vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » My life got cold.


My life got cold.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://funkyimg.com/i/Us7a.png

Участники: Theodore Fraser and Narcissa Auditore.
Место: ночной клуб, а затем квартира Теодора.
Погодные условия: дует промозглый ветер.
О флештайме: день Влюбленных отмечают совершенно разными способами: кто-то проводит этот день в компании своей половинки за бокалом вина; кто-то прогуливается по вечернему парку и разговаривает обо всем и ни о чем; кто-то проливает слезы возле окна, жадно поедая банку мороженного; кто-то предпочел просидеть вечер за телевизором, и с бутылкой пива смотреть какой-нибудь матч. Но, и одинокие тоже любят отмечать сей день, только по-своему. Они просто собираются компанией и идут отдыхать. Нарцисса входила в их число. Еще утром созвонившись со знакомыми приятельницами, она отправилась вечером в клуб. Весело. Хорошо. Ничто не волнует. Ведь, дома все равно нет никого, а сосед наверняка опять задержится на работе допоздна. И, когда настало время итальянке уходить, она понимает, что перебрала лишнего. Дабы снова не стать желанным объектом для папарации, девушка звонит Фрейзеру и просит его забрать из клуба. В итоге, веселая ночь переходит на квартиру шотландца.

+1

2

"Мистическая" пятница 13-е приближалась, так сказать, к своему логическому завершению. Всем те, кто яро убеждает людей в том, что подобные дни наполнены чем-то необъяснимым и сверхъестественным, Тео хотелось просто-напросто плюнуть в их лживые и доверчивые глаза. Весь день парень предвкушал налет урагана на их офис или загадочное исчезновение начальства, но, увы, расклад событий оказался еще куда более ужасным. Наверняка, это был один из самых скучных дней в рабочих буднях Тео за последний год, ведь за мистическим днем следовал не менее загадочный праздник - 14 февраля. День святого Валентина. День умилительных поздравлений и признаний. День картонных сердец с красивыми словами о нежности и любви. День, когда у одиноких девушек есть лишний повод прилично выпить и выйти на охоту, которую они ждали целый год. Название сего праздника можно интерпретировать по разному, однако смысл от этого мало изменится. 14 февраля - это день лживых нежностей и обещаний. Так считал Фрейзер. Циник ли он? Многие назовут его таковым, а он спокойно пропустит эти замечания мимо ушей. Одной отрицательной чертой больше в его характере или меньше - что ж, шотландец не станет возражать или спорить. Он всего лишь не уделит подобной критике и секунду своего внимания.
Продолжая лениво клацать по клавиатуре своими длинными и тонкими пальцами, Тео изредка бросал взгляд в нижний угол монитора, чтобы узнать время. Всего лишь десять вечера. Молодой человек громко вздохнул и откинулся на спинку стула. А ведь этот вечер мог пройти совершенно по иному. Весь вечер, а после и ночь он мог провести в компании Аудиторе и одной из его любимых видеоигр, и это Фрейзер мог действительно назвать наилучшим времяпрепровождением.
Шотландец окинул взглядом пустой офис. Да, он остался здесь абсолютно один, разве что на своем посте пялился в телевизор охранник. Конечно, сейчас был тот самый момент, чтобы посетовать на свое руководство, мол: "Почему это я один составлять план на этот чертов праздник?" - однако, и тут возникать не было веских причин. Фрейзер был предупрежден за неделю о том, что именно ему поручено заниматься этой неблагодарной работой. Но вместо того, чтобы посидеть вечером после работы за ноутбуком и не спеша составлять весь этот план, Теодор умело терял время у телевизора с джойстиком в руках или же в компании дорогой соседки. Он продолжал кормить начальство "завтраками", пока день "Х" все-таки не настал. Не выспавшийся и довольно в "приподнятом" настроении, Фрейзер с неподдельным удивлением выслушал нотацию от своего босса, а после с детской невинностью поинтересовался, по какой именно причине он стал губкой для впитки всего этого словестного шквала. Итог оказался куда более неприятным, чем мог ожидать Тео. Весь день парень выполнял бумажную работу, с которой, по его мнению, мог справится только Del Diavolo, больше четырех часов в нерабочее время он провел не отрывая глаз от монитора, но самое главное - в этом месяца амбициозный шотландец остался без премии. И это не было его предположением. Это четкий факт.
Передохнув минуту другую, Фрейзер снова принялся за работу. Парню казалось, что его мозг уже превратился в однородную жижу, а прямым подтверждением этому стало то, что буквы перед его глазами начали расплываться. Он опустил голову на ладони  и едва слышно пробормотал:
- Ты просто конченный идиот, Фрейзер. Порой ты нереально бесишь меня.
Излишняя мозговая деятельность пагубно влияет на ваше психическое и даже физическое состояние. Тео усвоил этот урок, но вопрос в том, на долго ли образумит это шотландца. В этом глубоко сомневался даже он сам.

Звонок мобильного. Звонкие и громкие голоса BeeGees нарушали спокойствие мрачной комнаты. Подпрыгнув на стуле от неожиданности, Тео не сразу понял, откуда вообще доносится звук. Переводя сонный взгляд на часы, которые показывали уже за полночь, парень лениво зевнул и наконец-таки начал искать свой мобильный. Гаджет оказался сброшенным на пол. Выругавшись себе под нос, чертыхая настырного звонящего, Тео поднял телефон и щурясь от яркой подсветки попытался прочесть имя абонента. Видимо многочасовая работа за компьютером дала о себе знать, так как он смог узнать Нарциссу лишь по фото. Парень медленно проводит пальцем по экрану, вспоминая, что девушка говорила ему, что проведет этот вечер со знакомыми в клубе. Прилаживая мобильный к уху, парень хриплым голосом произносит:
- Внимательно, - из-за громкой музыки на фоне Тео едва может разобрать подругу, однако никакая перепонкоразрывающая музыка не могла скрыть от него того, что мисс Аудиторе была подшофе. Переспросив раза три, в каком именно клубе она находится, Фрейзер положил трубку и переключил свое внимание на проделанную им работу. Она была практически закончена. Оставалось доделать совершенно немного, буквально пару штрихов. Понимая, что дома ему явно не удастся закончить ее, да и желания брать ее домой никакого не было, тем более, когда Цисси захочется особенно захочется завладеть его вниманием и задушевно поболтать. Поэтому, собрав последние силы в кулак, Тео перечитал свое "творение" и постарался сгладить все погрешности.
Паркуя свой автомобиль на парковке возле клуба, Тео благодарил всевозможных Богов за то, что заведение находилось совсем недалеко от его работы. Парень чувствовал себя настолько вымотанным, что даже поворачивать руль ему было лень. Очередь у входа в клуб была до ужаса длинная, и Фрейзер уже готов был выругаться вдоволь, как вдруг увидел знакомого охранника у входа. Все-таки полезно иногда ходить с Нарциссой по различным клуб, ведь порой таким образом ты можешь обеспечить себе как минимум быстрый фейс-контроль.
Слыша за спиной множество грубых выражений и посылов на "юг", Теодор спокойным шагом входит внутрь. Остановившись у входа, парень не спешит затеряться в толпе. Медленно обводя взглядом помещение, шотландец старается найти Аудиторе. Однако вместо блондинки он замечает одну из знакомых подруги у барной стойки. Пробиваясь через толпу, Фрейзер удачно достигает цели. Приветствуя девушку, Тео интересуется Нарциссой. Получив более менее вразумительный ответ, Теодор отправляется в так называемые VIP-зоны, где любой посетитель может уединиться. Шотландцу не приходится искать "пропажу" долго. Приоткрывая шторку в одной из подобных комнаток, Тео натыкается на Циссу, сидящую на небольшом темно-синем диванчике. Заходя внутрь и прикрывая за собой почти что прозрачную ткань, парень опускается рядом с Аудиторе и, приобняв девушку за плечо и улыбнувшись, произнес:
- А ведь говорил тебе мистер Фрейзер, что без него напиваться опасно.

+1

3

Почему мы так думаем и надеемся, что шум музыки, дорогой алкоголь из бара и окружение кучки незначительных людей в нашей жизни, хм, помогут избавиться от тягучего состояния одиночества внутри? Но, так сложилось, что многие люди именно в этом и ищут свое утешение и хотя бы миг, когда ты не ощущаешь, будто бы стоишь один против всего мира. Забавно, но в такие моменты мы продолжаем почему-то утаивать это от действительно близких и любимых нам, предпочитая менять их на однодневки, которые сегодня есть, а завтра ты уже не будешь помнить как кого зовут. Ты просто хочешь окунуться в иллюзию, которую сам и создал когда-то. И, так повелось, что Цисси жила в подобном мире уже не первый день, а напротив, погружалась все глубже и глубже. Она понимала, что вскоре закончится воздух и не будет сил выплыть на поверхность, но сладкий обман зрения и сознания заставляет забыться. Добавьте к этому алкоголь, и тогда вы получите цельную картину происходящего.
Но знаете, все не так плохо, как было например еще в январе. Например тогда девушка не только поддалась своим вымышленным и паранойным идеям, она вовсе закрылась от мира. До нее никто не мог достучаться, да и она сама не позволяла этого сделать, кроме одного человека. Сейчас мы говорим о Джеке О'Рейли, пожалуй, единственный, кто отважился пробиться сквозь толщу льда и вырвать Аудиторе из терзающих ее демонов. Он помог ей, оказался рядом чтобы поддержать, и итальянка помнила это по сей день. Изредка позволяя себе набирать его номер и просто благодарить; писать ему смс-сообщения, которые никогда не несут в себе какой-то определенный смысл. Зачем? Она просто благодарна, что смогла преодолеть тот период в своей жизни и попытаться начать жить заново. Вот, только, сегодняшний день снова накрыл блондинку с головой. Нет, она не будет опять напиваться до никакого состояния, когда и ноги родные не способны удержать равновесие. Нет, она не будет снова звонить ирландцу и требовать приехать его на всех парах, как принца спасающего принцессу. Нет, она сегодня готова держать себя в руках, поэтому выпила всего немного, но достаточно чтобы ждущие снаружи папарации в надежде выловить знаменитость, коих в этом клубе предостаточно. И, когда к горлу подступило ощущение одиночества, блондинка с какой-то ненавистью посмотрела на окружающие кругом парочки или подобие их. Да, черт вас дери, зависть прожигало в душе такую дыру, что хотелось разнести тут к чертовой матери все. Даже приятели, с которыми нимфа явно не планирует видится ближайшие недели, а то и месяцы - не спасали и никак не помогали. Почему все так возвышают этот праздник? Почему всюду бегают и суетятся за неделю до него? И если раньше итальянка прекрасно могла понять подобное, то после очередного неудачного романа, она напрочь отказалась воспринимать подобные торжества как следует. Сегодня, для Нарциссы Аудиторе, самый обычный день в клубе, где она могла бы отдохнуть и выпить бокал другой.
Сидя в окружении знакомых, слушая их болтовню ни о чем, девушка старалась улыбаться и откидывать на задний план мысль, что где-то сейчас, кто-то нежится в объятьях своей половинки. К черту отношения. К черту эти чувства, которые превращают тебя в тряпку, и хотелось сейчас взглянуть О'Рейли в глаза и сказать: хей, Джеки, давай просто перепихнемся без обязательств, а то мне скучно, - и ведь она бы это сейчас сказала, будь он просто рядом. Но, вместо этого оставалось довольствоваться пьяными мордами приятелей и приятельниц, которые уже медленно разбредались по домам. Неудивительно, потому что, когда Аудиторе взглянула на часы своего мобильного, то обнаружила, что время близилось уже за полночь. Поморщив своим носиком, блондинка отставила от себя бокал с мартини и закусив губу, быстрым движением большого пальца, промотала записную книжку вверх-вниз. Сначала взгляд задержался на известной нам всем личности, а затем что-то в голове щелкнуло и быстро промотав вниз на букву "Т", Цисси нажимает кнопку звонка. Длинные гудки звучали сейчас утомительно долго, будто бы человек на том конце провода провалился куда-то под землю. Хотя, Аудиторе бы и этому не удивилась, потому что сколько лет она знала Теодора, то его легко потерять. Нет, не буквально потерять, а конечно же в переносном смысле этого слова. - Возьми же ты трубку, pecora - Тихо проругавшись себе под нос и закатив глаза к потолку, нимфа принялась нервно постукивать ноготками кожаному дивану. - Тео, проснись и пой - И только произнеся это, как по ту сторону провода послышался мужской и заспанный голос. Вскинув бровью и возмущенно вздохнув, она встала со своего места и отошла в угол вип-зоны, которую они сняли со знакомыми. - Внимательно, забери меня из клуба. - В голосе прозвучала какая-то нотка наглости, а просьба и вовсе казалась приказом. И, осознав это, что сначала ляпнула, а потом подумала, - итальянка поспешила оправдаться. Скорее всего так влияет на нее День Влюбленных, чтобы их в задний проход. - Caro mio, забери меня, а то снаружи те, кого я меньше всего хочу видеть сейчас - Благодаря громкую музыку, которая доносилась из динамиков развешанных и расставленных по всему клубу, Цисси убедилась, что ее первое предложение было заглушено басами. - Обещаю, почешу тебе за ушком перед сном - Кокетливо закусив нижнюю губу, Нарцисса назвала адрес где находилась и положила трубку, как раз в тот момент, когда к ней подошли оставшиеся знакомые попрощаться. - Тебя точно не надо подбросить? - Поинтересовался кто-то из них, чье имя уже вылетело из головы. Аудиторе покачала головой и расплылась в улыбке - Меня заберет мой мальчик - Распрощавшись с ребятами, девушка вернулась обратно на свое место и закинув ногу на ногу, взяла в руки телефон и начала закидывать Фрейзера смс-сообщениями. Снова они не несли в себе смысла: то какие-то смайлики, то капсом вопросы наподобие "ты скоро?", "ты где?" и так далее по списку. И спустя минут пять такого безделья, итальянка отложила наконец-то мобильный в сторону и подперев ладонями подбородок, уставилась в одно место.
Любопытно, наверное, кто же такой Теодор Фрейзер и кем он являлся для нашей героини. Вообще, их история настолько запутанная, что даже сама Рапунцель позавидует, либо наоборот жахнется в обморок от радости. Для начала - он лучший друг, который спустя столько лет, до сих пор терпел любые выходки избалованного ребенка из итальянской семьи. С ним девушка действительно успела пережить многое: взлеты - падения, какие-то неудачи и мелкие радости. Она очень сильно привязалась к Тео и его хамистости, поэтому действительно была рада узнать, что судьба решила свести этих двух в Сакраменто. Казалось бы, прошло уже около года, как они превратились в неразлучников, и все равно, казалось будто бы это очередной сон, больная игра воображения, которая топит блондинку не первый месяц и год. И, знаете что, а ведь именно его присутствия сегодня не хватало в этом клубе. Наконец-то до нее начало доходить, откуда был такой большой приступ ярости. Конечно, Цисси знала, что Фрейзер не просто так продинамил ее с этим четырнадцатым февраля, а у него была вполне логическое оправдание - работа. У всех она была, даже у нее, поэтому следует затолкать свою злость и обиду куда поглубже.
Снова схватившись за телефон, потому что Нарциссе казалось, будто время назло тянулось так долго, - она принялась просматривать фотографии. Чего там только не было, если честно. Любой журналист желтой прессы готов руку оттяпать за подобные материалы любой популярной личности. Затем открыв папку с отдельными фото, где в основном были сделаны снимки итальянки и шотландца, Нарси с каким-то умилением на лице принялась просматривать одно изображение за другим. Веселая, беззаботная и счастливая - настоящая Нарцисса Аудиторе. Даже фотографии четырехдневной давности утверждали об этом, что внутри побуждало надежды - она не впадает в депрессию снова, просто день сегодня такой. Сдунув спавшую на глаза прядь волос, итальянка интуитивно поднимает голову и видит перед собой мужской силуэт. Сначала было тяжело его разглядеть в полумраке, и только когда прожекторы посветили в их сторону, девушка резко подпрыгнула на месте и потянула свои руки к Фрейзеру - Ты приехал - Протянула нимфа и расплылась в довольной улыбке - А мне ничего не оставалось, ты же у нас работал - Нарочно проворчала та и поморщила носиком. Прижавшись и положив свою голову на плечо мужчины, Аудиторе прикрыла глаза и сладко вздохнула. - И я не напивалась. Всего пара бокалов. Ходить могу - Подавив легкий смешок, она приоткрывает глаза и поднимает взгляд к Теодору. Чуть жмется к нему и трется носиком о его шею - Поехали? И, там, это, много их? - Моментально изменившись в лице, Цисси закусила нижнюю губу и сжала руку Фрейзера в своей. Словно напуганный и загнанный в угол котенок, боящийся выйти на свет и показаться линчевателям.

+1

4

Теодор опустил подбородок на блондинистую голову Аудиторе и негромко засмеялся. Что ему действительно нравилось в Нарциссе, так это ее легкая инфантильность, которая была так же присуща и самому Фрейзеру. Видимо это и был один из факторов их крепкой и долгой дружбы. Ведь, взрослея, люди начинают забывать каково это - быть свободным, в некоторой степени раскованным и простым, как ребенок. Цисси и Тео могли смело отнести себя к меньшей по численности категории, а на замечания посторонних показать элегантный средний палец и закусить порцией шоколадного мороженного.
- Поверь, дорогая, я бы с удовольствием отметил с тобой любую печальку раньше, если бы меня не заперли в офисе. Я, конечно, хотел попытаться исполнить пируэты в стиле персонажей Dying Light, но решил, что я буду не совсем эстетично смотреться, расплывясь на асфальте, - парень усмехнулся и нежно провел вверх-вниз по предплечью итальянки.
Сам не зная почему, но в присутствии Аудиторе шотландец чувствовал себя невероятно спокойно, а в таком состоянии он пребывал довольно редко, но только не рядом с Нарциссой. Ему казалось, что в некоторой степени девушка влияла на него положительно. Нет, он не менялся ради нее, не контролировал себя в порывах гнева рядом с ней и не подбирал культурных слов. Рядом с ней Теодор мог быть настоящим. Он не боялся расстроить или оттолкнуть своим характером, потому что шотландец знал - Цисси нравится он именно таким: грубым, хамоватым и в то же время довольно веселым. И шотландец был безумно благодарен за это подруге. Вынырнув из приятных и милых мыслей, Фрейзер вновь натянул маску "Мистера Облома" и с легким ехидством произнес:
- А я то думал, что кому-то придется играть роль пони, везущего маленькую фею в ее домик на дереве... Но раз ты вполне способна тащить свое прекрасное тело самостоятельно, то я вполне доволен. И не нужно сейчас говорить, что ты пошутила, я все равно не поверю, - улыбаясь, шотландец опустил взгляд и посмотрел прямо в лицо блондинке.
Когда он начинает чувствовать теплое дыхание Цисси на своей шее, из груди парня вырывается приятный смешок, и Тео аккуратно проводит рукой по светлой и пышной шевелюре девушки. Но, несмотря на всю милость момента, шотландец не упускает шанса "мило" пошутить:
- Цисси, я ведь столько раз говорил тебе, не пользовать таким большим количеством лака для волос. Ты мечтаешь видеть крупные клоки своих белокурых волос на подушке? Или я чего-то не знаю? Может у тебя появился новый кумир? Брюс Уиллис или Вин Дизель, - видя,как итальянка хмуро сдвигает свои тонкие бровки, Тео начинает смеяться и добавляет: - Я знаю, что я сволочь, но ты только представь: я молчал сегодня весь день! Надо же мне кому-то выговориться.
На самом деле, Фрейзер старался разрядить обстановку, так как, хоть Цисси и не говорила об этом напрямик, он чувствовал ее напряжение и волнение, и шотландец знал причину этого волнения. Папарацци. Извечная и главная проблема любой процветающей звезды. Сколько раз Фрейзер пытался незаметно вывести Аудиторе из какого-либо клуба и даже из ее собственного дома. Самому ему так же не удавалась выйти из пентхауса Нарциссы незамеченным. И, несмотря на свою довольно-таки вспыльчивую натуру, парень старался не вступать с этими шакалами в споры и уже тем более в потасовки. Теодор просто-напросто игнорировал их, неся на лице спасающий всегда и везде "poker face". Услышав наконец давно назревавший и висевший в воздухе вопрос, парень громко вздохнул и лишь молча кивнул головой.
- И да, их довольно много. Это те, которых я увидел только возле главного входа. Конечно мы можем выйти и через черный, но не факт, что там никого нет. Да и все равно нам придется идти на стоянку, так что... уйти незамеченными у нас вряд ли выйдет, - опустив взгляд на подругу и увидев, как девушка недовольно хмурит носик, шотландец добавил: - Но это не значит, что нам не стоит попытаться.
Снимая с себя джинсовую куртку, Фрейзер протягивает ее Нарциссе, а после встает с диванчика.
- Накинь ее на себя и подними воротник, - коротко и серьезно произнес Тео. Приобнимая итальянку за плечо, "парочка" покидает вип-зону и довольно быстрым шагом двигается к выходу. Остановившись у выхода, Фрейзер настоятельно просит Аудиторе взять его под руку, и, только после того, как его просьба была выполнена, парень толкает дверь и вместе с блондинкой выходит на улицу. Первые минуты протекали достаточно спокойно и удачно. Вокруг не было видно журналистов, поэтому Тео даже вздохнул облегченно, как вдруг из толпы послышалась предательская фраза: "Эй, а разве это не Аудиторе?" - и в один миг, словно по взмаху волшебной палочки, их начали постепенно окружать вспышки камер и громкий гул людских голосов. Выругавшись, Теодор крепко сжал руку Нарциссы и, пробиваясь сквозь собирающуюся толпу, начал стремительно двигаться вперед. Перебивая в себе желания схватить камеру у одного и папарацци, шотландец старался отыскать в кармане ключи от машины как можно быстрее.
- Цисси, не могла бы ты быстрее шевелить своими ножками. Я чувствую себя оливкой в банке, - раздраженным голосом прошептал Фрейзер. Увидев на горизонте свою "девочку", Теодор готов был просто запеть "Аллилуйя!", но сдержал радостные порывы, так как оставалась сделать главное - сесть в автомобиль. Практически переходя на бег, они наконец-таки достигают машины. Открывая дверцу и снося с ног при этом одного из журналистов, Теодор впихивает итальянку внутрь и, поспешно захлопывая дверцу, обходит машину и занимает водительское сидение.
- Не люксовые условия, но проехать минут десять, я думаю, сможешь, - поворачивая ключ зажигания, Тео быстро и резко выводит авто со стоянки и выезжает на чистую дорогу. Вдавив на педаль газа как можно сильнее, шотландец не проронил ни слова. Парень часто оглядывался в зеркало заднего вида, чтобы убедиться, не взбрело ли этим охотникам за тайнами сесть им на хвост. Проезжая мимо поворота, ведущего к дому Аудиторе, Теодор благополучно его пропускает, после чего поспешил объяснить Циссе его действия:
- Мы поедем на мою квартиру. Возле твоего пентхауса уже давно засели "в засаде" журналисты, я уверен в этом на сто процентов. Думаю, тебе не хочется снова с ними встречаться, да и слухи о романе с моей шотландской рожей тоже не станут плюсом. Переждем там ночь, а утром я отвезу тебя домой. Можешь не волноваться, бодрящие напитки у меня есть, приставка работает и джойстики практически новые. Да и сотрясти воздух, так сказать, сможем.
Прошло чуть больше пятнадцати минут, прежде чем Фрейзер припарковал автомобиль в одном из жилых районов. Они вышли из машины и спокойным шагом направились в сторону многоэтажки. В подъезде глаза начала неприятно резать темнота. Взяв Нарциссу под руку, Тео повел ее в сторону лестницы.
- Лифт не работает, так что придется прогуляться. Не нужно дуться. Представь, что это короткая разминка. Тебе нужно подняться всего лишь на третий этаж, так что двигаем конечностями более воодушевленно.
Они довольно быстро преодолели это расстояние, что оказалось не самым трудным. Труднее в темноте было попасть в замочную скважину. Но, приловчившись, шотландец все-таки вставил злосчастный ключ и, повернув его, распахнул дверь, пропуская блондинку вперед.
- Квартирка маленькая, но, как по мне, довольно уютная. Хотя, зачем я тебе все это говорю, ты ведь уже была здесь.

+1

5

Наша жизнь - это одна большая и безумная карусель, где каждый выживает так, как может. Мы всегда сталкиваемся с какими-то трудностями, и если одни с легкостью могут пережить их и двигаться дальше, то, например, другие замирают на месте и со страхом в глазах смотрят вокруг. К какому же разряду относилась девушка, сидящая сейчас в объятьях высокого блондина: перепуганная лань или безжалостный хищник? Честно говоря, Нарцисса никогда не могла ассоциировать себя с сильным зверем, потому что при малейших неприятностях поковала чемоданы и сбегала. Всю свою сознательную жизнь ей казалось, что только таким образом можно спастись от жестокости окружающего мира, и знаете, в чем-то она все-таки была права. Конечно, кому-то может показаться, что подобный поступок был для слабаков, но Аудиторе и не была никогда сильной. С самого детства привыкшая к вниманию окружающих, зная, что любимый папочка или мамочка защитят, - вовсе не готовило итальянку к самостоятельной жизни. Да, она до сих пор была той избалованной девочкой, которой сходило все с рук. Она до сих пор верила, что в любой истории явится отец, но вот только месяц назад он дал понять своему ребенку, что пора как бы самой управляться с ситуациями, которые же Нарцисса сама и заваривает. Джиэнмарко вообще был всегда строгим и суровом человеком в плане воспитания. Так он, например, лишил Леона два месяца назад денег, которые переводил ежемесячно на карту, мол, пора начинать работать, сынок. С Пьеро все обстояло еще хуже, самому старшему брату вообще пришлось вступать во взрослую жизнь в девятнадцать лет, когда другие брат и сестра до сих пор сидели на шее родителей. И вот, когда Цисси объявила родителям, что решила всерьез заняться музыкой, что у нее есть друг, который готов оказать в этом помощь - отец пожелал ребенку удачи. Нет, не в плохом смысле этого слова, а скорее синьор Аудиторе увидел, что его принцесса выросла и может жить самостоятельно. Но, могла ли она? Черт, конечно нет. Нарцисса даже готовит ужасно и поэтому приходится питаться полуфабрикатами или в ресторанах. И, когда вокруг нее начала вихрем закручиваться слава и популярность как артистки, а не как богатенькой дочери итальянского бизнесмена, то она осознала, что боится оказаться одна. Боится всех этих людей, которые подобно акулам были по ту сторону экрана. А в связи со своей чувствительностью и сильной эмоциональностью, кою блондинка никогда не умела контролировать, то и сплетни со слухами пагубно сказывались на частной жизни. Все это буквально не погубило итальянку если бы... Если бы не близкие друзья, которые как супергерои готовы были защищать своей грудью перепуганную лань.
Продолжая крепко сжимать руку Теодора в своей, девушка поджала губы и готова была сейчас вжаться в спинку дивана, забиться в самый дальний угол, только бы ее оставили в покое. Сколько еще будет длиться подобная травля, сколько еще ей предстоит пережить, что бы наконец-то зажить мирно? Возможно, ей просто пора уже научиться не замечать подобного, игнорировать, как это было в характере у Фрейзера? Черт, как он справляется? Ведь тоже не раз попадал под удар журналистов желтой прессы, которые одно время приписывали парочке роман, к счастью сейчас забыли. Просто тупо переключились на другую тему, которая кажется им более интересной - алкоголизм. Да, мы все знаем, что женский алкоголизм неизлечим, но поверьте, Цисси им не болеет и то, что сегодня итальянка сдерживала себя от лишнего только доказывает. Она вам не какая-то там Бритни Спирс, сошедшая с ума после развода со своим муженьком тираном, ибо в жизни Аудиторе все было прекрасно. Да, черт дери, у нее все было хорошо и никакая грязная сплетня больше не сможет сломать. Ведь рядом Саммер, любимая и практически сестра, способная всегда помочь и поддержать; рядом дорогой Эррол, который способен заткнуть любого, кто хотя бы постарается раскрыть рот в адрес своей подруги; рядом горячо любимый Джек, который являлся всегда героем в глазах Аудиторе, был ее принцем спасающим из различных бед; рядом милый Теодор, способный развеселить и отвлечь итальянку, а главное уберечь ото всего и всех.
И вот, даже сейчас, когда на душе скреблись кошки, напоминающие девушке о злобной реальности, Фрейзер сумел выявить на устах нимфы улыбку. Она даже более или менее расслабила свою хватку и закатив глаза, вздохнула. Да, иногда правда хотелось оказаться персонажем из любимой видеоигры. Иногда эта мечта перерастала в некую одержимость, когда приходя на выставку игр ты наблюдаешь людей переодетых в костюмы любимых персонажей. Чего лукавить, даже Нарси в своем прошлом, когда была ученицей академии, парочку раз заявлялась в образе любимого персонажа, даже Леон, который, кажется, до сих пор пускал слюньки на пышногрудых девиц в образе женского Шепарда. - Если тебе так хочется стать пони, да еще и в образе Dying Light совершающим пируэты, то фея совсем не против - Пожав плечами и вскинув бровью, явно представляя Фрейзера в этом амплуа, отчего даже улыбка сошла на легкий смех и девушка играючи поморщила носиком. - И вообще, чем тебе не нравится мой лак? Да-да, знаю, вредно для волос, а еще вредна косметика, которую ты тонну вылил на меня в прошлом году, когда мы снимали клип - Съязвив, поежившись на месте, когда в мыслях пронеслись трехдневные съемки, где итальянке пришлось примерить на себя образ бабочки. Нет, конечно, было весело и необычно, а главное интересно, но после тех дней Аудиторе еще несколько недель не могла смыть со своей головы лак, и находила в волосах остатки декораций придающий нужный образ. Хм, например, через день после съемок она нашла в своих волосах крыло искусственной ночной бабочки. Когда же до сознания наконец-то долетели слова Тео про "акул", Цисси вновь поежилась и улыбка спала с уст. В помещении не смотря на жар, который исходил от тел присутствующих сегодня в клубе, почувствовался холод обнимающий блондинку со спины. - Значит они все-таки есть - Тихо пробубнив себе под нос, будто бы подытожив сказанные ранее слова Фрейзера. - Как меня все это достало - Мысленно огрызнувшись, нимфа встает с места следом за другом и судорожно собирает свои вещи: очки, мобильный, и собственно свою сумочку. Взяв из рук шотландца куртку, Нарцисса согласно кивает и быстро старается ее накинуть на себя, послушно поднимая ворот и надевая на глаза темные очки. Всегда хорошо помогает против вспышек - это итальянка усвоила еще подростком. - Спасибо, что приехал за мной - Между тем пролепетала она, когда они начали пробираться к выходу. Если присутствующим в клубе было совершенно плевать на них, то вот любителям интересного материала снаружи - нет. Иногда Аудиторе задавалась вопросом: как далеко они могут зайти? Ведь блондинка знала журналистов лично, и те никогда не были таким безумным зверем, как те, что на улице возле клуба. Пресвятая Мария, даже взять лучшую подругу - она никогда такой не была, а относилась к своей работе с уважением и почетом. Что тогда с этими было не так? Кажется, ей, никогда не дано понять.
Выбравшись наконец-то на свежий воздух, Цисси украдкой взглянула в сторону, даже вздохнув с облегчением, когда никто их кажется не заметил. Хм, кажется, пока один из зевак не выкрикнул "команду" и "охотники" не рванули толпой. Наверное, все-таки надо подумать над словами Леона, который требовал от родной сестры нанятие телохранителей, ибо ведь не всегда Джек, Тео или он сам, смогут приезжать и спасать перепуганную лань. Закрывая свое лицо сумочкой и стараясь двигаться быстрее, Нарси сильнее сжала Фрейзера за руку и послушно следовала за ним. Знаете, на каблуках тяжело быстро передвигать ногами, особенно если ты немного выпил, да, но кажется шотландцу было плевать. Он просто хотел скорее убраться с этого места, и нимфа прекрасно понимала его. Поэтому, проигнорив его изречение, блондинка постаралась двигаться немного быстрее, пока вскоре они не оказались у машины. Тео открыл дверь, чуть ли не затолкал ее, да и она сама была не против такого грубого обращения.
Вспышки, какие-то крики и вопросы, создавало столько шума, отчего у итальянки даже слегка начала кружиться голова. Вжившись в сиденье машины, Цисси продолжала закрывать свое лицо и всякий раз старалась отворачиваться от назойливых мух, пока наконец-то в салон машины не сел сам Теодор и не завел транспорт. Как только машина выехала со стоянки, Аудиторе заметно расслабилась и снимая очки, посмотрела на сидящего рядом мужчину. - Как думаешь, это закончится? - Тонким голоском поинтересовалась девушка и перевела взгляд на дорогу. Самая сложная часть была уже позади, осталось только добраться до дома и завалиться спать. А завтра, когда наступит новый день, карусель снова заиграет в прежнем ритме. - Мы проехали, Тео - Удивленно вскинув бровями, когда машина шотландца проезжает мимо дома, где собственно они жили вместе уже не первый месяц. - Ааа, к тебе... Отлично, опять в эту мужскую лачугу - Закатив глаза и скрестив руки на груди, Нарцисса откинулась на спинку сиденья и уставила взор в мелькающий за окном пейзаж. Нет, конечно, она не обвиняла Фрейзера в месте его настоящего жилья, но... Но это было место не для нее, которая привыкла жить с комфортом и со всеми удобствами. - Сейчас их наверно интересует не слух - встречаемся мы или нет, а моя сильная любовь к спиртному. Diavolo, какая вообще им разница? У меня просто был плохой период в январе. Каждый ведь с этим сталкивается - Бубня себе под нос, она невольно оборачивается к Теодору словно ища в нем поддержку. Ну да, она сама была виновата, что кормила желтую прессу своими похождениями и поведением - это ей уже вбил в голову О'Рейли. - Тебе еще меня кормить придется - Наконец соизволив разрядить напряженную после побега атмосферу, да и своего недавнего ворчания, отозвалась нимфа и довольно улыбнулась.
Оказавшись на месте, в полной тишине и изоляции от раздражающих факторов, Аудиторе выбралась из машины и спокойной походкой направились к зданию. Прижимаясь плечом к Теодору, Цисси поджала свои губы и опустила взор в землю. С ним всегда было спокойно и комфортно на душе, это еще почувствовалось в далеком прошлом, когда высокий и худощавый парень заявился к ним в дом на работу личного водителя. А сейчас создалось еще чувство, что хотелось уснуть в его объятьях и не просыпаться, пока, конечно, в глаза не ударила кромешная темнота подъезда. Щурясь от непривычки, итальянка постаралась не отставать от Фрейзера, который обрадовал еще и тем, что лифт не работает. - Bene, но если я споткнусь и расшибу колени - виноват будешь ты - По пути сняв с ног туфли и ступив босыми ногами на бетон, Цисси неторопливо зашагала по лестнице вверх. Первый, второй, и наконец оказавшись на третьем этаже, подходя к нужной двери, Аудиторе остановилась.
Дверь в квартиру открывается, и первая мысль, которая посетила белобрысую головушку так это то, что она ненавидит Теодора. Нет, конечно не в плохом смысле этого слова, но сейчас с радостью наваляла бы шотландцу по голове. Уж лучше бы они номер сняли в пятизвездочном, чем снова оказаться тут. Ведь после первого раза, когда мужчина показал свое жилье, Цисси, мягко говоря, осталась в шоке. Ха, и это при том, что к квартире Джека она относилась иначе, хотя та тоже не выделялась шиком и роскошью. В общем, странная мадам, чего тут еще скажешь. - Да, была, и как ты помнишь, не осталась довольна - Пробубнив под нос, блондинка заходит в квартиру и сразу включает свет. Благо, память была хорошая, и пусть была она тут от силы раза три или четыре, изучить небольшую квартирку вдоль и поперек смогла. Сняв с себя куртку и бросив сумку на комод, а рядом с ним свои туфли, итальянка проходит вперед и включает свет в просторном помещении, где находился диван, какие-то стеллажи и прочая мебель, но главным всегда в этой комнате был телевизор. Да, его Нарцисса любила, еще правда кровать любила, на которой ей удавалось поспать, пока самого Фрейзера сгоняла на этот несчастный диван. осмотревшись, убеждаясь, что ничего не изменилось, она поворачивается к Тео и расплывается в улыбке - Я хочу есть. - Всего лишь выдавила нимфа из себя и убрав руки за спину, как ребенок пошаркала ножкой по полу. Конечно, все сказанные ранее слова в адрес шотландца были несерьезными, ибо как бы она не ворчала и не капризничала, все равно любила его и была привязана. Ну да, квартира не шик, но зато тут никого нет кроме них двоих и... Хм, кучки соседей, которые уже наверняка спят. - Ладно, прости меня - Смирившись с тем, что вместо привередничества могла и поблагодарить мужчину, Аудиторе преодолевает разделяющее их расстояние и обнимает блондина. - Ты же знаешь, что я все равно тебя люблю и благодарна за все - Подняв свой голубой взгляд на Фрейзера, девушка улыбнулась милой и искренней улыбкой, а потом ей пришлось привстать на мыски чтобы дотянуться и поцеловать шотландца в скулу.

+1

6

Душевное спокойствие. Состояние, которое было чуждо Фрейзеру, так как шотландец мог найти что угодно или кого угодно, что или же кто будет его раздражать или просто своим видом будет взывать к нему, во все мысля крича: "Доведи меня до сарказма!" И как истинное хамло, Тео не мог пройти мимо такой манящей цели и в большинстве случаев доводил своих собеседников до кровавой словесной баталии. Ну а разве он виноват, что они такие восприимчивые? Его легче игнорировать, нежели пробовать отвечать на его подколы. Парень всегда дает такой совет своим оппонентам, а вот прислушиваться к нему или нет - это уже их решение.
Так почему же он, такой вспыльчивый и вечно жаждущий споров, чувствует себя так легко и спокойно рядом с Аудиторе? Когда она рядом, на сердце у шотландца становится светло настолько, насколько это вообще возможно. Итальянка принимала его колкости как странную шутку и отвечала на них лучезарной улыбкой или же смешно хмуря носик, отчего Теодор сам начинал невольно улыбаться. Шотландец просто не мог до сих пор поверить в то, что, получая от жизни одни лишь подзатыльники и пинки, он однажды приобрел такой бесценный подарок в лице Нарциссы Аудиторе. Она была его противоположностью, однако это не мешало ей принимать его такого отрицательного засранца со всеми его недостатками. Порой Тео даже казалось, что Цисси нравится его роль антагонист в глазах других людей, ведь это придавала ему немалой индивидуальности и одновременно присваивала ему почетное звание "белой вороны". И даже не думаете предположить, что по ночам он зарывается лицом в подушку и рыдает до самого утра от осознания того, что он "чудовище, которого только с кляпом во рту и можно выпускать на свет Божий". Фрейзера вполне устраивает свой характер, можно даже сказать больше - он ему нравится. Конечно, грубость и нахальство - отрицательные качества, но ведь должен кто-то играть роль старого доброго злодея.
Запирая за собой дверь и бросая ключи на невысокую стойку, шотландец проходит чуть вперед и, остановившись за спиной Нарциссы, наклонился к ее ухо и произнес:
- Не серчайте, дорогая принцесса. Помощник режиссёра не зарабатывает настолько много, чтобы позволить себе шикарный особняк, коим обладаете вы, Ваше Превосходительство, - Тео улыбнулся подруге, после чего снял с ее плеч свою куртку и повесил ее на один из крючков деревянной вешалки. Раздеваясь, Фрейзер вспомнил один из последних визитов Нарциссы в его, как часто она говорила, "мужскую лачугу". Первые минут десять Теодор выслушивал нотации прекрасной феи о том, что перед приходом гостей квартира должна быть убрана до блеска и уж тем более такая небольшая. Однако парню удалось быстро остановить словесный фонтан советов, включив телевизор и загрузив одну из любимых игр Цисси.
- Есть? - приподнимая правую бровь, произнес Тео, после чего добавил: - Вот почему, когда мы едем с тобой в клуб, то я обязательно завожу тебя перед этим в какое-нибудь кафе? Твои так называемые друзья полные идиоты что ли? Они не знает, что ребенка нужно кормить перед весельем? - потирая рукой затылок, шотландец начал прикидывать: что же есть у него в холодильнике. Так как жил он пару месяцев у Нарциссы, причем по ее же инициативе, на свою собственную квартиру он заглядывал довольно редко. Поэтому и запас продуктов здесь был довольно небольшой.
- Вариантов у нас не так-то и много. Я не привозил сюда продуктов. Все что я могу предложить, это чипсы и кофе. Чипсов у нас пачки три-четыре, кофе - целая пачка. Так что ночь протянем. Ах да, еще есть лимон! Поэтому могу предложить весьма экзотичный напиток - кофе с лимоном. (за рецепт спасибо Саммер Мур) Я сам еще не рисковал пробовать сие извращение, но в компании готов попытаться.
Когда итальянка приближается к нему и нежно обняла его, Теодор лишь молча улыбнулся и обвил своими руками талию блондинки, слегка прижимая ее к себе.
- Тебе не за что извиняться, Цисси. Мне не нужно прямых проявлений благодарности, ведь, как ты сама сказала, я и сам все знаю, - получив поцелуй, Тео аккуратно провел рукой по волосам Цисси и посмотрел прямо ей в глаза. От ее улыбки, такой светлой и детской, в груди у шотландца потеплело.
Фрейзер неожиданно вспомнил те года, когда они были разлучены континентами. Когда они могли наслаждаться обществом друг друга только при помощью интернета. В тот период Фрейзер с головой ушел в работу, что тоска по Аудиторе не так сильно тревожила его душу. Это, конечно, помогло от части, но разве могло что-то заменить шотландцу итальянку. Живого общения с ней. Когда она приезжала выступать в Штаты, Теодор забывал обо всем и тут же мчался к дорогой подруге, чтобы поддержать ее и увидеться с ней, обнять и услышать ее звонкий смех вживую. И вы только представьте, какова была радость парня, когда он узнал, что судьба забросила их с Цисси в один и тот же город. В ночь перед встречей Тео не мог заснуть, ворочаясь с одного бока на другой и предвкушая их встречу. И вот они снова вместе, снова "не разлей вода". Он поддерживает снова поддерживает итальянку во всех ее начинаниях и, возможно, даже подталкивает ее на какие-то безумства. Она снова одним своим присутствием делает его лучше.
- Ладно, можешь пойти включить телевизор, если хочешь конечно. Или можешь выйти на балкон. Я убрал там после твоего последнего визита и поставил там небольшой диванчик. Правда обошелся без ярко-розовых штор, извини. Зато там лежит ярко-красный коврик. В общем чувствуй себя как дома, дорогая, - парень поцеловал девушку в макушку и не спеша направился на кухне, где у самого входа успел споткнуться о стоящую на полу железную миску. Громко ругнувшись, Теодор поднимает тарелку, на которой аккуратным курсивом было написано имя любимой питомицы шотландца "Порше". Кошачья миска была довольно-таки дорогой и явно делалась на заказ. Нарцисса даже не поверила сразу, что Фрейзер потратил деньги на обычную железяку, когда сам он часто шутил о том, что шотландцы - народ жадный, и именно поэтому он не тратит деньги даже на обстановку собственной квартиры. На это замечания, Тео ответил весьма коротко: "Для моей девочки мне ничего не жалко". Поставив чайник с водой на плиту, парень открыл один из кухонных ящиков и вытащил из него две пачки чипсов, а после, выходя в коридор, громко проинформировал Аудиторе:
- Выпивки у меня нет, поэтому начало 14 февраля мы ознаменуем часами трезвости и отходняка.

+1

7

Популярность только на славах сладка и приятна, но на деле же все обстоит немного иначе, более реалистичнее, когда твоя жизнь превращается в одну сплошную борьбу. Это как гонка, в которой велика вероятность споткнуться и упасть, а окружающие рядом будут стоять и смотреть, насмехаясь над твоим поражением. Популярность - это ловушка для каждого, кто хотя бы раз пытался к ней пробиться, и Нарцисса это осознала несколько месяцев назад. Ее предупреждали. Мать часто уверяла свою дочь, что такая жизнь никак не для нее, не для эмоционального ребенка, который куда хуже переживает стресс, чем любой другой человек. Отец твердил, что девушка могла бы остаться танцовщицей и певичкой в своем клубе, куда ее притащила Джемма, а не рваться на большую сцену. Ведь, с большей популярностью к тебе приходит и такая же по силе ответственность. Ты должен делать все правильно, не давать поводов для нелепых слухов и очерняющих тебя статей, а Цисси... Цисси не была аккуратной, опять же, из-за своего буйственного нрава. Слишком эмоциональная. Слишком восприимчивая. Слишком ранимая. Все слишком, и только близкие рядом люди удерживали итальянку от полного поражения. Только близкие умели подбодрить и заставить Аудиторе хотя бы на какие-то мгновения позабыть о грязи, что поливают тебя каждый день с холмов Голливуда. Она хотела стать певицей - она добила этого, но в итоге получила в дополнение тяжеленный груз, который хрупкие плечи уже не могли держать. И, если бы не Теодор, который при малейших признаках упадка блондинки находился рядом, то наверняка бы нимфа собрала бы вещи и улетела обратно в Италию. Она всегда так поступала. Всегда убегала, от любой травли, которая настегала ее, и этот раз бы стал не исключением. Пресвятая Мария, как же хотелось сейчас забиться в угол и закрыться от окружающего мира. Как же хотелось закричать, чтобы ее оставили в покое. Как же хотелось сейчас обнять Саммер и попросить, что бы та ее никогда не бросала. Черт, да Мур и не бросить ее никогда, Цисси это понимала, но... Но какая-то слабость сейчас взыграла внутри несмотря на спокойствие и тишину, которая царила в квартире Фрейзера. Хм, может, конечно, девушка сейчас слишком утрировала свое состояние из-за небольшого опьянения, но... Но, ей почему-то начинало казаться, что стены снова сдавливаются и вот-вот норовят сдавить итальянку в своих "объятьях".
И забавно, вместо стен сейчас обнял ее в ответ Фрейзер, вынуждая Нарциссу вырваться из своих размышлений и подняв взгляд, внимательно посмотреть в его светлые глаза. Наконец-то напряжению пришел конец, когда тело расслабилось и по нему пробежался крохотный импульс вызывающий приятную дрожь. Злость, обида, какие-то душевные терзания сходят на нет, когда рядом находится близкий сердцу и духу человек. Это трудно объяснить, тем более в такой ситуации и в таком состоянии, но в такие моменты мы внезапно ощущаем прилив сил и желание улыбаться. Наше настроение резко принимает обратную сторону медали, и тоска с грустью уходят на далекий задний план. Наш мир словно в один мир переворачивается, и после ведения все в черно-белых тонах, - начинают проясняться яркие и теплые краски. Это чувство ни с чем не спутать, ибо его чаще всего называют пристанищем для души. Для успокоения. И, как ни странно, Теодор таковым всегда и являлся, сколько себя помнила Аудиторе. Он с легкостью мог ввести девушку в состояние релаксации одним взглядом, одним словом заставить ее смеяться. С ним всегда было легко в общении, даже при первом их знакомстве, где, кажется, итальянка балаболила без умолку. Она хорошо помнила каждое проведенное время с этим мужчиной, каждую ссору или бурное перемирие, и эти воспоминания делали нимфу живой. По-настоящему живой. Даже невзирая на настоящий характер Тео, который проявлялся практически ко всем окружающим его; несмотря на его острый язык, который вечно норовил ляпнуть что-то неприятное и обидное; не обращая внимания на его наглость и хамство, которое было его вторым именем; полностью игнорируя его отрицательную сторону, - Нарцисса тянулась к нему. Она замечала только его положительные качества, списывая негатив на что-то обыденное. Ну да, Фрейзер был не идеалом, и он был действительно отрицательным героем пьесы Аудиторе, но эта темная черта манила подобно бабочку свет. Не зря ведь говорят, что нас притягивают злодеи, а не герои в сияющих доспехах. - Просто иногда я веду себя, хм, как сука - Хмуря бровки, наконец-то произнесла итальянка и закусила нижнюю губу. Да, она это признавала, а все потому, что с появлением популярности меняется и характер. Ведь ты хочешь выжить, ты хочешь бороться за свою мечту, поэтому иногда приходиться отключать положительную и добрую принцессу, которую знают близкие. Из-за этого, Аудиторе стала действительно часто извиняться, потому что всегда сначала скажет, а потом начинает усердно думать зачем вообще раскрыла свой рот.
Как только Теодор отстранился и направился в сторону кухни, Цисси покрутилась вокруг своей оси осматривая комнату, а затем подошла к дивану. Она слегка провела пальцами по его спинке и снова замерла, оборачиваясь через плечо - Насчет кофе и лимона, хм, знаешь, лучше я не буду экспериментировать. Тем более в таком состоянии. - Знаете, не хватало еще чтобы Нарцисса обнималась всю ночь с белым другом, а Фрейзер сидел рядом и поддерживал блондинистые волосы. - От чипсов же не откажусь, хоть какая-то радость желудку - Обойдя диван стороной, итальянка наконец присела на край и потянулась за пультом. - Честно, я удивлена, что ты разобрал свой балкон по моему настоянию - Снова разговоры ни о чем, но они на самом деле грели душу и создавали особую атмосферу. Ту, где ты можешь беседовать с любимым человеком сутки на пролет, не отвлекаясь на реальность, которая буквально ждет вас по ту сторону окна.
Устроившись удобнее, щелкая каналы, Нарси схватила какую-то подушку с другого края и обняв ее, забралась на диван с ногами. Новости. Новости. Какое-то ночное шоу. Снова новости. Спорт. Какой-то старый фильм. Реклама. Опять реклама. Ничего интересного по телевизору так и не научились показывать, поэтому девушка просто переключает пульт на черный экран. Прикрыв свои глаза, просто расслабляясь в тишине, Аудиторе погрузилась в свои воспоминания, которые позволяли в плохих ситуациях ухватиться за что-то светлое и приятное. Она думала о многих вещах: о своей семье, которая сейчас находилась по другую сторону океана. Черт, как же хотелось сейчас обнять родную мать и зарыться носом в ее волосах, как это итальянка делала в детстве. Хотелось отведать ее пасты, которую матушка любила готовить по субботам. Черт, как же хотелось подойти к отцу и поцеловать его в щеку, чтобы он в ответ потрепал тебя по волосам и прижал к себе, чмокая в макушку светловолосой головы. Хотелось снова вернуться в свое безмятежное детство и бегать с братьями за город и лазать там по развалинам прошедших веков. Как хотелось опять побыть в Колизее, который и приелся многим жителям Рима, но все равно оставался для итальянцев центром вдохновения и восхищения. Хотелось посидеть на берегу реки Арно и просто покидать камни, как это было в детстве, когда она и Леон сбегали ночью из дома. Хотелось покататься на гондоле, окунуться в пышные карнавалы Венеция. Господи, как же всего этого не хватало здесь, в Америке. Сделав глубокий вдох, Нарцисса открывает свои глаза и интуитивно проводит ладонью по собственной шеи. Дом. Она хотела домой, особенно сейчас, когда схватилась за свою мечту и получила порцию неприятных моментов. Конечно, никто не говорил ей, что сцена - это легкое дело, но... Но из мыслей вновь вырвал голос мужчины, который заменял сейчас Аудиторе ее родной дом. Пусть, Фрейзер и не был итальянцем, но именно он мог напомнить блондинке о месте, где она родилась, ибо в голову начали лезть воспоминания связанные и с ним. Те бессонные ночи, когда Нарси пробиралась в домик для прислуги и будила Теодора со словами, что ей одиноко. Вспоминались все их поездки, приключения, и это вызывало очередную улыбку - Ты шотландец и у тебя нет заначки? - Вскинув бровью, Аудиторе повернулась в сторону дверного проема. - Не поверю тебе - И это действительно так, она не могла в данную минуту поверить в то, что в квартире Тео не было ничего спиртного. - Чай хотя бы есть? - И если пить действительно не особо хотелось, скорее Цисси озвучила свою мысль в знак удивления, а не требования, чтобы Фрейзер сломя голову несся в ближайший ночной супермакрет за алкоголем, - то вот от чая она и вправду не отказалась бы. Этот напиток всегда позволял трезво мыслить, особенно, когда твои мысли начинают накручивать себе странную картину, где ты и якобы твой друг... Нет, что за глупости! Она отмахнулась от этого и вставая с дивана, подошла к стойке с небольшим количеством дисков, так как большую половину шотландец уже давным-давно перевез к ней в пентхаус. - И самое печальное, что у тебя даже ничего нет из игр. Ну, того, чтобы меня заинтересовало. Поэтому - Медленно выпрямившись и обернувшись снова к мужчине, девушка плавной походкой подошла к нему и выхватила из рук пачку чипсов - Будешь сегодня разговаривать со мной - Раскрыв пакет, итальянка взяла одну чипсину и жадно засунула в рот. Черт, да она действительно дико голодна, что готова съесть целого мамонта сейчас. - Ну-с, как будем отмечать наш праздник влюбленных? - Вызывающе вскинув бровью, Аудиторе склонила голову набок и осмотрела Теодора с ног до головы.

+1

8

Хоть рядом с ним Аудиторе и пыталась выглядеть расслабленной и частично свободной от неприятных мыслей, Тео чувствовал, как сильно она напряжена. Как в голове ее мысли кружатся, словно надоедливый, жужжащий рой насекомых, от которого голова начинает медленно, но верно раскалываться, а в висках - пульсировать боль. И невозможно было сбежать от этих мыслей. Невозможно было одним движением руки рассеять их в воздухе. Даже если они и давали короткую передышку своей "жертве", то лишь для того, чтобы нанести более сильный удар в самое больное и незащищенное место. Последние несколько недель в жизни Цисси можно было назвать сущим адом. Схватившись за свою цель так крепко, подойдя к ней так близко, итальянка получала удар в спину. Папарацци, сплетни в желтой прессе, сумасшедшие фанаты, напряженный график - вот они основные факты популярности. Популярность - это огромная куча дерьма, привлекающая к себе ненасытных мух. Звезда - это всего лишь кусок мяса, брошенный шакалам на растерзание. Многие неоднократно, в том числе и Фрейзер, повторяли девушке все это. Но, зная упертую и своенравную Цисси, Теодор знал, что уговоры вряд ли остановят ее. Для чего же он тогда все равно продолжал говорить о минусах звездной жизни? Неужели в этом вопросе он придерживался мнения большинства? Волновался ли он за то, как Нарцисса сможет пережить первые шаги? Если вы верите в его сочувствие, то значит вы слишком плохо знаете шотландца. Своими речами Теодор всего лишь подстрекал итальянку. Заставлял ее двигаться вперед и только вперед. Танцовщица в бурлеске - Фрейзер никогда не считал, что это уровень Аудиторе. Нет, она достойна чего-то большего. Гораздо большего. Конечно парень знал, как сложно придется Цисси сначала, но ведь ее талант стоит того. Он верил в ее талант. Он хотел, чтобы его услышали миллионы. Чтобы они полюбили его. Нарцисса достойна славы, Фрейзер был, есть и всегда будет убежден в этом, даже если сама итальянка когда-нибудь потеряет веру.
Почему же шотландец так сильно верил в Аудиторе? Потому что она была его подругой? Была чем-то особенным для него? Причина была другой. Проходя практику в Лос-Анджелесе, Фрейзеру приходилось сталкиваться с различными "экземплярами", видеть и терпеть их истерики. Ему не раз приходилось видеть, как сущие бездарности пробиваются на верх лишь благодаря своей харизме и наглости. Ему не раз приходилось видеть, как истинные самородки ломались на половине пути к успеху, и некому было поддержать их. Некому было дать им вдохновляющего пинка под зад. Но ведь Нарцисса не была слабой. Несмотря на всю ее легкую инфантильность, некоторую избалованность, под всей этой блестящей и милой упаковкой, как считал шотландец, скрывалась волевая личность. Она не
сломается, как другие. А если и попробует сдаться, то Тео всегда рядом, чтобы "приятно" высказаться и заставить итальянку снова войти в колею. Изверг? О да. Если бы шотландец был продюсером, то он бы искренне сочувствовал своим подопечным. Но ради положительного результата нужно быть готовым ко всему, нужно быть терпимым.
- Милая, ты вечно путаешь ирландцем и шотландцев. Шотландце с меньшим фанатизмом относятся к выпивке, - наконец ответил Теодор. Конечно, он умело недоговорил подруге о начатой бутылке бурбона, но у него не было настроения, да и для Цисси новая доза была бы лишней.
Потеряв одну из пачек, Тео ухмыльнулся и, подойдя к стойке с дисками, аккуратно провел по ним пальцем. Бросив оставшуюся пачку чипсов на небольшой и старенький журнальный столик, Фрейзер посмотрел на Цисси и с улыбкой произнес:
- Ох, какие мы избалованные! Я ведь по твоей милости перевез большую часть игр в пентхаус. Да и к тому же здесь есть достаточно хороших игр. Просто кто-то слишком придирчив, - шотландец приподнял бровь и криво улыбнулся. Вот еще один плюс в дружбе в Циссой - совместное задротство. В любое время суток, в любом настроении, если кто-то из них произнесет ключевую фразу "го в консоль", то второй с удовольствием и без раздумий согласится. 
- О, задушевные разговоры с Тео. Из меня бы вышел неплохой психолог. Сиди, слушай человека, иногда с умным видом вставлять "понимаю" и качать головой. А какие деньги можно зарабатывать, - мечтательное выражение на мгновение застыла на лице Фрейзера, а через минуту смеясь добавил: - Хотя кого я обманываю. Если я смогу промолчать секунды три, то это будет огромнейшим достижением.
Взгляд Аудиторе удивил его и даже слегка рассмешил, но, прищурив немного глаза и потерев подбородок, ответил, стараясь держаться серьезно:
- Хм, над этим нужно хорошенько подумать. Может погадаем? Нарисуем карты таро и вырежем их на бумаге. Или можем погадать на чайной заварке! Правда у меня пакетированный чай, но... это нас не остановит. Чтобы узнать свою судьбу, можно и помарать руки внутренностями бедного пакетика. Принесем его в жертву! - а после все-таки серьезность ушла с его лица. - Я ничего не принимал, идиотом я был с рождения, но ты это и так знаешь.
Фрейзер опустился на диван, закидывая ноги на журнальный столик, как вдруг горящий в коридоре свет гаснет. Комната погружается во тьму, и только тусклый свет горящего на улице фонаря попадал в комнату.
- Отлично, только этого не хватало. Эти чертовы пробки вылетают слишком часто. Нужно продавать к херам эту квартиру и купить что-то более людское , - продолжая бурчать себя под нос, Теодор встал на ноги и, вытянув руки вперед, начал медленное движение.
- Цисси, не думай лезть мне под ноги. В падении за свои телодвижения я не ручаюсь. Сядь на диван, я сейчас вернусь. 
Отыскав наощупь мобильный, шотландец включил фонарик и направился на кухню. Открывая шкафчик за шкафчиком и при этом шумя так, словно по дому проносится торнадо, Фрейзер громко вздохнул и негромко пробубнел:
- День влюбленных? Хотелось чего-то романтичного? Сейчас будет тебе романтика. Если эти чертовы свечи будут коптить, то будем представлять, что нашу комнату напомнил туман любви и мы будем веселиться с накуренными купидонами. Черт! - выругался шотландец, ударяясь головой об открытую дверцу.
Найдя наконец злосчастные свечи, Теодор подхватывает спички со стола и две небольших рюмки и возвращается к гостиную. Зайдя молча, парень присел у журнального столика и, скинув все одним движением со стола все на пол, установил "сложный механизм".
- Уровень романтики будет зашкаливать. Как вы и заказывали, Ваше Превосходительство.

+1

9

Говорят любовь может поменять человека, но способна ли она полностью его изменить? Есть ли вероятность, что влюбившись, мы можем с легкостью отказаться от старых привычек и принципов? Возможно, кто-то и способен на такой героический шаг, но явно это трудно  поддается человеку, который просто-напросто разочаровался в подобных чувствах. Не потому, что еще не встретил того, единственного, с кем мог бы провести остаток дней, - а потому что слишком много настрадался предательством и обманом. И, когда получив последнюю порцию лжи, наше терпение подходит к концу, и мы начинаем разглядывать любовь под совершенно другим ракурсом. Мы смотрим на нее с ненавистью и злобой в глазах. Мы ее сравниваем с чем-то грешным, опасным, а не как полагается - возвышенным и спасительным. Мы закрываемся. Отказываемся от проявления чувства и стараемся от него впоследствии сбежать, что, между прочим, хорошо получается. У человека в природе заложено - бег. Закапывать голову в песок при малейших проявлений проблем и опасностей, которые так тщательно старается защитить наше подсознание. Так что же, способна любовь поменять человека? Да, способна, но только в худшую сторону, и Нарцисса это прекрасно ощущала на своей шкуре. Расставшись, а точнее просто оказавшись оторванной от человека, который ей действительно был дорог и с которым она надеялась скрепить свое будущее, но родня предприняла все чтобы этого не допустить, - она закрылась. Разочаровалась в светлых чувствах, и убедилась, что людьми движет исключительно жажда власти. Не обманывайте себя, нам всем нравится, когда все находится под нашим контролем. Мы обожаем, когда мир крутиться возле наших ног, но рано или поздно шар обязан остановиться. Он столкнет нас с ног и что тогда? Снова убегать. Снова прятаться. Кому, как не Аудиторе прекрасно известен этот способ самовыравнивания, который въелся привычкой и даже некоторого рода зависимостью. Да-да, именно зависимость, потому что Цисси с такой легкостью находит эти самые неприятности, сама их создает, что потом ничего иного не остается, как паковать чемоданы и уезжать в родную страну. И вот, оставшись в итоге в полном одиночестве, закрытая от искренних проявлений чувств и возможности влюбиться, она дается во все тяжкие. Не сразу. А постепенно, потому что рядом оказывается нужный человек, который буквально увлекает итальянку в музыку. Он открывает ей возможность выплеснуть свои эмоции и переживания, но, она даже не догадывалась, что мечта местами имеет крутой поворот. Этот поворот оказался популярностью с которой девушка едва справлялась. Постоянное напряжение, стресс, потому что Нарцисса весьма любопытная личность и никак не может выпустить из вида происходящее в соц.сетях. Нарцисса слишком восприимчивая, поэтому никак не может справиться с давлением, которое на нее там оказывают. Эти люди словно нашептывают тебе на ухо: сдайся, - вот только сдаваться Аудиторе никто не посмеет. Близкие и друзья, чуть ли не находясь по двадцать четыре часа в сутки рядом с ними, напоминают блондинке, что она сильная и вытерпит все это. Да, возможно вытерпит, но не сразу. И хоть сама итальянка относилась к этому скептически, друзья же настроены были на ее маленькую победу в этой нечестной и жестокой игре. Спасибо, дорогие.
И все-таки, причем здесь любовь и дружба? Ведь сейчас девушка находилась в квартире человека, которого знала уже много лет, но на календаре жирно красовалось четырнадцатое февраля. Обычный день, с одной стороны, но с другой его воспринимают днем влюбленных. Тошно. Противно от этого праздника, потому что хотелось спросить людей, а знают ли они вообще происхождение данного торжества? Знают ли они то, что это не день, когда нужно дарить картонные открытки в виде сердца и клясться в вечной любви? Хочется просто взять и ткнуть данных идиотов, верующих в светлые чувства в прошлое Древнего Рима, когда подобный праздник назывался Луперкалией. Хочется заорать сейчас во всю глотку о том, что этот день  считался оргией, а не плюшевых мишек и букетов цветов. Хочется, но никто все равно не услышит, даже Аудиторе раньше не слушала, а сейчас в нее словно бес вселился. И, если бы рядом не было бы Теодора, то зависть и ненависть сожрали бы нимфу с потрохами, когда она находилась еще в клубе и наблюдала за милующимися парочками. Мерзость и не более. Неужели только этот день дает нам возможность показать, якобы, нашу любовь к партнеру? А как же другие дни в году, их попросту не существует? Странные все-таки люди, и странные мысли крутились в белобрысой головушке итальянки, которая с интересом наблюдала за своим другом. Да, другом, как казалось всегда, но только с момента их долгожданной встречи, когда за плечами были годы разлуки, Цисси ощутила что-то особое в воздухе. Нравился ли Фрейзер как друг, или все-таки он нравился как мужчина? Одному черту известно, и сейчас как-то особо сильно не хотелось загоняться на сей счет. Уж пусть все идет своим чередом, и если симпатия действительно оказалась далека от дружеской, то... То наша девочка вновь попала. И радоваться тут совершенно нечему, потому что становиться вновь зависимой от кого-либо, снова? Опять соблюдать не произнесенный вслух обет верности? Отчего-то даже поплохело и Нарциссе пришлось чуть опереться рукой о стоящий с боку комод. Она снова поднимает глаза, смотрит на Тео и замирает. Замирает подобно лани увидевшей хищника, свою погибель, когда смотрит в голубые глаза. Черт, почему он такой красивый? Почему он так затягивает? Удариться бы сейчас обо что-нибудь головой и выкинуть подобные мысли вон, ссылаясь просто на примитивную отмазку - перепила.
Сжимая пакет чипсов в руке, провожая шотландца взглядом, Цисси медленно оборачивается и продолжая все еще следить за действиями Теодора, улыбнулась. Почему она так мгновенно меняется в настроении и поведении рядом с ним: мигом превращаясь из напуганного котенка в маленького и счастливого ребенка? Это была еще одна особенность Тео, который умеючи мог манипулировать и управлять итальянкой даже не зная сам. - Я не избалованная - Возмутилась она, но произнеся это в шутливой форме - Ну, почти. Ты между прочим живешь у меня, вот я и предложила тебе перетащить добрую половину твоих вещей ко мне. Между прочим, делить свою гардеробную комнату с тобой - ад, если на то пошло. Потому что для моих вещей теперь меньше места - Аудиторе поморщила носиком и направилась к дивану - Правда место занято только на одну секцию, но я бы могла там разместить свою обувь. - Садясь на диван и закинув ногу на ногу, девушка натянула слегка саркастичную улыбку и скривила такую же гримасу. - Да ты бы не людей слушал, а девок бы заваливал - Фыркнув, блондинка снова сует руку в пакет и вытаскивает одну чипсину и кладет в рот, скептически глядя на размышляющего Фрейзера, который еще к общей картине старался держаться серьезно. - Угу - Вторая чипсина пошла в рот - Ага - Третья - Проще будет надеть тебе кляп, тогда дольше трех секунд промолчишь - Четвертая чипсина отправляется в рот, после чего покачав головой, Аудиторе забралась на диван с ногами и зажалась в его углу. Конечно каждое ее слово и действие не выражало за собой какие-то оскорбительные нотки, напротив, итальянка просто актерски вошла в нужную роль привереды. Девушка любила Теодора. Она уважала его, и была чертовски сильно привязана к нему. С ним всегда жизнь казалась намного легче, наверное как раз из-за специфического характера и мышления мужчины. Ведь, если хорошенько припомнить то, с кем чаще всего блондинка общалась в своем детстве и вообще прошлом, то там были сплошные снобы и выскочки раскидывающие направо и налево деньги своих родителей. Фрейзер же был далек от подобных личностей, и довольно простой в своем роде, что и привлекло когда-то нимфу. Поэтому да, она его любила и уважала. Ценила эту их связь и берегла, как зеницу ока. - Погадаем? - Вскинув бровью и усмехнувшись, Нарцисса повернулась к Тео лицом - Да я могу прямо тебе сейчас нагадать, что ты получишь от меня в лоб - Наклоняя голову набок и внимательно рассматривая каждую родную черточку на лице мужчины, девушка закусила губу. - Ты законченный идиот, Теодор, да - Расслабляясь в теле, итальянка кладет пакет с остатками чипсов на кофейный столик и придвигается чуть ближе. Обхватив Фрейзера за руку и чуть облокотившись на него, кладя голову на плечо, Нарси прикрыла свои глаза и сделала глубокий вдох.
Она даже не сразу поняла, что свет горящий в коридоре гаснет и квартира погружается в темноту. Лишь спустя пару секунду, когда сквозь веки перестал дотягиваться хоть толика яркости, итальянка открыла глаза и резко отстранилась в тот момент, когда Теодор снова заговорил. Щурясь и привыкая к темноте, Аудиторе попыталась сфокусировать взгляд на одной точке. - А я уже подумала, ты напрочь забыл заплатить за электричество, и добрые работнички этого дома тебе нахрен его отрубили - Упираясь рукой в подлокотник, Нарси пытается встать, но тут же откидывает эту идею на задний план, когда шотландец тонко намекает ей не рыпаться. - Хорошо-хорошо, электрик ты наш - Скрестив руки на груди, девушка откидывается на спинку дивана и закидывает ногу на ногу. - Эй, ты там жив еще? - Крикнула итальянка на шум, который доносился с кухни, и всякий раз жмурясь и вздрагивая. - Как слон в посудной лавке - Хотя по телосложению Фрейзер был далек до слона, разве что ростом он удался, и идя всегда рядом с ним, Аудиторе ощущала себя маленькой девочкой. - Знаешь, это прозвучало как угроза - Удивившись интонации с которой это было произнесено, Нарси чуть привстала с места и хотела уже пойти к Теодору, чтобы просто помочь идиоту справиться с нелегкой задачей. Благо зрение уже привыкло к темноте и она могла разглядеть едва выделяющиеся силуэты мебели. Правда бродить как привидение по квартире, хм, не особо привлекало. Поэтому она отмахнулась от этой затеи и села обратно на свое место.
Наконец-то, когда послышались шаги идущие в направлении гостиной, Нарцисса повернулась в сторону двери и щурясь, пыталась выловить силуэт шотландца. Тот долго не заставил себя ждать, а уже войдя в комнату, подошел к журнальному столику и снова шум. Кажется он смел оттуда все, что только там находилось. Даже вроде бы что-то упало на ногу девушке, которая невольно ойкнула и удачно рассчитав местоположение Фрейзера, потянулась чтобы дать затрещину. - Тут не романтика зашкаливать будет, а ты меня калекой сделаешь - Пробубнила она сползая с дивана на пол на колени. Кладя руки на столик, дожидаясь когда загорится свет, Цисси случайно поднимает взгляд и сталкивается со взглядом мужчины. Чуть скривив губы в ухмылке, она поддается едва вперед и легким прикосновением руки, поправляет взъерошенные волосы Тео. - А сам-то сколько всякой хрени на волосы вылил - Шутя отозвалась она и пересаживаясь на свою мягкую точку, Аудиторе упирается спиной в диван и хлопает ладонью по полу рядом с собой - С Днем, гребанного, Валентина, caro mio.

+1

10

Порой, для того, чтобы осознать что-то действительно важно, нужно томиться в ожидании нескольких месяцев или даже нескольких. Никогда точно не знаешь, когда озарение снизойдет к тебе и наконец осветит самые темные, самые тайные и даже самому неизвестные уголки души, в которых хранятся ответы на важные вопросы. На вопросы, которые мучают человека с того самого момента, когда он осознает себя полноценной личностью. Когда осознает, что детство уже давно позади. Теодора эти вопросы мучали уже достаточно давно, с того дня, когда Фрейзер остался совершенно один в этом мире, без поддержки. Без помощника, который должен был помочь ему однажды выбрать правильный путь. Возможно, если бы рядом с ним был такой человек, то Тео мог бы быть совершенно другим человеком. Не сбежал бы из детского дома, не занимался грабежом и рэкетом, до сих пор оставался бы Колином Юэном. Но его некому было направлять. Некому было дать ему совет, как стоит выходить из трудных ситуаций. Как вести себя со своими обидчиками. Поэтому еще совсем юный Теодор выбрал самый легкий путь для выживания. Он выбрал жестокость. Выбрал грубость. Наглость. Он смотрел в лицо своим проблемам, он всегда готов бросить им вызов. Но в такие моменты Фрейзером управлял гнев, его главнейший порок. Кто-то говорит, что грубые и жестокие люди - слабые и бесхарактерные. Но почему же именно такие выживают в этом поганом мире? Почему именно такие чаще всего добиваются успехов? Да потому, что они четко видят свою цель далеко впереди, и если они действительно хотят достичь своей цели, то эти люди не побоятся оставить за собой "горы трупов", не боятся остаться одинокими, потому что одиночество вырастило их именно такими.
Жалел ли Тео о том, кем он был? Разве когда был ужасно пьян, но, согласитесь, в такие моменты каждого тянет на философские размышления о том, что мы бы могли быть лучше, чем есть на самом деле. В других же случаях шотландец принимал себя настоящим. Ему не хотелось меняться даже ради самых близких и дорогих людей, которых можно пересчитать по пальцам одной руки. Он не боялся потерять их, потому что знал: они приняли его таким, хамоватым и нахальным. Да, Теодор понимал, что он - не тот друг, о котором все мечтают в детстве. Не тот друг, который будет молча выслушивать ваши проблемы. Не тот друг, что сделает памятные татуировки, символизирующие вашу дружбу. Фрейзер - идеальный друг для реалистов. Для приземленных личностей, которые убеждены, что завтра будет слабо отличаться от сегодня. Для людей, которые не впадают в меланхолию из-за очередной неприятности и не желают жаловаться на этот мир часами.
Но тогда как? Как он смог сдружиться с Нарциссой в свое время? Она была милой, добродушной, немного инфантильной в свои двадцать шесть, и, как это не странно, Фрейзеру она нравилась. Или даже больше - он любил ее вот такой. Аудиторе его полная противоположность и за свою жизнь шотландец никогда больше не сходился с людьми подобными ей. Как такое может быть? Видимо, все, что говорят о судьбе, предрешенной еще до рождения человека, правда. Тео почти никогда не благодарил Творца нашего за то, что было ему предоставлено в этой жизни. Возможно, парню хотелось бы многое поменять в своей судьбе, если бы однажды в его жизнь своей легкой и непринужденной походкой не вошла итальянка. Цисси стала для него глотком свежего воздуха. Той самой путеводной звездой, которой у него никогда не было. Благодаря ей, Теодор начал жить с чистого листа, будто тех бессмысленных лет не было позади. Она заставляла его забыть о всех невзгодах и окунуться вместе с ней в какой-то другой, далекий от реальности мир.
Фрейзер посмотрел на Цисси, лицо которой было едва видно в неярком свете свечей, и невольно улыбнулся. Шотландец опустился на пол и, откинув зажигалку в мрак комнаты, с поддельным энтузиазмом произнес:
- Возрадуемся, Аудиторе. Это будет самый запоминающийся чертов праздник влюбленных, - приблизившись к Нарциссе, Тео перешел на шепот, стараясь говорить серьезно. - Ты не видишь это, но в звездном небе уже парят купидоны. Да-да, эти маленькие засранцы вышли на хоту. Сердцами поживится им охота. Не понимаю, как этих мелких киллеров вообще удостоили звания бога любви, - Теодор улыбнулся и, откинувшись на диван, добавил: - Я не знаю, в кого я такой идиот. И ты же учти, я ведь совершенно трезв! Хотя... мне кажется, что в состоянии пьяного мастера, я становлюсь интеллигентной личностью. 
Теодор запрокинул голову назад и закрыл глаза, стараясь вслушаться в тишину комнату, которую изредка нарушало потрескивание свечей. Атмосфера была наполнена таким умиротворением, что даже шотландец поддался его течению. Он забыл о трудном рабочем дне, который парень провел, пялясь в монитор компьютера. Забыл о полученных "комплиментах" от босса. И даже день 14 февраля казался ему не таким уж и плохим. Сколько раз Фрейзер праздновал день Святого Валентина как полагается? Наверное, так было всего лишь один раз, да и назвать то празднование идеальным было нельзя. Тео ухмыльнулся и снова заговорил с итальянкой:
- Я не рассказывал тебе, Цисси, как однажды моя пассия устроила мне, как говориться, идеальный праздник? - Теодор выдержал кроткую паузу, после чего продолжил: - Это было чуть больше трех лет назад, я тогда встречался с Эбби. Ну, точнее она так считала, но не суть. И вот, на наше второе с ней совместное 14 февраля, она решила сделать мне сюрприз. Подняла меня в половину шестого утра, заставила собираться и быстрее выходить. Внизу нас ждало такси. Чуть больше десяти минут мы ехали в неизвестном мне направлении. Но если быть точнее, то я просто проспал всю дорогу и не мог поэтому понять, что мы направляемся в аэропорт. Как оказалась, это чудо, возомнившее себя организатором веселых и увлекательных праздников, купила нам билеты до Амстердама, где мы должны были провести двое суток. Когда мы прибыли в этот город разврата, Эбс потащила меня по всевозможным музеям, после мы гуляли в парке, изображая милых голубков. Ночью даже посетили Улицу Красных Фонарей. И, прогуливаясь по сему блаженному району, она спросила меня: понравился ли мне ее подарок? Я был уставший после этих тасканий по самым "интересным" местам этого прекрасного города, поэтому у меня не вышло отфильтровать вырвавшуюся правду. И я ответил, что подарок был бы намного лучше, если бы она вручила мне один билет для меня одного. Я получил пощечину и был брошен на той самой Улице. Она наверняка думала, что я побегу за ней или как минимум растеряюсь. Но не тут то было! Еще с полчаса я побродил по району Красных Фонарей, а после направился в одно из заведений, где подавали чертовски классный виски и, самое главное, марихуану. Праздник проходил замечательно, пока следующим вечером я не столкнулся с Эбби в гостиной. Ох, и навставляла же она мне "приятностей". Весело было, - шотландец заложил руки за голову и посмотрел на Цисси, после чего рассмеялся и продолжил: - Да-да, я редкостная тварь и конченная сволочь, признаю. Но ведь она хотела, чтобы я ответил честно, я так и сделал. Ехать в Амстердам, чтобы походить по музеям и протереть своими джинсами скамейки в парке - это идеальный праздник? Нет уж, таким расписанием нужно было оканчивать наше приключение, но явно не портить впечатление в самом начале. 

+1

11

кстати да, внешний вид.

Мы так поглощены поисками собственного счастья, что порой даже не замечаем очевидных вещей перед глазами, которые всячески пытаются добиться нашего внимания. Мы так зациклены на каких-то своих идеалов, что наотрез отказываемся воспринимать новые. Мы думаем, что двигаемся вперед, но на самом деле прочно стоим на одном месте, потому что нас всегда пугает неизвестность. Пугает неопределенность и вероятность, что таким путем мы сможем приобрести свою радость в жизни. Парадокс, ищем счастье, а сами боимся впускать в свою жизнь что-то новое, что может его принести. Логика? Она напрочь отсутствует. Поэтому, цепляясь за старые приоритеты, мы просто-напросто застреваем в своем прошлом, в сознании не желающем открывать новые грани. Хм, в ведь Теодор был тем, кто способен был привнести что-то новое в жизнь итальянки. Он мог позволить девушки окунуться с головой в счастье, которое она так лихорадочно искала, но нет же. Нарцисса настолько боязливо относилась к каким-либо отношениям, что за последние месяцы ни с кем не переходила в новую стадию. Разочаровавшаяся в людях, в их поведении и обращении к тебе, - девушка предпочла закрыться. Или, может, все-таки Фрейзер не был способен на что-то большее? Он не сможет подарить нимфе того, чего она так рьяно ищет? На самом деле, тут спорный вопрос, как конец от двух палок, потому что Аудиторе даже элементарно не может дать шанс шотландцу проявить себя. Она любила его, но как? Друг или нечто большее дружбы? Тяжело осознать подобный исход, когда ты закрываешься от любых намеков общего будущего. Хм, а может Цисси просто боялась потерять такого друга, как Теодор? В принципе, тоже оправдание, по крайней мере для нее. Ведь, пройдя с этим человеком столько лет, зная о нем абсолютно все и принимая его таким, какой он являлся на самом деле, - тебе тяжело воспринимать человека кем-то иным для себя, интимным в некотором роде. Кажется, Нарцисса Аудиторе, запуталась в своих суждениях. В особенности, когда ее взгляд встречается с глазами шотландца. Она запуталась в том, что ей нужно было, а легкое опьянение только больше усугубляло ситуацию, и без того нечеткую и неясную.
Поджав свои губы и чуть опустив голову, едва хмуря брови, итальянка попыталась выстроить в голове логическую цепочку происходящего и произошедшего за последние годы. Она четко отделяла хорошее от плохого, все свои взлеты и падения, и самое интересное, практически при каждых моментах присутствовал шотландец, хм, ну за исключением небольшого промежутка времени, когда они оба оказались разделены. Теодор был рядом, поддерживал ее и чуть ли не пинками гнал к мечте, которая еще с детства зародилась в Аудиторе. Он верил в нее, во многом помогал, хотя еще с первого дня знакомства показал, что Фрейзер не тот друг, который так многим требуется. Его характер всегда отпугивал и являлся предметом обсуждения в кругу друзей Нарси. О, пресвятая Мария, вы бы знали сколько блондинке довелось слушать осуждений. Как например Карла уверяла свою подругу, что Теодор далек от их мира, он неприятный человек, без какой-либо цели в жизни и так далее, и тому подобное. Сколько раз Марко пытался вбить в голову своей маленькой подружке, что с этим шотландец Аудиторе нахлебается только всякого дерьма, и что ей следует держать парня на расстоянии, как обычного слугу. Все твердили. Все уверяли, что не может быть между ними дружбы - они слишком разные, но Цисси просто кивала подобно болванчику, и все равно шла на свои принципы. Она просто пропускала эти суждения мимо ушей и знаете, уже прошло около десяти лет, а Тео по-прежнему оставался доверительным и близким человеком. - Да уж, я уже это поняла, когда набирала твой номер - С легкой ухмылкой отозвалась блондинка и едва прищурила взгляд, когда Теодор приблизился к ней. Интуитивно, Нарси поджала ноги под себя и едва напряглась в теле. Какое-то странное напряжение возникло в воздухе, это уж итальянка ощущала и понимала. С детства имея какую-то особую чувствительность, Аудиторе с легкостью могла почувствовать изменение, даже мельчайшее, особенно если они связано с ней. И именно это сейчас происходило, когда двое смотрели глаза в глаза. Именно это происходило, когда девушка слегка и не понятно для себя, прикоснулась кончиками пальцев руки шотландца, который сел рядом. Напряжение, словно натянутая струна мандолины, когда слышишь шепот мужчины. Внимательно смотришь на него, держишь на своих устах легкую улыбку потому, что с Теодором действительно было легко и весело. С ним ощущаешь какое-то приятное и родное тепло внутри себя. И, если бы итальянке снова начали капать на мозги итальянские друзья, то она сейчас послала бы тех в долгую дорогу, ибо привязана к этому мужчине. Была зависима его вниманием. - Может им дали эту силу, потому что они никогда не промахиваются и знают, кто кому подходит лучше? - Едва вскинув бровью, Нарцисса кладет свою голову на плечо Фрейзера и опуская взгляд, задумывается. Она даже пропускает мимо ушей его размышления и рассуждения про неадекватность и прочее, потому что насколько бы шотландец не уверял в этом окружающих, для нее он все равно немного другой. Тео не плохой человек, хотя и яро верит в это. Он просто сбился с пути много лет назад, и задача итальянки была одна - помочь ему выйти с уязвимого пути на более ровную и ясную поверхность. Переплетаясь своими пальцами с его, Аудиторе усмехается и чуть приподнимает взгляд на мужчину, глядя на него снизу-вверх. Грубый, временами несдержанный и вспыльчивый, но настоящий. Никогда не притворяется перед ней, и это, пожалуй, главный факто, почему Цисси крепко держалась за Фрейзера. - Идиот или интеллигент, какая разница? Ты дорог мне таким, какой есть. Я же не убила еще тебя - Снова опуская взгляд и плотнее прижимаясь к нему, блондинка закрывает глаза и расслабляется. Напряжение куда-то испаряется, и ему на смену приходит какое-то новое и приятное чувство. Разочаровавшиеся в отношениях, напрочь закрывшаяся от них, Аудиторе ловит себя на мысли, что готова попробовать отдаться воле случая. Что, наверно, пора выходить из состояния неприкосновенной мраморной статуи древнеримской эпохи.
Снова открыв свои глаза, когда молчание прервалось вопросом Теодора. Он хотел поделиться очередной историей из своей жизни, а учитывая кошачье любопытство нимфы, то она лишь затаила дыхание и утвердительно кивнула, что готова погрузиться в рассказ. Стараясь не шевелиться лишний раз, не прерывать его своими глупыми вопросами и расспросами, а только занимая себя вождению кончиком пальца по его ладони. Иногда улыбаясь, даже приходилось пару раз подавлять рвущийся наружу смешок, стоило только ему заговорить про Амстердам и подарок с нужными экскурсиями. Странная эта, девушка Эбби, раз думала, что подобный подарок придется по душе такому мужчине, как Фрейзер. Но, с другой стороны, ей даже стало жалко эту девицу, поэтому отстранившись и снова облокачиваясь полностью спиной на диван, Аудиторе смотрит в профиль шотландца. - Ты мог бы ее хотя бы поблагодарить - Спокойно отозвалась та, когда наконец-то Тео закончил свой рассказ. Странно, он навеял даже какие-то воспоминания ей самой, про этот чертов праздник. Правда, конечно, там обошлось без сцен скандалов и истерик, но то четырнадцатое февраля восемь лет назад, тоже было идеальным. Идеальном для принцессы. - Ты не исправим, si - Подытожив увлекательную историю, Цисси пересела боком и чуть придвинулась к мужчине - У меня были незабываемые четырнадцатые февраля, даже несколько. Хм, помнишь же Итало? Вот с ним. Он умел устраивать сказки, чего уж там. Но, мне кажется, что твое четырнадцатое февраля, сейчас, со мной, его затмят - Сама совершенно не понимая о чем говорила, да, и к чему собственно говоря клонила, Аудиторе едва приподнялась и заглянула прямо в глаза шотландца - И почему меня всегда тянет к придуркам - Усмехнувшись, девушка наклоняется, и пока Тео не успел что-либо добавить или съязвить, итальянка прикасается губами его губ. Хм, может тут просто сказывалось ее опьяненное состояние; может, она просто решила попытаться снова поверить во что-то хорошее; может, хм, до нее начинало доходить, что дружба к этому человеку давно была на грани распада, потому что ведь Теодор нравился Аудиторе, и уже давно. Она вообще была довольно влюбчивой натурой, ее легко было затащить в свои сети из которых, итальянка, потом не рвалась выпутываться. И, если, практически всегда в голове занимал место лишь один мужчина, который тоже был рядом с ней и всегда спасал от самоуничтожения, то, шотландец в последнее время, с каждым своим шагом, приближался к этой ступени, дабы затмить того человека.
Отстранившись и пересаживаясь на колени, Нарси внимательно смотрит на "друга" и поджимая губы, резко поднимается на ноги. - Scusate - Чуть не задев стол, но привыкшая уже к полумраку, итальянка обходит диван и пересекая комнату, подходит к окну. Обхватив себя за плечи, чувствуя какое-то неловкое ощущение внутри себя, даже можно сказать, смущение, она устремляет взгляд на улицу. - Non so cosa mi sia preso. Subito dopo le vostre storie di San Valentino, um, è scattato qualcosa in me - Тихо и быстро пролепетав на своем родном языке, боря внутри себя желание обернуться и посмотреть на поведение шотландца, итальянка поежила плечами и глубоко вздохнула. - Это все чертов праздник, который в древности вообще означал оргию - Прислоняясь лбом к стеклу и закрывая глаза, Нарцисса старается, точнее пытается, осознать, что в итоге произошло, и что она вообще сделала. Забудет ли он об этом, спишет все на опьянение подруги, пошутит как всегда, или что? Что, мать вашу, теперь прикажете делать? Вот, вечно, Аудиторе безжалостно топтала то, что ей было так дорого и ценно.

Отредактировано Narcissa Auditore (2015-03-09 00:58:48)

+1

12

Описать удивление Теодора будет довольно-таки сложно, а если быть точнее, то невозможно. В его мыслях в один миг стало совершенно пусто. Он, наверняка, впервые в жизни не знал, как реагировать в подобной ситуации. Фрейзер мог представить любой исход этого чертового вечера Всех Влюбленных, но явного не этого. Это ведь Нарцисса, это ведь его самый дорогой человек, которого он знает, наверное, лучше, чем себя. Для нее шотландец всегда был так называемым братом, ведь так? Или что-то успело измениться? Неужели в итальянке что-то изменилось? А может это всего лишь следствия легкого алкогольного опьянения? Влияния всей этой чертовой романтичной атмосферы? Но вот кажется, что все эти факторы начали действовать и на Фрейзера. Его сердце начало биться быстрее, от чего тепло быстро распространялась по его груди. Тео не знал, как вести себя в этой ситуации. Он никогда еще не чувствовал себя таким растерянным. Он всегда мог выкрутиться из любой ситуации. В этом ему всегда помогала его врожденная грубость и полное безразличие. Тео всегда с легкостью принимал решение: оттолкнуть "прилипайлу" или же затащить в постель. Но в этой ситуации разве он мог так поступить? Разве он мог так поступить с ней? С человеком, который делал его жизнь лучше.
Теодор не заметил, как его руки медленно поползли по его талии и в этот же момент Нарцисса резко отошла от него. Шотландец всматривался в силуэт подруги, которая стояла повернувшись к нему спиной. Тео только было открыл рот, чтобы сказать что-нибудь, успокоить подругу. Но тут Фрейзер вспомнил, что из него дерьмовый "успокоитель".
- Цисси, - негромко произнес Тео. Шотландец медленно встал, но не спешил подходить к подруге. - Я... я... - на этом его воодушевляющая так и прервалась не начавшись. "Да соберись же ты, идиот!" - мысленно произнес Тео. Легко подумать, а сделать действительно трудно. У него в голове творилась полнейшая каша. Мысли перемешались, поэтому ему лучше было помалкивать. Быть генератором случайной мысли в подобной ситуации явно не поможет.
Неожиданно в голову Теодора мысль ударяет словно импульс. "Не смей этого делать, Фрейзер, не смей!" - старался всеми силами остановить еще теплившийся в его воспаленном мозгу здравый смысл. Но прислушиваться к внутреннему голосу шотландец не спешил и лишь мысленно посылал внутреннего помощника ко всем чертям. Мужчина быстро встал и в два шага пересек комнату, приближаясь к Нарциссе. Он не спеша кладет руки ей на плечи и после резко развернул девушку к себе лицом. Убрав прядку с ее лица, Тео посмотрел в светлые глаза Цисси. Молчание длилось не дольше пары секунд, после того как шотландец подхватил Нарциссу на руки и опустил на подоконник. Возможно не совсем уж и романтично, но Фрейзер и не был романтиком. Не став медлить, мужчина прильнул своими губами к губам итальянки и начал жадно покрывать их поцелуями. Его руки медленно сползли к ее бедрам. Фрейзер понимал, что своим поступком он лишь усугублял ситуация, но Тео не мог ничего с собой поделать. Нарцисса, сама того не зная, запустила в нем какой-то механизм, из-за которого и дальше сдерживать чувства было невозможно. В этот момент шотландец полностью осознал, что он любит Аудиторе. Не только как друга. Он любил ее как женщину. И как же раньше он этого не замечал? Почему осознание пришло к нему спустя долгих десять лет? Ведь на душе у Тео всегда было так легко и спокойно, когда рядом с ним была итальянка. Один ее взгляд заставлял его улыбаться. Теодору так и хотелось спросить самого себя: "А чего же ты так долго ждал, олень северный?" На самом деле, он просто боялся. Да, черт возьми, он боялся потерять Нарциссу. Он всегда был для нее другом. И портить все это чертовой любовью? Тео никогда и никого не любил. Девушки, с которыми он встречался или просто проводил пару ночей, - шотландец никогда не испытывал к ним никаких чувств. Разве что легкую симпатию. Так может это все из-за того, что его сердце уже было отдано? Еще тогда, когда ему было девятнадцать. Когда он увидел ее впервые там, в саду. Может именно в тот момент для него все было и предрешено?
Приходя в себя, Тео отрывается от Нарциссы и пятиться назад. Его дыхание становится прерывистым, от чего создается ощущение, что в их скромную компанию затесался Дарт Вейдр. Проводя рукой по растрепанным волосам, Теодор поднимает взгляд на подругу. Он хотел было что-то сказать, но мысли все еще разбегались по закоулкам его сознания, не желая собираться во что-то адекватное. Фрейзер все еще не знал, что делать. Как выпутываться из всего этого. Ему просто хотелось сбежать от проблемы впервые в жизни. От подобных мыслей, Тео становился стыдно за себя. В такой важный момент он хотел поджать хвост и сбежать, потому что не мог найти решения всему этому. В миг его душей завладела какая-то агрессия,и, разворачиваясь на все сто восемьдесят градусов, со всего размаха Теодор ударяет двери. Рукой он попадает в стеклянную вставку. Комнату наполняет звук бьющегося стекла. Шотландец чувствует, как порез на руке начинает кровить. Мужчина отшатывается назад, а после снова поворачивается к Цисси.
- Я... прости меня, милая. Я не знаю, что на меня нашло. Я вообще ни черта не понимаю, - он обхватывает руками голову и громко вдыхает. - Я, наверное, должен был как-то успокоить тебя, сказать, что это всего лишь чертов алкоголь, но... но я не смог контролировать этот порыв или что это вообще было. Я не знаю, как реагировать в подобных ситуациях. Не знаю, как нужно их решать. Обычно я мог с легкостью воспользоваться этим с любой другой девушкой. Да, до джентльмена мне далеко. Но поступить так с тобой - я просто не могу себе этого позволить. Потому что я люблю тебя, Цисси, ты знаешь это. Возможно, ты единственная к кому я испытываю такие сильные чувства, - шотландец замолчал, опустив взгляд в пол. Он все еще чувствовал себя растерянным. Но пора было снова возвращать себе уверенность. Истерить - дело женское, то есть дело Аудиторе. Значит, ему нужно как можно быстрее включить серьезность, насколько это вообще возможно.
- Так, давай не будем проводить эти минуты в молчании, Цисси. Оно нереально раздражает и явно не помогает нам в решении проблемы. Хотя, какая же это проблема? Иди сюда, - шотландец медленно приблизился к Нарциссе и аккуратно обнял.

+1

13

Иногда жизнь замирает перед нашими глазами, когда до сознания начинает доходить слабый импульс паники, способный не только спугнуть, но и даже запутать нас в своих поступках. Мы мгновенно превращаемся в беспомощный и немощных существ, смотрящих по сторонам в поисках запасного варианта, черного хода, который поможет нам отсрочить неизбежное. Мы всегда, почему-то, сначала предпочитаем действовать, а потом только соображать в правильности выбранного пути, так и сейчас произошло. С этим сталкивались многие из нас, не стоит себя обманывать. Но, вопрос состоит в другом: что же именно подталкивает нас на неправильный шаг, который в последствии может полностью и круто изменить нашу жизнь? Хоть и говорят, что судьба, якобы, находится в наших руках и под нашим чутким контролем, наделе же, когда в воздухе замешан сладкий привкус любви, - судьба имеет такую привычку, как поворачиваться против нас. И, если до этого момента Нарцисса относилась к подобному рассуждению предвзято, то сейчас начинала подсознательно понимать, что поцелуй только что разрушил крепкую и такую долгую дружбу между ней и мужчиной стоящим позади. Она даже начала себя ловить на мысли, что лучше вызвать такси и уехать. Снова бежать, как обычно это проделывала Аудиторе, как только на горизонте веяло проблемами. Вечно убегающая, Господи, порой хочется подойти и задать этой блондинке вопрос в лоб: когда же она повзрослеет и начнет решать неприятности собственными силами и умом, - а не скрываться за спинами родителей, друзей или множеством отговорок. Но, кажется, итальянка никогда не сможет перебороть себя и свое восприятие ситуаций, ибо тогда бы перед вами была вовсе не Нарцисса Аудиторе, а кто-нибудь другой. Вот и сейчас, вместо того, чтобы решить возникшую неловкую минуту, как-то найти веские и правильные оправдания и попытаться все урегулировать, если она не хочет потерять друга, - она просто думает об этом чертовом побеге.
Тишина начинала затягиваться в долгую паузу, и это тяжелым гулом отдавало на слегка опьяненное сознание. Закрывая свои глаза и делая в который раз глубокий вдох, потому что сердце начинало биться с каждым разом учащение и учащение, словно нимфа решила устроить кросс вокруг Колизея. Затем она открывает глаза, снова засматривается на свет фонаря возле стоянки и поджимает губы, чтобы заговорить первой и разорвать воцарившиеся молчание, как внезапно до слуха донесся голос шотландца. Едва вздрогнув на месте и еще сильнее сжимая тонкими пальцами свои плечи, Аудиторе поежилась и опустила голову. - Ничего не говори. Давай просто... - Но закончить свою фразу на немощную попытку разобраться в случившемся Теодора,  - ей не удается. Ощущение прикосновения к себе, а затем резкий разворот и, вот, девушка уже вынужденно смотрит в глаза своего друга, замерев на месте. Едва хмуря бровками и нервно кусая нижнюю губу, чувствуя, как по телу пробегаются приятные мурашки, а воздух в комнате будто бы по волшебству исчезал. Становилось трудно дышать, поэтому итальянке пришлось равномерно тратить поступающий к мозгу кислород. Черт, да какой тут кислород, когда ты стоишь и чуть ли не задыхаешься от паники, которая все-таки накрыла с головой. Снова какие-то накрутки, какие-то обвинения звучали тонким голосом в разуме блондинки, жаждущей сейчас сжаться в маленький комок в самом темном и дальнем углу. Сердце замирает, когда Тео подхватывает ее и настойчиво усаживает на подоконник, и этот жест будто снял все напряжение, давая телу девушки расслабиться, а сознанию отвлечься на доли секунды от панической атаки. Она не отводила своего взгляда, просто не могла, потому что глаза Фрейзера всегда притягивали к себе, манили подобно светлячка на яркий свет, и этого Цисси никогда не отрицала. Она даже не раз заявляла подобные тирады своему другу, обвиняя его в том, что он с такой легкостью умеет манипулировать слабой итальянкой. И вот, когда губы Аудиторе снова почувствовали сладкий привкус поцелуя, заставляя векам интуитивно закрыться, а телу едва поддаться вперед, - она чувствует успокоение. Обхватив своими ножками Фрейзера за талию и перекрестив свои руки за его спиной, полностью отдаваясь случаю и этому моменту, словно другого у них никогда уже не будет, Нарцисса взаимно отвечает на каждое прикосновение и каждый поцелуй шотландца. Наслаждаясь, чуть ли не упиваясь сладостью момента. Забывая о всех этих рассуждениях ранее, когда тесно переплела свою судьбу с этим несчастным поцелуем. Напрочь забывая о последствиях, а ведь они будут. Они обязательно будут, когда наступи следующий день, и друзьям придется выбирать один вариант из двух. Роковой, способный в последствии изменить их, и их будущее. И пока эти двое придавались искушению, подсознание итальянки старалось вопить во всю глотку, словно желая привлечь к себе внимание. Пытаясь остановить ее, чтобы происходящие не зашло слишком далеко, и чтобы еще остались шансы вернуть своего друга, а не наоборот, потерять. Хм, но хотела ли этого сама девушка, которая плавно запустила свои руки под майку мужчины и ненавязчиво начала проводить тонкими пальцами по его коже вверх-вниз? Кажется, сейчас ее уже ничто и никто не сможет вывести из этого приятного состояния, когда тебе просто хочется быть кому-то нужной.
Теодор отстранился, и Нарцисса интуитивно облокотилась спиной на стекло, сжимая пальцами край подоконника и опуская голову. От учащенного дыхания грудь итальянки поднималась чаще обычного, а в подсознании снова затесались приступы какой-то паники. Ей начало казаться, что в этой комнате ОН, Теодор, единственный сумел взять себя в руки и остановить то, к чему все в итоге могло прийти. Угрызение вины, затем снова неловкое и затяжное молчание, и стоило Цисси поднять взгляд на шотландца, как она замечает, что он сам сейчас был в растерянности. Что же вы натворили, друзья мои, в какую же историю вляпались, и ведь теперь вам двоим придется выпутываться из этого всего. Спрыгнув с подоконника, Нарцисса делает неуверенный шаг вперед, но затем останавливается и беглым взглядом смотрит по сторонам. Ищет выход? Нет, скорее пытается в голове подобрать нужные слова, попытаться утешить близкого человека, но впервые в жизни ничего толкового на ум не приходило. Та, Нарцисса Аудиторе, которая умудрялась вытягивать из самой жопы своих друзей - сейчас превратилась в немощную рыбу выброшенную на берег. А последующая реакция мужчины, звук разбитого стекла, хм, лишь еще сильнее убедили итальянку в своей беспомощности. Она даже отшатнулась назад и с трудом сглотнула образовавшийся ком в горле. - Теодор, успокойся - Слабо подала наконец-то девушка голос и пересилив себя, сделала пару шагов к нему навстречу, чуть вытянув руки вперед. - Все в порядке, не нужно извиняться. Я сама была не лучше - Черт, да это вообще она виновата в произошедшим, а никак не шотландец. Пресвятая Мария, где же шлялся Леон, когда он был так необходим своей младшей сестре? Снова делая глубокий вдох, еще два шага вперед, пока ладони плавно не легли на плечи Фрейзера. Хотелось обнять его, прижать к себе и извиняться за то, что напрочь запутала своим поведением. И почему она не как Саммер, которая уж явно не вела себя подобным образом. Возможно тут, конечно, сыграло роль то, что лучшая подруга спустя столько лет нашла своего единственного, а итальянка продолжала бесконечные поиски. Зависть? Нет, не думаю, что блондинка была способна на такое качество к человеку, который был тебе практически сестрой. Скорее стыд, но, какой? Как же было трудно понять эту Аудиторе, наверно все-таки Летняя была права - вся их семейка очень и очень странная.
Снова вернувшись мыслями к шотландцу, стараясь заглянуть в его глаза, когда внезапно с уст Тео срывается признание. Стоп. Признание? Цисси резко отстраняется и пятится назад, разворачивается к мужчине спиной и ощущает, как руки от такого сюрприза начали внезапно дрожать. - Любишь как сестру, как друга своего? - Сдавленным голосом уточнила та, будто бы боясь услышать иной ответ. Да, панически боялась, что накрученные мысли одержат победу, и поджав хвост, ей придется смириться с случившемся. Хотела ли она оставить друга или приобрести нечто большее в эту гребанную ночь Влюбленных? - крутилось и крутилось в голове, как заезженная пластинка. Ей даже пришлось закрыть свои глаза, чтобы эта комната перестала вращаться по кругу, сбивая с мыслей, которые и так сейчас огромным клубком образовались в голове. И, если бы голос Фрейзера снова не нарушил воцарившуюся тишину, то наверное бы Аудиторе взвыла от безысходности. - Что мне нужно? Что я хочу вообще услышать? Зачем вообще придумали этот "праздник"? - Мысленно задает она себе вопросы, пытаясь распутать ком в голове, будто бы ища виновника и это был праздник. Да, черт, конечно, куда было проще спихнуть оплошность на кого-то, а не на себя. Куда было удобнее сейчас винить во всем опьяненное состояние и четырнадцатое февраля, а не то, что Цисси первая решила разорвать узы дружбы своим поцелуем. - Скажи что-нибудь, скажи - Твердила она себе, но ни единого слова так и не сорвалось с ее губ, потому что итальянка не могла найти нужных слов. Ха, что она скажет Теодору: это все неправильно, или, что он уже давным-давно симпатичен ей как мужчина, а не друг? Господи, всевышние, дайте этой девушки уже понять, чего ей нужно и чего она хотела, кроме желаний убежать и скрыться, как и всегда. Аудиторе даже пыталась заставить себя думать о другом мужчине, который играл не менее важную роль в ее жизни, и которого, кажется, она любила. Нет, не так, скорее сильно симпатизировала и зависела, ибо любовь - это что-то важное, а от того человека подобного чувства не получиться. Кажется.
И снова из размышлений вырывает прикосновение рук Теодора, который незаметно для блондинки подошел сзади и обнял. Интуитивно прижавшись к нему спиной и чуть склонив голову набок, Нарси аккуратно и едва прикасаясь, провела кончиками пальцев по рукам Фрейзера. Закрывает глаза и... И опять начинает забывать, что иногда надо дышать. - Тео - Чуть приоткрыв глаза и посмотрев на шотландца снизу-вверх, едва поежившись плечами и слабо улыбнувшись, позвала она его - Расскажи мне какой-нибудь свой бред - Сильнее прижимаясь к мужчине и проводя ладошкой по его щеке, ляпнула итальянка. - Или, хм, может есть идеи чем заняться? Света нет, значит и электричества нет. Может у тебя есть настольные игры тут. У тебя есть настольные игры? - Аудиторе хотелось как-то выкрутиться из сложившейся ситуации. Хотелось как-то разрядить обстановку, если Теодор сам пожелает подобного. Если шотландец сам хочет поскорее забыть о произошедшим и откинуть решение проблемы в долгий ящик, как это обычно входило в привычку итальянки. Ох, Нарцисса, вечно наломаешь дров.

+1

14

"Любишь как сестру, как друга своего?" - ответить на этот вопрос было не так уж и просто. Один вариант ответа мог бы с легкостью разрешить эту ситуацию, поставить на всем точку и снять немного напряжение. Тео мог ответить, что Цисси права и что он любит ее как сестру, как друга. Но был бы ли этот ответ правдивым? Отражал бы он его реальные чувства? В этом Теодор действительно сомневался. Шотландец уже давно начал понимать, что его чувства к Аудиторе менялись. Но в лучшую ли сторону? Их дружба была идеальной. О такой можно было только мечтать, что даже Фрейзеру порой казалось, что это все сон. И портить эту идеальную дружбу любовью - это ведь полнейший идиотизм. Но, как говорится, сердцу не прикажешь, чувствам не прикажешь. Они уже заполнили его сердце полностью и явно не собирались отпускать. К черту этот День Святого Валентина, к черту все. Хотелось просто провалиться сквозь землю и пролежать где-то в песках пару недель. От осознание нереальности этих мыслей, Теодору стало еще досадней и грустно на душе. Мужчина крепче прижал к себе Нарциссу и глубоко вздохнул, после чего опустил взгляд на ее лицо и, едва заметно улыбнувшись, спросил:
- А какой ответ тебе хочется услышать сейчас большего всего? Правдивый или правильный? - наверное Тео еще ни разу в жизни не был таким серьезным, как в этот вечер. В этот самый момент. Неожиданно Фрейзер задумался: а что было бы, если этот вечер, а точнее ночь сложилась совершенно по-другому? Если бы после работы он сразу поехал домой. Если бы Цисси не позвонила ему и не попросила забрать ее из клуба. Если бы все сложилось совершенно по-другому, задумался бы ли шотландец всерьез о тех чувствах, которые начали уже давно медленно, но постепенно меняться в сторону гребанной романтики.
Из груди Тео вырвался негромкий смешок, говорящий о его радости или разочаровании в себе. Видимо, правду люди говорят, что дружбы между женщиной и мужчиной не бывает, ведь рано или поздно один из этих идиотов влюбляется и все разваливается. Пару дней назад Теодор мог бы с ожесточением спорить на эту тему, доказывая каждому, что эта дружба существует и что они с Нарциссой отличное тому доказательство. А что же теперь? Теперь оставалось лишь принять и согласиться с фразой "а мы ведь предупреждали". Неужели дружба, которая прошла абсолютно все, смогла пережить любые невзгоды, вот так закончит свое существование в эту праздничную ночь.
Шотландец шумно втянул носом воздух, а после аккуратно сжал пальцами подбородок Аудиторе и заставил ее посмотреть ему в глаза. Пару секунд спустя Фрейзер, склоняя голову, прислоняется своим лбом к ее лбу, продолжая смотреть прямо ей в глаза. Все это время он искал в своих мыслях самый правдивый и правильный ответы и старался объединить их во что-то единое, что не слишком бы усугубило ситуацию. И кажется ему удалось найти этот ответ, пусть эти слова и звучали полнейшим бредом:
- Я не говорил тебе этого, но я никогда не делил свою любовь к тебе на графы, вроде "любовь к другу", "к сестре", "к девушке". Я просто любил тебя. Полностью и без этих чертовых разделений и ограничений. Я любил тебя любую. И сейчас люблю, и буду любить всегда. Ты ведь и сама это прекрасно знаешь, Цисси , - мужчина улыбнулся и нежно коснулся губами лба итальянки, после чего снова крепко прижал ее к себе.
Молчание воцарившееся в комнате перестало раздражать Теодора. Даже наоборот - оно дарило какое-то временное спокойствие, особенно когда рядом стояла Нарцисса. Она была для Фрейзера своеобразным пристанищем, уголком спокойствия, где можно было слегка убавить свою грубость, которая была скорее всего лишь защитой от внешнего мира. И теперь, после своего высказывания, Тео чувствовал, как напряжение начинает не спеша покидать его тело и его мысли. Сердце продолжает биться быстро и громко, но его стук отдается приятными ударами в груди, а не пульсирующей болью в висках. Душевный шторм сменился спокойным и приятным штилем. "А может все это произошло не зря? - вдруг пронеслось в голове Теодора. - А что если именно этого нам и не хватало?" А что если? Эти три слова немного портили милую картину в голове мужчины. Ведь это только его предположения, только его выводы. Ведь это не значит, что их мысли с Нарциссой одинаковы. Девушка была напугана, Фрейзер продолжал это чувствовать, прижимая подругу к себе. Все эти действия были совершены неосознанно, под влиянием "лучшего друга" алкоголя. Тепло в груди начало медленно хладеть и объятия шотландца были готовы вот-вот ослабнуть. "А может нам все-таки по пути и впереди радости..." - снова раздалось в мыслях Теодора. Если быть честным, то шотландец был слегка шокирован подобным своим поведением и своими мыслями. Как давно он успел стать таким? Как у него вообще выходило строить слова в такие странные предложения? Неужели и его мозг на это способен? Он даже в состоянии, когда первый попавшийся незнакомец становится лучшим другом, никогда не заводил разговоров о возвышенных чувствах. У него мыслей таких никогда не пробегало. Но что же стало с ним теперь? Может это возрастные вещи? Или сказывается усталость после тяжелого рабочего дня? А может перестать искать какие-то оправдания и признаться самому себе, мол: "Да, парень, ты влип. Видимо влюбленность и тебе не чужда". Но осознание не спешило приходить. Казалось, что оно просто этого не хотело.
Теодор нервно сглотнул и прислушался к голосу Цисси. Рассказать какой-нибудь бред? Да Тео с радостью бы его рассказал, но вот только он не знал, чтобы сейчас такого ляпнуть, что помогло бы вернуть чертового равновесие. Шотландец вскинул правую бровь и посмотрел в окно, пытаясь хотя бы на доли секунд стать прежним.
- Я мог бы предложить сыграть в мафию. Игра занимательная. Но мне кажется, что наши воображаемые друзья откажутся. Они-то знают, что я чертовски хороший игрок в мафию. Я в нее еще ни разу не проигрывал, кстати. Ну может ни совсем не разу, но количество выигрышей превосходит количество проигрышей, - мужчина посмотрел на Нарциссу и улыбнулся. - Видишь, я стараюсь нести бред. Все для тебя, Аудиторе.

+1

15

Наша жизнь состоит из множества крупиц воспоминаний, которые практически всегда возникают в голове при взгляде на настоящее. Мы всегда рвемся обратно, хотим повернуть время вспять, чтобы снова пережить какие-то приятные моменты, или даже снова испытать тягость времени, - неважно, потому что человека всегда будет тянуть в прошлое. Его всегда будут преодолевать какие-то сомнения в настоящем, и выход искать он будет именно в воспоминаниях. Почему? Ответ был очевиден для таких, как Нарцисса Аудиторе, потому что только так она могла попытаться разглядеть определенные отрывки, какие-то ранее незамеченные сигналы, которые вытекли сейчас чуть ли не в признание любви. Этот шаг, действие, буквально застигло итальянку врасплох, да, и наверно даже сам шотландец не подозревал чем закончится, или может начнется, День влюбленных. Ведь сколько они уже дружили: пять лет, хм, десять? Сколько раз Теодору доводилось видеть типичные бабские истерики подруги; сколько раз они попадали в неприятности, и только чудом умудрялись из них выпутаться; сколько они за эти годы успели провести время вместе, один на один, и подобного ощущения и влечения еще ни разу не чувствовалось, - так что же изменилось, а главное когда? Подросли ли эти двое, раз посчитали, что одна может нагло лезть целоваться, а второй отвечать взаимностью, а потом в лоб ударять своим признанием? Нет, глупости какие. Так определенно не могут вести себя взрослые люди, так может сегодня - это просто краткий миг, а завтра они проснуться и снова станут друзьями? Черт, как же Аудиторе не хотела разрушать эту тонкую и хрупкую связь чувствами, но она ничего не могла с собой поделать, потому что чувствовала уют и тепло при каждом прикосновении мужчины. - Какой крутится у тебя в голове - Мысленно отвечает блондинка, но так и не решается произнести данные слова в слух. Боится. Опасается, что все подозрения, в мгновение ока, окажутся правдой. И, ведь, тогда не будет пути обратно. Она не сможет избегать Теодора. Не сможет оградиться от него, потому что он был не просто какой-то там мужчина с которым можно было быть собой, а он практически был родственной душой. Он всегда ее терпел, никогда не обижал или не оскорблял, хотя это было бы в духе Фрейзера. Он всегда оказывался рядом и протягивал руку помощи, когда в этом нуждалась нимфа. Он был ее Теодором, правильным и идеальным.
Подняв принудительно взгляд и посмотрев в светлые глаза блондина, девушка невольно закусила нижнюю губу и попыталась улыбнуться. Вот, только улыбкой тут не пахло вовсе, потому что панический сигнал в голове продолжал бить тревогу, и слабая натура итальянки громко кричала: убегай отсюда. Эта часть сознания говорила, что ей следует собрать все необходимые вещи и уехать обратно к родителям, но, вряд ли данный поступок смог бы спасти ситуацию, ведь Фрейзер прекрасно знал адрес семьи Аудиторе - сам жил несколько лет под опекой и крышей Джиэнмарко. Господи, да Тео знал о Нарси абсолютно все: ее любимые места; ее любимые города. Знал все ее действия и привычки, потому что прожил с этой девицей несколько лет бок о бок. - Нет. Нет. Нет. Не говори ничего. Не нарушай эту тишину - Снова думается ей, пока она пристально глядела в его глаза и ощущала, как сердце начинает биться с каждым разом быстрее и быстрее. Цисси просит, практически умоляет не делать последний шаг и разрушать к черту стену дружбы, но шотландец все-таки переступает. Он объясняется, раскладывает все по полочкам, как школьнице объясняя новую теорему. Хмуря брови, слушая внимательно голос мужчины и ощущая, что земля буквально проваливалась под ногами, Аудиторе крепче вцепилась тонкими пальчиками в ткань рубашки Фрейзера. Интуитивно закрывает глаза, когда шотландец чуть склоняется и нежно прикасается своими губами ее лба, тем самым словно успокаивая и расслабляя натянутые нервы итальянки. И как только тишина снова повисла над ними, Нарцисса снова возвратилась в своих мыслях в прошлое, на несколько лет назад, а именно в первый день их знакомства. Тогда стояла типичная жара для Флоренции, кажется лето. Девушка сидела в саду с матерью, читала книгу по истории, которую благополучно вручил дорогой папочка, а матушка занималась своими цветами, и изредка задавала вопросы о предстоящем учебном годе. Все было обычно, привычно, и казалось так весь день и пройдет. Аудиторе даже успела выстроить в свое голове план, где она вечером с Леоном снова сбегут из-под присмотра строгих родителей и заваливается к  Марко на вечеринку. Вот, только этим планам не дано было осуществиться, потому что в сад к ним заходит высокий парнишка - Теодор.
Вернувшись снова из своих мыслей, из тех самых приятных воспоминаний, Нарцисса открывает медленно глаза и делает глубокий вдох. Наверно стоит взять себя в руки и перестать трястись от страха, как напуганная лань при виде хищника? Может нужно брать ситуацию под свой контроль, и плевать, что в организме еще присутствовал этот чертов алкоголь. Хм, пресвятая Мария, да ведь даже родной брат не однократно твердил, что вредная жидкость позволяет нам переступить через множество барьеров, которые мы не в состоянии перепрыгнуть будучи трезвы. Вероятно по этой причине она и поцеловала мужчину, который ей уже давным-давно нравился, ибо будь она в здравом уме, то так бы и продолжала строить из себя недотрогу и правильную девочку синьора Аудиторе. Потому, снова делая глубокий вдох, даже чуть улыбаясь на идею Теодора, итальянка сжимает свои руки в кулачки и чуть выгибая спину в объятьях мужчины, поднимает на него взгляд. - Мафия значит? - Качает головой и едва закатывает глаза к потолку, а затем и вовсе высвобождается из объятий, чтобы отойти на два маленьких шажка назад. Скрестив свои руки на груди и хмурясь, она попыталась прикинуть про себя, чем лучше всего было бы заняться в этой ситуации. Черт, она ведь и настольные игры не особо любила, но сейчас лихорадочно искала в них спасение. Глупо. Если уж эта ночь подарила им такой расклад, то следует принять дар и воспользоваться им - так думалось где-то на отголосках сознания Цисси, которая протянула свои руки вперед и аккуратно взяла Теодора за кончики его пальцев. - Я хочу чтобы ты взял увольнительный на неделю, мафия ты наш - В лоб потребовала она и едва прищурила взгляд. Кажется, блондинка даже в полумраке смогла разглядеть резкое изменение выражения лица шотландца. - Давай устроим себе небольшой отдых, прямо сейчас? Ну, или завтра. Неважно - Она делает шаг к нему на встречу, практически оказываясь вплотную и заметно улыбается. Взять ситуацию под свой контроль. Плевать на алкоголь. Просто воспользоваться моментом. Вот три основных пункта, которые заезженной пластинкой крутились в белобрысой голове нимфы. - Съездим с тобой во Францию, или Испанию, или может посетить Рим - Снова быстро пролепетала она, сокращая дистанцию и стоя уже действительно вплотную к Фрейзеру - Помнишь четыре года назад наши каникулы в Риме? Было бы забавно снова посетить все те места с тобой вместе, но, хм, уже немного под другим углом. Есть пиццу напротив Колизея, чем не романтика, а? - Звонкий смех раздался в комнате, и кажется все волнение начинает сходить на нет, только едва трясущиеся руки еще выдавали Аудиторе, как бы она не пыталась полностью себя утихомирить. - Будем спать в одном номере. В большом таком. Я даже папочку попрошу снять нам люкс. Ой, и удивиться он, когда узнает с кем его дочь. А еще у нас будет большая кровать, и я буду ходить перед тобой в одной майке, которую наглым образом стащу у тебя. У тебя же валяется в моем гардеробе черная с Call of Duty. - Опять прищурив взгляд и как-то странно ухмыльнувшись, словно лань решила подразнить хищника, Цисси опускает ладошку на грудь Тео и проводит ею вниз - Ох, а еще мы будем заниматься тем, чем друзья обычно не занимаются - Голос нимфы едва снизился на шепот, а после она резко поддела Фрейзира кончиком пальца за нос и отскочила назад. - Ладно, я шучу. Возможно. Но, я правда думаю, что следует съездить отдохнуть в ближайшее время. Мы давно с тобой никуда не выбирались, тем более в другие страны. Я скучаю по этим временам. - Состроив невинное выражение лица, блондинка опустила руки по швам и осмотрела помещение в полумраке еще раз. Конечно, планы на будущее - это весело, но нужно было делать что-то и сейчас. И как бы она не пыталась шутить, даже немного издеваться над Теодором - все равно не изменит произошедшую ситуацию. - Слушай, насчет твоих слов. Хм, чувств - Замямлила она и опустила голову - Это немного неожиданно. Ну, я не думала, что ты вообще способен у нас на такие вещи. Ты же практически как мой брат, Леон. Не зря же вы так быстро поладили - Нотки неуверенности и волнения звучали в голосе девушки и чтобы как-то отвлечь себя, она усердно продолжала сверлить взглядом пол. - Ты мне нравишься Тео. Давно уже, между прочим, и твои слова просто как холодный душ сейчас подействовали на меня. Давай, хм, посмотрим, что получится дальше, ммм? - Она поднимает медленно взгляд вверх и натягивает очередную улыбку, после чего шумно вздыхает. - Мне нужно время все осмыслить, а пока я хочу уехать с тобой куда-нибудь. Ну, а сейчас... Сейчас придумай чем нам заняться, или почини этот гребанный свет. - В очередной раз меняясь в своем поведении, итальянка скрестила руки на груди и склонила голову набок, в упор глядя на шотландца - А то я уже устала присматриваться в этой темноте. Мало ли, мои губы снова найдут твои - Наигранно задрав носик к верху, девушка обошла Тео и вытянув руку, на ощупь нашла начало дивана. Обойдя его и сев в углу, забравшись на мягкие подушки с ногами, Цисси устремила взгляд на слабое пламя свечи. - Интересно, а какие детки бы у нас получились... - Нервно усмехнувшись себе под нос, Аудиторе уткнулась лбом в колени и промычала - Я соскучилась по Бэндит, прикинь. По этой маленькой засранке, которая не давала нам спать ночью. Может, хм, позвонить Сам и намекнуть, что сиделки готовы к новым подвигам?

+1

16

Стоило ли Теодору вообще отвечать на поцелуй Нарциссы? Стоило ли реагировать на него именно так? Стоило ли выбирать именно эту тактику действий? Стоило ли вообще что-то делать? Все случившееся было необдуманным решением человека, подавшегося нахлынувшим и незнакомым ему раннее эмоциям. Начавший было разумно рассуждать мозг получил мощнейший разряд так называемых нежных чувств, которые бьют сильнее электрического тока, заставляя голову полностью отключаться, после чего зарождаются мысли вроде: "Действуй по зову сердца!" Что за глупости? Да, конечно Тео был из тех ребят, которые редко слушали голос разума и говорили абсолютно все, что думали не самом деле, не пропуская при этом мысли через фильтр адекватности и вежливости. Но действовать по зову сердца, поддаваться нахлынувшей неожиданно любви - подобное не влияло на поступки Фрейзера ранее. Вообще никогда. Что же тогда заставило его измениться? Неужели даже такому придурку присущи простые человеческие чувства? Неужели и он способен быть добрым или даже нежным и ласковым? Настоящая натура мужчины переживала сейчас весьма смешанные чувства: с одной стороны, истинный шотландец, прячущийся в данный момент где-то в темным и незаметных уголках его души, готов был рассмеяться в голос, тыча пальцем в "Ромео". Но с другой стороны, он был несколько растерян, ведь такое случалось впервые.
"Что с тобой, Фрейзер? Неужели ты действительно влюблен?" - раздался в голове Тео собственный голос. Неужели это действительно так? Неужели это он пару минут назад признался Аудиторе в любви? И было ли это признанием вообще? Он снова задавался одним и тем же вопросом: правильно ли он поступил? Стоило ли ради этого переступать эту невидимую грань, отделявшую их дружбу от какой-либо симпатии? Нужно ли это было ему? Нужно ли это было Цисси - вот что было главнее всего. Ведь их всегда устраивали отношения, сложившиеся между ними уже давно. Отношения, которые прошли абсолютно все. Они выдержали расставания. Выдержали тот период, когда их дружбы считали неправильной и надеялись на ее кратковременность. Этой дружбе не помешали даже их разные с итальянкой социальные статусы. Но как оказалось и ее можно было легко и быстро разрушить. И не нужны были недели, месяцы для того, чтобы этот идеал начал медленно разваливаться. Достаточно было одного вечера, одного неверного шага одно из них и начало к концу было положено. И решить эту проблему было практически невозможно. Было всего лишь два варианта действий: первый - рискнуть и пойти по совершенно новому пути развития, второй - забыть обо всем, что произошло этим вечером. Однако, ни то, ни другое не давало твердых обещаний о счастливом исходе. Скорее даже наоборот. В первом случае, никто не мог предугадать, какими эти двое будут в отношениях, а уж тем более друг с другом. Вдруг в новых статусах они покажутся друг другу совершенно невыносимыми и находится вместе будет сущим адом, и эта "парочка" в итоге примет решение навсегда вычеркнуть себя из жизней друг друга. Что же до второго случая, то здесь все куда более нестабильно, чем может показаться изначально. Да, они могут уверять себя, что забудут о случившемся, никогда не вернутся к этому вечеру в мыслях и все станет как прежде. Но ведь это только пустые слова. Каждый раз, проводя время вместе, Нарцисса или Теодор ненароком вспомнят об этом вечере перед четырнадцатым февралем. Вспомнят эту погруженную во мрак комнату. Вспомнят тот злосчастный поцелуй и разговоры после него. Между ними образуется пропасть. Пропасть воспоминаний о сегодняшнем дне, которая стала незалечимой раной на их дружбе.
Тео снова вернулся в реальность, когда до его слуха донесся голос итальянки. Ее слова шотландец принимал с немалым удивлением, которое четко выражалось на его лице. Вскинув вверх брови и раскрыв пошире глаза, Фрейзер внимал речам Аудиторе, не отвлекаясь на "пьеровские" мысли, продолжавшие лезть в голову. Хотела этого Цисси или не хотел, но Теодору не составила большого труда уловить нотки издевок в голосе подруги. Он слегка приоткрыл рот, будто хотел сказать: "Но... но ведь эта моя роль... это ведь я всегда должен подшучивать надо всем..." Но шотландец промолчал и даже ухмыльнулся, когда подруга отошла к дивану и уже не могла разглядеть его лица. Мужчина провел рукой по растрепанным волосам и медленно направился к дивану.
- Каникулы в Европе да еще и не за свой счет - что может быть идеальней и романтичней, - старался подыгрывать подруге Фрейзер, говоря своим привычным шутливым тоном. Уж даже если Нарцисса сумела взять себя в руки и вынырнуть из этой пессимистично-романтичной хрени, то шотландец просто не имеет права продолжать стоять посреди комнаты, продолжая удерживать на лице кислую мину. "Нет уж, Фрейзер, прекрати мне это. Хватит соплей и розовых мыслей. Ты ведь прирожденное хамло, лишенное всех светлых чувств. Так держи эту марку!" - наставлял сам себя Тео, после чего продолжил:
- Правда с увольнительной на пару дней могут быть трудности. Нет, начальство вряд ли будет против сплавить меня на пару дней. Оно скорее будет только радо, но мне кажется, что они загорятся идеей избавится от меня навсегда. Я конечно не против свалить оттуда, после нескольких дней полного выноса моего мозга, но мне ведь нужно работать и приносить деньги. Я и так нахожусь на ранней стадии нахлебничества, живя в твоем пентхаусе, - он выдержал короткую паузу, а после, негромко засмеявшись, снова заговорил: - Но это не значит, что я имею какие-то возражения, чтобы съездить или слетать куда-нибудь за твой счет. Ну хотя бы билеты за твой счет. Так и быть, во Франции или в Испанию я угощу тебя чашечкой кофе.
Смог ли Теодор действительно так быстро прийти в себя и снова включить режим раздолбая? Нет. На самом деле внутри у него все переворачивалось верх дном. Это состояние так же было ему чуждо, так как он всегда привык выплескивать, а здесь приходилось сдерживаться, чтобы не потерять ускользающую ниточку их прежней дружбы.
- Дорогая, я не волшебник и не электрик. Но если ты хочешь поскорее от меня избавиться жестоким образом, то я могу пойти поковыряться в куче проводов, - шотландец демонстративно опустил ноги на пол, словно действительно собирался пойти на это самоубийство. Он остановился, когда Цисси в шутку завела разговор о детях. Фрейзер недолго смотрел в темноту, выдерживая паузу.
- Я думаю, что они бы были самыми лучшими, - с какой-то нежностью в голосе произнес Тео, а после добавил, смеясь: - Если бы они конечно переняли от меня только внешность, а не характер. Психопата в семье достаточно и одного, - мужчина засмеялся, а, выслушав слов Цисси о Бэндит, не стал тянуть с ответом: - Да, было действительно весело. Никогда не думал, что я могу провести с ребенком столько часов и вернуть ее... в целости и сохранности, грубо говоря. Так может не будем тянуть и позвоним прямо сейчас? Как думаешь, Саммер будет рада нашему звонку посреди ночи? Ставлю на то, что ее "приятности" будут длиться как минимум минут пять, а когда она узнает причину нашего позднего звонка, то милейшие посылы продляться.

+1

17

Иногда возникает чувство, что тебе просто необходимо выговориться, особенно если ты самостоятельно не можешь решить сложившуюся проблему, или какой-то мучающий тебя вопрос. В такие моменты мы чуть ли не галопом несемся на кушетку к психологу или близкому и родному человеку, который заменяет скудных и мрачных докторов, профессионалов своего рода виртуозно пробирающихся в твой мозг. И сейчас у Нарциссы создалось именно такое ощущение, что ей просто нужно поговорить с кем-то о сложившейся неловкой ситуации, которая черной дырой образовалась между ней и Теодором. Вот, только очередная проблема: раньше подобным слушателем являлся сам шотландец, или лучшая подруга, которая наверное уже видела десятый сон в такое-то время. Поэтому, чтобы как-то отвлечься от неприятных мыслей, делать поспешные выводы и заниматься саморазрушением и поеданием, Аудиторе избрала путь шуток и левых тем, которые могли хоть как-то вывести ситуацию на ровную поверхность. Но, смогут ли, подобные разговоры решить и объяснить тот поступок, который теперь невидимой стеной стоит между друзьями? Честно говоря, девушка уже начинала постепенно сомневаться, и даже мысли о малышке Бэндит никак толком не выручали. Лишь на короткий миг, когда итальянка заговорила о ней, мысль про признание и поцелуй затмились на дальний план, но стоило только комнате погрузиться в тишину, как эти мысли накатили новой волной. А когда стоило снова подумать про свою затею отправиться вместе с этим мужчиной в Европу, так неловкость и какое-то странное чувство внутри возрастало в разы. Господи, что же происходит, почему так все сложно складывается для них двоих? Где их клятва в верности дружбы? Зачем Нарцисса переступила эту тонкую и хрупкую грань? Множество вопросов вертится в голове, а ответа на них к сожалению ни одного не поступало. Иногда вообще хочется задаться вопросом: зачем все эти отношения? Зачем усложнять и без того не легкую жизнь какими-то признаниями в любви и привязывать себя к одному определенному человеку. Ведь если припомнить относительно недавнее прошлое, а именно прошлый год, то Нарциссе самое то было в итоге остаться одной: ни тебе проблем с семьей, ни тебе проблем с обязанностями, которые волей - неволей возникают при появлении постоянного партнера, спутника жизни, скажем так. Тогда зачем она поцеловала Теодора, неужели сыграл все-таки алкоголь, и блондинке следует серьезно задуматься над этим вопросом, или все-таки она этого хотела? Хотела осознанно и четко, как раньше в детстве хотела собственную лошадь. Черт, смешно сравнивать детские и невинные желания с теми, которые переполняют тебя изнутри сейчас. А переполняло итальянскую нимфу порвать к черту дружбу с Фрейзером. Растоптать то, что они долгие годы выстраивали вокруг себя, и просто отдаться новым ощущениям и чувствам, которые подобно раскату грома, прозвучали сегодня в этой комнате.
Продолжая сидеть на своем месте и смотреть практически в одну точку, мысленно поедая себя и обвиняя во всех грехах, которые только приходили на ум, Цисси даже не сразу соизволила ответить на все речи своего экс-друга. Да, экс-друга, потому что она уже практически пришла к заключению, что прежней дружбы им никак не восстановить. Даже если они вдвоем просто попытаются вернуть то, что было сегодня утрачено - рано или поздно кто-нибудь из них случайно вспомнит роковое четырнадцатое февраля две тысячи пятнадцатого. - А? Что? Ты что-то сказал? - Наконец-то вырываясь из размышлений в реальный мир, блондинка чуть оборачивается в сторону шотландца и улыбается немного сдержанной и неловкой улыбкой. - Ой, прекрати, нахлебник. - Воспроизводя в своей голове ранее сказанные Теодором слова, Аудиторе чуть склонила голову и пересела более или менее  удобно, чтобы можно было вновь заглянуть в родной лик своего собеседника - Это же я тебя притащила к себе жить. Это же я уговаривала тебя месяцами бросить эту холостяцкую лачугу ради шикарных апартаментов - Пожимая плечами, девушка закусила нижнюю губу и обвела комнату взглядом. - Поэтому и поездка в Европу достается тебе бонусом и компенсацией за то, что я испортила сегодняшний вечер. И нет, Тео, не надо уверять меня в обратном - Именно в своей повинности Аудиторе была больше всего уверена, и именно на этом заостряла сейчас больше всего своего внимания. Ведь, если бы она не поддалась тому влекущему ощущению внутри, которое разыгралось на пьяный рассудок, то и никакого бы поцелуя не было. Не было бы всего этого, и даже признания, наверно. Стоп. Признание, Теодор раскрыл все карты, и з еще больше усугубил ситуацию. Давно ли он испытывал нечто подобное? Давно ли любил итальянку не как друга, а немного больше? Ну, вот, теперь нимфа засоряет свою голову этим вопросом и пристально смотрит в глаза мужчины. - Прости, я снова выпала из реальности - Хмурясь и опуская голову, сосредотачивая взгляд снова на одной точке, Цисси прокручивает в голове далее ранее сказанные фразы шотландцем - Насчет света, ладно, оставь как есть. Хуже наверно уже ничего не будет - Отмахиваясь и снова натягивая на себя неуверенную улыбку, итальянка медленно поднимает голову и, несмотря все-таки на темень, разглядывает лицо Фрейзера. - Не думаю, что следует звонить сейчас Сам, лучше встретиться с ней на днях. Я правда тоскую по Бэндит и по детскому крику на весь пентхаус. Ты, кстати, очень даже мило смотришься с ребенком на руках. Сразу теряется твоя долбанутость - Конечно же, подобные темы никак не смогут устранить черную дыру между ними, а наоборот лишь усугубляют и затягивают парочку еще глубже, но почему-то Нарси нравилось говорить с Теодором о детях: своих или чужих - неважно. Просто стоило действительно представить его с малышом на руках, как теплая улыбка волей - неволей выступает интуитивно. А когда ты в голове начинаешь еще рисовать образы детей, которые были бы от него... Пресвятая Мария, снова итальянка думает о том, что так пыталась выбить из своей головы. Снова возникает это непонятное и странное влечение к другу практически детства, если просто припомнить со скольких лет она знала Фрейзера. Снова хочется обнять мужчину, прижаться к нему и попросить, чтобы он никогда не выпускал тебя. Хочется быть рядом с ним, и это как раз больше всего пугало Нарциссу. Сама мысль о том, что она симпатизировала ему на уровне влюбленности. И, нет, это не плохо. Напротив, подобное возникновение чувства позволяли осознать девушке, что она созрела. Она оттаяла от прошлых отношений, которые не просто сломили Аудиторе, но и испоганили всю жизнь, что ей пришлось прибегнуть к бутылке. - Прости сейчас за то, что я сделаю, ладно? - Снова пристальный взгляд, глаза в глаза, а затем выступила какая-то детская улыбка и нимфа поддалась немного вперед. Аккуратно пересев в более удобную позицию, она приобнимает Теодора и кладет голову на его плечо - Несмотря на твою долбанутость, Тео, с тобой уютно и спокойно - Тихо прошептала та и едва прикрывает глаза. Кажется, она сделала свои выводы. Кажется, она поставила жирную точку дружбе, которая до этого момента весела на тонком волоске. И, пусть итальянка как-то пыталась до этого противиться и пытаться выплыть из черного омута - у нее не получилось. То ли алкоголь действительно бал свое и захватил полностью контроль; то ли эта ночь, это четырнадцатое февраля по истине считается Днем Влюбленных.

+1

18

Труднее всего, наверное, это полностью осознать то, что былую жизнь уже не вернуть. Что ситуация уже полностью вышла из-под контроля, пусть и волнение, казалось, начинало постепенно утихать. Но Тео понимал, что это происходит совершенно не из-за того, что их с Нарциссой близость возвращается. Нет, все было сугубо наоборот: пропасть между ними становилась лишь шире и шире, глубже и глубже. И пусть страсти уже успели поутихнуть, однако шотландец продолжал чувствовать напряжение. Воздух в комнате казался спертым, отчего Тео становилось труднее дышать. Но открывать окно он не спешил. Мужчина был уверен, что от свежего ветерка, гуляющего по комнате над их головами, его головная боль лишь усилиться. И все же, поняв, что сидеть в этой духоте совершенно не выносимо, шотландец поднялся с дивана и, подойдя к окну, приоткрыл его и жадно вдохнул. От такого количества свежего воздуха у него, как он и предполагал, закружилась голова. Но это головокружение было куда лучше ноющей боли, от которой голова раскалывается еще сильнее. Он устремил взгляд куда-то вдаль и на мгновение задержался у окна. В этот момент Теодору показалось, что он оказался так далеко от реальности. Да, до ужаса далек. Он как будто оказался в какой-то параллельной Вселенной, где подобный расклад событий был очевидным и ожидаемым. Где он действительно мог вообразить то, что Нарцисса может испытывать к нему нежные чувство. Где сам шотландец понимает, что он влюблен. Впервые в жизни. Так сильно. Но ведь он не ребенок, чтобы верить в подобное. У него нет возможности спрятаться в мире иллюзий от настоящих проблем, которые свалились на его голову так внезапно.
Тео провел рукой по растрепанным волосам и медленным шагом направился к дивану. Мужчина не отрывал взгляда от своей подруги. Или уже лучше говорить бывшей подруги. Да, Теодор был уверен, что их былую дружбу уже никогда не вернуть. Она покинула их навсегда, напоследок громко хлопнув дверью. И теперь самым главным было не растерять оставшиеся кусочки пазла, который некогда являлся олицетворением их идеальный, по крайней мере для Фрейзера, отношений. Шотландец не хотел терять Цисси. Он просто не мог представить, какой его жизнь станет без нее. Они ведь так давно вместе. Так давно преодолевают любые проблемы плечом к плечу. Они ведь столько пережили вместе. Прекрасного и ужасного. И Теодору были дороги эти воспоминания. Безумно дороги. Возможно, именно благодаря итальянке Фрейзер еще не пустился во все тяжкие. "Как же она будет справляться без меня? Кто же будет доставать ее так, как это делаю я?" - часто замечал шотландец.
Они были такие разные с ней. Полные противоположности друг друга. Однако это не помешало им. Никогда не мешало. Хотя Фрейзер всегда думал, что если их дружба и даст трещину, то лишь из-за их характеров, так разнящихся между собой. Ему даже в голову никогда не приходило, что этой самой причиной окажется дурацкий поцелуй. Поцелуй, который, возможно, был последствием легкого алкогольного опьянения. Поцелуй, который, возможно, не нес в себе никакого смысла. Но уже было поздно рассуждать. Все уже произошло. Анализировать ситуацию было бесполезно.
Тео опустился на диван и, откинув голову назад, начал прислушиваться к словам Нарциссы. Единственное, что им оставалось сейчас делать - разговаривать. Разговаривать ни о чем. О самой идиотской бредятине. Это было единственное, что хоть как-то помогало справляться с неловкостью.
- До сих пор понять не могу, чем тебе так не нравится моя квартира? Не такая уж она и плохая, - произнес Теодор с наигранной обидой в голосе. - Да, это не хоромы, но... но для меня это можно назвать практически идеальным местом. По сравнению с общими спальнями в детском доме, эту квартирку можно назвать люксовым номером, - шотландец не знал, почему вдруг вспомнил о детдоме. Он редко загружал Цисси разговорами о своем прошлом. Возможно, она бы с удовольствием и выслушала его, но беседовать на эту тему, даже с ней, он был еще не готов. Не потому, что это вызывало болезненные воспоминания(это он смог бы пережить). Ему просто не хотелось выливать все это дерьмо на человека, причем дорого для него человека. Он и без этого рассказал ей немало, хоть и в общих чертах. Зато она была единственной, кто на сегодняшний день знал, кем он был когда-то.
- Тебе не за что извиняться, Цисси, - спокойным тоном ответил Теодор. - Мы оба виноваты в произошедшем. Поэтому не нужно винить себя одну. Да и менять что-либо уже поздно, - он перевел взгляд в сторону окна.
"Менять что-либо поздно", - мысленно повторил Фрейзер. Именно сказав эту фразу, шотландец решил для себя все. Решил, как будет вести себя. Как будет стараться решить проблему. А если быть точнее, он не будет ничего решать. Он просто будет плыть по течению, не сопротивляясь. Будь что будет. Да, этот вечер был одним сплошным недоразумением. Но если он прошел в их жизнях именно вот так, значит так было нужно. Значит это было не зря. Нужно просто дать шанс этой истории продлиться, не сопротивляясь.
Фрейзер не услышал фразу Нарциссы и уже собирался переспросить, как вдруг она приобнимает его, а ее голова аккуратно ложится на его плечо. Доли секунды Тео пребывает в некой растерянности, пока Цисси снова не начинает говорить:
Несмотря на твою долбанутость, Тео, с тобой уютно и спокойно.
Мужчина улыбается и тоже обнимает итальянку в ответ. На душе почему-то стало совершенно спокойно. Волнение покинуло его тело, словно и не было ничего. Значит он выбрал правильную тактику. По крайней мере так для себя решил Теодор.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » My life got cold.