vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » просто добавь воды


просто добавь воды

Сообщений 81 страница 100 из 106

1

- дата: средина марта 2015.
- место: круизный лайнер, маршрут Сан-Франциско - Гавайи - Галапагосские острова
http://se.uploads.ru/MZVUv.gif http://se.uploads.ru/ONdaj.gif

Настоящий смысл путешествия Вы поймете, как только отправитесь в круиз. Если Ваша душа требует приключений и новых впечатлений, то Вам месте здесь, на круизном лайнере класса люкс.
Вам помогут расслабиться и восстановить силы, развлекут вашу фантазию и откроют очарование настоящего круиза.
Сочетание комфорта первоклассного океанского курорта и возможность беззаботного путешествия по разным странам подарят незабываемые впечатления. Здесь можно безмятежно лениться на лежаке у бассейна, можно заниматься спортом, играть в игры, отрываться на дискотеках, проводить вечер в утонченной обстановке классического ужина с живой музыкой и даже бегать по магазинам. При заходе в порт перед Вам откроется еще одна удивительная страна. Это настоящая панацея для заядлых путешественников.
При посадке Капитан и бортовые офицеры встретят Вас коктейлем "Добро пожаловать" - и это только начало круиза, полного сюрпризов.

http://se.uploads.ru/oMl57.gif http://se.uploads.ru/bBPsg.gif

Лайнер следует по маршруту Сан-Франциско - Гавайи - Галапагосские острова. Лайнер в пути более двух недель. Через два дня прибытие в первый порт, после чего пассажиров снова ждет открытое плавание.
Ночью лайнер попадает в сильный шторм. Ближе к утру экипаж обнаруживает, что вся электроника дала сбой и требуется время на восстановление. Однако временный сбой затягивается не на часы и не на одни сутки. Больше не надеясь на восстановление системы экипаж судна пытается соблюдать спокойствие и выпутаться из ситуации применив все свои навыки, однако восстановить маршрут так быстро не получается. Веселье пассажиров меняется на беспокойство и страх.

ТЕМА ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЙ

+5

81

На больших приёмах или торжественных мероприятиях частенько присутствует человек, который громким поставленным голосом объявляет о прибытии гостей. Для меня таким «оповестителем» всегда была тишина. Стоило мне только войти в комнату, как все вокруг замолкали. Иногда кто-то решался подать голос и даже первым протянуть мне руку для приветствия, но обычно люди замирали и ждали моей реакции. Как-то раз один мой знакомый в шутливой беседе с коллегами заметил, что когда люди видят меня, то цепенеют от ужаса, что от меня веет холодом, и люди вжимают головы в плечи дабы сохранить в себе больше тепла. Я, незамеченный к тому времени тем самым оратором, хотел было упрекнуть его в чрезмерном преувеличении, но стоило ему меня увидеть – парень пугливо попятился, один его коллега подавился оливкой, а третий застыл и смотрел на меня, не моргая.
И вот сейчас, казалось бы такая шумная и звенящая смехом палуба превратилась в музей восковых фигур. Смех утих, общий шум разговора стал на пару тонов тише и я заметил, что люди стали наклоняться друг к другу и шептать на ухо. Казалось, что даже неугомонные чайки, спугнутые гудком лайнера, предпочитали оставаться в стороне от этой внезапно умолкшей публики. Молодежь у бассейна замерла и стыдливо опустила головы. Они напоминали провинившихся школьников, которые даже не пытаются придумать отговорки, а просто терпеливо ждут наказания. Некоторые из ребят, в частности мой сын и его нынешняя подружка, все же набирались смелости, чтоб взглянуть мне в лицо, и тут же отворачивались. Я понял, что прервал им веселье, сам того не желая. И по традиции мне стоило подойти к детям, указать им на их плохое поведение и отпустить пару язвительных замечаний, но мне абсолютно не хотелось этого делать. Одна из основ воспитания ребенка – не осуждать его прилюдно. Я никогда не злоупотреблял этим, а начинать уже было поздно. Я еще не настолько стар, чтоб забыть об этом происшествии до возвращения домой, да и наверняка к тому времени хоть один из моей драгоценной троицы совершить что-то более ужасное.

Мы выбрали столик в стороне от общей группы. Беатрис хотела наслаждаться морскими волнами, а я не сильно жаждал человеческого внимания. Я искал глазами официанта, который, видимо поняв настроение общества, старался слиться с толпой и никаким образом не привлечь моего внимания. Но за долгие годы Барсук успел научить меня тому, что коты и мужчины реагируют на движение, так что едва официант наклонился забрать грязные бокалы – его маскировка была раскрыта.
- Мальчик, если ты думал, что игнорировать меня до конца круиза – твоя отличная идея, то прошу прощения, но ты ошибся, - я несильно взял парня под руку, не давая ему вырваться, - ты знаешь, кто я?
- Знаю, - он сглотнул слюну, руки парня дрожали.
- И знаешь, почему люди так реагируют  на меня, Лайонел? – я прочитал на бейжде имя парня. Тот кивал, едва не роняя бокалы. – Отлично. Так вот считай, что я – твой главный ужас в течение этого круиза. И чтоб сохранить за собой это место и получить хорошие рекомендации ты будешь паинькой. Моя жена – милейшая и приятнейшая женщина. И я абсолютно уверен, что ты хочешь сделать все, чтобы она была счастлива. Напитки, закуски, плед после заката – все это, а так же всё остальное, до чего додумается твоя головушка – будет предоставляться ей в первую очередь и без всяких заминок. Все понятно?
- Да, сэр. Обслуживать Вас и Вашу жену по высшему классу, иначе Вы оторвете мне голову.
- Про голову я не говорил, но идея хорошая, - я улыбнулся, окончательно перепугав парня, - передай все сказанное своим коллегам. Я надеюсь, никто из них не захочет, чтоб этот круиз стал их последним.

Следующие два дня до прибытия на Гавайи были прекрасными. Я старался не обращать никакого внимания на детей, хотя весь обслуживающий персонал, напуганный Лайонелом, наперегонки докладывал мне о каждом шаге моего семейства. Беатрис наслаждалась путешествием, она завела милую дружбу с леди Бишо, отправив её мужа развлекать меня. Мистер Бишо был известен в Сакраменто, как один из лучших учителей истории. Он был гениален и нелюбим своими учениками в равной степени. И с каждым годом молодежь становилась все беззаботнее и глупее, а бедный Середрик Бишо – все несчастнее. У меня в конторе работал парень, один из бывших учеников мистера Бишо, который любил учителя всем сердцем и часто навещал. И вот, спустя три года заочного знакомства мне все уже выпала честь быть представленным этому достойному господину.
- Я только что услышал, мистер Тирелл, как одна из полуголых девиц в баре восхищенно рассказывала другой, что Гавайи – первая страна после штатов, в которой она побывает. Бедная девочка даже не знает, что мы просто путешествуем из одного штата в другой! Я все ждал, когда же вторая её образумит, но та всего лишь выразила свои переживания по поводу дикарей, которые наверняка будут поджидать их на причале и непременно захотят похитить. О, мистер Тирелл, понимаете ли вы мою боль? – Середрик сел на деревянный стул и склонил голову.
- Разве Вы все еще удивляетесь происходящему вокруг? – я оторвался от превосходного стейка из молодого барашка и поднял глаза на мистера Бишо. Они с женой стали нашими соседями по столику в ресторане. Изначально планировалось, что мы будем ужинать впятером – с Беатрис и детьми, но едва я заметил, что младшие Тиреллы избегают меня – я предоставил им полную свободу и решил занять свое место среди представителей старшего поколения со свойственными нам ворчанием, скучными разговорами и воспоминаниями.
- О, я не теряю надежду. В каждом моем классе есть хоть один ученик, который увлечен предметом и добился бы значительных успехов, если бы не боялся мнения своих же одноклассников. - Мистер Бишо ковырял рис, нанизывая  кусочки овощей на вилку, - Посмотрите на тех ребят. Они шумят, звенят посудой и чуть ли не лезут руками прямо в еду. Как дикари, ей богу!
- О, это, пожалуй, лучшие представители этого вида. Могу даже заверить Вас, что они возрождают те давно забытые цивилизованным обществом принципы поведения, которые делали жизнь наших предков такой захватывающей, - я сделал глоток вина, пристально вгляделся в компанию, замеченную Середриком, узнал в тех самых дикарях парочку своих детей, и добавил, - Захватывающей и такой короткой.

Гонолулу встречал нас ярким солнцем и тихим спокойным морем. Лайнер снова превратился в гигантский муравейник, где каждый хотел первым сойти с трапа, но внезапно понимал, что забыл что-то важное и мчался обратно в каюту. Беатрис отчаянно пыталась собрать детей вместе – Джейсон был абсолютно невменяем, местонахождение Коры я так и не выяснил, но персонал хором чуть ли не клялся, что видел её счастливую и в полном здравии всего пару минут назад. Так что в поле зрения попадал только старший сын, на чьи гордые плечи была возложена миссия сопровождать нас с Беатрис в художественный музей. Я понимал, что для парня такое времяпровождение скорее пытка, чем что-то приятное, но он с такой непоколебимой гордостью вел мать вниз по трапу, что я решил забыть о том случае у бассейна в первый день круиза.
Гонолулу показался мне превосходным городом. Его особая прелесть была в том, что небоскребы у берега моря как будто ограждали стеной сам город, теряющийся среди холмов и зелени. Беатрис разрывалась между желанием посетить Мемориал линкора Аризона и побродить по кратеру Даймонд Хед. Но, дабы окончательно не травмировать психику Рекстона и уложиться в отведенное нам время Беатрис решила посетить пару музеев и в оставшееся время любоваться самим городом.

Выставка произведений Пикассо была такой….сюрреалистичной. Первое время я наслаждался картинами и разнообразными произведениями искусства, выставленными в музее, но спустя час эти бесконечные ряды и занудное бормотание экскурсовода начали меня утомлять. Застав жену за разглядыванием древнего гавайского украшения, я отвел Рекстона в сторону.
- Ты прекрасно справился. Твоя угрюмая молчаливость сегодня пришлась как никогда кстати. Надеюсь, ты запомнишь о Гавайях хоть что-то полезное, - я достал из кармана немного денег и протянул их сыну, - возьми. Купи сувениров для матери или какую-то безделушку своей подруге. И проследи, чтоб твоя сестра была на борту лайнера, когда мы начнем отправляться.
Ресктон не заставил себя долго уговаривать – послушно взял деньги, благодарно кивнул и развязной походкой направился к выходу, привлекая к себе внимание половины женской аудитории.
- Дорогая, кажется, на улице происходит что-то интересное, - я вернулся к жене и тихо шептал ей на ухо, - почему бы нам не узнать что именно?
- Конечно! - она с энтузиазмом откликнулась на мое предложение, - А где же Рекстон?
- О, наш сын так увлекся той статуей в соседнем зале, что просто не может оторваться от нее. Уверен, что к тому времени, как она ему надоест – мальчик успеет забыть, что пришел сюда не один.
Во дворе музея суетилась толпа, прибывшая с экскурсией. Судя по интонациям и создаваемому шуму – это были мексиканцы, хотя я не был уверен. Чей-то ребенок отчаянно плакал, а в тени огромного дерева парень играл заводную мелодию на укулеле.
- И что же тут такого необычного? – Беатрис оценила обстановку, обиженно повернулась ко мне и удивленно вскинула брови.
- Здесь? Жизнь! – я взял жену за руку и побежал вниз по ступеням. Я чувствовал себя пьяным и непривычно счастливым. То ли отсутствие качки, то ли необычный воздух изменили моё настроение до неузнаваемости, - Мы приехали сюда не для того, чтоб проводить свой отпуск в темном пыльном музее. Только не в этом городе! Городе, где с одной стороны бескрайний океан, а с другой – горы и вулканы. Если хочешь – возвращайся и досматривай свои скучные экспонаты под стеклом. Я туда не вернусь. Выбирай, или в музей, или со мной, -  я стоял на две ступени ниже, так что мое лицо было как раз на уровне лица Беатрис.
- Конечно, с тобой.
- И не важно, куда? – я заинтересованно склонил голову, сам себе напомнив голубя.
- Абсолютно. Как и тридцать лет назад – с тобой – хоть на край света, - Беатрис сбежала с оставшихся ступеней и направилась к тому парню с укулеле.
Я и забыл, как она танцует. Легкость и простота движений, поставленные взмахи руками и стук каблучков. Моя жена улыбалась, ее юбки кружились, и солнце играло в волосах. Я вспомнил наш выпускной в старшей школе – моя милая Беатрис была настоящей королевой, в роскошном платье, идеальной прическе и с красивейшей улыбкой. Мы пришли на выпускной парой, но у меня так и не хватило смелость танцевать с ней. Каждый раз, как только начинались первые аккорды музыки – я ловил на себе взгляд девушки, но оставался стоять у стены с прочими ребятами-одиночками. Жена никогда не напоминала мне о той моей глупой ошибке, а я и не знал, что для нее те танцы были так важны, пока наши сыновья не начали собираться на свои собственные вечера. К тому времени они уже не нуждались в нашей помощи, однако Беатрис все равно наняла учителя, который занимался с детьми, обучив их простейшим движениям, дабы они смогли вести партнершу. И вот сейчас, глядя как непринужденно она крутится и хлопает под звонкую гавайскую музыку, я решил исправить ту ошибку юности, расстегнул пиджак и подбежал к жене.
Разве меня волновало то, что кто-то увидит злого и ужасного Декстерела Тирелла за таким неподобающим занятием? На меня смотрела сотня глаз, всех рас и возрастов, и это только приносило мне удовольствие. Разве кто-то из моего окружения мог представить меня развлекающимся? Они, должно быть уверенны, что я провожу свое время, поедая невинных младенцев, или причиняя боль людям, которых специально держу для этих целей в подвале. Но сегодня я держал за руку жену, чьи локоны выбились из прически и весело скакали в такт её движениям. Гавайская публика не знала, что я воплощаю страх и при прямом взгляде прожигаю дыру в черепе, так что они хлопали в такт музыке и одобрительно кричали. Тот ребенок, который истерил у входа в музей, привел свою маму за руку к этой незамысловатой уличной сцене и стал по-детски очаровательно танцевать рядом. Он скорее просто приседал, хлопая в ладоши, но в тот момент мальчик был счастливее всех на свете. К укулеле присоединилась губная гармошка, а к нам с Беатрис – еще две пары. Мы больше не казались чудаками – мы были частью чего-то удивительного, живого и чертовски мелодичного.
- И вот на это ты предлагал мне променять скучные стеллажи музеев? – Беатрис сидела на лавочке и поправляла выбившиеся локоны, - Неужели ты и правда захотел выйти на солнечный свет, мой милый Декстерел? Это так на тебя не похоже!
- Да. Я и сам удивлен не меньше тебя. Только я же могу надеяться, что эта выходка останется нашим маленьким секретом? – я подмигнул жене, выразив на лице свою благодарнейшую улыбку.
- Конечно же, нет! Весь мир должен узнать о том, что отец семейства Тирелл променял скучный офис в Сакраменто на безумный день в Гонолулу! – Беатрис залилась звонким смехом, - Конечно, я сохраню это в тайне. Иначе не пройдет и недели, как в нашем доме начнут собираться хореографы со всего города, дабы взять у тебя урок. Так что хватит с тебя одного дня всеобщей славы и веселья.
- День еще не закончился. Нас ждут приключения, - я встал и протянул жене руку, - Вперед и только вперед.
- А если мы заблудимся и не успеем вернуться на лайнер?
У меня достаточно денег, чтоб оплатить нам перелет домой. Да и все пассажиры лайнера выдохнут с облегчением, если не заметят моей угрюмой физиономии сегодня за ужином. Так что вставай и пошли, иначе я верну тебя в тот музей и прикажу не выпускать до закрытия, - ужасный аргумент подействовал на мою жену, она тут же засуетилась, поправила юбки и всем своим видом показала, что готова идти.
Мы шли довольно долго, не обращая внимания на вывески и указатели. Солнце было еще достаточно высоко и горожане не спеша бродили по улицам. Я снял немного налички и полностью потратил её на ерунду вроде сувениров, местных украшений и фрукты. Беатрис нашла в каком-то небольшом магазинчике одноразовый фотоаппарат и заставляла меня делать снимки, пока не закончилась пленка. В век цифровых технологий такая находка – как легкий сквозняк из прошлого. Я все чаще стал замечать за собой, что этот медовый месяц был не просто данью традиции, а чем-то гораздо большим. Он давал мне понять, что я потерял, отстраняясь от жены и детей, возвращал меня в мою же молодость. Углубившись в эти мысли, я шел по городу, читая неизвестные вывески. Солнце спряталось за кроны деревьев, и я понял, что мы заблудились.

- Что за идиот переезжает жить в США, будучи не в состоянии связать и пары слов на английском? – я пнул жестяную банку, которая с противным звоном покатилась вниз по узкой улице.
- Парню на вид лет восемь, ты напугал его до смерти! Зачем кричать на ребенка, который не может тебе помочь? – Беатрис куталась в накидку, удачно взятую с собой и грела пальцы теплым дыханием, - И вообще, я еще час назад говорила, что нам стоит повернуть обратно.
- Я слышал, что ты сказала.
- И все-равно сделал по-своему. Старый добрый Тирелл вернулся. А я уж испугалась, что увезу с собой того жизнерадостного танцора, а не своего угрюмого мужа, - Беатрис сердилась на меня и я понимал причину её поведения. Прекрасные поляны парка, где мы встретили полдень вскоре сменились кварталами жилых домов, узкими улицами и каменистой дорогой. Я был уверен, что мы вышли на окраину города, но не я ошибся с направлением. Вместо океанского прибоя нас встречали одинокие прохожие и полуразваленные строения. Поворачивать назад уже было поздно, да и признавать свою ошибку я не спешил. Не знаю, на что я надеялся, но я просто брел вперед и ждал, когда же Вселенная сама пошлет мне подсказку.

- Ты окончательно выжил из ума? – Беатрис гневно нависала надо мной, уперев руки в бока. - Ты  решил стать злым Бабаем для местных детей. Одного чуть ли не побил, других пытаешься обокрасть. Декстерел! Одумайся. Я не хочу, чтоб местная полиция арестовала тебя. Я не смогу разорваться между тобой и нашими детьми.
- Не волнуйся, наши без тебя не пропадут, а местные завтра утром немного поплачут, но потом будут вполне счастливы. Погоди секунду, я закончу, и мы сможем вовремя вернуться на лайнер, - я достал чековую книжку, вырвал чистый лист и на обратной стороне написал номер причала, где сейчас стоял наш лайнер. Потом я согнул лист пополам, вложил туда $100 и положил всё в почтовый ящик. Завтра мама детей найдет эту записку в почтовом ящике, поедет за пропажей и сможет купить детям что-то полезное, чтоб сгладить неприятное ощущение. Если же первыми деньги найдут дети – они смогут растянуть их надолго, покупая себе всякие сладости или игрушки. Впрочем, судьба денег и детей как таковых меня не волновала – мне нужно было успеть вернуться на причал от отбытия лайнера.
- Готова? Поехали, - я кивнул жене, которая все еще обиженно стояла в паре метров от меня, увлеченно наблюдая за происходящим.
Я? На этом? Я думала, ты шутишь?
- Прости, но чем тебя не устраивают эти два прекрасных велосипеда? – я искренне не понимал её недоумения, - Беатрис, мы теряем время. Его и так слишком мало.
- Я. На этом. Не поеду. Может тебе стоит еще раз попытаться вызвать такси?
- Женщина! Или ты сейчас перестаешь меня бесить и молча начинаешь крутить педали к лайнеру, либо я бросаю тебя тут и уезжаю один. А меня не покидает непреодолимое чувство, что с нашей малышкой Корой что-то должно случиться. - Я перекинул ногу через небольшой и немного девчачий  велосипед, - Так что, ты решилась?
После кривых улочек и переполненного машинами центра дорожка вдоль набережной казалась спасением. Тут было относительно тихо, но в то же самое время кипела жизнь. Беатрис пыхтела немного позади меня. Я знал, что такая прогулка дается ей тяжело, но она так сильно просила купить домашний велотренажер, что либо прямо сейчас начнет свои тренировки, либо откажется от этой мысли навсегда. Небольшой запас времени позволял нам не спешить. К тому же я давно знал капитана лайнера – он был хорош в своем деле, но никогда не отправлялся вовремя. Такое себе постоянное непостоянство.
- Вы то мне и нужны, - я остановился у будки охранника в десятке метров от нашего лайнера. Буквально через несколько минут мужчина был оповещен о нашей немного комичной ситуации с велосипедами и пообещал вернуть их завтра хозяевам по первому требованию.

- Мистер и миссис Тирелл, вы как раз вовремя, - Лайонел радо приветствовал нас у трапа лайнера, - мисс Корделия на борту, ваши сыновья тоже.
- Спасибо. Теперь я могу спокойно наслаждаться отдыхом, - я сунул парню в карман пару долларов.
- Как Вам Гонолулу? Оценили прелести города? Я видел, вы приехали на велосипеде – это и правда лучший способ осматривать…
- Заткнись, пока еще не поздно, - я рявкнул на Лайонела, отчего тот неуклюже замахал руками, как бы безмолвно продолжая свою фразу, - прошу на борт, дорогая. Уверен, наши дети захотят поделиться с тобой подробностями своего отдыха.

Ужин прошел вяло и немного скучно. Большинство пассажиров посетили рестораны на берегу и сейчас уже отдыхали в каютах. Миссис Бишо подвернула лодыжку, спускаясь с Даймонд Хед, и её муж не отходил от нее ни на шаг.

Утомленные прогулкой мы с Беатрис спали бы до полудня, если бы не внезапный стук в дверь каюты. Я уже готов был отчитать стучавшего, но у девушки был уж больно взволнованный вид.
- Простите, что я побеспокоила Вас так рано, мистер Тирелл, но у нас происшествие, - видно было, что девушка не могла подобрать нужных слов и будь её воля – вообще бы не попадалась мне на глаза, но долг обязывал, - Корделия упала за борт. Не волнуйтесь, с ней всё…
Я не дослушал. Оставив открытой дверь в комнату, я босиком рванул на палубу. Матросы помогали Корделии вылезти на палубу, куда следом поднялся Джейсон. Ребята выглядели перепуганными, но довольными. Следом за мной, запахивая халат подбежала Беатрис.
- Что случилось? Мне сказали, что моя дочь в воде.
- Уже нет. Но я же предупреждал тебя, что Коре грозит опасность. Так что, дорогая, не зря ты терпела эту пытку велосипедом. Попроси кого-то из персонала приготовить теплое какао и иди в каюту к дочери. Уверен, что тут они обойдутся без нас, но девочке может понадобиться твоя помощь, - я сжал руку жены, развернулся и направился к каюте. За моей помощью никто не придёт. Не сегодня.

+4

82

[AVA]http://se.uploads.ru/m7Isq.png[/AVA]

Надо бы перестать зацикливаться на таких мелочах и научиться переключаться. Но сейчас ситуация в его жизни немного напрягала Рекса. Привыкший жить по плану Тирелл был не очень то готов к любым переменам, а уж тем более отказам. Стерпеть последнее ему удавалось крайне тяжело, даже попытка сделать равнодушный взгляд была не такой уж и успешной. Сомневаться в поступках Рекса вообще было последним делом. Поэтому продолжать разговор он не хотел. Даже не смотрел на Отэм. Впрочем разговор закончился сам по себе.
- Ага, - тихо добавил парень продолжая пинать ногами песок и продолжая идти к океану. Тем временем Отэм уже оказалась у воды. Рекс же не спешил. Не то что бы перспектива окунуться в соленые воды его не радовала, просто сейчас его не тянуло к воде, скорее его преодолевало желание пригубить другой боле крепкой жидкостью.
Он искреннее надеялся, что тема будет закрыта. Но видимо Отэм так не считала, продолжая глагольствовать на тему  того какую ошибку он может совершить.
- Послушай, может хватит оправдываться. Нет так нет, -Рекс развел руками. Переубеждать было не в его стиле, а уж тем более предлагать по два раза. Он всегда считал, что тот кому это действительно нужно не станет долго сомневаться. Но раз так, то значит это не нужно ни ему ни ей, и ей в первую очередь. Рекс хотел было что-то добавить, но Отэм так забавно падает в воду, что на его лице появляется улыбка. Совсем не уместная улыбка, которая скорым временем переходит в смех. Блондинка снова и снова оказывается в объятиях океана, промокшая насквозь ее одежда просвечивалась и Рекс не знал, что веселит его больше Отэм, что была похожа на намокшего под дождем котенка или же ее трете под ряд падение. И даже просьбы Отэм, что больше были похожи на угрозы не смогли остановить его смех.
- Даже океан на моей стороне, - повторил за ней парень и протянул ей руку. – И без глупостей,- уже серьезно добавил Рекс. Зная натуру девушки от нее можно было ожидать чего угодно.
Наказание. Возможно. Такого как Рекс может терпеть не каждый. Однако парню льстило то, что Отэм все еще считала его своим наказанием. Парень косо наблюдает за тем, как Отэм выжимает воду из платья, поправляет волосы. Смешная. Однако не осмеливается сказать это вслух.
На корабль. Пожалуй, это было самое правильное решение за весь день. Уж слишком много они наговорили и натворили за день. Пара возвращалась той же дорогой. Проходя мимо ларька с фруктами они снова не заметили там продавца, что снова вызвало у Рекса улыбку. Он все таки не ошибся, этот фруктоторговец явно выжидает пока весь его товар разворуют. Музыкантов уже не было, только кучи мусора оставленные туристами. Улицы заметно опустели, на город надвигался вечер. Теплый вечер.
Корабль радо приветствовал своих пассажиров. Экипаж бегал в разные стороны, обсуживающий персонал рано зазывал всех на ужин. Рекс же предпочитал сначало пойти в душ. Он все еще чувствовал запах арбуза, что так едко напоминал о том, как подло его похитили. Да и Отэм пахла как вяленная рыбешка. Лучше им не появляться в таком виде в людных местах. Поэтому они тут же свернули в сторону кают.
Рекс пропустил блондинку надеясь, что после душа, она уже не решиться тревожить «соленные путишествия»  и их неудачный разговор. Наверное такие разговоры просто нужно вычеркивать из памяти и просто продолжать делать вид, что ничего не было. Не нужно рушить то, что они и так довольно долго восстанавливали.

- Я не могу так спать, - Рекс ворочался в кровати и пытался уснуть. – Отэм, - он пихнул девушку, что так же как и он лишь делала вид, что спит. – Ты спишь? В ответ услышал лишь недовольное бурчание. Корабль подбрасывало на волнах, как надувной мячик, которым играют дельфины в бассейне. С вечера погода не заладилась. Шторм, в добавок гроза. Палубу поливало едва ли не с вечера. Выходить туда было крайне не желательно, вот так выйдешь и пропадешь, никто и не подумает искать тебя на глубине океана.  Было немного не по себе. Рекс никогда не любил плавать, а сейчас эта затея нравилась ему еще меньше. Грейсон не спешила скрасить бессонницу своими участием, поэтому парень продолжил ворочаться пока не уснул.

Утро выдалось на удивление солнечным. Рекс даже немного засомневался может все что происходило ночью было лишь плохим сном. В последнее время это было вполне нормально. Однако выйдя на палубу он удостоверился в обратном. Вода в океане заметно помутнела после шторма. Но совсем не это беспокоило пассажиров лайнера. Корабль стоял уже несколько часов и никаких вразумительных причин люди не находили. Экипаж же звал всех на обед и просил не волноваться.
- Не волноваться,- повторил едва ли не про себя Рекс и продолжил жевать бифштекс. Джек посмотрел на него немного косо.
- Дружок, не боишься ли ты? Камень в огород Рекса брошен. Тирелл недовольно поднял брови и посмотрел на друга.
- Нет, что ты, как можно, - немного ехидно ответил Рекс беря со стола солонку. Кажется с солью он переусердствовал, бифштекс покрылся белой пеленой. Похоже обед Рекса на этом закончился. Джек лишь улыбался довольно уминая за две щеки жареную форель.
- Кто-то видел Кору? – под кто-то он подразумевал Отэм. С Джеком вообще было невозможно говорить о серьезных вещах. Однако девушка не видела сестру Рекса. Парень недовольно отодвинул тарелку.
- Хватит чавкать, - резко заявил парень обращаясь к Джеку. Тот явно не ожидал такого поворота, испуганно вытерся салфеткой и косо посмотрел на сестру.
- Что это с  ним?
Но Рекса уже не было за столом. Как то не по себе ему было.
Он не успел пройти и  пару метров по палубе, как тут же ему на встречу вылетала обеспокоена мать. Что-то быстро протараторив  она побежала дальше, куда-то в сторону. Из этого всего Рекс успел разобрать только Кора, океан, кровь, Вообщем никаких приятных ассоциаций у Тирелла после услышанного не возникло, а чувство тревоги только усилилось.

+4

83

Кора уже и не помнила, как её вытащили из воды. Она на секунду потеряла сознание от невыносимой боли. Когда девушка очнулась, то поняла, что уже на палубе. Всё, что она помнила перед обмороком, это то , что её кто-то схватил и она безумно перепугалась, но вцепилась в то,что её схватило, стараясь удержаться на плаву. Как ни странно, сейчас она всё ещё держала то, что её спасло. Хотя скорее это он её держал. И пытался успокоить. Корделия плакала, и совершенно не понимала почему. Она же больше не тонет. Но страх был сильнее. И боль в ноге тоже. Наконец девушка решила открыть глаза. Оказалось, что всё это время её держал Джейсон. Они оба сидели на полу лайнера, вокруг суетились люди. Кто-то завернул её в полотенце, потом её отвели в каюту. Но девушка так и не заговорила. Она просто обняла брата и чмокнула его в щёку в знак благодарности.
В каюте Кору оставили одну на некоторое время, чтобы она могла переодеться. Так она и поступила. Закинув мокрую одежду в угол, Тирелл надела сухую одежду и завернулась в плед. Старый плед благополучно утонул в море-океане, но в этой потасовке ей выдали новый плед. В каюту зашла Беатрис. Кора ничуть не удивилась её появлению, ведь если с ней что-то случится, папа побежит искать виновного, братья ему помогут, а подойти и спросить, что случилось, кроме мамы никто не догадается.
-Дочка, ты в порядке? - Беатрис протянула Корделии чашку с горячим шоколадом. Девушка приняла из её рук горячую кружку и сделала пару глотков. Да, это то, чего сейчас точно не помешало бы. А то плед не греет совсем. Кору била крупная дрож.
-Всё хорошо, мам, - соврала девушка. -Только нога болит. Не бойся, мне обещали врача...
Кора не успела договорить, как вдруг мама вскочила и побежала к двери. Не, ну Кора была убеждена, что всем на неё всё равно, но такое...
-Мам, ты меня слушаешь вообще? - Кора уже хотела встать, но вместо этого упала. Пока она тут сидела, её нога распухла и окрасилась в цвет недозревшей сливки. Беатрис в этот момент звала врача, который уже со всех ног мчался к ним. Кора в недоумении уставилась на свою ногу. Всё бы ничего, но она её уже не чувствовала. Кровь давно перестала течь, но вот то, что нога почти в два раза больше, чем надо, немного смущало. И цвет какой-то странный. Девушка потрогала ногу. Дикая боль пронзила всё тело и девушка не удержалась от крика, который наверняка был слышен на всём корабле. Слёзы снова хлынули из глаз. Девушка без сил откинулась на спину и старалась не смотреть на ногу. Было невыносимо больно, особенно в том месте, куда укусили.
-Где врач? Гдеее? - шёпотом спрашивала девушка у пустоты.
Наконец пришёл врач. Он очень долго осматривал ногу девушки, а та понимала, что ещё немного и она снова потеряет сознание от боли.
-Доктор, пожалуйста, сделайте что-нибудь. Мне же больно!

Отредактировано Cordelia Tyrell (2015-04-28 00:00:26)

+3

84

Джейсон сдает раненую сестру на руки матросам,
замечает что лайнер стоит, хотя они должны уже были отплыть.
Пытается выяснить причину остановки.

В то время как матросы затаскивали его сестру на палубу, Джей протянул руку вверх, его подхватили и вытащили следом. Отдышка не шла в сравнение ни с чем от всплеска адреналина. сердце било по ребрам, пытаясь выпрыгнуть и утреннюю сонливость как рукой сняло. Джейсон отмахнулся от вопросов о своем самочувствии и указал рукой на сестру.
- Да все со мной нормально. Помогите ей, кто-нибудь, позовите врача! - Кто-то из персонала возник словно из воздуха с пледом в руках и укутал его сестру. Корделия открыла глаза, увидела Тирелла и благодарно улыбнувшись, поцеловала его в щеку. Джес улыбнулся. Если сестра очнулась, значит теперь все будет нормально. Правда он бы на месте персонала все же позвал врача и выяснил что такого могло случиться в воде, что его младшая сестра начала так паниковать и кричать. Сев на лавочку, он мельком успел заметить удаляющегося с палубы отца и маму, которая на ходу пыталась завязать пояс халата. Чтобы его мать так вовремя оказалась на месте происшествия нужен был кто-то шустрый, чтобы предупредить родителей. А обслуживание здесь все таки нормальное - подумал он, глядя на то, как девушку сопровождают в ее каюту и как Беатрис идет следом за ней.
Джейсон проводил взглядом сестру, сунул руку в карман, пытаясь закурить на нервной почве и с досадой оглядел мокрую пачку в своей руке. Естественно в спешке он не снял шорты и все его имущество, состоящее из пачки, зажигалки и пары купюр, намокло или уплыло на дно.. на радость рыбам и акулам. Тирелл выбросил мокрую пачку за борт и только тут заметил, что лайнер действительно как-то долго стоит на якоре и не слышно звука двигателя.
- А собственно почему мы стоим? Разве мы не отстаем от расписания? - обратился он к матросу, с интересом поглядывая на горизонт. Где-то по правую сторону от него в поле зрения появляется Рекс, Джейсон тут же помахал ему, давая знак подойти.

Отредактировано Jason Tyrell (2015-04-29 20:26:21)

+3

85

[AVA]http://savepic.net/6431875.png[/AVA]
пляж;
Больше всего хотелось поддать Рексу под пятую точку, чтобы перестал бухтеть. Я как обычно не так сформулировала свой ответ, он в голове у себя его прокрутил и перекрутил как ему надо. Пока я пытаюсь встать и выбраться из воды, наблюдает за мной с улыбкой.  Когда он наконец протянул мне руку, я даже не поверила что парень меня вытащит. Однако все его веселье и задор испарились бесследно как только я встала рядом. Вот он, привычный Тирелл, сын своего отца - сжатая челюсть и ни намека на забаву. И мне обидно. Обидно, что после всего что мы прошли, он хотя бы на день не может сбросить с себя бремя фамилии. И сейчас я злюсь на Декстерела, который шпынял своих с детей с малолетства. Я понимаю, какой он закалки, но он слишком суров. Ко всем. Господи, посмотри на их семейку - сплошь машины для убийств. Кора - тот еще сорванец в юбке, Джейсон - вечно куда-нибудь влезет, а потом ходит со сбитыми кулаками. Рекс - одного взгляда достаточно, чтобы понять что с ним лучше не связываться. Когда-то давно я даже пыталась ворваться в кабинет к Дексу и устроить ему проповедь про то, что нужно уметь правильно расслабляться. Хорошо хоть, Рекс и Джек меня утащили подальше, а то был бы тот еще номер. Хоть папа Тирелл меня и любит, но нарываться в открытую даже мне не стоит.
Чем ближе мы подходили к кораблю, тем смурнее становился мой спутник. И мы молчали. От того паренька, который полчаса назад стащил арбуз не осталось и следа. Смысла поднимать тему заново не было, да и если честно оправдываться за свои слова я не хотела. Каждый интерпретирует слова так, как ему хочется. Он услышал меня не так, как следовало, и убеждать его в обратном - нервы у меня итак не самые стойкие. После вынужденного купания в соленой воде я выглядела слишком ужасно, чтобы идти на ужин, да и Рекс сразу потянул меня в каюту. Посетив душ и смыв с себя события прошедшего дня, я осознала как на самом деле я устала. Первый день отдыха начинался слишком замечательно, чтобы так же закончится.

Погода слишком быстро поменялась и спать было нереально, вдобавок, Тирелл ворочался и то и дело тыкал меня в бок:
- Я пытаюсь хотя бы полчаса подремать, хватит меня толкать, Рекс, спи, ничего страшного не произойдет, - я решилась перевернуться и приобнять парня, в надежде, что он тоже скоро погрузится в сон, - Посреди океана бывают штормы и грозы, а мы находимся на каком-то супер безопасном судне, прошу тебя, постарайся уснуть, - не уверена, что он понял мои слова, потому что большую часть я бубнила в подушку.
обед с Рексом и Джеком; следом за Рексом на встречу к Джейсону.
На утро недовольное настроение Рекстона никуда не испарилось и он продолжал хранить молчание. Когда мы вышли перекусить, весь экипаж бегал и почему-то призывал всех не волноваться. Ничего не знающий о вчерашнем разговоре Джек попытался отвесить пару шуточек в строну брюнета, но отхватил лишь резкое замечание. Я едва не поперхнулась. Когда брат перевел взгляд на меня, и погладила его по плечу и наклонилась, чтобы чмокнуть в щеку:
- Не обращай внимания, он плохо спал, - слабо улыбаюсь Джеку и направляюсь следом за вскочившим с места Рексом, - Да что... -  не успела я закончить предложение как мимо пробежала Беатрис, мать всего этого сумасшедшего семейства. Выглядела она слишком взволнованной и протараторила что-то о самой младшей занозе в причинном месте. Рекс очевидно услышал и разобрал больше чем я, так как выражение его лица из напряженного сменилось на обеспокоенное. Краем глаза замечаю, что нам машет мокрый Джейсон. Толкаю Тирелла в бок:
- Еще раз рявкнешь на меня или на Джека, отправлю в кровать чтоб встал с той ноги! Что на тебя нашло? - фыркаю и поворачиваюсь к Джейсу, - Ни дня без приключений в наших семьях, как я посмотрю. Кстати да, тот же вопрос - какого хрена, собственно, мы стоит, и какого черта все призывают успокоится? Потому что как известно, сия фраза не действует, а только раздражает еще больше, - пробегаю взглядом по замершим на месте матросам, которые не могли и двух слов связать, - Так мальчики-зайчики, вот видите этих двух сильных и суровых парней? Так вот, это они еще в хорошем настроении. А когда они будут злыми - это, поверьте, не то зрелище, которое Вы хотели бы видеть. А если к ним еще и присоединится грозный отец всего нашего большого семейства... Лучше бы Вам объяснить всё с чувством, с толком, с расстановкой, - улыбаюсь и наблюдаю за реакцией, но матросы по-прежнему не могут ничего ответить, - Да Вы блять издеваетесь!? Какого фаллического символа мы стоим? Вы понимаете, что если мы подадим в суд, Вы разорены? А еще, я обеспечу Вам самую ужасную жизнь из возможных! Вашей карьере конец! Вас больше никогда и никуда не примут на работу, даже мусор собирать! Тоже мне, самая надежная компания. Беру свои слова о безопасном судне обратно, Рекс. Таз с болтами и персоналом, в котором сплошь идиоты. Где мать Вашу, капитан этой посудины?! Хватит уже мямлить!

+3

86

Подошел к Джею.
Пришли в каюту к Коре. На кричал на врача и чуть не избил его.
Донесли Кору в лазарет.
Фыркнул на Отэм. Ушел.

Толпа людей собралась возле борта. Что за представление устроили они посреди океана? Было не смешно, а даже страшно. Эти любопытные рты отходили. Кто-то в ужасе хватался за голову, а кому то было смешно. Хотелось врезать между глаз дабы эти рты наконец то заткнулись. Как на зло ни одного адекватного человека, все были так увлечены собой, как и всегда в этом грешном мире. Никому нет ни до кого дела, кроме себя любимых.
Рекс не торопился внедряться в эту толпу безумцев, он чувствовал что еще немного и просто расшвыряет их по палубе и хорошо если никто не улетит за борт.  Людей становилось все меньше и когда топы почти не стало парень заметил Джея, что тоже заметил его. Не сомневаясь Тирелл подошел к брату.
- Объяснишь, что случилось?
Парень заметил капли крови на полу и немного встревожено смотрел на мокрого Тирелла. Что тут произошло? Этот вопрос постоянно крутился у него в голове и чем дольше Джея тянул в ответом тем больше все возможных ситуаций появлялось в мыслях Рекстона.
Все оказалось так предельно просто, что Рекс замер от ужаса на месте.
- Как упала за борт? – брюнет едва не схватил брата футболку, но вовремя подоспела Отэм, но если честно сказать то совсем не вовремя. Еще немного и она просто попала бы под горячую руку. – Не лезь, - недовольно фыркнул Рекс в ее сторону, совсем забывая о том, что когда он злиться может болтнуть лишнего. И пока Отэм отвлеклась на матросов Тирелл выслушал рассказ брата до конца.
- Где она? Отец в курсе? Идиотский корабль. Самое безопасное судно, да Отэм? – громко возмутился парень посмотрев на девушку, что всю ночь убеждала его, что ничего не случиться. Как же. Ничего не случилось.
- Нужно посмотреть как она. Парень бегло осмотрел палубу пытаясь понять где он вообще находится. Он не умел паниковать, поэтому это чувство было для него неприятным и не привычным. Он чувствовал себя как ребенок, что потерялся в лесу. Будь на месте сестры кто-то другой его не колотило бы так от злости и отчаяния одновременно. Но ведь Кора, единственный светлый лучик в их семействе. Нужно было взять себя в руки. Но Рекс всегда был слишком эмоциональным когда в ход шла злость.
- Ты идешь? – он посмотрел на брата что одобряюще кивнул.

Они шли по коридору к каюте, когда раздался крик. Душе раздирающий вопль, что молил о помощи. Рекса снова передернуло. Они ворвались в каюту как стадо обезумевших шакалов, что искали свою добычу. На комнате металась мать, на кровати лежала Кора, а рядом какой то мужик в белом халате. Хотелось бы назвать его врачом, но раз он врач почему сестра до сих пор кричит и плачет. Наверное если бы Джей не сжимал плечо Рекса, тот бы уже размазал этого доктора по стенке, но пока стоял и сжимал кулаки переводя взгляд то на мать, то на Кору.
- В этом океане есть ядовитые рыбы? – любопытно спросил доктор поправляя свои очки.
- Что? Вы у нас спрашиваете? Какие еще ядовитые рыбы? – Тирелл ошарашено посмотрел на брата, будто хотел что бы тот объяснил ему что этот Айболит имеет ввиду. Не нравились Рексу эти разговоры врача. Он посмотрел на Кору. Девушка выглядела...  не очень здоровой. Нога отекла, а на руках начали проявляться какие то мелкие точки. Тирелл поморщился и посмотрел на врача. Ему было жаль Кору и чем быстрее они выяснят что с ней тем лучше для нее и для всех. 
- Я вколол ей обезболивающее, но мне нужно сделать анализы. Нужно противоядие, не уверен, что на борту есть такое. Странный отек. Очень странный отек. И цвет такой…
Доктор поправлял поправлять очки, будто для него это все было развлечением, очередной загадкой которую нужно разгадать. Рекстон не выдержал, одним рывком прижал доктора к стене, что-то рыча ему в лицо.
- Отпусти его, Рекс. Он не виноват. Рекс, - кричала мать оттягивая сына. – Джейсон!
Общими усилиями им удалось оттянуть Рекса и освободить доктора. Парень злобно косился в его сторону. Тот попросил отнести Кору к нему в лазарет. Еще и слово такое дурацкое придумал лазарет, будто ее туда на опыты ложат.

Рекс успел увидеть только белый халат. Дверь закрыли у них перед носом и попросили не тревожить. Какое-то время они с Джейсоном еще крутились возле каюты, которую в свое время весьма успешно экипаж корабля оборудовал в медпункт. К ним подбежала Отэм с ходу рассказывая о том, что корабль еще не скоро отправится в путь, а затем задавая кучу вопросов.
- Не сейчас, - отмахнулся Рекстон, - мне нужно побыть одному.

+2

87

[AVA]http://sh.uploads.ru/yd05v.png[/AVA]
Лениво провожу свой день на корабле вместе с Алекс. Начинаю загадывать самое худшее и нервничать, но стараюсь отогнать от себя эти мысли. Ужинаем, Алекс куда-то пропадает, а я уже ближе к ночи хочу поговорить с братом, но так как тот не оказывается в своей каюте (он вместе с Шоном), то я начинаю искать его на самом корабле.
Внезапно сталкиваюсь с Рексом.

Всю прошлую ночь я не могла уснуть, море было слишком беспокойным. Поначалу, я думала что возможно, это все просто мои мысли, но сидя утром на завтраке, я заметила что все люди почему-то выглядят невыспавшимися и обеспокоенными. Но у меня правда не было времени и желать впадать в уныние. Рик и Даниэль, казалось бы, наконец нашли общий язык за завтраком, я и Алекс и так нормально общались, и потому мое настроение было хоть немного приподнятым. Уныние надо убивать в корне, и я знаю что это прозвучит эгоистично, но если забить себе в голову что все хорошо и обращать внимание только на себя и свою личность, то так оно и будет. Наверное. Мое самое любимое и самое частое слово, в последнее время оно лучше всех других слов описывает мое состояние и мою жизнь.
После ночного похмелья и разговоров по душам, Алекс сегодня не ходилось буянить, что мне лично было никак на руку. Не обращая внимания на брата и парня, я лишь ушла с ней к бассейну на нашем крыле, и так мы и собирались провести свой день - лежа и плавая с коктейлями. Типичное времяпровождение богатых, что ни о чем не задумываются, жизнь которая приносит ничего, и пусть пролетает мимо нас - нечто нормальное для моего круга, но не для меня. Но я не буду сейчас рассказывать вам и вдаваться в подробности моей жизни. Все лучшее лишь только впереди, думала я, вслушиваясь в мелодии рока шестидесятых, пока Алекс задремала на солнце. Я очень люблю свою подругу но столько пить. Да, это и мой грех, и в последнее время, алкоголь стал моим очень хорошим компаньоном по вечерам. Я привыкла к тому что являюсь декорацией и что на меня никто не обращает внимание, но раньше я не пила столько. Однако, Алекс же конкретно вчера переборщила, и меня это таки волновало, увидев как она уснула, я подошла и аккуратно накрыла ее покрывалом, а то не хватало того чтобы она и обгорела. Кожу все еще немного жгло, но ведь это мой отпуск, и если я буду сейчас сидеть укутанной в номере, кому будет от этого лучше? Я никогда не щадила себя, а сидеть взаперти я могла и в Сакраменто, что собственно и происходило у меня весь год.
Но и на бассейне однако, даже тут, где по сути, люди должны отдыхать, не было спокойствия. Люди без умолку болтали, что я едва подавляла в себе желание сходить в номер за берушами, только тщетно, у меня же их не было. Как иронично, я что так постоянно болтала, меня бесили разговоры людей. Бывает и такое, я же просто устала от всех разговоров. Какая-то женщина рассказывала своей собеседнице о том что какую-то девушку укусила странная рыба, что она сама видела эту рану и что мягко говоря зрелище не для слабонервных. Подростки за мной чертыхались что нет интернета. Блин, сборище нытиков а не отпуск. Потому, как только так сразу, уже когда начало вечереть, я и Алекс смылись оттуда, даже толком и не искупавшись как следует за весь день...

***
Вечер стал вполне естественным продолжением дня. Рик, Алекс и я поужинали, затем я пошла к Алекс в каюту, Рик же идти со мной отказался. Его дело. Алекс же быстро уснула, видимо ей действительно был нужен сон, и собственно мне ничего не оставалось кроме как пойти в свою каюту и сделать так же. На часах было около полодиннадцатого, так что у меня хотя бы был хороший шанс выспаться и надеятся на то что следующий день окажется куда лучше, нежели предудыщий.
Я заснула быстро, но проснулась спустя пару часов. В сердце что-то странно ныло. Где же Даня? Я не видела его с утра, а вечером Рик вообще ничего не знал о нем. Не знаю почему, но в голове была мысль что надо пойти к нему. Может он уже пришел и спит у себя в каюте, мой брат же ведь умный мальчик и не будет заниматься глупыми вещами на корабле, правда? Очень надеюсь. Напялив на себя первое что попалось под руку - шорты, майку и толстовку Рика, так как было прохладно, я направилась к каюте брата. Но там его не оказалось.
Дул сильный ветер и все это не обещало мне хорошего. Я решила продолжить его искать. Он должен быть где-то здесь. Я знаю. Я точно уверена в этом. Не укусила же его какая-то рыба, как ту девушку.
На главной палубе его не было, потому я начала ходить по всему кораблю. Тусклый свет фонарей не внушал ничего хорошего. Все были каюты, а я же ведь не идиотка чтобы беспокоить незнакомых мне людей и расспрашивать не видели ли они такого высокого парня с бородой? Нет, я сама его найду. Я смогу.
Мое внимание привлекла метальная дверь. Кто знает что там. Попробовать надо и можно. Даже и не думая, я зашла туда, не прикрыв двери. На проверку это место оказалось... морозильником для рыбы. Мда, ты всегда была умной, молодец, - иронично пропела внутренняя истеричка. Вдруг послышались чьи-то шаги, и я обернулась.
И застыла на месте.
Мое тело начинало дрожать.
Мое сердце замерло.

Отредактировано Emilia Tyrell (2015-05-09 12:37:56)

+2

88

Закат.  В воде отражалось алое солнце. Волны бились о борт корабля придавая вечеру какой то магической атмосферы. Хорошо бы укататься в плед и выпить чашку горячего глинтвейна, любоваться на закат, вдыхать аромат океанского бриза. Хорошо бы, но вместо этого он стоял опершись о борт и курил, вдыхая едкий дых сигарет, морщась от того, что соленый воздух  вперемешку с табаком перемешивался в странный коктейль.
На нижней как муравьи разбегались в разные стороны люди. Сейчас корабль был похож на большой муравейник. Все куда то торопились но в тоже время не могли уйти дальше лайнера. Они узники этого самого безопасного в мире лайнера, что застрял посреди океана и никто, никто не знает как долго они еще здесь пробудут.
Пару часов назад Рекс слышал разговор капитана с каким то матросом, кажется матроса звали Пити. Молодой такой парень, молоко еще на губах не обсохло, а он уже отправился в плаванье. Поторопился. Он боялся воды, не умело выполнял команды. Не понятно как его приняли на борт этого лайнера. А оказалось что это сын капитана. Рекс улыбнулся. Так забавно было наблюдать за разговором отца  и сына. Он успокаивал его поддерживал, говорил что все будет хорошо и что в современном мире не так просто потеряться в океане, они скоро снова поплывут. А мальчишка лишь довольно кивал и гордо поднимал нос, что бы отец им гордился. Ему было двадцать и вчера он праздновал свое день рождения, а сегодня они застряли здесь. Вот она жизнь. Никогда не знаешь чего ожидать. Эти пару минут подслушанного разговора так едко застряли в его голове. Здесь на лайнере вся его семья, а Декстер… Декстер даже не удосужился узнать как у них дела. Знает ли он что произошло с Корой? Наверное, знает, мать должно быть рассказала ему все. Однако он так и не заметил его возле лазарета.
Доктор так и не смог сказать, что произошло и как долго еще малышка Тирелл будет страдать. Результаты анализов будут только завтра утром, им оставалось лишь ждать. Сжимать кулаки сильнее и молиться что бы все обошлось. Мать не находила себе места, все время сидела рядом и только под вечер ушла в каюту спать. Ей нужно было набраться сил. Джейсон ушел чуть раньше. Рекс же прсото блуждал рядом, не зная куда ему податься. Отэм недовольно косилась в его сторону и наверное обвиняла во всех грехах. А он и не виноват то толком. Просто… Да просто и сказать то ему нечего, он не знал как так вышло, что всех своих чертей он выплеснул на нее. На единственного человека, что оказался рядом.
Делая последнюю затяжку он бросил сигарету в урну, но резкий порыв ветра не дал ей долететь, окурок упал за борт. Пусть так. Тирелл недовольно посмотрел на волны. Красиво, но в глубине души он начинал их ненавидеть.
Он шел в каюту, засунув руки в карманы и бегло разглядывая пустые коридоры. На палубе почти никого не было. Наступила ночь. Холодный ветер заставлял сильнее ежиться и ускорять шаг. Парень решил свернуть и пойти другим путем, кажется, здесь есть выход через кухню к их крылу. Стало теплее, здесь хотя бы не дул ветер, однако веяло каким-то холодом. Странным холодом, будто где то рядом снежная королева правила в своих владениях.
И он не ошибся, открытая дверь в морозильную камеру, Тирелл удивленно осмотрел коридор. Никого. Он подошел ближе и застыл у двери.
- Ты?, - немного неуверенно заговорил парень будто увидел призрака. Призрака из далекого прошлого. Он не ожидал. Не ожидал что встретит ее, и уж тем более не ожидал что встретит ее здесь.
- Захотелось мороженной рыбы? – не подумал ляпнул парень и тут же замолчал. Наверное стоило бы не  с этого начинать разговор, но Рекс мало думал о том, что говорит. Его окутала какая то паника. Развернутся и уйти? Просто сделать вид что он ее не заметил? Или же поговорить? Правда разговаривать им было толком не о чем. Тиррел посмотрел на нее будто хотел увидеть что-то знакомое, что-то родное. Однако взгляд все время падал на толстовку Рика. Да, он узнал ее. Она здесь не одна.
- Где твой дружок? Снова вляпался в неприятности? ,- ехидно заговорил парень. – Так вот зачем ты сюда пожаловала, приложить что-то холодненькое , - еще более язвительно отметил Рекс. – Ладно, не буду мешать. Они стояли будто в разных мирах, он все еще на деревянном полу коридора, а она в холодном царстве отчаяния, среди мороженной рыбы и щупалец осьминогов.

+2

89

[AVA]http://sh.uploads.ru/yd05v.png[/AVA]

Когда-то давно, еще будучи ребенком, я помню как моя учительница говорила нам что все в наших руках. Что от нас зависит как повернеться наша жизнь дальше. Тогда нам восьмилетним детишкам это звучало крайне неопределенно: кто-то смеялся а кто-то лишь внимательно слушал и пытался вникнуть в смысл этих слов, только все равно в маленьких головках ничего толком не укладывалось. Мисс Марблс вообще была чудесной учительницей, маленькая Эмилия всегда ее внимательно слушала, даже не смотря на свой дикий нрав, стоило лишь только заговорить этой девушке, она замолкала. Жаль только что эти слова не уложились в голове как надо. Неужели она настолько ненавидит себя, что сделала себе все это? Поломала все деревья своей жизни, и создала из них столько дров, сколько никому не понадобиться по конец жизни. При том что в некоторых ситуациях жизни, она вела себя как самая настоящая сволочь, которой нет дела до других, нежели до себя. Она просто неопределенная дура истеричка, что никогда не сможет избавиться от своих монстров. Слабачка которая думала что настолько храбрая что сможет перебороть все, а оказалось, не смогла взять в руки управление над собственным характером. За эти пару месяцев, я часто думала об этом. Как же я распоряжаюсь своей жизнью. У меня было столько шансов, с самого начала, о которых мечтают многие. Как же так вышло, что я оказалась с парнем который меня бьет и ничего к нему испытываю, при том официально еще не разводясь с человеком, который за всего один год сумел создать какафонию чувств в моей голове? Почему я ушла от Рекстона? Побег Рекса а не ранение, как возможно думал он, был каплей которая перелила все. Бочка которая заполнялась дотла весь год и не выдержала лишь одной только капли, но тут было кое-что и другое. Братья. Сначала Даниэль, затем Шон. Их появление ни откуда было тревожным звонком с первого момента, но их упорные настаивания и вечные ссоры, с Шоном доходящие чуть ли не до угроз, сделали свое. Что же случилось с моей семьей. Нет, нас никогда нельзя было назвать нормальной, типичной семьей, что любит друг-друга, мило обедает и делает подарки в каждый праздник, но... Как же мы до этого дошли. Смерть того которого мы все так ненавидили, и я, и Шон, и Дани, сделала из нас просто монстров во плоти, точнее оживила их. И я до сих пор не понимала как же мой брак может быть связан с этим, но братья сказали что я и знать об этом не должна. Действительно, мне пришлось уйти, и я не должна знать. Но тут было еще кое-что, знаете, у нас Кили, вечно есть это еще что-то. Я правда предала мужа. Я настолько устала, что как только ушла из особняка Тиреллов, почти сразу начала встречаться с первым встречным, а уж его вы знаете, кто он. Не знаю почему. Не знаю зачем. Неудивительно что все так и заканчивается. Я это полностью заслужила.
Здесь было таки холодно, но я казалось бы не чувствовала мурашек. Я просто стояла на месте и смотрела на него. Знаете, это ужасно когда находится такой человек, которого вы возможно и хотели бы любить, возвысить до небес, но сами уничтожаете все своим поведением. Даже несмотря на то что эти чувства вряд ли бы взаимными, да и о чем я говорю, говорить о чувствах к тому от кого сама уходила столько раз, потеряла от него ребенка, попросту выматывала  ему нервы... нет Рекстон тоже не был паинькой, и нервы мы попортили друг-другу изрядно, но просто сейчас, смотря на него, я чувствовала как уменьшаясь в размерах - пропадаю в живую землю. Он не мой. Никогда наверное и не был моим. Хорошо выглядит, только несколько жестче и грубее, если вспомнить какие-то хорошие времена, отрывки которых сейчас больно вжимаются в память.
Как будто у меня отобрали голос. Я бы так хотела просто поздороваться с ним, но не могу. Не достойна его. Знаю что не могу это сделать. Чувствую как сердце мучительно бьется, отбивая каждую секунду этой нелепой жестокости, и все это... Его слова. Мне больно. Но я это полностью заслужила, так что давай, Рекс, ударь побольнее, покажи чокнутой стерве где ее место.
- Вообще если ты так хочешь знать, то я ищу брата. И если ты думаешь что я рада этой встрече, то ты ошибаешься, - вырывается у меня из уст, видимо уязвленная истеричка внутри просто в шоке, а поэтому... Нет, это не слова которые мне бы хотелось сказать ему спустя три месяца. Даже уже и конец, и ничего не изменить, я хочу чтобы было по другому. Сжимаю кулаки, набираю воздуха, и поднимаю на него взгляд, но мне больно на него смотреть. Он разворачивается, а я едва нахожу крупицы мужества в себе чтобы его остановить.
- Постой, - я ловлю на себе этот циничный взгляд его карих глаз, делаю паузу - нет, я знаю что ты не хочешь меня слушать, и то как я поступила - не имеет оправданий, ведь поступки всегда были красноречивее слов, но поверь, я не хотела от тебя уходить. Я просто струсила, просто не выдержала, и я знаю что уже ничего не изменить, что для тебя я мразь, я тебя предала, это так, но просто извини, если можешь, - едва нахожу силы чтобы зашевелиться и подойти к нему поближе, а сама чувствую как кожу леденеет холодок а в глазах появляются маленькие капельки.

Отредактировано Emilia Tyrell (2015-06-05 11:12:05)

+2

90

- Брат, - в его голосе слышалась легкая ирония, - правда не очень понимаю, что он забыл в морозилке. Принимает омолаживающие ванны? Сохраняет молодость?
Лучшая защита от каких либо эмоций это нападение. И пускай он сейчас дерзил и без того оторопевшей Эмилии ему от этого не становилось легче. Скорее наоборот, что-то давило на него, но он через силу всеравно продолжал упорно корчить вид, что ему всеравно. А ему ведь все равно, верно? И стоя на пороге этой морозилке он думал лишь о том, что там на палубе было не так уж и холодно. И стоило идти дальше по проверенной дороге. А теперь ему грозит безсонная ночь и муки совести. Но не привыкать, он справиться. Эти пару месяцев научили его многому. И он больше никогда не поведется на эту удочку снова. В этом мире нельзя доверять никому кроме себя. Ведь даже собственный отец может оставить тебя без гроша, собственная жена променяет тебя на вонючую массу мышц, а девушка, которая однажды променяла его на белый порошок в который раз показал что он ей все так же не нужен. Так что да, он привык скрывать свои чувства и быть поддонком, ведь так проще выжить в этом мире.
Он почти ушел. Почти. Наверное, не стоило сомневаться, нужно было просто уходить, не оглядываться и не надеяться, что она ему что-то скажет. А ведь она сказала. Едва тихое постой и он замер стоя к ней спиной. Его ладонь сжалась в кулак и сердце так бешено забилось. Не оборачивайся кричал ему рассудок, а он все равно сделал по своему.
- Что? Ты не рада этой встрече так давай не будем ее продлевать. Я тоже не рад, - так же тихо ответил и он. И все таки обернулся. Обернулся, что бы снова посмотреть в ее глаза, что бы снова увидеть что ей всеравно что происходит с ним. И увидел. Услышал дрожь в ее голосе, увидел слезы, что едва заметно появились на черных ресницах.
- Зачем? – он набирает побольше воздуха в легкие, - зачем ты мне это все говоришь? Это ничего не изменит. Это был твой выбор и я не стану тебя осуждать. Ты так давно хотела сбежать от нашей семьи, - нет не так, он на мгновение замолкает, - моей семьи, - исправляет сказанное ранее. Его семья никогда не была для нее семьей и как бы он не старался и что бы не делал она так и осталась чужой, по крайней мере ему так казалось. – Так уходи. Ты ведь так хотела.
Она подходит ближе, а он не выдерживает и срывается проходит в глубь морозилки, задевая рукой дверь и ощущает как холод становится сильнее. Как холодно становится дышать, как леденеют пальцы.  А может и не от холода больше, а от волнения, от чувств, что накрывают с головой, от боли что все это время мучила его сердце.
- Ты права, ничего не изменить, - холодно повторяет он стараясь не смотреть на нее, но в какой то момент их взгляды встречаются и становится мучительно больно. А ведь он думал, что все уже прошло. Что он пережил эту боль, но видимо не до конца.
- Не извиняйся. Он снова разворачивается что бы уйти, но у выхода его встречает запертая дверь. Попытка открыть дверь не увенчалась успехом, похоже она не открывается изнутри. Рекс злиться, его кулак касается холодной двери и боль разливается по телу, рука замерзла от чего удар стал стеклянным и казалось, что его кулак сейчас разлетится на кучу мелких осколков.
- Поговорила?
Она не виновата и он знал это, но сейчас винить он мог только ее. Запертая дверь и холодная морозильная камера, через пару часов они просто замерзнут как замерзли его чувства, когда она ушла ничего не объяснив.

+2

91

[AVA]http://sh.uploads.ru/yd05v.png[/AVA]

Агония, огонь и я,
С огнём мы играем вдвоём.
Агония, огонь и я,
Играем вдвоём.

Вот так и бывает. Думаешь уйдешь - решишь проблему, все встанет на свои места. Но нет. Невозможно стереть из памяти что либо просто так. Отпечатки наших пальцев на жизнях, которых мы касаемся, не тускнеют. И что же делать, если отпечатки превращаются в прожигающие следы, что заставляют твое сердце дрожать и извиваться в мучениях?
Нам всегда кажется что мы куда сильнее чем есть. Берем на себя отвественность и возможность причинять другим боль, и в складе со своей мерзкой эгоистичностью, нам кажется что то что мы делаем это ничего особенного, просто так, обычное исполнение наших потребностей. Но когда же дело доходит до того что эта боль как австралийский бумеранг, возвращается к нам, вот тогда и начинается типичное поведение каждого человека. И даже тогда мы не отступаем, даже тогда, редко кто встанет и скажет - я виноват, и я получил это сполна. Люди привыкли все перекладывать в облака, ведь они все стерпят, и таким образом, вечно виноватый - всяк но не ты сам.
И она была такой. Героиня о которой я сейчас все это говорю, неоднозначная и странная, но в этом она была как большинство людей этой планеты. И как же больно было сталкиваться с тем от чего она бежала, снова. Точнее кем. Прозвучит странно, но сейчас она поняла - она не хотела уходить от него тогда, действительно не хотела. Это было просто порывом, порывом трусливой души, но желанием сбежать конкретно не от него, а от всех обстоятельств, что словно волны океана, что так близки им отсюда, захлестывали их. Все против. А у нее нет сил, нет желания бороться... Не было.
И сейчас, когда она полностью запуталась в себе, он снова тут. Уход не выход. Уходом ничего не решается. Казалось бы, поступок такой простой и ясный, классическое предательство, и Эмилия готова была это признать, прежде всего себе, что это действительно так. Но сейчас, даже сквозь захлестывающую боль и нагрянувшие, но никому уже не нужные чувства, даже в таком шоковом состоянии, она понимала что все что она сделала в последние два месяца, все это лишь сделало лишь только хуже.
Моя семья. Она никогда не была частью их семьи. С сентября прекратила дуриться и даже сменила свою фамилию на их, но это не помогло. Некоторая часть этой семьи с самого начала воспринимала ее в штыки и никак не воспринимала, считая полным пустым местом, но были и люди, которые дали ей надежду на нечто лучшее. Среди них Кора, Джейс и Рекс. Жалко, безусловно, и она себя сама ненавидит за это, но у них были моменты счастья. Странного, неописуемого, но не в плане чудес а в плане странности, так как чудеса это не по их адресу. Но в ее жизни, полной крови и патетичности, один момент слишком много порой значит.
И потому так больно было сталкиваться с тем что она выпустила своими руками из своей жизни.
- Я не прошу тебя ни о чем, не имею на это права, я просто хочу донести до тебя что я сожалею. Если ты мне веришь, конечно. В вашей семье все равно все было намного лучше до моего появления, пусть так будет и сейчас, - спокойный, тихий голос но полный отчаяния и страха. Она пыталась держаться на начале, действительно пыталась, но это слишком сложно. И вся эта ситуация, весь этот круиз, просто извел ее до невероятности. Оказывается, иногда надо прислушиваться к своей интуиции что так редко отзванивает тревожным звоночком у нее. Почему же другие люди могут сохранить себя, размышляют прежде чем делают, лишь только она, спалит все дотла а потом сидит на пепелище и посыпает копну пеплом?
Его движения выдают его нервы, она пытается зацепится за взгляд. Глаза всегда выдавали человека. Даже поразительно, всего два небольших яблочка, а кажется что можно увидить в них все. Но сейчас она не может, слишком больно, слишком резко... не стерпеть. Эмилия пытается из всех сил не слышать его слов, но кажется что с каждым словом, она слышит его все громче и громче в своей голове, как будто кто-то намеренно делает их громче.
Тело почти прекратило дрожать и чувствовать холод, а может ей только кажется. Хлопок двери что так неприятно ударяет по нервам, но дает ей убедится что она все еще жива и это таки реальность. И как бы больно не было, она не может убрать взгляд с того кого... любила, любит?
Если бы она сама знала свои чувства к нему.
Он начинает ударять дверь, и девушка лишь только сейчас понимает что же произошло. Ноги подкашиваются, и отчего же? От самой ситуации, что вот, она в очередной раз сталкивается со смертью, только на этот раз, самой странной - от замерзания, или от того что он тут с ней, и это явление пока не изменить? В висках звенит, неосознанно она дотрагивается до окоченевших рук, и наконец смотрит ему прямо в глаза.
- Да, пожалуй, более чем. Моя вина и это, абсолютно, доволен? Я приношу тебе, всем, одну беду. Обычная дрянь. Это я во всем виновата, я, - тихо прошептала она такие громкие слова а затем сползла на пол. Холодно, очень холодно, но уже плевать. Полное отстранение от себя, полный уход души в некое межпространство.
Она отворачивается от него и полностью одстраняется от происходящего. Сердце бешено бьется, и чувствуя его такое изломленное но громкое дыхание, она не выдерживает. Снова поворачивается к нему, вытирает слезу.
- Почему же все вышло именно так, за что. Тебе то за что, Рекс?- все так же тихо шепчет она, снова поднимая на него взгляд. Что же она видит теперь? Боль? Жалость? Отчаяние? Или все вместе?
Если уж им суждено умереть вместе, здесь и сейчас, от гипотермии, можно хотя бы изменить последние сказанные слова, если уж не поступки.

Отредактировано Emilia Tyrell (2015-05-09 21:23:17)

+2

92

Еще один удар общигающий замерзшую кожу ледяным прикосновением холодной двери. И это мерзкое чувство будто застыло на его пальцах, больно кололо напоминаю ему о том, что всегда нужно уходить вовремя. Яркий пример того, что уходить слишком поздно и попросту некуда уходить.
Тирелл обернулся. Эми сидела на полу. В отчаянии она потеряла здравый смысл или сходила с ума  от эмоций. Она потерялась в глубинах собственной души и это читалось в ее глазах, в ее скованных холодом движениях, в ее замерзших губах и сжатых от холода кулачках.
Избытый котенок, что требовал защиты, вот на кого она походила больше всего. Рекстон стоял. Стоял совсем не долго. Перспектива умереть здесь его совсем не радовала, как и не радовали разговоры Эмилии, что вгоняли его в уныние еще больше.
- Замолчи, - не выдержал парень срываясь на бедную девушку, которую все еще мог называть своей женой. Меньше всего он хотел выяснять кто виноват и меньше всего хотел знать за что же им предназначены такие испытания. Одно он знал точно, нет таких испытаний которые нельзя выдержать. Все через что проходят люди делает их сильнее. Возможно более сдержанными, более осторожными, но всеравно сильными. Сильными и мудрыми хоть и не всем суждено научиться не наступать на одни и те же грабли по нескольку раз.
- Не разводи сопли и встань с холодного пола. Что жить надоело? Хотел одернуть ее и поднять, но решил, что она и сама может подняться. Рекс достал из кармана телефон, однако смысл ловить сеть. Которой в принципе нет на корабле. Об этом он совсем забыл. Кажется испытания усложняются. Все это напоминало какой то безумный Форд Бояррд, когда у тебя есть всего несколько минут, что бы найти нужную вещь иначе ты останешься узников форда навечно. Сейчас же игра была куда серьезнее. Всего немного времени, что бы понять, что делать дальше. Всего немного времени, что бы успокоится и здраво оценить ситуацию. Всего немного времени, что бы решиться сказать то, что возможно он не скажет больше никогда. Но последнее он решил оставить напоследок. Поморщившись он продолжал искать выход, выбросив дурацкую электронику на пол. Смысл покупать навороченные телефоны если в результате ты даже о помощи не можешь позвонить с помощью этого куска пластмассы.
- Эмилия, да ты что издеваешься? – он посмотрел на брюнетку. Она все еще сидела опершись о холодные стеллажи вытирая рукой слезы.  - Давай будем сидеть и плакать. Пожалеем друг друга и умрем в один день. И правда за что мне все это, - возмущенно добавил Тирелл. – Поднимайся. – в этот раз ему пришлось подойти. Холодные руки, она начинала замерзать, да и сам Рекс уже давно перестал чувствовать тепло.
- Если ты счастлива я рад за тебя. Осуждать тебя или винить я не имею права. Как и каждый нормальный человек ты хотела счастья. Надеюсь ты его нашла.
Это все что он мог ей сказать. Ничего не вернуть, они врятли смогут начать все с начала. Уже столько раз пытались и увы все попытки заканчивались побегом. Как ни странно убегать от самих себя у них получалось лучше всего.
- Холодно, - бегло добавил парень отпуская ее руку, - иди ко мне.
Парень обнял ее сзади, ощущая холод толстовки, что успела охолоть, однако даже так было хоть чуточку теплее. Руки медленно скользили по ее рукам, взъерошивая тепло, что осталось где то внутри и медленно расползалось по всему телу чуточку согревая.  Спускались снова к ее ладоням. Рекс зажал ее ладони в своих стараясь размять их и согреть, а после запихнуть их в карманы толстовки. Вдруг парень  обнаружил, что в карманах толстовки что-то есть. Зажигалка.
- Точно, - он даже засмеялся. Задохнуться угарным газом или умереть от холода. Ни одна из этих перспектив его не радовала, но может на этом супер корабле все таки есть пожарная сигнализация.

+2

93

Где же ты теперь, воля вольная?
С кем же ты сейчас ласковый рассвет встречаешь? Ответь.
Хорошо с тобой, да плохо без тебя,
Голову да плечи терпеливые под плеть,
Под плеть...

Есть такой тип с которыми если и можно то можно по грубому. По хорошему не понимают - вот как можно просто и ясно объяснить феномен такого явления. Такова была и наша героиня, хотя я думаю вы уже поняли. Не знаю существует ли хоть одна вещь которую эта девушка сделала нормально, без каких либо скандалов или истерик, просто взяла, послушалась и сделала. Она была слишком эмоциональной по жизни, слишком нервной для нашего бытия, и как казалось, вообще не хотела менять эту свою особенность. Упрямая как осел, эту фразу Эмилия слышала почти с самого начала своей жизни, мачеха не считала нужным сюсюкаться с неродным ребенком, при том перебарщивая с грубостью, отец имитировал любовь и доброту, но все таки ложь и фальшь чувствуешь за километр. Но тут еще и к этому всему был сложный характер, и действительно кроме как такого приема, иногда с ней действительно нельзя было совладать, нежели так.
Сердце сжималось от его слов, все больнее и больнее, а где-то внутри, мозг таки шептал - вставай, дура. Из-за всех этих эмоциональных землятресений, она и не чувствовала таки настолько холод, лишь только слезы противно прилипали к щекам, чуть ли не примерзая и оставляя дорожки леда. Потому глубоко вздохнув, почувствовав как воздух больно дотронулся до горла и легких, она смотрела на него, с его грубостью и ничего не могла поделать с теми потоками боли, что вновь и вновь сливались в пока еще не окоченелую кровь, теплоту которой она едва чувствовала, и все это уничтожало в ней все живое. Смерть тела пока еще не наступила, это будет мучительная смерть. Знаете, за свою несуразную жизнь, сталкиваясь со смертью и имея некий опыт в этом деле, она часто вообще думала о том как же в итоге закончит. И мысль умирать от переохлаждения, действительно никогда не приходила в голову, даже в ее больных мыслях, такого не было. Эх, все таки еще умеет предподносить ей сюрпризы жизнь. Последние мысли. Последние слова. Может ей стоит малость поразмыслить обо всем что она наделала за свою бедовую жизнь, чтобы испытать... как же это говорили древние греки? Катарсис. Помотать себя и обвинить во всем еще раз, только на этот раз изнутри. Может, она подобно им, испытает освобождение от своих эмоций, что так долго мучают ее. Ведь по сути, она просто не может управиться со всем что захлестывает ее, от этого такие и проблемы, только тут еще кое-что еще. Надо менять себя, надо ломать себя, но она этого не делала. И вот до чего их привел ее вечный эгоизм.
Она снова оборачивается на пока еще мужа, что смотрел на нее как идиотку, и вновь и вновь ловит себя на мысли которая часто приходила ей в голову. Какой же он красивый. Красивый и не мой, - думает девушка, прикусывает нижнюю губу, чуть ли не до крови. Очень досадно, но она не смеет больше плакать. Слезы и так слишком дороги для богатых, а уж она наплакалась за свою жизнь. Можно же хоть сейчас, хоть попробовать сдержать себя, ведь сейчас это правда нужно.
Ему не понадобилось поднимать ее, она сама встала. Рывок был быстрым, но движения таки заторможенными и окоченевшими. Интересно, сколько здесь градусов? Хотелось сейчас порыскать по морозильнику и может быть найти градусник с данной информацией, но может таки не стоило. Да, лучше не поднимать только успокоившуюся панику.
- Все, все, я тебе обещаю что больше не буду раскисать, и не буду тебе идти на нервы, - сказала она подойдя к нему поближе. Немного громче, но говорить было уже тяжелее. И голос звучал таки странно в этом холоде. А может ей просто казалось из-за всех переживаний.
- Если ты счастлива я рад за тебя...

Слезы снова чуть не полились из глаз, причем случилось это само по себе. Но она предпочла сдержать себя. По крайней мере сейчас. Просто отвела голову в сторону. Она сама все упускает из своей жизни. Не отбирают у нее это а она отпускает. И это было просто ужасно понимать.
И когда он дотронулся до нее, девушка вздрогнула. Снова задрожала как осиновый лист. Внутри она коченела, ее кожа чуть ли не посинела, губы теряли свой вечно алый оттенок а в душе творилось что-то странное. Она знала что это их последняя встреча. После этого, скорее всего, когда они оба этого захотят, или когда же парня вынудит его отец, пока еще тесть, они встретятся в суде. А там не будет места для этого, никто не будет знать об этом. Это одна из немногих встреч где им никто не мешает, где они сами друг с другом и как же мучительно...
От движений Рекса становилось немного теплее. Только лишь сейчас она поняла, насколько же замерзла. Девушка сжимала его руки, тоже пытаясь оживить их, не жалея сил, ни его кожи. И так приятно было дотрагиваться до его рук, кажется что за это время как она сбежала, они еще более налились силой, хотя ее муж всегда был человеком сильным, и у него были сбитые костяшки, наверное от бойцовского клуба. В голове как язва пролетела та встреча, и она обернулась к нему, заметив как же радуется он, найдя зажигалку.
- Так, у меня идея, - сказала девушка тихо, но достаточно громко чтобы он ее услышал. - Я снимаю это с себя, - она кивнула на толстовку, расстегивая ее, - и мы поджигаем ее, садимся у огня, и прижмемся, и нет ты не подумай ничего, но мне кажется толку от этого будет больше. Не знаю, будет ли толку от одной лишь толстовки, хоть она и толстая, но все равно лучше чем ничего, если что я добавлю своей одежды, - сказала девушка, снимая ее с себя и бросив на пол. Рекс поджег вещь и они стояли около полминуты в тишине и молчании, но прижимаясь к друг-другу, в ожидании того что будет дальше. Но видимо этот корабль просто обычная рухлядь и горящая вещь в морозилке - это ничего страшного. А может им просто не повезло.
- Черт побери, - громче сказала девушка. И тут вдруг, либо волнение, либо чувства, либо все вместе, прорвали ее на ответ, на тот мучительный ответ на тот вопрос который она так бы не хотела услышать. - И вообще знаешь... Не хочу говорить худшее и ничего не хочу, не имею права. Но я была счастлива с тобой. Только с тобой, пусть у нас столько было бед. Знаешь, этот брак, это все, это был такой странный период моей жизни, но спасибо тебе за это, я почувствовала себя живой - сказала она, снова дотронувшись до его ладони.
- За этот год я много чего говорила тебе, и... Знаешь, с тобой я была свободной. Не теряла себя. Какая я невыносимая, но ты меня не заглушал, не убивал меня. Наверное, - впрочем не важно уже. Она глубоко вдохнула воздух и выдохнула. - А сейчас я даже уйти не могу от него. Я не знаю что я сделала со своей жизнью, я всегда была бестолковой.
Эмилия чувствовала шокированный взгляд парня, и это привело ее в чувства. Поток эмоций кончился, перебив себя, она снова одернулась.
- Что же будем делать дальше? - она смотрела на лицо парня, что казалось все еще был оторопевшим как она, его глаза выдавали его.

Отредактировано Emilia Tyrell (2015-05-10 10:59:20)

+2

94

Леденели руки, а вместе с ними и сердце. Этот холод пронзающий тело был ничем по сравнению с тем, как было холодно на душе у Рекса. Он не знал как давно он превратился в ледяного Кая. В человека без эмоций, в человека у которого вместо сердца был холодный осколок, который растопить не удавалось.
Она прикасалась к нему и где-то в глубине своей черствой души, он чувствовал тепло. Незаметно тепло, которое было ничем по сравнению с территорией его ледяного царства. Едва заметные чувства. Что остывали на фоне безразличия и обиды. Едва заметные мысли, что исчезали так же быстро как и появлялись. Едва заметные взгляды, что все чаще были направлены куда угодно лишь бы не на нее. Потому что больно. Даже человеку с ледяным сердцем бывает больно.
Рекс сжимал в руке зажигалку. Единственный шанс и пока единственный выход. Бегло осмотрел морозилку в поисках того, что можно было бы поджечь, но все без толку. Он не ожидал да и не хотел вовсе что бы девушка раздевалась, поэтому усердно искал другой выход. Искал, но не находил.
Толстовка Рика отброшена в сторону. Рекс перевел взгляд на Эми, что еще больше ежилась от холода потирая холодными ладонями свои руки. Не согреться, но ведь попытаться стоит. Парень опустился на колени перед черный куском одежды. Немного усилий, что бы заставить замерзшие пальцы работать. Один щелчок и едва заметное пламя коснулось синтетической шерсти.
Огонь медленно разгорался. Пока едва заметный запах дыма наполнял комнату. Оставалось лишь ждать. Или гибели или спасения. Безысходность. Так вот она какая.
Тирелл снова заключил в объятиях жену. Ее холодные руки касались его кожи. Мелкая дрожь то ли от холода, то ли от волнения. Едва заметные взгляды в ее сторону, что бы она не подумала что он сожалеет, что бы она просто ничего не подумала.
Дыма становилось все больше и дышать становилось тяжело. Резкий запах едко застревал в горле и хотелось кашлять, но пока было терпимо и он терпел, внимательно слушая внезапные откровение девушки. Нельзя просто взять и говорить такие слова. Нельзя просто взять и заставить другого человека сомневаться. Нельзя. А он сомневался, теперь сомневался. Сомневался во всем, что было сказано ею, сомневался в себе и в своих чувствах. И эти сомнения вводили в его какое-то безумное состояние.
Он сжал ее руку, посмотрел в ее глаза, но молчал. Не было сил сказать что-то важное, что смогло бы исправить всю эту череду безумных событий. Просто сжимал ее руку до боли, то режущей боли по всему телу. Он рядом, но это только сейчас. Их пути снова разойдутся и как знать пересекутся ли снова. Тирелл смотрел на нее вдыхая запах горелой ткани, задыхаясь от эмоций и недостатка кислорода. Огонь  разгорался и становилось тепло. А может это не огонь? Может ее слова сумели растопить его сердце? Может. Но уверенности не было ни в чем.
- Ты сильная и обязательно справишься. И все будет хорошо. У тебя и у меня, все будет хорошо. Жизнь штука сложная. Слишком сложная, и иногда побег это лучший выход.
Порой всем нам необходимо прощение. Прощение за свои грехи, за свои необдуманные поступки. Прощение за неуверенность или равнодушие. Так важно в один прекрасный момент, просто простить друг друга. И он простил. Прижимая ее к себе ближе, ощущая ее ледяное дыхание на своей коже. Простил, потому что держать обиду уже не мог.
В попытке что-то сказать, он просто закашлял. Дыма стало слишком много и оставалось лишь кашлять и стараться продержаться еще немного. Вот только зачем? Этот супер крутой корабль похоже готов даже выдержать пожар. Да, только спасение было уже близко. Спасение тела, но не его измученной души.
Едва заметный поворот дверной ручки и дым повалил в сторону входа. Он не видел кто-то там по ту сторону их дымовой завесы. Просто выпихнул Эми за дверь и сам вышел следом закрывая нос и рот ладонью.
Теперь можно было отдышаться. Вдохнуть полной грудью и придти в себя. Пара вдохов чистого воздуха, пара вдохов, что бы осознать, что все закончилось. Пара вдохов… Его кашель внезапно прекратился. Он поднял голову и увидел ее в объятиях Рика. Испуганную, холодную, такую ранимую и не его… Пара вдохов и кулаки нервно сжались и дышать снова стало сложно. Он жадно вдыхал воздух едва заметно делая выдохи. Он будто не дышал, а время просто замерло. Тирелл стоял. Стоял и смотрел как она вжимается в широкие плечи Давидсона. Как тот гладит ее волосы, что покрылись инеем от холода. И наверное он стоял бы так и дальше, если бы сзади на него не налетела Консуелия.

+2

95

Смерть стоит того чтобы жить,
а любовь стоит того чтобы ждать.

И среди этого хаоса, среди этого не бытия... Все таки, в наших сердцах живы еще те моменты, которые не дают нам полностью все это забыть. Эти моменты держут нас, не дают нам расклеится полностью, а иногда именно они и становятся той разрушительной силой, что ломает нас до конца. Невозможно жить от воспоминаний. Они подобны тяжелому огнестрельному оружию, одна пуля, а кажется что все тело истекает кровью. 
Есть такие моменты которые несмотря ни на что хочется продлить. И не важно, замерзаешь ли ты в рыбной морозилке среди открытого моря в поломаном корабле или варишься в гротле вулкана. Если рядом с тобой тот или та который является твоей частью, тебе все равно. Ты готов вытерпеть всю эту боль, ради того чтобы чувствовать дыхание и прикосновение. Сердца не обязательно должны биться в унисон, достаточно лишь просто присуствия. Просто одного взгляда, одного сжатия рук, чтобы тебе было легче. Когда ты не можешь скрыть от другого что в твоем теле что-то происходит, прежде всего от самого себя, но уже и не важно. Не желаешь этого скрывать. Знать что ничего не будет, что ничего этот факт не изменит, что эта встреча лишь обычная каракуля на чистых полях жизни. Невозможно все знать полностью под контроль и избежать таких прецедентов, но сейчас чувствуя его руки на своих плечах, чувствуя его дыхание рядом, просто его рядом с собой, ей хотелось бы чтобы это было вечно. Нет, она не хотела им смерти, но просто хотелось остановить этот момент. Рыба, огонь, едкий дым... их история всегда была лишена романтики, но для нее, в ее сознании, это не делало ее ничуть не хуже.
Вой внутри. Ее губы слегка подрагивали, Эмилия едва сдерживала себя чтобы не расплакаться. И больше всего, она была удивлена. Как же тот кому она причинила столько боли, оказался сейчас сидящим рядом и обнимающим ее? Хотелось забыться, растопиться, поверить что возможно когда-то это станет повторной реальностью. Однако, она знала... Знала что это невозможно, что этому больше никогда не бывать. Она исчерпала свой лимит поблажек. Их заслуживает кто-то другой.
Тихий и такой спокойный голос Рекстона, что допирает до каждой частички и заставляет сжиматься. К сожалению, он так часто срывался, они так редко разговаривали не на повышенных тонах, что сейчас эти фразы являются самым глубочайшим откровением. Из-за нахлыстывающих волн душевной агонии, она даже не чувствует того что кислорода становиться все меньше. Лишь глаза начинают слезяться, но от дыма ли это... Поразительное совпадение когда душевное состояние полностью отвечает физическому. Хотя бы хорошее прикрытие для своих слез.
- Пусть у тебя все будет хорошо, Рекс, ты этого заслуживаешь. Если это возможно, забудь о всем обидном что я когда-то тебе сказала. Ты очень хороший и заслуживаешь лучшего, и никогда не делай кому то что сделала я. Это очень больно возвращается потом, - прошептала она, не смотря на него, но чувствуя как он сжимает ее ладонь, сердце снова застучалось сильнее и сильнее. Это было похоже на безумие, но сердце то успокаивалось, то начинало лихачить, к коже все время приливала кровь. Так хотелось дотронуться до его волос, до его щеки, как она делала всегда, в редкие моменты их нежности. Если бы она могла, сейчас бы она вернула каждый...
И пусть она не могла, она все таки посмотрела на него. Из-за дыма и слез, картинка становилась все более нечеткой, но она не могла не сделать этого. У нее от него останутся несколько фотографий, смутное представление в голове и разбитая душа. Но знаете, она не жалеет. Это жизнь. Куда лучше сломаться но чувствовать, лишь жить и бояться всего, бояться встать и сделать что-то другое. Ей есть о чем сожалеть, она бестолковая, но она сделала столько всего.
- Как ты себя чувствуешь, - она хотела задать вопрос про его самочувствие после ранения, что насколько она знала, до сих пор не было раследовано, как вдруг дверь резко раскрылась. Не успела она ничего понять а клубья дыма уже оказались в корридоре а сам Рекс ее вытолкнул первой. Девушка сумела вовремя остановиться, чтобы не упасть, дышать мгновенно стало легче, словно отпустило но...
Рик стоял прямо перед ней и его светлые глаза смотрели то на нее, то на Тирелла. Честно говоря, на секунду ей стало страшнее. Даже страшнее чем умереть в рыбной камере вместе с Рексом. Она не выдержит если он изобьет ее тут, перед Алекс и братом, даже страшно представлять чем окончиться. Девушка сжала губы, стараясь не смотреть на Рекса. Но...
- С тобой все в порядке, - так редко, но иногда Рик бывал с ней нежен, и этот момент можно было помнить. Он подошел к ней и обнял ее, а она не могла ничего сделать. Не могла сопротивлятся, не могла брыкаться, нет. Лишь повиноваться. Она поддалась в его объятия, но сама стояла словно мумия, неживая, холодная. До сих пор не могла уложиться эта случайная встреча в голове. Всего один час они находились там а он как всегда перевернул все вверх дном в ее душе.
Девушка не смогла не посмотреть в глаза Рексу еще раз, пусть это и было больно, пусть он больше не смотрел, но она должна была запомнить хотя бы покрасневший его взгляд. На вопросы Рика она лишь кивала, отмалчиваясь. От шока она действительно потеряла голос.
И вдруг, возле Рекса она заметила Элию, и снова появилось это чувство когда захотелось провалиться под землю.

+2

96

[NIC]Rik Davidson[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/oIdtF.png[/AVA]
[SGN]http://sg.uploads.ru/Xwh5m.png[/SGN]

- Где она?, - он стянул одеяло с блондинки, что мирно спала на кровати. Но в ответ услышал лишь тихое мурчание. – Где она я тебя спрашиваю. От его крика могла бы звенеть посуда, но звенела он от другого. Одним рывком он снес все, что стояло на ближайшей полке. Треск, звон, куча осколков тут же оказалось на полу.
- Я не знаю, - немного нагло отвечала девушка от чего лицо Рика недовольно поморщилось. Ей не страшно, но и она не такая резвая как была в тот день, когда вмешалась в их разговор с Эмилией. Рик помнил. Он так просто не забывает такие поступки. Его глаза злобно светились, он метался по каюте разрушая все что еще было не разрушено. А затем ушел. Не ста выяснять дальше, просто ушел в неизвестном направлении.
Он не помнил как оказался здесь. Не помнил, как ноги привели его в этот коридор. Какой то матрос говорил о пожаре, и этот запах горелого вел его именно сюда. Странно так. Просто идти.
Глухой удар по металлической двери и тихий звон эхом отдается у него в ушах. Один поворот ручки и резкий рывок. Дверь лениво заскрипела и на него повалила куча дыма. Отмахиваясь руками он пытался разглядеть там в тумане ее. Но не пришлось. Он как золотая рыбка сама плыла в его сети, что бы снова выполнять все его желания.
Он притянул ее к себе заставляя ее хрупкое тело подчиняться ему снова. Заставляя стать с ним одним целым, сжимать пальцами его плечи. Бояться его и в тоже время не отпускать и ждать пока это все закончиться.
- С тобой все в порядке? – наконец то говорит он. Его прокуренный голос немного охрип от постоянных пьянок в баре. От него пахло сигаретами и терпким одеколоном. Он крепко заключил ее в объятиях всем своим видом показывая, что не отпустит. Не отпустит. Никогда.
Дым начинал развеиваться, кто-то из матросов спешил затушить пламя. И теперь лишь пропитанные дымом волосы Эмилии напоминали о том, что там в морозильной камере произошло. Рик вдохнул этот запах, жадно и довольно. Он коснулся ее немного мокрых волос, что начинали отдаивать, проводил по ним снова и снова. И только теперь посмотрел на силует, что виднелся в коридоре чуть осторонь двери.
Он узнал бы его из тысячи, его нахальный взгляд и довольное лицо, нахмуренные брови и жажду победы в его глазах. И пускай он проиграл ему на ринге, сейчас он чувствовал себя победителем. Ему принадлежало она. Ее слезы стекали по его плече, ее руки жадно цеплялись в его плечи. Она… Девушка на которую он смотрел, но стоял осторонь не решаясь подойти. Она…
Рик ухмылялся поглядывая на Тирелла. Целовал Эмилию в шею и опускал свои руки все ниже. Она игрушка в его руках и ничего кроме подчинения он не примет.
Девидсон снял свою куртку и набросил на плечи Эмилии.
- Пойдем, - немного грубо заговорил парень бросая последний взгляд в сторону озлобленного Тирелла.
Ему так легко удавалось быть нежным, заботливым. Порой могло показаться, что он умеет быть таким. Что ему идет быть таким. Но он так не считал. Он сжал девушку за плечи и они ушли в сторону каюты. Эмилия молчала. За всю дорогу не проронив ни слова.
- Бурная ночь? Наверное устала– равнодушно, но с некой злобой заговорил Рик открывая дверь в каюту. Его взгляд снова переменился. Никакой нежности, никакой заботы. Просто взгляд к которому так привыкла Эмилия, взгляд к которому лучше бы не привыкать.
- Заходи. Уверен, что в морозилку ты заходила с более оживленным желанием, - он подтолкнул ее вперед и закрыл за собой дверь.

+2

97

Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века -
Все будет так. Исхода нет.
Слова Блока были лишь отчасти уместны на застывшем в океане лайнере. Потерянном и сломленном как человечество на грани отчаяния. В бокале плещется янтарная жидкость, два кусочка льда и четверть лимона. Идеальное завершение отвратительного дня. С того момента как Джей вытащил из воды свою сестру прошло около четырнадцати часов. Он до сих пор помнит тот всплеск адреналина, когда передавал свою хрупкую маленькую принцессу на руки матросам, как ее уносили в палату и как звали врача. Кора кричала. Кричала как раненое животное и джей физически ощущал ее боль, глядя на нее, но понимал что не может помочь ей. Все что он мог - он уже сделал и теперь пришла очередь сведущим в медицине браться за спасение ее жизни. Он помнил как мать плакала, сидя на ее постели и держа Корделию за руку. Как пришел козел-доктор, который рассматривал рану на ноге сестры с каким-то странным интересом. Так смотрят ученые на муравья под микроскопом. Так смотрит маленький ребенок, отрывая крылья мухе. Он и сам уже готов был взять за лацканы пиджака эту сволочь и объяснить на языке кулаков, что девочке больно и ей нужна помощь, а не изучение этого "забавного происшествия". Однако первым не выдержал старший брат и.. пока лайнер не лишился возможно единственного врача, Джею пришлось оттаскивать Рекстона подальше от этого странного типа.
- Эй, эй, Рекс, ей этим не поможешь! - пытался донести Джейсон до брата мысль, в которую и сам верил с трудом. Отцепив доктора, он оттолкнул его в сторону, скорее защищая, чем пытаясь причинить вред и потащил Тирелла старшего на выход. Сестру же черед минуту вынесли и каталка направилась в сторону лазарета.
Джейсон вспоминал как он стоял за дверями этого странного помещения. Коридор мед.отсека был пропитан запахом лекарств и хлорки. И еще тут витал неуловимый дух. И мужчина не мог понять: отчаяния или надежды. Видимо каждый сам решал для себя, что ему чувствовать. Услышав от мед.сестры, что у Коры взяли анализы, результат которых будет готов только завтра, а так же укололи снотворное, Джей обернулся, дабы что-то сказать брату, но его и след простыл. Однако рядом стояла Отэм, которая торопливо выдавала поток информации. кажется даже проглатывая некоторые слова от волнения.
- Что? какой капитан? какая посудина? Отэм, блин, какого демона ты мне вещаешь про какую-то хрень, когда у меня сестра в больнице? - он ни в коей мере не желал обидеть девушку, к которой действительно хорошо относился. Но доброжелательница оказалась не в том месте и не в то время. Обойдя ее, Джейсон направился вон из коридора быстрыми размашистыми шагами.
Что он делал после - походило на какое-то временное помешательство. Мысль о том, что сестра возможно при смерти, а врачи даже не знают чем и от чего ее лечить убивала Джейсона. Он ворвался в свою каюту, пометался по ней, постукал кулаками по стене, пытаясь выместить свою злость. Не помогло. Желая истратить хоть часть дурной силы, дабы не навредить первым попавшимся людям, молодой человек занялся тренировкой. Отжимания, качать пресс, спину, ноги. Растяжка мышц, душ. Устав наконец телом, но не духом, он переоделся, вышел из каюты и обнаружил темноту на горизонте. Еще примерно двенадцать часов и результаты анализов будут готовы. Чем заняться за это время, чтобы не сойти с ума от ожидания?
Бар возник на его пути словно из ниоткуда. Неподвижный лайнер стойкой громадой возвышался над уровнем воды, не желая двигаться дальше и сейчас это казалось уместным. Как он может двигаться вперед, когда жизнь родного ему человека стоит на кону?
И вот он сидит за стойкой, поглощая обжигающий напиток, горячей лавой спускающийся по его пищеводу в голодный желудок. Кажется со вчерашнего обеда он так и не удосужился поесть, но от одной мысли о еде его мутило. Туслый свет ламп бала приятно отражался в бокале, ночь.. увы не улица и не аптека.. и безграничный океан отчаяния... приправленный парой каплей надежды.

Собственно как он добрел до своей каюты и оказался в кровати - Джейсон уже не помнил. Он сбился со счета выпитого. Открыв глаза по утру, Джейсон прочувствовал всю расплату за употребление горячительных напитков.
- Минздрав же предупреждал, олух ты эдакий... - простонал Джейсон, чувствуя горький привкус во рту и щуря глаза. Сфокусировавшийся взгляд наконец выдал его мозгу данные о том, что он не валяется на палубе или в мусорном отсеке за кухней, а вполне цивилизованной тушкой лежит у себя в каюте. Укутанный в простыню по пояс и с прилипшим барным счетом к щеке. Джей сел на кровати, отлепил от лица бумажку, посмотрел на нее, но цифры расплывались перед глазами. Не желая издеваться над собой, он смял счет и выкинул его на пол. Ну нихрена себе.. где это я так набрался? Память отказывалась выдавать столь сложную информацию, заменяя мысли в голове на такие простые слова как: душ, туалет, вода и аспирин. Последнее было бы более чем кстати и насколько он помнил как раз находилось в ванной, так что маршрут в принципе был определен, цель поставлена и, кажется, выполнима. Откинув простыню, Тирелл встал, побрел в нужном направлении и вернулся обратно не меньше чем через пол часа, уж понемногу приходя в себя. Вытирая голову, он попивал лечебную шипящую воду и вспоминал, что с утра ему куда-то было нужно. Однако один фак привлек его внимание настолько, что Джейсон застыл изваянием посреди комнаты: в его постели лежала девушка. Спиной к нему и, кажется, не совсем одетая...

+3

98

Происходящее вокруг пугало. Нас кормили обещаниями, что скоро круиз продолжится, но мы вместе с кораблем стояли на месте вот уже вторые сутки. Я еле еле пережила ту ночь с ужасным штормом и грозой, а теперь... Волей-неволей в голову закрадывались страшные мысли. Но я пыталась отогнать их как можно дальше. Этому способствовало присутствие Дэнни. Который день мы с ним встречались и проводили вместе несколько приятных часов, даже просто разваривая, стоя в каком-нибудь укромном уголке на палубе. Я давно заметила, что Кили не любит шумных сборишь, и когда мы вместе старается как можно сильнее оградить меня от внешнего мира. Я совсем не против и с удовольствием иду за ним, ведь в сердце давным-давно живет чувство симпатии и привязанности к этому мужчине. Может, что-то большее? Кто знает, все может быть.
Кутаясь в широкий вязаный свитер, я ощущала все прелести открытого пространства - пронизывающий ветер и слепящее солнце. Щурясь, я пыталась рассмотреть, встречается ли кто-то знакомый. Мне необходимо было спросить дорогу до отсека с продуктами. Пока Дэнни отлучился, я решила побаловать его по возвращению красным вином и фруктами, за которыми сейчас и направлялась. Примерно представляя, где находится нужный мне отсек, я все же опасалась заблудиться, именно поэтому и искала кого-нибудь знакомого. По пути я пару раз увидела бегающих взад - вперед матросов, или как называются люди, служащие не корабле? Занявшись размышлением, правильно ли то, что я называю их матросами, я не заметила, как оказалась в гордом одиночестве. Пробираясь все ближе и ближе к кухне, я ощутила приятнейший запах готовящегося мяса. Чувство легкого голода, которое появилось после прогулки на свежем воздухе, не забыло о себе напомнить. Проглотив слюну, я попыталась отвлечься, свернув направо, вместо того, чтобы пойти в противоположную сторону. Сделав пару шагов, я услышала непонятную возню, и на свой страх и риск двинулась в сторону звука. Опасливо выглянув из-за угла, я увидела троих. Приблизившись, я поняла, что передо мной мой брат, Рекстон, его жена Эмилия и какой-то мужчина, взгляд которого мне сразу не понравился. Он по-свойски притянул Эми к себе и вызывающе всматривался в лицо Рекса. Желая не допустить очередного всплеска ярости брата после ухода жены, я вплотную подошла к Рекстону, стараясь не обращать внимания на стоящую рядом пару. - Рекс, ты как? - осматривая брата, я заметила, что он едва ли не посинел от холода. - Что с тобой случилось? - охнула я, одновременно притягивая брата к себе и стараясь увести на солнце, чтобы он согрелся. Перед тем, как Эмилия с неизвестным мне мужчиной ушла, я успела бросить на нее быстрый взгляд. Жаль, что ты так ошиблась, Эми.

Отредактировано Consuelo Tyrell (2015-05-17 22:02:56)

+2

99

пост от лица Кларибель Андервуд.

Статус персоны нон грата для Кларибель на этом корабле медленно переходил в персону-невидимку. Ненавидящие и презирающие взгляды, бросаемые на нее, словно она носила на себе  алую букву, поубавились и стали все больше беразличными, куда-то сквозь. Им просто было не до нее. И, пожалуй, девушку это устраивало. Появилась возможность услышать и увидеть больше. У всех были дела поважнее Бель и ее "навязчивого" и такого "раздражающего" внимания к Рексу. Семейство Тирелл было занято своими проблемами и, как будто следующими за ними по пятам, бедами. Словно карма мстила им за все незаконные темные дела, которые они творили из поколения в поколение. Периодически Андервуд задумывалась, а не заразно ли это? Ведь как-никак она тоже, если все сложится удачно, будет носить эту фамилию. Неужели и ее удача уйдет?
Хороший повод, что б сомневаться в правильности своего решения во что бы то ни стало стать еще одной Тирелл, но девушку уже было не остановить. Предрассудки предрассудками, а наказания свыше гораздо лучше переносить в богатстве, благополучии и под боком у Рекса. Все остальное можно будет пережить...Если только ей все удастся. Если только ее план по соблазнению выгорит. Пока же он только рушился на каждом этапе, откидывая ее все дальше и дальше от будущего мужа.
Очередная подножка пришла оттуда, откуда она ее вовсе не ждала. Новая суперспособность невидимости дала возможность услышать отрывок диалога от бывшей подруги Рекса - Отэм. Та, с горящими глазами, сжимала такое желанное Бель кольцо, означавшее предложение, не от кого иного, как от того, с кем сама Адервуд уже не раз сходила под венец в своих фантазиях.
На этом внутри у блондинки что-то оборвалось. Холодный расчет и уверенность в своих действиях сменилась паникой, всепоглощающей и не оставляющей ни следа здравомыслия. От таких эмоций люди прыгают из окон едва горящих зданий, не дожидаясь пожарных, уже вывернувших из-за угла. Так и она решила идти ва-банк, не ждать, пока Рекс, уже обрученный, вдруг, каким-то чудом пригласит ее к себе, а идти к нему самой, и не куда-нибудь, а прямо в постель.
С такими мыслями она сжимала бокал в баре вечером и старалась унять трясущиеся руки. Этой ночью должно все решится. Пан или пропал. Выпив бокал до дна, одним залпом, девушка, на волне теплой, ободряющей энергии виски, встала и пошла к заветной каюте. В коридоре царил полумрак, но желанная дверь так удачно была не заперта.
В слабом свете луны. освещавшей комнату, она увидела кровать и спрятанный под одеялом затылок. Рекс спал и даже появление Бель его не разбудило. Девушка чувствовала стойкий запах алкоголя, исходивший от него, но все же с надеждой пробежала пальчиками по его голому телу. Ноль реакции.
Что, ж, в конце концов так даже лучше. Тот, кто ничего не вспомнит, не сможет сказать, что ничего и не было. Так, она и заснула, стараясь не думать, что "первый раз" с будущим мужем, возможно, положивший начало их "долго и счастливо" всего лишь фальсификацция, использование пьяного забытия. Когда-нибудь они просто посмеются над этим. Он простит, мужчины ей прощали все и всегда.
Утро началось со звуков льющейся воды из душа. Предполагая, что Рекс уже встал и вот-вот выйдет, Бель заняла выгодную позу, оголив часть спины и длинную ножку, заканчивающуюся не более одетой попой. Оставалось только ждать. Старательно изображая глубокий сон, Бель приготовилась к эффектному пробуждению и несколько раз прокрутила в голове приветственную фразу.
Но ее ждал сюрприз...Только услышав шаги в комнате, она, как и было задумано, сладко потянулась, стянув с себя одеяло, демонстрируя себя во всей голой ослепительности и повернулась на бок, лицом к вошедшему.
- Как же было хорошо этой ночью. - фраза слетела с губ, как и было задумано, но начиналась отрепетированным мурлыкающим тоном, а закончилась удивленным. Бель едва не вскочила с кровати, что б резко прикрыться. Перед ней стоял не тот Тирелл! Вместо каюты Рекса она зашла к Джейсону! Кажется, карма взялась и за нее.

Отредактировано Alissia Cohen (2015-05-16 00:24:09)

+4

100

Видит Кларибель в своей постели голую
офигивает, в панике пытается выпроводить
ее из каюты, уверяя себя и ее что ничего не было

Стакан, наполненный водой с шипящей таблеткой летит вниз из ослабевших пальцев. Осколки стекла вперемешку с прозрачной жидкостью растекаются по каштановому ламинату, обдавая каплями мокрые мужские ноги. Девушка, что томно потянулась, оборачивается на Тирелла младшего и глотает остаток фразы, узрев кто перед ней. Сцена достойная картины маслом, в рамке и на стене семейного особняка.
- Как же было хорошо этой ночью. - Слышит он такой знакомый бархатный голос и каждый из собеседников наконец понимает кто перед ним. Холеная блондинка тут же кидается прикрывать свои прелести. Кстати, роскошная грудь! Молодой человек шарахается назад, выставляя вперед руку и в немом оцепенении тыкает в нее пальцем. На лице буря эмоций начиная от: не хило мне видимо вчера свезло.. жаль, что нихрена не запомнил - при виде ножки и попки. И заканчивая: ААААА! ДЕМОНЫ! Где мел для пентаграммы? Где мой пистолет с серебряными пулями! Срочно звонить Винчестерам!
- К..Клариб..Блять, к.какого хуя ты тут делаешь???? - Наконец совладал с собой Джейсон и определил наконец свою позицию в данной ситуации. - Тебя кто сюда пустил? Ты чего делаешь голая в моей постели? Постыдилась бы! - Джейсон отшатнулся назад, схватил с кресла свой халат и кинул его обнаженному семейному проклятию, возлежащему на его ложе. - Только не надо ляля, нифига не было. Не знаю кто там тебя вчера оприходовал, но те дрова, которыми я вчера прибывал уже не могли бы ничего поднять. - В панике тараторил Джей, выуживая события вчерашнего вечера из хаотичной череды воспоминаний. В другое время и перед другой барышней, он бы в жизни не признался в том, что после такого количества алкоголя у него бы не встал. Но Андервуд не была мишенью его обаяния. Он вообще старался это свое обаяние засунуть в задницу и сделать вид что его вообще нет, когда эта дамочка находилась от него в радиусе километра. Выйдя из комнаты обратно в ванную, Джес лихорадочно напялил на себя вчерашние джинсы, схватил уже порядком помятую футболку, от которой разил запах пота. Не шанель намба 5, но и так сойдет. Быстрее выпровожу не силой, так ароматом. - Решил он, возвращаясь в комнату. Схватив с пола женское платье, Джейс воткнул его в руку девицы и подтолкнул ее в сторону входной двери. - Давай, давай, крошка, тебе явно пора. А то еще кто-то что-то не то подумает и хрен потом от тебя отмоешься...

Отредактировано Jason Tyrell (2015-05-19 19:32:34)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » просто добавь воды