Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - не ищите идеальных людей, сегодня мы дома;


- не ищите идеальных людей, сегодня мы дома;

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://sa.uploads.ru/eHCIq.png
Nola & Max & Roberta
Сложно сказать, какие отношения у Макса со своей сводной сестрой. Временами она ему нравится, временами бесит. Однозначного ответа на этот вопрос вы не услышите. Так или иначе, сегодня, 14 февраля, Макс приезжает в Сакраменто, чтобы встретиться с Робертой в то же время и в том же месте. Хотите знать, что выйдет из этой встречи? Читайте, и очень скоро узнаете.

+2

2

Я сделал всё -
И всё оставил,
В моей игре
Почти нет правил,
И мой герой
Не держит строй
И лезет на рожон...

Я сбыл мечты и откровения,
В руках судьбы
Моё спасение,
Мой главный нерв
Продет в иглу,
Предельно обнажён...

     
  На дворе была суббота, а поэтому уйти в университет на пол дня не представлялось возможности. Лола была занята встречей с каким-то очередным хмырем, Руни не появлялась на горизонте уже очень давно, а за сим одинокой и отчаянно грустной Бобби пойти было некуда. Настроение у нее было отвратное с самого утра, а целующиеся мать и отчим только усугубили положение. Закрыться в комнате, чтобы рисовать новый логотип для небольшой кондитерской, стало не вариантом, когда миссис Старк тонко намекнула дочери, что той следовало бы убраться, так как у них будет бурное празднование дня Святого Валентина. Ну, как тонко намекнула…
- Роберта, я бы хотела, чтобы до вечера ты сегодня пошла погулять. У тебя ведь есть с кем погулять?
- Нет, мам. Я бы хотела посидеть за логотипом для «Сладкого города», – мягко ответила Старк, с тоской глядя на кисти, карандаши и лист формата А3, лежащие на столе.
- Дорогая, будь добра, порисуй где-нибудь в другом месте, – с раздражением отозвалась Нола, пафосно взмахнув ухоженной шевелюрой и всучив девушке куртку. Затем выудила из кармана несколько сотен долларов. – Мне необходимо позаботиться о твоем будущем.
- Своем, мам, своем, – тихо отозвалась Бобби, покорно забирая деньги и кожанку на овечьем меху, чтобы уже через двадцать минут шагать по улицам Сакраменто.
  Асоциальная и ненавидящая места общепита, Старк очень надеялась, что кто-то из приятельниц освободится и найдет время, чтобы сходить с нею куда-нибудь. Но увы, ей пришлось бродить одной. Обилие влюбленных парочек непомерно раздражало, а количество розовых сердечек с тонкими силуэтами ангелов и вовсе вызывало желание убивать. Девушка весь день боролась с приступами ярости, рвущими её на части и заставляющими желать запустить в слащавых уродцев чем-нибудь тяжелым. Паранойя обострялась, когда в каждом белокуром юноше Роберта начинала видеть бывшего. В итоге задерганная и морально убитая, она устало вывалилась из магазинчика беднейшего района с небольшим пузырьком виски. Отлично зная, что за распитие алкоголя в общественных местах можно попасть за решетку на несколько суток, Старк залила янтарную жидкость в купленный у торговца дешевый кофе, чтобы шагать по полупустой улочке, попивая самодельную вкусность.
  Когда стемнело, Бобби все же решила убираться из парка, в который её занесло около четырех часов вечера. Добираться было страшно, поэтому сжимать карманный нож в кармане она не переставала. Выбросив пустой стаканчик в урну на выходе, девушка добралась до остановки. Автобус не заставил ждать,  и уже через минут десять Роберта ехала домой.
  Спустя два часа она вывалилась из неудобного рычащего монстра, матерно проклиная его на все лады. Вступив в грязную лужу, Старк выругалась уже в голос и вошла в дом. Шипя на консьержа, предлагающего свою помощь, и на других жильцов, отправляющихся на лифте в свои квартиры, блондинка добралась к себе.
- Ма-а-м? Александр? – проверила девушка. Никто не отозвался в пустынном доме, а засим она стянула ботинки и уныло поплелась в свою комнату. Та оказалась открытой, и на кровати возлегал старший брат, копающийся в каком-то своем девайсе. Памятуя события прошлого года, Бобби лишь с грустной иронией спросила: – Тебе снова нужен повод развестись?

+1

3

комната; апартаменты; вв;

мой небосвод хрустально ясен
и полон радужных картин,
не потому, что мир прекрасен,
а потому, что я - кретин.

[audio]http://prostopleer.com/tracks/114995z92D[/audio]
      Макс никогда не считал День Святого Валентина особо торжественным праздником, на который принято заведомо покупать подарки и подписывать открытки с розовыми пухлощекими ангелочками. Он вообще день всех влюбленных за праздник не считал, обычный такой выходной, одна из редких суббот, когда он обещал  смотаться домой, навестить мать и сестер. Тех сестер, имена которых начинались на протяжную букву «М». Роберту Старк и ее мать, даму на редкость распущенной наружности, он на дух не переносил и старался пересекаться  по минимуму. Впрочем, Бобби редко бывала дома, а Нола едва ли удостаивала Брауна-младшего хотя бы беглым взглядом. Семейка, надо сказать, у Макса всегда была потрясающая, и ее члены умели создавать проблемы на пустом месте по щелчку пальцев. Например, сегодня. Не успел парень пройти регистрацию и занести свое тело в самолет, как позвонил отец и сообщил, что вечером планируется званный ужин, и надо не только выглядеть прилично, но еще и вести себя прилично, и купить овердофига продуктов к столу, и еще… еще надо обязательно притащить какую-нибудь девушку, чтобы не выбиваться из основной массы гостей. Хм, интересно, с кем придет Мила?       И он почти созрел задать волнующий вопрос, как папаня отрубил связь. Отлично! Спасибо! У него всего два дня на отдых, и эти придурки уже умудрились испортить уикэнд. Весь двухчасовой перелет Макс мирно проспал, потому что жопой чуял – поспать ближайшие двадцать четыре часа ему более не светит. По прилету он первым делом набрал номер  матери и узнал, все ли у нее в порядке, женщина заверила, что у них с Матильдой все отлично. Затем, проигнорировав все просьбы папеньки на тему «купи-принеси-подай», Браун поймал такси и отправился домой.       В квартире было тихо, только в глубине спальни слышались какие-то шорохи непонятного происхождения.
- Есть кто? – тишина. – Пап? Роберта? – такая же звенящая тишина. Ну и пошли нахуй, - не успела мысль обрести словесную оболочку, как в коридор выплыл Александр с голым торсом, на бедрах кое-как болталось полосатое полотенце.
- Какого хрена ты так рано?
- Блять, это вы какого хрена ебетесь средь бела дня? – мужчина раздраженно кидает дорожную сумку в коридоре и направляется в свою комнату. Точнее, в свою бывшую комнату. Теперь она принадлежала Роберте…
Его вещи небрежно запиханы в нижнюю полку в шкафу, стойка с дисками, копившимися еще года так с две тысячи пятого, покрылась слоем толстой пыли, в то время как свои вещи эта девица содержала в чистоте и порядке.  Пофигу. Решив, что ворошить прошлое – не лучшая затея, шатен рухнул на кровать, устремляя взор в белый потолок с маленькими безжизненными лампочками по периметру. Через треть часа в прихожей хлопнула входная дверь, сообщая о том, что Александр и его потаскуха свалили, оставляя Макса в гордом одиночестве.
      Бесцельно послонявшись по квартире, искупавшись в бассейне и пообедав вчерашней разогретой лазаньей, парень от тоски был готов лезть на стену, и даже уныло полистал контакты в телефоне, намереваясь отыскать там имена Милы или Бобби. Первая была недоступна, номера второй в справочнике не обнаружилось.
Вот так летишь домой, к родным, из другого штата, а тебя никто не ждет, не встречает и не думает вспоминать. Решив не поддаваться первой стадии депрессии – апатии, мужчина немного позанимался спортом, сходил в душ, и, когда уже стемнело, вернулся в комнату с твердым намерением наслаждаться своим одиночеством и двухэтажными апартаментами. Но стоило ему переодеться и лечь на кровать, как за спиной послышался скрип двери. Макс резко обернулся и увидел на пороге знакомое лицо. Роберта, это была она. За несколько месяцев, что эти двое не виделись, волосы блондинки стали значительно длиннее, но целом она не изменилась, разве что выглядела сейчас менее дерзкой и более уставшей.
Отложив в сторону планшет, парень обнял свою сестру за плечи, все таки они давно не виделись, и ему было приятно застать в этом аквариуме хотя бы одно знакомое лицо. От Робби пахло сигаретами и виски, а еще улицей и дымом из ларька, в котором готовят горячие ход-доги.
- Я тоже рад тебя видеть, и нет, я еще не успел жениться повторно, -  он совсем позабыл о том, что приключилось с нами год назад. Роберта – стерва или хочет такой казаться, так что нельзя терять бдительность. Отпустив девчонку, Браун лениво зевает, прикрывая рот рукой. Через каких-то час-два в дом завалиться толпа народа.
- А где твой парень? Мне сказали, в такой день, - он грандиозно взмахивает руками, стараясь передать весь пафос этого надуманного торжества, - без бабы не приходить. Каждой твари по паре, ну или типа того. Милу не видела? Не могу до нее дозвониться. Ты принесла… Вино, зерна черного перца и… - корень мандрагоры? Бля, что там батя говорил? Она же женщина в доме, вот пусть она и бегает по магазинам, логично, нэ?

+1

4

Сын поэта - фанат ЦСКА.
И от гула футбольных трансляций
Муза-сволочь свалила в туман,
Не оставив визитку свою.

[q.] Трофим «Посвящение поэту».

    Неожиданно теплый прием несколько удивил Роберту. Она привыкла к тому, что в доме её все в чем-то упрекают или стремятся избавиться, поэтому объятия брата заставили девушку на секунду превратиться в камушек и уже запоздало обнять в ответ. Но брат уже отпустил её.
- Я тоже рад тебя видеть, и нет, я еще не успел жениться повторно.
- Прискорбно.  По моим наблюдениям, заиметь штамп в паспорте – это единственный шанс выбраться из этого серпентария. В этом раскладе я – неудачница, а ты и вовсе клинический кретин, – хмыкнула Старк, стащив с себя куртку и бросив её на свою кровать. – Хотя есть ещё вариант сдохнуть.
  Голос звучал тихо и меланхолично. Выпитый алкоголь высосал из нее какие-либо эмоции, оставив лишь усталый скепсис и интерес, проявляемый лишь к физическим желаниям на тип «покушать», «покурить», «помыться» и «отоспаться». Так обычно происходило, когда Бобби была обдолбанная в хлам. Но тогда её несло на творчество и рождались воистину красивые логотипы или гениальные слоганы для рекламы. Со временем траву и шишки доставать стало проблематично, поэтому приходилось подолгу ждать прихода Музы, стараясь не биться об стенку головой и вообще быть спокойной.
- Если установка «каждой твари по паре» правильная, то моя тварь утонула при всемирном пиздеце тысячи лет тому назад, – уныло хмыкнула Роберта, ища на полке пижамные штаны и растянутую домашнюю майку.
- Милу не видела? Не могу до нее дозвониться. Ты принесла… Вино, зерна черного перца и…
- Мила обычно не приходит сюда. По крайней мере, я её никогда не видела, – пожала плечами девушка. – Вино, зерна черного перца… что блять? – она недоуменно вытаращилась на Макса, тихо поражаясь наглости родителей. – Меня выперли ещё утром, всучив двести долларов и куртку. Им, видите ли, потрахаться больше негде.
  Абсолютно бесстрастно она спряталась за дверцу шкафа и переоделась в домашнюю одежду. Затем завязала русые волосы в хвост.
- Во всяком случае, я собираюсь запереться в комнате и обдолбаться, – Бобби потрясла небольшим пакетиком, выуженным из прикроватной тумбочки. – И мне лично плевать на то, что им надо поддерживать имидж идеальной семьи, когда моя Муза эпично свалила в туман.
  Спрыгнув с постели, Старк подошла к двери, выглянула в темный коридор, а затем заперла комнату на ключ. Спокойной уверенной походкой направилась к компьютерному столу, открыла верхний ящик и достала трубку и зажигалку.
- Ты можешь или попробовать остановить меня, или присоединиться. Хотя на самом деле насолить папаше и этой ведьме тебе хотелось бы, признайся, – с этими словами Роберта села на стол и закинула ногу на ногу. С провокационным спокойствием девушка вытащила из пакетика щепотку травы, положила в трубку и закурила через мгновение. По комнате тут же начал расходиться сладковатый дымок, который медленно погружал в атмосферу андеграундовых баров в которых Старк и брала такого рода вещи.

+2

5

it started out with a kiss
how did it end up like this?
it was only a kiss


[audio]http://prostopleer.com/tracks/55843X9yD[/audio]

      Роберта как всегда источала лучи добра, рассказывая об утонувшей «твари» так, словно бы ее ответ был заготовлен давным-давно и не являлся спонтанным. Я не любитель лезть в чужую личную жизнь и строить пустые домыслы, но даже мне, закоренелому пофигисту, глядя на нее в этот момент было интересно – как у нее вообще может быть парень? И вся ирония заключалась в том, что, по слухам, он у нее даже был. И нынешнюю агрессивность можно было бы списать на озлобленность на весь мужской род, но Бобби всегда такой была, все полтора года, что я ее знал. Иногда, когда у меня бывает хорошее настроение, сподвигающее на размышлизмы, я думаю о том, что сделало из внешне симпатичной, далеко не глупой и начитанной девушки такое чудовище, увлекающееся только травкой и напускным сарказмом. Неужели можно ловить кайф от того, что каждый первых хочет взять тебя за глотку и уебать головой об стену?
- Ясно, - это касательно того, что ингредиенты на «шабаш» она тоже не принесла, ну и хрен с ними, пусть сами готовят свою утку в апельсинах, фондю и прочую обжираловку без нашего участия.
      Робби переодевается за дверью шкафа, и я украдкой кидаю взгляд на изящный и правильный изгиб спины. Я не отношусь к ней как к сестре, потому что сестра – эта та, чьи тело, голос, запах для тебя навсегда остаются родными. И когда я обнимал Милу, то каждый раз невольно возвращался в детство, к тем дням, когда она смеялась, спихивала меня с кровати и пыталась ударить игрушечным танком по голове. Со Старк нас не связывало ничего, мы даже по бумагам не были родственниками, наши родители сожительствуют, и обоим приходиться мириться с этим странным и, как мне хочется верить, бесперспективным союзом. Я знаю своего отца, он будет драть Нолу по-полной, столько раз, сколько ему будет хотеться, обещать жениться на ней и ускользать. Помолвка случилась уже больше года назад, а свадьбой все и не пахло. Может быть, и Магнолию устраивал такой расклад, жить в доме на правах любовницы? Но если меня в квартире почти не бывает, так как она не является основным местом моего проживания, то Роберта должна им не хило так докучать, все-таки девушке уже не пять лет, ей не всучишь новую игрушку со словами «поиграй, детка, пока взрослые занимаются своими делами». У Роб есть глаза, уши, и, главное, мозги. Если бы она чаще ими пользовалась, а не прогибалась под мать, покорно уматывая с поля зрения каждый раз, когда той было нужно, то могла бы жить более счастливо.
      Старк облачилась в домашнюю одежду, выныривая из укрытия и закрывая комнату на ключ. Ого, моя бывшая комната обзавелась замком!
- Робби, не надо, - забираю у девушки трубку, нюхаю эту дрянь, и, не учуяв ничего особо привлекательного, откладываю курево в сторону. Может быть, пару месяцев назад я бы и повелся на ее провокацию, соглашась раскурить косячок-другой, но увлечение марихуаной никогда не способствовало поддержанию здорового образа жизни, зато спорт занимает в ней немаловажную часть. Здоровая еда, здоровый сон, здоровый секс… Кстати, о сексе. Его у меня не было уже две недели как минимум, не могу же я каждый раз на выходные мотаться в Сакраменто?
- Нет, Старк, - отрицательно мотаю головой, забирая у нее и пакет тоже, - не хочу я никому досаждать, по крайней мере сейчас, - слова прозвучали чистейшей правдой. Не то, чтобы я вырос, повзрослел и поумнел, отложив тупые шутки, но я так редко вижу свою семью, какая бы она не была, что иногда мне хочется попробовать найти общий язык с компанией этих странных людей. И начать стоит с Роберты, которая, по-моему, немного офигела от того, что я отказался от покуряшек.
Сажусь на кресло, что стоит позади Бобби, и, вытянув одну ногу, легонько пинаю  стул, на котором восседает блондинка.
- Старк, почему ты такая, а? – в квартире по-прежнему тихо, возможно, не привыкшее себе отказывать хоть в чем, семейство Браунов двинуло праздновать в ресторан, точнее, его часть.
      Может, Роберта думает над внезапностью вопроса, а может, затяжки хватило для того, чтобы ее разум отправился в увлекательное путешествие по стране радужных единорогов, не знаю, но блондинка молчит. Я поднимаюсь с кресла и кладу руки ей на плечи, наклоняясь и прикасаясь губами к макушке. Не буду сейчас проводить тонкий анализ ее личности, просто на безрыбье и рак рыба, как говорится. И даже такая озлобленная и испорченная девица, как Робби Старк, может показаться очень даже ничего. Во всяком случае, у нее хорошая фигура, в мать. Генетика – сука беспощадная, одних жестоко обламывает, другим дает все и сразу. Так вот Нолу и Роберту эта сука не обделила, щедро обошлась. Отодвинув тугой хвост, целую девушку в шею, решив не изменять традициям на день Святого Валентина, но в дверь стучат.
- Макс, подъем, - по двери уже не просто стучат, а пинают ногами, и я, отпрянув от показвшейся мне соблазнительной Старк-младшей, открываю дверь, и Александр едва ли не кубарем залетает в комнату, глядя на нас.
- Что вы тут делаете?
- Травку собирались курить, - хмыкаю и киваю на трубку, - а тут вы вернулись. Че надо?
- Щенок, - отец замахивается на меня рукой (можно подумать, на такого здорового детину вообще есть смысл замахиваться?), и я, даже не моргнув на его потуги, обхожу отца, выходя в коридор и натыкаясь на Нолу.
- Привет, - мне кажется, Нола, если бы родилась в мегаполисе и не насмотрелась дерьма в своем мухосранске, была бы вполне нормальной женщиной. Пару раз мы с ней мило беседовали, она совсем не похожа на мать, способную воспитать такое нелюдимое и асоциальной нечто, оставшееся в комнате терпеть гнет Александра.
Осмотревшись, я заметил, что по квартире начали рассасываться еще какие-то люди… Значит, застолье нас не миновало.
- Дайте хотя бы переодеться к столу.

+1

6

«Где ты был? Я не помню, где
Как её звать? Я не помню, как
Я признаю, что не виноват
Я не предатель, я просто дурак»

Василий К., «Монотеизм»

   Отношения между ними никогда не отличались душевностью. У Макса, похоже, не было желания наладить союзничество и понять мотивы будущей сводной сестры, у Бобби просто отсутствовали какие-либо умения строить общение. Отсутствовали потому, что не было того человека, который смог бы показать или рассказать о том, как это бывает у людей. Обычно Старк сходилась с людьми либо на почве какой-то выгоды, либо те впечатлялись её молчаливостью и дикостью.
   У Роберты были несколько попыток воспитать себя, когда начитавшись умных книг, она пыталась все повторить по образу и подобию, но как правило они не давали позитивного результата, что ещё больше мотивировало опустить руки и эпатировать публику. Все дикие поступки – это привлечение внимания, это взятие на себя ответственности, это умение быть первопроходцем. Если так посмотреть, то трава вошла в её жизнь, когда тусовка в «У Барни» только начинала собираться. Тогда Мартелл принес пакет и рассказал всем, что стимулирует его на творчество. И смелости попробовать первой хватило только у Старк. Со временем это выросло в мотиватор и способ выйти в иное измерение, сойдясь сознаниями с партнером по шалости. Вот и сейчас дух исследователя желал узнать каков сводный брат в триппе, но тот, похоже, был слишком погружен в дурацкие правила и предрассудки, поэтому все откладывалось или же теряло смысл вовсе.
- Старк, почему ты такая, а?
- Потому, что моя мать – голливудская шлюха, не умеющая решать проблемы в реал-тайме. Потому, что самооценки у меня нет в принципе. Потому, что меня выпирают из дому каждый раз и не следуют даже моей ма-а-аленькой просьбе трахаться у себя в комнате. Потому, что на комнату пришлось повесить замок, после того, как твой отец наорал и дал оплеуху за то, что я прогуляла пары ради своих рисунков. Подумать только: какое ему дело? Он своих детей не смог нормально воспитать, а мне что-то пытается донести. Дураки, идиоты, маленькие дети в телах взрослых дубин… – трава быстро развязала язык интровертированной Бобби. А может и не трава. Во всякому случае у девушки такая разговорчивость ассоциировалась с триппами и выпивкой. В трезвом состоянии она была неспособна много разговаривать без сарказма, мата и попыток свалить в туман.
   Поползновению в сторону животноводства и инстинктов Старк даже не препятствовала. Во-первых, ей было все равно. Во-вторых, это здорово бы подорвало нервную систему, так называемых, родителей. Но, увы. Родители решили предупредить катастрофу, грохоча в дверь. Роберта лишь вздохнула.
- Травку собирались курить, - хмыкает Макс, - а тут вы вернулись. Че надо? – от этого у девушки лишь активизируется желание бунтовать и дерзить. Только провокации в слегка помутненном разуме начинают проходить через холодный расчет. Именно поэтому девушка сползает со стола и подходит к брату.
- А ещё развлекаться. Ведь представьте, Александр, как же бедняге Максу плохо в армии без женщин. А у него ваши гены, что только усугубляет желание ласки, – ухмыляется Бобби, глядя на то, как у мистера Брауна краснеет лицо и к груди поднимается ярость. После этого она заметила мать, которая шла группой поддержки к деспотичному жениху. – О, привет, мам. Как свидание? Надеюсь, тебе понравилось, – голос светится сарказмом, а кулаки наливаются желанием разукрасить собственной матери красивое личико.
- Дайте хотя бы переодеться к столу.
- К какому столу, Макс? Я тебя умоляю… тебе сильно хочется торчать с толпой зажравшихся идиотов, которым слишком сильно хочется поглядеть на «идеальное» семейство Браун? – Старк смотрит на брата с изрядной порцией скепсиса. – Зачем мы вам? Вы и без нас отлично справитесь. А мы постараемся не орать и не отсвечивать.«Семейный бартер во всей красе».

+1

7

[audio]http://prostopleer.com/tracks/149627MgIQ[/audio]
Красотка я | Александр

Мужчины: как сложно с вами порой найти общий язык. Ты - глупа, если считаешь, что мужчину можно перевоспитать! Ни одной женщине, как бы хороша она не была бы в постели, еще не удалось приручить состоявшегося, благополучного мужика. Умная же женщина, если она достаточно хитра для благополучного, закоренелого, убежденного холостяка, знает: загнать под каблук мужика невозможно, им можно лишь умело манипулировать. Сказать честно, таких рычагов давления на Брауна старшего было немного, но они были и я знала их все. Один из них был качественный секс два раза в день. Качественный, наверное, совершенно не то слово: Александр любил жестко, грубо. Год назад я предложила ему поэксперементировать с плеткой и это вылилось в нашу с ним помолвку. Месяц назад я, одев латексный костюм, наступила каблуком ему на яйца и, кто бы мог подумать, он сделал мне предложение!
Сказать по-правде я немного засомневалась в правильности своего выбора, к тому времени как садо-мазо игры разбавили нашу и не без того веселую сексуальную жизнь. Но пройдясь по улицам Сакраменто и сравнив с тем, откуда я сломя голову бежала буквально год назад, я поняла, что глупо будет мне теперь упускать твой шанс в лице стареющего, но совершенно не увядающего Александра Брауна. С ним было комфортно и это все, что мне было нужно от мужчины. Спокойствие? Стабильность? Верность? Увольте - я не верю, что мужчины способны знать значение перечисленных слов в принципе. Мне с Александром было удобно: жить за его счет, получать дорогие подарки, трахаться на кухне и везде, где ему закончиться. Мы подходили друг другу идеально: даже если он заведет себе другую женщину, или даже мужика, я не стану закатывать скандал и мы оба это знали. Я была достаточно цинична - он был невероятно тщеславен. Что это между нами, как не любовь?
Мне нравилось в Александре многое, а что не нравилось - я могла спокойно игнорировать. Но даже ему, вы удивитесь, не были чужды сентиментальность и романтика: объявить всем о нашей свадьбе в день всех влюбленных была именно его идея! Отблагодарив Брауна дежурным перепихоном предварительно спровадив из дома Робби, я принялась готовиться к ужину, на который были приглашены близкие друзья и родня. Небольшая прогулка по магазинам, час на маникюре и вот Александр, освободившись от дел, везет меня к нам домой. И мне совершенно не странно называть его квартиру нашим домом, потому как с месяц назад я узнала что стану миссис Браун, а значит рано или поздно все, что было у Александра станет и моим. Хехе
Почему все дети думают, что они умнее своих родителей? Ни разу не шутя каждый ребенок хоть раз в жизни думал, будто бы люди, давшие ему жизнь, совершенно ничего не понимают в том, что хорошо, а что плохо, не видят разницу между правильным-неправильным, а главное: никогда в жизни не догадаются когда их дети им врут! Я знаю это наверняка, потому как и сама была когда-то ребенком и искренно верила в то, что ни мама ни папа ничего не смыслят в этой жизни, в принципе. Прояснение о том, что родители знали все и даже больше, как правило, приходит слишком поздно: тогда, когда наши родители погибают и мы больше не дети. Именно в тот момент, когда у тебя не становиться ни мамы ни папы ты понимаешь, что больше ты не имеешь право быть ребенком.
Трудно сказать знала ли я свою дочь настолько хорошо, насколько среднестатистический родитель должен знать о своем отпрыске. Однако были некоторые нюансы, думая о которых я понимала, что не так уж и безнадежна как мать: к примеру мисс Обнимашка - ее плюшевый медведь. Ей было едва ли и три года, когда ей его подарили, но она до сих пор его хранит, пряча от посторонних глаз. Может желая показаться взрослее, чем есть на самом деле, а может просто этот медведь и правда слишком много для нее значил - не знаю наверняка. Или то, что она отлично рисует, а еще лучше - готовит. Было много приятных мелочей знать которые мне было лестно - хранить о них молчание, делая вид, будто бы это мне совершенно не интересно. Было в этом нечто сокровенное конкретно для меня. И не смотря на то, что особой проницательностью я никогда не отличалась, даже теперь я могу заметить кое-какие изменения в поведении дочери: к примеру ее последнее, ужасное, на мой взгляд, увлечение травкой. Я, конечно же, примерным поведением не блистала и сама в ее годы, но даже такие распущенные женщины как я имели кое-какие пунктики, принципы, переступать через которые лично я считала омерзительным. Собственное благополучие и здоровье - то, что я никогда бы не променяла на эфемерную отрешенность от реальных проблем и смотреть как Роберту это совершенно не беспокоит было, знаете, больно. А еще ее отношения с сыном Алекса - Максом. Я не совсем понимала, что между ними происходит, но мне искренне хотелось верить, что здоровенный мужик догадается держать себя в руках рядом с глупой школьницей, считающей, что познала всю печаль мира. Слишком уж они мне напоминали меня и отца Роберты в юности.
- Роберта, не сутулься! - отвечаю я дочери на ее холодное приветствие, едва ли отвернувшись от зеркала, в отражении которого поправляла прическу. К чему смотреть на девушку, когда я итак знаю, что она ссутулилась и теперь шаркает по квартире как старуха с радикулитом? Со мной здороваются приятель Алекса со своей женой: с удовольствием подмечая, как безвкусно она оделась, прохожу к столу, проверяя все ли готово к ужину, где сталкиваюсь с Максом и Робертой, из ушей которой прямо таки брызгал скепсис. - Макс - легкий приветственный кивок, - переоденься, отличная мысль! - перевела взгляд на дочь: - Тебе бы тоже не помешало переодеться, Роберта. У нас гости: это неприлично выходить на люди в.... - брезгливый взгляд на бесформенную футболку дочери, заляпанную каким-то дерьмом, - в этом!
- Нола! - сзади появляется Александр и властно цепляет меня за локоть: - Поторапливайтесь! - обращается уже к своему сыну и Роберте. Одобрительно киваю в знак поддержки слов Брауна старшего, пока из гостиной слышится смех и разговор собравшихся в нашем доме гостей.

You think you own me
You should have known me
You took the future and the food off my family's plate

+2

8

[audio]http://prostopleer.com/tracks/5680284zJrN[/audio]

no one can make this better,
take control, it's now or never!

блузочка для робб; мой вв тот же + пиджак;
      Маленькая дрянь, топит меня в своем коварстве. Она далеко не такая простая, какой кажется. А давайте подумаем, кого представляет из себя Робби Старк на первый взгляд? Озлобленная, молчаливая девушка, запечатывавшая себя в своей интровертированной оболочке, решившая вдруг, что людям она не подходит, а люди не подходят ей. Я не знал, какие события случались в ее короткой жизни, большей частью проведенной в провинции, но нутром чувствовал, Роберта не так проста, чтобы винтиками ее поведения можно было манипулировать так легко и непринужденно, не изучив предварительной инструкции. И вряд ли виной всему пресловутое «мать – шлюха», потому что Нола не шлюха, и винить ее за стремление жить красиво я не смел. Неужели Робб нравилось прозябать в городе с населением в три тысячи людей, где единственная перспектива, которая ей светила – работать кассиром в магазине или убогом ларьке, отбивая по утрам дешевое пиво и сигареты потным деревенским мужикам? Неужели у нее не было и нет никаких амбиций? Нет, уровнем притязаний Роберта, как мне казалось, пошла в мать, а вот апатичностью и нежеланием что-то делать для своего благосостояния – в отца. Так говорила Магнолия, ненавидящая своего бывшего мужа. Иногда мне казалось, что когда она смотрела на дочь, свою кровь и плоть, ее выворачивало от осознания, что она имеет что-то общее с оставленным в Мэне шерифом полиции.
- А что тебе мешается не выпираться? И вообще, если хочешь, я могу снять тебе квартиру, - пожимаю плечами, а почему бы и нет? Я прекрасно замечал (благо, не слепой), как обращаются с девчонкой в этом доме. Каждый второй, включая меня, не упускает случая ее попрекнуть и унизить. Робб, конечно, не ангел, но заслуживает каплю уважения и терпения, - и на тренинг сходи, - отрешенно-задумчивый взгляд в стену, - там, я слышал, с таким борются успешно, - касательно ее самооценки.
Я самобичеванием никогда не страдал, да и у нее явных причин для терзания не видел. Нормальная. Сама себя накручивает. Некоторым людям без проблем жить скучно.
      Когда кончик моего носа коснулся волос на затылке Старк, я почувствовал напряжение. Она никогда не реагировала на внимание в ее сторону, заставляя меня сомневаться в целесообразности помыслов ожидать от нее типично женской реакции.
- Нормально меня воспитали, - не хамлю, просто констатирую факт. С чего вдруг Роберта возомнила себя специалистом по части воспитания?
- Какая же ты дура, - обхватываю ее за талию, с намерением продолжить наши увлечения, но домашние как всегда возвращаются не вовремя. Срать. Не больно то и хотелось.
      Когда блондинка открывает рот, надуманное мной очарование ее личностью вмиг улетучивается. Некоторым людям лучше молчать, серьезно, потому что их воздухозаборник напоминает помойное ведро. Боб, как вы уже догадались, принадлежала именно к этой категории. Иногда, общаясь с ней, мне казалось, что в женском теле заточен заправской мужик, умеющий любую ситуацию вывернуть так мерзко, что блевать тянет.
- Робби, не льсти себе, ты не вызываешь желания тебя приласкать, - усмехаюсь, но не думаю отталкивать от себя прильнувшую бунтарку. К тому же, мне нравилось дразнить Алекса и Нолу, нравилось видеть свирепый блеск в их глазах, хотя мачеха и держалась куда более сдержанно и уверенно. Она просто смерила нас равнодушным взглядом, покидая комнату.
Когда предки скрываются в коридоре, я стряхиваю с себя Старк.
- Хватит уже, тебе самой не надоело? Эти зажравшиеся идиоты – моя семья, - внезапно, - и если бы не деньги моего отца, где бы ты сейчас была? Можно подумать, не эти сраные идиоты платят за твое образование, за твои шмотки и траву.
Знаете что, меня бесило ее неуважительное отношение ко всему вокруг. Словно все окружающие были должны с какой-то радости бедной и несчастной Боб.
      Вытряхиваю из шкафа на кровать ее смятое шмотье в надежде отыскать в недрах тканевых залежей и свою одежду. Мой черный пиджак висит с правого края, там, где ему и полагается находиться, вытаскиваю его, стряхиваю пыль, и нехотя накидываю на плечи, выжидательно глядя то на Робб, то на гору вещей на постели, среди которых, стоит заметить, нет ничего приличного.
- Сядь, - легко толкаю ее на кровать, чуть нажимая на плечи, и когда девушка оседает, то принудительно стягиваю с нее футболку, залапанную какой-то жирной гадостью, - одевайся.
Подсказываю, кидая блондинке на колени белую блузку, чуть мятую, но хотя бы чистую. Контролировать дальше не собираюсь, если ей так угодно, то может закрыться и обдолбаться в хлам, а я хочу жрать.
      Захлопываю дверь и перемещаюсь в комнату для гостей. Квартира у нас просторная, вмещает спокойно человек пятьдесят, но родственников пока что пришло не очень много. В коридоре я заметил Милу, которая возилась с инвалидной коляской дочери.
- Привет, - целую сестру в щеку и пытаюсь пообщаться с Табитой, но двенадцатилетний подросток дружелюбностью не отличается. Ладно, позже сделаю еще одну попытку наладить мосты. А пока выхватываю взглядом Магнолию, которая стоит у стола и поправляет цветы в вазе.
Приобнимаю ее за талию, пока отец где-то шараебится.
- У нас такое грандиозное празднование какого-то дня Святого Валентина? Вы ничего не попутали? Все нарядные, пиздец, словно на свадьбу собрались.
Тем временем к столу подъезжает Табита, одергивая Нолу за руку.
- Привет, так это ты та шлюха, из-за которой расстались мои родители? – а девчонка не промах. Я чуть не поперхнулся от ее прямолинейного вопроса, хотя в семье Браунов пора уже отвыкнуть чему-либо удивляться.

+1

9

Кратенько

Извините, но я перехожу на первое лицо, раз пошла такая пьянка. х)

«Сколько лет прошло, все о том же гудят провода
Все того же ждут самолеты
Девочка с глазами из самого синего льда
Тает под огнем пулемета
Должен же растаять хоть кто-то»

Сплин «Выхода нет»

   «Люди – сволочи» – этим тезисом я пользовалась уже очень-очень давно. Наивность и початки доверия скосил ветер всепоглощающей подлости людей. Он снес мой маленький домик из прутьев связанных, выдернул провода, заставил заколотить окна в оставшихся руинах. Сидеть дома, прилежно учиться или же наведываться к Барни с «сестричками» было единственным выходом из оков атакующей действительности. Максу все это было не понять, ибо у него были хоть какие-то люди, которые слушали его, внимали каждому слову и проявляли подобие позитивных чувств. У меня их не было и быть не могло.
- А что тебе мешается не выпираться? И вообще, если хочешь, я могу снять тебе квартиру.
- Отсутствие аргументов. Раньше я могла нанести ответный удар действительности, сейчас же я могу лишь убить словом или же медленно упиздовать в закат, – пожала плечами я, пропуская мимо ушей слова о тренинге. Эти сборища мне до задницы, если даже личный психиатр не смог рассказать мне что-нибудь новое и менее предсказуемое о причинах апатии и желания сдохнуть.
- Нормально меня воспитали, – констатирует «факт» Макс. Я-то знаю, что это всего лишь интерпретация, ибо видела его одиночество, его блядство от безысходности и его упрямое битье о стекла собственного аквариума. Просто он скрыл это под компанейским поведением, а я замкнулась в себе.
- Роб, не льсти себе, ты не вызываешь желания тебя приласкать,«Я знаю». У меня даже нет желания спорить или выдавать хромающий сарказм. Просто стою с оскалом на губах, отдавая себя давящей атмосфере.
    Меня не впечатляют ни брезгливые реплики матери, ни злоба отчима. Я к этому привыкла целую вечность назад, и не было смысла расстраиваться. Однажды привыкнув к тлену, становишься равнодушным и ужасающе спокойным. Будто вода стоячая: не шелохнется, не просветлеет.
   Я ненавижу Александра, я ненавижу свою мать, я ненавижу этот дом. Мне было бы куда легче в конуре Оушена, который сбежал от родителей и спокойствия родного континента. И мне было плевать, когда меня грубовато стряхнули. Мне хотелось забиться в угол и проспать в шкафу до самого утра. Или привычно вылезти в окно, а затем сбежать в адеграундовую тусовку закостенелых неудачников, которым кажется, что они летят на коне, а сами бегают по кругу.
- Хватит уже, тебе самой не надоело? Эти зажравшиеся идиоты – моя семья, и если бы не деньги моего отца, где бы ты сейчас была? Можно подумать, не эти сраные идиоты платят за твое образование, за твои шмотки и траву.
   От последних двух слов срывает крышу и все болтики самообладания. Я не из тех идиоток, что висят на шее родителей. И на траву со шмотками я часто зарабатываю посредством художеств и копирайтинга, лишь изредка принимая деньги от матери.
- А тебе понравилось? Посмотри на себя! Богатенький пацаненок, сбежавший от проблем в ВВС! Прогнулся под собственного отца однажды и навсегда! Меня просто выпирают, а ты сам сбежал от своих проблем, вместо того, чтобы принять удар судьбы! – срываюсь на брата, наплевав на наличие гостей в доме. – Не кажется тебе, братец, что ты лицемер, который не смог поладить с собственными демонами, но другим указываешь, что им делать?!
   Стараюсь не расплакаться, ибо это испортит и без того пострадавший макияж. Ни одна живая душа не может понять меня в этом доме, потому, что всем плевать. Никто и не подумал о том, что наркотики для меня – это не способ забыться, а инструмент для перехода в те миры, где червь боли не жрет меня изнутри и есть место творчеству и свободе. Там я не раб системы, а вольная птица.
- Сядь, – обессилено подчиняюсь, понимая, что меня все равно вытащат и мне все равно придется торчать на этом убогом празднестве. Позволяю стащить с себя майку, запятнанную  маслом для разведения сухих красок. – Одевайся.
   Остаюсь наедине с собой. «Да пошли вы все на хер». Тяжело встаю. Натягиваю персиковый свитер вместо рубашки, узкие джинсы вместо пижамных штанов. Открываю окно и достаю из закромов карманную пепельницу. Идти туда совершенно не хочется. Зачем? Ради чего? Я никогда не любила этот праздник кондитеров, флористов и полиграфистов, так с какой радости я должна сейчас присоединяться к шабашу ведьм? Я не раб системы. Закуриваю, думая о том, что меня все равно вытащат отсюда любой ценой. И я все равно буду молчать, незаметно надираясь и проклиная всех этих аморальных уродов.
  Меня часто упрекают в неуважении к людям, но не предпринимают ни одной попытки стать тем, кого можно было бы боготворить. «Серая масса под масками яркости», – выдыхаю я, садясь на подоконник. Внизу проезжают машины, горят фонари, а я вот подумываю о том, что выхода нет.

+2

10

Обычно мой день начинается в семь утра. Нет, я не жалуюсь.
Я делаю тосты, резво намазываю горячую хлебную шершавость ледяным джемом, с удовольствием вдыхаю согревающий и сладкий аромат. Не ем. Отдаю скудный завтрак своему ребенку, который с непозволительной для маленькой девочки агрессией говорит мне: «ух ты, сообщи, когда выйдет твоя кулинарная книга». Я ловлю себя на мысли, что не понимаю ее злобы и хочу влепить дурной голове подзатыльник, чтобы раз и навсегда вытрясти из нее привычку отвечать в таком панибратском тоне. Но потом мои глаза опускаются вниз, мысленно оттягивая каждую спицу того колеса, которое присоединено к инвалидному креслу. И которое Табита каждый день крутит, словно барабан на «Поле чудес», заставляя глупую собаку Грушу тявкать на скрипы нашего квартирного транспорта. Каждый третий понимает, что это – манипуляция, и, если ребенок почувствует, что никто не смеет контролировать степень его ненависти к миру, то играть на чувстве вины он начнет ежедневно.
В семь тридцать мы уже собраны. В семь тридцать пять такса писает на ламинат в коридоре, моя дочь закатывает глаза и скрещивает руки на груди так, будто я виновата в том, что несносная псина не любит ходить в туалет под дождем. Спустя полтора часа становится легче: Табита отправляется в школу, прощаясь со мной сухим «до встречи». Я уезжаю работать. И пока еду – ощущаю себя свободным человеком, которому не страшны ни огонь, ни вода, ни медные трубы. Правда, эта великолепная троица настигает меня при входе в ресторан: на голову сыплются счета, неисправности и возмущения персонала относительно скромной оплаты. В глазах начинает двоиться.
И так – постоянно, двадцать четыре часа в сутки, без перерыва на обед.
Семейные сборища, подобные этим, меня вдохновляют едва ли: тут тоже много фальши, лжи и натянутых улыбок. Знакомые и незнакомые лица незаметно тебя подкалывают, будучи абсолютно искренне убежденными в том, что ничего плохого они не делают; да и правда, что ужасного-то? «Неужели юная мисс Браун до сих огрызается, Мила?» О, поверьте, вы ни разу в жизни не слышали, как она по-настоящему умеет огрызаться. И дай Бог не услышите. «Прибыль-то растет?» Я же знаю, что хотите услышать печальное «нет», прямо в глазах вижу, но… знаете, пошли бы вы к черту. И такими легкими уколами я сыта по горло. Да-да, на таких мероприятиях тебя голодным никогда не оставят: накормят дерьмом по самое не хочу.
Нет, я не жалуюсь.
– Привет, – голос звучит и тепло, и отрешенно; складывается такое ощущение, что поздороваться я правда хочу, только не совсем способна это сделать: мысли витают далеко-далеко от того помещения, где мы имеем честь трапезничать и обмениваться ничего не значащими репликами. – Где ты тут видишь… – еще секунда – и я слышу доказательство того, что дозволенность Табиты обзавелась приставкой «все». Ее нежный, шелестящий голосок, который с таким энтузиазм выводит слово «шлюха», что-то убивает во мне. Я в ступоре и шоке пялюсь на дочь, чувствуя столь мощный заряд ненависти, давящий на легкие, что совершенно автоматически поднимаю руку для удара. Однако разозлиться до основания себе не позволяю: чей-то голос настойчиво просит меня позвать к столу некую Робби. Мол, она в той комнате, что делает – понятия не имеем, притащи ее сюда, ты ведь самая умная. До сих пор не понимаю, кто спас Табиту от увечий и меня от позора, но благодарить никого даже не думаю. Кого надо позвать?
Макс кивает в сторону. Я тоже киваю, как бы ответно, и в темпе достигаю пункта назначения, натыкаясь взглядом на поэтичный силуэт, пускающий дым куда-то в пространство и подначивающий меня вспомнить старые шутки о ванильных девочках. Я напишу твое имя на никотиновой палочке, выкурю ее, но не для того, чтобы тебя уничтожить. А для того, чтобы дышать того. Потом, разумеется, заболею раком и назову свою опухоль так же, как когда-то назвала сигарету. Будет забавно.
Что я знаю о мисс Старк? Вообще ничего. Если не считать того факта, что она жалуется на свою жизнь, а я…
Нет, я не жалуюсь.
Всем нам бывает нелегко: смерть родственников, покореженные из-за операций тела, нищета, болезни, отсутствие перспектив, жестокие родители… миллионы скорбных событий, миллиарды израненных сердец. И противнее всего, наверное, когда такое израненное сердце начинает считать, будто все ему должны сочувствовать только потому, что он переживал какую-то трагедию. Смотрите на меня, я бедный и несчастный! Я буду оправдывать своими шрамами алкоголизм, статус наркомана и ношу неудачника. Вы не можете меня осуждать, ведь я видел то, чего вам и не снилось!.. Знаете, проблема ведь в том, что такие люди не вызывают сочувствии. Они не вызывают и жалости. Единственное, что они могут вызвать – это отвращение.
– Я так поняла, тебе компания наша не очень нравится, – абсолютно без эмоций. Абсолютно незаинтересованно. – Но тебя зовут к столу, – впрочем, я прекрасно понимаю, что вежливостью обойтись не получится: она не даст никаких результатов. – Если не хочешь идти – чудно, у тебя на выбор два варианта: уйти вон из дома или прилично выкурить сигарку-другую на балконе, потому что здесь ты не останешься.
Сказала – отрезала. Если нахамит, Бог с ней. Мне к хамству не привыкать.
Но я, разумеется, совершенно не жалуюсь.

Отредактировано Mila Brown (2015-02-23 20:20:10)

+1

11

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - не ищите идеальных людей, сегодня мы дома;