В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » are we still friends?


are we still friends?

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

scarlett & cillian
31/01/15

http://funkyimg.com/i/UdTV.png http://funkyimg.com/i/UdTU.png
один непростой разговор, который может изменить все.

0

2

Наверное, стоит сказать, что это был один из самых обычных дней. Все постепенно возвращалось на свои места. Митчелл выздоравливал, хотя к работе он вернулся задолго до этого. А вместе с этим, мои визиты в его квартиру стали менее напряженными. Привычно я заглядывал на обед к Скарлетт, развевая ее одиночество своим присутствием и парой шуток, чтобы развеселить ее хоть немного. Порой, это мне удавалось, но не всегда. Не знаю, что именно сейчас творилось между этой неубедительной семейной парой, но они не прекращали свою игру. Да, я видел и вижу это какой-то игрой, правил которой они не знают оба.
- Как твое детище? Не разорилось без тебя? - не так давно, Стоун решила вернуться к работе. Нет, не полноценно, но временами стала приезжать в свое кафе, о котором так пеклась. Мне искренне было непонятно это ее желание - открыть свое кафе. Тем более в то время, когда за ее плечами был папочка с толстым кошельком. Но стоило узнать девушку получше, и все встало на свои места. Просто это Стоун. Возможно, это их семейная черта - идти против правил, не искать легких путей. А вместе с этим, пришло и понимание ее отношения к Брину. Нет, я ценю и уважаю его. Как друга. Как товарища. Как верного напарника, который прикроет спину и не проткнет ее своим же ножом. Но в моих глазах он был безнадежен. Но Скарлетт была иного мнения - только такое объяснение для себя я смог вывести.
Ты запрыгиваешь в мою машину с Майклом на руках и мы отъезжаем. В сторону дома. - Не рано ли возвращаться к работе? Они справлялись без тебя уже несколько месяцев. Дай им еще время. И себе в том числе. Ты и без работы выглядишь часто слишком вымотанной. - легкое замечание на счет ее внешнего вида и постоянных мешков под глазами, которые она пытается так мастерски скрывать.
- Куда-нибудь заезжаем или домой? - да, наверное я переживаю за тебя и твой затворнический образ жизни. Ты около пары месяцев почти безвылазно сидела дома, в четырех стенах. Но как только ты решила покинуть их, ты отправляешься на работу. Тебе не приходило в голову, что порой можно позволить себе и развлечься? Слегка отвлечься от всей этой повседневной суеты, в которую ты так резво окунулась после рождения Майкла младшего.

Отредактировано Cillian Flanagan (2015-02-15 00:17:40)

+1

3

Сложно представить, что когда-то давно я жила совершенно иначе. Мои дни были наполнены исключительно роскошью и дорогим шиком, светскими встречами и беседами, журналистами, хрустом свеженьких долларов, блеском бриллиантов и бесконечными нотациями отца. Спросите меня - скучаю ли я по этому? Нет, ни капли, мое нынешнее существование нравится мне гораздо больше.
Это только со стороны кажется, что я превратила себя в затворницу. Честно сказать, я сама считала себя таковой буквально пару месяцев назад, но... но я научилась во всем видеть свои плюсы.
Жить вблизи Митчелла Брина оказалось не так уж плохо, скорее наоборот, мне нравилось его едва заметное присутствие в моей жизни, молчаливые ужины или просмотры телепередач, тяжелые шаги и хлопанья дверью, когда он уходит из дома, и сухое, грубоватое "я дома", когда он возвращался. Мы, скорее были похожи на разведенную пару, которая вынужденно до сих пор живет вместе. Игнорируем друг друга, стараемся не сталкиваться в коридоре или на кухне, скрываясь за дверями собственных комнат, на самом же деле желая только одного - наконец столкнуться лбами и вернуть былой семейный теплый уют. Нам не разойтись, пусть мы и не пытаемся построить все с самого начала. В прочем, построить отношения с кем-то другим у меня так же не получается. Связано ли это с моим нежеланием, или же я просто до сих пор была полным олухом в амурных делах - непонятно. И потому, как только Брин дал мне полное право покидать квартиру и заниматься своими делами, чтобы отвлечься от неприятных мыслей - я, разумеется, ударилась в работу.
Мой ресторан не закрылся, выкусите, гребаные завистники! Здание все так же красовалось кирпичным фасадом на центральной улице западного района Сакраменто, приглашая случайных прохожих заглянуть внутрь дружелюбной вывеской. Я была довольна работой своего заместителя, мой бизнес не сгорел к чертям собачим, но и не продвинулся. И я планировался взяться за это в полной силе.
На работу я всегда приезжала с сыном, Митчелл, как только пришел немного в себя, снова стал пропадать, заставляя меня волноваться еще больше, а сидеть вечно на шее у Киллиана мне было уже неудобно. Иногда мне казалось, что Эйдан испытывает ко мне не только дружеский интерес, меня это пугало, и волновало одновременно. Так как я отказалась от его услуг личной няньки, он поставил меня перед фактом, что отныне будет забирать меня и подвозить с работы. У меня не было права на сопротивление.
- Я не могу сидеть без дела, квартира Митчелла сияет, я уже сделала с ней все, на что была способна. Нужно же чем-то себя занимать. - Он никогда не опаздывал. Всегда во время оказывался на месте нашей встречи, и я, прижав к груди Майкла, забралась в машину, удобнее устраиваясь на кожаных сиденьях. - Я выгляжу вымотанной?
Последняя фраза слетела с моих уст напуганной птицей, румянец мгновенно проявился на щеках, и мне от чего-то стало чертовски стыдно за свой внешний вид. Смотрю в зеркало заднего вида, чтобы попытаться найти в своей внешности яркие изъяны и исправить их, но... Я очень похудела, и без того острые скулы теперь смотрятся еще более грубыми, колючими. Под глазами темные пятна - свидетельства о недостатке сна. Но как я могу спокойно спать, когда в соседней люльке дремлет мой малыш, а в соседней комнате мужчина, из груди которого недавно вытащили две пули. Мое волнение не отпускало меня, и работа - единственное лекарство, которое действительно помогало отключить тревожные мысли.
- Мне просто нужно выспаться, скоро выходные, попрошу Митю посидеть с Майклом пару часиков и верну себе былую свежесть.
И все таки это чертовски неловко - получать такие замечания от мужчин. Не важно, кем он тебе приходится, мне, как женщине, которая очень трепетно относится к своему внешнему виду - осознавать свою непривлекательность было тяжело.
- Неужели ты хочешь куда-нибудь ехать с таким вымотанным и затасканным попутчиком? - перевожу все в шутку, в самокритичную шутку, словно "комплимент" Килли меня ни капли не задел. - Можем заехать в МакДак, я весь день мечтаю о гамбургере и апельсиновом соке.

0

4

- Я могу посидеть с Майклом. И у тебя будет не пара часов, а целый день отдохнуть. Только при условии, что ты правда отдохнешь, а не займешься снова работой? - бросаю на тебя хмурый взгляд, не так давно открыв для себя, какой ты трудоголик.
- Я хотел предложить съездить в парк, например. Если хочешь, я могу забрать Майкла на пару часов на прогулку. - но мы заезжаем в фаст-фуд по пути домой. Тебе гамбургер и апельсиновый сок, а я ограничиваюсь латте, которого мне хватает на дорогу до твоего дома. Припарковываясь недалеко от входа, я выхожу из машины, обходя ее и помогая тебе выбраться, забирая Майкла на руки. - Эй, парень, тебе нравится у мамы на работе? Она там главная. Наварное, у тебя десяток нянек на любой вкус, - подмигиваю мелкому, передавая его обратно в твои руки. Достаю из багажника пакет с продуктами и следую за тобой наверх, в квартиру. Какое-то время назад я перестал дожидаться приглашения или же спрашивать "можно зайти?". Скорее привычным стало мое присутствие в вашей квартире. За просмотром футбола и пивом с Митчем. За просмотром фильма или сериала и приготовлением ужина со Скарлетт. Так или иначе, но эту квартиру я отчасти чувствовал и своим небольшим домом, а для Майкла младшего что-то в роли няньки или же Крестного, которого у него еще не было.
- Как ты смотришь на ужин в виде стейка, овощей и салата? - уже на кухне, когда ты возвращаешься из своей комнаты, где успеваешь переодеться и уложить Майкла, поскольку возвращаешься одна. - Чем ты занимаешь Майкла на работе? Не думаю, что у вас есть манеж для детей или же другие дети. - нет, я не собирался тебя отчитывать. Скорее это проявление переживания. - Почему бы тебе не ограничиться работой на дому? На дворе двадцать первый век. Тебе не обязательно покидать дом, чтобы работать, ты не думала об этом? - о чем-то подобном я заговаривал уже не первый раз. Первые разы были направлены в целом на отговаривание тебя от идеи вернуться к работе, но ты была непоколебима. Теперь же я пытаюсь сократить твое время, уделяемое этой самой работе, но и здесь меня все последнее время подстерегали провалы.
Чувствуя на себе твой удивленный взгляд, я принимаюсь за нарезку листьев салата, кратко комментируя это: - Порой мне кажется, что ты готова быть где угодно, только ни здесь. Ты же можешь вернуться к себе. - но почему ты все еще здесь? - но я не озвучиваю этого вслух. Это снова сочтется, как слишком личная и неприкосновенная тема. Мы можем говорить о многом, почти обо всем. Но как только тема доходит и упирается хоть одним уголком в отношения между тобой и Брином, ты прячешься в кусты. Даже к этому я уже привык.

+1

5

Знаешь, за то недолгое время, что мы с тобой знакомы, я успела к тебе привыкнуть. На удивление, ты слишком быстро стал неотъемлемой частью нашей жизни. Не только моей - Майкла тоже. Не смотря на его маленький возраст, именно ты тот человек, которого он тоже научился узнавать. Его реакция на твой голос не заставила себя ждать - малыш закряхтел, произнося непонятные звуки, заливаясь радостью и пытаясь отыскать тебя взглядом в радиусе своего окружения.
- Мне уже неудобно каждый раз обращаться за твоей помощью. Иногда мне кажется, что из нас всех именно ты уделяешь моему сыну больше всего внимания. И я не против, просто... - замялась. Смутилась, виновато опуская взгляд и пристегиваясь ремнем безопасности. Отвлекаюсь на комбинезон сына, через пару секунд все-таки продолжая неловкое и скомканное предложение. - Я переживаю, что ты не можешь заниматься своими делами, из-за того, что тебе приходится нянькаться со мной.
Ты нажимаешь на педаль, и автомобиль рванул с места, чуть вжимая меня в холодную обивку сидений. Я снова смущена, снова из-за твоего внимания в мою сторону. Еще никто не переживал так обо мне, не заботился, и я начинаю осознавать, что привыкаю к этому. А что будет, когда все это исчезнет? Как я буду жить без тебя, твоих хмурых замечаний и искреннего желания помочь? Незаметно, непонятно, но ты стал для меня именно тем плечом, на которое я хочу опираться. Потому что в твоей помощи я могу быть уверена. Ты не откажешь, и ты рядом. Сейчас рядом, и я не хочу загадывать, что будет дальше. Но и подготовиться к тому, что все это рухнет - это я сделать обязана.
Мы заезжаем за угощениями, ты покупаешь мне злосчастный апельсиновый сок, и в этот момент я готова молиться на тебя, как на бога. А затем возвращение домой, и пока ты занимаешься бытовыми делами, я отправляюсь в свою комнату, переодевая сына и укладывая его спать.
Так странно, но иногда мне кажется, что ты был больше похож на отца нашего семейства. Ты всегда с нами, помогаешь мне по дому, разбирая продукты и занимаясь ужином. И самое странное, тебя не приходилось просить об этом, ты словно... ты словно хотел заниматься этим сам, по собственной воле. Порой мне кажется, что ты живешь вместе с нами, и я чувствую, что Митчеллу это не нравится на столько же, на сколько это нравится мне.
Переодеваюсь в домашние брюки и футболку, забирая волосы в неряшливый пучок, стирая с уст нейтральную помаду. Напоследок смотрю на себя в зеркало, чуть оттягивая пояс в сторону. Пожалуй, мне пора начинать наседать на сладкое и возвращать себе былые формы, которые можно было назвать аппетитными. Ладно, я всегда была худой и хрупкой, но теперь моя худоба выглядела как-то болезненно. Или же этот жалкий вид мне придавали синяки под глазами. Не важно, хорошо что Митчелл снова куда-то пропал и не может наблюдать меня в таком отвратительном виде. А ты, ты, наверное, уже привык.
- Я привезла в кабинет люльку от коляски, и пока я работаю, он спит там. Иногда с ним занимается кто-то из персонала... - чувствую себя виноватой. Даже отец никогда не влиял на меня так сильно. Я готова смутиться и шаркать ножкой, лишь бы как-нибудь вызвать на твоем лице улыбку. - Ну чего ты какой серьезный? Так опекаешь меня, словно... Эйдан, потому что я все время дома, понимаешь? С того самого дня, как вы привезли меня - я не покидаю его. Я знаю каждое пятнышко на этих стенах, и порой меня тошнит от этого окружения. Я бы лучше вырвалась из этого дома на прогулку, в кино, не знаю, в парк развлечений, в театр! Хоть куда-нибудь, но Майкл слишком маленький для таких развлечений, и идти куда-то одной - это не так интересно, знаешь ли.
Действительно, эта квартира мне осточертела, но я не променяю ее ни на что. Я не хочу возвращаться в квартиру к брату, потому что там... Там не будет всего этого, мнимого ощущения настоящей семьи. Там не будет Митчелла. Там не будет тебя.
- Я очень привязана к окружающим меня людям, и я не хочу их покидать. - Говорю сухо, почти мгновенно отворачиваясь от тебя и роясь на полках с продуктами, принимаясь помогать тебе с ужином. - Я могу вернуться, но не хочу. Ты хочешь чтобы я съехала? - Внезапно. В прочем, у меня всегда самые "адекватные" мысли приходят в голову именно с таким сумбуром. Я захлопываю дверцу шкафа, глядя на тебя с вызовом.

+1

6

- Нет, ты просто не привыкла, чтобы тебя порицали за что-либо, Скарлетт, я тебя раскусил, - широко улыбается, давно подметив, как вывести ее из состояния равновесия. Достаточно что-нибудь подметить, пускай самую очевидную вещь, но это обязательно сработает. Она смутится и попытается перевести тему. Как сейчас, например. - Так можем нам стоит сходить куда-нибудь? Парк развлечений? Ты любишь аттракционы? Какой твой любимый? Это, возможно, глупо, но я люблю колесо обозрения. - но тут он будто внезапно вспоминает о Майкле, о котором девушка сказала секундой ранее. - Ты же помнишь Бруклин? Можно попросить ее присмотреть за Майклом. Хотя, не пугайся, она не сидит с Джоан по большей части. Это забота либо Рэндала, либо их приходящей няньки, которая с ними уже около полугода. Так что, при желании, мы могли бы... - но он замолкает, запинаясь на этих словах. Потому что понимает, что говорит лишнее. Когда девушка не ответила положительно хоть на что-то, а он строит планы о том, как им вместе провести время. Листья салата слишком быстро превращаются в порубленное месиво, а на подходе очередное признание от Скарлетт. О том, что она не хочет уезжать. И это вызывает улыбку на его губах, легкую и довольную. И он позволяет себе отвлечься от салата, вернуться к кухонным шкафчикам, и оказаться там в тот момент, когда девушка резко оборачивается и задает вопрос Эйдану. Ни в бровь, а в глаз. Заставляет его нахмуриться, внимательно изучая ее хмурое выражение лица, стараясь не опускаться ниже кончика носа.
- Это не логично. Если бы я хотел, чтобы ты съехала, я бы не проводил с тобой так много времени. Мне нравится твое общество. - они вновь оказываются слишком близко к друг другу, их разделяют какие-то жалкие сантиметры, и это оказывается слишком соблазнительной близостью для Киллиана. - Как и тебе мое. - он наклоняется к ней еще на пару сантиметров, будто желая поцеловать, но останавливается. Так же необъяснимо, как и приблизился. Нащупывает за ее спиной новый нож в подставке, берет его и отстраняется возвращаясь к столу с готовкой. Ему не нужно подтверждение своих слов, это было бы лишнее. Ведь не спрашивает, он утверждает. Утверждает, что она так же стала зависима от их общения, как и он от ее.

+1

7

Он меня раскусил. На это замечание я церемонно фыркнула, разворачиваясь к мужчине спиной и тайно улыбаясь. Не знаю почему, но мне от чего то польстило, что мои повадки и какие-то особенности для него становятся обыденностью, и он может говорить об этом в таком веселом тоне. Хотя в прочем, кто из нас любит, когда его в чем-то осуждает? Тем более, кто захочет к этому привыкать?
Раньше меня постоянно поучал отец, потом Митчелл пытался наставить на путь истинный, Макс вечно был недоволен моим спонтанным и буйным поведением, но я - это я. Лучше не будет. Бери или уходи. И я буду стоять на этом до конца.
А затем его замечания перерастают в нечто большее - в предложения.
- Что? - словно я не расслышала его речи с первого раза. - Сходить в парк? - И почему все это мне показалось чертовски глупым и смешным. Я глупо ухмыльнулась, кривая улыбка исказила задумчивое лицо, и я слушала и слушала его слова, стараясь не находить в них какой-то потаенный смысл. - Я очень хорошо знаю Бруклин, и мы с ней не в тех отношениях, чтобы я оставляла у нее своего сына. У нас за плечами несколько лет упрямой борьбы и неприязни друг к другу, и я не готова пока еще закрыть на это глаза. - На случай, если он не знал. Джордан дама особенная, даже я, со всей своей антипатией, направленной в ее сторону, это осознавала. Но во времена, когда она еще встречалась с Майклом, мы отравили друг другу слишком много крови. Я не люблю Бруклин, Бруклин не любит меня, и однажды я победила нашу войну. Они расстались, и я навсегда выгнала эту дамочку из нашей жизни. Удивительно, но теперь она снова вернулась, оказываясь внезапной родственницей моего почти-друга. - Мы могли бы что?
Но он не договаривает, проглатывая слова и снова отвлекаясь на готовку. Я не отстаю, гремлю посудой, раздражаясь от собственных мыслей и додумываний. А затем мой вопрос - дерзкий, острый, колючий - как и я сама.
Я жду его ответа, а он молчит, хмурится, и морщинки на его лбу гипнотизируют меня, заставляя не замечать, как мужчина медленно подходит ближе, склоняется надо мной, и я ощущаю кожей каждое его горячее слово.
Мое тело дрожит, не от мнимого возбуждения, нет-нет - я взволнована, непривычное напряжение в пояснице заставляет смутиться и опустить глаза. Не смотреть на него, но в итоге взгляд скользит по шее, останавливаясь на соблазнительном адамовом яблоке. Я молчу, дыхание слишком частое, чтобы я пыталась сейчас сказать хотя бы одно слово против. Ему нравится мое общество, он так близко, и я очень боюсь что сейчас он совершит глупость, разрушая все наше общение, вырывая зарождающееся дружеское чувство с корнем.
Отходит.
Лишь спустя минуту я смогла расслабиться, оторвать вспотевшие ладошки от деревянной поверхности стола, оглядываясь через плечо и с облегчением глядя на подставку для ножей. Мое раздражение было спутанным, туманным - слишком много скомканных мыслей появилось в голове, и я мялась на месте, не решаясь, озвучит свой вопрос вслух, или закрыть на все глаза и сделать вид, что ничего особенного сейчас не произошло.
- Зачем ты проводишь со мной так много времени? - нет, не сдерживаюсь, пытаюсь накрыть на стол, но предметы валятся из моих рук - я роняю солонку, рассыпая соль к нашим ногам. К ссоре. - Развей мои сомнения, потому что мне начинает казаться... В прочем... Ты смутил меня, ты так говоришь, очень странно. Мы же друзья, Киллиан? Скажи мне, что мы с тобой друзья.

+1

8

Провести время вместе. Звучит слишком двусмысленно. Звучит слишком интимно. Звучит, просто слишком...
Они возвращаются к своим обязанностям по кухне, которые немыслимым образом давно распределились сами собой. Она занимается сервировкой, украшениями и напитками. Он же берет на себя основное блюдо, занимаясь подготовкой мяса. Какое-то время они проводят в тишине, прежде чем Скарлетт не решает нарушить это молчание и задать все же вопрос, который так и повис в воздухе. Вопрос, который мучил ее последние несколько минут.
- Ты не любишь, когда тебе врут, ведь я прав?
Эйдан откладывает нож в сторону, поворачиваясь лицом к девушке, гипнотизируя ее своим внимательным взглядом. Как можно быть настолько невнимательной. Настолько рассеянной и порой даже глупой. Происходящее слишком очевидно, очевидно для всех, кроме нее самой. Но Флэнаган сдержанно старается держаться отстранено, в стороне. Потому что невозможно не замечать хмурых взглядом Брина в лицо или чувствовать их затылком. Она привлекательна, это очевидно. Очевидно, но не для нее. Она считает себя скромной серой мышью, а ему хочется выдернуть из ее серого обыденного мирка, будто показать, что есть и другой мир.
Проходит какое-то время, которое никто не считает, в этой повисшей неловкой тишине. Ему бы стоило сейчас откинуть все напускное и получить ответ простым известным способом - попытавшись поцеловать девушку. Но он колеблется, он не уверен. Его переполняют сомнения и по причине дружбы с Брином. Но, казалось бы, они слишком чужие друг другу - Скар и Митч, для ирландца это слишком очевидно. Он проводит с ними обоими по отдельности времени больше ,чем они вместе, живя под одной крышей.
Его размышления прерывает звук открывающейся входной двери. Брин вернулся рано. Возможно, очень во время, а возможно, наоборот. Но пока он оглашает квартиру и присутствующих своим привычным "я дома" и задерживается в прихожей, Эйдан решает, что сегодня его компания этой квартире не нужна. Но вопрос, повисший в воздухе он не может оставить без ответа, ровно как и ответить вслух. Все, что он делает - отрицательно качает головой, давая понять, что она ошибается в своем утверждении.
Они не друзья. Он не считает ее другом. Она привлекательна, она красива. И она слишком рядом с ним. ОН видит удивление на ее лице. Смешанное со смущением и какой-то еще эмоцией, которую ему не удается идентифицировать. Но он оставляет девушку на кухне, встречая товарища в прихожей. Обмениваясь приветствием и объясняя свой поспешный уход внезапными делами.
А потом он молча спускается до машины и еще несколько минут сидит за рулем, обдумывая не сказанное, но сделанное. И проходит еще несколько минут, прежде чем он отъезжает  от дома Брина и возвращается домой. Возможно именно сегодня он перечеркнул малую часть жизни, которая стала ему привычна и дорога. Возможно, все возможно.

+1

9

- Я дома. - фраза, ставшая уже привычной для Брина и его прихода домой. Его никогда не ждут с горячим приемом, объятиями или приглашением за стол для ужина. Этого не было все два месяца, нет и сейчас. С другой стороны, как же он сам себе представлял их совместное проживание? Если задуматься, то наверное, именно так.
- Эйдан? - с кухни появляется друг и товарищ, приветствуя Брина и наспех собираясь. Даже приглашение остаться на ужин игнорируется и сопровождается какой-то неуверенностью движений и спешкой. Ему это не нравится. Ему не нравится каждый раз, когда он приходит домой и застает Флэнагана в своей квартире.
Митчелл наспех раздевается и следует на кухню, где остались следы брошенной готовки.
- Какого черта он постоянно крутится у нас дома? - все же высказывает свое возмущение, обращаясь к девушке, смущенно стоящей рядом. Он окидывает беглым взглядом всю кухню, замечая самые мелкие детали. Рассыпанную на полу соль и все еще валяющуюся рядом солонку. Недоделанный салат, незаконченную сервировку. И Скарлетт, его Скарлетт, бледную, растерянную и смущенную.
- И что я пропустил? - помощь ирландца давно не требуется в этом доме, но он не перестает приходить. Каждый день он находит повод, чтобы оказаться здесь. У Брина порой складывается ощущение, что он уже почти живет с ними. Очевидно, что ему никто не собирается отвечать, а потому он решает слегка сменить тему.
- Как прошел день? Как дела в ресторане? - он пытается казаться непринужденным, но это у него получается крайне редко и крайне неудачно. Но он скрещивает руки на груди, пытаясь казаться более уверенным, чем есть на самом деле.
- Через неделю мне нужно будет уехать на несколько дней. Хотел взять с собой Эйдана в качестве напарника, но похожу вы слишком хорошо проводите время вместе. Попрошу его сестру составить мне компанию. - все же его раздражение выходит наружу. Каждый раз, как он застает Флэнагана и Стоун вместе - это выбивает его из колеи. Но пытается взять себя в руки, решив помочь с приготовлением ужина, который до сих пор находится в стадии подготовки.

+1

10

- Ты уже слишком хорошо меня знаешь. - Я говорю не без доли раздражения в голосе. Он юлит, он уходит от прямого и честного ответа, не торопится убедить меня в правдивости произнесенных вслух слов, тянет время. И мне это абсолютно не нравится. Мы боремся взглядами - прямыми, упрямыми, немного жесткими, и я понимаю, что ответ на вопрос мне придется искать самой - в его глазах, в его жестах, в выражении его лица, он смотрит на меня как на дурочку. Честно сказать, именно дурой я себя сейчас и ощущаю.
Пальцы дрожат, и я нервно поправляю волосы, пытаюсь хоть чем-то занят свое существование, ожидание честного ответа. Волнение окатывает с головой, меня буквально бросает в жар от осознания того, что если бы я была права, если бы мы действительно были всего лишь друзьями - Киллиан не тянул бы с ответом.
И тут шорох в коридоре, шум захлапывающейся двери, но никто из нас не реагирует на возвращение хозяина квартиры. Мы все еще боремся, и Эйдан сдается первым, подтверждая все мои самые страшные опасения. Мы не друзья, мы даже не приятели - и эта новость ударяет меня в живот, заставляя склониться над столом, резко выдохнуть и закрыть глаза, пытаясь сконцентрироваться на сумасшедших мыслях, что плясали в моей светлой голове безумный канкан.
Суета в коридоре прошла мимо меня, я не слышала, о чем говорили мужчины, не слышала, как Митчел быстро ворвался на кухню и какое то время молча стоял на пороге, осматривая помещение - честно, все это для меня сейчас кажется таким глупым и неважным, ведь сейчас в моей жизни переломный момент - я могу потерять действительно близкого и приятного мне человека только потому, что не смогу ответить ему взаимностью. Или же смогу?
- Что? - резкое замечание Брина волоком выдергивает меня из раздумий. Я раздраженно поднимаю голову, устремляя железный взгляд на мужчину, злясь на его замечание. - А в чем проблема, ты уже не рад видеть здесь своего друга? Не понимаю твоего негатива. Он помогает мне по дому, с сыном, со всем. - в отличии от тебя. Но эти слова останутся при мне, и я снова отворачиваюсь, наклоняясь и поднимая с пола чуть расколотую солонку.
Сейчас я злилась, злилась на всех вокруг, на Эйдана, на Митчелла, на себя саму. Как я не могла замечать эти намеки, эти взгляды в свою сторону? Неужели я подсознательно отрицала все возможные связи с Киллианом, и нет, не потому что он мне не нравился, или же он был плохим вариантом - он был хозяйственным, заботился обо мне и всегда был рядом, но... я отчаянно зависима от человека, который не проводит со мной вместе и пяти минут в день. Ирония судьбы, что еще скажешь.
Я поспешно занимаюсь уборкой, стараясь не сталкиваться с Брином взглядом. Его реакция на Килли мне была непонятна, его раздражение, хмурый взгляд - он всегда провожал Эйдана из дома совсем не доброжелательной улыбкой, и я не хочу знать, какая кошка между ними пробежала. В том, что это была не я - я уверена. Митчеллу давно нету до меня дела, от этого сердце в груди сжалось еще сильнее, и я грубо кинула грязные ложки в раковину.
- Ничего интересного, я просто уронила соль, мы готовили ужин, но как видишь, Килли нужно было идти. - я не собираюсь посвящать Митчелла в наш разговор. Во-первых, моя личная жизнь все равно мало его интересует, да и не должна интересовать. Не его это дело, понимаете? Из всего общего, что у нас когда то было остался лишь сын и моя больная влюбленность. Но я давно перестала быть той наивной дурочкой, которая верит в сказки. Ничего больше не будет, и три месяца совместной жизни только больше доказывают мои умозаключения.
- Все хорошо, спасибо. - отнекиваюсь дежурными фразами, потому что в голове сейчас творится беспорядок. Я - словно натянутый канат, еще немножко, и мое волнение выльется наружу и я не смогу держать себя в руках. Пытаюсь продолжить приготовление салата, но устало плюхаюсь на стул, скрывая лицо за холодными дрожащими ладонями. Скарлетт, милая, ты должна подумать об этом потом, не здесь, не при Брине. Рядом с ним я все равно не смогу прийти к здравому решению.
- Ты опять пропадешь? - его признание заставляет меня расстроиться еще больше. Я вытягиваюсь, напряженно глядя ему в спину, расстраиваюсь, что отчетливо слышно в моем голосе. Уже не первый раз я думаю о том, что он покидает свой дом и так мало проводит здесь времени из-за меня. Мое общество ему невыносимо, и даже после перестрелки, когда мы еле дотащили его домой от Хантера, почти сразу он вскочил на ноги и ушел по делам. И так каждый день. Мы пересекаемся только на кухне, никогда не ужинаем вместе, если в доме нет Киллиана. И я до сих пор не понимаю, зачем держать меня здесь, просить не уходить, если сам же он избегает моего общества. - Что плохого в том, что мы нашли общий язык? Что ты вообще к нему прицепился, какое тебе до этого дело? Я же тебя не спрашиваю, с кем ты проводишь дни, пока я сижу тут в четырех стенах и жду твоего возвращения. Так что не надо меня в этом упрекать, я имею право проводить время с тем, с кем захочу. Достал ты меня уже этим!
Чувствую, вот оно, совсем близко, подкатывает к горлу сухим комком, выливаясь наружу влажными криками, недовольством и досадой.
- Тебя вечно нет, вечно! Он единственная моя кампания, он хотя бы разговаривает со мной по нормальному в отличии от некоторых. Ты сам мне говорил, что я здесь не затворница, так какого хрена, Брин? Что тебя не устраивает?

+1

11

Чего он ждал на самом деле? Что Скарлетт нормально отреагирует на его недовольный вопрос? Он прекрасно понимает, что ему не удается скрывать свои эмоции, что его неодобрение слишком очевидно. Но это не мешает ни одному, ни второму продолжать общаться. Преимущественно за его спиной, в его квартире. Даже с его сыном, Флэнаган проводит куда больше времени, чем сам Брин.
- Я не думаю ,что его столь частое присутствие до сих пор требуется этой квартире. Ты прекрасно справляешься со всем сама. Даже к работе решила вернуться. Не посоветовавшись ни с кем. Как и всегда, - хмурое выражение не сходит с его лица. Да, ему не льстит тот факт, что Стоун решила вернуться к работе, просто поставив его перед фактом. И он не упускает возможности упомянуть об этом, уже в который раз.
- Тебе не о чем волноваться. Меня не будет несколько дней. И я буду осторожен, - непонятно, чего ради он говорит все это. Он всегда осторожен. А случившееся месяц назад – всего лишь непредвиденный поворот событий. И увы, от этого он никогда не будет застрахован. Но вроде бы подобные пустые слова призваны вселять уверенность и спокойствие в тех, к кому они обращены. Но удивляет даже не это, а перемена в голосе Скарлетт. Как бы плохи не были их отношения сейчас, ей либо хорошо удается играть сопереживание, либо она и правда волнуется за Брина. От чего-то в первом он был куда более уверен, чем во втором.
- Спокойнее, Скар, - удивление застывает на его лице. От ее резкого ответа, резких слов, резкой вспышки характера.
– Хочешь знать, что меня не утраивает? Серьезно? – он злится и подходит ближе к девушке, откладывая попытки реанимировать безнадежный ужин. Он делает еще шаг, оказываясь совсем близко к ней, опираясь кулаками на стол и нависая над ней.
- Я тебе скажу, что меня не устраивает. Меня не устраивает, что на данный момент мой хороший друг подбивает клинья к девушке в моем доме. Или, по-твоему, меня должно это устраивать? Если ты так считаешь, то ты непомерно глупа, Стоун! – кажется, на полу была рассыпана соль? Так вот, к чему это было, оказывается.
- Не забудь мне сказать, когда решишь переехать к нему, будь так любезна. И избавь меня от подробностей.

Отредактировано Mitchell Breen (2015-02-15 23:12:55)

+1

12

Господи, как я могла рассчитывать на то, что между нами все-таки может сложиться нормальный, рассудительный и адекватный диалог? Не бывать этому, времена, когда мы могли разговаривать сутками напролет и самое главное — понимать друг друга — давно в прошлом. Теперь же на мою голову сыпятся исключительно одни упреки и попрекания, только гнев, злость и недовольства. Кажется, я должна сидеть в одном единственном углу, отлучаться из которого могла бы только к сыну — чтобы наконец угодить Брину и заполучить его похвалу. Хотя нет, даже в этом случае он сможет найти, к чему придраться. Или скажет — Скар, ну ты же не затворница, зачем ты так? А потом снова будет втаптывать меня в грязь своими оскорблениями.
- Да ты что? Это почему ты так решил вдруг? Легко рассуждать об этом, когда ты сам являешься домой только для того, чтобы переночевать? - буквально выплевываю эти слова ему в грудь, раздраженно вскакивая с место, опираясь ладонями о деревянную поверхность стола. - А я должна была с тобой советоваться? Почему? Зачем? Как часто ты идешь ко мне за советом, подходил ты ко мне, когда буквально через два дня после операции вскочил с дивана и побежал на свою грязную работу? Почему в этом доме все должны считаться только с твоим мнением? Кто ты вообще такой, чтобы я спрашивала у тебя разрешения? - Мы никто друг другу, никто, чужие люди, которые по воле судьбы воспитывают и растят общего ребенка. И этот процесс, кстати, тоже проходит без твоего присутствия. Ты гневаешься на Килли, который постоянно суетится со мной и сыном, а сам? Что ты сам сделал для того, чтобы мы спрашивали твоего разрешения? Хотя бы один вечер ты провел с нами?
- Ты даже часа в день мне не посвящаешь, чтобы я вдруг стала посвящать тебя в свои планы. Ты сам говорил, что я не затворница, меня не держат в плену. И когда я стала выходить из дома просто поработать — ты воспринимаешь меня в штыки. Я не понимаю тебя, вообще не понимаю твоего поведения.
Снова мы сталкиваемся лбами — два барана, два пожара, кто же сгорит первым? Кто сдастся? Ты? Или я снова паду под твоей непрошибаемой твердолобостью, скрываясь от грубого баса за замком собственной комнаты?
- В прошлый раз ты сказал мне тоже самое. Оставил нас и вернулся весь в крови и почти без сознания. Кто еще из нас безответственный? Ни о ком не думаешь, кроме себя. Это я здесь сидела и переживала за тебя, а для тебя все это игрушки. Весело поди под тридцать лет скакать по темным переулкам и строить из себя крутого бандита?
Никогда еще я не была такой откровенной, агрессивной, уверенной в каждом своем слове. Во мне накопилось слишком много претензий, и я не собиралась умолкать, снова притворяться, что твое здоровье, твое существование мне безразлично. Увы и ах, Митчелл Брин, но только за тебя я переживаю так же сильно, как за собственного сына. А ты все еще играешься с моими чувствами, с моим сердцем, как с чужой, найденной игрушкой. Сломаешь меня и выкинешь на помойку, мне только остается ждать, когда именно это случится.
А затем... Затем ты снова возвращаешься к своей любимой тактике — пугаешь меня, наступая на меня, подходя ближе, сжимая меня в маленький комок одним раздраженным взглядом, и я чувствую себя словно нахулиганивший котенок. Мне страшно, но я сжимаю кулаки, рассчитывая бороться до конца. Может только такими методами можно достучаться до твоего разума.
И тут из твоих уст посыпались упреки. Снова Киллиан, снова ты приплетаешь его сюда, выставляя меня чуть ли не потаскухой. Господи, да почему тебе вообще не все равно на то, что творится между нами? Почему вообще тебя это волнует? Но то, что ты говоришь в последнюю очередь, про переезд, про то, что я могу променять тебя на Киллиана — выбивает из меня последние остатки здравого разума.
- Ты придурок! - кричу, мой голос дрожит, и я замахиваюсь на тебя своим маленьким кулачком, награждая сильным (на мой взгляд) ударом. Еще раз, и снова, и снова. Отпихиваю тебя от себя, кидаю в тебя полотенцем, что так удачно попалось под руку. - Идиот! - Я даже комментировать ничего не хочу, в моих глазах стоят слезы обиды — непрошибаемый дурак, кто из нас двоих еще глупый. Удары в грудь, в какой то момент я не выдерживаю и буквально кидаюсь на него всем телом, кусая за плечо и снова награждая тумаками. - Какой же ты кретин, редкостный кретин!

+1

13

- И что дальше? Дальше так и будет? Мы будем только упрекать друг друга во всем? Ты не пускаешь меня в свою жизнь. Как только мы остаемся в этой квартире одни, ты предпочитаешь запереться в комнате с Майклом. Как часто я вижу сына? Когда мне это позволяют. Я не слепой, чтобы не видеть, как ты боишься, именно боишься, давать мне его в руки. Да, я не мастер общения с теми, кто еще даже ходить не умеет, но чем больше ты меня будешь отстранять – тем хуже все будет. Я не супер-нянька, но и учиться мне не у кого. Но тебе удобнее видеть все только со своей колокольни. – он переводит дыхание, остановившись всего на несколько мгновений, чтобы переключиться на следующее обвинение.
- Я прекрасно знаю, что ты не в восторге от моего рода деятельности. Но от меня слишком многое зависит, чтобы я позволил себе просто валяться на диване, когда я нужен в другом месте для решения вопросов. Это никого не волнует, что меня успели подстрелить. Ни-ко-го, пойми это, наконец! Тебя это, впрочем, тоже должно либо не волновать, либо порадовать. Ведь нет надобности запираться в комнате с Майклом, пока я дома, не так ли?! – да, теперь и он вышел из себя, распаляясь от каждого сказанного слова в свой адрес.
Но все это продолжается не долго, пока не переходит на новый уровень их ссоры. Безмерная откровенность, которая сочится от Скарлетт. А потом ее небольшие кулачки осыпают его грудь ударами, которые он терпит, выносит молча, даже не пытаясь ее остановить. Они снова в тупике. Тупике своего непонимания. Они так и не научились разговаривать и слушать друг друга. Но он не терпит это долго. Ее удары, ее упреки, ее попытки укусить его, особенно, когда ей это удается.
- Прекрати! – громогласно окликает он девушку, хватая за руки и сжимая ее запястья в своих ладонях.
– Хватит. Я не хочу, чтобы все было именно так. Но я ничего не могу изменить. Я не могу отказаться от своей работы. Так же как не могу отказаться от вас с Майклом. И я никогда не смогу пообещать тебе, что случившегося в новогоднюю ночь – не повторится. Я н и ч е г о не могу пообещать тебе, понимаешь? – он ослабляет хватку, а еще через пару мгновений отпускает руки девушки, отступая от нее и давая свободу действий.

+1

14

Боюсь, что да. Именно из упреков состоит наша жизнь. Каждый день начинается ссорой, ею же он и заканчивается. И мне бы очень хотелось найти с тобой общий язык, Митчелл Брин, вернуть некогда безусловное понимание друг друга, общение без лишних слов, но боюсь, этого уже никогда не случится.
- Ты ненормальный? Я буду только рада, если ты будешь подходить к нему чаще. Он должен расти с отцом, а не с парнем, у которого не так много работы, как у тебя, и он может проводить с нами гораздо больше времени. - Наверное зря я об этом, зря снова задеваю Киллиана в разговоре, но не могу промолчать. Если бы ты посвящал своему криминальному хобби хоть чуточку меньше времени, быть может, у нас были бы лишние минуты, чтобы наладить былую связь. Да к черту, хотя бы просто снова научиться общаться.
- ТЫ НУЖЕН ЗДЕСЬ. - кричу, громко, выкрикиваю эти слова ему в лицо, словно они льются прямо из моего сердца. Почему ты не понимаешь этого? - Почему какие то придурки тебе важнее собственной семьи? Ладно я, я давно смирилась, что я здесь никто и звать меня никак, но какого черта ты бросаешь сына? Ты так рвался, чтобы он жил рядом с тобой, а в итоге пропадаешь, возвращаешься с дыркой в груди и говоришь, что от тебя слишком многое зависит и ты там нужен? Бред, я не собираюсь это слушать и понимать тем более. Я не хочу, чтобы в следующий раз мне притащили твое тело.
А затем наша потасовка. Ну как наша, моя. Я сокрушалась на него всем своим телом, выливая всю свою злость, всю свою обиду, всю свою женскую разочарованность в этих странных и непонятных отношениях. До такого отчаянного состояния довести себя сможет только любящий человек, вот и я, со всей своей горячной любовью, со всей своей дикой ненавистью кусала его,хватаясь за кожу, за плечи, пытаясь вбить в него хоть что-то здравое.
И тут он собирает меня в охапку, хватает за руки, мои ладони в наручниках его крепких и сильных пальцев.
- А как ты хочешь, как? - Одинокая слеза скользнула по щеке, и я отворачиваюсь, надеясь, что Митчелл не заметит моей разбитой слабости. - Ты сам доводишь до этого, упрекая меня в несуществующих проблемах.
- Мне не нужны твои обещания, Брин. - Вдруг мой голос стал сухим и грубым. - Просто скажи — чего ты хочешь от меня? Я почти не покидаю этот дом, превращая его в уютное гнездышко, я каждый вечер жду тебя с работы, готовлю нам ужин, я стараюсь тебе угодить, но ты все равно не доволен. Что не так? Почему ты вечно смотришь на меня с недовольным лицом? Зачем я вообще здесь нужна, если вызываю у тебя исключительно такие эмоции?

+1

15

Почему мне так сложно услышать тебя? Почему, когда ты говоришь, что я так нужен здесь, я понимаю что-то совсем иное? Я вижу в этом упрек о своей работе. Я вижу в этом любой упрек в свой адрес, но только не твое искренне желание, чтобы я был дома чаще, чем бываю? Но мне нечего тебе ответить, понимаешь? Нечего.
- Это будет глупо говорить, что я хочу, чтобы все было как раньше. Потому что так не будет уже никогда. И ты должна это понять и перестать вести себя, как Скар, которую я знал год назад. Перестань играть, играть собой, играть мной и сыном. Ты стала другой, но в большую часть времени ты прячешься за скорлупой прежней Стоун – строгой, каменной и независимой. Но ты не такая. Ты – не такая. Как бы тебе не хотелось казаться непробиваемой, уверенной и стойкой, ты не можешь быть такой всегда. Так чего я хочу? Хочу, чтобы ты была настоящей и прекращала этот неуместный цирк, - небольшая пауза с повисшей тишиной между нами.
- А еще я бы хотел перестать возвращаться домой, гадая каждый вечер – застану ли я тебя дома или ты уже собрала вещи и вернулась к себе или к брату или к отцу. Я не знаю, чего ты ждешь от меня, хочешь. И я не буду спрашивать. Потому что это будет явно не то, что я мог бы тебе дать, - один я устал на сегодня спорить? Надеюсь, что нет. Потому что я устал от этих упреков, которым нет конца.
Я оставляю тебя одну на кухне, скрываясь в прихожей и уходя так же внезапно, как и вернулся сегодня пораньше. Вернулся и снова застал тебя и Эйдана. И он сейчас именно тот человек, с которым мне стоит поговорит и расставить все по своим местам.

The End.

Отредактировано Mitchell Breen (2015-02-15 23:16:51)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » are we still friends?