Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » -Что было бы, не уедь я три года назад?


-Что было бы, не уедь я три года назад?

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Alison Morrow,Juan-Carlos Ortis
Место:Дом Элисон
Время: 21 февраля 2015
Время суток: ночь.
Погодные условия: +5, ветрено
О флештайме:Элис  и Шустрый впервые встретились, спустя три года. Сколько вопросов, сколько всего не сказанного...

Отредактировано Alison Morrow (2015-02-20 00:17:37)

+2

2

Шустрый медленно подкатил к крыльцу двухэтажного белого дома небольших размеров. Он заглушил мотор чоппера и, оперевшись на одну ногу об асфальт, осмотрел здание. Довольно привлекательное и уютное местечко: клумбочки, металлические ворота, фонари и прочие украшения. Видимо она очень хорошо расположилась.
Ортис не торопился слезать с байка и направляться к крыльцу. Было неясно, что его держит на этом кожаном сиденьи мотоцикла. То ли некая робость, неизвестно откуда взятая, то ли усталость, ведь этот день довольно трудный, да и в прочем, как остальные, то ли он сомневался, что она сейчас дома. Но нет, из-за красивых беленьких штор на 2-ом этаже исходил свет. Значит она тут.
– Как долго же я тебя не видел, - тихо сказал Ортис, засовывая солнечные очки в нагрудный карман косухи, - ты пропала, ты исчезла неизвестно куда. На три гребаных года. И самое главное – никого не предупредила. Ни-ко-го. Ни меня, ни Джемму, ни Джекса, несмотря на то, что он твой брат, он же всегда тебя поддерживал.
Но вот, несколько дней назад Элисон появилась в Сакраменто. Джексон сказал Шустрому, что та вернулась домой, поэтому Ортис был обязан увидеть ее. И что же их связывало? На этот вопрос не было никакого четкого ответа. Хуан-Карлос и Элисон дружили. Очень хорошо дружили, а может даже больше. Мужчина уже забыл все, что между ними было. Однако, в голове все время вертелась одна и та же, уже немного надоевшая, выдуманная им, с момента ее исчезновения фраза: "Я должен ее увидеть".
Шустрый слез с байка и медленно направился к дому. У ворот он задумался: "А может не стоит? Чего я ожидаю? К тому же, уже ночь, вдруг я помешаю?". В мужчине иногда проявлялись такие черты робости и неуверенности, но все же, сейчас он их поборол. Хуан-Карлос тяжело выдохнул, потом сделал вдох холодного свежего воздуха и толкнул ворота. Металлическая "калитка" с небольшим скрипом отодвинулась, освобождая путь,
Ортис постучался в дверь. Он видел звонок, находящийся на стенке слева, но звонить в него по какой-то причине не стал. После первых трех легких ударов последовали еще три, потом и еще три. Шустрый раздраженно взялся за ручку двери и легко дернул ее. Как это было не странно, проход в дом открылся. Похоже девушка не закрыла дверь.
Мужчина медленно шагнул внутрь, держа руку рядом с кобурой. Мало ли что. Вдруг дверь открыта не случайно. Однако, когда он зашел в холл его сомнения и осторожности испарились, предчувствие говорило, что все в порядке. Шустрый сделал еще пару шагов и встал посередине холла, после осмотрелся. Внезапно послышались шаги, справа показалась чья-то тень, потом силуэт. Девушка вышла из гостинной.
Ортис резко повернул голову направо. Шаги немного испугали его, так как нарушили тишину, стоящую в доме. Мужчина посмотрел на Элисон. Все та же. Практически не изменилась.
– Ну… Привет, -старательно пытаясь расслабиться сказал Шустрый и выдавил из себя кое-какую улыбку. Однако, это у него не очень хорошо получилось.

Отредактировано Juan-Carlos Ortis (2015-02-20 01:12:54)

+2

3

Эл сидела в гостиной и смотрела фотоальбом. Одна из немногих вещей, которые у нее остались с тех пор, как она уехала. Предполагая, что больше не увидит никого, она забрала эту память с собой. Здесь были фотографии семьи, ребят из клуба, одногрупников. Все, что связывало ее с Винчестером.
Вчерашняя встреча с мамой и братом, перевернула внутри все с ног на голову. Все воспоминания хлынули, как снежная лавина.  Она все больше задумывалась, что наверно зря уехала, зря не давала о себе знать все три года. Сегодня весь клуб должен был приехать в Сакраменто, и Эл знала, что скоро ей придется встретиться с Шустрым.  Она не знала, что ему сказать. Не знала, как посмотреть ему в глаза. Хотя, наверно у того уже есть жена, и может дети. Все же, прошло столько времени.
Но она должна была его увидеть, хотя бы для того, что бы попросить прощения, что исчезла. Что ничего ему не объяснила. И Элис знала, это будет далеко не легкая встреча. Кто они теперь друг другу? Друзья? Знакомые? Совсем чужие люди? У каждого была своя жизнь уже. Они оба изменились. Все меняется.
Окунувшись в свои мысли, девушка не обратила внимания на звук мотора около ее дома, на скрипнувшую калитку, что в обычное время она бы услышала, сидя  в такой тишине.  Из мыслей ее вернуло к реальности, негромко хлопнувшая дверь и шаги по коридору. Глянув на часы, Элис удивилась. Гостей она не ждала, тем более так поздно. Шаги затихли в холе, и Эл, взяв свой пистолет, лежавший рядом, медленно пошла в сторону холла, готовая уже к тому, что придется чистить ковер, мало ли кто там. Хоть врагов у нее было еще не так много, но новая работа могла принести кучу проблем.
Выйдя в коридор, с поднятым пистолетом, девушка замерла в дверях, а руки бессильно опустились.
– Ну… Привет.
Наверно, со стороны было видно, как непроизвольно у нее затряслись руки, а если бы не косметика, то можно было бы увидеть, как ее лицо побелело, будто она увидела призрака.
Прошло три года, а Шустрый совсем не изменился. Но она была не готова увидеть его вот так, ночью, у себя в доме. Черт, она совершенно была не готова к такому.
Положив пистолет на столик около входа в гостиную, где лежали документы и ключи, она вздохнула и попыталась улыбнуться. Однако это у нее получилось плохо, впрочем, как и Ортиса.
-Привет, - едва смогла выдавить из себя Эл  и замолчала. В доме, где и так царила тишина, теперь повисло неловкое молчание, которое просто с ужасной силой давило, Эл казалось, что еще немного, и она потеряет сознание.
Так они стояли несколько минут. Стояли и смотрели друг на друга. Два человека, которых некогда связывали отношения, сейчас не знали ничего друг о друге.
-Чай, кофе, что покрепче? - Эл хотела подойти, обнять Ортиса, сказать, как она скучала, но сил и уверенности в себе, которая куда-то испарилась, хватило лишь на банальную фразу.
Они прошли в гостиную, и первым делом Эл взяла сигареты с бара. Закурив, она еще раз посмотрела на Джуса. Куча эмоций и воспоминаний, связанных с ним, накрыли ее еще одной снежной лавиной.
-Я рада тебя видеть, хорошо, что приехал. 

+1

4

Джус посмотрел девушке прямо в глаза, те же красивые, завораживающие глаза. с длинными ресницами и зрачками прекрасного цвета. Он также заметил, как она тихонько убирает пистолет на стол. Значит Элис не знала, что Шустрый придет. Хотя, откуда ей знать-то.
– Она сильно изменилась. Пистолет… откуда? Откуда привычка браться за оружие, когда к тебе неизвестно кого принесло. Кто ее научил? Нет, ну ясно, что она научилась этому сама. Но ведь ее должно было что-то побудить на такие действия, -подумал Шустрый, сделав глубокий вдох и тут же тяжело выдохнув.
Хуан-Карлос молчал. Молчал не потому что нечего было сказать. Нет же, очень много слов и вопросов распирали его. Вопросов, на которые его душа требовала ответ, четкий и немедленно. Молчал мужчина потому что не мог решиться спросить. Слишком неловкой казалась ему ситуация. Он просто подъехал, зашел, увидел... Не предупредил ее заранее, не назначил встречу, не пригласил куда-нибудь. И подумать-то, что сказать Элисон после такого большого промежутка времени, Джус не успел.
Чем больше Шустрый думал над вопросом, тем больше его что-то раздражало. Он все больше и больше осознавал всю гадкость ее поступка. Все больше злился на нее. Он понимал, что эта злость может свести его с ума, заставить нагрубить ей.
– Чай?! Кофе? Нет уж, благодарю. Мне сейчас нужно другое. Ответь. Почему ты ушла, уехала, пропала, называй это как хочешь, и даже слова никому не сказала о том, куда направляешься, зачем, почему?! - Шустрый покраснел от некой смущенности и злости. Было такое чувство, что появление мужчины через три года разлуки для нее были пустяком. Будто ей плевать, будто для нее и дня не прошло.
Джус помял руки снова выдохнул, сделал пару шагов к девушке и уставился на нее ожидая ответа.

+1

5

– Чай?! Кофе? Нет уж, благодарю. Мне сейчас нужно другое. Ответь. Почему ты ушла, уехала, пропала, называй это как хочешь, и даже слова никому не сказала о том, куда направляешься, зачем, почему?!
Да. Его можно было понять. Черт, их всех можно было понять, Джемму, Джекса, Джуса... Ей еще долго придется получать прощение от каждого из них, от каждого - кто бы в клубе. Три года назад Элис переступила черту, ушла, переступив через верность, любовь, семью, все обещания. Нет, ей это не далось легко, и нельзя было сказать, что той ночью, когда она собрала сумку и уехала из города в аэропорт, ей было легко. Черт, да она к стойки регистрации не могла решить подойти, и зарегистрировалась на рейс почти в самый последний момент. Но, на тот момент, Эл и правда думала, что так будет лучше для всех. НО, наверно стоило хотя бы оставить пару записок, хотя бы позвонить, хотя бы Шустрому. Он вообще не был виноват в том, что Элис окончательно утратила уверенность в семье, в клубе... и даже в себе.

Девушка затушила сигарету и, проведя устало рукой по лицу, остановила ладонь ребром над верхней губой и посмотрела на Ортиса.
Сможет ли он простить меня? Хотя бы когда-нибудь... Смогу я получить прощение?
Для Элис не было легкого пути. Не было его три года назад, нет и сейчас. Но разговор с матерью вчера слишком многое перевернул в голове девушки, и сейчас, она как никогда понимала, что сама же перечеркнула пол своей жизни, будто ее и не было. И хоть не она вернулась в Винчестер, а все, что ей было дорого, и все, что она любила, переехало в Сакраменто, она хотела все вернуть. Хотела получить прощение.
Девушка покачала головой и потянулась к щеке Ортиса. На ее лице можно было прочитать усталость, грусть, боль, вину... Эл хотела дотронуться до человека, которого любила три года назад, но никогда не говорила ему об этом, впрочем, как и он, однако в паре сантиметров и убрала руку.
-Ортис,я...- Эл вздохнула и опустила глаза, - это все слишком сложно, что бы найти во всем том дерьме, что произошел четкий ответ на вопрос "почему", - она нервно теребила край майки, не решаясь поднять глаза на Шустрого.
-Я могу лишь сказать, что заблудилась сама в себе. Я доверяла немногим, других же боялась, и бегство, - да, Элис наконец-то даже сама себе призналась, что она просто убежала. Не уехала, не исчезла, а просто сбежала. Она помолчала еще немного и вздохнула, в горле стал образовываться ком, и если бы не такой же волевой характер, как у мамы, Элисон уже давно бы рыдала на плече Шустрого. Может, это было бы и лучше, но она так не могла.
-Бегство казалось мне выходом. Я не знала, поможет мне это или нет, не знала, храбростью это было или трусостью, не знала, и поэтому ушла,- она замолчала и посмотрела Джусу в глаза. Нервно проведя языком по высохшим губам, она опять опустила взгляд вниз. Эл не могла смотреть в глаза Шустрому, понимая, насколько сильно задела его того, как сильно обидела. Она понимала, как он зол на нее.
-Прости меня. Прости...но я правда не могу тебе всего объяснить.

0

6

Ответ девушки был невнятным, он лишь раздражал мужчину. Шустрый еле сдерживал свой пыл. Лишь небольшой кусочек счастья под названием "радость ее возвращения", не давал ему сорваться.
Вопросов стало только больше. Они переполняли его разум и так стремились вылиться. Ортис продолжал смотреть девушке прямо в глаза, он видел в них некоторую печаль, сожаление, чувство вины.
Дыхание затруднялось, на лбу появлялись маленькие капельки пота. Шустрый мялся на месте, его посещали новые мысли: он вспоминал разлуку. Обычный день, ничего особенного. Но вот только Элисон целые сутки не видно. Искали дома, в клабхаусе, звонили в больницы, полицейские участки, друзьям. Даже устраивали поисковые рейды в городе. Мало ли девушка связалась с плохой компанией и сидит сейчас где-нибудь в переулке среди наркоманов, пьяниц, их шприцов и бутылок. Хотя такого быть не могло. Однако, вскоре все поняли, что она просто уехала. Неизвестно куда, неизвестно зачем. Месяц Шустрый и Джекс искали ее, но получили лишь расплывчатые факты: она может быть там, она хотела туда, последнее время что-то было с ней неладно и так далее...

– Это все слишком сложно? Заблудилась сама в себе? Бегство казалось тебе выходом?! - терпения Джуса не хватило, мужчина сильно повысил тон, он не держал себя, - Скажи-ка мне, Элис, почему ты не обратилась ко мне? К Джексу? К матери?! Если тебя что-то не устраивало в жизни, отношениях, ты бы могла просто сказать! Эл, ты знаешь, что мы бы помогли тебе с твоими проблемами, ради тебя могли бы перестать делать то, что тебе не нравилось. Скажи почему ты ушла даже не предупредив?!
Джус не был никогда таким злым. Что его сподвигло на такое? Возможно прежняя любовь была катализатором этой ссоры. Хотя прежней ее называть ошибочно.
Шустрый, за эти три года ставший строже, сильнее, жестче. Вероятно эта жестокость и побудила его на эти действия:
Мужчина, кипевший от своей ярости, взял девушку за плечи и грубо прижал к стене. Ее лицо было испуганным, но он не замечал этого. Хотелось получить только один ответ. Ответ без всяких уклонений, отмазок. Ведь Шустрый знал, что девушка просто не хотела говорить его. Возможно она что-то скрывала. Ортис боялся, что скрывала она то, что просто его сильно ранит. Скрывала свою нелюбовь. Или это просто паранойя, созданная на нервной почве? Шустрый хотел знать, что проблема была не в нем, что они все еще больше, чем дружат.
– Да я же тебя любил! А ты взяла и улизнула! Что мне было делать? Что мне надо было думать? Естественно я подумал, что ты сбегаешь от клуба! Сбегаешь от меня... - Шустрый вжимал девушку в стенку, практически в лицо крича эти слова. Лишь после небольшой паузы он начал осознавать, что поступил неправильно, Ортис немного ослабил давление, но руки и свой взгляд на ее глаза не убрал.

+1

7

Новая волна вопросов обрушилась на Элис. Ей стало трудно дышать, казалось, что кто-то стал сжимать ей диафрагму и сердце. Было больно. Нет, не физически, морально. Она знала, что обидела Джуса, но до этого момента не представляла, насколько ее поступок, ее теперешнее слова, могли ранить парня. Сейчас, она понимала, что своими действиями, просто воткнула ему нож в спину. Он первый раз кричал на нее. Первый раз, за все время, что они были знакомы.
Элис ненашутку испугалась, когда Шустрый прижал е к стене, и продолжал кричать вопросы, обвинения... все то, что терзало его душу все это время.
– Да я же тебя любил! А ты взяла и улизнула! Что мне было делать? Что мне надо было думать? Естественно я подумал, что ты сбегаешь от клуба! Сбегаешь от меня...
Элис закрыла глаза, по щеке медленно скатилась слеза. Не хотела она такого для него, не хотела делать так больно. Когда она уезжала, Эл надеялась, что спустя время, может год, он забудет о ней, о том, что было между ними, ведь никогда не звучали слова о любви ни от одного из них. Но она любила его, тогда, три года назад, и любила все этого время. Любила сейчас. А сейчас, человек, который был для нее одним из самых дорогих стоял перед ней, весь в непонимании, обиде, злости.
Как я могла так поступить с ним? Боже... Мне нет прощенья за это..ни от него, ни от семьи...
Элис не сразу ответила парню, в ее голове сейчас был бардак. Но она знала только одно, что не хочет больше причинить кому-то боль, что не может снова потерять Шустрого, не может снова причинить ему те страдания, через которые он прошел.
-Ты бы не помог. И клуб тоже, - едва слышно начала девушка, то, что она собиралась сказать, могло сподвигнуть Шустрого и пулю ей пустить, любовь любовью, а клуб...
-Я винила клуб в смерти отца, - она продолжила также, едва слышно, - нет, я не винила кого-то в отдельности, а весь клуб, что не защитили его, что не смогли уберечь. Я не могла видеть ваши жилеты, - ее голос стал более громки, но в нем прекрасно слышались слезы, нотки обиды и горечи, - если бы я не уехала, все бы закончилось наверно еще хуже, я бы просто медленно сошла с ума - она глубоко вздохнула, не обращая внимания на слезы, уже  быстрее скатывавшиеся по ее лицу.
-Прости меня, что я так с тобой поступила, прости, что воткнула тебе нож. Для меня не было человека важнее тебя, я бы жизнь отдала, если бы это потребовалось, но я не могла тебе сказать ничего. Ты и клуб - это одно целое, так же как и мой брат. Прости меня, Шустрый, ради Бога. Я знаю, как тебе больно, я знаю, что предала тебя.
Она замолчала и посмотрела в глаза Джусу. Больше всего ей хотелось залечить те раны, что она ему нанесла своими руками. Она сберегла то, что жило в ней к парню. За эти годы, не смотря на то, что весь мир окрасился в красный цвет крови, проливаемой Элис, что для нее в мире не было ничего светлого, кроме памяти о семье, о добрых моментах, и любовь к Ортису. Любовь к нему не дало Эл окончательно возненавидеть весь этот гребанный мир, всю свою жизнь.
-Я люблю тебя, Шустрый, любила тогда, люблю и сейчас, - едва слышно произнесла девушка и, посмотрев еще пару секунд, опустила глаза. Что толку от ее любви, если он отчасти ее ненавидит.

0

8

-Я винила клуб в смерти отца. Нет, я не винила кого-то в отдельности, а весь клуб, что не защитили его, что не смогли уберечь. Я не могла видеть ваши жилеты...
Шустрый злился, но старался особо не кричать. А то мог бы сделать все хуже, он опустил голову и протяжно проговорил:
винила клуб в смерти отца... - Джус медленно отпустил девушку, отошел на пару шагов назад, покрутился на месте и снова посмотрел на Элис, - Раз ты не могла видеть наши жилеты, то зачем вернулась то? Могла бы и не возвращаться тогда, раз мы ТАК СИЛЬНО напакостили.
Шустрый выпускал из носа горячий пар. Он медленно успокаивался, но все-таки боль в его груди не могла успокоится. Мужчина немного походил по холлу, потом подошел к столику, взял пистолет. Проверив магазин, убедившись, что он полон боевых патрон, повертев в руках его, мужчина положил пушку обратно.
Он не знал, простит ли он Элис, да и вообще может ли ее простить. То что она решила "отдохнуть" от клуба было более менее понятно, однако, она не просто ушла. Она пропала! Исчезла, провалилась сквозь землю, не оставила ни одного намека о ее нынешнем положении. Не оставила ни одного гребаного кусочка бумажки, на котором было бы написана, что ей очень плохо и она уезжает туда-то на такое-то время. Ведь если бы она подумала о последствиях, о том, что будет с Шустрым и остальными, и оставила бы записочку, все могло быть сейчас иначе.
Молчание затянулось. Уже третью минуту он просто ходил по гостинной, и из хола в нее, осматриваясь. Пауза была такой, потому что говорить нечего. Даже не хотелось.
– Зачем я вообще сюда приехал, зачем я решил проведать ее. Пересеклись бы как-нибудь. Уладили бы все, но нет же, я поперся к ней... Хотя я понимаю почему…- Хуан-Карлос остановился перед Элисон, почесал руку и тяжело вздохнул.
Шустрый замыкался. Ему становилось хуже, он не мог больше находиться здесь, рядом с Эл. Мужчина начал медленно качать головой и так же медленно отходить назад, к двери.
– Я думаю, мне не стоило заходить…
Шустрый повернулся, подошел к двери, дернул за ручку и без лишних слов спокойно вышел. Дверь тихонько хлопнула, Джус вдохнул свежего, прохладного воздуха, который сразу же наполнил его легкие и немного остудил его пыл.
Короткими тяжелыми шагами мужчина прошел через небольшой саду дома, поглядывая на закрытые бутоны цветов. Он легко толкнул ворота, те поддались, скрипнув отворились. Вскоре он уже оказался у мотоцикла. Шустрый сел на байк, начал надевать шлем.
– Сегодня был ужасный день, - подытожил он себе.

+1

9

- Раз ты не могла видеть наши жилеты, то зачем вернулась то? Могла бы и не возвращаться тогда, раз мы ТАК СИЛЬНО напакостили.
Элис хотела сказать, что не возвращалась, что это клуб приехал в Сакраменто. Но решив, что это будет последней каплей терпения Шустрого, промолчала. Лишь виновато опустила глаза. Она смотрела на молчавшего и ходящего из стороны в сторону Джуса, и не могла ничего сказать. Хотелось сползти по стенке, закрыть лицо руками и провалиться, потерять сознание, расплакаться, разбить что-то...Хотелось сделать что-то, что бы помогло вытащить все эмоции наружу. Перестать все держать все в себе. За эти три года, она слишком хорошо научилась прятать все свои чувства. Но сейчас нужно было сделать по-другому. Нужно было показать Ортису, как он нужен ей, как она любит его, как не хочет потерять его снова. Но это было слишком тяжело, слишком сложно. Эл не могла заставить себя даже сдвинуться с места.
– Я думаю, мне не стоило заходить…
Вот и все. Остатки мира внутри Элис рухнули в мгновение ока. Похоронив под собой последние остатки воли и самообладания. Наверное, это было хорошо, но чувство было такое, будто тысячи иголок вонзились в ее сердце и душу, и пытались разорвать ее на маленькие кусочки, не оставляя от нее ничего.
Он не может уехать. Нет. Господи, что я сделала? Так не должно быть. Не так. Я не могу так, Боже...Шустрый...
Она слышала как хлопнула дверь, как скрипнула калитка. У Элис ушли последние силы на то, что бы сделать то, что было ей не свойственно. Она быстро встала, и в чем была, в легких штанах и футболке, в тапочках, вылетела на улицу. На ее счастье, Шустрый еще не уехал, и даже не завел байк.
-Стой!-едва слышно крикнула девушка, голос пропал, ей хотелось кричать, но сил больше не было, была лишь одна мысль, что она не хочет остаться одна, не хочет увидеть, как он уезжает.
Она подбежала к парню, зимний воздух пробирал до дрожи, девушку стало знобить, скорее больше от переживания, но она не обращала на это внимание. Сейчас была только она и Джус, который хотел уехать, скорее всего просто не понимая, что ему делать теперь.
Девушка около минуты смотрела на парня, не решаясь что-то сказать, но потом подошла к нему в плотную и обняв, прижалась. Прижалась к нему крепко, с любовью, словно ищя защиту. Так, как она обнимала его раньше, в Винчестере.
-Не уезжай, прошу тебя, - она сделала паузу, и посмотрела в глаза Ортиса. Проведя кончиками пальцами по его щеке, она растегнула шлем.
-Ты нужен мне, черт возьми, нужен! Я не могу больше так. Я хочу все исправить, я хочу что бы ты простил меня, я хочу снова быть рядом с тобой, я хочу быть тебе нужной. Шустрый, я знаю, пределу нет моей вины, но... - она снова замолчала и вздохнула, каждое слово давалось ей с неимоверной тяжестью. Наверно, она соврала бы сама себе, если бы не призналась в том, что сейчас был один из немногих моментов, когда Элис говорила то, что было на сердце, то, о чем она думала почти каждый день, то, от чего она просыпалась по ночам, мучаясь кошмарами почти каждую ночь.
-Не уезжай, прошу тебя, останься, - тихо прошептала Эл, наклонившись к Джусу, - не оставляй меня, я люблю тебя...всегда любила.

0

10

-Не уезжай, прошу тебя.
-Ты нужен мне, черт возьми, нужен! Я не могу больше так. Я хочу все исправить, я хочу что бы ты простил меня, я хочу снова быть рядом с тобой, я хочу быть тебе нужной. Шустрый, я знаю, пределу нет моей вины, но...
-Не уезжай, прошу тебя, останься. Не оставляй меня, я люблю тебя...всегда любила.

Шустрый не заводил мотоцикл специально. Если бы он сделал это, то сейчас его байк мог колесить по городу, а сам Джус понимать, что совершил большую ошибку. Он любил Элис. Но странною любовью, не победил ее его рассудок. Ни слава купленная кровью, ни полый гордого доверия покой. После разлуки он не мог сдержать печали, потом привык, что ее нету.
Однако, эта любовь была "законсервирована". Засунута в жестяную банку под названием "время", а сейчас открыта специальным для этого приспособлением с названием "встреча".
Шустрый не заводил байк по одной причине. Он хотел дать Элисон еще один шанс, решение которого надо принять как можно скорее. Ортис понимал, что она его любила, причем любовь была взаимной. Джус давал его ей, чтобы понять, насколько он ей нужен. Не пусты ли все-таки ее слова, хоть это было и не так.
Элисон оправдала себя. Теперь мужчина был полностью уверен - ей будет плохо без него. Он перенес левую ногу на правую сторону байка, дабы сидеть было удобнее. Ортис обнял девушку.
– Я… Я никогда не уйду, Эл. Ты мне нужна. Тебя сложно понять, сложно простить, я ведь все еще плохо понимаю, почему ты уехала. А вообще мне даже и не надо понимать… Я прощаю тебя, прощаю, но только… пообещай. Пообещай, что ты никогда больше не будешь так пропадать. Клуб - не только моя семья, семья твоего брата. Но и твоя. Ты всегда можешь к нам обратиться. Если тебе сложно сделать это, то у тебя есть я. Я все пойму, всем помогу, а если что-то надо держать в секрете, я буду тихим как могила. Я… тоже тебя люблю, -прошептал Шустрый на ухо девушке, одновременно вешая левой рукой шлем на руль.
Ортис взял Элисон за руку, чуть выше плеча, обнял ее, и мягко поцеловал в щеку.

Отредактировано Juan-Carlos Ortis (2015-02-22 01:28:18)

+1

11

– Я… Я никогда не уйду, Эл. Ты мне нужна. Тебя сложно понять, сложно простить, я ведь все еще плохо понимаю, почему ты уехала. А вообще мне даже и не надо понимать… Я прощаю тебя, прощаю, но только… пообещай. Пообещай, что ты никогда больше не будешь так пропадать. Клуб - не только моя семья, семья твоего брата. Но и твоя. Ты всегда можешь к нам обратиться. Если тебе сложно сделать это, то у тебя есть я. Я все пойму, всем помогу, а если что-то надо держать в секрете, я буду тихим как могила. Я… тоже тебя люблю.
Элис призналась к Шустрому, больше не в силах что-то сказать. Она просто окунулась в его объятия, как в единственный спасательный круг, среди океана лжи и проблем. Запах его парфюма, кожаного жилета, смешивающийся с холодным зимним воздухом возвращал ее в прошлое, туда, где все было относительно хорошо, туда, где она еще не совершила одну из самых больших ошибок. Его запах был таким родным, до этого момента, Элис и не представляла, как сильно ей не хватало всего этого, этого запаха, сильных рук Джуса, его глаз, его голоса. Всего его.
Но как бы все хорошо сейчас не было, она должна была ему рассказать, чем занималась, и чем занимается сейчас. Больше не должно быть секретов, ни от кого. Ей нужно было кому-то все рассказать, а кроме Шустрого, было некому.
-Пойдем в дом, мне нужно тебе многое рассказать...и то, что ты услышишь, вряд ли доставит тебе радости...-негромко произнесла девушка, и отстранившись от парня, поежилась от холода.
Она медленно прошла по дорожке к дому, обдумывая, с чего начать рассказывать свою историю, и поняла, что нормального начала тут нет. С какой стороны не начни, все это вряд ли понравится Джусу. Узнать, что твоя девушка работала на ИРА, что теперь она телохранитель.
Господи, он убьет меня.
Девушка зашла в дом, и дождавшись, пока зайдет парень, закрыла дверь, в этот раз уже на ключ.
-Проходи пока в гостиную, я сейчас, - Эл улыбнулась и пошла на кухню. Вскоре она вернулась с двумя кружками кофе, которые поставила на столик. Взяв сигареты, она села в кресло и закурила. Прошло наверно минут пять, прежде, чем Элис произнесла хоть что-то.
-Я была в Ирландии, - Эл запнулась, понимая, что сейчас ей придется сказать, что Юрий был  в курсе, и если он ее не сдал Клею, у того будут большие проблемы, но с другой стороны весов ее совести был Джус, который имел право знать все.
-Я была в Ирландии, и работала на ИРА. Через Юрия. Я попросила у него помощи и работу, - Эл сделала паузу и посмотрела на парня. Затянувшись, она продолжила, - все эти три года я по команде ИРА убивала людей. Мир вокруг меня окрасился в один единственный цвет - красный. Не было ничего, кроме смертей, и моих мыслей и очных кошмаров, - Элис замолчала, переводя дух. Весь рассказ давался с большим трудом. Эл никогда не думала, что придется вот так все рассказывать, и была не готова к этому.
-Но потом, один знакомый предложил уехать в Сакраменто и предложил другую работу, с одной стороны более спокойную, но с другой - не сильно безопасную.
Элис замолчала и посмотрела на Ортиса. Только Богу известно, как он сейчас отреагирует на ее деятельность.
-Я работаю телохранителем дочки одного мафиози, - едва слышно произнесла Элис и закрыла глаза. Все. Она все ему рассказала, и боялась, что теперь он точно уйдет.

+1

12

-Пойдем в дом, мне нужно тебе многое рассказать...и то, что ты услышишь, вряд ли доставит тебе радости...
Шустрый слез с байка. Поправил жилет, двинулся за девушкой. Он опять проходил этот сад, опять проходил внутрь, опять оказался в этом доме. После того как они зашли, Джус услышал два щелчка. Мужчина понял, что девушка закрывает дверь, дабы Ортис снова сгоряча не ушел. А он и не собирался уходить, не собирался злиться. Конечно, фраза "и то, что ты услышишь, вряд ли доставит тебе радости", немного насторожила. Хотя она также показала этой фразой, что теперь секретов между ними не будет.
Шустрый сел на диван, после взял одну из принесенных кружек кофе и сделал пару глотков. Девушка курила и не говорила ничего.
- Может она думает, что сказать и как это сказать? - обнадежил себя Джус, наполовину опустошив кружку
Но Элисон наконец-то заговорила. Шустрый начала внимательно ее слушать, нигде не перебивая.
-Я была в Ирландии, и работала на ИРА. Через Юрия. Я попросила у него помощи и работу. Все эти три года я по команде ИРА убивала людей. Мир вокруг меня окрасился в один единственный цвет - красный. Не было ничего, кроме смертей, и моих мыслей и очных кошмаров.
-Но потом, один знакомый предложил уехать в Сакраменто и предложил другую работу, с одной стороны более спокойную, но с другой - не сильно безопасную.
-Я работаю телохранителем дочки одного мафиози.

Как понял Хуан-Карлос, девушка закончила. Она начала говорить тише, может хотела скрыть некоторые слова, дабы смягчить удар.
- ИРА? - подумал Шустрый, почесав лысину, - Странно, она уехала от клуба, дабы вступить в ИРА? Все эти три года она убивала людей?
Шустрый невольно улыбнулся, сел получше и посмотрел на стол, на котором все еще лежал глок.
– Так вот зачем тебе эта "игрушка", - Джус не хотел сейчас расспрашивать девушку, зачем она пошла к ИРА, зачем она работает на мафию, зачем она ушла вообще. Он не хотел нагружать ее, - Ладно, так… то есть ты теперь умеешь стрелять? (Мда… это же понятно). Ты хоть и росла в компании воинственных людей, но…. Ладно, на это плевать, вопрос в другом. Как же ты "вступила" в ИРА, связалась с Юрием?
Шустрый был более менее спокоен. Хорошо, что его злость сошла, ведь иначе сейчас могло быть что-нибудь неприятное. То, что девушка работала на ИРА было не очень хорошо, это опасная работа. Однако, ИРА была "друзьями" Сынов Анархии. Возможно, что именно работа Элисон на нее, сделала эти отношения хорошими.
– И что еще за дочь мафии?

Отредактировано Juan-Carlos Ortis (2015-02-23 01:17:47)

+1

13

– Так вот зачем тебе эта "игрушка"
Элис слегка улыбнулась и сделала глоток кофе, который был уже почти холодным, впрочем, Эл никогда и не любила пить его горячим.
-Да, именно для того, - негромко ответила девушка, и поставила кружку обратно на стол. Во всем теле была безумная усталость, и хотелось просто лечь, упасть на кровать, прижаться к Ортису и уснуть. За последнюю неделю, а в частности последние дни, на Эл упало слишком много, и как бы она не умела молча переносить все трудности и испытания, в которые ее кидала жизнь, она устала. Все встало с ног на голову, и с этим надо было что-то делать, снова учиться жить рядом с семьей, клубом, Ортисом...
Бедный Джус...Бедная Джемма, Джекс...ведь однажды, я могу просто не вернуться домой, могу исчезнуть...но уже на совсем...туда, от куда уже не вернусь. Я не готова к этому. Не готова причинить столько боли, если что-то со мной случиться.
Элис на некоторое время закрыла глаза, раздумывая о том, что ей теперь делать. Когда она согласилась на эту работу, она не подразумевала столько скорое возвращение в ее жизнь всех близких ей людей. Из ее мыслей, которые тисками стали сдавливать виски, высасывая остатки сил из нее, девушку вывел голос Джуса.
-Ты хоть и росла в компании воинственных людей, но…. Ладно, на это плевать, вопрос в другом. Как же ты "вступила" в ИРА, связалась с Юрием?
-Юрий всегда ко мне относился хорошо, ты знаешь, он был хорошим другом Джону, - Эл запнулась на секунду, поняв, что то, что она узнала от Джеммы, никто знать не должен, прикусив на секунду губу, она сделала глоток кофе, что бы эта пауза не была столь понятной, - был хорошим другом моему отцу, и не остался в стороне. Я не знала, чем буду заниматься, просто мне нужно было сменить место жизни, и заняться чем, что не требует больших раздумий, просто, - она вздохнула и покачала головой, - просто что бы забыть все.
Элис потянулась к сигаретам, но в последнюю минуту передумала и убрала руку от пачки, вместо этого она встала, и подошла к бару.
– И что еще за дочь мафии?
Эл не спешила с ответом. Вот с этим вопросом было намного сложнее. Она не хотела что-то скрывать от Шустрого, но не могла ему рассказать всего, ввиду особенности своей работы. Ей было просто нельзя говорить некоторые вещи. Впрочем, ей и о том, что девушка, которую она охраняет, дочь мафиози, тоже не стоило озвучивать.
Если кто-то узнает...Боже...
Элис провела ладонью по лицу и достала два стакана. Открыв початую бутылку виски, которую она распечатала принимая в гостях маму, которая впрочем, поджидала Эл вечером уже в доме, Элис наполнила стаканы на половину, и подойдя к Джусу, протянула ему один. Сама же она села рядом с его креслом на диван и сделала небольшой глоток.
Кажется, последнее время, я слишком часто пью...
Молчанье затянулось, она это понимала, она видела на лице Джуса непонимание, желание услышать ответ на его вопрос. Эта была одна из его черт характера - он не любил, когда не отвечают на его вопросы, и тем более лгут. Элис всегда казалось, что парень сможет простить все ей, кроме измены и лжи.
-Джус, я не могу всего сказать, - медленно начала девушка, не поднимая глаза от стакана, в котором рассматривала жидкость, медленно вращая его в руках, - не потому что не хочу. Я не могу. Мне нельзя, - она снова покачала головой, - пойми, это не так просто. Как бы это не было, как бы не выглядело, это все совсем не так просто. Каждое лишнее слово о моей работе, оно, - она снова сделала паузу и закусила губу на несколько секунд, - каждое лишнее слово приближает мой смертный приговор. Я не имею права говорить на кого работаю. Прости меня, ради Бога, прости...
Девушка поставила стакан на стол и соединила ладони вместе, как при молитве и прислонила к губам и подняла глаза на парня. Последнее время, она действительно стала верить в Бога. Не то, что бы она ходила каждое воскресенье в церковь, но мысленно обращалась к Всевышнему все чаще.
Он должен понять...он должен принять то, чем она занимается...он должен быть готов ко всему.
Она уже не та милая Элис, которая стреляла только с братом или членами клуба по мишеням, и самые большие преступления - это редкие драки с девушками, которым она разбивала вечно нос. Это все осталось там, в Винчестере. Вся относительно спокойная жизнь, которая могла бы быть у Элис с Шустрым. Теперь все было по другому. От Эл теперь ничего не зависело, кроме безопасности ее подопечной. Элисон больше не принадлежала себе, не принадлежала семье, Даже ее жизнь, больше не принадлежала ей. В ИРА было почти так же, с той лишь разницей, что чаще о своей смерти от руки Элис, люди узнавали непосредственно перед этой самой смертью. Ее никто не знал, никто не знал, кто выполняет поручения ИРА, кроме Юрия и верхушки самой ИРА. А здесь... она была всегда открыта. Была живой мишенью...
Элис молчала, она не знала, что сказать парню.
Я должна что-то придумать...если со мной что-то случиться....он не переживет это так легко, как хотелось бы...А что будет с Джеммой? Что будет с Джексом? Клеем? А клуб? Если я погибну из-за своей работы...Клубу будет все равно, что это работа...что это мой выбор...что это не действие против члена клуба...а действие против расходной единицы охраны...Они будут мстить, если что-то случиться. Я не могу допустить войны из-за своих ошибок...я должна найти выход.
-Ортис, - девушка посмотрела в глаза парню и прикоснулась ладонью к его щеке, - я... - она снова сделала паузу, уже которую за этот вечер, - я хочу знать, что ты поймешь меня и будешь рядом, а не против меня...я должна знать, что ты рядом, иначе я не смогу все сделать правильно, что бы не произошло ничего ужасного, - негромко закончила девушка и опустила глаза.

Отредактировано Alison Morrow (2015-02-23 11:18:04)

0

14

-Юрий всегда ко мне относился хорошо, ты знаешь, он был хорошим другом Джону, был хорошим другом моему отцу, и не остался в стороне. Я не знала, чем буду заниматься, просто мне нужно было сменить место жизни, и заняться чем, что не требует больших раздумий, просто… просто что бы забыть все.
Шустрый взял стакан с виски, подержал его в руках, но потом поставил на стол. Ему сейчас был интересен не алкоголь, а рассказ.
– Сменить место жизни? Хммм… возможно что-то более менее умного тут есть. Однако, Юрий тот еще пройдоха. Наверно как узнал, что девушка ушла из дома, сразу предложил ей поработать на ИРА, ведь у нее были хорошие зачатки к… к киллерству.
Когда Джус смотрел на Элисон он замечал в ней много эмоций. Однако, в основном это были: страх, чувство вины, грусть. Ему было понятно, откуда они взялись, но сейчас Шустрый спокойно ее слушал. Ему уже было неважно, что эти три года она делала и почему, сейчас главное - узнать, что же происходило. А печалиться… Возможно, что она очень виновата, но Ортис добрый, он простил.
Поняв, что вопрос с ИРА исчерпан, он решил узнать про дочь мафии.
-Джус, я не могу всего сказать, не потому что не хочу. Я не могу. Мне нельзя пойми, это не так просто. Как бы это не было, как бы не выглядело, это все совсем не так просто. Каждое лишнее слово о моей работе, оно… каждое лишнее слово приближает мой смертный приговор. Я не имею права говорить на кого работаю. Прости меня, ради Бога, прости.
Шустрый сел поудобнее, взял со стола виски. Прислонив стакан к губам, он понюхал содержимое. Непонятно зачем, но запах ему понравился. Ортис сделал глоток и оставил стакан в руке.
Мужчина видел, что девушка еще не закончила свое повествование. Она хотела что-то сказать, но то ли не могла сформулировать, то ли просто не решалась сказать это.
– И что де мне делать, - думал Шустрый, и допил виски. Поставив стакан на стол он посмотрел на Элисон, - Я понимаю, что она не может рассказать всего. Ну может же человек иметь секреты по работе. Они же не личные. Я лишь не могу представить дальнейшую жизнь, отношения. Какая между нами может быть любовь, если каждую секунду я буду думать о ее безопасности, о том, что какой-нибудь дрянной убийца решит завалить дочку мафиози и вместе с ней убьет Элисон. Хотя и у меня работа не лучше… Все примерно также. Нет, ну я же могу привык…
Раздумья Шустрого оборвала тихая речь девушки.
-Ортис…  я...  я хочу знать, что ты поймешь меня и будешь рядом, а не против меня...я должна знать, что ты рядом, иначе я не смогу все сделать правильно, что бы не произошло ничего ужасного.
Джус тяжело вздохнул и приобнял девушку. Естественно, он не будет против нее. Он вообще никогда не был против нее. Будет ли он рядом? Конечно, будет. И будет не потому, что они живут в одном городе, а потому, что Ортис не хочет ее упускать. Те три года были для него мукой. Первый месяц так вообще - бессонные ночи. Мужчина твердо решил. Он не отпустит ее больше. Только если она сама очень этого не захочет. А если и захочет, то он ,вероятно, с ней поедет.
– Я буду рядом. Я буду, - Шустрый медленно шептал ей в ухо, - Где бы ты ни была, я всегда поблизости. Я всегда готов помочь тебе, защитить тебя, любить тебя… но мне лишь нужно одно. Одно небольшое обещание. Ты тоже будешь рядом, а даже если тебе понадобится или приспичит куда-нибудь, ты сообщишь это мне. Пусть тебе нельзя будет говорить, куда ты направляешь, сообщи. Напиши СМСку, оставь записку, скажи... Просто предупреди меня об отъезде, уверь меня в том, что с тобой все будет в порядке! Но не забывай еще и про семью. Джекс и Джемма беспокоились не меньше меня. Твой брат готов был перестрелять каждого, кто не скажет ему хоть небольшую информацию о твоей пропаже... Ну это образно. А твоя мать! Она была в такой депрессии, что не убрав бы Клей от нее алкоголь и не найдя мы с Джексом хоть чуть-чуть о твоем исчезновении, было бы плохо. Пообещай…

Отредактировано Juan-Carlos Ortis (2015-02-23 13:27:25)

+1

15

Эл прижалась к парню, крепко обняв и закрыв глаза. Казалось, время сейчас остановилось, если не во всем мире, то по-крайней мере для нее точно. Сложно было сказать, какие именно эмоции преобладали в девушки сейчас. Но одно она знала точно, ОН рядом. Так же, как и раньше, заботливо обнимает ее, стараясь огородить от всего, что может причинить ей вред. Конечно, со стороны, смотря на него в клубных цветах, с пистолетом на очередных делах клуба, нельзя было сказать, что он довольно заботливый, внимательный и нежный, пусть и не всегда говорит это вслух. Да и Элис это было не нужно, она относилась к тем людям, которым были важны поступки, а не слова. А сейчас, Шустрый сделал один из самых больших поступков - он остался с ней, он простил ее и готов был быть рядом, понимания, что ее жизнь, так же как и его, почти всегда теперь на грани риска.
Элис молча слушала парня, закрыв глаза и чуть улыбаясь. Ей всегда нравилось, как он говорит самые важные для него вещи очень тихо, на ушко, чтобы никто, кроме них двоих этого не слышали.
Она видела, как он переживает, как боится за нее, боится ее потерять...Да и она сама всегда этого боялась. Боялась, что однажды ей сообщит кто-то из клуба, что Шустрого больше нет. Но, слава Богу, удача была всегда на стороне парня, и даже серьезные травмы обходили его стороной. Впрочем, как и Элис, ей конечно перепало немало за три года в Ирландии, но все раны и травмы, полученные ею, были не страшными. Болезненными, но не опасными.
-Я обещаю, - она нежно поцеловала Шустрого в шею и вдохнула аромат его парфюма, - я обещаю тебе быть осторожной, обещаю держать тебя в курсе всего и больше не исчезать. Я больше не причиню тебе боли.
Эл провела кончиками пальцев по шеи парня и чуть отстранившись, посмотрела ему в глаза. В его карие глаза, в которых готова была тонуть каждую минуту своей жизни. Но за три года его взгляд сильно изменился. Он стал жестче, пронзительней, более мужественней, но что огорчало девушку, так это то, что на нем лежал отпечаток боли, грусти.
Она медленно провела рукой по его лицу, и коснулась кончиками пальцев его нижней губы.
-Есть еще что-то, что ты хочешь узнать? - негромко спросила девушка. У нее вообще уже не было сил говорить даже своим обычным голосом. Но в доме было так тихо, что ее негромкий голос было прекрасно слышно. Она смотрела в его глаза, и хотелось, что бы утро не наступало. Утро, когда он поедет в клуб, а она поедет к Фредерику. И еще не факт, что вечером они увидяться, слишком часто Эл ночевала на вилле Клементе, в виду характера Джин. Мелкую пройдоху надо было контролировать и день и ночь, что достаточно выматывало и утомляло. Но кроме Эли, так всегда был Мэнни и Брунно, которые тоже не давали Джин свалить в тихую, и в такие дни Элис могла спокойно поехать домой.
Но последние дни, у Элисон было слишком не спокойно на душе. Внутренняя чуйка, как это чувство называл Мэнни, никогда не подводила девушку. Наверное, благодаря ей, она умудрялась выворачиваться из таких передряг, что сам дьявол бы наверно позавидовал ее изворотливости. Но сейчас было по другому. Она чувствовала, что что-то произойдет в ближайшее время, но не могла понять относительно семьи, клуба или Джинн были эти предчувствия. Все слишком сильно запуталось, и найти конец у этой веревки было слишком сложно. И Элис оставалось лишь ждать того, что произойдет. Она искренне надеялась, что в ближайшие пару дней не отдаст Богу душу. Это было бы крайне печально и глупо, умереть тогда, когда снова вся семья рядом, и когда ты пообещала беречь себя.
Эл тогда не знала, что спустя несколько дней, будет лежать на полу в Ирландском пабе, с пулей в боку и ждать, пока ее заберет Мэнни и надеяться, что она не сдохнет. Все же, она не была большим фанатом Ирландии, что бы умереть на полу паба, под флагом страны, где прожила три года. Но это совсем другая история.

-Наверно сегодня, я могу ответить тебе на все твои вопросы, наверно, их у тебя не мало, - Элис вздохнула, Шустрый имел право получить ответы на все вопросы, которые у него накопились за три года. А она? А она может и хотела бы что-то спросить, но для этого будет другой вечер, ну, или хотя бы другое место.

0

16

Шустрый и Элисон обнявшись сидели вместе на диване. Девушка положила голову на плечо Джуса, тот приобнял ее.
Вопросов больше не было. Хоть мужчина и не получил очень четкого ответа, то, что сказала ему девушка, вполне устраивало. Пока Элисон тихо лежала на плече Ортиса, тот много думал
– И что же? Теперь мы начнем все сначала? Это… это хорошо, нет я даже рад. Главное - привыкнуть к переменам. Она почти не изменилась внешне, но внутри, ее характер теперь немного другой. У нее есть новая работа, причем не такая уж и безопасная. Привыкну ли к ней я? К тому, что придется каждую секунду, каждую минуту задумываться о том, в порядке ли все. А как же остальные?
Девушка пошевелилась на плече Джуса, повертевшись чуть-чуть, она положила руки на мужчину и закрыла глаза. Видимо, после такой встречи. Она сильно устала, ведь нелегко рассказывать, что происходило.
Шустрый тоже сел немного поудобнее, все еще обнимая ее, посмотрел на часы: два часа ночи. Элисон засыпала, а у Ортиса сна ни в одном глазу. Вероятно это еще не прошедшие эмоции не давали ему спать. Ну и кофе тоже.
– Как же Джемма, Джекс… - продолжал думать Джус, пока девушка засыпала у него на плече, - Я то привыкну к ее работе, надеюсь. А вот одобрит ли её семья?! Джекс всегда заботился о своей сестре. Вдруг он не позволит ей зарабатывать на жизнь таким путем. А ведь Элисон еще придется рассказывать про эти три дурацких года им.
Шустрый уже хотел спать, но по закону подлости, мысли не давали ему такой роскоши. Джус, обдумавший все положение данной ситуации и будущего развития событий, которое еще неизвестно каким будет, поглотился в воспоминания. Тяжелые для него, несущие настолько неприятные кусочки, о которых просто тошно думать. Вот этими тошными были первые 2-3 месяца пропажи Элисон. Тогда не только жизнь, но и дела клуба шли наперекосяк. А как же в такой ситуации сосредоточиться? Более менее отошедшие от смерти Джона Морроу, члены "Сынов Анархии" не были готовы к новому удару - исчезновению дочери погибшего, а по совместительству и сестре нового вице-президента и дочери главной "мамаши" клуба.
Элисон пропала и все бросились ее искать. О делах забыли, сначала было боязно за нее. Ведь это мог быть не самовольный уход без предупреждения, а какая-нибудь кража. У Сынов было немало врагов, и на тот момент и сейчас не лучше. Что же первым делом должны были подумать люди? Естественно, то, что ее кто-то украл или еще хуже… убил. Вариантов тоже было много: Майянцы, Девятки, местные наркодиллеры, чьим наркотикам байкеры не давали пройти в город, нацисты и даже сильно рискующие жители города.
Узнать, что случилось с девушкой было очень трудно. Лишь то, что большинства ее вещей в доме нету, подтверждало, что, видимо, она сама решила уехать. Дальше шла тряска местных наркоманов и диллеров, нацистов, даже на майянцев надавили, все без толку. Те лишь утверждали, что девушка им нафиг не сдалась. Оказалось так и есть. За помощью к друзьям и знакомым Эл, обратились в последнюю очередь, те не могли ничего точного сказать, но все-таки складывался небольшой образ и мотив исчезновения. Именно добровольного исчезновения…
Шустрый сильно задумался на эту тему, хоть он и не старался делать этого. Понимал, что снова начнет винить себя, угнетать, в общем, лучше точно не будет. Но сейчас… сейчас все наоборот, он сидит в обнимку с Элисон, теперь можно вспомнить, как все было.

Девушка спала на плече у Ортиса, а тот тяжело хлопая уставшими глазами вспоминал все, что было примерно год и полтора месяца тому назад. Вспоминать было нелегко, но чтобы увеличить радость встречи именно воспоминания былого могло помочь.
– Я помню тот день... Это было после Рождества уже. Наверно 2 или три недели спустя. Я все помню…

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » -Что было бы, не уедь я три года назад?