Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Insurance


Insurance

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Helen Hamming, Vincent Solferini, Guido Montanelli
Место: Загородный дом Монтанелли (новый; следы переезда ещё заметны)
Время: 16 февраля
О флештайме:

- ...А почему мы не занимаемся страховками, Фрэнк?

- Потому же, почему я Анджелину Джоли не трахаю...

диалог Гвидо и Фрэнка (c) Mafia justice

После серии покушений в ноябре, Гвидо нанял телохранителей. Но это ему показалось мало; и теперь он решает, что собственную жизнь полезно будет застраховать и деньгами.

Отредактировано Guido Montanelli (2015-02-15 19:17:57)

+2

2

*внешний вид

Это утро было не самым лучшим в ее жизни. Во-первых будильник, должный разбудить в шесть, не прозвенел. Женщина открыла свои зеленые глаза только в семь. Это, конечно, не сказалось на ее опоздании, но лишило тренировки в спортивном зале и испортило настроение. Ведь Хелен уже во всех красках, еще ночью, плавала в просторном бассейне спорт комплекса. Но поутру ее ждал прохладный душ, чашка крепкого кофе, пачка документов и список встреч, назначенных на вторую половину дня.
Во-вторых сбились все настройки навигационной системы в машине. Это может стать настоящей проблемой, потому что к трем Хелен назначена встреча с неким мистером Монтанелли, чей дом находится за городом. А живя в Сакраменто десятый год американка так и не удосужилась выучить все его  сокровенные уголки. Так что придется пользоваться или картой или помощью своего секретаря. Ведь должен молодой парень хоть что-то знать о навигации в телефоне. Да?
Закрывая за собой входную дверь Хелен закрыла ее на один оборот ключа, спрятала связку в сумку и щелкнула брелком – автомобиль отозвался моментально. В недрах сумки завибрировал мобильный. Пришлось повозиться некоторое время, что бы найти источник шума.
- Да? – на тон выше, чем обычно спросила женщина, звонил ее секретарь – Брайен. Этот молодой парень, только закончивший колледж представлял собой  прекрасное сочетание ума и приятной внешности.
- Мисс Хэмминг, я звоню, что бы уточнить ваше расписание, - спокойно начал он.
Женщина дернула на себя ручку и открыла дверь автомобиля, забираясь внутрь – отправила сумку на пассажирское сиденье, хлопнула за собой дверью, завела авто.
- Да, пока все без изменений. Были новости от Глобал Синнентик?  –  эта организация  просила страховки от всех мыслимых и немыслимых возможных повреждений – от землетрясений, пожара, даже от нашествия инопланетян. Конечно, последняя просьба была более чем бредовая и не могла восприниматься серьезно. Но, кажется, они не понимали этого. - Если они еще раз заговорят про страховку от инопланетного вмешательства - не соединяй со мной. - женщина деликатно вывела автомобиль на дорогу и направила его к офису. - Что-то было слышно про совещание?
- Да, сегодня в десять, - тут же ответил Брайен.
- Прекрасно, я уже в пути, - на часах было восемь утра.
Утренняя летучка не принесла с собой ничего хорошего кроме головной боли. Начальник отдела - жуткий новенький (которого перевели из Чикагского отделения) мистер Питер Броснан совсем не понимал, что такое такт и хорошие административные способности.  По нему было сразу видно - он не сможет мотивировать, не сможет четко поставить задачу и строго вывести все в фазу исполнения. Хелен надеялась, что займет это место. Ведь она десять лет день в день отдала этой страховой компании. И уж точно заслужила место начальника отдела. Ведь с ее легкой руки получилось привлечь крупных клиентов, когда филиал только начинал свою работу в этом городе.
А теперь такой нож в спину. Она вела машину практически на автопилоте, совершенно бездумно действуя на указания навигатора. Дом предстал перед ней огромной глыбой белого камня. Ничего не скажешь – сделано не только с размахом, но и со вкусом. Зеленая лужайка перед входом, подъездная дорожка, вымощенная горным камнем, высаженные по краю деревья.
Перед воротами – охрана. Хели объяснила суть своего визита и предупредила, что ее ждут. Автомобиль пропустили почти сразу же, зачем-то списав номер. Такое чувство, что она пытается въехать в Пентагон. Но те, кто пытаются страховать свою жизнь на круглую сумму, зачастую страдают маниакально-дипрессивным синдромом преследования. Таким людям кажется, что их могут прикончить в любой момент.
Мистера Монтанелли ей не доводилось видеть, пока что, в живую – только разговор по телефону. Но что-то подсказывало, что это будет занятной встречей. Вооружившись сумкой с документами и лучезарной улыбкой, мисс Хэмминг позвонила в дверь. Ей открыли, провели в гостиную, которая была еще не полностью заставлена нужной мебелью. От дома пахло новизной, чистотой и деньгами. Зеленые глаза ловко и цепко мазнули по интерьеру. Женщина переложила сумку в другую руку и нетерпеливо переступила на другую ногу. Все таки эти туфли невозможно натирали ноги. А в магазине показались удобными – самая большая ложь на свете. Мода не бывает удобной. Она или мода или удобство.

Отредактировано Helen Hamming (2015-02-16 09:15:33)

+3

3

В последнее время дела шли на удивление хорошо. Новые территории, занятые командой Розарио после встречи с представителями других криминальных группировок, и новые соглашения, сделанные во время этой встречи в баре О'Рэйли, приносили хорошие плоды - даже с учётом затрат на открытие будущего семейного ресторана и переезда в новый дом, и той "заначки", что он оставил в сейфе банка в Майами-бич, у Монтанелли оставались в обороте некоторые свободные деньги - и, воспользовавшись этой ситуацией, Гвидо решил подстраховаться ещё раз. На этот раз - в прямом смысле, решив привлечь к этому финансы страховой компании со стороны, сделав всё от начала и до конца по закону - чтобы в том случае, если что-то пойдёт не так, закон его и оберегал; его самого - и его детей... И если однажды с ним что-то случится, то страховая выплата будет неплохим дополнением к его завещанию. Звучит пессимистично, пожалуй, но и не настолько, учитывая, в каком мире он живёт и насколько крупной мишенью является. Только за прошлый ноябрь на него покушались дважды; один раз - чуть не застрелили прямо на улице, другой - ворвались прямо к нему домой, выбили ему зуб на глазах у его сына, захватили его в заложники... Тогда Гвидо и задумался о том, что находиться большую часть времени под охраной - это та сложность, которая оправдывает цель. С родного и запомнившегося многим жителям Сакраменто "Тахо" Гвидо пересел на бронированный "Хаммер", который когда-то подарил своей жене, а неподалёку от него всё чаще стали появляться Рокки, Санто или Джеки - иногда и все трое сразу. Санто когда-то был военным, и здорово обращался с оружием, Рокки - всю свою карьеру в преступном мире в основном только и делал, что кого-нибудь охранял (либо бил), Джеки - в основном, в их представительном "танке" выполнял функции водителя-механика. Но позже он задумался и о том, что будет в том случае, если стараний его личной охраны окажется попросту недостаточно? Они - тоже люди, и вполне могут недоглядеть. И они, все трое, тоже смертны, кстати, хотя вот того же Рокки, который так расстарался (со скуки, видимо), что решил новую резиденцию Гвидо превратить чуть ли не в секретный объект - это его и видела страховой агент Хэмминг у ворот - кажется, в гроб загнать попросту невозможно.
Дом, который Агата подарила ему на Рождество, был и впрямь шикарен - вовсе не в плане дороговизны и роскоши, как раз наоборот, это было тихое и удалённое от города щедро озеленённое место, поближе к природе. Вообще-то, изначально планировалось, что жить здесь будет сама Тарантино, но у неё так и не хватило денег закончить стройку из-за финансовых трудностей, поэтому она решила подарить его брату - в обмен на то, что тот спишет остаток старого долга. Гвидо был воистину благодарен сестре за этот поступок... потому в старом доме он жить уже не смог бы - слишком много воспоминаний о Маргарите, как бы он ни пытался от них избавиться, весь его дом на Elm Street дышал ей - можно было сменить всю мебель, даже уничтожить сад, но, казалось, даже это не поможет выжить призрак Омбры. Не помогало... Но если Монтанелли готов был бы это вытерпеть - для его сына такое положение вещей могло бы стать пагубным. Им всем нужно было что-то новое... всем троим - и Гвидо, и Дольфо, и полугодовалой Виттории.
- Она так быстро растёт... - Монтанелли улыбается, стоя у кроватки дочери. Вот и колыбель сменилась кроваткой... И Виттория уже вовсе не такая кроха, как была совсем недавно. Она требует всё больше и больше внимания к себе, и те времена, когда она спала часов по восемнадцать в сутки, кажутся раем. И Гвидо становится всё сложнее справляться с этим одному. Если бы Дольфо не был таким не по годам ответственным - даже и представить было бы трудно, как он справлялся бы с тем, чтобы всё держать под контролем и дома, и вне дома... Хорошо, что Винс сумел навести порядок в своей команде после той сумятицы. Произойди что-то подобное в данный момент - было бы совсем худо... - Скажи, Винсент, ты не скучаешь по своей дочери?..
- Босс... - Джеки сунул голову в дверной проём детской. - Она здесь.
Голос страхового агента Хэмминг по телефону звучал приятно, хотя, признаться, что воочию Гвидо сейчас даже не ожидал увидеть столь роскошную женщину (иначе оделся бы получше, пожалуй)... Видимо, в этом виновато его прошлое впечатление, но рассчитывал он встретить на пороге своего дома эдакую серую мышь, невысокого роста, в неприметном пиджаке, в уродливых очках и с толстыми ногами - нечто примерно такое, что напоминало бы агента Бэйтса, который до недавнего времени занимался страхованием в пользу мясокомбината, где был занят Монтанелли, только женского пола. Собственно, он и посоветовал American International Group, но сделал это уже неофициально и по телефону - на данный момент, два единственных средства общения с внешним миром для него была телефонная будка и комната посещений. Бэйтс переехал в тюрьму, и судя по всему, надолго...
- Здравствуйте. Миссис Хэмминг, я полагаю. - Гвидо широко улыбнулся, шагнув навстречу. Хелен была красива. И та неуверенность, что на долю секунды была написана на её лице, даже шла ей... оно и понятно - не каждому дано побывать в обители человека, прослывшего одним из самых опасных и жестоких преступников города. - Это доктор Сольферини, мой врач. Я попросил его проследить за происходящим... вы ведь не против? - кое-что Монтанелли понимает в медицине, и историю болезни расшифровать вполне способен, но без докторской степени - каков вес его слов?.. Как на суде важно присутствие адвоката - так и сейчас, доктор Сольферини был чем-то вроде "юриста" его тела. Забавное предстоит обсуждение. Хелен придётся убеждать Винса в том, что Гвидо протянет недолго; Винсенту - заверять её в обратном, чтобы та заверила возможность выплаты... ну, это если грубо говоря, конечно. Монатенлли взял Хелен под руку, провожая в кухню, подмигнув украдкой Доку.
- Хотите чаю? Кофе?Может, кусочек поленты? Санто... - тон голоса на последнем слове изменился. Необъятных - ещё больше Рокки - Санто, мирно завтракавший за одним из столов на кухне, взял тарелку, с почтительным молчанием покинув помещение.

Внешний вид

+3

4

внешний вид

Утро Винсента Сольферини началось слишком рано. Настолько рано, что можно было подумать, что на часах не четыре утра, а первый час ночи и осталось ещё спать и спать. Однако это нисколько не печалило, так как впервые за несколько месяцев доктор успел сделать некоторые дела, что-то из документов разгрести, что-то наоборот скинуть в одну кучу. Все дела, по мнению Винса, шли более-менее отлично и день предвещал исключительно положительные события.
И ведь действительно — дела, кажется, шли более чем хорошо. Это, безусловно, только радовало. Однако постоянные звонки от Элизабет портили всю сладость этого своеобразного отдыха от того, что ничего плохого не происходит. Эта женщина в который раз заставляла Сольферини верить в шанс, посланный кем-то или чем-то, — шанс не быть её мужем и жить далеко-далеко, чтобы не видеть и не слышать скандалов, которые Бетт умудрялась закатывать по телефону и днем, и ночью. Из-за чего? Из-за того, что ей постоянно недостаточно денег, которые, если призадуматься, идут исключительно дочери, но никак не женщине, которая успела найти мужа, купить где-то дом, при этом еще и требовать финансовой поддержки от отца своей дочери, аргументируя свои требования тем, что Винс якобы задолжал ей целое состояние; вместо беременности Элизабет могла бы строить карьеру, а не сидеть дома и грызть яблоки с булочками. Такие моменты не только приводили доктора в ступор, но ещё и заставляли думать, что эта женщина психически нездорова,  от того и все крики без веской причине. Винс и не был обалденным отцом, но ребенка своего обеспечивал, а уж чужих жен обеспечивать он точно не обязан. На самом деле, все эти мысли пришли вместе с приездом к Гвидо, который для себя решил: если что-то случится, то страховая выплата будет неплохим плюсом для тех, кого он всё же впишет (или уже вписал) в завещание. Сольферини, в принципе, только поддержал его — мысль со страховкой была хорошей, даже очень хорошей.
Она так быстро растёт... — Монтанелли с добродушной улыбкой стоял у кроватки своей дочери, наконец проронив слова — до этого казалось, что мужчина думал о чем-то очень важном и разговор пошел бы тогда, когда приехал бы страховой агент. Собственно, это было только лучшим поворотом — все немного от чего-то да отдыхали. — Скажи, Винсент, ты не скучаешь по своей дочери?.. — весьма исчерпывающий вопрос, на который стоило обдумать ответ; однако думы прервал, кажется, Джеки, сообщивший, что страховой агент в доме. — Я сам иногда задумываюсь над этим, но я практически её не видел и не слышал, поэтому точно не знаю: скучаю я или нет. Бетт, — на мгновение замявшись, Сольферини тяжело выдохнул, — сказала, что отправила Агнес ко мне. Я понятия не имею, когда она будет и ждать ли мне вообще звонка. — покачав головой, Док выпрямился, начиная понимать, что вскоре тема ребенка не будет для него болезненной.
Чего только и мог ожидать Винс, но только не того, что страховой агент будет столь симпатичным. За всю свою жизнь он нередко встречал людей из этой отросли — и по работе, и по чистой случайности, только вот практически всегда это были те, кого в народе называют "серыми мышками". К слову, такой поворот событий даже смог поднять ему настроение и выудить широкую улыбку при приветствии с женщиной. — Доброго дня... миссис Хэмминг. — Винс учтиво кивнул, внимательно подслушав фамилию дамы у Гвидо. Ухмыльнувшись, некоторое время Винсент предпочел наблюдать за удалявшимся Монтанелли, который украдкой успел подмигнуть — и это было забавно. Доктор, наконец переведя дыхание и ещё шире улыбнувшись, проследовал за тем самым агентом и Гвидо; так или иначе, сегодня он должен проследить за всем происходящим сегодня, которое может растянуться не на один и не на второй час.

+1

5

Хелена не была смущена - она просто чувствовала себя немного скованно. Словно за ней сразу и отовсюду наблюдают десятки глаз. Это сродни докладу перед большим залом. Ты заходишь с маленькой папкой, становишься за кафедру, открываешь бумаги, хватаешь ртом воздух и начинаешь пояснять - позади идут бесконечной вереницей слайды. Американка сглотнула и, наконец, определилась, в какой руке будет держать портфель с бумагами. Он занял место в левой.
Позади послышались шаги, блондинка медленно поворачивается и на лице ее застывает некое подобие недоумения. Яркие голубые глаза выражают неуверенность перед мистером Монтанелли, но ей приходится быстро взять себя в руки - ведь это бы выглядело так непрофессионально.
- Добрый день, мистер Монтанелли, - женщина протянула ладонь, что бы пожать руку хозяину дома, и, собственно, своему нанимателю. Судя по их недолгому обсуждению по телефону он собирался вложить довольно крупную сумму денег. И конечно, такой прекрасный шанс оторвать кусок побольше не смог пройти мимо Хелен, привыкшей ценить свое время и время клиента, а еще больше ценить тот вклад, который клиент готов привнести в их общее, теперь, дело. 
Это был мужчина средних лет, довольно неопределенного возраста - потому что держался живо, двигался с особой грацией, присущей только немногим лицам мужского пола.
- Доктор Сольферини, - вежливо улыбнулась мужчине Хелен и легко кивнула, потому что Гвидо Монтанелли уже быстро уводил ее в сторону - куда-то в коридор дома.
Чем дальше вглубь дома продвигалась Хели, тем больше ее преследовала мысль, что ни к чему хорошему это все ее не доведет. Казалось бы - обычная страховая бумажка, каких в Америке выписывают каждый день десятками. Но что-то тут было не так и провались она на месте, если будет не права.
- Чашка кофе была бы очень кстати, мистер Монтанелли , но я хотела бы приступить к обсуждению. Мы не можем совместить приятное с полезным? - пухлые губы расплылись в приятной и успокаивающей улыбке. Женщина старалась быть как можно более деликатной. Ведь не может она прямо сказать, что к пяти у нее следующая встреча и на все про все всего час с лишним? Это было бы невежливо.
Деловая хватка миссис Хэмминг была сравнима только с "мягкими" объятьями удава из мультфильма "Маугли". Ка - это лучшее ее воплощение. Но не стоит думать, что женщина представляет собой какое-то чудовище. Просто с девяти утра и до семи вечера она полностью поглощена в рабочий процесс. Это как дать ребенку конфету только в шесть лет - потом его будет не остановить.
- Итак? Мы устроимся тут? - женщина обвела взглядом просторную кухню. Из помещения быстро вышел высокий широкоплечий мужчина, довольно крупных размеров. Он не проронил ни слова - просто ушел.
- Доктор Сольферини, вы подготовили медицинские справки и отчет о болезнях, если таковые имеются? Мы не страхуем лиц, умирающих от рака, или других неизлечимых болезней, если они больны на момент составления документа, - женщина села за большой дубовый стол, - простите, если очень резко, - это уже было обращено к Монтанелли. Хелен заправила прядь волос за ухо и ловко выудила папку из портфеля, положила ее на стол перед собой, потом - карандаш и ручку, подаренную детьми несколько лет назад на день матери - Паркер с гравировкой. Конечно, выбирал сын, потому что у дочери как и раньше не было времени на мать. Взгляд лишь на миг скользнул по золоту пера.
Она закинула ногу на ногу и сложила руки перед собой, переплетая пальцы и спокойно взглянула на доктора. На стене тикали часы. Каждое их "цок-цок" напоминало о том, что время уходит. 

+3

6

Их с Винсом ситуации слегка схожи... Слегка. Пожалуй, Гвидо скорее через труп Барбары бы перешагнул, чем позволил ей разлучить его с Сабриной и Лео без права навещать их, на что и сделал в то время намёк, довольно прозрачный, но миссис Монтанелли его поняла вполне - и хоть вместе супруги не жили, брак не был расторгнут официально ещё около шестнадцати лет, пока дети не выросли, а Гвидо не решился, переступив через итальянские принципы, жениться второй раз на Маргарите ди Верди, бывшей в статусе консильери Семьи... чем эта история закончилась в итоге, в октябре прошлого года, в организации большинству и так известно и понятно (тому большинству, которое вообще должно понимать), организация уже почти полгода существует без советника, а Гвидо теперь - отец-одиночка с двумя детьми - полугодовалой Витторией, и Дольфо, которому в следующем месяце будет семь лет. Как и почему получилось так, что в браке они не прожили и полного года, а ребёнку уже почти семь - история и вовсе отдельная... если в кратце - Дольфо был зачат, когда Монтанелли летал в Рим, Маргарита провела там около 15 лет своей жизни (18, если считать первые три года её жизни - столица Италии была её родиной), но Марго ребёнка от него попросту скрывала. Вернее, скрывала сам факт его отцовства. За что Гвидо так и не простил её в итоге - в браке или не в браке, семь ему лет или семь дней, Адольфо - всё равно оставался его сыном, кровь от его крови, плоть от его плоти; вот именно поэтому позиция друга у него всегда вызывала лёгкое недоумение. Ну и что, что Сольферини свою дочь почти не видел и почти не слышал? Дочерью его она ведь быть не перестаёт. Деньги - это далеко не всё в этой жизни...
Гвидо по-деловому, но мягко пожал руку страховому агенту, провожая в дом. Наверное, более уместно было бы проводить подобные встречи в кабинете, чем на кухне; только вот Монтанелли был всё ещё верен своим привычкам, не желая хранить никаких документов дома, и кабинета его новое обиталище вообще не предусматривало. Необходимая документация лежала в его офисе на мясокомбинате, но её и было немного - в тёмном бизнесе Гвидо привык рассчитывать только на собственную память, бумага в делах Мафии - сомнительное подспорье. Возможно, такая позиция и была сомнительной, но она как-то раз уберегла Монтанелли от тюрьмы - а может, уже даже и не один раз, кто точно знает? Но - Патологоанатом сейчас на вершине пищевой цепи, ему с этим, может быть, и проще - всегда можно найти кого-то для отвода глаз или провести что-то по теневым каналам, свою политику Гвидо всегда выстраивал таким образом, чтобы своими людьми управлять больше при помощи слов, чем документов. Доку вот с этим сложнее - в самом сердце медицинской сферы, он находился в непосредственной близости к правительству и некоторым её службам.
- Каппучино? Маккиато? Латте? Или просто эспрессо? - недаром многие виды напитка звучат с итальянским акцентом - итальянцы, в отличие от американцев, не признают и не умеют пить "просто кофе", и в этом доме даже полюбившаяся охранникам кофе-машина разливает сразу несколько его видов. Хотя Гвидо всегда считал, что его нужно заваривать вручную, а не доверять бестолковой технике - опять же, это уже явно изобретение американского ума, рассчитанное на тех, кому спокойно попить кофе некогда. Вот и Хелен, наверное, из таких вечно занятых людей... "Вечно занятые" - пожалуй, именно такой термин применим к подобным людям, если разговор касается "общего дела"; а деловые люди - это такие, как они с доком: чья жизнь может течь размеренно и неторопливо, где всё происходит вовремя, но редко прогибаясь под жёсткие рамки расписаний. Главное - не сколько ты делаешь, а сколько ты контролируешь.
Впрочем, и устраивать из кофепития целую церемонию, как это делают британцы или азиаты со своим чаем, у макаронников тоже не в чести.
- Винс, а ты будешь что-нибудь? - и разобравшись с тем, кто чего желает, Гвидо принёс Хелен её чашку, устраиваясь напротив. Кинул мимолётный взгляд на её запястье, когда она разжала пальцы, выпуская ручку портфеля, осведомляясь, есть ли кольцо на безымянном. Не обнаружил. Хотя, и не слишком этому удивился: пожалуй, завоевать такую женщину - задача не из простых? Интересно, сколько ей... Явно не двадцать пять; но выглядит миссис (или всё-таки правильнее назвать её мисс?) потрясающе, аккуратная, ухоженная; и уверенная в себе, судя по словам - как настоящий профессионал. С профессионалами, в любой отрасли, Гвидо любил иметь дело - впрочем, не так много найдётся людей, которые предпочтут вести дела с дилетантами, так? В общем... Хелен вызывала у Монтанелли интерес. Хоть пока ещё и не слишком определённый - и деловой, и чисто человеческий.
- Нет, от рака я не умирал. Когда проверял в последний раз...
- усмехнулся Гвидо в ответ. Естественно, к визиту страхового агента он подготовился, пройдя несколько обследований и сдав анализы - действие не было спонтанным. Да и грех не пользоваться возможностями, если уж есть хороший доступ к врачам и их ресурсам. - Но и это можно будет обсудить в процессе. - он реагировал вполне спокойно. За те тридцать лет, что он копался в покойниках, подавляющее большинство из которых умерло не своей смертью, разговор на подобные темы - это самое безобидное из странного. Гвидо не всегда был боссом криминальной Семьи; большую часть своей жизни он выполнял в организации совершенно другие функции, с руководством никак не связанные, потому решение Альваро его самого удивило - и не его одного, кстати. - Хотя, вообще-то я предполагал нечто более связанное... хм... с действиями физическими, нежели с болезнью. - "насильственными", если говорить открыто. - Я занимаю важную должность на мясокомбинате. Сами понимаете, производство связано с опасностью, и у нас бывают несчастные случаи... Не каждый день, конечно, не подумайте. - рассмеялся Гвидо. Не каждую неделю даже и не каждый месяц, хотя в каждой шутке есть доля правды - вокруг множество острых предметов, там находится сложное оборудование, которое человеческое мясо переработает так же легко, как говядину - не дай бог, в общем, кому-то попасть под конвейер. - Красивая ручка. - обратил внимание, улыбнувшись. Дорогая, наверное, хотя не в этом дело - просто комплимент попытался сделать; деталь тоже интересная, и с образом Хелен Паркер с золотым пером сочетается просто отлично.

Док, я тебя проконсультирую по поводу состояния Гвидо, стукни мне в аську потом)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Insurance