Элис пришлось собрать все свои силы, что бы не заплакать.  Меньше всего она ожидала, что брат поступит именно так. Это было совсем не похоже на него. И если честно, лучше бы он кричал, бесился, может даже ударил, чем так, как он поступил. От этого стало еще больнее. Она чувствовала свое предательство каждой клеточкой своего тела, своего сердца, своей души. Груз вины обрушился на нее словно снежная лавина. Хотелось кричать, плакать. Девушка обняла брата и схватила его на спине за футболку, боясь, что он ей кажется, что исчезнет сейчас. До этого момента она не отдавала себе отчет в том, насколько сильно соскучилась по нему, насколько сильно он ей был нужен все это время.

-Поговорим позже. Я рад, что ты нашлась.
Эл посмотрела на Джекса, который отошел на нее и смотрел ей в глаза. Она знала этот взгляд. Она предала его и причинила столько боли, что не известно, когда он простит ее. Возможно, никогда. Возможно, пропасть, которая разделяла теперь их, никогда не сомкнется, и холод, который царит в их отношениях, никогда не сменится теплом. Возможно, Джекс никогда уже не сменит гнев на милость....а может и нет. Слишком много было "но" во всем этом. Слишком много времени прошло. Слишком сильный проступок, но слишком сильно они с братом любят друг друга.

И вот он уходит. Так же резко, как и появился. От этого стало еще больнее и тяжелее. Эл не знала, что теперь будет, когда они увидятся, когда поговорят. Как теперь все будет складывать. Хотелось, что бы это был сон. Что сейчас откроешь глаза, и не было этих трех лет. Она проснется в своей комнате в Неваде, и все будет по старому. Все будет так, как раньше. Но такого не будет. Есть только решения и их последствия. Теперь все будет по другому, намного сложнее.

-Джекс, подожди, - Эл хотела его остановить, но входная дверь хлопнула и Элис осталась одна в комнате. Она даже уже забыла, что сейчас возможно мать вернется в дом. Тяжело вздохнув, девушка села в кресло и закурила. Возможно, и вправду лучше ей с братом поговорить позже, когда он успокоится и обдумает все. Но с другой стороны, эти его думы могут привести к тому, что они уже не помирятся.