В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ночь с 01.04 на 02.04


Ночь с 01.04 на 02.04

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Участники:

Missarinda Kroks, Alex Russo;

Место:

Палата Тьена;

Погодные условия:

Ночь, что-то там на дворе, но это не имеет особого значения;

О флештайме:

Продолжение не слишком удачного дня, который все никак не закончится и так и кочует от одной даты к другой. Алекс и Мими, кое как набив себе животы чем-то съедобным вернулись к раненному и спящему в больницу.

Отредактировано Missarinda Kroks (2012-05-04 22:52:56)

0

2

<====Кофейня "Traveler's Coffee"

Теплый, мягкий свет в больничной палате, как ни странно, резко бил по глазам. Алекс  держался из последних сил, хотя его какой – то невероятной силой тянуло ко сну. Этьен. Этьен Моро мирно спал на больничной койке, дыша в такт назойливым пищащим приборам. Стрелки наручных часов неумолимо приближались к заветной отметке в два ночи, а дежурные медсестры, как бы ни пытались вытурить Ала и его маленькую спутницу из палаты, лишь удрученно кивали головой и кидали на парочку жалостливые взгляды. Нет, Алекс не собирался возвращаться домой и оставлять друга в одиночестве. Ну, как в одиночестве...периодически к Мими и Алу присоединялась Шерон, о которой Этьен много рассказывал своему другу. Пожимая руку мисс Реймонд, Руссо пожалел, что эта долгожданная встреча произошла при таких печальных обстоятельствах. Прекрасная, к слову, женщина. Волевая и сильная, она сразу же завоевала уважение в глазах молодого доктора.
Алекс боялся уснуть и упустить своего картавого француза из виду. А вдруг он перестанет дышать? Что за лекарства ему дали? А вдруг что-то случиться? Нельзя спать, Алекс, нельзя!
Мими держалась стойкой, пожалуй, даже слишком стойко для маленькой девочки. Рыжая, как герой, боролась со сном, клевала носом, но мысленно держалась за Алекса и его раненого друга. Даже Эйфель героически бодрствовал и шумно вздыхал каждые десять минут. Умный песик свернулся у больничной койки своего хозяина, он терпеливо ожидал возвращения Этьена из объятий Морфея.
Пара выпитых чашек черного кофе не давали желаемого эффекта, доктор Руссо принялся клевать носом в такт рыжей, но не сдавался. На кой черт этот сон, раз уж сидишь в больнице? Алекс принялся разглядывать больничные стены, приборы, плотную фигуру Этьена, укрытую легкой простыней, а так же изучать пол в палате. Интересно, не правда ли? И никакой книги под рукой, никакого журнала. Алекс успокаивал себя тем, что не смог бы полностью погрузиться в книгу или какую другую писанину, ибо в голове его уже крутился один сюжет, достойный если не книги, то отдельно снятого фильма. Местный герой, он же француз, спасает рыжеволосую малышку от цепких лап смерти. А что же дальше? Каков финал? А финал следующий – полна палата родных и друзей, сходящих с ума от неизвестности и тоски по носатому французу.
Алекс страдал, он мучился, снова переживая свой самый страшный больничный кошмар в третий раз. И почему смерть забирает самых любимых? В этот раз Его Величество Смерть сжалилась над нашим бедолагой и вернула ему лучше друга. Ну не чудо ли?
Рыжая неожиданно задремала. Ее голова плавно опустилась на плечо Ала, отчего мужчина еле заметно вздрогнул. Минус один. Теперь в палате бодрствовали только Руссо и Эйфель, одинаково верных своему другу - французу. Рыжая копна волос мягко скатилась по плечу Руссо – девочка окончательно расслабилась и уснула. Алекс улыбнулся одними уголками губ, радуясь, что рыжая наконец получилась заслуженный отдых.
Стоит отметить, что Мими заснула не в самое удачное время – ни повернуться нашему стоматологу, ни с места встать. Так и превратился Ал в железобетонную статую "Руссо и рыжая. Отдых в палате."
А ведь как назло захотелось встать, размяться, прогуляться в холле или же отправиться за очередной чашкой кофе. Но нет, доктор Руссо боялся пошевелиться, боялся потревожить столь хрупкий и невесомый сон рыжеволосой.
Алекс уже порядком устал от бесцельного разглядывания палаты, что сам и не заметил, как веки его начали методично слипаться. Через минуту Ал почувствовал неожиданную, чересчур неправдоподобную, легкость во всем теле. Морфей пришел и за ним. Минус один.
Медсестра открыла дверь в палату и столкнулась взглядом с Эйфелем, который растянулся на полу во всей красе. Женщина подарила псу строгий взляд, но малыш Эльфи даже не шелохнулся. Немного помедлив, суровый надзиратель прикрыла дверь, оставляя лишь маленькую щелочку. На всякий случай, как подумалось женщине.
Странно, но Алекс не был уверен в том, что спит. Вернее, тело его погрузилось в сон, а мозг выдавал яркие, четкие картинки, которые бередили не только сердце, но и душу. Он увидел во сне Агату, ее милый сердцу образ нарисовал на губах Руссо легкую полуулыбку. Девушка стояла на ветру и что-то шептала Алу, но он не мог разобрать слов – ветер уносил их куда-то далеко-далеко, распыляя в воздухе. Мужчина хотел подойти к испанке, обнять ее, но фигура девушки отдалялась с каждым шагом, превращая расстояние между ними в огромную, темную пропасть. Алекс кричал ей вслед, но Агата начала исчезать, на ее месте материализовалась  малышка Серена. Девочка так же стояла на другом конце пропасти, она что-то кричала, махала тоненькими ручками и звала своего брата, который удрученно смотрел на нее и ничего не мог поделать.
Прости меня, Пухлик...
От осознания собственного бессилия перед пропастью, Алекс склонил голову и сильно-сильно зажмурил глаза. Мужчина мечтал проснуться, он прекрасно отдавал себе отчет в том, что находится в какой-то неадекватной полудреме. То ли недосып, то ли нервный стресс и обезболивающие таблетки дали такой эффект, но Руссо пребывал будто в подвешенном состоянии. Словно кто-то открыл маленькую дверцу в самые глубокие и неизведанные дебри его собственного сознания. Ох уж эти игры разума. Завязывай, Ал.
В принципе все логично – когда эмоции не выходят естественным путем, а прячутся в далекий сундук за семью замками, то сознание начинает подкидывать такие вот издевки в лице совершенно диких и непонятных картин.
Сердце Ала непроизвольно сжалось, когда он увидел перед собой Этьена. Здорового и холеного, в белом отглаженном смокинге, француз подошел к молодому доктору почти в упор. Сердце мужчины непроизвольно сжалось, ему захотелось накричать на Моро за то, что он встал с удобной кровати и нарыл где-то этот ужасных костюм. Пожалуй, Алекс был больше разочарован нелепым нарядом Этьена, нежели тем, что он поднялся с больничной койки. Но француз, похоже, тоже пребывал в крайнем смятении.
- Алекс, ты почему встал? Тебе нужно лежать, – обеспокоенно проговорил мужчина, заглядывая в лицо Руссо.
- Лежать? О чем ты? Это тебе нужно немедленно отправиться в постель! – Ал почти кричал на своего друга. – Что ты делаешь?
Незаметно для себя Руссо почувствовал, как Этьен накрывает его белой простыней, в тон своему нелепому смокингу.
Что...Что здесь происходит? – Ал ошарашено мотал головой по сторонам, стараясь оценить ситуацию.
Еще момент – и Руссо лежит на спине. Плотная, белая простыня, словно не дает ему ни вдохнуть, ни выдохнуть. Отвратительное чувство беспомощности.
Еще момент – над своим лицом Руссо увидел рыжую, увидел Этьена, Фоукса и Дану. Молодые люди склонились над Алексом и обеспокоенно разглядывали его лицо.
- Я не должен быть на месте Этьена. Я не должен быть на его месте, - слабо произнес Руссо, но Фоукс поднес указательный палец к губам и велел экономить силы.
Друзья Ала разговаривали на каком-то странном языке, а речь казалась сбивчивой и отрывистой.
- Пора просыпаться, - Дана МакКарти склонилась над лицом Руссо и мягко пропела ему на ухо своим сладким голосом.
Алекс закрыл глаза, а когда открыл, то очнулся в безмолвной палате. Глаза вновь начали привыкать к полумраку, отчего силуэт, лежащий на больничной койке, казался размытым.
Этьен? – мужчина посмотрел в сторону друга и убедился, что тот жив-здоров и равномерно дышит. Плохой сон, плохой сон, - Руссо вновь закрыл глаза и запрокинул голову.
Сколько он проспал? Минут двадцать? Тридцать? Что успело измениться за это время? Только не положение Мими. Девочка сладко спала, чуть приоткрыв рот, а рыжие волосы падали на ее бледное личико. Ал умилился этой детской чистоте и одной рукой убрал пару прядей с лица малышки.
Совсем еще ребенок, - подумал мужчина, разглядывая лицо рыжей. – Что же ей снится?
Девочка спала спокойно, тихонечко сопела, но так, что ни один мускул на ее детском личике не был подвижен. Вот она, открытая книга. Листай – не хочу.
Алые губы девочки дернулись. Мими одной ручкой быстро потерла нос и вернулась в исходное положение, на плечо к нашему стоматологу. Обеими руками девочка обвилась вокруг его руки, разворачиваясь к мужчине всем корпусом тела. Совершенно неосознанный, но такой трогательный жест. Алекс вновь невольно улыбнулся, пересчитывая густые ресницы девочки. Он еще не знал, но сердце его уже принадлежало этому маленькому рыженькому комочку счастья.
Рыженький комочек неожиданно открыл глаза и застал Алекса на месте преступления. Но в этот раз Алекс не струсил и не отвел глаза в сторону. Да и зачем? Сколько можно скрываться? Две бездны глаз все равно тебя настигнут, Руссо.

Отредактировано Alex Russo (2012-05-06 00:38:42)

+3

3

Глаза плавно закрывались. Сон брал свое, при том настроен он был более чем серьезно. В телефоне села батарейка. Может это и к лучшему на самом деле. Во второй раз Мими бы не смогла соврать, а уходить она не хотела. И совесть бы не позволила…и говоря на чистоту ей просто хотелось еще хотя бы чуточку времени побыть в обществе Алекса. С ним было комфортно просто сидеть рядом. Ощущать присутствие этого человека под боком. Он внушал доверие. Абсолютное и безграничное. И рядом с ним был даже защищено. Даже в том понятии, что никто не погонит из палаты Тьена. А француз спал. Спал и спал. Вообще то о нем тут  беспокоятся и можно было бы и немного уделить времени. Сказать всё окей, валите спать. Но нет. По всей видимости бороться придется как Мими, так и молодому доктору по победного. Алекс всё пил кофе, рыжику оно что-то не лезло сейчас. Даже если положить в чашку пять ложек сахара.
Девочка даже и не заметила как вдруг её голова очутилась на плече у Ала. Как то непроизвольно сама по себе. По всей видимости в поисках подушки. А когда одолевает усталость, то за подушку сгодится всё что угодно. И даже щебенка покажется прекрасным удобным ложем на райском полуострове. Лишь бы никто не трогал и можно было откинутся куда-то подальше в сны.
«Солнечный зайчик?» По палате бегало маленькое яркое солнечное пятнышко. Туда сюда обратно. Так словно здесь в палате есть кошка, которая станет охотится на блик. Да только не понимал рыжик от куда могло взяться это пятнышко, если на улице давно как стемнело, а искусственного света в палате для этого точно недостаточно. Мими несколько раз быстро моргнула дабы прогнать мираж.
«Где я? Мммм, сольнышко. Тепло. Здесь так хорошо.» Мягкий теплый песочек золотом согревал босые ножки. Слегка уловимый ветерок нес в себе ароматы сладких цветов. Таких прям аж вкусных. Мими захотелось найти их. Узнать как же выглядит эта прелесть. Она поднимается и шагает против ветерка. «Это точно не наш пляж…это вообще не Сакраменто. Но где я? Я ведь была у Месье Моро…как только оказалась здесь. И где люди? Почему никого нету?» Отсутствие людей совершенно не мешало девочке. Просто это было странно. Странно, что она была здесь одна. Совершенно одна. Сладкий приторный запах усиливался с каждым шагом. Она отодвинула лианы, смело передвигаясь вперед. И не зря. Цветы небывалой красы! Белые, просто белоснежные среди зеленых листьев. Их центр был ярко-красным. Каждый лепесток размером с ладошку, в каждом цветке семь лепестков.  Рыжик поднялась на носочки дабы дотянутся носиком до одного из них. От резко усилившегося аромата даже нос зачесался. Опустившись на землю она почесала его, прикрыв в этот момент глазки, а когда вновь открыла пере глазами была другая картина и другой пейзаж. «Это был сон?» Кроха удивилась еще больше. Сейчас она была у себя в комнате. Только какая-то эта её комната была совершенно не её. Большая, просторная, но от этого не менее уютная. За окном падал белый-белый снег. Такой же белый как и лепестки тез цветов. Одеяло было одето в красный пододеяльник, а на ночном столике зеленым мягким светом горел ночник. Рядом лежал большущий плюшевый медведь. На вид такой мягкий-мягкий. Так и хочется его потрогать, да помять в руках. Да и никто не останавливает. Единственное, что было – она не помнила эту игрушку. Никто её ей не дарил и не покупал просто так. И она сама себе её не покупала. А она появилась. Из неоткуда, просто так. А если Мими была уверенна, что этот мишута не её, то значит он чужой. Но чувства такового не было. Не было ощущения чужой вещицы. Рыжик потащила плюшевого за лапу на себя. И правда мягкий. Улыбнувшись, обняла игрушку, прижимаясь поближе. Ей нравилось как пахнет этот медведь. Где-то она уже слышала этот аромат, но не могла сообразить. Вообще думать было невозможно, мысли путались и слипались в единый комок. Прям как карамель, застывая. И вытащить хотя бы что-то вменяемое было совершенно не понятно как. Слишком сложный это процесс: растопить, держать на огне, пытаться не обжечься и при этом не выпускать плюшевую прелесть у себя из рук. И ну пусть мыли будут липкой карамелью. Зачем они вообще нужны. И вот рыжик уже начинает засыпать. Лежать на кровати так удобно, просто невесомо. Она чувствует себя невесомо, словно и нету её вовсе, словно и не существует обременяющего тела. Она засыпает и видит лиловые сны, которые выливаются в сиреневые горизонты, а потом все темнеет и темнеет…
И тут раз и рыжая открывает глаза. Она все еще в палате и обнимает не плюшевого медведя, а Алекса. Вот где она слышала этот аромат – это духи Руссо. Мими распахнула глаза и вышло так, что их взгляды пересеклись. Да чего уж там, не просто пересеклись. Они смотрели друг другу в глаза. Ри в миг перестала видеть что либо кроме него, его лица. Кроме двух осколков неба. Щеки покрылись густым-густым румянцем. Девочка резко вернулась в исходное положение и уставилась на часы, которые висели на стене. Пять утра. Давно как пора домой. В голове у малышки не было не единой мысли о том, что она будет говорить, когда вернется домой. Да чего уж, в голове вообще мыслей так и не обнаружилось. Их заменил густой румянец. Пора домой, хоть и не хотелось, очень не хотелось.
- Я наверное пойду домой, - поднялась на свои две, - Еще увидимся…если ты не будешь простив.
Кивнув в знак прощания, рыжик так быстро смылась с палаты, словно и не стояла там вообще.

--> Куда-то в основную, в май

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ночь с 01.04 на 02.04