Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - Во что превращается снег, когда тает? - Он превращается в весну.


- Во что превращается снег, когда тает? - Он превращается в весну.

Сообщений 21 страница 40 из 43

21

Интересно, чем же закончится сегодняшний вечер? Сложно что-то предугадать, когда он только лишь начался, и впереди предстоял замечательный ужин и не менее прекрасный разговор с Хелен. Бальтазару и самому было очень интересно узнать, кто она и чем занимается. Кто знает, вполне вероятно, что ему еще предстоит встретиться с ней неоднократно по возвращению в Сакраменто. Кто знает, с каким именно человеком столкнет тебя судьба? Хотя итальянец все-таки предпочитал не сталкиваться, а идти рядом по крайней мере. Ди Стефано вообще не любил быть перед кем-то в долгу, наживать себе врагов и неприятелей, но нельзя же прожить всю жизнь спокойно, не споткнуться ни на одном ухабе и не иметь препятствий. Всегда приходится выживать и иногда идти по головам. Но всегда важно не подскользнуться на, казалось бы, прямой дороге. И даже когда возникают какие-то жизненные трудности, нужно уметь встречать их с достоинством, а не трусливо прятаться, ведь если так поступишь, проблема не решится сама собой. Не стоит жалеть о каких-то знакомствах и мимолетных связях, потому что это тоже своеобразный опыт в том, как, например, не очутиться на месте того человека, которого ты был вынужден оставить по той или иной причине.
Она такая красивая, уверенная в себе и почему-то мне кажется, что она старше меня. Нет, дело тут не во внешности, мне она видится мудрее и опытнее что ли. Хотя возраст тут не помеха, я практически всегда хорошо умею находить общий язык с теми, кто старше или младше меня. И гораздо сложнее, почему-то бывает со своими ровесниками. Вот и с ней мне как-то легко и спокойно общаться. А это означает, что я вполне возможно попал в точку с примерным определением ее возраста.
Так размышлял Бальтазар, наблюдая за тем, как Хелен делает заказ. Ему даже не стоило переводить ей что-то, потому как обслуживающий персонал ресторана свободно общался на английском языке и мог посоветовать то или иное блюдо, да и к тому же все блюда были подписаны на английском. Точно также, как и напротив каждого блюда была указана его калорийность. А итальянцу всегда хотелось попробовать самую ядовитую рыбу в мире - рыбу фугу. Которую он и заказал. Правда, наверное, следовало перед ее вкушением прочитать молитву и на всякий случай оставить завещание, но кто же будет его здесь травить? Однако же блюдо из этой рыбы было и одним из самых дорогих в Японии. Но ди Стефано, как всегда решил рискнуть.
- Говорят, что можно сыграть в ящик, попробовав неправильно приготовленную рыбу фугу, - пробормотал Бальтазар словно про себя, потом поднял глаза и встретил удивленный и слегка недоумевающий взгляд Хелен. Он усмехнулся. - Но я надеюсь на профессионализм нашего шеф-повара, ну и на своего ангела-хранителя тоже, если таковой существует, конечно.
И на бесенка, сидящего на моем левом плече тоже.
- В настоящее время я проживаю и работаю в Сакраменто. Являюсь вице-президентом Национального банка, - не то, чтобы Бальтазар как-то стеснялся этого, вовсе нет. Просто получилось так, что он проговорил эту фразу достаточно быстро. Некоторые люди немного странно реагировали на его профессию в плане того, что либо считали, что иметь в знакомых или друзьях обеспеченного человека здорово и можно в один прекрасный день сесть ему на шею, либо вполне вероятно считали себя недостойными общаться с человеком его статуса. Итальянец откровенно не понимал последних. Он никогда не задирал нос, потому что помнил, что когда-то и сам был таким же. Нет, его семья была достаточно обеспеченной, и сыновья получали все и с лихвой, однако родители воспитали их слишком хорошо для того, чтобы достигнув определенных высот, дети загордились. Потому что чем выше взлетишь, тем больнее потом падать. - Но эти совпадения меня радуют, признаюсь честно. С тобой мне очень комфортно общаться, и я рад, что случай свел нас вместе в том самолете, - искренне улыбнулся банкир и поднял свой бокал вина, предусмотрительно наполненный официантом. - За нашу встречу?

+2

22

Он был молод - казалось, что даже слишком. Практически юное лицо мальчишки - но было в нем что-то уже мужественное. Такое, что происходит только с годами. Мягкая улыбка сочных губ итальянца заставляет расплываться в улыбке и ее. Хелен невзначай касается своим локтем его локтя, расправляя белоснежную салфетку из хлопка на коленях. Как бы извиняясь - посылает ему короткий взгляд, после чего ее взор полностью увлечен действом по ту сторону стола, где повара так ловко упрощались с самыми острыми ножами,  сковородками и нори для роллов.
- Фугу? Я надеюсь, что у тебя крепкий желудок и достойный ангел-хранитель, - Хейли тихо рассмеялась, стараясь не привлекать всеобщее внимание к их маленькому разговору, который мог бы бросить тень на репутацию заведения, которое славилось своим изыском и безупречностью. - Но могу заверить тебя, как человек, который не один раз пробовал несчастную фугу - это не опасно. И вся опасность рыбины в заманивании туристов, - американка легко пожала плечами, закрывая меню.
Для себя женщина выбрала более привычный суп с морепродуктами и устрицы в лимонном соке - невообразимо вкусная вещь, особенно тут, в Японии, где до моря рукой подать и где можно попробовать самые свежие и самые недавно выловленные деликатесы. 
- Я тоже из Хьюстона, занимаюсь тем, что продаю людям страховки, могу оценить любую часть твоего тела, а после ее "поломки" решить стоит ли выплачивать компенсацию, - Хейли наблюдала как официант чинно и ловко наполнял их бокалы белым вином. - Так что если тебе вдруг понадобится хороший специалист по... оценке твоего движимого - она кивнула на Бальтазара, указывая на тело, - имущества, готова посодействовать, - улыбка стала более открытая. - Ничего себе...ты так молод, а уже вице-президент банка, наверное сложно это все выдерживать? Нагрузка должна быть колоссальной - все держать в руках и быть в курсе каждого события, - Хелен грустно перевела взгляд на поваров, уже стремительно шинкующих ингредиенты для блюд.
Известие о том, что рядом с ней находится мужчина при высокой должности не всколыхнула в Хелен достаточного внимания, возможно такого как ожидал бы Бальт или как обрадовалась бы молоденькая девочка, на ее месте. Дело денег давно отошло для Хелен на второй шаг. Больше ее интересовало положение в обществе и обрастание связями. Как, скажем, вышло с Альфредом Гидеоном. Когда она только начинали общаться парень был обычным служащим в полицейском участке, а теперь? Теперь он шеф полиции всего Сакраменто. И для этого целеустремленного мужчины даже такая должность не предел. Хелен была уверена, что еще несколько лет и ему могут предложить место в Вашингтоне.
- За встречу, - вторила американка, приподнимая свой наполненный фужер, что бы коснуться им фужера Бальтазара. Они оба сделали глоток. Хэмминг довольно маленький, и отставила сосуд на стол немногим выше своей тарелки.
Чем ей нравились путешествия, так это тем, что никогда не знаешь с кем познакомишься. Особенно когда ты решаешься пройти весь путь самостоятельно. Как и обычно, судьба благосклонная к Хэмминг, давая ей в подарок прекрасного собеседника.
- Сакраменто прекрасный город, но для меня он никогда не сравнится с Нью-Йорком, - она уперлась локтями в край стола, положив подбородок на скрещенные пальцы. - Я там выросла и никогда не забуду широкие улицы, проспекты, маленькие скверы, уютные кафе и Центральным Парк во всей его красе - идеальное творение человеческих рук. Ни одного настоящего камня - все завезли. Человек иногда может делать чертовски хорошие вещи, не находишь?

+2

23

Их беседа протекала спокойно и размеренно, точно так, как и хотелось Бальтазару. Он откровенно не любил собеседников, которые практически с самого начала знакомства начинают гнуть пальцы, взахлеб рассказывать о своих достижениях, о занимаемых должностях или о том, в каком количестве у них имеются дома, машины и хрустящие зеленые бумажки. Сразу же становилось скучно, грустно и вообще хотелось куда-нибудь уйти. Но приходилось терпеть и подобных им людей, поскольку иногда деловая репутация постепенно выползает на первый план и какими бы омерзительными не казались ему богачи, необходимо было держать определенную дистанцию. Но все люди разные, одни выставляют все напоказ, другие, сколькими бы платиновыми карточками не владели, вели себя с достоинством. Только таких уважал итальянец, более никого. Однако же VIP-клиенты его банка были порой такими кадрами, которых подпускать к себе хотелось не ближе, чем на пушечный выстрел. Поскольку во времена даже его работы кредитным экспертом, на самой заре его карьеры, банкир общался со своими коллегами из разных отделений банка, и те рассказывали ему, что эти самые VIP-клиенты требуют таких звезд с неба и мотают нервы сотрудникам, что не в сказке сказать, ни пером описать.
Да, я помню, как мне одна девушка рассказывала о том, как один из таких ходячих кошельков приходил к ней каждый божий день и настойчиво требовал предложить ему депозит со ставкой, которая выше максимальной раза в два. Каждый день трепал ей нервы и угрожал тем, что либо заберет все деньги и переведет их в другой банк или же, что дойдет до самого президента и выскажет ему все, что он думает о работе таких нерадивых сотрудников. Противно, что даже таким уродам приходится чуть ли не задницу вылизывать в целях сохранения репутации банка. Омерзительно так делать, потому что стоит единожды пойти на уступки, как потом сядут на шею и будут выпрашивать все больше и больше, как ненасытная утроба.
- Не думаю, что опасность рыбы заключена именно в подобной ее рекламе, - улыбнулся Бальтазар, внезапно отвлекаясь от своих мыслей и воспоминаний. - Практически всегда прежде чем посетить ту или иную новую для меня страну, я стараюсь изучить самые различные нюансы, а именно: привычки и обычаи народа, их культуру, традиции, национальную одежду и еду, и даже некоторые жесты, которые для нас привычны, а для других могут считаться оскорбительными. Все, конечно, выучить нереально, однако же какие-то основы знать просто необходимо. К тому же это очень интересно.
Ди Стефано коснулся своим бокалом бокала Хелен, стекло издало легкий звон, и итальянец сделал пару глотков алкоголя. Вкус был очень интересным, не приторным и хотелось попробовать еще, но не сразу. К этому времени Бальтазару подали приготовленную для него фугу, тот театрально вздохнул, быстренько перекрестился, чем вызвал улыбку Хелен, и откусил кусочек. Несмотря не на что рыба ему понравилось, и за первым куском последовали еще два.
- Вещь хорошая, мне нравится. Значит ты страховой агент. Полезная профессия, но тоже несет под собой определенный негатив, поскольку не каждый хочет думать о самом плохом, дабы застраховаться от этого плохого. Но и работа в банке тоже подразумевает под собой немалый стресс, к тому же при нынешней финансовой ситуации в стране. Я начинал свою карьеру с самых низов, - пояснил Бальтазар, делая еще один глоток вина и наблюдая за Хелен, которой принесли и ее заказ, - и могу гордиться тем, что моя должность мне не свалилась, как манна небесная. Просто я привык всего добиваться в жизни сам, как это делали мои родители и как бы им при этом не было сложно, - девушка тем временем рассказала про свой родной город, Бальтазар же отставил бокал в сторону, внимательно слушая ее. Ему нравился тембр ее голоса - такой приятный и располагающий к себе, в чем-то даже завлекающий. - Я родился в Риме и точно также люблю Италию, как и ты родной город. Возможно когда-нибудь я вернусь туда и останусь жить там. Не потому что я не люблю Сакраменто, даже наоборот, но тоска по родине порой дает о себе знать.

+2

24

Вечер плавно набирал обороты. Им подали заказанные блюда, бокалы с вином были наполовину полны - самое время заполнить пространство интересными беседами. Но не бывает знакомства без расспросов и рассказов о себе. О эти вопросы: кто ты, кем являешься и что думаешь. Хелен не очень охотно рассказывала всем и каждому о том, чем она занимается в данный момент. И уж менее охотно о прошлом, в котором она помнит больше плохого, чем хорошего.
Играла тихая музыка, совершенно не навязчивая и действующая как дополнение ко всей ситуации. Хейли взяла в правую руку ложку из фарфора и зачерпнула немного супа-пюре, поднося прибор к губам, что бы попробовать. На вкус это было на самом деле очень не дурно. Но нельзя сказать, что это лучшее, что пробовала Хэмминг. И все же...стоит отдать должное поварам, готовили они по всем правилам.
- Ты молодец, выбравшись с самого низа на вершину... - она улыбнулась, поднимая глаза на собеседника, - наверное, вид открывается превосходный? В наше время те, кто повелевают связями - открывают себе дорогу в большой мир толчком ноги. - Хелен знала это не по наслышке. Отец часто рассказывал своим дочкам о том, как стоит себя вести в большом мире, где связи стоят больше зеленых долларовых бумажек. Но знаете, связи и деньги это замкнутый и порочный круг. Вот вроде бы у Хейли были связи (десять лет назад, когда она была знаменитой на верхнем Ист Сайде), а когда она потеряла деньги, состояние, все связи разом оборвались, тот мир отвернулся от нее. Никто не будет спасать идущий ко дну Титаник, только потому, что ему нравится содержимое.
- Но этот мир чертовски жесток, Бальтазар, так что даю бесплатный совет - никому не верь, не доверяй даже родным. Однажды все полетит в Тартарары, тебе понадобится помощь, ты откроешься самым близким и они же всадят самый большой нож в твою спину. - Светлое лицо враз посуровело, на нем пролегла тень задумчивости и гримаса боли.
- Рим...Италия. Я влюблена в эту страну, - Хелен приподняла бокал, салютуя ди Стефано. - приходилось там бывать. Мою душу покорила Сицилия - красивей места не видела во всем мире, и уж поверь, путешествовала я много и часто, - женщина сделала небольшой глоток белого вина, смакуя напиток. 
Полумрак ресторана располагал к задушевным разговорам и романтике, которая присутствует в каждой новой стране. И Хелен всегда кожей чувствовала это приятное покалывание на коже. Говорят, что люди, с которыми вы вместе путешествуете, не менее важны, чем место, в которое вы едете. Эти люди могут сделать ваше путешествие незабываемым. А могут испортить все в первые минуты неосторожным высказыванием или глупой шуткой - может в тот самый момент стоит задуматься о том, что твой спутник совсем не тот, с кем стоит делить несколько дней безудержного счастья и озорства?
- Сакрменто прекрасный город и до побережья всего несколько часов на машине...но мне не хватает той свободы, которая дается человеку только в центре мира. А точнее в его столице. Никогда не смогу отвыкнуть от желтого такси, от огромной толпы неформалов и разношерстной публики. И всю жизнь буду скучать по Центральному Парку... - она улыбнулась грустно, а после в момент сменила выражение лица. Теперь по ее глазам можно было прочесть, что она заинтересована.
- Расскажи мне лучше о своей самой необыкновенной мечтой? Или почему ты приехал в Токио? У тебя есть какая-то точная цель? К примеру закопать талисман под цветущей сакурой, или написать записку и спрятав ее в бутылке, выпустить в море? Или прыгнуть с парашютом, погрузиться на дно моря с аквалангом, поплавать с акулами, зачем ты тут? - интересуясь, Хейли непроизвольно задавала себе тот же самый вопрос, пока что не находя однозначного ответа. Почему именно Токио? Ведь тысячи других городов приняли бы ее с распростертыми объятьями.

+3

25

В любом случае разговора о том, кто ты, что ты, откуда ты и так далее, было не избежать. Не то, чтобы Бальтазару хотелось это делать, просто он не привык раскрывать душу перед первым встречным. В отношении Хелен это, конечно, было бы сказано несколько грубо, но по сути они знали друг друга совсем ничего. Поэтому каждый из них тщательно фильтровал ту информацию, которую мог бы в данный момент донести до своего нового знакомого. Не зря говорят: меньше знаешь, крепче спишь. Ведь на твоем пути могут попасться самые различные люди, и никто не знает, чего от них можно ожидать. Нет, ди Стефано не рассматривал новых знакомых как потенциальных врагов, вовсе нет, но в процессе своего становления в должности он очень четко усвоил для себя то, что новые люди должны пройти весьма строгую проверку на вшивость, прежде чем могут считаться друзьями. Поэтому Бальтазар был целиком и полностью согласен был с Хелен в том, что никому в этой жизни нельзя доверять. Но вот что касается родных, в его случае это было не так. Его семья была настолько крепкой и дружной, что каждый из родных был готов снять с себя последнюю рубашку ради близкого человека.
Даже мои родители после того, как уехали из Италии и начали строить новую жизнь здесь, не сразу решили вновь выстроить отношения со своими родственниками. Пока отец смог развить свой бизнес, пока мама сидела с маленькими мной и Амадео... А родственники имеют одно весьма неприятное свойство появляться в твоей жизни тогда, когда ты в шоколаде. Если ты в грязи, все мигом куда-то испаряются. также и с друзьями. Только самые преданные подадут тебе руку и помогут выбраться из этой грязи, не побоявшись измазаться. Это невесело, но такова жизнь.
- Да, Хелен, в чем-то я тебя, конечно, поддерживаю. Вид открывается с вершины и вправду превосходный, однако всегда нужно следить за остальными, дабы не столкнули вниз, да и под ноги, чтобы случайно не подскользнуться, - Бальтазар разобрался с фугу, вновь пригубил вино, наблюдая за белокурой дамой. Сейчас он чувствовал себя очень спокойно, даже несмотря на то, что местами их разговор был несколько острым. Но такие углы можно сгладить без последствий.
- Верю, я сам люблю путешествовать, когда удается такая возможность и даже с удовольствием езжу в командировки в другие страны. Практически всегда мне везет на людей, с которыми мне удается познакомиться в поездке. И вот сейчас моя нынешняя вылазка в Японию также была ознаменована знакомством с тобой, - итальянец улыбнулся, вновь подняв бокал и произнеся тост за то, чтобы на их пусти почаще встречались такие люди. После коснулся снова бокала Хелен, вслушиваясь в мелодичный звон. Вино он распробовал, оно было чудесно, но банкир не ставил себе целью напиться, наесться и отвалиться спать. Наоборот, чем больше он находился рядом с Хелен, тем больше ему хотелось продолжить вечер. Возможно и не совсем так, как они планировали.
- Каждый из нас скучает по тому месту, где родился и всякий раз возвращается туда с ощущением безграничного счастья. Хоть я и уехал из Италии в возрасте каких-то шести лет, но всякий раз, когда я возвращаюсь туда, я ощущаю, что только здесь я могу почувствовать себя дома,- они сидели возле окна, из которого открывался замечательный вид. Бальтазар засмотрелся туда, но не пропустил мимо ушей вопрос Хелен. Не то, чтобы он не ожидал его, но...
- Ты знаешь, мне сложно ответить тебе точно, для чего я здесь. Просто в моей жизни случилось так, что мне срочно потребовалось привести свое душевное состояние в равновесие. Нет, с моими родными и близкими все хорошо, но я сейчас нахожусь в состоянии раздрая, поскольку пока что не вижу какой-то определенной цели в жизни. Но я повторюсь, что хотел бы увидеть цветение сакуры. Я верю, что и у меня в душе тоже весна когда-нибудь вступит в свои права, - улыбка итальянца получилось несколько грустной, он опустил взгляд и облизнул нижнюю губу. Нет, настроение у него было отличным, просто сейчас он сказал Хелен читую правду, которая и в самом деле для него была неясной и туманной.

+2

26

Бальтазар был приятен Хелен. Его мягкая улыбка заставляла и ее улыбаться. А его неспешное повествование о частичке собственной жизни захватывало и заставляло восхищаться силе воле, ума и нравственности этого мужчины. Отправляя очередную порцию супа в рот, Хелен с интересом прислушивались к тому, что рассказывал мистер ли Стефано. Ей нравилось, что он лестно отзывался о родных, прекрасно говорил о родной Италии и решительно устал от всего в Америке.
Собственно, Хелен могла бы согласиться с Бальтазаром. После отъезда Эммы из родного дома, кажется, у нее больше ничего не осталось - ни желания двигаться дальше, ни возможности восстановить дыхание после такого удара поддых. Путешествие было единственной возможностью развеяться, отдохнуть, забыть о насущных проблемах и оторваться от глупого мира.
- Думаю, что это мне близко, Бальтазар, - она отложила ложку и дотронулась ладонью до руки спутника, - просто надо верить, что все однажды станет лучше.
Она вглядывалась голубыми глазами в бездну его глаз. Но хотела смотреть куда дальше - в душу. Ее ладонь все еще покоилась на его руке и поймав себя на этой мысли, женщина достаточно резко разорвала контакт. Всем своим видом прося прощения за то, что переступила черту так резко.
Она выпрямилась спину и подождала, пока официант сменит тарелки и наполнит бокалы новой порцией вина. Заправив прядь за ухо Хелен вновь приподняла бокал:
- Выпьем за то, что бы каждый смог найти свой путь, - звякнули бокалы и миссис Хэмминг делает небольшой глоток, ощущая прекрасный вкус винограда и мускатного ореха.
Можно сколько угодно сидеть, сетовать на судьбу и жалеть себя любимого, но пользы от этого все равно не будет никакой, а драгоценное время меж тем уйдет безвозвратно. Так что нужно не поддаваться чувствам, а думать, что делать дальше. И действовать!
Хелен всегда предпочитала действие бездействию. Хотя...не всегда, а последние десять лет. Все то потерянное время "до", может и было отведено для самосознания?
- А знаешь, что... - она поставила бокал на стол, проведя по кромке кончиком пальцев, глаза ее наблюдали за собственными движениями, - мне расхотелось продолжать ужин, наверное, на данный момент есть что-то более интересное, - она плавно перевела взгляд на Бальтазара и улыбнулась.
Весь ее вид, взгляд говорил...да нет, он просто молил: "Не разрешай мне это делать, останови меня, скажи, что слишком быстро, что это странно и что я сошла с ума." Она просила его, не говоря ни слова, но он, наверное, и не слышал.
Иногда реальность так тесно переплетена у нас с мечтами, что становится непонятно, где что. Но ведь и в жизни так. Самая смелая мечта может воплотиться в действительность, а то, что кажется нам известным, — всего лишь иллюзии...Пустота и отчужденность. Кем она была, Хелен Хэмминг? Кем еще она могла стать? И кем еще мог стать этот мужчина, помогающий ей коротать время в чужой стране? Казалось, что у него впереди еще много всего - хорошего, плохого, самого лучшего - да чего угодно.
- Уведи меня отсюда, - мягкая ладонь аккуратно легла на щеку Бальтазара. Как он мог отреагировать на данную просьбу знал только один Бог. Но Хелен чертовски хорошо понимала, что не хочет проводить эту ночь в одиночестве, так же как и следующее утро - и всю неделю. И пускай этому роману не суждено иметь продолжение - не важно. Лучше получать наслаждение сейчас. жалея об этом потом, нежели жалеть потом о том, что не сделала.

+2

27

Мне кажется или наш ужин стал медленно, но верно перетекать в разговоры за жизнь? Нет, я совсем не против того, чтобы поговорить, вспомнить какие-то моменты из своего прошлого или помечтать о светлом будущем, вовсе нет. Но почему-то я думаю, что сейчас это все становится лишним. Вполне возможно, что разговаривать сейчас мне не хочется или же я разучился общаться с женщинами. Последнее было бы для меня страшнее всего. Но ведь и правда, что ринуться с места в карьер в отношении незнакомого мне человека будет совсем неправильно. И я уверен в том, что и Хелен ждет совсем не этого от меня. Но вот чего же и ждет ли?
Наверное со стороны все выглядело так, что Бальтазар в какой-то мере жалуется на свою судьбу, которая, в общем и целом, была к нему благосклонна. Он упорно шел к вершине, к своей цели и добился ее, несмотря ни на что. у каждого в жизни есть завистники и враги, но от каждого человека зависит то, какими методами он будет бороться с ним. Верно говорят: держи друга близко, а врага еще ближе. Итальянец знал, что на работе всегда есть такие змеи, которые не преминут ужалить в тот момент, когда ожидаешь этого меньше всего. Вот почему ему свойственно постоянное напряжение, и только некоторые люди могут ему помочь избавиться от него. пусть ненадолго, но разрядка есть. И именно это напряжение в один прекрасный момент накопилось внутри ди Стефано, и поэтому он решил уехать в Японию, чтобы сбросить с себя весь этот негатив, словно старую кожу. Но грузить девушку своими проблемами Бальтазар не хотел. Пусть у каждого будут свои причины того, почему они здесь. И причины эти останутся при каждом человеке, а на поверхность выйдет только часть правды.
- Я никогда не задумываюсь о том, что есть в моей жизни плохого или неприятного. Нет, наверное, я неправильно выразился: не задумываюсь настолько, чтобы эти мысли поглотили меня и остановили от тех или иных действий. Просто я стараюсь по возможности как можно быстрее расправиться с этими проблемами, дабы не погрязнуть во всем этом, - итальянец улыбнулся, ощущая, как некая неловкость постепенно его покидает. В особенности тогда, когда Хелен мягко и ласково дотронулась до его руки. Ощущение было приятным и успокаивающим, но, видимо, девушка посчитала это слишком уж лишним жестом и убрала руку. А потом...последовало предложение прекратить ужин.
Я сделал что-то не так или же...это то, о чем я подумал? Нет, она смотрит на меня также ласково, но сейчас будто что-то изменилось в ее взгляде. Он стал словно...более завлекающим что ли. Ох, натворю я дел в этой поездке, вот чувствую, что натворю. А может быть пошло оно все куда подальше? Я приехал отдыхать, со мной рядом красивая женщина, так почему бы не сделать так, как будет лучше нам обоим?
Дружба между мужчиной и женщиной очень слабеет при наступлении ночи - вспомнился чей-то афоризм. И в то же время Хелен не менее нежно дотронулась до гладко выбритой щеки итальянца, отчего тот шумно выдохнул, дотрагиваясь до ее руки и нежно целуя в ладонь. Намек понят, обстоятельства ясны. Но правильно ли они поступают и не будут ли потом жалеть о том, что сделали? Но ведь жизнь дается нам единожды, так почему же не совершать порой сумасшедшие и спонтанные поступки? Их никто ни к чему не обязывает и не подталкивает. Бальтазар слегка наклонил голову, кивнув и, подозвав официанта, попросил счет, за который, как водится, заплатил сам.
- Какие у тебя предложения есть? - вопрос, казавшийся наивным, но тем не менее итальянец его задал и, обойдя стол, подошел к Хелен, подавая ей руку и жестом указывая в сторону выхода.

+2

28

Ей было, откровенно, интересно, почему такой взрослый парень задает глупые вопросы. Поэтому только улыбнувшись своими алыми губами она приняла помощь, поднялась со стула, накидывая на плечи соболиную накидку.
- Конечно, есть. Даже парочка, - Хелен повернулась и уверенными шагами направилась в сторону выхода, где они смогут поймать такси, если там нет уже припаркованного. От выпитого вина ее слегка штормило, но шла она ровно и совершенно не качалась. Просто в голове начались русские горки.
Как только американка вышла на холод и почувствовала как пар выходит из ее легких, встречаясь горячим с холодным - стало лучше. В голове стало проясняться. Наверное, жара и духота в помещении действовали на нее странным образом, побуждающе - к действию.
Обняв руками плечи и переминаясь с ноги на ногу, она подождала, пока Бальти словит такси и поможет ей занять место на заднем сидении. В салоне было тепло, но не так как в ресторане и Хейли все равно почувствовала, как замерзли ноги.
За окнами авто мелькали здания, автомобили и люди - которых даже в позднее время на улицах было не просто много - а чертовски много. Кажется, что с наступлением темноты Токио только начинает жить. Неформально одетая молодежь, туристы, скучающие одиночки и парочки - тут было на что посмотреть. Но она насмотрится на это завтра. Сегодня у Хэмминг было занятие куда более интересное. Мельком взглянув на Бальти она положила свою ладонь на его руку и мягко улыбнулась, ожидая, пока мужчина взглянет на нее.
Таксист вел автомобиль плавно, аккуратно и соблюдая все правила дорожного движения. Вовремя остановился на светофоре, вовремя тронулся с места, пропустил, кого надо и проехал первый, когда тоже надо. Ничего необычного. Через пятнадцать минут они оба были в холле отеля, вместе зашли в лифт и молча смотрели на открывающуюся и закрывающуюся дверь на некоторых этажах.
"Что же ты делаешь? Прекрати это немедленно, Хлен. Потом, с утра, будешь жалеть и просить вернуть время обратно. Но не вернешь - как всегда. Глупая ты женщина!" - кричал внутренний голос. Но разве до него сейчас, когда стук сердца затмевает любой звук? Хелен чувствовала, как накаляется обстановка. Как электрические импульсы искрятся в полумраке кабины.
Двери разъехались, выпуская пару на нужном этаже. Она шла немного впереди, ровно держа спину и плавно переступая с одной ноги на другую. Конечно же женщина знала, что Бальтазар следит за ней, что буквально впился взглядом в стройный силуэт и что ждет, пока двери ее номера откроются. Она прислоняет карточку к дверному замку - две секунды и мерцание двух зеленых огоньков превращается в один длинный - дверь щелкает и впускает путников.
- Зайдешь? - мало похоже на вопрос - скорее, констатация факта. Хелен придерживает дверь в ожидании Бальтазара, а после - закрывает ее мягко, почти бесшумно, только в полумраке комнаты было слышно как клацнул автоматический замок.
Сама по себе всякая идея нейтральна или должна быть таковой, но человек её одушевляет, переносит на неё свои страсти и своё безумие; замутненная, преображенная в верование, она внедряется во время, принимает облик события, и совершается переход от логики к эпилепсии. Так рождаются идеологии, доктрины и кровавые фарсы.
А уж если идея пришла в голову женщине - жди беды. Сравнимой с Троянской войной. Мех плавно соскользнул с плеч Хелен, она подхватила накидку и отправила ее на стул, стоящий тут же, у двери. Потянувшись пальцами к узлу аккуратно связанных на затылке волос она вынула две шпильки и локоны рассыпались по ее угловатым плечам.

+2

29

Порой мы совершаем спонтанные поступки, о которых потом сожалеем не единожды. А иногда эти самые поступки в нашей жизни бывают только один единственный раз, и все время мы хотели бы повторить то, что с нами было, да не получается. Не то время, не те люди с нами и не те обстоятельства, при которых хотелось бы повториться. Итальянец был не дурак, он прекрасно понимал, что Хелен дает ему зеленый свет в отношении тех или иных действий. Она совершенно не похожа на девушку легкого поведения, которая ездит по белу свету в поисках приключений на свои вторые девяносто. Да и под приключениями можно подразумевать все, что угодно. Так все просто и в то же время сложно. Но все-таки ди Стефано понял, что ему все-таки нужно поменьше раздумывать над последствиями своих деяний. гораздо важнее, что ты находишься в здравом уме и твердой памяти, когда что-то творишь, ну или вытворяешь, как в его случае. точнее, вытворяла в этот раз Хелен. А банкир шел за ней, будто бы под гипнозом, как кролик, завороженный смертельным танцем змеи. а на Востоке, если женщину называют змеёй, то это считается комплиментом...
- Ну если вариант есть и не один, это несомненно меня радует, - буквально промурлыкал Бальтазар, медленно направляясь вслед за Хелен и буквально сверля ее взглядом. Этот ужин так быстро закончился, но ведь это же еще не конец их отдыху. Который явно будет очень уж насыщенным. Итальянец любил вести ночную жизнь, в особенности, когда она не сказывалась на жизни дневной и утренней. А в настоящий момент он находился на отдыхе, значит можно было и подебоширить. В хорошем смысле этого слова. Но его текущая цель была гораздо более притягательнее, чем развлечения в клубе. Хотя он не считал его внезапную попутчицу именно целью, но сейчас она сама дразнила его. Внутри банкира снова просыпался хищник, голодный до охоты и до развлечений
Мне всегда нравились женщины, подобные Хелен. Полусловом, полужестом, полувзглядом, полунамеком, но она так или иначе получит от меня то, чего хочет, тем самым заставляя меня осознать, что это нужно и мне. И сейчас нет того, кто бы остановил меня или нее. Только мы, только вдвоем. Надеюсь, что она не ускользнет от меня завтра. Но я не думаю, что они приехала в Токио на одну ночь. Она ни в чем мне не солгала. Что-то не сказала целиком, но я и не стремлюсь это узнать.
Бальтазар поймал такси достаточно быстро. Он даже позабыл о том, что взял визитку у водителя, который был прикреплен к отелю. Да и какая разница, кто их повезет обратно? Чем больше ночь укутывала город в свое бархатное покрывало цвета индиго с мелкими вкраплениями звезд, тем более прохладнее становилось. И, наверное, меховая накидка Хелен не спасала. Поэтому необходимо было как можно скорее вернуться в отель. Вот только не в свой номер, а в соседний...
Поездка прошла молча, ни один из спутников не проронил ни слова. Казалось, слова были не нужны. Бальтазар чувствовал своеобразное напряжение Хелен, вследствие чего напрягался сам, поскольку оно ему передавалось в том числе и при помощи прикосновений. Рука девушки ласково коснулась руки итальянца, отчего тот повернул к ней голову, любуясь красивыми и плавными чертами лица и также ласково поглаживая его пальцы своими. Не хотелось торопиться, будто бы зеленые юнцы. Такая медленная охота нравилась ему гораздо больше. Еще немного, еще чуть-чуть, и вот они уже в холле отеля, далее лифт и коридор до номера Хелен. Та быстро расправилась с дверным замком, приглашая Бальтазара внутрь или же это было утверждение?
Как женщины умеют так манипулировать мужчинами? Вот как так непринужденно получается? Хотя не каждой дано подобное искусство.
Мужчине казалась, что его температура резко подскочила, пока он наблюдал за Хелен. Он слегка ослабил узел галстука, медленно подходя к ней, становясь сзади, но пока что не дотрагиваясь до девушки какое-то время. вдыхал легкий аромат ее парфюма, уже чуть ли не увивался вокруг нее, подобно змею. Но через секунду тонкая струна лопнула, и губы итальянца прикоснулись к обнаженному плечу блондинки.

+2

30

Код:
<!--HTML--><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="480" height="10"><param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf"><param name="bgcolor" value="#000000"><param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/Nadejdaroru/folders/Default/media/7aa5a63a-fadf-45ed-b714-047c1012eba7/Emily%20Wells%20-%20Becomes%20the%20Color.mp3"></object>

Она давно не верила в любовь. Точно так же как и не верила мужчинам. Обжигаясь на молоке, начинаешь дуть на воду. Хелен была из тех женщин, которые получают чего хотят, даже если для этого придется сделать что-то...не совсем лицеприятное. Но даже если приходится жертвовать лицом в глазах окружающих, она смело найдет в себе силы продолжать идти с высоко поднятой головой, и будет смотреть на всех с высока, словно это они опустились ниже ее достоинства. Ведь кто просит лезть в личную жизнь миссис Хэмминг? А если уж и влезли - то лучше не осуждать, а наблюдать со стороны, оставаясь сторонним наблюдателем. Таким же беспристрастным как судья за трибуной, выносящий приговор осужденному на пожизненное. 
Человек, не перегоревший в аду собственных страстей, не может их победить. И они прячутся рядом, в соседнем доме, чего он даже не предполагает. А пламя в любой момент может перекинуться и сжечь дом, который он считает своим. То, от чего мы уходим, уклоняемся, якобы забывая, находится в опасной близости от нас. И в конечном счете оно вернется, но с удвоенной силой.
Хелен всегда была далека от собственных страстей. По крайней мере в годы долгого брака, длиной в шестнадцать лет. Она не позволяла себе лишнего ни в отношении алкоголя, ни в отношении мужчин, которые окружали ее. Некоторые предлагали недвусмысленные связи, прекрасно понимая, что с Эдом у них проблемы и они последние десять лет совместной жизни шли бок о бок, на грани фола. Что заставляло ее быть верной женой, зная, что супруг был далеко не верен? Наверное, воспитание и чувство страха за то, что могут узнать дети. Если бы Эмма заподозрила ее еще и в измене - наверное, все ниточки их, и без того сложный отношений, были бы разорваны.
Он прожигает ее взглядом, Хейли буквально чувствует как отогревается кожа, после холодной улицы. Приятное ощущение неги и надвигающейся бури не оставляет ее. Бальтазар делает шаг навстречу, обходит ее сзади и мягко касается губами плеча, отчего заставляет женщину слегка запрокинуть голову назад, тихо выдыхая воздух. Алые губы слегка приоткрываются, а глаза непроизвольно закрыты. Ее правая ладонь ложится на плечо итальянцу. Плавно поворачиваясь она мягко касается своими губами его губ и открывается уже спустя мгновение, разрывая не только зрительный, но и тактильный контакт.
Ей хотелось поиграть, поэтому Хэмминг отходит к противоположной стороне комнаты, оставляя мужчину в полном одиночестве и недоумении. Она чувствует его взгляд спиной, пока открывает бар. Буквально видит как он проходится блестящими, от желания глазами по ее фигуре - достает пробку из бутылки вина, начатой накануне, когда она принимала ванну. Хелен разливает вино по бокалам, и только после, подхватывая два сосуда в одну и во вторую руку - поворачивается.
Мерно покачивая бедрами женщина подходит в Бальту. Отдает один бокал, буквально вкладывая тот в немые руки. Взгляд ее синих глаз, уверенность в себе - она излучает живой магнетизм. Да...может быть ее и можно назвать змеей. Может быть.
"Удивите меня, мистер ди Стефано." - бросает она ему вызов, делая большой глоток красного вина, которое приятно обжигает все внутри, скатываясь по внутренностям прямо в желудок. Она чувствует как алкоголь обжигает все внутри - и от этого ощущения ей становится еще более приятно. Ноги подкашивает, но Хейли все еще стоит прямо, смотрит трезво, оценивает ситуацию.
Отрывая бокал от губ она улыбается, когда подмечает, что он так и не сделал глоток.
Комната была довольно просторной - панорамные окна, за которыми открывался вид на ночной Токио - завешены невесомым белоснежным тюлем. Аскетичная мебель в стиле минимализм, камин в огнеупорном стекле, в нем пытает огонь, пожалуй - единственный источник света на данный момент. Если не считать огней рекламных билбордов. Просторная кровать занимала пространство в дальней части номера.

+2

31

И все-таки Бальтазар был благодарен судьбе за то, как она его одарила в эту поездку. Ведь если так подумать: ну если бы даже он и приехал в Японию один, заселился в шикарный отель и дальше проводил дни и ночи один. Просто раздумывая над тем, как в том или ином случае несправедлива жизнь обходится с ним, давая возможности для карьерного роста и увеличения своего благосостояния, но уводя из-под носа личное счастье всякий раз, как только итальянец приближался к нему. Казалось бы, оно вот-вот, совсем рядом, стоит только руку протянуть и схватить, как это самое проклятое счастье ускользает, подобно призрачной дымке, и ты снова остаешься с носом. Вот отсюда и возникают случайные связи, человек забывает, что такое верность, предпочитая быстрые и кратковременные победы тому теплу, что поселится в его душе надолго, а потом...может снова исчезнуть в самый неожиданный момент.
Недаром же люди придумали ту красивую легенду про две половинки одного целого. Когда-то человечество представляло собой единое целое, а потом люди, как известно, возгордились и стали мнить себя равными богам. за что те послали им страшную кару, разделив на две части и раскидав их по всему свету. И по сей день каждый человек ищет свою половинку, порой ему не хватает жизни, чтобы найти ее. Мы перебираем разных людей, люди перебирают нас, но все не то, все не так. И как же это печально в самом деле.
Бальтазар не любил связи на одну ночь, предпочитая оставаться со своими бывшими партнерами если не друзьями, то хотя бы хорошими знакомыми. Почему-то он думал также в отношении Хелен, которой тоже явно не хотелось таких же быстрых отношений. Она прекрасно знала себе цену, точно также как и итальянец. Эта шикарная женщина должна остаться в его памяти очень надолго, потому что навсегда - это довольно страшное слово в каком-то смысле. И их красивый, так называемый курортный роман обязательно научит их чему-то новому, вполне возможно, что даже научит ценить тех, кто рядом с нами. Ведь жизнь не закончена, и мы обязательно еще встретим свое счастье. Так хотелось в это верить...
Итальянец не торопился в своих действиях. Да и зачем это делать, когда они оба хотят поиграть и растянуть удовольствие на более долгий срок. Ведь вечер только лишь начался, плавно перетекая в ночь, однако же это не означает, что с самого утра следует куда-то срочно бежать. Ди Стефано целует Хелен в плечо медленно, но поцелуй этот горячий, буквально обжигает прохладную бледную кожу. Девушка запрокидывает голову, также грациозно и медленно разворачивается, кладет ладонь на плечо и также прикасается губами к его губам. поцелуй недолог, но весьма чувственен. Это снова игра, это ее интересное начало. Сегодня случится то, что желают они оба, но чуть позже.
Интересно, это алкоголь провоцирует ее на более решительные действия? Иногда девушки становятся более раскрепощенными, когда пригубят вина. Но меня не отталкивает это, гораздо менее хочется иметь дело с пьяными женщинами, которые идут вразнос после того, как понюхают пробочку. На каждого человека алкоголь влияет по-разному. Да и самому не хочется оставить о себе память в виде пьяной развратной скотины.
Бальтазар переступает с ноги на ногу, Хелен же разрывает поцелуй, оставляя после него приятное послевкусие, отчего итальянец машинально облизывает губы. От подобного поцелуя у него ощущение, будто бы своеобразный наркотик-афродизиак разливается по его венам. Природный инстинкт все сильнее берет свое, но, несмотря на свой темперамент и горячую кровь своих предков, банкир не торопится. Она хочет игру, она ее получит. Он принимает из ее рук бокал с очередным алкогольным напитком, но делает глоток немногим позже нее, дабы у Хелен не складывалось впечатление о том, что пьет только лишь она одна.
- Хорошие дела ночью не делаются, не так ли? - улыбается мужчина, заводя свою руку за руку Хелен, прижавшись к ней немного плотнее. - Согласна выпить со мной на брудершафт и проверить, правдива ли эта пословица?

+2

32

Ох уж эти воспитанные мужчины, готовые играть в игры по твоим правилам. Нельзя сказать, что это не нравилось Хелен, выучившейся искусству обольщения еще в молодые годы. А ведь замуж она выходила совершенно непорочной. Кажется, Эд ей однажды признался, что именно это и привлекло его внимание к юной Хелен Джонсон. Она была так не похожа на тех "леди" с которыми имел дело молодой пижон Хэмминг, что это выбивалось из всех его канонов. Ему казалось, что именно с этой женщиной он будет счастлив. Что именно она родит ему достойных наследников и что рядом с ней он захочет прожить всю жизнь.
Как бы не так. Вглядываясь в темнеющие глаза мужчины она сильнее сжала основание круглого бокала. Мягкая, и в то же время коварная улыбка тенью легла на ее яркие губы.
- Если ты этого хочешь, - их руки переплелись, и Бальти оказался еще ближе к женщине. Она буквально чувствовала его тело, своим.
Голубые глаза пытливо смотрели в глаза мужчины, их тела оказались еще ближе, когда каждый стал опускать бокал в свою сторону, наклоняясь к его кромке, что бы жадно допить содержимое. Она не собиралась закрывать глаз, а наблюдала за тем, как мерно вздрагивают его ресницы.
Как только последняя капля была выпита, они встретились глазами. Теперь уже непонятно, кто первый подался вперед - он или она. Это случилось так быстро, что никто ничего не понял, но когда их губы сомкнулись в сладком и страстном поцелуе, Хелен нечаянно выронила свой бокал, тот упал на ковер и не разбился только чудом.
Её пальцы потянулись к недоразвязанному галстуку. Ловко потянув узел на себя она развязала полоску ткани не спеша выбрасывать эту вещицу гардероба. Легко потянул за оба конца галстука она прильнула к губам мужчины, запуская пальцы в его густую копну темных волос. Разрывая поцелуй она вела Бальзара за собой не оборачиваясь, но зная, что где-то там, в конце комнаты их ждет упругий матрац кровати. Ее ноги, все еще обутые в открытые босоножки издавали глухой звук при каждом шаге назад. Она обвела шею мужчины руками вновь целуя его пухлые губы.
Интересно, насколько сильно подействовал на Хелен алкоголь? Но это, пожалуй, первый экспромт за ее не такую уж и короткую жизнь. Пальцы ловко расстегнули пуговицы на рубашке, предварительно помогая выбраться Бальту из пиджака. Тот, тяжелой волной дорогой ткани упал на пол у их ног. Ей мешало платье, оно сковывало движение и не позволяло насладиться чарующим продолжением.
Повернувшись к итальянцу спиной она хриплым от волнения и возбуждения голосом попросила:
- Помоги мне, - повернув голову только лишь в пол оборота она могла видеть как ди Стефано протягивает руки к ее спине, как его пальцы ловко и достаточно медленно расстегивают молнию, которая плавно уходила по ее точеной спине, вниз, к копчику. Его взору открывалась ее бледная спина и полоска кружевного белья цвета нюд.
Платье скользнуло по телу, ниспадая вниз. Хейли плавно повернулась к мужчине, она с интересом взглядывала в эти глаза, стараясь понять, чего бы он сейчас хотел. И не хочет ли он уйти, пока не поздно. Хотя...в какой-то мере уже было поздно.
Шум города, скрытый за толстым двойным панорамным стеклом практически не был слышен. Аккомпанемент им составляло только собственное учащенное дыхание и шелест снимаемой одежды. Хелен опустилась на кровать, откидываясь навзничь на белых простынях, таких же свежих, как воздух в Альпах. Она уверенно смотрела в глаза итальянцу, буквально заманивая его к себе, подобно Сирене, чарующей песней топившей моряков во времена плавания за золотым Руном.
Она протягивает к нему руки, они такие бледные в этом полумраке, что женщина кажется совершенно фарфоровой куклой. Но глаза ее выдают, они светятся. Она живая, она жаждет, по ее венам течет кровь и сегодня она готова на любые безумства, которые ей преподнесла судьба.   

+2

33

Сложно изначально подумать, что при планировании поездки в совершенно другую страну с иным менталитетом, традициями и обычаями, мы столкнемся со своим же соотечественником, и нам будет настолько комфортно вместе, что захочется провести свое свободное время вдвоем. Без всяких планов на будущее, пустых обещаний друг для друга и каких-то внезапных и обоюдных признаний. Кто-то говорит, что существует любовь с первого взгляда. Да, Бальтазар не отрицал такой возможности, но не верил в такую любовь. Хотя бы потому, что под истинной любовью подразумевал не только физиологическое влечение. Некоторые люди имеют свойство смешивать понятия любви и секса. Страсть - да, природный инстинкт - да, какая-то симпатия или же обычные желания тела - тоже да. Но никак не любовь. Итальянец вообще не верил в то, с чем не сталкивался сам. Будь то человеческие чувства или же какие-то паранормальные явления.
То, что сейчас происходило с ним, также нельзя было назвать воздействием алкоголя. У него была одна особенность организма, что сколько бы он не выпил, он всегда контролировал свои поступки, действия и речь. Не позволял себе лишнего, потому что был не так воспитан, а оставить о себе воспоминания, как о нетрезвой свинье, который не думает ни о чем, кроме собственной похоти, ему не хотелось. Ди Стефано отлично понимал, что за их времяпрепровождением в Токио не стоит ничто, и, вполне возможно, что после возвращения в Сакраменто они больше не встретятся. Но что бы не случилось, он привык делать все красиво, в особенности, если это связано с представительницами прекрасного пола. Одна из них сейчас стоит перед ним, медленно поднимается на цыпочки, принимая его предложение выпить на брудершафт и после всего страстно целует. Вследствие чего Бальтазар как-то машинально ставит опустевший бокал на ближайший столик, почти что нащупав его, обнимает белокурую Афродиту, отвечая на поцелуй не менее страстно. Ни о чем не жалеть и просто наслаждаться тем мгновением удовольствия и счастья, которое дарит ему судьба - таково кредо банкира.
Тем временем Хелен достаточно быстро ослабляет узел его удавки, гордо именуемой галстуком, снова притягивает мужчину и дарит ему второй поцелуй, однако же, вновь дразнит его, направляясь медленным шагом к кровати, ведя Бальтазара за собой. Наверное флирт присущ только женщинам, по крайней мере Бальтазар еще ни разу не сталкивался с тем, как флиртует мужчина. Да и сам, скорее всего, не умел флиртовать, потому как не понимал, как это делается. Не каждая женщина будет удостоена тем, чтобы с ней мужчина вел себя как с богиней. Бальтазар не действовал так, он ощущал себя каким-то сверхъестественным существом рядом с этой женщиной. Она была богиней, и с ней должен быть именно такой человек. Нет, конечно же не ди Стефано, другой, но ведь на какое-то время пусть будет именно так.
Он облизывает губы, снова и снова ощущая на них вкус ее поцелуя. Отчего-то губы слегка саднили, словно до этого их покусывали, но нет, видимо ему просто хотелось еще раз поцеловать Хелен. Она помогает ему избавиться от несколько сковывающего его движения пиджака и просит помочь с платьем. Мужчина повинуется ее просьбе, избавляя женщину от такой лишней сейчас одежды, и его взгляду открывается ее шикарная фигура; вследствие чего сердце итальянца начинает биться чаще. Он стягивает с себя галстук, бросая его на пол, также медленно расстегивает пуговицы на одежде, запонки оказываются также где-то в ворохе его верхней одежды. Ди Стефано остается только лишь в брюках, а Хелен грациозно ложится на спину на довольно широкую кровать, явно размера кинг-сайз.
- Ты прекрасна, Афродита, - Бальтазар улыбнулся, еще какое-то время любуясь женщиной, после чего склонился над ней, ни в коем случае не вдавливая в кровать, но давая себя обнять и снова прикоснулся горячим поцелуям к белоснежной кожи шеи. Сегодняшняя ночь подарит им обоим много-много ощущений, о которых они, возможно, могли позабыть...

+2

34

Ее не привлекала перспектива не иметь сексуальных отношений до тех пор, пока она не выйдет замуж. Секс — это секс, а любовь — это любовь. Конечно, в идеале они должны сопутствовать друг другу. Но если ты кого-то любишь, это еще не причина обязательно выходить за него замуж. Это может послужить подоплекой для сексуального контакта; но для того, чтобы выходить замуж или иметь какие-то серьезные отношения, необходимо нечто большее, нежели просто обоюдное влечение. Кажется, каждый второй или третий брак в наши дни кончается разводом, а ей вовсе не хотелось принимать участие в этой не слишком веселой статистике. Ведь она не понимала, как можно дать клятву перед полным залом свидетелей и богом, а потом - разрушить все спустя год-два, или пять, десять. Не важно. Хотя, такая мысль присутствовала в ее голове. Эдриан, как всегда любил делать, разрушил и этот план, оставив ее и детей. Сущий мерзавец. Даже после смерти умудрился нагадить.
Хелен решила для себя, что следующий ее брак (если таковой вообще будет) произойдет раз и навсегда. До конца жизни. И они будут качаться в креслах-качалках, рассказывать смешные истории из прошлого, наблюдать за внуками, а, быть может, и за правнуками. Да уж...картинка как из хорошего фильма.
Ее мимолетный роман с Бальтазаром останется тут, в Токио. Хелена даже не пыталась представить их вместе после. Не будет этого. Но зато есть этот момент, мгновения, часы, дни, неделя. Сколько у них времени? Так почему бы не провести это время с пользой и наслаждением.
Мягко улыбнувшись губами она провела по торсу мужчины взглядом.
- Если я Афродита, то тогда кто ты? - она выдохнула это откидывая голову немного назад - что бы ему было удобней касаться ее шеи. Прикосновения губ ди Стефано будоражили ее, заставляя каждую частичку дела реагировать на прикосновения. Она стала, словно оголенный провод - чувствительна к любому движению, любому прикосновению, даже вздоху.
Рассеянный свет полумрака отсвечивал на их телах, разбиваясь слово о линзу, тысячами мелких осколков-лучей. Ее холодные ладони опустились на плечи Бальту, американка закрыла глаза, наслаждаясь мягкими поцелуями его губ. Она вслушивалась в себя, чувствовала как внутри тело наполняется сладким теплом. Истомой, сравнимой только с погружением в горячую воду целебного источника где-то в горах.
Хелена касалась его тела своими холодными, словно лед руками, которые не согрел бы даже самый горячий костер. Она упивалась наслаждением касаний к теплой, практически опаляющей, кожи мужчины. Ей нравилось то, как он на нее смотрит и с какой трепетностью касается ее тела. И она таяла, словно льдинка, спущенная по разгоряченной груди ниже, к животу, ускользая дальше.
- Ты горячий, - шепнула она на ухо ди Стефано, когда его поцелуи стали подниматься выше, по шее, он касался ее подбородка и добрался до аккуратного ушка.
Сердце билось быстро, но не настолько, что бы сказать - оно выпрыгивает из груди. Между ними определенно была страсть, но она была чем-то приглушена - так же как и свет в этой комнате. Они аккуратно изучали друг друга, прикасаясь к обнаженной коже, слыша как дышит другой и видя как блестят глаза. Наверное, прелесть неожиданный романов именно в этом. Когда все происходит слишком быстро - но тем самым не пугает. И вы познаете друг друга совершенно другим образом, нежели делали бы это в другом месте и в другое время. Возможно, Хелен понадобилось бы три, а то и четыре свидания, что бы впустить мужчину в свою постель. Ведь секс это не просто моторный акт, это в какой-то степени слияние двух душ. Не даром жрецы древних цивилизаций отождествляли его с чем-то магическим, сродни трансу или общением с потусторонним. Потому что когда ты на самом пике наслаждения - душа словно на несколько мгновений, а то и минут вылетает из тела. Ты не принадлежишь себе. И единственное, что хочется знать, видеть и чувствовать - это ни с чем не сравнимое наслаждение быть вне тела.

+2

35

Их обоих можно было назвать странными и приравнять ко всем тем многим, которые могут оказаться в постели после первого знакомства. Но только им обоим известно, что это далеко не так. У каждого были свои мотивы поступить именно таким образом и никак иначе. Да, вполне возможно, что все это слишком быстро и безрассудно, но не видя никаких отрицательных последствий для себя, мужчина и женщина были готовы отдаться друг другу именно сегодня. А может быть завтра и послезавтра тоже. Но первая ночь решает многое, хотя вполне может стать единственной. Но от этого она не будет менее запоминающейся. Сложно задумываться о чем-то конкретном и действительно важном, в особенности когда все твои мысли затмевает страсть и желание. Но сие не означает, что такой поступок неправильный. Не судите, да не судимы будете.
У Бальтазара не было повода не поступать так, как сейчас действовал он. Он не был женат, не давал той великой клятвы перед людьми и Богом, которую каждый человек, наверное, хочет дать раз и навсегда. А может быть и нет. Кто-то стремится к браку и единению душ и сердец, у кого-то перед глазами есть прекрасный пример родителей, как у самого ди Стефано, а кто-то попросту боится одиночества. Или вообще не знает, нужен ли ему брак, как таковой, этот несчастный штамп в паспорте, который вполне возможно, что повлечет за собой громадный груз новых проблем и ответственности. Или же просто в природе мужчины полигамия. Скорее всего, в случае Бальтазар это было именно так, но коллекционером женщин он не являлся. Просто уходил красиво, оставляя о себе воспоминания. А какие...тут каждая из женщин решает для себя сама.
В данный же момент до воспоминаний было очень и очень долго - впереди их ждала прекрасная ночь и, вполне вероятно, что даже утро, и замечательный отдых на двоих. На двоих, которым друг с другом весьма комфортно во всех смыслах этого слова. Но чтобы был максимальный комфорт, значит следует сделать так, чтобы эта ночь стала просто незабываемой. Поэтому Бальтазар никуда не спешил, не стремился узнать нечто большее о Хелен, которая раскрывала ему те подробности из своей жизни, которые решала сама. Как и он сам. И это было правильно, поскольку друг другу они ничем не обязаны, а то, что они встретились, значит так было решено где-то там в небесной канцелярии. И Бальтазар был благодарен. Возможно, что и белокурая особа тоже...
- Я не знаю, не мне судить о том, кто я. Наверное...всего лишь демон, - прикосновения женщины будоражили кровь, а от касания холодных пальцев вдоль позвоночника шли мурашки. Но это не было неприятно, такой своеобразный контраст горячей кожи мужчины и холодных пальцев. Ему хотелось, чтобы она касалась его везде, где только это возможно, но не торопилась, не спешила вновь окунуться в этот сладкий грех, разделить с ним обоюдную внезапную страсть. Прелюдия со стороны Бальтазара могла быть долгой, он отличался терпением и выдержкой даже в такие, казалось бы, моменты, когда ну вот просто уже невозможно. Сейчас хотелось иного, хотелось изучить ее максимально, чтобы понять, что же действительно нравится, а отчего она спокойна. Полоски ткани, именуемые нижним бельем уже слишком мешали, но грубо срывать их Бальтазар не собирался. Все будет так, как начиналось, с увеличением тема только тогда, когда это действительно нужно.
Моя безбашенность и любвеобильность не знают предела, мне часто это говорили. Однако я могу сохранять трезвый рассудок, и это самое главное.
- Да, но я не сожгу тебя, а попытаюсь согреть, - улыбнулся он, слыша мягкий шепот на ухо. Собственное возбуждение уже тоже давало о себе знать, однако изначально нужно было сделать все несколько иначе. Итальянец снова наклоняется, спуская бретельки бюстгальтера с плеч Хелен, после стягивая полностью сей предмет одежды, который мешал рассмотреть высокую грудь, до которой он также бесстыдно дотрагивается губами и ладонью.

+2

36

Секс. Похоть. Желание. Что общего между этими словами? Если вдуматься - ничего. Каждое из этих действий, представляло собой совершенно разные направления. Секс сам по себе - ничем не примечательное событие, напоминающее только животный инстинкт. Похоть - сомнительное состояние человека, который хочет все, всегда, везде и сразу. Желание...можно заменить на страсть - конечно, пожалуй, именно это самый сильный мотиватор. Именно ради этого чувства люди, такие как Хелен и Бальтазар идут на безумства.
Потому что сложно назвать их внезапный порыв чем-то другим. Потому что сложно будет говорить потом, что это была ошибка. Это не было и не станет ошибкой - это останется желанием, порывом, если хотите - страстью.
Холодными пальцами по разгоряченному телу вначале вниз по груди, а после - наверх, сжимая плечи Бальтазара с силой, но недостаточной, что бы сделать больно или оставить следы.
- Тебе подходит демон... - ее губы изогнулись в загадочной улыбке, а голубые глаза, столкнувшиеся с его - наполнены беспечностью и желанием.
Он был сильным, натренированным, подкачанным. Каждый мускул в этом молодом теле жаждал обладать - взять. Хелен чувствовала это, и заведомо была не против. Согласитесь, получилась бы странная ситуация - пригласи она в номер и передумай в самый последний момент. Ее пальцы пробежались по мускулистым плечам, опускаясь по рукам, а после утопая где-то на спине мужчины.
Шумное дыхание, которое так и вырывалось из легких - она томно застонала - когда Бальти касается ее груди вначале горячими губами, словно прожигая на ней следы, а после - руками. Она готова утопать в этих ощущениях. Пальцы ползут вверх по разгоряченной спине, тонут в густой шевелюре волос и она запрокидывает руки назад, сжимая найденную, сиюминутно, подушку или край одеяла - было не разобрать. Да и не было времени разбираться. Громкое дыхание, размеренное биение сердца, которое начало давать сбои - от ласковых, почти нежных касаний, кровь в жилах американки закипала словно они танцевали какое-то, только им ведомое танго. Музыка...вначале тихая, размеренная. А после - надрывная, мощная, во весь опал. Это было превосходно. Это было ни с чем не сравнимо.
Согреть ее было сложно - имея от природы холодные руки она часто получала от мужа замечания в этот адрес - но отец всегда говорил, что из его детей (ведь только Хелен и была ему родным ребенком) она вышла настоящей аристократкой. Дочерью американского магната и, выросшей в Америке французской графини - или кем там приходилась ее бабушка по третьему колену? Кажется, Ливия рассказывала, что еще во время правления Наполеона семья Бланшетт с той стороны была достаточно приближена ко двору. Верить ли рассказам бабуле, которая любила свою родину как ирландец виски - никто не знал. Но факт оставался фактом - Хелен всегда была хорошенькой, после - статной, а теперь - аристократичной? Можно ли было говорить о ней в таком ключе?
- Ох... - томно выдыхает она, возвращая свой взор к Бальтазару, который вновь навис над ней. Его лицо было так близко, она чувствовала свежее дыхание на своих губах, ощущала как на шее итальянца стучит вена...вот там...где две ключичные кости сходятся в районе горла - там проходит артерия, которая пульсирует жизнью. Которая перестанет существовать только вместе с тем моментом, когда душа покидает тело. Хелен потянулась одной рукой к его пухлым губам, указательным пальцем касаясь верхней, плавно спускаясь к нижней, она не смотрела в глаза Бальти, она наблюдала за своими движениями - за тем как палец плавно соскальзывает и двигается дальше, по все еще гладкому подбородку, по шее. Она опускалась именно к той ямочке и когда добралась задержала свой палец, чувствуя пульсацию. И ее дыхание выровнялось вместе с тем, как часто билось сердце Бальти - когда голубые глаза вновь вернулись к объекту вожделения - они горели уже совсем другим огнем. Всепоглощающим, диким, даже немного опасным.

+2

37

Она откровенно дразнила его, заводила, провоцировала на более откровенные действия. А ему будто бы специально не хотелось никуда спешить, чтобы проверить ее выдержку или подтолкнуть к каким-то действиям с ее стороны. Не то, чтобы ди Стефано был медлительным, нет, просто он не считал, в их с Хелен случае надобна спешка. Двери не распахнутся внезапно, и в дорогущий номер не ворвется ее муж или парень или его жена или подруга, не начнется ругань и выяснение отношений. Хоть Бальтазар и был до безумия эмоциональным, он терпеть ненавидел ругань. Его вывести на эмоции можно было легко, даже друзья звали его спящим вулканом, который вот-вот проснется и начнет извергаться, если что-то идет не так. И тогда вокруг не останется ничего живого, коли Бальтазар в ярости, можно запросто самостоятельно вырыть окоп и закопаться, не ожидая, пока на голову падет небесная кара. Сейчас, к счастью, эмоции у итальянца были самые что ни на есть положительные. И дело даже не в том, что мужчина и женщина смогли привлечь друг друга в сексуальном плане...
С Хелен было комфортно, интересно и своеобразно спокойно. Да, все это только на первый взгляд. Итальянец никогда не доверял никому только потому, что человек ему понравился изначально по каким-то там параметрам. Жизнь научила также не верить сразу женщинам. О нет, женщин он любил и очень любил, недаром за ним закрепилась слава ловеласа еще с колледжа. А уж что было, когда он выходил на "тропу войны" вместе со своими друзьями... Но это были дела минувших лет, но нельзя было сказать, что повзрослев, ди Стефано остепенился, нет, он остался таким же парнем, который привык добиваться тех представительниц прекрасного пола, которые ему понравились. Нет, не увиваться, а именно добиваться. Он терпеть не мог унижаться, льстить и прикидываться лучше, чем он есть на самом деле, а тех дамочек, который были охотницами за тугим бумажником, красиво оставлял сразу. Именно, что красиво. Такое он получил воспитание, и он был итальянцем, а у представителей этой национальности, как известно, чересчур горячая кровь.
- Мне нравится, да...можешь называть меня так, - улыбнулся мужчина, чувствуя, как тонкие пальчики женщины гладят его по спине, как она зарывается в его волосы, перебирая их и гладя по голове, отчего хотелось мурчать, поскольку такие прикосновение ему безумно нравились. Нет, конечно же он не скажет, каких только прозвищ он был удостоен от своих друзей, там вариаций было куча. И то, банкир думал, что его имя никак нельзя извратить. Но грандиозная человеческая фантазия способна и не такие подвиги. Однако же от того, как нежно Хелен сейчас касалась его, у Бальтазара медленно ехала крыша. Нежность не всегда преемлема, но каждому человеку нравится что-то свое, и ди Стефано не мог сказать, что вот сейчас он хочет ласки и нежности, а вот потом ему нужна будет бешеная страсть с резкими движениями, расцарапываниями спины и попытками сломать кровать. Он полагался на свои ощущения, а сейчас, наверное, Хелен угадала то, что ему хочется.
- Уфф, - выдохнул мужчина, слегка прикрыв глаза, когда женщина прикоснулась к его губам, банкир не выдержал, после облизнув губы, после ощущая касания на шее, Хелен будто бы очерчивала бьющуюся жилку, и остановилась на ямочке меж ключиц. Мужчина выдохнул вновь, аккуратно беря ее за запястье, поднеся руку к губам и нежно целуя в ладонь. После все-таки решил избавиться от давящих ему брюк, выпрямившись и расстегивая ремень. Через полминуты брюки отправились к тому вороху одежды, что остался на полу. Бальтазар остался в нижнем белье, снова наклонившись над Хелен, но теперь уже проявив инициативу в поцелуе сам. Мягко куснул ее за нижнюю губу, после проводя языком, словно извиняясь за причиненную легкую боль. Правая ладонь накрыла грудь женщины, поглаживая сначала легкими круговыми движениями, после прикасаясь подушечками пальцев к выступающему соску, чуть сжимая и отпуская. Он ощущал быстрое биение ее сердца, а собственное возбуждение уже накрывало его с головой, потому как он тихонько постанывал ей в губы.

+2

38

Ее пальцы гуляли по его животу и спускались ниже, к бедрам. Мужчина поднялся на ноги и стянул с себя брюки и ботинки, вновь возвращаясь к ней, дразня, заставляя тихо тлеть. Но любой ветер...любой порыв способен распалить тот пожар, который творится в груди.
Бальтазар не торопился. А ей надоели игры. Подаваясь немного в бок, Хейли оказалась на итальянце, золотистые локоны вихрем упали на ее плечи, колыхаясь от любого движения движения как лучи солнца играют в прозрачном ворохе тюли.
- Вот теперь мы на равных, - женщина улыбаясь поднялась к Бальту и заключила его губы в свой плен, оттягивая то нижнюю то верхнюю губу. Так приятно было чувствовать его теплое (даже горячее) тело. - Кстати, - Хелен потянулась к своим туфлям и сняла вначале правую, а потом левую, освобождая ноги от ужасно неудобной колодки.
Женщина стала целовать его вздымающуюся грудь, шею, лицо, она нежно покусывала его подбородок, вновь целуя губы, а потом начала спускаться ниже, не прекращая поцелуев. Ее руки касались его плеч, груди, живота. Хелен слышала как с губ ди Стефано срывались вздохи.
Она сама заварила всю эту кашу. Самой же теперь и расхлебывать. Какой же все таки она казалась себе слабой в этот момент. Ей казалось, что его сильные и мощные пальцы могут сломать ее в один момент - просто чуть сильнее сжав по-девичьи тонкие плечи. И будете смеяться, но она была бы не против умереть такой смертью. Это все лучше, чем где-то на улице от неудавшегося водителя авто, или в самолете на высоте нескольких тысяч километров. Ох уж эти самолеты. Но если бы не перелет, то была бы она знакома с тем, кто сейчас занял часть ее кровати?
Каждый второй поцелуй становился все более интимным. Языком она нежно играла с пухлыми губами ди Стефано, а потом аккуратно проникла дальше, продолжая незамысловатую игру, выводя ее таким образом на новый уровень.
Она упиралась ладонями немногим выше его плеч, ее руки были напряжены, и от этого напряжения можно было видеть как она задрожала, готовая пуститься во все тяжкие прямо в этот момент.
Усмехнувшись губами в его губы, теперь уже она поднялась и стянула с себя последнюю вещь гардероба, оставив ее у кровати - свои тонкие кружевные, почти прозрачные, танго - которые и так ничего не скрывали. Помогая Бальтазару освобождаться от остатков одежды она хитро улыбнулась, оценивая его подкачанное тело и тот момент, насколько он "рад " ее видеть.
И вот она вновь нависла над ним, чувствуя в себе его горячую плоть. Он вошел в нее почти рывком, резко, быстро, чувственно. Хелен не смогла сдержать вздоха. Внутри словно что-то оборвалось, мерные движения бедер - его и ее - тяжелое дыхание и стоны, заполняющие пространство комнаты. Она оторвала руки от мощной груди итальянца и выпрямилась, продолжая двигаться вверх-вниз. Голубые глаза были полу-прикрыты, длинные веер ресниц вздрагивал. Американка чувствовала как тело тонет в тягостной неге, чувствовала как руки мужчины гуляют по ее подтянутому, тройному телу.
Запрокидывая голову назад, она провела руками по собственно груди вверх, а после вниз, снова упираясь в грудь Бальтазара. Они двигались рывками, увеличивая скорость. Быстро, жадно, скоро. Нет, они оба знали, что в номер не ворвется никто лишний. Но, кажется, обоим надоело играть. 

+2

39

Самообладание медленно, но верно покидало Бальтазара. Он шумно выдыхал, иногда сглатывая комок, который то и дело подступал к горлу и понимал, что, наверное, эту игру надо уже заканчивать и приступать к более активным действиям. Он не спешил только потому, что не знал, как она отреагирует на те или иные действия, а вполне вероятно, что ждал и от нее тоже чего-то более смелого. Дождался, поскольку белокурая красотка грациозно выбралась из-под него, опрокидывая мужчину на спину и усаживаясь сверху. А что - такая поза тоже весьма чувственная, а вот если она совсем уже оседлает его... Нет-нет, не все сразу, зачем бежать впереди паровоза.
- Да, мне нравится, - несколько ухмыльнулся банкир, совсем слегка приподнимаясь, но до конца этого ему сделать не дали, вновь начиная целовать. Итальянец прикрыл глаза, мягко обнимая женщину одной рукой, ведя концами пальцев вдоль ее спины к ягодицам и бедрам. И теперь настала ее очередь дразнить его, только вот Бальтазар был уверен, что его-то как раз надолго не хватит, потому как Хелен достаточно чувственно и медленно терлась о его бедра и пах, заставляя Бальтазара выгибаться и постанывать уже чуть громче. И чем больше холодные пальчики касались его тела, тем сильнее бурлила горячая кровь в жилах итальянца. Ох, повезет же кому-то с такой страстной и иногда немного противоречивой натурой. Ди Стефано улыбался, также подхватывая от нее инициативу в поцелуях и томных вздохах, которые служили для них своеобразным аккомпанементом.
Я больше не могу терпеть, я сейчас просто ее уже опрокину и вынужден буду подмять под себя и отлюбить как следует. Хотя я сам виноват, дразнить ее я начал первым. А она - играть со мной...Нет, все-таки теперь мы квиты.
Но нет, мыслям банкира не суждено было осуществиться, поскольку Хелен уже и сама желала его. Красавица медленно привстала, избавляясь от трусиков, после чего сдергивая нижнее белье также и с Бальтазара, который явно был жутко счастлив избавиться от него. Но именно в этот момент тонкая струнка терпения мужчины со звоном лопнула, и он рванулся вперед, подхватывая женщину за бедра и насаживая на себя. То ли стон, то ли удовлетворенный рык сорвался с его губ, настолько внутри были горячо. Мужчина слегка привстал, начиная размеренно двигаться, опираясь на одну руку, второй же снова обнимая Хелен, прикасаясь губами к ее груди, мягко покусывая и дразня языком и губами. Но все-таки снова улегся на спину, позволяя его прекрасной внезапной любовнице самой контролировать темп движений и упираться в его грудь. Уж теперь-то его сердце стучало как ненормальное, и Бальтазару казалось, что этот стук разносится по всему номеру. Такая удивительная первая ночь отпуска...а что же будет дальше? Итальянец находился в предвкушении, но сейчас волна удовлетворения заполняла его до отказа. Тем становился то быстрее, то медленнее, и через несколько минут все-таки мужчина все-таки аккуратно опрокинул блондинку навзничь, вновь вторгаясь в ее тело, и теперь задавая ритм сам. Ему хотелось почувствовать то, как она обхватывает его ногами, выдыхает и постанывает, как царапает его спину и выгибается навстречу. Это было какое-то безумие, и игра превратилась в нечто большее, никто не собирался останавливаться, да уже было слишком поздно. А у Бальтазара почему-то возник образ прекрасной гейши...Может следует предложить Хелен завтра направиться в магазин и осуществить его идею? Но это будет завтра...

+2

40

Это было прекрасно - чувствовать на себе сильные мужские руки, которые нежно, но подчас с долей грубости шарились по твоему телу, изучая каждый миллиметр светлой кожи. Хелен нравилось как он касается ее - как пальцы перебирают светлые волосы и как губы касаются груди, ключицы, шеи. Он был прекрасен в своем желании обладать. Так сильно и так уверенно - словно этот мужчина был куда старше ее. Хотя она не была уверенна, что ему есть хотя бы тридцать.
Хэмминг изогнула спину, продолжая начатый темп, не увеличивая, а даже немного снижая - наслаждаясь каждым мимолетным движением, каждым вздохом и касанием чужих пальцев к ее коже. От каждого прикосновения американку то и дело уносило на вершины блаженства. Словно она совсем юная девочка, готовая насладиться даже обычными поглаживаниями.
Был ли то виной длительный перелет, усталость или вино - сейчас ответить сложно. Но им ничто не мешало наслаждаться объятьями друг друга. Хелен не заметила, как оказалась подмята под Бальтазара. Она успела только хрипло вскрикнуть от неожиданной перемены и от того, как итальянец вновь вошел в нее. Рывком, совсем не нежно. Но это и было приятно - это уносило ее на вершину блаженства.
Изгибаясь Хейли подалась вперед к ди Стефано, она обвила бедра мужчины своими ногами, прижимая собственное тело еще ближе к его. Шумно выдыхая при каждом толчке, она закусила губу и закрыла глаза, стараясь прислушаться к собственному телу, которое гудело изнутри страстью и желанием. Она, словно, не могла насытиться и немо просила еще.
У нее пересохли губы и она провела по ним языком, открыла глаза и уперлась взглядом во взгляд Бальти, который буквально впился в нее. Не такой "трезвый", затуманенный взор, в котором таилось еще много всего, что стоило увидеть или вытащить на свет (а стоило ли вытаскивать?).
Эта ночь...этот город и эта страна. Теперь они навсегда будут ассоциироваться с молодым итальянцем, которого Хелен повстречала в салоне самолета и который скрасил не только эти несколько часов перелета, но и остальные десять дней отдыха.
Конечно же, их роман закончится там же, где и начался в аэропорту. Или тут, или там, по ту сторону океана - не имеет значения. Ведь какая разница, раньше или позже. Это мимолетное знакомство, которое дает наслаждаться здесь и сейчас, не думая о будущем, не думая о том, а что же будет потом? Потом будет работа. Будут обычные, похожие друг на друга дни и воспоминания о прекрасном отпуске будут согревать еще долгое время. Слишком много "будут", как кажется.
Бальтазар подмял ее под себя, не забывая касаться стройного тела руками. Она жадно хватала губами воздух и выдыхала разгоряченный воздух из легких. Тонкие пальцы цепко хватались за смуглую спину ди Стефано. Она сжала пальцы и выгнулась, чувствуя как кружится голова, как ее сознание улетает куда-то далеко от этого номера отеля, от шикарной гостиницы, и от самого Токио. Ее тело содрогалось, она закрыла от удовольствия глаза, все еще чувствуя как он двигается, доходя до сладостного исступления.
Она слышала как он постанывает, как втягивает в себя воздух с шипением и как через некоторое время опускается на кровать рядом с ней. Хелен поворачивается боком к Бальтазару и закидывает свою ногу на ногу итальянца, подпирает голову рукой и вглядывается в лицо ди Стефано, на которое падает тень. 
- Ты красивый, - шепчет она, протягивая свободную руку к красивому и мужественному лицу. Пальцы ловко пробегают по подбородку, спускаются к плечу и ниже, продвигаясь по животу, поглаживая его и останавливаясь где-то посередине.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - Во что превращается снег, когда тает? - Он превращается в весну.