В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ...а вот и папа!


...а вот и папа!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Джейсон Фрост, Эддисон и Шарлотта Хадсон
Место: ферма Эддисон
Погодные условия: прохладно и ветренно, поздняя ночь
О флештайме: что будет с ней, если однажды вернется - ее единственная любовь и единственная ненависть? И как поведет себя он, есои речь пойдет не только о доверчивой дурнушке, но и о маленькой девочке?

+1

2

Внешний вид

Кеды на тонкой подошве, джинсы, футболка с длинным рукавом, сверху кожаная куртка и тонкая, темная, шапка на голове.

Мужчина набросил на плечи свою куртку, с наступлением ночи погода становилась все более прохладной, поднявшийся на улице ветер хлестал по окнам и дверям так, что он невольно поежился от холода. Конечно он дерьмово провел последние несколько лет своей жизни, но в окружной тюрьме хотя бы не нужно было заботиться о том, чтобы не отморозить себе руки и ноги, к чертовой матери. Джейсон просидел здесь уже около суток, наблюдая с биноклем за домом Эддисон Хадсон, и стараясь выяснить, что стало с его «Фордом», который по глупому стечению обстоятельств остался у нее.
Сказать по правде, он и не надеялся на результат, когда нанимал того детектива, хоть его и посоветовали серьезные люди. И вот, буквально через месяц, тот вывалил перед ним толстенную папку с фото и документами. Посему выходило, что Эдди не бросила их ребенка, и одна растила дочь, но тогда почему копы не стали грузить его алиментами (впрочем, она всегда была мягкой инфантильной дурой), в тот момент он подумал, что она нашла тайник в его машине и теперь живет себе припеваючи, но стоило увидеть ее дом. Скажем так, либо она ни сном, ни духом, о том, что спрятано в машине, либо очень умело маскируется. Будь его воля, Фрост остался бы тут, не смотря на холод, и продолжил наблюдение, но еда, которую он прикупил по приезду в Сакраменто, закончилась несколько часов назад, побуждая его к более активным действиям.
На этот случай у него был план «Б», мужчина завел свой пикап и поехал в сторону полуразвалившейся фермы, разумеется, стоило повременить до утра, но Джей, подгоняемый жаждой добычи, не мог больше ждать.
Оставив машину недалеко от дома, Фрост забрал оттуда свои вещи и направился к черному входу, скорее по привычке, нежели с тем чтобы его никто не заметил, на сколько он мог понять здесь больше не было дураков, которые топтались вокруг дома с биноклями наперевес. Заранее приготовив инструменты он извлек из карманов куртки пару скрепок и загнув их особым образом принялся взламывать замок, петли и замок были старые, дверь рассохлась, и в любом другом случае здесь хватило бы и простой отвертки, но он хотел оставаться незамеченным как можно больше времени. Не прошло и десяти секунд, как старый замок, который наверное был старше него самого, поддался домушнику из Чикаго, и он проник внутрь.
Привыкший к темноте глаз быстро оглядел убранство в доме, окончательно убедив мужчину в том, что Эддисон не находила никаких тайников в машине отца своего ребенка, иначе здесь было бы что брать, будь он местным грабителем. Джейсон старался перемещаться по дому как можно тише, чтобы не разбудить остальных, одновременно прислушиваясь к звукам, которые могли доноситься бы сверху, он не заметил как наступил на рисунок, детский рисунок, который валялся здесь же на полу. Остановившись на месте он опустился, чтобы разглядеть творчество своей дочери, когда откуда-то со стороны лестницы послышались легкие, мягкие, шаги, либо его все-таки услышали, либо кто-то ни о чем не подозревая спускался на кухню, чтобы утолить жажду, так что Фрост постарался спрятаться и затихариться.

Отредактировано Jason Frost (2015-02-11 09:06:38)

+1

3

Внешний вид

Старая футболка, наследство Джейсона

Ее кровать стояла, придвинутой к батарее – узкая девичья койка, если вам интересно, не двуспальное ложе, нашедшееся в самой большой из спален, на которой когда-то спала ее мама, - и иногда утром, в те минуты, когда сон уже начал потихоньку уходить, а вот ясность сознания еще не появилась, Эддисон казалось, что все по старому. Ну, знаете, она чувствовала тепло своей спиной, и ей казалось, что это Джейсон лежит рядом, и когда она проснется окончательно, он тоже начнет ворочаться, а она пойдет готовить завтрак им двоим, или, быть может, они займутся любовью, и все… все будет хорошо. Все не будет плохо. Не будет Шарлотты, или она будет, но будет счастливой маленькой девочкой из полноценной семьи, а не полукровкой-безотцовщиной, не будет трех одиноких лет, не будет… не будет всего плохого.
Не будет Аляски и волка, вцепившегося ей в руку, волка, пытавшегося добраться до ее ребенка. Не будет Фредерика и ее, стоящей на коленях перед ним. Не будет софитов и голых тел, от одной мысли о которых ее тошнит. Не будет ночи, когда ей пришлось оставить Чарли одну дома и стоять на дороге в вызывающе коротком платьице на пронзительном ветру.
А потом она просыпалась, и понимала, что это не он, а чертова батарея. А потом она просыпалась и понимала, что лжет самой себе. Вновь и вновь, она чувствовала, как ее сердце разбивается.
Но этой ночью сон ушел за мгновение. Едва слышный скрип; Эддисон даже и не знает, почему среагировала на него. Это старый дом, на улице ветер, и здесь все скрипит и без этого, но было нечто… нечто. Они живут здесь только вдвоем, в большом старом доме, ближайшее жилье от них – в добрых пяти милях, и если что-то случится, то пройдет несколько дней, прежде чем кто-то заметит их исчезновение. Пока машина оставалась в мастерской, Эддисон оказалась весьма ограниченной в своих перемещениях, вернее, ей не нравилась развалюха из проката, единственная, оказавшаяся рыжей по карману, и она взяла перерыв в пару дней: работа у Ливии уже закончилась, а у Янга – еще не началась. А может, проблемы с машиной – лишь отговорка, слабая и жалкая, а на самом деле ей просто слишком страшно выходить на работу в ресторан.
Она спускается по лестнице, зажав в руке гаечный ключ – это первое, что попалось ей под руку; ремонт достиг ванной на втором этаже, и эта штука показалась ей достаточно крупной и тяжелой, достаточно удобной, для того, чтобы убить грабителя. Шарлотта-то мирно сопела в своей комнате.
Спускается тихо, едва слышно; в темноту гостиной ступает, занеся оружие над головой.

Отредактировано Addison Hudson (2015-02-11 10:14:56)

+1

4

Слух его не подвел, по лестнице в гостиную действительно кто-то спускался. И чтобы отделаться меньшей кровью, и не стать очередным клиентом машины скорой помощи (которая, возможно, не приедет) в три часа ночи, с пробитой головой, вполне возможно что Эддисон могла быть вооружена, в том числе и огнестрельным оружием, и хотя в последнее ему слабо верилось, мужчине пришлось отступить на кухню, поближе к черному входу, через который он пробрался внутрь. Было ли это обосновано его страхом, предстать перед Эдди после всего того, что между ними произошло, или же чисто инстинктом самосохранения, он не знал.
Странно, как люди меняются, в тот раз, три года назад, Джейсон и представить себе не мог, чтобы та самая девчонка, которую он использовал, чтобы получить доступ к драгоценностям, смогла растить девочку одна, идя при этом на такие жертвы, что не всякая согласилась бы. Сказать по правде, когда детектив сказал ему, каким образом она зарабатывала деньги, чтобы прокормить себя и дочь, он не поверил, пока ему не показали фото и то самое видео, в котором она занималась сексом на камеру. Что ж, ей хватило сил, чтобы выжить, и теперь, видя ее маленький силуэт, медленно приближающийся к кухне, с занесенным над головой гаечным ключом, он, наверное, даже немного зауважал эту женщину, нужно было отдать ей должное.
– Прости, - отозвался Джей, полусидя на раковине, в которой лежали пару грязных тарелок, он специально выбрал именно эту позицию, так от хозяйки дома его отделял пусть небольшой, но кухонный стол, - Я не хотел вас разбудить.
К тому моменту как в комнате загорелся свет, мужчина снял с головы шапку и небрежно сунул ее во внутренний карман, оказалось, что в доме было не так тепло, как он думал, хотя на девушке была надета одна лишь старая, мужская, футболка.
– Я искал вас с Шарлоттой, но ты уехала из города, – Джейсон шмыгнул носом, поднимаясь на ноги, - Пришлось нанимать детектива, чтобы узнать где вы находитесь.
Это было для начала, небольшое вступление, Фрост не знал как отреагирует Эдди на его появление здесь, впрочем, если бы она вздумала дурить, он сумел бы найти на нее управу, вот только провернуть это дело он хотел как можно более деликатнее.

+1

5

Этого не должно было случиться. Такие вещи не должны происходить – не с ней, не в ее жизни, не вот так вот глупо и нелепо. Она не хочет и не может позволить, чтобы ее жизнь, не без труда собранная, воссозданная из тех кусочков, которые он оставил бросив ее (и она сидела в полицейском участке, с огромным, до чертиков нелепым пузом, и все поверить не могла, что ее в чем-то обвиняют, или не ее, а Джейсона, это ведь так глупо и нелепо, и она все поверить не могла, что он украл ее ключи и сбежал, и ее деньги украл, и ограбил дома людей, у которых она работала, это было неправдой, ведь вчера он обнимал ее за живот и шутил, что их малышка, их девочка, их Шарлотта будет маленькой футболисткой), вновь разрушилась.
Как ребенок, строящий замок из песка во время прибоя. Старается, тратит на это все силы, плачет, быть может – а волнам все равно, они раз за разом все разрушают. Джейсон – волна, и он пришел для того, чтобы камень на камне не оставить от ее маленького, устоявшегося, казалось было, мирка. А рыжей только стало казаться, что она смогла восстановить свой мир, вернуться на те позиции, на которых была до знакомства с Джейсоном.
Она роняет ключ, рукой ерзает по стене, ища выключатель. Пусть это будет грабитель, или там маньяк какой, - но нет, это Джейсон, ей не повезло. Стоит на противоположной стороне кухни, спиной к раковине. Он совсем не изменился за три года, и от этого только хуже. Можно подумать, что он и не исчезал никуда.
-Не… не смей. – вдох. Выдох. Хуже всего ей – из-за прочерка в свидетельстве о рождении Чарли, из-за этого чертового клейма, она вед не одна делала этого ребенка, она ведь не одна принимала решение оставить его, но одна тянула лямку чертовых три года. Наклоняется, подбирает ключ, но глаз с него не сводит – словно Джейсон может исчезнуть, испариться.
Она этого хочет – или она этого боится?
-Проваливай отсюда, пока я не вызвала полицию, ты, чертов черножопый мудак…
- голос противно съезжает на слишком высокие ноты, предательски подсказывает ему, что рыжая на грани истерики. Не дело это. – Вали давай! – будто даже вперед подается, но тут же тормозит себя

+1

6

Многие люди знают, что жизнь как карточная игра, словно покер, и  Джейсон в который раз убеждался в этом. И даже если тебе выпадает плохая рука, всегда есть шанс выйти из игры победителем и сорвать крупный банк. Помимо смекалки и умения всегда и везде держать свою мину, существует и еще одно качество, необходимое для победы в этой игре, и пожалуй самое важное – это блеф, умение врать своим партнерам, глядя им прямо в глаза. Некоторые освоили эту науку так тонко что выкручивались казалось из самых сложных жизненных ситуаций, будь то карточная игра, или же наша с вами повседневная жизнь.
Эддисон Хадсон никогда не умела блефовать, даже когда у не на руках, казалось бы, были все карты, она предпочитала уходить в «Пас» или сливать всю игру. Ее предательски дрожащий голос и напускное негодование выдавали ее блеф, который Джейсон тут же уловил. Это определенно не могло быть проявлением праведного гнева, хотя для него и были, казалось, все предпосылки, иначе гаечный ключ, в полете, уже пересек бы большую часть кухни и был бы на полпути между Эдди и головой мужчины, который забрался к ней в дом после стольких лет. Вся ее речь, все слова, были враньем, шитым белыми нитками, в попытке на то чтобы скрыть правду – она до сих пор все еще любит его, любит настолько, что боится своими неосторожными действиями спугнуть его. Она боится отвести от него взгляд, даже на долю секунды, чтобы он внезапно не растворился в воздухе, как один из ее снов, по утру.
Джейсон оторвался от своего места где стоял, и переступая через оставленную на полу сумку сделал пару шагов в сторону хозяйки дома, он расставил свои руки в сторону, показывая тем самым, что не собирается причинить ей вреда, если она вдруг подумает, что он явился сюда чтобы расправиться с ней.
– Значит ты хочешь меня прогнать? – спокойным, мерным, голосом задал он ей вопрос, не останавливаясь и продолжая приближаться к ней, - Думаешь, что если ударишь меня сейчас этим ключом, то тебе станет легче? Хочешь переложить на меня ответственность за то, что моя дочь будет расти безотцовщиной?
Оказавшись от нее на расстоянии пары метров, мужчина резким движением подскочил к ней, и крепко прижав девушку к себе, начал целовать ее сначала в шею, а потом за ухом, шепча при этом те приятности, которые принято шептать любимой женщине в такие моменты. Старая футболка пошла прочь с ее плеч, открывая взгляду приятные округлости молодого женского тела, тонкую, не смотря на роды, талию потвердевшие, толи от холода, толи от возбуждения, бесстыдно торчащие, соски, к которым Джейсон тут же припал.  Сметя с кухонного стола все не нужное, Джей поднял Эдди как пушинку, уложив мать своего ребенка на столешницу так, чтобы ее таз оставался навесу. Куртка и рубашка отправились прочь, по трусикам девушки стало видно, что она была готова, Фрост не заставил себя долго ждать, приспустив штаны мужчина полностью, резко и без остатка, вошел в свою партнершу, продолжая медленно выводить и вводить в нее свой инструмент. Он всегда так делал (и не только с Эддисон), постепенно давая к себе привыкнуть перед тем, как начать акт по-настоящему.

+1

7

Она с тот день несколько часов сидела за кухонным столом в их крошечной квартирки - напротив двери в кухню располагалась дверь в детскую, и желтый цвет стен граничил, резко обрываясь, с бежевым, они ведь не успели закончить ремонт, а на полу лежали детали будущей кроватки. Шарлотта так никогда в ней и не спала: сама Эддисон не смогла справится с конструкцией. Она раз за разом набирала Джейсона, смотря, как темнеет за окном, а потом пошла в спальню, и полезла в шкаф: денег не было. Не было ее денег, ее пятнадцати тысяч долларов, ее будущего красивого лица, ее будущего.
Ночью приехала полиция, и, уж поверьте, никто не делал скидок на огромное пузо. Она сама виновата. Она связалась не с тем мужчиной, с плохим парнем. Будто бы у Эддисон был выбор. Даже хорошенькая милашка, избалованная чужим вниманием едва ли смогла противостоять Джейсону, что уж говорить о девушке, мечтавшей о любви, но твердо знавшей, что ей это не грозит ни за что в мире?
Она отлично понимает и разницу между желаниями ее тела и ее души, отлично осознает, что нужно ей для того, чтобы быть счастливой. Даже если иногда демон изнутри Эддисон берет свое, даже если иногда телесные желания оказываются сильнее, чем она может себе позволить, но все же, куда важнее то, что ее сердце уже разбито, что она запретила себе пользоваться им, запретила идти на поводу у глупых эмоций, не приносят их ничего, кроме боли, страха и одиночества. Той обиды - все еще слишком много. Все еще слишком много маленькой плачущей девочки, лежащей у нее в кровати и не вызывающей ничего, кроме ненависти. Это, кстати, и о Шарлотте тоже.
Эдди никогда не Уизли сопротивляться, никогда не говорила "нет". Всегда это страх, сегодня - желание.
Под руку попадает вилка, и рыжая бьет ей не глядя туда, где по ее расчетам должно быть егоплечо. Отталкивается, выворачивается, пинается. Со стола сыплется посуда, и она сама падает на эти осколки, только вот ее это не волнует. Она не позволит Джейсону вновь сломать себя.
-Я тебе сказала, сраный ты...
-Мама? - Шарлотта стоит со своим медвежонком на пороге кухне, заспанная, ничего не понимающая.

+1

8

С чем можно сравнить секс, когда она получает удовольствие от того, что внутри нее оказывается мужчина, или он, когда начинает делать приятное ей, поступательными движениями проникая все глубже и глубже. На самом деле секс много с чем можно сравнить, но вот проникающее ранение вилкой в плечо, во время самого процесса, когда человек является наиболее уязвимым, определенно возвращает ясность ума и заставляет посмотреть на ситуацию несколько иначе.
– Твою мать, ебаная сука! – вполне оправданная реакция, когда вилка наполовину вошла в ваше плечо, выкрикнутая, естественно, во время самого удара, прямо в лицо. И если он своими усилиями делал женщине на столе приятно, то она не стала отвечать ему взаимностью.
Дальнейшие разборки и брань прервало появление на пороге маленькой девочки, заменив злость и гнев на стыд. Вряд ли Эддисон рассказывала дочери о ее отце, и уж тем более не стоило думать, что та знала его в лицо. Отличное появление, папа, нечего сказать. Быстро выдернув из плеча столовый прибор, мужчина подтянул штаны, чтобы прикрыть свой срам. После чего помог сделать то же самое Эдди, подав ей ее футболку.
– Я пойду, приведу себя в порядок, – сказал Джей, удаляясь с кухни, и закрыв рану на плече своей рубашкой.
Наверху, на втором этаже, было не лучше, чем на первом, разве что только еще прохладнее. Это только подтвердило теорию о том, что женщина не нашла спрятанные в машине драгоценности, однако, он надеялся, что было не слишком поздно, и ей в голову не пришла дурацкая мысль продать тот «Форд», что было бы катастрофой, масштабов которой было сложно себе представить. В ванной комнате шел ремонт, и судя по его состоянию, это был затянувшийся ремонт, дело ясное – дому требовались умелые мужские руки, и не только здесь. На мгновение Джейсон остановился, и его осенило, а ведь это была идея, мужчина не сомневался, что его присутствие рано или поздно все равно приведет к тому, что она сдастся и вновь окажется в его сетях, а помощь в работе по дому выставила бы его в лучшем свете. Фрост обработал рану и перевязал ее, найденным в шкафчике над раковиной, бинтом. Привел себя в порядок и только после этого снова вернулся на кухню, за своими вещами.
– Я так понимаю, что в твоем доме для меня места нет, – обратился он к Эдди, доставая из своей сумки свежую футболку и надеваю куртку, -  Посплю у себя в машине, но даже не надейся на то, что я уеду.
Сказала ли она Шарлотте, кто он такой, и скажет ли когда-нибудь, Джейсон привык ночевать в подобных условиях, но эти и другие вопросы никак не давали ему уснуть. И это пугало самого мужчину, еще больше, чем перспектива того, что он мог потерять свои бриллианты. В конечном счете, спустя какое-то время, он все же уснул, провалившись в мир снов.

+1

9

Вот оно – то, что ей нужно было вспомнить, то, что ей теперь нужно ежеминутно держать в своей голове, что нельзя ни в коем случае забывать, ведь может все самой настоящей катастрофой обернуться. Она едва выкарабкалась из послеродовой депрессии (да что уж там – она до сих пор была там, глубоко на дне; если ДО Джейсона, Эддисон хоть и понимала, что не красавица, но все же вполне справлялась с окружающим миром и своей ролью в нем, то после него, не осталось ничего, кроме выжженной пустыни и бесконечной боли), она потеряла всяческую способность доверять людям, и едва ли когда сможет смириться с тем, что и как происходит в мире вокруг, всегда будет чувствовать себя слишком маленькой, слишком жалкой, то повторение пережитого…
Это ее убьет. Это слишком несправедливо и слишком ранит для того, чтобы с подобной болью можно было жить всерьез, и он ведь разрушает не только ее саму, но и ее жизнь. Не яд, а настоящая кислота, прожигающая все, до чего только дотрагивается. Разумеется, ее положение сейчас хуже, чем было в Лос-Анджелесе, там-то платили прилично, и была крошечная миленькая квартирка, где можно было неплохо обитать, а не эта безразмерная развалюха, а еще… а еще есть Шарлотта. И малышка – уязвима, уязвимей, чем Эддисон, у нее еще нет этой толстой кожи. По правде говоря, и сама рыжая-то обстается все еще слишком беззащитной, но ей хочется думать, что теперь никому не добраться до ее чувств, позволим этот обман.
Но он кричит ей в лицо и разрушает магию, которую сам создал своими ласковыми словами на ушко; мираж уходит, обнажая самую суть, и это отрезвляет рыжую окончательно. Он – злая обманка, призрак прошлого, который может разрушить ее будущее, если она позволит заморочить себя. Она натягивает футболку, старательно избегая смотреть на него.
Мудак. Урод. Ублюдок. Он уже забрал у нее жизнь, и нельзя позволить этому повторится.
Шарлотту Эддисон усаживает на стул, стол – тщательно протирает, а вот уборкой себя не утруждает; не до этого сейчас, когда руки трясутся. Прежде, чем Джейсон спускается вниз – единственная причина, по которой рыжая не следит за ним ястребом, так это осознание того, что воровать ему попросту нечего, денег у нее кот наплакал – Чарли получает гигантскую по сравнению с маленькими ручками чашку какао. Обычно Эддисон не поощряет подобных выходок, но сегодня ее гложет чувство вины. Девочка ведь не виновата, что мать у нее глупая уродина, а отец – равнодушный мудак. Он как-то притащил плюшевого медведя, когда она только узнала о залете, но после его побега, Эддисон игрушку выбросила, как выбросила и все его фотографии.
-Удивительно, с чего бы это. – она не смотрит на него, только на Шарлотту, и голос старается не повышать. – Не уедешь сам, полиция тебе поможет. Ты на частной земле, на моей земле – которую она уже продала итальянской мафии, но едва ли ему нужны подробности: - и тебе здесь не место. – она сидит прямо, но стоит двери за ним закрыться, как ее скручивают рыдания, да так, что Шарлотта тоже хныкать начинает, но скорее от растерянности. У нее-то причин для печали нет.
Бессонная ночь ждала не только Джейсона.

+1

10

В точно установленное время будильник в телефоне Фроста, страшной, как атомная война, приевшейся еще с детства, мелодией, поднял своего хозяина на ноги. Еще одна почти бессонная ночь трудно давалась мужчине, сначала он долго ехал из Лос-Анджелеса в Сакраменто, решал там свои дела, затем провел больше суток сидя в машине, под сильным ветром, терзаемый снами и мыслями, едва сумев уснуть. И сейчас наступал еще один такой же день, когда ему не удастся выспаться. Глаза мужчины слипались, так и норовя сомкнуться, рот же напротив, не закрывался от зевоты, но если он хотел вернуть себе свои деньги, то нужно было что-то делать, и он делал.
Отсюда до города было минут пятнадцать-двадцать езды, если он вспомнит дорогу обратно, и хорошо сориентируется на местности, так что он не стал тянуть с осуществлением своего плана, сразу принявшись за дело. Чтобы успокоить Эддисон, которая не увидит с утра его машины под окном, он написал записку, в которой говорилось, что он поехал в город за покупками, в том числе и сантехники, для ремонта ванной комнаты. Подсунув листок бумаги под дверь Джейсон направился обратно в город, туда, где у него были другие дела, с человеком по имени Джек О’Рейли. Решив их, он заехал еще кое-куда, забрать у хороших людей свой заказ – пакет с картами, почти идентичные тем, которые использовал дилер в одном из тайных притонов мафии, отеле под названием «Парадиз»,и только после всего этого отправился за покупками для девочек Хадсон. Он не особо утруждал себя выбором будущего интерьера для ванной, хотя его сантехнические и слесарные знания в этой области вполне позволяли бы ему сделать себе карьеру сантехника по вызову, и даже обеспечить семью, возьмись он за ум и брось криминал, но старое амплуа приносило ему куда больший доход, чем некоторые считали. Фрост был не из тех людей, которые были обременены проблемами с деньгами, по крайней мере сейчас, и все же он не стал особо распаляться, купив для Эдди и дочки «самое необходимое» (еда, детские игрушки, средства личной гигиены и т.д.), чего набралось на добрых две тележки, не считая новой сантехники и отделочных материалов, которые теперь занимали место в кузове пикапа.
На ферму Джейсон вернулся уже ближе к полудню, когда на улице как следует расцвело и относительно потеплело, хотя ветер все никак не унимался. Первым делом мужчина притащил в дом то, что предназначалось девочкам, как можно реже стараясь пересекаться взглядами с Эдиисон, и молча большую часть времени, и только потом принялся затаскивать остальное в гараж, забирая и поднимая на второй этаж необходимые для ремонта материалы.
– Ты жила здесь около трех лет, - отстраненно, как бы между прочим, заметил Фрост, сидя на кухне за столом и перебирая в руках привезенные пару часов назад карты, задерживая свой взгляд сначала на номинале карты, затем на «рубашке» каждой из них, раз за разом, снова и снова, - Скажи, что ты знаешь о некой Ливии Андреоли? Слышала о ней когда-нибудь?

+1

11

Он привез зеленую плитку для сантехники, несчастную зеленую плитку, чертову зеленую плитку, и от этого захотелось плакать куда как сильнее, чем ото всех событий вчерашнего вечера. От этого завыть хотелось, спрятаться под одеялом где-нибудь в углу, в общем – не жить, не существовать, не дышать. Он знает, что она не любит зеленый цвет, что она терпеть не может зеленый цвет, что ей нравится фиолетовый, сиреневый, желтый, голубой, розовый, серый, какой угодно, но только не чертов зеленый цвет. Зелень в ванной никому и никогда не нужна, зелень в ванной лишняя, она все время заставляет думать про такую гадость как грибок, гниль, плесень и все такое…
Ему было плевать на нее, и чертова зеленая плитка заставляла рыжую понять это во всей полноте. Внутри нее если еще и жила надежда, что у всего произошедшего три года назад есть хоть сколько-то рациональное объяснение, есть щадящее ее объяснение (например, что Джейсон мертв), то теперь становилось совершенно очевидно: Фрост ее просто использовал – и хочет использовать теперь.
Все утро она провела перед зеркалом. Меняла кофты, меняла свитера, меняла несчастные лифчики – впрочем, одежды у нее было совсем немного, и даже с учетом всех возможных вариантов, много времени это не заняло. А волосы? Попытаться их выпрямить, собрать в хвост, собрать в косу, или что-то еще? Красится, или нет? Нет, разумеется, не краситься, ни в коем случае, это даст ему сигнал, и волосы в косу, так построже, и свитер – большой, серый. Она даст ему знать все, что думает. Мудак, мудак, мудак…
-Шарлотта, не смей лезть в мусор! – она рычит на девочку, заинтересовавшуюся содержимым многочисленных пакетов, стоящих в холле. Эддисон вчера запирала чертову дверь, как он только мог войти? Как он смел делать вид, будто имеет право делать здесь хоть что-то, распоряжаться ее жизнью, ее домом? Зачем он вновь пытался убить ее? За что? В чем Эддисон столь провинилась перед ним, что Джейсон к ней столь жесток?
Шарлотта все-таки ытягивает из одного пакета узкую розовую коробку с куклой, и рыжей приходится ее отобрать. Коробка отправляется за порог.
Она уходит на кухню, не мешая ему носить какую-то дрянь и эту дрянную зеленую плитку наверх. Готовит завтрак, разбивает яйца одно за другим в сковороду, заливает этой смесью свежезамороженные овощи… Шарлотта вертится, ей понравилась эта чертова кукла, и ей хочется рассмотреть все остальное, все незнакомое, но такое красивое, такое… недоступное для них.
-Не смей лезть ни к Ливии, ни ко мне. Я не хочу, чтобы когда ты свалишь и подставишь меня опять, разбирать твои косяки перед мафией. – в Лос-Анджелесе, она имела дело с полицией и богачами, теперь же… здесь же… если он вновь подставит ее, Эддисон явно не отделается малой кровью.
-Уходи, Джейсон. Я не делала тебе ничего плохого, так что и ты оставь меня в покое. – она не хочет говорить этих слов, и уж тем более не хочет говорить их таким тоном. Но – говорит, и прячет взгляд – будто стыдится того, насколько ей больно. Одна тарелка для Чарли, вторая для самой Эддисон, и порции куда больше, чем она кладет обычно. Да, Фрост, это чтобы ты не подумал, что завтрак и на тебя расчитывали.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ...а вот и папа!