Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » what a fuck!


what a fuck!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://media.tumblr.com/df93a1241cbd45886b990623adeef5b9/tumblr_inline_mg4bbdM7Ct1raqsyv.gif

https://31.media.tumblr.com/00a98f7ad51b82e724882df2722486e9/tumblr_inline_myw2p0W3sY1svfzce.gif


what a fuck!

PHOEBE & MIRROR

FEBRUARY, 12 | AFTER PARTY

после крутой вечеринки две подруги пытаются выбраться из притона и, как же иначе, снова ввязываются в авантюру. но к чему жить, если не наполнять всякой херней  каждый свой день?! 

Отредактировано Mirror Song (2015-02-21 20:09:09)

+1

2

Первое, что испытала Фиби, открыв глаза этим утром, была боль. Невыносимая всепоглощающая боль. Ее тело пережевали, закопали в муравейник, а муравейник перенесли под цилиндр катка. Язык распухшим слизнем занимал слишком много места во рту и впитывал кисловато-горький привкус излишней слюны. Девушка попыталась было открыть рот, разрывая сросшиеся за ночь засохшие губы, но эта попытка не увенчалась успехом. Нижняя губа была разбита и определенно не радовалась перспективе быть потревоженной каким-либо движением мышц. Подняться с первого раза Фиби так же не удалось, тело сопротивлялось, протестовало и разжигало в черепной коробке огонь восстания. Поэтому Вайт уже битый час лежала, уставившись неподвижным взглядом в потолок, ей надо было собраться с силами, прежде чем начать вновь игнорировать мнение собственного организма.
А потолок между тем оказался новым, незнакомым объектом из сомнительного настоящего. Его интересная цветовая гамма, старая шпатлевка и узоры от подтеков не обещали ничего хорошего. Как и не обещали ничего хорошего чужое дыхание под боком и чья-то костлявая нога, закинутая поверх ее тела. Запах бензина, морса и едкого пота. Первое смутное подозрение заставило Вайт равнодушно осмотреть собственные руки. Бледные и трясущиеся, они были на удивление чистыми. Неаккуратно спихнув с себя существо, которому посчастливилось с ней заснуть, Фиби принялась осматривать и ноги на наличие следов вторжения. Все было чисто, если не считать порванных чулок. А это означало, что каким бы путем она не попала в крокодилье гнездо, чужого покоя она не разделила. К собственному счастью.
Сквозь узкое пространство между двумя тряпками, когда-то бывшими шторами, в комнату проникали первые лучи солнца. По углам между мусором и остатками мебели виднелись тела, засасывающие в себя весь смрад притона. Фиби не была уверена в том, живы ли они, да и ей это было неинтересно. Куда больше ее интересовало содержимое их карманов, углов и сумочек, их заначки в лифчиках, носках и подкладках. Она перебиралась от человека к человеку, от кучки к кучке. В сумме она уже нашла двенадцать долларов и пятьдесят центов. Добравшись до девушки, сидящей на низком табурете у дверного проема, Вайт замерла, не отводя взгляда от приоткрытых глаз. Девушка была жива, она дышала, в ее груди билось сердце, а в руке еще был зажат шприц с остатками мутноватой красной жидкости. Болезненно худая, она стекала по стене вниз, срастаясь с табуретом, ее левая рука была покрыта коростой, а грязные белокурые волосы спадали на изможденное бессонницей лицо. Фиби казалось, что она смотрит на свое отражение в недалеком будущем. Она положила руку на острое плечо девушки, но та никак не отреагировала, ее здесь не было. От этой мысли Вайт ощутила некое подобие облегчения и принялась обыскивать незнакомку. Когда же оказалось, что у нее нет ничего кроме ненужных для Фиби веществ, Вайт разочарованно вздохнула и, сняв с гниющего тела поцарапанные солнцезащитные очки, решила считать утреннюю зарядку оконченной.
Оставалось найти собственную обувь, сумку и можно было отправляться в путь, пока местные жители не вернулись к жизни. Вещи нашлись довольно быстро, а с ними нашлась и Миррор. Фиби даже вспомнила, что вчера они сначала пошли в клуб. Вспомнила отрывками, как от туда их вели куда-то на вписку. Через следующую темную бездну  было воспоминание о том, как они отчего-то бежали, задыхаясь то ли от ужаса, то ли от безудержного смеха. А еще через одну бездну – ощущение абсолютного счастья. Миррор выглядела, по мнению Фиби, хорошо, просто замечательно. Особенно для человека, который вчера был настолько доволен всем миром. Сама Вайт выглядела не лучше, как-никак а оказались они в этом всем вместе. На лице у подруги двумя щеточками были скотчем приклеены вместо усов чьи-то два темных локона. Фиби не знала, чьи это были волосы и сами ли они их туда приклеили на волне веселья, но она решила о них не говорить, Миррор они явно были к лицу. Вайт провела рукой, проверяя, нет ли подобного у нее самой, но усов у нее на лице не оказалось. Рисунки и надписи, конечно, на ощупь не определишь, но об этом Вайт не подумала и, преждевременно решив, что ее малиновая птица угара обошла стороной, принялась будить Миррор. Когда же та проснулась, Фиби поспешно приложила указательный палец к губам, призывая к тишине, и указала жестом куда-то в коридор, где предположительно находился выход.

+1

3

Сложнее всего среди прочего оказалось открыть глаза. Веки отекли и казались налитыми свинцом, тяжелыми, воспаленными. Думается, если бы я протянула к ним руку и провела, почесала, что хуже, они бы и вовсе закровоточили. Кажется, так ощущают себя жертвы автокатастроф, когда в теле словно все кости переломали и вывернули кожу наизнанку, обнажив все нервы. От долгого сидения затекла спина, не разогнуть, руки и ноги стали безвольными и неуправляемыми. Сказать, что я многое помню, нельзя, в голове как будто вакуум, вымершее пустынное поле без воспоминаний, только перекати-поле и песок в глаза. Так плохо мне еще не было ни азу в жизни. Понятия не имею, что я приняла вчера, в каком количестве и куда. Когда взгляд перестал выдавать сплошной туман и глаза минимально адаптировались к яркому свету утра, я перевела взгляд на руки и вены, не нашла там следов уколов и шумно выдохнула. Слава Богу, не натворила ничего такого, о чем могла бы пожалеть. Однако я рано радовалась, ибо творила вчера все же черт его знает что, а главное, вряд ли  события ночи так просто восстановятся в памяти.
Со мной была Фиби, Фиби Вайт - моя новая подруга, которая открыла для меня новые горизонты. Для нее не было слова "Стоп!", и я искренне хотела, чтобы она научила меня такому же взгляду на мир и на вещи вокруг. Идеалы прошлого все еще жили во мне, но я начинала грузиться всякий раз, когда ловила себя на мысли, что мораль мешает мне не просто получать удовольствие, но и гармонично существовать в моем новом мире без "золотых" карт и "золотых" людей.
Непосредственность девушки заряжала меня этой энергией безудержной тяги к приключениям и авантюрам, мне реально хотелось быть, как она, видеть то, что раньше не замечала или презирала, и такое бывало. И раз уж теперь я навсегда покончила с семейством Фитцджеральд и оборвала ту единственную тонкую нить между мной и семьей, придется строить свои крепости и собственное государство, жить по своим правилам. И то, что получается делать у Фиби, должно получиться и у меня. Я реально этого хочу.
Глаза встретились со взглядом Вайт, на лице которой черными кругами растекалась косметика. Я попыталась выдавить из себя усмешку, но получилась гримаса, оскал замученного зверька, который всем своим видом говорит: "Чувак, просто отъебись". Но место этого я разлепляю пересохшие губы и хриплю голосом, который таит в себе отголоски угара и былого веселья:
- Нихера не помню, как будто люди в черном вчера правили тусовкой, - пытаюсь сползти со стула, держась за косяк слабыми руками. Мир пару раз качнулся, как бумажный кораблик в шторм, снова пришел в равновесие, правда, ради четкой картинки я пожертвовала спокойствием мышечным. По конечностям побежали "мурашки".
- Чей это дом вообще? - за окном нехарактерный для Сакраменто пейзаж, и я подозреваю, что мы даже не в городе, и эта перспектива не радует, лишняя проблема.
Сомнений в том, что вчера было очень весело, просто нет. Эта зависимость веселья и уровня херовости утром обратно пропорциональны: как будто счастье за два дня расходуется за вечер, а потом расплата. Законы природы не подкачали, все ровно. Фиби жесток приказала закрыться, и я медленно пошла за ней в коридор, держась за стену, чтобы хоть как-то устоять в вертикальном положении. Если я не наебнусь до конца коридора - я везунчик!

+1

4

Фиби ловит Миррор в коридоре. Ну, как ловит, та просто цепляется за ее волосы, и девушка старается схватить падающее тело раньше, чем оно вырвет у нее клок волос.
- Привыкай. Я большинство своих дней не помню. Только смутное такое ощущение. Зато бедтрипы, бедтрипы – это да, во всех красках, всегда, - произносит она уже за пределами чужого им помещения, ее передергивает. Ухоженный, чистый подъезд, чистый ковролин цвета охры и зеленые цветы на каждом  углу. "Запах горной свежести? И почему мы не могли заснуть здесь?" Фиби вздыхает и пытается натянуть сапоги, когда обнаруживает, что каблук на одном сломан. Приехали. Она потирает лоб и ругается, говорят, это повышает болевой порог. Отрывает его к чертовой бабушке.
Уже на улице она пытается о перила сломать второй каблук, босой не пойдешь, хромой – тоже. Каблук с характерным звуком сдается, а Фибс продолжает ругаться так, словно она уже дважды отсидела. Солнце на улице старается прожечь ее глазные яблоки и добраться до серой губки за ними, но она надевает краденые очки и привычным жестом показывает ему средний палец. От того оно не начинает жечь сильнее или слабее, просто продолжает свой путь, игнорируя людей под ним, возможно, даже в ответ показывает что-то аналогичное жесту Фиби. Звезды горят даже тогда, когда это никому не нужно. Сегодняшнее солнце не греет, сегодняшнее солнце лишь охотится за слабостью всех, кому вчера было хорошо.
Посмотрев направо, посмотрев налево, Фибс не наблюдает абсолютно ничего знакомого. Пару домов, стоящих слишком далеко друг от друга для большего города, пару поворотов, заброшенный музыкальный магазин напротив и заправка, куда она резко стартует. В глазах все раздражающе скачет, от чего ее начинает подташнивать.
- Пойдем, узнаем, где мы. Заодно еды какой-никакой найдем, нам надо поесть.
Миррор отстает и Фиби приходится иногда тормозить.
Холодно. Ветер дует им в лицо и Вайт мысленно окрещивает его голубым цветом. Она прячет руки в карманы, и идет быстро, только потому что боится упасть или замерзнуть. Она хочет вылить все свое раздражение на Миррор как помои из сточной трубы. На Миррор, потому что больше никого рядом нет. Улица на удивление пуста. Хотя какой сегодня день недели? Среда? Четверг? Рабочие дни, все попрятались на своих работах и смотрят на их проплывающие по улице фигуры из окна. Смотрят и почти наверняка осуждают из зависти, затаившейся в глубине души. Фиби все равно, Фиби плохо, Фиби скучно, Фиби злится. Она даже поворачивается к Миррор лицом, полная решимости, но, встретившись с той взглядом, решает вслух:
- Да к черту все.
На автозаправке открывается дверь и звенит колокольчик. Маленький колокольчик, вызывающий целую бурю новой боли в голове, этот звук разрывает барабанные перепонки и проникает своими когтистыми лапами вглубь сознания. Фиби испепеляющее смотрит на колокольчик, борясь с желанием его сорвать. "Ты же на заправке работаешь, а не в  книжном магазине! Лучше бы окна пошел помыл!" Потом она вспоминает солнце и решает, что и окна мыть в этом заведении не стоит.
Мужчина за сорок, с пивным брюшком и масляными пятнами на рабочей одежде, отвлекается от чтения газеты недельной давности и бросает на них оценивающий взгляд, спрашивает, чем он может им помочь.
- Где тут сортир?
Он махает рукой куда-то в сторону зала. "Ой, пиздец, помогло! Сказал бы еще там!" Фиби скрипит зубами, так что это видно даже по ее лицу. Она хватает Миррор за рукав и тащит в туалет, который несложно найти, так как дверь в зале оказывается только одна. Она резко тормозит, пользуясь благами законов физики, и подругу заносит в маленькое помещение. Дверь захлопывается с громким стуком, через секунду Фиби уже выкладывает книгу Буковски, брезгуя пользоваться тем, что здесь называется столешницей, и, высыпав свой очередной запас на утро, разделяет его на два. Сегодня угощает она.
У нее не было конкретного плана приучить соседку к наркотикам, алкоголю или ее стилю жизни. Но она не имела ничего против ее присутствия, если та идет на это по собственной воле. А это определенно было так, потому что Фиби ни разу не приходилось предлагать дважды. Если даже Миррор отчего-то отказывалась, что было крайне редко, ее отказ всегда принимали со спокойствием. Глядя на то, как Миррор занюхивает свою дорожку, Фиби думала о том, что еще совсем недавно эта серая мышка была ее соседкой и вызывала жуткое раздражение одним своим существованием. Когда жизнь дает тебе пинок под зад, ты либо становишься лучше, либо делаешь выбор в пользу всякого дерьма. Миррор свой выбор сделала.
Девушка ухмыляется, заметив небольшое количество их лекарства под носом у девушки, берет ее лицо своими ледяными руками и целует ее верхнюю губу, тем самым собирая своей остатки.
- Пошли?
Фиби облизывается и кивает в сторону выхода.
Она собирает какие-то чипсы, соки, конфеты, что-либо, не предполагающее изготовление на заправке, и, расплачиваясь, уточняет в какой стороне Сакраменто.
На выходе снова звенит колокольчик, и в этот раз Вайт не выдерживает, с раздражением срывая его. Она отрывает язычок и бросает колокольчик куда-то в сторону захлебывающегося от возмущений мужика.

+1

5

Сколько бы ни лили в уши мамы-папы о том, как надо жить, что нужно делать, как правильно, все равно жизнь покажет тебе обратное и докажет, что фуфло все эти советы, которые на практике никто так и не удосужился поверить, передавая ересь из поколения в поколения, аки фольклорную туфту. Никогда не понимала этого и не принимала. Ценный опыт - вот то, чем родитель может учить свое чадо, а не пичкать сказками, которые все равно в реальности не подтверждаются. Именно поэтому мне теперь так сладко нарушать все запреты, тем более, что я под патронажем Фиби, которая уж точно знает, что делает. Мне кажется. Когда я перестала повергать анализу каждый свой шаг и отпустила себя навстречу свободной жизни, я словно освободилась следом за гнетом семьи от  всех предрассудков и мыслей, которые не позволяли мне делать так, как я того хочу. Общественное мнение - сильное влияние на таких людей, как Фитцджеральды, и пусть я не была пай-девочкой, от меня требовали такта и уважения к ценностям, которые я не понимала и не считала такими уж ценными. А мои выходки - это всего лишь безобидные причуды, которые умудрялись раздуть до масштабов катастрофы. Каждый раз.
Может, именно поэтому сейчас так хотелось попробовать все! Нагнать за то потерянное, проебанное впустую на ложные приличия время. Хотелось делать те глупости, которые я уже должны была совершить еще в шестнадцать, но удержали. Теперь нет границ и тех, кто скажет "нельзя". Меня научили одной простой схеме: не спрашивай "можно ли", если не хочешь получить ответ "нет". Пока ты не спросил, нет никаких запретов. А значит, не спрашивай вовсе.
Коридор наконец закончился, мне казалось, что я шла по нему вечно, благо, не на свет, хотя глаза все еще не привыкли, и я хмурилась. Под носом что-то щекотало, но я решила, что это от наркотиков. Стоило только выйти на улицу, и я вскрикнула от рези, от солнца, от того количества воздуха, что потоком навалился на меня и обмотал со всех сторон, как канат. Стало вдруг очень холодно, а потом очень жарко, и я еле переставляла ноги, пока Фибс подгоняла меня и материлась себе под нос, как будто я виновата во всех косяках.
- А мы в городе вообще?
Картина мало напоминала мне привычный Сакраменто, но кто сказал, что я была во всех его закоулках, чтобы судить. Мои места - это центральные улицы и  клубы, на окраины еще не заносило, так что я могу знать об оборотной стороне жизни в нем. Вайт идет к заправке, а я уже и сама поругиваюсь тихонько, не понимая, как попали мы из бара в эту задницу. Явно не пешком, нам нужна машина!
Все в тумане, я мало что соображаю, в голове уже поселилась одна навязчивая идея: тачка. Уехать отсюда, нажать на педаль и нестись быстро и до самого центра, потому что я невероятно хочу лечь. Или сесть. В туалете Фиби высыпает из пакета остатки порошка, делит на две дорожки. Неслыханная щедрость, собственно, так мы с ней потратили все мои деньги, которые я притащила из дома, называя это своими сбережениями, хотя эти пру тысяч я просто уперла у папочки в знак того, что я все еще его дочь, даже если ухожу из их осточертелого дома. Деньги растаяли, веселье продолжилось. Черт возьми, это еще один урок, который мне преподала новая реальность: можно прожить даже с тремя копейками, если знаешь, как эти три копейки быстро и легко заработать.в первые секунды накрыв
Мне так хорошо, в голове словно открылась новая Вселенная, и я вдыхаю воздух громче, интенсивнее, глаза горят от того, как в первые секунды накрывает с головой. Губы подруги вдруг скользят по моим, от неожиданности я замираю, а потом просто целую ее, как ни в чем ни бывало, естественно, чуть улыбаясь уголками губ от удовольствия.
По дороге к двери Вайт умудряется разозлить толстяка на кассе, тот что-то кричит нам в спину, но мне так смешно, что я дрожу всем телом от хохота, не понимая, что же так развеселило и какого дьявола никак не могу успокоиться. Сквозь истерику, корчась и сгибаясь пополам, я пытаюсь выдавить из себя:
- Надо сваливать. Может, тачку взять?
Наконец озвучиваю то, что обдумывала уже десять минут как. И поняла, что идея-то очень неплохая, выбраться отсюда пешком или "стопом" - тратить еще кучу времени и сил, а у меня нет их уже совсем.
- Вон ту, раздолбанная все равно, вряд ли даже закрыта,  - я закидываю в рот чипсы и подхожу к двери со стороны водителя. Дергаю ручку - дверь поддается. - Я же говорила!
Уже не хохочу, ликую. А потом просто оставим ее в городе. Ну кто будет искать такое корыто? Она, не факт, что сама не ворованная. Вряд ли мы рискуем так или иначе.
- Кто поведет? - я смотрю умоляюще, давно не сидела за рулем, прокатиться бы с ветерком сейчас, может, даже похмелье отпустит.

0

6

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » what a fuck!