vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » creep ‡you're so fucking special


creep ‡you're so fucking special

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

cillian & scarlett & mitchell
12/02 - 20/02
sacramento - las islas canarias
http://funkyimg.com/i/Unsw.png
хватит. хватит метаться из стороны в сторону, прятаться по углам, игнорировать друг друга и притворятся, что нас не связывает ничего, кроме нескольких квадратных метров жилой площади. пора что-то менять - либо отпустить окончательно, либо признаться себе в том, что мы - это единственное важное, что существует на этом свете. получится ли у нас? не знаю, да это и не важно.
просто. я хочу. принадлежать. только.
т е б е.

+1

2

Был ли он готов? Готов к продолжению общения с ней после их последнего не совсем состоявшегося разговора? С того дня прошло около двух недель. Позади краткий, но емкий разговор с Брином, другом и товарищем. Краткое содержание разговора можно изложить в одном предложении «держись от Стоун подальше». Что может быть неясного, верно? И Флэнаган искренне старался следовать этому совету, сокращая свои визиты к ним домой до предельного минимума. Ограничивался только парой раз, чтобы отвезти Скарлетт на работу или же обратно домой. Но они не разговаривали, не поднимали тему, на которой закончили в последний раз, когда их прервал Митчелл. Хотя... что тут было говорить? Она спросила, а он ответил. Здесь нечего было обсуждать.
Он появляется на ее пороге утром двенадцатого. Обычный день, когда она не планировала ехать на работу, но он все же приезжает, прекрасно зная, что она дома только с Майклом. Усердно жмет на дверной звонок, пока на пороге не появляется Скарлетт. Явно не ожидавшая его в роли утреннего гостя. Скорее всего она ждала Митчелла. Этот живой огонек в глубине ее глаз говорит именно об этом.
- Нет, это всего лишь я. Доброе утро. Пригласишь войти? - церемонность поведения стала чем-то лишним уже давно. Он привык прямо говорить и прямо спрашивать, не важно о чем бы шла речь. И она его приглашает, отступая в сторону, слегка смущенная, но все же он оказывается внутри уже такой знакомой квартиры.
- Я с кофе, -  показывает пару стаканчиков с капучино, протягивая один из них девушке, неловко остановившейся где-то между прихожей и кухней. - У нас есть примерно пару часов на сборы, - замечает удивление и смятение на ее лице, но тут же пытается присечь его в корне. - Это по просьбе Митчелла. Приехать, забрать тебя и Майкла и отвезти... не могу пока сказать куда, извини. - кисло улыбается. - Могу помочь тебе со сборами. Хотя... чтобы знать, что собирать, наверное, все же стоит сказать, куда ты поедешь, да? В аэропорт, это все, что я знаю. И заранее извини, что порчу "сюрприз". - но нет, ему не было стыдно за это ни капли. Вся эта ситуация никак не радовала его, не могла радовать. Но Эйдан оставался все таким же надежным другом для Брина, а значит - ему некого больше было о подобном попросить. Да и плюс ко всему - с кем бы еще Стоун смогла без криков паники попытаться собраться и поехать неизвестно куда? Да, пожалуй больше ни с кем.
- Я соберу Майкла, - прихватывая с собой стаканчик с кофе, он скрывается в одной из комнат, оставляя Скарлетт одну на кухне. Добавлять самое веское утверждение из своего запаса он пока не собирался. Если она не соберется сама, он все ровно увезет ее, пускай даже силой. Это были слова Брина. И возможно, если дойдет до такого, Скар когда-нибудь поймет вынужденность действия и простит.

+1

3

вв: белая ночная сорочка, волосы распущенные, немного лохматые, макияжа нет; серая мужская толстовка;

     А на улицах нашего солнечного города уже февраль, и я лениво поежилась в постели, скидывая с ног тонкую простынь, бросая кроткий взгляд на экран мобильного телефона. Двенадцатое число. Десять часов утра. Четверг.
     Я всегда любила четверги, этот день недели казался мне на редкость особенным и необычным - самые тяжелые трудовые будни были уже далеко позади, а впереди щекотливо дразнятся пятница и желанные выходные, и ты, как влюбленный придурок ходишь весь день и эйфорично мечтаешь о наступлении следующего дня.
     Осторожно опускаю босые стопы на холодный пол, чувствуя, как кожа покрывается бодрыми мурашками окончательного пробуждения. Майкл спит, этот хулиган всю ночь не давал мне спать, напевая на ухо песни Мерлина Менсона, я все никак не могла его успокоить ни кормлением, ни разноцветными игрушками, и только к пяти утра малыш хоть немного приутих. Я любила смотреть на него спящего, могла провести за таким занятием больше часа, но - впереди меня ждут дела - обычные, бытовые, скучные, но заниматься которыми я так отчаянно любила. Может, в чем то мой отец и был прав - я оказалась идеальной домохозяйкой, и я умела получать от этого удовольствие.
     В легкой сорочке, с милым беспорядком на голове, я отправилась на кухню, по пути открывая все форточки и впуская в темную квартиру немного света и свежего воздуха. Я научилась воспринимать эту обитель как свой родной дом, и знаете, каждый уголок этой хрущевки я любила гораздо больше, чем огромные квадратные метры дорогого пейнтхауса. Как хорошо, что у меня хватило духу спалить его к чертям собачьим и начать новую жизнь.
     Ставлю чайник, параллельно занимаясь балетной растяжкой, пробуждая свое тело окончательно - тонкими пальцами по шее, выше, дотягиваюсь до самой верхней полки, чтобы достать чайный свежий пакетик, но внезапный звонок в дверь отвлекает меня от домашней разминки.
     Неожиданный гость настолько смутил и удивил меня, что я, совершенно забыв, что расхаживаю в квартире в одной сорочке, поспешила к дверям, тайно надеясь, что увижу за ними именно Митчелла. Его не было дома уже очень давно, и не смотря на свою злость и обиду на этого строптивого барана, я все таки скучала по нему, даже по его хмурому и молчаливому присутствию в этой квартире.
     Не смотрю в глазок, распахиваю двери, ошарашенно узнавая в госте Киллиана.
- Здравствуй. - прозвучало совсем неловко, боюсь, из-за последнего разговора мы потеряли ту тонкую ниточку, которая так крепко нас связывала. Я так и не подумала над его словами, вернее, в мою голову не приходило трезвых идей, я лишь корила себя за то, что не могу спокойно отпустить от себя Митчелла и пойти навстречу человеку, которому я действительно нравлюсь. Это чувствовалось и сейчас - в его ненавязчивом, но оценивающем взгляде, что заставил меня поспешно прикрыться ладонями, моля лишь о том, чтобы сорочка не была слишком прозрачной; в протянутой чашке свежего кафе, аромат которого тут же наполнил комнату, во всех его повадках. Я любовалась им, не как мужчиной, как красивым человеком, который безусловно скрашивал дни моего серого будничного существования в ожидании того, когда Брин опомнится и ответить мне взаимностью, или... Или когда эта взаимность мне будет уже не нужна. - Стой, про какие сборы ты говоришь? Я не планировала сегодня работать, назначила нового заместителя, так что могу не появляться в ресторане еще недели две как минимум. Там справятся.
     Отхожу в сторону, смущенно реагируя на его резкую просьбу пригласить меня внутрь. Его приход выбил меня из состояния равновесия  и я совсем забыла о правилах приличия. На кухне засвистел чайник, но я не двинулась с места, глядя на Эйдана с ожиданием.
     - В смысле? - пауза, молчу, глупо хлопаю ресницами, бестолково разглядывая картонный стаканчик из под кофе. - В смысле - по просьбе Митчелла?
     Но мужчина не дал мне больше информации, кроме пункта нашего назначения. В аэропорт. С вещами.
За секунду, пока я неслась в сторону кухни, чтобы выключить чертов чайник, пока рылась в ванной в поисках любой одежды, чтобы накинуть на себя, мой воспаленный сонный мозг суматошно переваривал новость, пытаясь анализировать ситуацию и выродить достойное и логичное объяснение.
     Застегиваю молнию мужской толстовки на груди, поспешно врываясь в свою комнату, где Килли уже методично складывал детские вещи в спортивную сумку.
- Он хочет, чтобы я съехала от сюда? - не понимаю, ни черта не понимаю, а Килли лишь удивленно смотрит на меня, замирая на месте с пачкой свежих пеленок в руках. Отнимаю их у него, раздраженно швыряя обратно в шкаф. - Но почему так? Зачем мне ехать в аэропорт? Почему он сам не смог придти и объяснить мне все? Я никуда не поеду. Мы никуда не поедем без объяснений.
Я не люблю вести себя безрассудно, я не люблю сюрпризы, не люблю моменты, когда я совершенно не могу контролировать ситуацию. Именно поэтому моя реакция была таковой. Я молча церемонно отвернулась, принимаясь разбирать на половину собранную сумку.
- Мне надоело это обращение, словно я не человек, а вещь. Словно меня можно так просто перевозить с места на место и не спрашивать разрешения.

+1

4

- Я не могу знать, чего именно он хочет, Скарлетт. Он позвонил с просьбой, а я не могу ему отказать. Не надо делать из этого трагедию, я уверен у него есть какой-то план.
Но девушка непреклонна. Снова стремится проявить свой характер, доказать свою важность и значимость. Но для чего, что дальше?
- Зачем тебе все усложнять, скажи?
Откладываю вещи в сторону и не пытаюсь помешать ей разбирать сумки. Когда то Брин обмолвился, что в его девукшке есть камень. Не сложно догадаться же, что он имел в виду. Вот она, ее твердость и настойчивость. Которым сейчас не время и персона не подходящая, но она ее все же проявляет.
- Ты думаешь мне это нравится? Эта просьба. Эти сборы. И твое недовольство. Но давай условимся на том, что все накипевшее ты выскажешь виновнику этого, а не мне. Потому что я не имею к этомук отношения. Так будет справедливо?
Я стварался говорить спокойно и размеренно. Но стоит признать, что со Стоун это выходит очень плохо. Пара предложений, и мне самому начинает казаться, что мы ссоримся. Но это нелогично. Нам не из-за чего ссориться.
Привлеченный нашими повышенными тонами голосов, Майкл начинает хныкать, и я уверенно беру его на руки, пока девушка не успевает меня опередить.
- Тебе не нужно собирать в с е вещи. Но у нас осталось не так много времени. Если ты не соберешься - я отвезу тебя без вещей, обещаю.
После недолгих укачиваний малыша и ровного спокойного голоса, он притихает. И я возвращаю его на руки Скарлетт, забирая себе обратно сумку для вещей малыша, принимаясь складывать ее заново.

---

Примерно час спустя мы ужеп едем по трассе в пригород Сакраменто, направляясь в аэропорт. А ситуация мне кажется до смешного смахивающей на дежавю. Снова я за рулем. Скарлетт сверлит меня злым взглядом в зеркало заднего вида. Не хватает только Брина.
Я настраиваю радио, потому что повисшая в салоне тишина слегка давит. И так мы едем почти всю дорогу, обмениваясь только пару раз дежурными фразами.
Паркуясь на одном из ближайших мест к зданию, я набираю бегло сообщение Брину, что я привез его затворницу и ее сына. А после, выхожу, помогаю выбраться Скарлетт. Достаю небольшой чемодан из багажника, ставя его рядом с ней.
- Последняя деталь.
Достаю из бардачка машины пару обложек для документов. Но нет, они не пустые.
- Ваши документы, билеты должны быть у Брина. Стойки с семидесятой по семьдесят пятую. Не промахнешься.
Последние напутствия, которые я получил от Митча и передаю из Стоун.
- И еще, Стоун. Не будь так строга к окружающим. Ты можешь быть другой.
Не спрашивайте, почему я говорю именно это. Не спрашивайте, почему я сейчас заглядываю в ее глаза так легко впервые с нашего нелепого разговора ине спрашивайте, почему я слегка притягиваю ее к себе и целую ее лоб и волосы, а после отпускаю.
- Хорошей поездки, Мэттью.
Улыбаюсь ей теплой улыбкой, говорящей, что наш разговор еще не окончен. Мы еще не расставили все точки над i. Это у нас еще впереди, и я уверен, она и сама понимает это.

Отредактировано Cillian Flanagan (2015-02-17 08:37:09)

+1

5

вв: темные джинсы, серый свитер, пальто; блондинка, без очков; легкий макияж; в руках яркая сумка с детским, Майкл; рядом черный чемодан с вещами;

     С какой-то стороны, я прекрасно понимала, что Киллиан тут совершенно не при чем, и превращать его в мишень для излития собственной злости было совершенно ни к чему. В прочем, мой негатив, моя обида, мое разочарование не был направлен именно в его сторону, просто я... Не понимала, как именно запустила свою жизнь настолько, что теперь не могу ее контролировать. Меня пугало это - невозможность знать, где именно я окажусь через несколько часов, и что именно будет ожидать меня по прилету. Я никогда не умела реагировать на сюрпризы, слишком много волнений и паники они вызывают в моей душе. Вот и сейчас я паниковала, выкидывая вещи из сумки, совершенно игнорируя все, что говорит мне мой друг. Хотя нет, когда мои "сборы" почти подошли к концу, он все-таки смог до меня достучаться.
     И я стою, виновато кручу в руках ползунки сына, медлю, опуская стыдливый взгляд в пол и не зная что сказать. Да, ты прав, я перегнула палку. Это не в моем характере, но я все же перешагиваю через чувство гордости, глядя мужчине в глаза.
     - Извини, я не хотела обидеть тебя, просто... Я не знаю, мне просто страшно. Я не знаю что ждать от него, и я так устала, что он не ставит меня в известность, это так угнетает. - Пожалуйста, постарайся понять меня. Не думаю, что кому-нибудь в принципе понравилось бы такое отношение - когда тебя в одну секунду собирают и отправляют неизвестно куда. Ты не знаешь ничего, даже гребаного климата страны, в которую тебе предстоит отправиться, но Митчелла никогда не волновали такие мелочи. Он просто брал то, что хотел, не задумываясь о последствиях. О том, как я могу на это отреагировать, и какую обиду могу затаить. - Я даже не знаю, что нужно брать с собой. Там тепло? И на сколько мы поедем... Почему только два часа на сборы, что можно успеть за такое ничтожное время?
     И снова паника, но теперь истинно женская, моя настоящая, без приукрас и надменного придуманного характера. Я всегда слишком скрупулезно подходила к процессу сборов и приготовлений, даже к обычному домашнему празднику на три персоны я начинала готовиться за две недели. А тут меня ждал перелет. Неизвестно куда. И даже присутствие Флэнагана никак не успокаивало мои нервы, я наоборот, лишний раз срывалась на нем, потом виновато извиняясь и хлопая себя по губам.
Через час у наших ног стоял чемодан и небольшая походная сумка с необходимыми детскими вещами. Майкл на руках у своей любимой няньки, я, надутая и разобиженная, заматывающая тонкий шарф поверх пальто, и Киллиан, который, судя по всему, совершенно забыл, как я могу реагировать на действия, нарушающие мой привычный уклад жизни.

     Всю дорогу мы молчали, я обиженно пыхтела на весь салон, обнимая Майкла и пытаясь убаюкать его перед приездом в аэропорт, Киллиан же, время от времени поглядывал на меня сквозь зеркало заднего вида, и его тревожный взгляд заставляла меня чувствовать себя виноватой, от чего, разумеется, я злилась на него еще сильнее.
     С какой-то стороны я понимала его - они друзья с Митчеллом, и сейчас он попросту выполняет его маленькую и простую просьбу, но... За то время, что я живу с Брином, Эйдан стал мне таким же хорошим приятелем, и с учетом того, что он испытывает ко мне не совсем дружеские чувства, он мог бы встать и на мою сторону. Неужели Флэнаган поощряет такое отношение к девушкам? Или же... В прочем, это не так уж и важно.
     Приехали. Поспешно покидаем автомобиль, останавливаясь у самого входа в красивое светлое здание, чтобы попрощаться, и чтобы...
В моих руках появляется папка документов, и я поспешно открываю первую обложку, обнаруживая на титульном листе свою фотографию.
     - Лиллиан Хеллфорд... Поддельные. - С уст соскользнула грустная улыбка, я поднимаю разочарованный взгляд на Киллиана, словно он тоже участвовал в этом дерьме. - Я никогда не летала на самолетах. И в аэропорту не была. Даже в Нью Йорк и обратно я добиралась на своем автомобиле. Там есть указатели, я не заблужусь? - Волнение выматывало меня, голос звучал усталым и отреченным, я апатично спрятала документы в своей сумке, отворачиваясь в сторону. Меня словно продают в рабство, но одновременно с этим новость о том, что через несколько минут я отыщу Брина немного приподнимала мне настроение. Уже представляю, как тресну ему по наглой роже и выскажу все, что я о нем думаю. Или устроить скандал после того, как я все узнаю о предстоящей поездке? Разберемся на месте.
     - Что значит - не будь строга? - ничего добавить больше я не успела, Киллиан сделал в мою сторону уверенный шаг, и я почувствовала его тяжелые ладони на своей талии. Мягкий поцелуй, затем следующий, и я чувствую, как вся кровь отлила от лица, и я совершенно лишилась румянца. Чувствую в этом поцелуе нечто большее, чем нам положено по статусу друзей. И не знаю, стоит ли мне комментировать это или лучше просто уйти.
     Второй вариант кажется мне разумнее. Поспешно уворачиваюсь от его улыбки, нервозно скрываясь за дверьми аэропорта. Путаюсь в догадках, пытаюсь понять поведение этого странного мужчины. Если он питает ко мне такую симпатию, почему так легко привез меня на встречу к Брину? Мужчины - странные создания, но я не хочу снова оказаться среди двух огней. Свой выбор я сделала очень давно, и теперь я намерена отыскать этого засранца и отмутозить прямо у стойки.

ты слышал, все люди вокруг говорят,
что будто бы мы - неразлучны?


     Я не заблудилась, спешу разочаровать вас или порадовать, и на удивление, порядок в здании, указатели, многочисленные стрелки и доброжелательный персонал уняли панику в моей груди. Пару раз я остановилась рядом с торговыми ларьками, осмотрела табло ближайших рейсов, пытаясь угадать, какой из них будет моим, и, пытаясь отыскать нужную стойку, снова изучала наши документы.
В предложенной Киллианом папке было все - паспорта, печати, наши с Митчеллом фотографии. Даже свидетельство Майкла, даже оно оказалось поддельным. И знаете что? Если верить всем этим бумажкам, то мы с Брином не были бывшими, которые все никак не могут определиться в своих нынешних отношениях. Нет, теперь мы Лиллиан и Реймонд Хеллфорды, молодая пара, что отправляется в свадебное путешествие. И этот факт настолько сконфузил меня, что я даже не знала, как именно реагировать на эту новость - настолько ироничной она оказалась.
     Наконец, добираюсь до пункта назначения, легко находя в толпе своего бородатого засранца. Стоит, облокотившись о стойку, смотрит на меня хмурым взглядом, наверное, чувствует, что получит сейчас по своей пустой голове.
     - Ты ничего не хочешь мне объяснить? - нападение. Я хищница, и я сразу кидаюсь на свою жертву с расспросами. Швыряю пачку документов на стойку, глядя на Митчелла с ожиданием. - В паспорта я уже заглянула, могу теперь узнать где мы празднуем медовый месяц? До какого числа у нас путевки, милый? И почему нельзя было сообщить мне о них заранее, а не посылать за мной своего приятеля?

+1

6

внешний вид, вместо чемодана - спортивная сумка
Это была нелегкая неделя. Почти целая неделя вне Сакраменто - давно я уже не покидал этот город на такие промежутки времени. Но как и всегда раньше - это отчасти вынужденная мера, отчасти по работе. И еще малая часть - это мой личный интерес. Не буду вдаваться в подробности, но предстоящая поездка была не только приятным временем, но и для решения вопросов, важных в будущем. Были в этой неделе и несомненные плюсы - работа в команде вместе с Брук. Все же она не простая. Задиристая, рьяная, бойкая, но в какие-то моменты ее вечный энерджайзер утихает и на какие-то полчаса или того меньше, я мог наблюдать обычную девушку. А потом она снова начинала курить и материться, что позавидовал бы любой матрос. Но нам было комфортно работать в паре. Что ж, не малую роль играло и то, что не так давно она спасала меня. И от смерти и от копов и мексиканцев - три в одном, не смешивая.
Но эта неделя подходила к концу. Я уже полностью оправился, и новые раны больше не тревожили, мешая спать ночью, оглушая дискомфортом со всех сторон. Прекрасно зная, что Киллиан будет крутиться у меня дома, я попросил его о паре одолжений, способствующих подготовке к будущему отдыху за границей. В месте, о котором у меня за долгое время так и не было возможности рассказать Скарлетт. Сочтем это за желание чем-то ее удивить...
В Ближайшие сутки у нас впереди три перелета. Мне остается надеяться, что ее терпение не лопнет еще на первом же рейсе в Даллас. Последние инструкции Эйдану отправлены на его мобильный, а мне остается ждать с одноразовым стаканчиком с кофе у стоек регистрации, поглядывая по сторонам, ожидая Стоун. Когда заканчивается третья порция, я вижу ее. Уставшую, сбитую с толка и потерянную. Но ее высоко поднятая голова и прямая спина никогда не дают ей показывать свою растерянность или неуверенность. Я замечен, и она направляется прямиком ко мне.
- Ты ничего не хочешь мне объяснить?
Объяснить? Что, например?
- У нас небольшой отпуск. Тебе полезно будет отдохнуть. - широко улыбаюсь, не желая самый обычный разговор переводить в ссору. Тем более в людном месте. Тебе самой-то этого сильно хочется? Но нет, это же Скарлетт.
Скарлетт - я злая и возмущенная.
Скарлетт - я должна все обо всех всегда знать.
Скарлетт - я мисс всезнайка и поучайка.
Скарлетт - почему ты не советуешься со мной?!
Я могу продолжать этот список бесконечно. Но я слишком устал, чтобы заниматься этим. Поэтому вместо ответа, я не спрашивая забираю с ее рук Майкла Младшего, накидываю сумку на плечо и улыбаюсь Стоун.
- Если мы не хотим пропустить регистрацию, то новоиспеченной миссис Хэллфорд стоит отложить свои обвинения хотя бы до посадки. Договорились? - хотя, это был скорее риторический вопрос. Потому что я прошу у нее конверт с документами, достаю электронные билеты и мы в тишине, ого (!), следуем к стойке регистрации.
- Спасибо, что выбрали нашу авиакомпанию, мистер и Миссис Хэллфорд. - и даже на стойке регистрации мы были образцовой парой, которая отправляется в путешествие. Даже Скарлетт, которой по всему было чрезмерно любопытно, не лезла к приветливой девушке с вопросами "А куда мы летим?". Похвально.
[float=left]http://33.media.tumblr.com/tumblr_mai3gcP6Og1ryy772o6_250.gif[/float] - Почему ты так злишься на меня? У меня не было возможности предупредить тебя заранее. Я не хотел звонить в пять утра и будить тебя. Вместо этого я разбудил Флэнагана. - пожимаю плечами, когда мы проходим вглубь аэропорта и стойки остаются за нашими спинами. Тяжелых сумок больше нет, поэтому я спокойно несу Майкла, пока он любопытно рассматривает все вокруг, а Скарлетт идет рядом. Первые минут пять я чувствовал ее напряжение оттого, что ребенок на моих руках. Я всегда это чувствовал, когда приближался к нему. Будто она дикая кошка, готовая кинуться и расцарапать мое лицо. Но вот сейчас, спустя какое-то время, она будто начала успокаиваться. Или же притворяется, не могу этого знать.
- Мы летим в Даллас. Спросишь зачем? Чтобы сделать пересадку и полететь дальше. Но конечный пункт я пока не озвучу. Отвечу только, что это не кругосветное путешествие за несколько дней. Хочу, чтобы ты отдохнула и перестала загружать себя домашними делами, а в последнее время еще и работой. - мы сидим в зале ожидания, когда табло оглашает, что до посадки на наш рейс осталось пять минут. - А где бы ты хотела провести медовый месяц? - абсолютно будничным тоном, будто я спросил, какая завтра будет погода. Но она сама вспомнила об этом не так давно, а потому я решил развить эту тему.

+1

7


      Он такой спокойный, расслабленный, и для меня лично это было перебором. Почему рядом с ним я всегда чувствую себя через чур эмоциональной истеричкой? Начинаю злиться, пытаться анализировать ситуацию и держать себя в руках, но вместо этого лишь с большей силой кидаюсь на него с обвинениями. Сердце колотится в груди с отчаянной силой, кажется, я чувствую его крепкие удары о грудную клетку, и это распляет меня еще больше - моя реакция на его присутствие, на то, что спустя неделю, когда он находился в поездке с Бруклин Джордан, я, наконец, могу видеть его рядом, чувствовать, ощущать. И по всей логике, я должна была радоваться внезапному сюрпризу, всей этой ситуации в принципе, но я злилась, чертовски злилась, подгоняемая к нему своими собственными комплексами, страхами и неуверенностью. В себе в первую очередь.
- У нас небольшой отпуск. Тебе полезно будет отдохнуть.
      А затем эта широкая улыбка, обезоруживающая меня с первого взгляда. И я замолчала, смотрю на него глупым, ничего не соображающим взглядом, не произношу ни звука, вновь и вновь повторяя в своей голове это "нас" и "тебе нужно отдохнуть".
Я женщина, я самая настоящая и типичная женщина, влюбленная и отчаянная, что будет хвататься за каждую ниточку в разговоре, искать что-то для себя важное. А с Митчеллом всегда было именно так, потому что не в его привычках было хоть как-то проявлять ко мне свое внимание, свой мнимый трепет. Он не говорил ничего теплого и волнительного, никаких ласковых слов в мой адрес, или обещаний уберечь меня от бед. Может именно поэтому я так остро реагирую даже на свое сокращенное имя из его уст, это "нас", что произносится так редко, и эта язвительная новость о том, что мне нужно отдохнуть. Что ж, я согласна, я действительно слишком устала думать и переживать обо всем происходящем.
     Следую за ним к стойкам, пытаюсь краем глаза разглядеть конечный пункт на наших билетах, но увы, не успеваю. Потому отворачиваюсь, спокойно разрешая забрать Майкла из собственных рук. Нет, я не волнуюсь за него, я давно научилась подпускать Митчелла ближе к сыну, доверять ему и прочее-прочее. Да и сейчас меня действительно стоит освободить от такого ценного груза - мои руки дрожат, то ли от волнения, то ли от невыплескнутой обиды, я обнимаю себя за плечи, скрывая раскрасневшийся нос в шарфе и стараясь не реагировать на это слащаво-приторное "мистер и миссис Хэллфорд".
     - Потому. - Короткий и сухой ответ, который первым вылетает из моих уст, и я бы с удовольствием увеличила дистанцию между нами, прибавляя шаг, но огромное здание аэропорта пугало меня, я попросту боялась потеряться, потому, не смотря на всю скомканность чувств в груди, рядом с Брином я чувствовала себя на порядок увереннее. - Ты же не сегодня все это придумал, даже на подделку документов нужно было время. Мог бы сообщить мне до того, как уехал "работать" вместе с Бруклин. Как поездка, понравилась?
     Вам, наверное, покажется это чертовски глупым, но да, я действительно ревновала Митчелла к Джордан. Однажды эта девушка и так оказала на мою семью слишком много влияния, я по сей день считаю что именно она стала причиной скверного и испорченного нрава Стоуна, а теперь... Теперь она вьется вокруг Брина, и не смотря на то, что она спасла его жизнь, и у нее вроде как есть молодой человек и ребенок, количество времени, которое они стали проводить вместе мне кардинально не нравилось. Даже в командировку он взял с собой именно ее, а не Киллиана, и одному Богу известно, чем они там могли заниматься.
     Но я молчу, касаюсь холодными ладонями своих горячих щек, словно пытаясь успокоить, остудить себя, я не имею никакого права ревновать его, он не моя собственной, он не мой мужчина. Единственный человек, которому Митчелл Брин может принадлежать в нашей кампании - это Майкл. И сейчас он спокойно дремал на руках у отца, даже не догадываясь, какой долгий и утомитеьный перелет его ожидает впереди.
     - Почему ты не взял Килли с собой вместо Брук? - стараюсь, чтобы этот вопрос прозвучал наиболее нейтрально. Не хочу тешить его самолюбие и давать даже намек на то, что я все еще умею его ревновать. - Можно мне хотя бы узнать, как долго нам лететь? Или эта информация для меня тоже недоступна?
     Я смирилась, просто смирилась с его условиями, усаживаясь на соседнее свободное место и наблюдая за табло. Я словно оказалась на другой планете, все окружение казалось мне до жути непривычным.
     - Я никогда еще никуда не летала. Волнуюсь, как Майкл перенесет это все, я даже не знаю, можно ли брать таких маленьких детей с собой в самолет. Это же все иллюзия безопасности, если с нами что-то случится - у нас не будет даже безопасного выхода. Самолет нельзя остановить, если тебе стало дурно. Я ничего не смогу контролировать. - Ну вот, время тихой паники, истерики, сраха - мой голос звучал слишком тихо, чтобы до мужчины доносилось каждое мое слово, и пугая себя еще больше надуманными проблемами, я прячу лицо в своих ладонях, сильно склоняясь над собственными коленями. 
     А затем его, совершенно неуместный вопрос про медовый месяц - и я выпрямляюсь, смотрю на него так, словно его вопрос был издевкой. Медовый месяц? Ты издеваешься?
     - Я не думаю, что у меня будет возможность отправиться в свадебное путешествие. Я не хочу больше выходить замуж, я не создана для браков, слишком много границ. - Которые я так люблю. Но я сама должна ставить для себя рамки, сама хочу определять, какое мое поведение входит в понятие разумного. И я не хочу, чтобы был кто-то, кто вдруг сможет контролировать меня, держать в ежовых рукавицах и считать, что я должна быть послушной и порядочной женой. Хватит. Я сама себе хозяйка, свободная, самовольная, дикая. И не уверена, что кто-нибудь сможет меня приручить. Разве что... Разве что тебе это может быть по силам.
     А затем объявляют нашу посадку - мы поспешно покидаем насиженные места, и попадаем в плотный поток серых и невзрачных людей - суетных, торопящихся, живущих своим ритмом.  я так испугалась, что меня унесет этим безумным потоком, что рефлекторно ухватилась под руку Митчелла, крепко-накрепко сцепляя пальцы. Я не отпускала его до того момента, пока мы не заняли свои места, пока стюард-проводник не рассказала нам о правилах поведения, пока мы, наконец, не оторвались от земли.
Мое место было у иллюминатора, и я отчаянно боялась смотреть в окно. Испуганно держала Брина за руку, почти не реагировала на его редкие слова поддержки, только молчала, пытаясь смириться с новыми ощущениями. Меня отпустило спустя минут пятнадцать полета.
     Распускаю железную хватку, оборачиваясь на него, облизывая пересохшие губы.
     - Давай поиграем в игру? Я не доживу до конца полета, если не буду хоть что-нибудь знать о месте, куда ты нас везешь. Там тепло? Это Европа? У нас будет где переночевать, то есть, ты уже снял нам номер или мы будем решать это на месте? - контроль-контроль и еще раз контроль. Я пытала его еще долго, не получая на свои вопросы четкие ответы, но общая картина, что вырисовывалась после наших игр мне нравилась. Там будет солнце, песок и частный пляж. Эта новость грела мне сердце, и через какое то время, утомившись расспросами и своими переживаниями, я уснула на мужском плече, оставляя на него всю ответственность и опеку о сыне.

0

8

[NIC]Mr. Hellford[/NIC]  - Почему ты не взял Килли с собой вместо Брук? - Потому что там нужны были я и Брук, а не Флэнаган. - решаю все же ответить, хотя и не собирался этого делать. Меня скорее удивляет этот внезапный интерес к моей работе, которой чаще Скарлетт пыталась не касаться никоим образом. Но мне не интересна почва подобной перемены, потому что я убеждаю себя, что это не на долго. Она быстро переключается на что-то другое или же просто потеряет интерес, поскольку я не могу ее всецело посвящать в свои дела.
- Нам еще долго лететь, принцесса, - делаю особое ударение на последнем слове, но без особого сарказма в голосе. Просто чтобы дать понять, хватит мучить вопросами, на которые я не буду отвечать. - Успеешь поспать. Правда, это будет уже после Далласа, - и снова никакой ясности. Снова я чувствую на себе этот недовольный взгляд девушки рядом, но продолжаю хранить молчание.
- Да будет тебе известно: ежегодно в автомобильных авариях людей гибнет больше, чем в авиакатастрофах. Так что попытайся успокоиться, - да я просто мастер успокаивать.
Объявляют нашу посадку, мы подхватываем наши пару дорожных сумок, чтобы взять в салон и идем вместе с остальными пассажирами в салон самолета. Стоун хватается за мою руку, крепко ее сжимая, и мы так и идем до самых наших мест. Чувствую ее волнение по дрожи в руках и волнительному подергиваю пальцев. Пытаюсь приободрить ее словами ,но она редко реагирует на них, будто не слышит. А потом, когда мы уже в воздухе и табло "пристегните ремни" гаснет, она решает поиграть в игру. В которой она возвращается в свое привычное амплуа с неконтролируемым желанием все держать под своим чутким контролем. Куда мы летим, долго нам лететь, когда мы вернемся обратно. Этих вопросов были десятки, а потом еще десятки, пока она не утомилась и не задремала на моем плече рядом с Майклом, который утомился от расспросов матери намного раньше и мирно спал на моих руках.
Я бужу Стоун минут за двадцать до посадки. Ей удалось поспать час, не больше. Проводницы проверяют салон на готовность к посадке ,пристегивают пассажиров, первый пилот зачитывает речь о начале снижения. Стоун снова хватается за мою руку, сжимая ее мертвой хваткой, вновь не решаясь смотреть в иллюминатор.
Посадка проходит хорошо, Даллас встречает нас легкой хмуростью и неприятной моросью, но нас это не застает. Мы попадаем сразу из салона в зал прилета, а после - в зал ожидания.
- У нас три часа до следующего рейса. Ты не голодна? Я бы перекусил, - и мы идем в одно из кафе в зоне ожидания. Беру американо и сандвич, Скар тоже перекусывает, а после о своем голоде дает знать проснувшийся Майкл. - Теперь моя игра. Почему ты боишься летать? - начинаю с простого вопроса, а позже задаю их один за другим:
- Ты летала на вертолете?
Прыгала с парашютом?
Ты боишься акул?

А потом объявляют начало регистрации на наш следующий рейс, о котором Стоун еще не знает. Я прошу счет, подхватываю Майкла и мы идем к новым стойкам регистрации. Снова чета Хэллфорды, Скар это уже не так режет слух.
- Следующая остановка - Мадрид. Лететь девять с половиной часов, - та немногая информация, которую я даю Стоун, пока мы проходим в бизнес-зал ожидания. Этот и следующий рейс у нас в бизнес-классе. С напитками, удобствами и подвесной люлькой на время полета для Майкла, а значит возможностью немного вздремнуть. Объявляют посадку, но мы не рвемся внутрь ,как это было в первый раз. Мы проходим последними, через отдельный проход для бизнес-класса. Без давки, без толпы в проходе. Нам помогают убрать вещи на багажные полки и предлагают напитки. Чуточка комфорта и уюта никогда не помешает, и я надеюсь это поможет и Скарлетт хоть немного расслабиться.
Пока мы набираем высоту (это минут 15-20), мы возвращаемся к расспросам Скар в мою сторону. Чтож, хорошо.
- После Мадрида еще один перелет. Последний, обещаю. И две недели никаких самолетов, - снова минимум информации, который я решаю ей дать. Но, похоже, ее больше всего волновал еще один перелет, чем остальное.
Большую часть полета мы мирно спали. Даже Майкл, на удивление спокойно переносил уже второй перелет. Хныкал только на взлетах и посадках, но для детей - это нормально из-за перепадов давления, к которым их организм еще не привык.
Между вторым и третьим перелетом у нас было так же пара часов передохнуть, прогуляться по магазинам и зоне дюти фри, куда я мирно отпустил Скарлетт, которой внезапно стало это интересно, вручив ей карточку на имя Хэллфорда с пин-кодом. Вернувшись через полчаса с запечатанным пакетом в руке с надписью дюти фри (их всегда запечатывают) и довольной улыбкой на лице, мы поспешили на наш третий рейс. Конечный. Уже уставшие, вымотанные, но я не давал унывать своей спутнице. Даже Майкл, казалось, был самым бодрым их нас троих. Весело смотрел по сторонам, махал руками и ловил невидимые нам лучи света.
Все это закончилось на приземлении в аэропорту Тенерифе. Наш конечный пункт назначения. Последние три часа полета, которые выматывают нас окончательно. Майкл тоже устал, хотел в родную уютную кроватку. Я его понимаю, тоже хочу уже поспать в нормальном горизонтальном положении, а не сидя. Скар выглядит вымотанной, но почти не жалуется на это.
Мы забираем наш багаж, покидаем здание аэропорта. На выходе нас ждет машина. Не такси, заказанное пятнадцать минут назад, а машина. Не знаю, удивляет это Скарлетт или нет, но прилетая сюда - для меня это уже привычно. Нет, водитель не мой знакомый, но он выходит и помогает погрузить сумки в багажник, а позже приоткрывает дверь перед Стоун, помогая ей занять заднее пассажирское место. Я же сажусь с другой стороны и забираю из ее рук Майкла.
Тут наступает очередная полоса фирменных вопросов от Стоун, которые остаются без ответа. Ей хватает пары вопросов, моего хмурого взгляда, чтобы успокоиться и замолчать. Прости, я правда очень устал, чтобы играть сейчас в твою игру. Еще какие-то полчаса и эти вопросы уже будут не нужны.
И так и происходит. Через полчаса мы приезжаем к одной из вилл в пригороде. С высоким забором и воротами при въезде. Ты странно смотришь за окно, потом на меня, но я молчу. Нет, Скар, я правда очень устал. Поговорим завтра? Двадцать часов в дороге, за окном сейчас разгар дня, а по моим внутренним часам - поздняя ночь.
Машина останавливается у входа, водитель выгружает нас вместе с багажом. Из дома выходит средних лет мужчина, встречая нас улыбкой и фразой по-испански.
- Грацияс, - отпускаем водителя, награждая его чаевыми. - Буэнос диас, - и здороваюсь с мужчиной из дома. Мы жмем друг другу руки, после чего перекидываемся еще парой фраз на испанском, пока Скарлетт рядом недоуменно смотрит на нас двоих. Быстро опомнившись, я перехожу на английский, представляя этих двоих друг другу.
- Скарлетт, Карл, Карл, Скарлетт. Моя спутница, управляющий домом, - у меня нет настроения распинаться со знакомством этих двоих. Только не сегодня. Карл привычен к тому, что прилетая сюда - первые сутки нужны, чтобы привыкнуть к новому часовому поясу и не реагирует на мою неразговорчивость. Скар же, наоборот, недовольно хмурится, но идет за нами, когда мы заходим в дом.
- Экскурсию по дому могу утроить завтра. Если сегодня - то все покажет Карл. Я же хочу поспать. Комната наверху. с детской кроваткой, ты не ошибешься. Карл, во сколько завтра придет няня? - ответ "к десяти" меня более чем устраивает, и я отправляюсь наверх. За спиной слышу пару фраз от Скарлетт и ее шаги по лестнице вслед за мной.
- Комната для вас с Майклом, - останавливаюсь возле одной из дверей, приоткрывая ее перед Стоун. - Моя соседняя. Высыпайся и отдыхай. Крепких вам снов, - целую Майкла целомудренно в лоб, и так же Скарлетт. Ухожу в свою комнату, не уверенный, что ей удастся так легко уснуть на новом месте. А так же забываю ее предупредить, что у нас общая ванная комната. Как-то забылось. Скидываю спортивную сумку на пол, нахожу в ней пару вещей больше подходящих для местного климата. Принимаю наспех душ, переодеваюсь и спускаюсь вниз. Уверенный в том, что Стоун уже дремлет сном младенца. Предупреждаю Карла, что вернусь через пару часов и уезжаю по делам. Покидаю дом, оборачиваюсь, глядя на окна второго этажа с ощущением, что Стоун наблюдает за мной, осудительно хмуря брови. Нет, это лишь мое воображение. Пользуюсь одной из пары машин в гараже, и уезжаю. Не будем пускаться в подробности дел, по которым я могу уезжать на этом острове. Все это крайне скучно ,крайне нудно, но бывает крайне опасно. Но не сегодня. Это была приветственная встреча и договоренность о будущих переговорах.
Ближе к вечеру возвращаюсь домой, чувствуя во всем теле истощение и усталость. Меня хватает только на то, чтобы подняться, заглянуть в комнату Скарлетт, оставить на ее прикроватном столике небольшой букет цветов и подарок. А потом провалиться в крепкий сон.

посмотреть

спящий
как волк
браслет с небольшим кулоном - сделан из титана, аккуратно смотрится и не бросается в глаза. кулон маленький, понять что на нем можно только при внимательном рассмотрении.
цветы

+1

9


     Даллас - хмурый и пасмурный город, его неприветливость и серый цвет настигает меня еще из круглого иллюминатора, в который я отважилась посмотреть только после посадки. Пальцы дрожат, взволнованный тремор никак не отпускает мое тело, страх все так же крепко сжимает мои легкие и голосовые связки, поэтому я не осмеливаюсь на очередной разговор и партию вопросов, ответы на которые мне не суждено дождаться. Снова суетные залы аэропорта, куда-то торопящиеся люди, их так много, активное и суматошное движение со всех сторон заставляет мою голову разрушаться от невыносимой мигрени. Я зря проспала этот час, чувствую себя разбитой и подавленной, хотя я не до конца уверена, что виной тому невинный сон.
     Все так же держу Митчелла за руку, крепко, цепляясь пальцами за грубую ткань его куртки, стараясь не отставать от быстрого ритма его шагов. Я не чувствую себя защищенной, честно сказать, каждую секунду я думаю о том, что он просто бросит меня в одном из людных залов и скроется в толпе вместе с моим сыном. Майкл все так же дремлет в его ладонях, и я не спешу забрать его - не хочу, чтобы мои подозрения дошли до осознания Брина. Не хочу усугубить эту ситуацию еще больше. Но находиться в неведении мне все же не нравится.
ххх
     - Потому что это несколько не типично для человека. - мы в небольшом кафетерии, занимаем столик почти посередине зала, наслаждаемся легким ланчем, совершенно не обращая внимание на окружающих людей. Майкл покоится на моих руках, я лениво попиваю кофе, пытаясь утопить в нем свои страхи и суетные мысли, многочисленные вопросы, которые хочется произнести вслух, но... Раз уж Митчелл решил проверить меня на прочность, я не дам ему повода для победы. Не хочет говорить и рассказывать мне все сам - я найду способ отыскать информацию в других источниках. - Я никогда не летала, и это странно. Я не понимаю, как огромная железная машина весом больше тонны может с легкостью парить в небесах и считаться одним из самых безопасных видов транспорта. Тем более, нет ничего странного в том, чтобы бояться лететь по неизвестному маршруту.
Пронзаю его острым и колючим взглядом - сейчас я сгусток раздражения, усталости и злобы направленных исключительно в его сторону. Не подойти, не обнять, не взять за руку. И я больше не озадачу тебя своими частыми  вопросами, не позволю тебе чувствовать себя в приоритете.
     - На вертолете? - ему все-таки удается выбить меня из колеи, смутиться и опустить взор. Я летала на вертолете, один единственный раз, во время моего внезапного побега в Нью-Йорк. Мнусь, неуверенно перебирая пальцами петли на синем комбинезоне сына, размышляя о том, стоит ли отвечать на этот вопрос подробно, или ограничится одним положительным кивком. В прочем, вряд ли теперь Митчеллу есть дело, с кем и как я проводила свободное время. - Да, в том году. Браун подарил мне полет на вертолете на день рождение. - коротко и ясно, без лишних упреков. Мое признание прозвучало без лишних эмоций, фамилию же бывшего мужа я произнесла с неконтролируемым и нескрываемым отвращением. Удивительно, насколько быстро и кардинально мы можем менять свое отношение к тому или иному человеку. Не так давно мне казалось, что именно в Максе хранится все спасение моей заблудшей души, что он сможет вытащить меня из вечной депрессии, из темного и порочного царства Уныния, в котором я застряла на век, но увы, мои фантазии и грезы были лишь иллюзией, достаточно смешной, глупой и нелепой. Я, человек, который терпеть не может вранья и обманов, лгал сам себе, придумывая для своего сердца спасительную никчемную любовь, которая должна была вытеснить другую - настоящую, но надломанную. Стоит ли сейчас признаваться в том, что истинное чувство до сих пор осталось при мне, прогоняя прочь желание тешить себя идиотскими фантазиями? Я стала слишком грубым реалистом. И мне чертовски хочется выпить чего-нибудь более крепкого, нежели черный кофе в моем бумажном стаканчике.
     - Не прыгала. Не боюсь. - продолжить разговор нам не удалось. Младший Стоун недовольно кряхтел и искал ручками источник пропитания, потому я вынуждено скрылась в детской комнате, приводя в порядок своего любимого мужчину и пополняя запас его энергии ритуалом священного кормления. А затем история повторилась вновь. Некий рейс, название и подробности которого я снова не знала, суета в суетном течении человеческой спешки, а затем мое удивление смешанное с нотками тихой и молчаливой благодарности.
ххх
     Салоны бизнес-класса. Кажется, этот перелет вряд ли закончится моей смертью или чем-то подобным, чего я ожидала от Брина еще полчаса назад. Вряд ли бы он так тратился только ради того, чтобы бросить меня в том же Далласе или Мадриде. Или где-там еще нам предстоит остановится в ожидании очередного самолета?
     Пока мы неторопливо пробирались к нашим местам, я все пыталась угадать и подсчитать, во сколько же все это обошлось Митчеллу. Явно, билеты такого уровня стоят не так уж дешево, от куда у обычного бармена могут быть такие деньги? Не хочу даже думать, с чем может быть связана его вторая профессия, но от неконтролируемых иллюзий и картинок, проявившихся в голове по спине побежали мурашки. Поежившись, поправляя волосы и кутаясь в теплый шарф, прогоняя с себя этих мелких вредителей, я все же устраиваюсь на своем месте, поспешно пристегивая и ловя каждое слово своего попутчика.
   - Мадрид, значит. - Испания. Не то, чтобы меня окончательно успокоила эта новость, но хоть на одну неопределенность стало меньше.
ххх
     Зона дорогого алкоголя. Вряд ли вы удивитесь, если я скажу, что это первое место, которое я решилась посетить после двух стрессовых перелетов и после первого моего смелого решения изучить здание аэропорта самой. В моих руках платиновая карта на имя мистера ХэллФорда, моего новоиспеченного мужа, судя по всему, чертовски богатого сукина сына. И пока Реймонд нянчится с нашим сыном, я буду тратить его деньги до тех пор, пока мое волнение не упакют в красивых бумажный пакет с фирменной этикеткой.
     Три бутылки хорошего виски, и даже не смотря на то, что выпить его я смогу не ближе чем через полтора года, горячительное содержимое сосудов все же греет мою душу. Затем покупка купальника (я подумала, что на окраинах теплой и солнечной Испании он все же может мне пригодится), пары полотенец, еще какой-то недорогой, но весьма привлекательной херни - с каждой новой покупкой мое состояние все больше приравнивалось к нормальному, и на третий самолет я села почти со спокойной душой. Осталось совсем не много, еще чуть чуть молчания, тишины и неопределенности. Совсем скоро он раскроет свои карты.
ххх
     Нас встречает заказная машина. Не такси, не рейсовый автобус, именно автомобиль с местными номерами и иностранным водителем. Снова мои мысли полны цифр и тихого шока на тему - что же тебе приходится делать, Митчелл, чтобы позволять себе такую роскошь. И да, я слишком отвыкла от такого обслуживания, отношения и привилегий - я давно научилась жить по своим возможностям, прекрасно понимая, что лишние траты не всегда бывают уместными, в прочем... Сейчас я нахожусь не в том положении, чтобы указывать на некоторые недостатки. Но да, в общественном транспорте я все же чувствовала себя куда безопаснее.
     - Ты не считаешь, что пора бы уже хоть что-нибудь мне объяснить? - без агрессии и нападок, так странно и нетипично слышать в своем голосе нотки мольбы. Я действительно готова уговаривать его сказать мне хоть что-то, никчемную маленькую песчинку в бурю моих невысказанных вопросов. - Куда ты везешь нас? - чувствую себя таким же багажом, что покоится в багажнике за нашими спинами. Я просто вещь, которую таскают за собой по городам и селам, только по тому, что Майкл не может долго находиться без матери. Это заставляет чувствовать себя униженной и жалкой, особенно после мужского раздраженного взгляда, который так и говорил "блять, заткнись уже, я не скажу тебе не слова". И я заткнулась, крепче прижимая к груди сына и испуганно глядя в окно. В груди не было никакого приятного возбуждения от ожидания "сюрприза", лишь затравленный страх, на секунду проявившийся кратковременной влагой в глазах.
ххх
     Когда пейзаж за моим окном внезапно остановил бесконечную пляску и движение - я не сразу отреагировала. Все так же терроризовала пустым взглядом окно, апатично поглаживая голову Майкла и кусая свои губы. Уже чувствовала на языке металлический привкус крови, когда водитель вдруг открыл передо мной двери, приглашая выйти и пройти... в крупную и красивую виллу, слишком дорогую для того, чтобы ее хозяином был Митчелл.
     Нет, не подумайте, я не считаю его бедным и никчемным человеком, просто... Наша квартира в Сакраменто, вернее, его квартира не отличалась особыми изысками и дорогим обустройством. Две комнаты, кухня, совместный санузел, чрезвычайно узкий коридор, в котором мы постоянно сталкивались и не могли разойтись. У него не было автомобиля, загородного дома, дорогих костюмов, чего-то еще, что могло бы рассказать о его капитале, а тут... Тут мы продвигаемся вглубь сада, заходим в дом, я ошарашенно смотрю по сторонам, то и дело пытаясь достучаться и до его сознания.
     - Чей это дом? - снова вопрос в пустоту, и это начинает меня не хило так раздражать, и я была уже почти готова вылить на Брина весь свой гнев и негодование, но внезапно мы сталкиваемся с незнакомым мужчиной, что встречает нас иностранной фразой, удивление от которой увеличилось вдвое, когда Митчелл ответил ему на том же языке.
      Я словно оказалась на другой планете, где все, абсолютно все было вне моего контроля. Я не могла даже сдвинутся с места, лишь тупо кивнула в знак знакомства, все так же ошарашенно глядя на Митю. Жду, жалобно и преданно жду когда он объяснит мне хоть что-нибудь, но вместо этого лишь сухая грубость, слова о няне, жесткие факты о том, что экскурсии и прочая "хрень" ждет меня только завтра.
    - Почему ты обращаешься со мной как с дерьмом? - все же вырывается грубая фраза. - Я не требую многого, просто ясности. Я хочу понимать, что со мной происходит и чего мне ждать дальше. Ты сам говоришь, что я не пленница, и мое присутствие здесь добровольное, но черт возьми, прекрати вести себя как скотина, я не заслужила такого. - Толкаю его плечом, достаточно сильно, от чего он отшатнулся в сторону, пропуская меня в свою спальню. Я захлопываю дверь сразу же, громко запираюсь на замок, осторожно укладывая Майкла в колыбель и наконец давая волю своему гневу и негодованию.
     Я скидывала подушки на пол, сбивала простыни, крутила покрывало, словно выкручивала кому-то руки. Моя ненависть плескала через край, сосуд был переполнен, и я попросту не знала, что мне с этим делать. Нужно было просто сбежать с Киллианом еще тогда, когда мы стояли у аэропорта и я рассматривала глупые фамилии в наших паспортах. Тогда бы мне не пришлось оказываться вновь в роли затворницы, вещи, кучей дерьма, на которую всем попросту насрать. Я слишком долго боролась с равнодушием, с таким отношением ко мне лично, словно я не имею голоса и мнения. Мой отец относился ко мне так. Мой брат относился ко мне так. Мой муж относился ко мне так. Но Митчелл, определенно, стал королем среди всех этих мудаков. И именно его я ненавидела, швыряя пуховые подушки об стены.
ххх
     Утро застало меня на удивление в легком настроении. Лежа на почти пустой кровати, покоясь на единственной подушке и укутанная тонкой простынью, я прижимала к груди сына, время от времени вдыхая успокаивающий запах его тела. Только так мне удалось уснуть. Не смотря на усталось, выматывающие перелеты и съехавшие окончательно нервы, я все никак не могла найти покоя, гоняясь по квартире за пресловутым смыслом собственного существования, смеряя помещение своими склочными шагами. Лишь Джуниор под боком угомонил блудную и шальную мать - тихим сопением, своим покорным и крепким сном он затянул меня в царство Морфея, а затем и пробуждая недовольными стонами и требованиями о плотном завтраке.
     Именно за кормлением я заподозрила неладное. Бардак, сумасшедший бардак в комнате был украшен новыми элементами, маленькими дополнениями, на которые я не сразу обратила внимания. Моя прикроватная тумбочка больше не могла похвастаться идеальной пустотой. Розовый букет экзотичных цветов скрывал под лепестками серебристый подарок - тонкую цепочку и небольшую подвеску, рассмотреть которую я смогла не сразу.
     Я снова покажусь вам странной и нелогичной женщиной, но вместо того, чтобы как можно скорее рвануть к неожиданному сюрпризу, я долго ходила вокруг да около, наблюдая за цветами из самого дальнего угла своей обители. Успела собрать все с пола, застелить постель, умыться, привести себя в порядок, снова уложить Майкла спать и наконец усесться на пол перед столиком, осторожно касаясь пальцами розовых лепестков. Они не могут быть настоящими, это... Это точно все моя глупая и воспаленная фантазия играет со мной злые шутки.
     Но скромный букет в моих руках, окутывает меня легким и невесомым ароматом, настолько приятным, что я непроизвольно улыбаюсь во всю ширь рта, нервно оглядываясь по сторонам, чтобы убедится, что мое счастье останется невинным и нетронутым, что его не коснется ни чей корыстный взгляд. Снова волнение, на этот раз поселившиеся внизу живота, теплое, влажное, приятное. Я закрываю глаза, утопая в волшебном аромате букета, вслепую роясь на гладкой поверхности тумбочки, натыкаясь кончиками пальцев на тонкую нить браслета. Стаскиваю его, сжимаю в ладони, чувствуя, как от удовлетворения и эйфории мое дыхание становится совсем тяжелым, редким, затаенным.
     Там волк. В моей ладони - маленький, миниатюрный волк. Воет вместе со мной от счастья, безграничного, нечеловеческого счастья, упивается дикой свободой, которая все же скована легкой титановой нитью. Мне хочется плакать, мне хочется петь, мне хочется обнять весь целый мир, чтобы поделиться своим счастьем и одновременно укрыть от всех этот тонкий, ранимый момент. Я не сомневалась об авторе этого сюрприза, я смахивала горячие слезы с щек, смотрела в раскрытую ладонь, и не сомневалась ни на минуту.
     Сумасшедшее желание вскочить на ноги и найти его, поблагодарить, обнять, почувствовать его родное тепло, его присутствие здесь и сейчас, в моей жизни. Все так и осталось там - цветы на полу возле кровати, браслет со значимым кулоном - сжатый в моей руке, а я торопилась, путалась в собственных ногах, которые от радости стали тяжелыми и ватными, долго копалась с дверной ручкой, по глупой случайности забыв, в какую сторону ее нужно открывать. Шумно, суетно и нелепо - но я все же оказалась на пороге его солнечной берлоги.
ххх
     Ты спал. Скомканное одеяло покорно валялось в твоих ногах, взбитые подушки едва выполняли свою функцию, ты лишь едва покоился на одной из них, наполняя яркую комнату монотонным сопением. И при виде тебя моя безудержная радость вдруг сменилась смущением. А что я скажу тебе? Как...? Как разбужу тебя, как произнесу слова о благодарности, ведь весь мой спектр чувств и эмоций, что я испытываю сейчас никак не вписывается в рамки наших с тобой отношений. И я замялась, неуверенно переминаясь с ноги на ногу, убирая выбившуюся прядь светлых волос за ухо, кусая губу, подкрадываясь к тебе на носочках.
     Кулон так же трепетно покоился в моей руке, горячий от прикосновений, он вроде бы придавал мне чуть больше уверенности, когда я осторожно забиралась на кровать, опираясь кулаками о мягкий матрас и склоняясь над твоим лицом. Все та же злополучная прядь щекотала твой нос, а я даже боялась дышать, чтобы не дай бог разрушить эту тихую идиллию - ты спал, и сейчас я могла находиться с тобой на максимально маленьком расстоянии, ощущать твой запах, мужской, уверенный, дикий, что смешивался с морским ветром, заставляя меня буквально пьянеть от этого окружения.
     Ты спал, ты спал так крепко, что я... Бесконтрольно, беспрепятственно наклонилась ниже, касаясь устами твоей едва колючей щеки. Спасибо. Просто спасибо. Я не думала о поводах, или о том, что это может быть просто извинение за вчерашнее хамство. Или что ты просто хотел откупиться от меня такими подарками и сюрпризами. Но все равно - спасибо тебе. Просто - спасибо. За твой первый подарок, который действительно задел меня за живое. И я буду беречь его, беречь как самое важное и значимое, что у меня есть теперь от тебя. После Майкла, конечно.
     - Митчелл... Митч. - Над самым ушком, обжигаю кожу своим дыханием, заставляя тебя недовольно поморщиться, но все же открыть глаза. Не хочу узнавать эмоцию на твоем лице, переживаю, что она мне не понравится, спугнет мое настроение и мы снова скатимся к обоюдному спору и оскорблениям. - Помоги мне застегнуть, пожалуйста. - Протягиваю руку вперед, вкладывая в его ладонь браслет. Позволяю ему повесить волчонка на его законное место. - И ты обещал мне экскурсию по дому и ответить на мои вопросы. Утром. Оно уже наступило. Пошли?
Встаю с постели, раскрывая пошире шторы и впуская в комнату яркий дневной свет.
       - Так чей это дом? И... Почему ты взял сюда нас с Майклом?

все та же сорочка; волосы чуть растрепанные, босиком;

[NIC]Mrs. Hellford[/NIC]

+1

10

Это был сложный день, даже целых два. Долгий перелет, поездки, а до этого еще неделя в другом городе. Это было изматывающе, изнуряюще, но это было одновременно и привычно. Это было моим - долго находиться вне дома, переезжать с места на место. Но необъяснимым образом настал тот момент, когда мне захотелось поделиться с тобой чем-нибудь еще. Никогда не стоял вопрос - чем именно. В моей жизни осталось не так много, чего бы ты обо мне еще не знала, правда. Самое страшное и ужасающее я рассказал тебе давно, очень давно. И ты это приняла, не отвернулась от меня. Больше не было страха. Позже с нами случилось не менее страшное - ты увидела, почувствовала каким я могу быть. В ом переулке, который изменил все. Знаешь, я был уверен, что потеряю тебя навсегда. Что ты уйдешь из моей жизни, отпустишь и пойдешь своей дорогой. Но этого не случилось, я не знаю почему. Я не знаю, что в этой хорошо продуманной схеме пошло не так. Наверное, это и есть человеческий фактор, о котором так много говорят, на который так много списывают, и который не могут объяснить.
Ты будишь меня, окликая по имени. Тихо и где-то ощутимо близко. Морщусь, но не открываю глаз, просто чувствую по слегка продавленному матрасу, что ты совсем рядом. Рукой, мирно покоящейся рядом с тобой я сгребаю тебя в охапку, придвигая к себе. Ближе к себе, под самый бок, молча не проронив ни слова. Укладываю тебя рядом с собой, чувствуя щекотание твоих волос на своем лице. Будто так и должно быть, будто так бывает день ото дня. Не хочу просыпаться, я слишком устал, но ты этого не знаешь. Ты отдохнула, тебе удалось поспать, для тебя здесь слишком много нового. И своей просьбой ты все же заставляешь меня открыть сонные и сесть на кровати, чтобы застегнуть на твоем запястье браслет. Ты нарочно пришла в ночнушке? Это новая игра имени Стоун, с которой я еще не знаком?
- Как тебе спалось? Как Майкл? - участливо спрашиваю, возвращаясь к мягкости подушек и матраса. Но ты быстро даешь мне понять, что сегодня мне это не удастся. Да, я обещал экскурсию, на это мне нечего возразить. И ты прогоняешь остатки моего сна, заливая комнату солнечным светом, распахивая плотные шторы. А дальше начинается допрос в стиле Скарлетт. Понимая, что сегодня я не смогу так быстро с этим справиться, как накануне, выбираюсь из кровати, одевая свежую футболку.

внешний вид
- Это мой дом. - да, стоит начать именно с этого. - Я никого не убил и не ограбил, чтобы он стал моим. Я его выиграл, - пожимаю плечами, будто рассказываю рецепт всем известной шарлотки. - Позавтракаем? - я готов к дальнейшим расспросам, но попутно я могу так же показывать тебе дом. Мы покидаем комнату, в которой я спал, заходим в соседнюю, где Майкл лежит в кроватке, а ты отходишь, чтобы переодеться. Забираю Стоуна на руки, мы с ним стали намного проще находить общий язык, вместе с тем, как ты стала спокойнее относиться к тому, что я остаюсь с ним или же просто нахожусь с ним рядом. Майклу не сидится спокойно на моих руках, он пытается забраться выше, когда я замечаю за неплотно закрытой дверью в уборную твой обнаженный силуэт, пока ты переодеваешься.
- Одень купальник, - достаточно громко, чтобы ты услышала меня. А после, мы спускаемся вниз, пока я попутно рассказываю о доме, о расположении комнат и их количестве, упоминая, что две, которые заняли мы - самые большие и уютные. Возле дома есть бассейн, Карл следит за ним. Так же имеется сад, где можно играть с Майклом или же уединиться в чтении. Пока я рассказываю, ты преданно ловишь каждое слово, не пытаясь меня перебить, что меня даже удивляет. Пока мы не приходим на кухню и я не предлагаю сделать оладья на завтрак.
- У меня никогда не было полноценного отпуска. Что люди делают в отпуске? Чем бы ты хотела заняться? - теперь между нами стало на еще один секрет меньше, это греет меня. Но по статистике малейший мой рассказ о себе вызывает твой напор вопросов, которого я сейчас жду и к которому уже готов.

[NIC]Mr. Hellford[/NIC]

0

11


     Как это внезапно, неожиданно и приятно - снова оказаться во власти твоих сильных и требовательных рук - свалиться на мягкие, мятые простыни, беззвучно улыбаться и беззащитно взмахивать руками, в лживой и обманчивой попытке выскользнуть из твоих объятий. Сейчас у меня совершенно не было ни желания, ни тем более возможности анализировать ситуацию. Зачем ты это делаешь, почему? Я просто наслаждалась моментом, позволяя маленькой и глупенькой влюбленной дурочке вырваться наружу озорным смехом маленьких колокольчиков, что разразился эхом, отражаясь от светлых стен твоей просторной спальни. Щекотать твой нос своими волосами, потираясь затылком о любимый колючий подбородок - мне действительно хотелось просто на несколько минут позабыть о том, что нас больше не связывают те нежные и глубокие отношения, которые были уже больше полутора лет назад. Кто мы друг другу? Не имею понятия. Но стоит ли думать об этом, когда здесь и сейчас, в охапке волчьих лап - я самая счастливая женщина на свете? Лежу на спине, оглядываясь на тебя через плечо, проводя кончиками пальцев по твоей коже, воображать себя кем-то важным и значимым, заново строить фантазийные замки и начинать верить в мир розовых мечт и чудес.
      - Ну Митя. - чуть пихаю тебя локтем под ребра, совсем легко и вряд ли ощутимо для тебя, неохотно вырываясь из уверенных ладоней, усаживаясь в постели на коленях и протягивая вперед свою руку. - Застегни и вставай, я и так слишком долго ждала твоего хорошего настроения и этой инструкции, чтобы понять хоть что-нибудь об этом всем.
     Разумеется, у меня будут вопросы. Огромное множество вопросов, которые будут сыпаться на твою голову нескончаемым количеством занудства - в прочем, уверена, ты ожидаешь от меня такой реакции. Не смотря на всю холодность, с которой мы общались последнее время, меньше знать меня ты не перестал, да и я тебя тоже. Именно поэтому твой подарок, маленький волчонок на тонкой серебристой цепи стал для меня таким значимым и важным. И ты застегнул его на мне, словно скрепляя нас молчаливым, не произносимым вслух обещанием. Все будет хорошо, потому что... Потому что судьба все равно рано или поздно снова бы свела нас вместе.
     А затем мои егозливые скачки по комнате - когда от моего легкого движение шторы разъезжаются в стороны, пропуская в нашу берлогу море солнечного и теплого света. Я не сразу обернулась на твой зов и твои речи - лениво потягивалась перед окном, пытаясь, казалось достать, до самого потолка. Разминаясь, расправляя плечи, вытягивая шею, вытягивая навстречу солнцу и прекрасному дню - я верила, он будет именно таким. И именно ты поселил в моем сердце надежду на это.
      - Я не привыкла спать на новом месте. - Мне не хочется жаловаться, поэтому о своих ночных приключениях я решила рассказать этой односложной фразой. - Майкл же уснул без лишних уговоров, нам повезло с ним. Сговорчивый.
Мягкая улыбка украшала мои губы, пока я, облокотившись о широкий подоконник, наблюдала за твоими переодеваниями. Затем пришел и мой черед - через общую ванную в спальную, где я тут же смутилась от сумасшедшего бардака, что царил в комнате. И пока ты лениво семенил следом, я в поспешных попытках пыталась привести помещение хоть в мнимое состояние чистоты, рассчитывая, что ты не успеешь заметить остатки моего нервного нахождения в этом доме.
     Майкл на твоих руках, я одобрительно кивнула головой, скрываясь за дверями гардеробной, стягивая тонкую сорочку через голову и оставаясь в одном нижнем белье. Сейчас, неожиданно для себя самой, я ощутила тонкие уколы злости и разочарования на то, что я все-таки не удосужилась узнать о месте нашего "отпуска" непосредственно до нашего отлета. Мой чемодан с вещами был настолько разношерстным, что отыскать в нем летние, легкие вещи я смогла не сразу. Еще твое замечание про купальник - я резко обернулась на твой голос, замечая тебя в тонкой щелке проема, но ты тут же скрылся, словно не желая встречаться с моим обреченным взглядом. Купальник... Черт возьми, купальник... Рефлекторно я прикрыла ладонями два своих шрама, один на левом боку, под самыми ребрами, округлый, рваный, после рождественнского покушения. И второй, чуть продолговатый, в самом низу живота - он мне достался от Майкла, который никак не желал появляться на свет естественным путем.
     И я стеснялась своего тела. Отчаянно боялась показывать его хоть кому-либо, даже сама не позволяла себе лишний раз рассмотреть себя в зеркале, разочарованно отворачиваясь и скрывая свое несовершенство под обилием скромной одежды. Так, откровенное бикини, которое могло бы спровоцировать тебя на восхищенные взгляды (которых мне так не хватало) пришлось откинуть в сторону. И я перерыла весь чертов гардероб, пока не смогла отыскать хоть нечто прикрывающее мой срам. Через семь минут я была готова, и мы спокойно спускались в сторону кухни, поглощенные механическим повествованием об этом доме.
- Здесь столько всего. Страшно заплутать в таком обилии комнат. Тебе не бывает тут одиноко? Как часто ты выбираешься сюда? - меня не волнует вопрос о том, почему я не узнала об этом особняке раньше. Честно сказать, скорей всего, мне бы и не хотелось знать о нем в принципе. Митчелл для меня был... чем-то кардинально отличающимся от той светской жизни, которой я была посвящена всю свою осознанную жизнь. Яхты, виллы, огромный дворец, в котором я была заточенной принцессой до самого совершеннолетия. Многие завистливо скажут - Скар, черт возьми, да ты же жила в сказке! Но я лишь раздраженно поведу плечами - я ненавидела ту жизни всеми фибрами своей души. И счастливой я была лишь в объятиях бедного и опасного бармена, жизнь которого не была ограничена рамками золотой цепи. - Карл не говорит по английски? А мою речь он понимает? Ты найдешь мне переводчик или словарь, чтобы я хоть как-то могла с ним общаться?
     Приготовление завтрака. Совместное. Малыш сидит на высоком детском стульчике в ожидании вкусного морковного пюре, а мы, на удивление мирные и разговорчивые, трудимся над аппетитными оладьями, запах которых заполнил весь нижний этаж.
- Он будет завтракать с нами? - вопрос про Карла. Мне было интересно, какие отношения у них с Митчеллом, и как он ведет себя с прислугой. Кормлю сына с ложечки, отпивая несколько глотков из своего бокала с соком.
     - У меня тоже. - а у нас больше общего, чем мне казалось. Одобрительная улыбка - ты тоже трудоголик, и этот факт меня от чего-то радовал. Так редко в нашей жизни находились некие схожести, что теперь я готова умиляться от каждой незначительной мелочи. - Не знаю даже... Мне кажется, за все это время я совершенно разучилась отдыхать. Я всегда нахожу себе занятие, и боюсь, если я буду просто лежать на диване с утра до ночи - у меня случится нервный истерический припадок. - снова легкий смех с весенними нотками. Что правда - то правда. Я редкостная зануда, что всю свою жизнь посветила карьере. Я умею зарабатывать, умею работать, но совершенно не умею развлекаться. Только пить, что сейчас мне строго-настрого запрещено. - Какие у тебя есть предложения? Ты это место знаешь гораздо лучше меня. Чем тут можно заняться?
      - И все-таки, Мить, почему ты привез меня с собой? -
что я хотела услышать? Не знаю, признание? О том, что я ему небезразлична. - Я тебе нравлюсь? Сейчас? - Я сама бесконечно смутилась от такого явного и откровенного вопроса, что сорвался с моих уст. Резко ударяю себя по губам, испуганно глядя в сторону. Нервно потирая ладони о подол голубого сарафана. - Извини, вырвалось. Для чего купальник? Мы пойдем на пляж?
сарафан, видны бретельки бирюзового купальника, на ногах открытые босоножки; блондинка, волосы забраны;

[NIC]Mrs. Hellford[/NIC]

+1

12

- Здесь столько всего. Страшно заплутать в таком обилии комнат. Тебе не бывает тут одиноко? Как часто ты выбираешься сюда? - и вот, начались твои вопросы. Приятно все же осознавать, что в тебе мало что меняется, что я тебя знаю так же хорошо, как и раньше. А потому на моих губах играет легкая улыбка, вызванная твоими вопросами, твоим любопытством, которое тебе, уж я-то знаю, так трудно всегда сдерживать. - Я приезжаю крайне редко, чаще по делам, а не ради отдыха. По правде говоря, я ни разу не останавливался здесь больше, чем на неделю. - мы спускаемся вниз, на первый этаж. Светлый интерьер заливается пробивающимися лучами солнца, переливаясь на полу и мебели. - Он плохо говорит по-английски, но при желании с ним можно придти к пониманию. Да и к тому же - зачем тебе общение с ним? Ты приехала отдыхать или вести светские беседы, Скарлетт? Отвечу за тебя - ты приехала, чтобы отдыхать. Ближе к полудню приедет еще и няня. Вдруг ты захочешь отправиться за покупками? - даже говорить такое странно. Ты уже давно не та девушка, которая могла восторженно верещать от новых купленных шмоток. Хотя нет, ты такой никогда и не была. Всегда оставалась сдержанной.
- Карл скорее всего уже завтракал. К чему эти вопросы, тебе скучно в моем обществе? И он здесь не в  роли прислуги. - странный вопрос, заданный в мнимо-возмущенно манере. Смотрю как ты кормишь Майкла младшего, улыбаешься ему, как он довольно машет ручками, требует добавки и внимания.
- Так, давай-ка подумаем. Я знаю это место ни капли не лучше тебя, так что... будем импровизировать. Но начнем мы с дня отдыха дома, хорошо? Каждый раз эта дорога выматывает неимоверно. Легче всех ее перенес, наверное, Майкл. - отвлекаюсь на сковороду с оладьями, которые самое время снимать и заливать тесто для новой порции. Делаем совсем немного, для нас двоих.
- Я хотел поделиться с тобой этим местом. О котором ты не знала, потому что я никогда не рассказывал. - повисает легкая тишина, даже Майкл перестает издавать свои непонятные нам звуки. - Я давно хотел тебя привезти сюда. - оборачиваюсь к тебе, ловлю твой смущенно-удивленный взгляд, отвечая на него хмурой улыбкой. - Но всегда что-то мешало. - мне же не надо говорить, что именно, да? Не надо вспоминать о твоем браке с Брауном, твоим бегством в Нью-Йорк? Ты все знаешь, все понимаешь, вижу это по твоему поникшему взгляду. У нас одни воспоминания на двоих, этого не изменить. Но и говорить нам об этом не обязательно, в такие моменты мы можем понять друг друга и без слов.
А потом ты задаешь неожиданный вопрос и сама же странно на него реагируешь. Нравишься ли ты мне, это шутка? Но ты серьезно, абсолютно серьезно, в вопросе нет и тени задорства. Бьешь себя по губам, отворачиваешься, теребишь подол своего платья. Делаю шаг в твою сторону, останавливаясь за твоей спиной, чувствуя всем телом твое напряжение, твою гордо выпрямленную спину.
Как мне хочется забыться. Хотя бы на эти две недели, которые у нас есть. Забыться, перестать отдавать себе отчет о каждом сделанном шаге, сказанном слове. Тогда я бы сейчас не молчал на твой вопрос, я бы с легкостью ответил, что ты мне нравишься всегда. И не анализировал бы, как это отразится на тебе, на мне, на нас в целом. Как это маленькое признание изменит что-то в наших непростых отношениях, бесповоротно, безвозвратно. Но я не могу так поступать. Гораздо лучше для тебя и для Майкла, чтобы ты всегда была настороже. Всегда пребывала в легком страхе, легком неведении.
И я молчу, мне приходиться молчать. Но на следующий твой вопрос я отвечаю. У самого твоего уха, заставляя тебя вздрогнуть при звуках моего голоса. Не хотел тебя напугать, но иначе у нас не бывает.
- У нас есть бассейн. Если захочешь, можем отправиться на пляж, но чуть позже. Завтрак готов, - достаточно сухо замечаю я, отступая от тебя, возвращаясь к оладьям, второй готовой порции. Теперь еда красуется на тарелках, клубничный джем и кленовый сироп стоит рядом, рядом с графином с соком.
- Мы можем устроить небольшую прогулку по островам на яхте. Плавала когда-нибудь на яхте? - мы болтаем о каких-то мелочах за завтраком, отвлекаясь на еду или на Майкла. Обсуждаем планы на ближайшие дни. - Все, я хочу искупаться, пойдем, - наспех убираем посуду, я забираю Майкла и мы выходим на задний двор с бассейном. - Ты первая, - хитро улыбаюсь девушке, устраиваясь на одном из шезлонгов с Майклом на руках.

+2

13

хочешь ли ты?
вечность не смотрит на нас
хочешь ли ты в мой плен
в мир ощущений без оков и стен?
раствориться во мне
стать частью моей...

http://funkyimg.com/i/Wofr.png http://funkyimg.com/i/Wofs.png
http://sd.uploads.ru/t/GYeqa.png


     Не смотря на все, что происходит в этом доме: на наши непринужденные разговоры, искренние теплые улыбки, неожиданные приятные подарки и солнечный, счастливый завтрак - я все равно чувствовала себя на удивление неуютно. Вышла за пределы зоны комфорта, не до конца соображая, что именно происходит не так, как обычно. Где я оступилась? Почему реальность кажется мне такой туманной и неясной, отличающейся от привычного хода дел.
     Ты то смотришь на меня, то отводишь взгляд в сторону. Твои движения плавные, словно в танце - ты раскрепощен, чувствуешь себя свободно, передвигаясь по кухне властно и одновременно вольно - гипнотизируешь меня своим присутствием, заставляя щеки пылать румянцем восхищения. Мне нравится на тебя смотреть - как ты поворачиваешься ко мне спиной, а я скольжу взглядом по округлой линии плеч; отворачиваюсь, нервно прикусывая губы и отвлекаясь на Майкла. Его отец пьянит меня гораздо больше всех известных сладких вин.
     - Неделя - это тоже не малый срок. Я из дома практически не выбиралась, если не считать моей неуклюжей попытки жить самостоятельно в другом городе. Родные стены манят меня, ну или Нью-Йорк просто не тот город, в котором я чувствовала себя на своем месте. - Пожимаю плечами, занимаясь скучной сервировкой стола - белоснежные тарелки идеально ровной формы, пара салфеток, бокалы с апельсиновым соком. Домашние дела отвлекают меня, позволяют успокоиться, поймать ровный темп дыхания, цепляться взглядом за все что угодно, кроме твоего силуэта. - Это хорошо, но я все-таки буду благодарна маленькому словарю. Думаю, ему будет приятно вести диалог на родном языке. Ты же с ним разговариваешь.
     Меня немного задела твоя реакция на мое искреннее желание найти общий язык с человеком, который будет жить с нами под одной крышей. И дело не только в моем воспитании, хотя оно и сыграло в этом важную роль - нет. Общение с тобой у меня не всегда складывается, наши подобные легкие разговоры - редкость. Даже там, в Сакраменто, обитая в твоей волчьей берлоге моим самым главным собеседником был либо Майкл, либо Киллиан, рядом с которым я не испытывала такого же напряжения. С тобой я боюсь оступиться, сказать глупость, сболтнуть лишнее - все чаще мне приходится тщательно обдумывать каждое сказанное слово, еще чаще я просто не знаю что ответить тебе. Сложно. В прочем для нас эти сложности стали образом жизни. Но я все же хочу иметь под рукой человека, рядом с которым мне не придется держать себя в борозде, с которым мне будет проще.
      - Няня? Но зачем? Я сама справлюсь с Майклом, не хочу чтобы с ним занималась другая женщина. - Ревность. Одна из моих самых главных и ярких черт. Я собственница, и своего сына я доверяла исключительно Киллиану, и теперь уже тебе. Даже когда Майкл находился на руках у Наташи, я чувствовала себя скверно. Не хочу, чтобы его ласкали еще чьи-то женские руки, кроме моих. Мое, и мне не хочется этим делиться - возможностью быть для него самой ласковой и нежной. - Она тоже не говорит по английски? - Хмурюсь, не сильно, но очередной факт нашей жизни на островах испортил мое настроение. Замечание про магазины я проигнорировала - увлечение шоппингом осталось навсегда в моем прошлом.
     - Я просто пытаюсь понять устрой жизни в этом доме, вот и все. А кто он тогда? Твой друг? Просто сожитель? Я бы не задавала столько вопросов, если бы ты сразу объяснил мне все. - Неужели мое занудство тебя до сих пор смущает? Я люблю быть в курсе дел, и я чертовски не люблю совершать глупости. - Нет, ты что. Не скучно. - Смутилась, стыдливо отворачивая острый нос от тебя в сторону открытого окна. И затем этот вопрос - горячий, неожиданный даже для самой себя. Глупая. Черт возьми, какая же я все-таки дура, неужели я действительно рассчитывала услышать от тебя положительный ответ? Вздор.
     И ты молчал, только тяжелое дыхание нарушало тишину комнаты, и подвергшись собственным страхам, мне показалось, что ты разозлился. Мне бы безумно хотелось вернуть время вспять, забрать свои слова обратно, не произносить их снова - все что угодно, лишь бы не испытывать это жалкое чувство стыда, желание провалиться сквозь землю. Унижение. Словно я напрашиваюсь тебе, как маленькая неуклюжая девочка - пожалуйста, Брин, я так хочу тебе нравиться. Но единственное, что я должна сейчас сделать - так это научиться держать себя в руках. Остудить свой пыл, свои эмоции - этот подарок, что блестит на моем запястье не должен вселять в мою грудь пустые надежды. Прошлого не вернуть, как бы сильно мне этого не хотелось. Не обо мне ты думаешь с нежностью, прежде чем уснуть, не мое имя самое сладкое и желанное покоится на твоих устах. И я должна с этим смириться.
     За ворохом раздраженных мыслей я не услышала, как ты подошел ближе. Только сухой, грубоватый голос над ухом заставил меня очнуться. Что ж, твой тон в очередной раз доказал правдивость моей теории - я спросила глупость, ни о какой симпатии не может быть и речи, и я выбрасываю мнимые фантазии подальше из своей головы.
     - Хорошо, прогуляемся по пляжу. - так же сухо отвечаю я, радуясь тому факту, что лицо мое снова стало бледным, теряя остатки взволнованного румянца. Самообладание Скарлетт Стоун снова присуще мне, и в молчании мы принимаемся за наш завтрак.
    - Я никогда не была на море, даже залив Сакраменто видела только из окна автомобиля. Так что нет, я не каталась на яхте. Даже с трудом могу сказать, чем она отличается от обычных лодок. - Смущенный смешок, я допиваю остатки сока, покорно следуя за тобой во двор. Нам открывается красивый вид - открытый просторный бассейн с лазурной водой, несколько шезлонгов, яркий крупный зонт от солнца - никогда бы не могла себе представить, что ты владеешь таким роскошным домом. Стараюсь не думать об этом, нервно поправляя лямки бирюзового купальника. Надеюсь, мне не придется снимать свой сарафан, нагота перед тобой меня смущает.
     - Что? Нет. - Последнее слово было произнесено слишком громко, выдавая мой панический страх перед водой. - Я не хочу купаться, иди ты. Я посижу с Майклом, мы позагораем, хорошо? - Я не умею плавать. Последний мой контакт с водой был на день рождение Бруклин Джордан, когда твоя любовница скинула меня в крытый бассейн, где я чуть не утонула. После того случая я обхожу водоемы стороной, не хочу снова испытывать то ощущение безысходности, жалости и унижения.
     Подхожу к тебе ближе, протягивая ладони к сыну - тот довольно улыбается лучам солнца, хватаясь маленькими пальцами за майку своего отца.
     - Ну не спорь со мной, Митчелл, серьезно. Я боюсь, не надо меня тащить в воду, из этого не выйдет ничего хорошего. - усаживаюсь на соседний шезлонг, чуть приподнимая подол своего летнего платья, выставляя под горячее солнце свои светлые ноги. - Как ты представляешь наше нахождение тут? Тебе не кажется все это каким-то... Наигранным. Сегодня мы говорили друг с другом гораздо больше, чем мы общались в Сакраменто за месяц совместной жизни. Что-то случилось? Почему я чувствую в этом всем какой-то подвох? - мои подозрения находят выход, я все-таки произношу вслух тревожащие меня вопросы. - Тебе нужно было приехать сюда по своей работе, да? - Не смотрю в твою сторону. Не хочу. Не могу. Мой взгляд сфокусирован лишь на браслете, пальцами касаюсь фигурки волка, вновь мысленно гадая над смыслом этого подарка. Вряд ли мои предположения были верны, хотя мне и нравится сравнивать этого зверя с тобой. - Знаешь, волки это моногамные животные. И живут они всегда в стаях, со своей семьей. Иногда думаю, правдива ли моя ассоциация. Но я уверена, что ты будешь хорошим отцом Майклу. Извини, что не сразу доверила тебе его и относилась со страхом. Я боялась, что ты заберешь его у меня.

[NIC]Mrs. Hellford[/NIC]

Отредактировано Scarlett Stone (2015-04-27 23:02:21)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » creep ‡you're so fucking special