить, а своё доброе имя внутри клуба, или вне его... попробуй. Патрик делал своё двадцать с лишним лет... наверное, это столько же, сколько Лола вообще воздух портит. Или даже больше.
- Белое такое было, со шлейфом?..
- на себе, говорят, не показывают, но Патрику плевать, что говорят - он водит вокруг своих кудряшек пальцами, пытаясь пантомимой изобразить фату невесты. Затем одевает и пиджак, прямо на голое тело, другой-то одежды у них дома не наблюдается... а в пиджаке - дырка. И карман болтается так, что его проще оторвать до конца, чем пришивать; что Пэт и сделал, впрочем, бросив лоскут на пол. Никогда пиджаки не жаловал... и свадебные платья тоже. - Ну тогда и неудивительно... - выбирать месяцами, заплатить столько, что в пору было бы машину купить, чтобы одеть на день-другой в жизни, а потом отправить в шкаф на всю оставшуюся жизнь?.. Порвать - это хоть интересно.
- В свадебное, блять, петушествие... - и нет, Патрик не случайно буквы спутал, склоунадничав и проворчав одновременно. Именно так. Петушествие. Для начала - надой найти того петуха, что их умудрился обвенчать, затем - того петуха (или во множественном числе) который утащил его жилетку; сколько курятников придётся разнести в процессе - уже статистика... И казаться Пэту может всё, что угодно - даже и сама Лола может быть просто его глюком, порождением "белочки", но сопротивляться он вовсе не собирается - она поедет с ним, даже если не захочет. Они оба в это вляпались, обоим и расхлёбывать...
- Ну значит, можешь принять их, как подарок. Или не нравятся? Могу себе забрать... - притормозив у зеркала, Патрик поднимает трусы с пола, рассматривая, к свету даже повернув, словно купюру на подлинность проверяя... Лола уверена, вообще, что не её? Нормальные трусы, у него вот - никаких не нашлось... и носков. Куда всё делось? Нет, ну мысль о том, что её трусики он сожрал, да даже и с лифчиком вместе, Пэт вполне может допустить; съесть-то не такая проблема - проблемы начнутся, когда им придёт пора выходить наружу.
О'Перри находит свои сапоги рядом с Лолиными кедами (как миленько они смотрятся рядом, учитывая окружающую разруху и бардак). Хорошо, что нашёл, кстати. Это всё-таки вещи дорогие... были. Когда-то. И он уже трейлер покинуть собирается, как Лола выросла перед ним, заслонив дверной проём своим тельцем.
- Поправиться сначала. А потом... - Патрик со вздохом вытащил свой паспорт из внутреннего кармана пиджака, прочитав по написанному: - В зал регистрации браков города Сакраменто. - убирает паспорт обратно, дабы не потерять ещё и его. Вещь, конечно, не первой необходимости, но и не настолько и бесполезная. - Я бы тебе мог целую лекцию прочитать на тему того, почему моя косуха дороже мне этого трейлера, паспорта, большинства моих знакомых и даже многих родственников, но из неё ты поймёшь, дай бог, половину сказанного, а времени уйдёт примерно вечера. Так что моя косуха мне нужна потому, что она мне, блять, дорога. Такой вариант ответа устраивает?.. - а это и не вопрос, собственно. Патрик берёт Лолу за руку и выводит из трейлера за собой, прикрывая дверь за ними обоими, и пинает генератор у входа - тот послушно и привычно вырубается (круто, кстати, что кто-то озаботился его заправить к их приезду; круто - но непонятно, зачем). Поток вопросов Лолы не прекращается, тем временем... и уже начинает бесить.
- И неоднократно. И не только на нём... От, кстати, Лола - это Горный Козёл. Горный Козёл, это моя жена Лола, и мы с тобой отныне усиленно молимся: я - чтобы у неё не выросло пузо, ты - чтобы у тебя не выросла коляска.

Пиджак (такой же новый, но в состоянии уже почти как джинсы)

Сапоги

Горный козёл
Предлагаю тебе переместить нас на опохмел в любую забегаловку, вообще в любую) А то я могу умереть от графомании

Отредактировано Guido Montanelli (2015-02-10 10:35:37)

+1

10

.
    - Я не помню. Надеюсь, что нет... - но, на самом деле, ей очень интересно. Они не додумались вчера, интересно, хотя фото сделать на память? У алтаря, при параде, с импровизированными кольцами в руках? Пожалуй, такую фотографию она бы даже сохранила... Да что там! Такую фотографию можно распечатать на два экземпляра, одну поставить дома, в рамочку, потому что, хотя и сняли по такому сюжету уже дофигище фильмов, у Лолы такое все-таки происходило первый раз. Ей всего несколько месяцев восемнадцать нет, а уже муж! Вторую фотографию лучше было положить в сумку и смотреть на него каждый раз, как кто-то предложит выпить. Напоминание и запрещающий знак. Два в одном.
    - Нет, спасибо, это очень мило с твоей стороны... - упавшим голосом отвечает Хантер, скашивая глаза на трусы в руках Пэта. Кружевной треугольник и куча черный ниточек. Это же какой надо быть мазохистской, чтобы такое носить? Лола от одного взгляда на такие трусы хочется заерзать. Лучше уж без них, честное слово. И не совсем же в край она ебанулась, чтобы чужие трусы одевать. Бэ...

    - Да, устраивает, - несколько обиженно отвечает Хантер, потому что Пэт проснулся и разговаривает грубо. И Лола могла бы оценить такое обращение, будь у неё какое-нибудь игривое настроение. Но ничего подобного не наблюдалось, и мужик, который тебе грубит, и годится в отцы - это неприятно.
    Со стороны выглядят они презабавно. Пока Пэт ведет, или, лучше сказать, тащит Лолу к мотоциклу, Лола несильно упирается, так, скорее для порядка, и больше всего они похожи на отца с непутевой, капризной дочкой. Кто бы мог подумать... - Да как ты смеешь так разговаривать с женой! - пихает его в бок, но не сильно, потому что он блин какой-то твердый. Как камень. Булыжник. Пф.

    Пристраиваю на голове мотоциклетную каску, попутно удивляясь тому, что она вообще у него есть. Сидеть голой задницей на кожаном сидении неприятно и наверняка негигиенично, но я пытаюсь об этом не думать. Как следует подтыкаю под себя футболку, чтобы при езде нигде ничего не выглядывало, и едва не падаю с мотоцикла, когда Пэт, не дожидаясь меня, трогается с места. Блин, а ведь до конца "заправиться" я не успела. Да, я снимаюсь в порно, но всё равно как-то стремно сверкать задницей. Приходится прикрыть глаза, уткнуться в пропитанный запахом сигарет и еще чего-то кислого (лучше не думать...) пиджак и стараться не думать о том, в какую странную ситуацию я попала. Да ладно, Лола. С каких пор ты стала такой брезгливой?

   Доезжаем до города мы быстро. Даже быстрее, чем получалось на машине. И где-то на середине нашего пути мне приходится признать, что езда на Козле мне по душе. Не понятно, как мы вчера добрались до трейлера в нашем состоянии, но подозреваю, что у Пэта есть какой-то особый навык езды в нетрезвом виде.
    Останавливаемся около какой-то забегаловки, которые выглядит вполне себе прилично, видимо открылась недавно. Слезаю с мотоцикла и первым делом одергиваю футболку. Чувствую себя уже даже чуть-чуть лучше. Еще полчаса, и привыкну к шмоткам окончательно: не буду постоянно дергаться и одергивать края. Вот даже косой, осуждающий взгляд бабушки в розовом платьице на меня с Пэтом, не смущает.
    - Сколько тебе лет, Пэт? Моему отцу тридцать три, представляешь? Ты, наверное, старше, - меня тянет на поговорить. Раз уж мы оказались в этой дурацкой ситуации, обязательно, что ли, ходить и молчать?
    Больше всего меня интересует туалет. Хорошенько умываюсь, пальцами расчесываю волосы и отмечаю, что без разводов туши на лице, относительно чистая, выгляжу, блин, лет на шестнадцать. Вот почему я не люблю себя без косметики. Рожа не соответствует моему образу жизни, и это здорово раздражает. А еще я, видимо, посеяла свою сумку где-то. Там у меня, как у человека из походных условий, зубная щетка, расческа для волос, презервативы и прочие очень полезные в хозяйстве вещи. Даже жаль, что просрала.

   Вода, а затем пиво - весьма странный завтрак, но от одной только мысли о завтраке с едой, меня тянет проблеваться. Мужик за стойкой смотрит на меня странно, явно жаждет документов, которых я ему показать не могу. Но со мной Пэт, которому явно больше двадцати одного года, и в итоге вся афера с пивом прокатывает за милую душу. Вот только... Как только мы отдаем деньги, начинает играть дебильная музычка, и с потолка сыплятся разноцветные шарики. Серьезно, блять? Морщусь, потому что от музыки начинает болеть голова. - Поздравляем, вы наш тысячный покупатель! Наш хозяин - очень щедрый человек, и вы теперь можете целый год совершать покупки абсолютно бесплатно! - с широченной улыбкой на лице, заявляет мужик. - Обосраться можно от счастья... У вас одежду можно купить?

+1

11

[AVA]http://s020.radikal.ru/i703/1502/d5/7e460b4bda05.jpg[/AVA]

Код:
<!--HTML-->
<object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="480" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#837814">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/GMonta/folders/Default/media/16b86536-f3a3-4f61-a30c-2948173b90d5/01%20Bad%20touch%20(k.m.f.d.m.%20mix).mp3
"> </object>

- Ну не хочешь - как хочешь... - ой ты, фу-ты, ну-ты, какие мы привередливые... Да нормальные трусы! Красивые, целые, грязноватые немного, вроде - ну да это не беда, это стиральной машиной легко исправляется; Пэт, получив от Лолы отказ,пожал плечами, понюхал бельё, и отправил его в карман своего новоприобретённого пиджака. Пригодится. Учитывая, что у них и так что-то вещей совсем немного осталось - в хозяйстве всё сейчас пригодится, а если братва узнает, что он цвета променял на тёлку - он в этих труселях ещё и сам разгуливать останется, поди.
И Патрику, честно говоря, абсолютно наплевать, как выглядят они со стороны - да, соседей тут в округе, на самом деле, предостаточно, да, дети среди них тоже есть, но он, какой бы не был отмороженный, в это сраное болото приезжает на время, а эти грязнули в этих условиях всю жизнь живут - ну и кто из них сумасшедший?.. Так что не стоило и переживать. У него в жизни, по крайней мере, приключения есть, а у этих - в лучшем случае, блохи.
- А завтрак мой где? Жена... - ворчит Патрик, начиная чувствовать желание подыгрывать в этой странной ролевой игре в семейную пару бомжей. Лола эта, конечно, тот ещё персонаж, но с ней, во всяком случае, оказалось не скучно - хуже было бы проснуться здесь с какой-нибудь очередной амёбой, как по мозгам, так и внешне, которую потом хрен выгонишь, и на которую посмотришь - и... самое оно, чтобы проблеваться, в общем, если хочется - но не идёт. А тут - остроумная, симпатичная (хоть и извазюканная), активная... Повезло кому-то. Вчера.
Пузатый мужик из соседнего трейлера, знакомый Лоле, пялится на них с любопытством. О'Перри показывает ему средний палец. Мужик делает то же самое.
А его жёнушка оказывается девчонкой ещё и сообразительной - сразу же вцепилась в его любимый мотошлем, выполненный в стиле военной немецкой каски времён Второй Мировой и напялила его на себя. Молодец, нельзя забывать о безопасности своей головы; нет, серьёзно, если бы Лола сама не надела бы - Патрик бы на неё надел. Вот для него самого, правда, каски уже не оказалось, но это не большая беда... навык его езды в нетрезвом виде прямо пропорционален навыку езды с похмелья. Если в двух словах - то расшибся, и хрен с ним. Доживать до того возраста, когда байк оседлать здоровья не хватит, Патрик всё равно не планировал - по его мнению, лучше уж умереть в седле.
- Погоди-погоди... а тебе-то сколько тогда?.. - Пэт аж приостановило от такой жуткой цифры, и он и Лолу приостанавливает за плечо, не желая входить в заведение в таком неумении. Тридцать три года? Отцу? А ей-то сколько должно быть, лет четырнадцать?.. Он видел её паспорт, вроде, только цифр как-то не запомнил (да и не особенно пытался), но, штамп-то он видел - значит, как минимум, 18... в этом штате же совершеннолетием считается 18?.. Так во сколько, значит, папашка эту девочку-припевочку заделал?.. О'Перри даже попробовал подключить к анализу ситуации свои математические способности, начав высчитывать, но сдался довольно быстро - точно довычислялся бы через пять минут, что мозг бы вышел окончательно, причём через желудок; а внутрь они бы так и не попали. - ...сколько тогда? - повторил, сдавшись и замерев, уставившись на Лолу. Банальный интерес, не более того, на эту тему он как-то особо не заморачивался, но ведь Лола и сама вроде бы изъявляла желание поговорить, ну и он тоже не был против - вот, общается. - Мне сорок пять. - и по сравнению со своим тестем, производитель он явно неважный, ну да и ладно, не каждому дано. А вообще, это, наверное, жутко должно быть - что он этой Лоле в отцы годится лучше, чем её собственный папаша, но его вот распирает на смех. Даже настроение начинает подниматься, так что заинтересованный взгляд продавца на Лолу Пэт поприветствовал такой шуткой: - Э, ты чего на мою жену пялишься?..
Пиво? Странный? Да это самый лучший ирландский завтрак, мать вашу!.. Патрик даже и водой ничего "разбавлять" не стал - потребовал себе сразу две бутылки, полез в карман за деньгами, а оттуда... трусы! Сложил их обратно с невозмутимым видом, залез в "правильный" карман, достал деньги, расплатился - и к тому моменту, как Лола вернулась из туалета - одна из его бутылок уже плашмя лежала на столешнице, поверженная, а Патрик выглядел немного более свежим. Но вот как только Лола пристроила свою голую пятую точку на стуле...
- Мммать!.. - чувство такое, что в таких вот типично-американских заведениях где-то такой моторчик существует, который отсчитывает количество клиентов, чтобы на тысячном, десятитысячном, миллионном, или каком-то там, активировать какую-то там непонятную ерунду, которая осыпет весь зал шариками, конфетти, и включит дебильную музычку, как на собачьей свадьбе. Серьёзно, где они прячут такой моторчик?.. Патрик уж думал, белочка пришла. Реакция Лолы, впрочем, порадовала куда сильнее - Пэт, потупив с секунду, как начал ржать!..
- А я всегда говорил - ирландская удача передаётся половым путём!.. Всё ждал, когда ж сработает. - и, пододвинув Лоле её обе бутылки, и с водой, и с пивом, обратился официанту, которому в жизни выпала высокая честь наблюдать этот дурдом. - Веди в гримёрку, чего застыл. Ты её слышал. - и между прочим, про ирландскую удачу Патрик ни разу не пошутил сейчас, в неё он верил больше, чем в Бога. Иначе как объяснить, что вообще он до сих пор живой и на свободе?.. - Пойдём, милая, подберём тебе самое красивое!.. - и, пользуясь тем, что одну бутылку выпил - то есть, одна-то ладонь уже свободна - шлёп Лолу по пятой точке.

0

12

.
  - Да, он присунул моей маме, когда ему было всего пятнадцать, - улыбаясь как-то неожиданно жестко, произносит Лола, и внутренности в этот момент сковывает льдом. Необходима определенная доля цинизма для того, чтобы разговаривать вот так. Потому что есть разные способы преподнести такую информацию. Вроде "всё случилось, когда ему было 15 лет" или "они заделали меня", да хоть "они переспали". Но Лоле нравилось именно это пошлое, жесткое "присунул моей маме". Потому что сказать по-другому язык не поворачивался. Девочки-ошибки-порванного-презерватива только так и разговаривают. - Ужасно ты старый, оказывается, - не может удержаться от того, чтобы не подтрунивать над ним. Это такая прикольная особенность восемнадцатилетнего возраста. Можно абсолютно всех называть старыми.
   Продавец смотрит на странную парочку удивленно и недоуменно. Лола видит по его лицу, что это хороший человек, и приз ему кажется замечательным. И он ожидал увидеть более радостную реакцию, чем была на, с позволения сказать, лицах молодоженов О'Перри. Лоле даже на секунду становится жаль продавца. Но только на секунду. Потом она вспоминает, что от громкой музыки у неё разболелась голова, и вообще на магазин можно в суд подать за причинение неудобств. В лучших традициях процветающей Америки.
   - Я надеюсь, удача - единственное, что передается от тебя половым путем, - фыркает Хантер, но совершенно беззлобно. Пэт ей начинал нравиться, по всей видимости, безумец притягивает безумца, и Лоле даже кажется, что ей есть чему поучиться у этого старикашки.

   Лола делает несколько глотков из своей бутылке, затем закатывает глаза, когда мужская ладонь со шлепком соприкасается с задницей. Футболка такая короткая, что стоит чуть-чуть поддеть её сзади, и вот уже весь частной народ любуется на плоскую, нетронутую целлюлитом, чуть румяную после шлепка задницу. Красотища. - И я хочу нормальный завтрак, - пока Пэт производил впечатление человека, из которого можно вить веревки. И почему бы, блин, этим не воспользоваться? Потому что, хоть Хантер и любила пиво, в трезвые моменты своей жизни она нежно любила здоровый образ жизни. Его же и пыталась придерживаться.

  Какие нормальные шмотки могут продаваться в такой адской забегаловке, которая рассчитана больше на людей, которые проезжают мимо, и которым надо остановиться хоть где-то? Никаких. Лола со страдальческим вздохом берет с прилавка хлопковые трусы а-ля бабушкины, но не находит подходящего размера, так что вынуждена довольствоваться детскими трусами с котенком на заднице. Как только удается отодрать руку от лица, которая туда прилепилась от вида всего этого безобразия, Лола выбирает себе вполне даже приличные джинсы, а затем останавливается у вешалки с футболками. Разноцветный страх с надписями поперек груди типа "я люблю свою бабушку" и... о да... Лола хватает с вешалки две футболки, розовую и голубую. На первой написано "любимый котик" и стрелочка налево, на второй "любимая киса" и стрелка, угадайте куда. Правильно, направо. - Бля, я думала такие уже никто не делает... - вторую футболку, так сказать, "для него", она сует Пэту. - У нас медовый месяц или чо? Надевай!

   В примерочной Лола одевается и приходит к выходу, что действительно выглядит, как малолетка. Стоит перед зеркалом, размышляя над тем, а не позвать ли Пэта к себе в примерочную. Продавец уже наверняка думает, что они ебанутые. Пусть убедится в этом окончательно... Ай, ладно. Выходит из примерочной.
   - Сделаешь так еще раз, где будет больше народу, - она поворачивается к лесу передом к муженьку задом, и хлопает ладонью себе по заднице, предварительно оную отклячив, - все решат, что ты педофил. Фуфуфу.

    Зал регистрации браков Сакраменто закрыт, то ли на обед, то ли по какой-то другой непонятной причине. Лоле смешно, она надеется, что они не стали причиной закрытия этого заведения. Внутри явно кто-то есть, но дверь заперта. Хантер морщит нос и оглядывает здание, а затем как бы невзначай: - А вон там окно нараспашку открыто...

+2

13

[AVA]http://s019.radikal.ru/i634/1503/bc/a98322cc4812.png[/AVA]
[NIC]Pat O'Perry[/NIC]
[STA]On the highway to hell[/STA]

Ему кажется, или они с этой Лолой с каждой минутой всё больше начинают разговаривать на одном языке?.. Или девчонка просто начала выделываться перед ним, покидая границы своего похмельного синдрома? Впрочем, этот вариант тоже хорош - потому что тешит необъятное самомнение ирландца; выделывается - стало быть, он ей понравился... А стало быть, не слишком уж и старый. Да и кому он может вообще не понравиться? Найдётся среди присутствующих хоть один, кто осмелится ему это сказать?..
- Я смотрю, нифигово так присунул. Удачно. - заключил, окидывая Лолу оценивающим взглядом с ног до головы ещё разок. И со вкусом у него, кстати, всё в порядке... да он же вообще идеальный человек, мать его! Да и тесть у него, видимо, тоже победитель по жизни, раз присунул кому-то настолько симпатичной, что обратно высунули уже такую милашку. Вообще, может, это и было причиной того, что сам вытащить вовремя не успел - на правах дедульки, Патрику стало сейчас интересно, а матери Лолы присунуть настолько же реально, как её дочери, и будет ли так же круто?..
- Я тоже на это надеюсь...
- хмыкает О'Перри в ответ с абсолютно невинным видом. Нет, ну, вроде нигде не болит и не чешется - до сегодняшнего утра, по крайней мере, точно не чесалось, - а так, гигиена через раз, употребление, а иногда и злоупотребление всякой хренью, беспорядочных связей целый мешок - всё это есть. Кроме презервативов вчера, видимо... так что кто его знает теперь, может быть, он Лоле и передал какую-то часть своего жизненного опыта, или она ему маленько своей задушевной дури отсыпала. Хочется надеяться, конечно, что ирландская удача и впрямь убережёт, как и обычно - и так на этот раз что-то сбой дала, наградив штампами.
А подарок, кстати, и действительно был хорошим и замечательным - и продавец даже наверняка ещё пожалеет, что его вообще сделал; но не прямо сейчас, а где-нибудь в течение этого обещанного им года, когда Патрик однажды, а может даже и не однажды, завалится в этот магазин с компанией людей, жадных до пива, еды и халявы ничуть не меньше, чем он... Но это будет когда-нибудь потом. Через месяцок, может три, может полгода - сегодня же можно и нормальный завтрак заведение развести, всё равно бесплатно.
А то, что футболка короткая, и что под ней трусов нет - и впрямь, обосраться от счастья дело нехитрое, - Патрика вообще не смущает ни капли, потому что вид-то и впрямь симпатичный... практически, настолько, что он ловит себя на мысли, что эту красоту и скрывать вовсе не хочет никакими трусами, ни детскими, ни, тем более, бабулиными. Котёнок на жопе, впрочем, альтернатива... нескучная, во всяком случае. И Пэт, конечно же, не смущается, что пялится на это несчастное нарисованное животное, которому не повезло соседствовать с человеческом анусом - учитывая, что сегодня ночью было... кажется, если бы они ещё не были женаты, и кто-то узнал о том, что происходило, в ЗАГС их потащили бы связанными и насильно. Да, потихоньку и воспоминания возвращались... кажется. Пока что - отрывочно. Но ему определённо нравились эти обрывки...
- О, прелесть какая!.. - Патрик заржал, даже вполне искренне, разглядывая предмет одежды, что Лола для него добыла - при этом всё остальное, чего он набрал себе четыре вешалки, тут же летит прямо на пол, столь хамски переставая для него существовать. Пиджак тут же отправляется рядом, отдельной кучкой (примерочная? Какая примерочная); но, вовремя вспомнив о его содержимом, О'Перри, надев футболку, его тут же возвращает обратно на свои плечи. Любимая киса, любимый котик... Ну, ёлки-палки, зоомагазин.
На выходе из примерочной, Лола делает новый финт, от которого Патрик, с его попёршим вверх настроением, ощущает ещё один небольшой прилив сил, прямо некий "толчок" внутри себя, заставивший возбуждённо всхрыпнуть...
- Думаешь, мне не плевать, кто там что решит?..
- и Патрик тут же и "повторил", сделав шаг к расклячившейся Лоле и пятерню не забыв растопырить посильнее; но затем, в довершение - впился всей своей пастью в её губы, наградив жёнушку настойчивым и сочным таким поцелуем... Что она его, своей пластикой, смутить, что ли, рассчитывала?..

Дорогие новобрачные, можете поцеловать замок на дверях... И что за херня? Весь этот путь они с Лолой проделали до дворца бракосочетаний (даже приоделись, кстати, чтоб выглядеть, как люди... почти), чтобы упереться во входную дверь? Или это работники ЗАГСа думают, будто дверь эта способна стать преградой на пути двоих влюблённых новобрачных, у которых есть годовой абонемент бесплатных покупок в магазине, несколько твёрдых целей, и мощный Харлей?.. Святая наивность.
- А вот тут дверь на соплях держится. - подхватил Патрик, проследив за взглядом Лолы. Лезть в окно, как ворам каким-нибудь? Это способ надёжный - но уж точно не такой весёлый, как с шумом и пафосом вынести дверь, как лютым спецназовцам. Но интереснее всего - проникнуть в помещение сразу с двух концов... - Ну, давай тогда... быстрее, выше, сильнее. Только дверь сразу открывать не беги. - сложил руки, подсаживая Лолу; но, как только она скрылась в открытом окне, не поспешил запрыгнуть следом, а помчался к своему байку...
"Горный козёл" завёлся, вместе с мотором неожиданно на полную катушку включилось и радио, решив разбавить утробное рычание Харлея бодрой мелодией, игравшей в одном культовом фильме, в момент, когда Джим Керри в зелёной маске крутил на сцене Кэмерон Диаз. И вот под вступление этой самой песени, набирая ход и преодолевая крыльцо ЗАГСа, мотоцикл влетел в двери, снося их с петель, и затормозил, залихватски разворачиваясь прямо в центре зала.

0

14

.
   Ну хорошо, надо признать, это знакомство вышло... Как минимум, занимательным. С каждым часом становилось всё очевиднее, почему эти двое обратили друг на друга внимания. Ведь даже в трезвом состоянии, в такое тяжелое время суток, как утро, они умудрились не разосраться в конец, а находиться рядом друг с другом, и даже блюст какую-то особенную, понятную только этим двоим романтику. Ну, по-крайней мере, Лоле хотелось так думать, когда её вдруг заграбастали в объятия и одарили смачным, всё еще холодным после пива поцелуем. Признаться честно, Лола сначала даже растерялась от такой... напористости. Вся эта тема про мужа и жену была простой и понятной на словах. Даже забавной. И совершенно внезапно вылилась в похлопывания по заднице и в поцелуи. Что, действительно, неожиданно для замужних людей.

   На удивление легко Хантер протискивается в раскрытые окно, и даже приземляется на две ноги, благополучно и безболезненно, от чего ощущает себя как минимум женщиной-кошкой. Её встречает абсолютно пустая, незнакомая комната, не понятно для чего предназначенная. Какие-то полки, шкафы, письменный стол, уродская лампа. И, слава Богу, не запертая дверь. Лола выходит в коридор, понимая, что вот он-то ей как раз знаком. Вчера они тут были. Коридор непримечательный, сделан в форме полукруга. По внешней стороне сплошные окна с видом на дворик, по внутренней бесконечные двери, стены выкрашенные в блевотный бледно-зеленый цвет. Можно расслышать возню за дверьми и беспокойные голоса.
   А потом раздается жуткий грохот, какой-то визг, скрип, несколько испуганных криков, и Лола сразу испытывает очень сильное желание засмеяться, потому что, кажется, знает что случилось. Бегом припускается по коридорчику туда, откуда слышала грохот, и по пути встречается с несколькими женщинами, которые спешат в ту же комнату и смотрят на Лолу... неужели испуганно?

   В холле Патрик восседает на своем козле, и вид у него такой самодовольный, что еще сильнее хочется смеяться. Дамочки сначала возмущенно делают шаг к нему, с явным намерением его отчитать и выставить вон, но потом как будто приглядываются лучше и замирают, не подходят ближе. Лола надувает пузырь из жвачки, громко хлопает им и подходит к муженьку. Явно наслаждается ситуацией. Уже очень давно её день не был таким насыщенным и полным бредовыми событиями. И что-то подсказывает, что не скоро и будет. Ну и как тут не наслаждаться?
Одна дамочка, то ли самая главная, то самая смелая, все-таки выбивается из общей толпы. На ней строгий бордовый костюм, волосы собраны в низкий пучок, и можно заметить седые прядки. Хантер оглядывается и замечает высунутые головы из дверей. Кто-то не решился войти в хол, но любопытство - страшная штука...
- Вы понимаете, что не можете врываться вот так просто куда вам вздумается? У нас обеденный перерыв! - возмущается дама. Лола же вновь оглядывается и находит табличку с расписание на столике. - У вас обед с часу до двух. А щас уже... - она достает почти умерший без зарядки телефон и смотрит на монитор. - Почти три. Что за дела? - дама замолкает. Не знает, что сказать?

   И сейчас, когда они уже с шумом и феерией проникли к зал регистрации браков, переполошили всех обитателей, Лола решает задать самый главный вопрос: - Пэт. А зачем мы, кстати, вообще сюда приехали? На развод типа подавать?

+1

15

[NIC]Pat O'Perry[/NIC]

[AVA]http://s017.radikal.ru/i414/1503/30/442869ebb6a3.jpg[/AVA]

Девчонки-регистраторши (или архивариусы... как они вообще называются, работники ЗАГСа?) в своих тошнотворно-цивильных костюмчиках окружают Пэта и его байк, пытаясь подойти ближе, но с визгом отпрыгивают, когда он щедро поддаёт газу, выкрутив ручку зажигания, наполняя помещение не только рёвом, но и выхлопными газами, получая натуральное удовольствие от этого неожиданно, "насильного" можно сказать, байк-шоу локального масштаба, единственным участником которого являлся он сам. В скучной конторе словно война началась, наверное - если смотреть с позиции самих работников, и это Патрику как раз нравится больше всего - чуть ли не вся его жизнь состоит из бредовых событий, и если они перестают происходить вокруг, он начинает скучать настолько, что изобретает их самостоятельно. Потому что - в жопу подчинение каким-либо нормам!.. Хочет въехать на байке - значит, надо это сделать. Эти вот крысы регистраторные за своими бракосочетающимися, наверное, забыли уже когда последний раз Солнце видели не из-за офисных жалюзи. Конформисты чёртовы.
Тут, в этом зале, куда он впёрся, вообще как-то... стрёмно! Торжественностью тут и не пахнет, роскошью - тоже, зато в воздухе даже сквозь шум его мотора ещё слышится занудный голос, который произносит слова, которые вроде бы и призваны быть тёплыми и поздравительными, но по структуре своей всё равно напоминают заупокойную, которую читают всем, кто здесь оказывается, поздравляю - ваша жизнь кончена. Здесь всё строго по рамкам и шаблонам, построенным на каких-то клише, стереотипах, и это первое, что молодожёны видят и слышат в свой самый счастливый, по идее, день своей жизни; хотя и по сути это - попросту не более, чем очередная государственная база, куда вас, двоих обручившихся дураков, вписали, а вы из штампа в паспорте и рады сделать событие - какая, блин, великая радость, правительство теперь знает, что вы друг с другом трахаетесь. И первое, что вы услышите, перед тем, как уйти трахаться себе дальше - это заунывную речь, которая заканчивается в каждом случае одинаково.
И прочтёт её какая-то вот такая тётенька, в ужасном тёмно-красном пиджаке, скрыть жировые отложения на боках и заднице не способным, с волосами, стянутыми на затылке до такой степени, что аж второй подбородок, натянувшись, слился с первым. Каким образом Патрик вообще на это согласился-то?.. Разве только опять на слабо. Ну или чтобы в очередной показать правительству задницу - только в данном случае, видимо, попку посимпатичнее, чем собственная.
И вот, значит... бордовая одёжка, белая рубашка, пучок этот - регистраторша Пэту напоминает ничто иное, как женский тампон, причём использованный. И стоит только ему заглушить мотор, увидев Лолу наподалёку, как вот эта вот женщина-тампон открыла рот, начав качать какие-то права...
- Как почти три?.. Это мы так долго спали? - это скоро сутки уже, что ли, как они другу другу приходятся супругами?.. Пэт перекидывает ногу через мотоцикл, слезая с него, становясь рядом с Лолой во весь рост, чтобы и стрелочки на их майках тоже указывали в правильном направлении. Вроде как поддерживал её слова - написали, что до двух, так извольте тогда и чаи гонять до двух, ну или хотя бы дверь откройте - и обедайте тогда уж при всех.
До Лолы, за всей феерией происходящего, видимо, успела ускользнуть вся суть - хотя, собственно, Патрику и в процессе довольно весело, но и цель у него тоже есть вполне себе чёткая, материальная даже - вернуть себе цвета клуба; а всё остальное... зависит уже от способов, от того, с чем придётся столкнуться в скором будущем, о разводе Патрик пока не думает.
- Что?.. Да погоди ты со своим разводом...
- с видом неописуемого занятого человека отбоярился Пэт, вытащив из кармана своего пиджака... трусы! И положив их на тумбу перед женщиной в бордовом пиджаке с невозмутимым видом, даже не заметив, что перепутал карманы. - Это ведь у вас нас регистрировали? Ой, блин... это не вам. Хотя, ладно, можете забрать... - пододвинул предмет белья к тётеньке, у которой глаза так расширились, что волосы, наверное, вот-вот действительно треснут; ну или просто из пучка булавки полетят, Патрик вытащил из кармана их с Лолой паспорта. Ну... судя по лицам окружающих, их некоторые со вчера ещё запомнили, так что паспорта особо и не требуются. - А с нами кто-нибудь был? Гости там, свидетели?.. Может, фотки есть? - кинул взгляд на Лолу. Это, конечно, грёбаный позор. Не, не то, как они на этих фотографиях могли бы выглядеть, не та чудная ночь, которую они если и вспомнят, то частично и с трудом, и даже на сам факт свадьбы - а то, что он продинамил братву, женившись втихомолку, и лишив их права нажраться от души за их с Лолой счастье. Ну и то, что на свадьбе её папашка (который, если судить по их семейной традиции, годится ему чуть ли не в сыновья) не присутствовал - тоже как-то не очень хорошо пожалуй...
- На мне ещё жилетка должна была быть... с орлом таким, и надписью "LOST". Может из вас кто забрал?..
- зыркнул на остальных сотрудниц. Дверь входная его уже не остановила - надо будет, и дальше пойдёт... Ну а что? А наплевать, без цветов-то можно и в тюрьму - всё равно уже всё просрал.

Отредактировано Guido Montanelli (2015-03-21 16:29:58)

+1

16

А от Лолы суть происходящего и правда ускользает. За свою не очень длинную жизнь, надо признать, с байкерами она столкнулась впервые, так что ничего про цвета, нашивки и прочую тематическую поебень не знала и даже не подозревала, что у байкеров всё прямо так серьезно. Казалось бы... Заросшие мужики, в большинстве своём взрослые, настоящие, судя по народной мудрости, потому что могучи, вонючи, волосаты и так далее в таком духе. На гудящих байках, ездят себе туда-сюда по городу, каким-то понятным только им строем. Ну что еще там может быть? А, оказывается, вон как серьезно.. Если бы Лола вдруг узнала о том, что в клубах есть иерархия, и нашивки у всех разные, и ценные, и выдаются один раз и навсегда, она бы, наверное, очень удивилась.
А пока она всего этого не знала, и телефон был слишком разряжен для того, чтобы гуглить (да и нахрен надо?), оставалось просто удивляться происходящему и наблюдать. В своем желании найти косуху, Пэт был непреклонным, и настолько целеустремленным, что вставать у него на пути - себе дороже.
И все-таки, это было ненормально. Лола была уверена, что любой другой мужчина тоже повез бы её первым делом в ЗАГС, однако для того, чтобы в максимально короткие сроки... нет, статус холостяка получить уже не получится, но хотя бы статус разведенного уж точно получить. Желательно поскорее. А этот нет. Как будто факт их брака вообще никого здесь не волнует. Лола надувает очередной пузырь из жвачки, лопает его и приходит к выводу, что так оно, в общем-то, и есть. Её вот брак совершенно не смущает. Это раньше казалось, что она отравится от одного только прикосновения обручального конца. А сейчас ясно, что раз она сутки с ним прожила, да не скончалась мучительно, значит и дальше всё будет нормально. Может, конечно, кольцо просто неправильное, но Хантер была склонна полагать, что брак, все-таки, не так страшен, как его малюют. Короче, на разводе свет клином у этих двоих точно не сошелся. Лоле вообще было плевать. Ну муж и муж, разбегутся к вечеру, да и черт с ним. Жениться на ком-то знакомом она, вроде бы, не планировала, так что статус замужней женщины мешать никому не будет.

Лола провожает взгляд кружевные трусы и прыскает со смеха. Бабенции они налезут, разве что, на нос. Либо на ногу. Но исключительно на одну, и то, чуть выше колена максимум. Но она почему-то на трусы смотрит так, как будто это змея ядовитая, а не кусок кружевной тряпочки. Лола смотрит на толстое лицо с блестящим лбом, и снова прыскает: небось дамочка считает их больными. В физическом и духовном смысле. Тогда да, трусы брать, в таком случае, даже просто в руки не безопасно.

Сотрудницы отнекиваются и смотрят на парочку с неприязнью. Похоже, не понимают до конца, с кем связались, и сначала даже пытаются выпроводить двоих на улицу, оставив вопросы без ответов. Очень скоро, правда, выясняется, что выставить чету О'Перри - миссия невыполнима, и до одно тощенькой бабенции, с курносым, немножко поросячим носом, доходит: лучше дать этим двоим то, что они хотят.
Оказывается, что на церемонии с ними люди все-таки были. Чуть менее шумные, чем Пэт и Лола, но пьяные в равной степени. Крючковатая проявляет поразительную наблюдательность и делает предположение, что знакомы они все были плохо, потому как, пока проходило бракосочетание, Лола успела назвать этих двух шестью разными именами. И Лола, зная свою Божественную память на имена (а если точнее, отсутствие этой памяти), решила, что так оно всё и было.

- Выходит, мы познакомились где-то в клубе или баре, нажрались все вместе, мы с тобой решили пожениться, и вот мы вчетвером, пьяные просто в задницу, сюда приехали, - подводит итог Лола уже позже, после того, как они с Пэтом выяснили всё, что только можно было, и вышли на улицу. В руке у Хантер сигарета, и она делает одну затяжку за другой, явно торопится, потому что Пэту не терпится сесть на козла и ехать искать тех двух козлов, которые были их свидетелями. На клочке бумаги фамилии и имена из графы "свидетели" в свидетельстве о браке. ЗАГС остается позади, а статус "женаты" для Пэта и Лолы всё еще актуален. Прямо даже удивительно.
- Есть какие-нибудь идеи, как их искать? У меня нет никаких знакомых, кто бы мог узнать, где они живут. Так что можно в бар тот съездить, там поспрашивать, - несколько минут довольно интенсивного обсуждения, и вот они уже снова на мотоцикле, и почти даже знают, куда нужно ехать.

В баре их встречают не слишком приветливо. Стоило им зайти в помещение с тусклым светом и не менее тусклой музыкой, как на них налетает чувак с усиками (официант? бармен? администратор? хуй его знает), и начинает тыкать тоненьким пальцем байкеру в грудь: - Вы вчера уехали и не заплатили! Ты мне должен триста гребанных долларов! - у Лолы аж глаза на лоб от такой цифры лезут. Что они тут, блять, вчера делали? И самое интересное: денег-то у них нет.

+1

17

[NIC]Pat O'Perry[/NIC]
[AVA]http://s014.radikal.ru/i329/1505/f9/05d0a7f8c38e.jpg[/AVA]

"Нормы" - это вообще что-то из других книжек... что, впрочем, неудивительно, учитывая, что нормы в обществе людей вроде Пэта не просто были отличными от общечеловеческих, но и одни из самых громогласных девизов этого самого общества эти самые пресловутые нормы посылали на три буквы - как в переносном смысле, так и в буквальном иногда. Впрочем, кое-какие правила и там существовали, иначе весь его клуб не имел бы права называться ни клубом, ни организацией, ни обществом, ни бандой, ни даже дикой волчьей стаей, и одно из этих железных правил касалось как раз тех цветов, что они носят на себе, представляя свой мотоклуб "The Lost". Жилетка в байкерском сообществе всегда была вещью священной, а иные из таких отморозков, как "Пропащие", за свои цвета и убить вполне могли бы, причём на полном серьёзе и наверняка сделав бы это максимально, на сколько позволил бы убитый алкоголем и наркотой (присутствовала у них на тусовках и такая) красивым и зрелищным способом... Патрик, в общем-то, исключением не был; по той же самой логике, правда, он себя самого бы должен убить за то, что потерял нашивки таким нелепым образом, но - если бы он понял, что цвета ему отдавать не желают, или им, не дай бог, угрожают уничтожением - это было бы войной не на жизнь, а насмерть.
А вот что касается штампа в паспорте... ездить он ему мешать не будет ровно до тех пор, пока позади него на байке не окажется та, благодаря кому он появился; а угроз приклеиться к нему от Лолы вроде пока не поступало, как и желания развестись сию минуту, кстати, он от неё не слышал, хотя брак они аннулировать вроде вполне успевали; так что и проблемы не было никакой. Пока что.
- Ну не хотите, как хотите...
- чинно пожал плечами Патрик, отправляя кружевную тряпочку обратно в карман. Не пропадать же добру, в самом деле?.. С его фантазией, даже салфетка из придорожной забегаловки может стать оружием, инструментом или презервативом. чего уж говорить о целых (ключевое слово как раз "целых") трусах, которыми он сейчас точно по морде кому-нибудь из них зарядит, если ещё раз его попробуют толкнуть, неважно, в сторону выхода или ещё куда...
- Вот это уже похоже на правду... - и память, по мере того, пивной хмель начал потихоньку выходить из головы, унося оттуда остатки тумана вчерашней попойки, начала чуть-чуть возвращаться; да, он ведь находился в стенах этого здания вчера... и ведьма эта вроде, с таким огромным пучком на башке, что кажется, она просто волосами мёртвого сиамского близнеца своего прикрывает, кажется менее незнакомой. А вот во что он был одет в тот момент, и был ли вообще одет, не помнит. Память, ты за что так вообще поступаешь?..
- Обыденная история, хах...
- то ли просто удовлетворённо, то ли просто не удивляясь, буркнул Патрик в ответ. Ну, вполне нормальное развитие событий - сначала завалиться куда-нибудь, потом нажраться, потом начать вытворять всякую херню - и где-то в процессе этого действа порой получается подцепить девчонку. Иногда везёт, и она тоже оказывается с мозгами набекрень. - Блин, я вспомнил! Там ещё электрогитара на двери, какая-то пидорская... моргает так. - Пэт даже рукой показал, как она там "моргает", как будто это Лоле могло что-то дать; хотя на самом деле всё было гораздо проще, гитара была просто небольшим элементом декорации, собранная из мягких неоновых огоньков гирлянды - не гитара даже, просто силуэт её, красиво обраймлявший вывеску "открыто-закрыто", но хрена с два Патрик мог в памяти сопоставить размеры теперь... Да и это и не нужно было. Начинал, вяло так, неуклюже и лениво, просыпаться и автопилот, уставший после вчерашней пьянке вкалывать - проявлялось это в том, что Патрика начало тянуть в определённую часть города. И с этой же самой стороны на асфальте был чётко виден вчерашний след тормозов "Козла", кстати - только не у дверей заканчивался.
- Да-да, поехали туда... Запрыгивай быстрее! - закивал Пэт, заскакивая на мотоцикл. Зацепок-то немного, как знать, может, те ребята вообще были там завсегдатаями и сейчас тоже опохмеляться придут туда... вспомнить бы их рожи, правда; хрен с ними, с именами - хоть по сотне каждому придумать. Лола их "свидетелей" узнает, если увидит? Ну, шанс есть. И это уже неплохая причина её за собой таскать...
У О'Перри глаза на лоб полезли не от суммы, а от обращения местного служителя, бармена, распорядителя, владельца, действительно - хуй его знает; для верности назовём его "гандон с усиками"... И вот этот самый гандон начал в него тыкать своим указательным пальцем, вместо того, чтобы предельно вежливо и деликатно осведомиться, не счёт ли они пришли вчерашний закрыть. Нет, деньги-то у них с Лолой, вернее у него одного, есть, не проблема, но что-то как-то раскошеливаться даже не охота теперь.
- Во-первых, не мы вчера уехали и не заплатили, а вы остались и не рассчитали, во-вторых, я тут проебал в вашем восхитительном заведении кое-что, что стоит дороже трёх сотен, и дороже вас, достопочтенный сэр, в третьих, не соизволите ли вы милостиво рассказать, кто вчера были наши попутчики, бля? - с проворством, для похмельного байкера довольно похвальным, Патрик поймал палец мужичка, и в процессе речи начал активно так тыкать им же в его же собственные части лица, в носу поковырял, в ухо там залез, по усам поводил...

+1

18

Обыденная история? Лола удивленно вскидывает брови, но оставляет эту реплику без комментариев. А ей еще казалось, что её жизнь насыщенная и удивительная. И она, блин, действительно таковой была. Работа в порно, какие-то периодические аварии, угроза жизни киллеры и просто люди, желающие набить тебе морду. Однако Лола не могла утверждать, что всё это - обыденные события, к которым она привыкла. И всё же... В историю, обыденную или нет, с Пэтом она все-таки умудрилась вляпаться. То есть, можно утверждать, что очень не скучно она живет?
"Гандон с усиками", который на самом деле Чарли (какие-то невероятным образом Лола вспоминает это лицо, а затем и имя, хотя на его груди даже бейджика нет), явно ошарашен и на какое-то время теряет способность говорить. По всей видимости, так у него выражается возмущение. Мужчина переводит взгляд с лица байкера на свой палец, потом снова на лицо, и снова на палец. Лола стоит и с воодушевлением выдувает пузыри из жвачки. Смотрит очень внимательно и явно ждет, чем дело закончится. Денег у неё нет, но совершенно её это не волнует. Голова постепенно справлялась с похмельем, и до Лолы дошло: у неё же теперь муж! И все эти "и в болезни, и в здравии" даже на них, таких ебанутых, распространяются. То есть, как бы, можно без стеснения оставить разбираться со своими долгами (а они совершенно точно общие) мужа. Тот самый случай, когда охотно признаешь: да-да, мужчина действительно главнее, важнее, сильнее, умнее и так далее, по списку. Всё, что угодно, только плати.

Дар речи постепенно находит Чарли, и парня даже становится жалко. От возмущения лицо его краснеет, а голос дрожит. Он даже как будто боится, хотя Лола не взялась бы этот факт утверждать. - При всем уважении, сЭЭЭр, - слово на букву "с" он произносит с особым ударением, растягивает и вкладывает в него всё своё недовольство. Даже как будто передразнивает, и Лола давится смехом от того, как это забавно, - вы вчера помимо выпитого разбили три бутылки, пришлось после вас полы мыть и чуть не оборвали провода к вывеске, - тут Лола начинает совсем уж откровенно ржать, потому что "пидорской" вывеска Пэту, видимо, еще вчера показалась. - Я уже не говорю о том, что приставали к официантке и мешали ей работать! - тут он грозно смотрит уже почему-то на Лолу, от чего смех ей приобретает несколько нервные нотки. Приставать к официантке, очень мило...

Лола решает оставить Пэта самого разбираться с неизвестным человеком по имени Чарли, и отходит от парочки. Делает круг по бару, замечая у стойки симпатичную рыжую девушку. Да занята какой-то писаниной, но когда Лола подходит ближе, её тень загораживает тетрадь, и девушка поднимает глаза. И перед Лолой предстает очаровательное зрелище: острый носик, зеленые глаза с аккуратными стрелочками, россыпь веснушек на лице, длинные волнистые волосы, который даже при тусклом свете кажутся очень яркими, а какие же они на солнце... А самое главное: она её узнала. Лола видит это по взгляду и по нахальной улыбке. Ну, блин, любовь с первого взгляда. Как это она, интересно, за Пэта замуж вышла, а не за эту девочку? Не хватило градуса в крови? У Рыжей...

Мари, так зовут девочку, оказывается дружелюбной и вовсе не возмущена оказанным ей вчера вниманием. Более того, она рассказывает о парнях, которые тут вчера были, и, о счастье, они действительно оказываются постоянными клиентами. Смущаясь, она говорит о том, что знает, где живет один из них, и это буквально в соседнем доме. По тому, как заливает её щеки румянцем, Лола может сказать, что с кем-то из парней она знакома весьма близко. Не зря же знает, где они живут...
И когда Лола уже собирается вернуться к Пэту с очередной бумажкой, теперь уже с адресом, раздается смешливое: - Подожди, у меня есть кое-что твоё.
Хантер останавливается, немало удивленная, а главное, заинтригованная. Ожидает, если честно телефон. Мари уходит куда-то, а затем возвращается и протягивает ей черную кружевную тряпицу, которая при ближайшем рассмотрении оказывается трусами. Её собственными, аллилуйя! Лола делает огромные от удивления глаза, а Мари смеется. Оказывается, что Хантер вполне себе в своем репертуаре и отсутствие секса до свадьбы не признает ни в коем случае. - Слушай, а там же, в туалете, не было косухи? Ответом было нет.

- Ну что, вы разобрались со счетом? У меня есть адрес наших свидетелей. И, если тебе интересно, я нашла свои трусы, - Лола ухмыляется. Подходит к Пэту, и засовывает тряпицу во второй, свободный карман пиджака, а затем выходит из клуба. Солнечный свет после темноты бара режет глаза.

+1

19

[NIC]Patrcik O'Perry[/NIC]
[AVA]http://s57.radikal.ru/i157/1505/52/fbc346c57dc0.jpg[/AVA]

Хорошая девчонка эта Лола, всё-таки, хоть и любительница поорать по утрам, Пэту с каждым шагом (и каждым с треском-скрипом возвращавшимся в голову воспоминанием) нравилась всё больше и больше, неудивительно, что он на неё ещё вчера запал - похоже, как раз тот случай, когда двое нашли друг друга... Нету ничего лучше, чем вляпаться в одну историю с хорошим человеком - такая вот ирландско-патриковская мудрость; учитывая, что вся его жизнь, в принципе, история за историей, если не катастрофа за катастрофой, это вообще лучший из способов завести себе знакомых - а за годы своих путешествий кого он только не повстречал, и в каких только условиях. Всё это, конечно, пока ещё не делает Лолу его "старухой" и не пересаживает на его байк до конца дней своих, штамп в паспорте этого и тем более не делает, просто быть оторвой - это ещё далеко не все условия, и Хантер, хотелось бы думать, не рассчитывает на что-то серьёзное в будущем. У Пэта же вообще давно уже не было "постоянных" партнёрш - ну, если постоянством не называть месяца два, конечно. Те два месяца, которые снова являются тем самым предельным максимумом, где он может "осесть", с тех самых пор, как завершил свою четырёхмесячную алко-стоянку в Сакраменто. Какая серьёзность, впрочем - вон они, оба, во всей своей красе: он размазывает мужичку по усам его же собственную ушную серу, она смотрит на это и пузыри лопает. Даже диагноз сложно назвать общим, каждый психопат болен по-своему, но, впрочем, это славно, когда два идиота вполне могут ужиться между собой, и тараканы из голов не устраивают войн между собой; а уж как они вчера "ужились" с Лолой - тут уж и действительно, приличный человек жениться после этого был бы обязан. Что ж, как мужчина, неких моральных принципов всё же не лишённый, Патрик вообще поступил наоборот...
Что ещё здорово, кстати - так это что Пэту нравится её смех, даже сейчас, когда он переходит в состояние, близкое к истеричному; и самого тянет заржать, но вот только для пальца Чарли это окончиться может не очень хорошо, а калечить Патрик никого не собирался - во всяком случае, пока. Потому что людей бить постоянно нельзя - а только когда они этого заслуживают.
- К какой официантке, к этой?.. - Патрик взглянул на официантку, отчего-то со-овсем не удивлённый ни тому, что у Лолы и такие наклонности присутствуют, ни тому, что наклонности эти выплеснулись в сторону именно этой рыжули, потому как он и сам, вполне себе трезвый, нечто такое почувствовал - и не был бы занят чем-то более важным... потягался бы ещё с Лолой, кто её первый захомутает. Или стоит её пригласить третьей?.. Ох, в следующий раз, если будет следующий раз - определённо стоит... - Жёнушка, у тебя отличный вкус!.. - показывает Лоле большой палец. И на рыжих, в том числе, это особенно ласкает его самомнение. А что во всём этом странного? В том, что ревности в голосе нету ни хрена, и пожалуй, любую нормальную девушку такое безразличие должно было бы расстроить; не исключёно, что Хантер тоже обидится, конечно, но Патрику... не то, чтоб совсем насрать, это не так, он не хочет её обидеть - но это не тот случай, когда он готов будет перестраиваться.
Лола оказалась более продуктивной в плане переговоров, и в то время, когда уже вернулась с трофеями, Пэт всё ещё продолжал воевать с Чарли - ну до чего вот иногда скучные и занудные попадаются люди на пути, заладил про этот долг, про бутылки - ему вообще ещё повезло, что разбили только три, это Патрик ещё на мелочь разменялся; а если уж и разбил - значит, не понравилось ему что-то...
- Хо-хо, поздравляю! - отпустил усатого, наконец, чтобы приобнять Лолу. Найденное в туалете (кажется, у них и в туалете было много чего интересного!) бельишко отправляется в карман, а вот то, другое, из трейлера, вытаскивается из другого кармана; туда заворачиваются, нещадно сминаемые при этом, триста долларов долга - почти половина из того, что Пэт вообще имел, но ему по херу, - и в таком виде всё это надевается Чарли на голову. - Трусы - это на чай тебе. - или, может, это вообще принадлежит Мари?.. - Мне кажется, я тебя почти люблю уже. - начинающий возбуждаться от сегодняшнего адреналина, приключений и, кажется, близости победы, признаётся Патрик на улице, смачно целуя Лолу в губы без спроса разрешения на то, а затем, подхватив под плечи, благо, в росте разница вполне позволяет оторвать девчонку от земли, водружает её на заднее сидение своего байка верхом. - Ну что, какой там адрес?.. - оказывается, можно и пешком было пройти, но Патрик всё равно заводит мотор и подъезжает к названному дому; припарковавшись перед ним, и начав усиленно шуметь - гудя в гудок, затем, когда звук клаксона начал уже по изнежившимся ушам бить, заставляет мотор взреветь, а под конец, как и в случае с ЗАГСом, музыку врубает на всю катушку, всячески сообщая тем самым свидетелю о приезде молодых (нужно же быть вежливым, хули) - давно уже не утро, а ночь ещё не скоро, никто ведь не спит?.. - Эй! Свидетель, Барни, Кенни, Тони, Вуфи, или как там тебя!.. - боевой гимн погоды не сделал, так что Патрик уже голосом начал орать под окнами, направляясь к двери жилища их нового знакомого. Хотелось бы надеяться, он дома сейчас...

Отредактировано Guido Montanelli (2015-05-14 06:45:09)

+1

20

Кстати говоря, если Пэт и мог переживать по поводу того, что на свадьбе не было его друзей, и некому было выпить за счастье молодоженов, Хантер по этому поводу переживать даже не пыталась. Она эту свадьбу даже не помнила толком, совершенно точно не планировала, и насрать вообще, кто на этой свадьбе там был, а кого не было. Ничего интересного на свадьбах обычно не происходило. Вот у Чарли на свадьбе, например, самое запоминающееся событие - драка Генри и Лиама. И уж подраться они могли и где-нибудь в другом месте, в другое время, свадьба для этого не была необходимостью. И вообще, это же всё случайно, да? Скоротечно, по пьяне, неожиданно. Нормальных гостей и друзей нужно приглашать на настоящие свадьбы, к которым готовятся и на которые соглашаются, будучи в трезвом уме и твердой памяти. А тут...
Может поэтому ощущение "замужности" так сильно отличалось от того, что Лола себе представляла? Может быть, в силу возраста, а может в силу характера, свадьба для неё была каким-то ужасным, страшным событием, которое фактически ставит крест на твоей жизни и представляет собой самый низ этой самой жизни. Ты вышла замуж, а значит всё, ниже скатываться уже некуда. Ей представлялось, что обручальное кольцо будет обжигать кожу, а еще будет не по размерам тяжелым. Тонкая полоска металла весом в несколько тонн, которая притягивает к земле, и которая обязательно тебя сломает. Не сразу, но когда-то потом, в будущем. А это вот колечко легкое, невесомое и как будто уже успело срастись с рукой, его даже не чувствуется. Может потому, что пластик вместо металла?

То, что её не ревновали, Лолу опять же не волновало и не беспокоило. У неё в голове их отношения с Пэтом еще не успели превратиться (да и не превратятся никогда, наверное) в что-то серьезное, когда действительно люди находятся рядом, хотят находиться, и ревностно свою половинку ото всех защищают. Более того. Если бы от ирландца посыпались сейчас какие-то претензии в её сторону, она бы потребовала вернуться в ЗАГС за разводом. Статус замужней женщины устраивал её исключительно в том случае, если она могла продолжать придерживаться полигамного образа жизни.
- Все любят меня. Это не сложно, - ухмыляется, но несколько ошарашенно, так как отходит от весьма внезапного поцелуя. Заявление не слишком правдивое и чересчур самоуверенное, но ведь толика правды в нем была. Лола людям нравилась. Не так, чтобы влюбляться и любить, но вот нравиться - это да. Было у неё какой-то свой особенный, уникальный шарм, что ли.

Проехать было действительно всего ничего, но Пэт почему-то решил преодолеть эти жалкие сотни метров на мотоцикле. С Лолой. Без её на то разрешения. Хотя, вообще-то, против она не была. Только решила, что ирландец принадлежит к тому числу людей, которые даже в магазин за хлебом ездят на авто, а в данном конкретном случае, на байке. Хотя, если приглядеться к Патрику очень сильно, то невольно начинаешь задаваться вопросом: а он вообще хрен ест? Или это еда для него слишком обычная и семейная?

Грохот сначала мотора, а потом и музыки, Лола переносит стойко, но с несчастным выражением лица, которое, к сожалению, никто так и не увидел. Не может дождаться, когда же можно уже слезть с байка, потому что шумные появления - не её конек. С гораздо большим удовольствием она бесшумно прокрадывается в квартиру, пользуясь отмычками, и потом дожидается хозяина внутри, вся такая непредсказуемая и внезапная. Но это - не тот случай. Потому что едва только рука касается липкой на ощупь, засаленной двери, как та поддается и открывается. В доме воняет куривом так сильно, что даже Лола, которая дымит как паровоз, ощущает вонь. Еще воняет спиртом, и у порога становится понятно: здесь уже очень давно кому-то очень весело. И давно не убирались. Битое стекло хрустит под подошвами кед, Хантер медленно продвигается вглубь дома. В одной комнате спит пара, парень с козлиной бородкой и то ли сальными волосами, то ли сильно загеленными, рядом с ним тощая девушка. Оба совершенно голые, на грязных простынях с пятнами. Воняет спермой. Лола оглядывается, пытаясь найти что-то похожее на косуху, затем брезгливо кривит лицо и выходит. На кухне бардак, какие-то шприцы, ложки, пакет с белым порошком, который незамедлительно закрывается и отправляется в карман. Пусть только попробуют сказать, что она украла. Нет, просто когда они пришли, пакетика уже не было. Дверь-то открыта. В самой большой комнате спит мужик, один, на матрасе, прямо на середине комнаты. Лола вновь оглядывается и не видит косухи, но парень кажется ей смутно знакомым. - Эй, проснись, - толкает его носком обуви, но тот не подает признаков жизни, как сопел, так и продолжает сопеть.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Беречь, как родную косуху, и не слезать как с родного Харлея