В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » О семейных ценностях и методах воспитания.


О семейных ценностях и методах воспитания.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Дата: 06.02.2015-07.02.2015

Sabrina и  Guido Montanelli

События: Когда семья оказывается в полном составе на одной вечеринке- эта вечеринка ни чем хорошим не заканчивается. Вот и Гвидо, не успел покинуть клуб Майкла, как охранники клуба нагоняют его и вручают  в руки в дрызг пьяную  дочь. Что получит Сабрина в качестве опохмела: стоит ли надеяться на баночку пива или единственное на что, стоит расчитывать- это отцовский ремень?

+4

2

*пятнадцать минут назад*
Гвидо уже успел сесть за руль и завести машину, как в стекло ему постучал охранник.
-Сеньор Монтанелли. Ваше?
Он отошел в сторону и тыкнул пальцем в Сабрину, которая на ногах стоять не могла. И стояла с закрытыми глазами за счет державших ее под руки двоих  охранников, даже что-то пыталась промычать в ответ. Жалкое зрелище. А главное, позорище-то какое.
*спустя пятнадцать минут*
Это была всего лишь текила. Немножко текилы. Какой-то парень меня все время ей угощал. Я его вообще впервые вижу. Смугленький такой, с бородочкой. Я до последнего отнекивалась. Но подруга сказала- так надо. Надо соглашаться, когда  мужики ставят выпивку.  Халявная же, да и обидеться человек может, если откажешь. А до этого еще Лео шампанское подливал. А дальше….А дальше все как у ежика в тумане. Только без лошадки и варенья. Стоп…Перемотка пленки назад на пару часов. Последнее, что я помню – как мы компанией засели в приват комнате. Потом через пару часов выползли в бар. Взрослые, наверное, подумали, что я уже давно смылась. Лео поди тоже. Потом текила, потом…Нет. Еще ранее. Как там говорилось? «Ранее в сериале»?  Может такая постоянная перемотка поможет мне вспомнить?
Голова раскалывалась так, словно там внутри, вместо мозга, поселился ад, и у чертей была Вальпургиева ночь. Семь кругов Данте, блин. Когда они угомонятся или хотя бы пусть убавят децибелы?
Я даже не знала, что меня сдали в руки отцу. Я ехала в машине и не могла даже глаз открыть, так все гудело. И мне казалось, что у меня нет тела. Сижу и не чувствую себя. Вот совсем его нет. Словно я один сплошной кусок свинца, к чему-то прибитый. Я что-то, кажется, даже мычала вслух. Или это мычание не было конкретным, а было от боли?  Мне бы прилечь и заснуть. Но как только я проваливалась- меня тошнило. Там определенно было что-то кроме текилы еще. Но что? Я не помню. А почему я не помню? Словно ответом на вопрос, меня вырвало. Выполоскав желудок, я снова провалилась в полубессознательное. Вроде ты не спишь и бодрствуешь, но в то же время ты как бы не в этом мире.
Я не умею пить. Это еще Стоун заметил во время нашего первого знакомства. Вроде от того, что у меня слишком юный и не сформировавшийся до конца для таких дел организм. Однако это не мешало мне пить  за компанию после фразы «Ты меня уважаешь?» Меня вообще начинает нести сразу после первого стакана. Я становлюсь очень болтливой и развязной. И вроде там, тогда, надо по-хорошему остановиться. Но нет- это пресловутое «уважение». От него начинаются все беды.
Кажется, мой нос чувствует свежий воздух. Я жадно пытаюсь ртом его вдохнуть в легкие. Провожу языком по небу и ощущаю, как у меня в горле  поселилась пустыня. Я хочу пить, еще есть и спать. И даже не знаю с чего начать. А еще лучше хочу все и сразу. Но свежий воздух действует не так, как должен и меня снова вырывает. Хотелось провалиться в горизонтальное положение. Но я чувствую почву под ногами, и как все куда-то плывет. Иду что ли? Вроде никаких усилий не прикладываю. И мне же казалось, что ног у меня нет.  Значит, плыву по воздуху? Я умерла и попала в свою голову на вечеринку в ад? Пора завязывать с алкоголем. Определенно пора.

+2

3

- Да, это моя дочь... - Гвидо смерил взглядом девушку, которую держали под руки охранники заведения. И что-то на этот раз в его голосе не было гордости. Вообще. Подвыпившие - в той или иной степени - люди разбредались от клуба в разные стороны, жёлтые автомобили с чёрными шашечками вообще заняли часть парковки, и водители с взывавшими их клиентами искали друг друга, но именно его дочь нахлесталась так, что ни ходить не могла, ни такси себе вызвать, и хорошо ещё, что кто-то из ребят Ринальди, видимо, узнал дочь босса и решил проявить таким образом уважение - не запихнув её в один вытрезвитель с остальными такими же перепившими элементами.
В какой момент это вообще случилось?.. В школе Сабрина прекрасно училась, держалась в стороне от проблем, которые Лео частенько устраивал, учила язык свой национальный язык, помогала матери по хозяйству - когда его умница и гордость четы Монтанелли превратилась в... В ту, кто водит дружбу со взрослыми мужиками, кое-кто из которых ещё и значок носит, кто отказывается от своей семьи и от отцовских подарков; раньше она объединяла семью - теперь эту же семью и разрушает окончательно. И под венец всего этого этого - Гвидо видит перед собой нечто в пятом белом платьице, что вообще, похоже, не понимает, что происходит вокруг неё, не может связать и двух слогов - не то, что слов, безвольно переходя из одних рук в другие... это в подобным-то заведении? И где, кстати, эти друзья, с которыми она пила? Зрелище жалкое только со стороны - для отца её оно было страшным и жутким. И да, позорным... Даже у Лео месяц назад была причина для того, чтобы напиться до беспамятства - ну с Риной-то что было не так? И от кого только эти гены алкоголизма им обоим достались... от матери, что ли?
- Спасибо, ребята. - последнее, что ему хотелось, так это размусоливать эту тему, особенно - с охраной клуба Майки, с людьми, которых Гвидо и не знает, да и они его не знают толком (в лучшем случае, слухи слышали), поэтому, быстренько получив у них дочь, устроил её на заднем сидении машины и поспешил скрыться с места, думая о том, как всю эту ситуацию он представит перед Дольфо дома. Уж точно в одной комнате что с братом, что с сестрой, Рина в таком состоянии не будет... Да и вообще, попахивало алкогольным отравлением - в буквальном смысле, на весь салон. Словно в подтверждение этих мыслей, его кровиночку ещё и начало рвать... Гвидо быстро перестроился в правый ряд, открывая окно по максимуму, и перепрыгнул на заднее сидение, поддерживая непутёвую, дабы та не захлебнулась или не ткнулась лицом в собственные ошибки... Салон придётся отмывать. Джеки-бой, когда сам проспится и увидит всё это месиво, будет просто в восторге. С репутации от пятно мыть ещё труднее, но дело далеко не в ней. Гвидо тревожится за дочь, а вовсе не за то, что о нём самом скажут.
С горем пополам удалось добраться до дома - а переезд отца, брата и сестрёнки в новый дом Сабрина за своей обидой благополучно пропустила - и Гвидо закрыл автомобиль, пытаясь взять дочь на руки, чтобы отнести в дом и уложить, но её снова вырвало, на этот раз чуть не залив его костюм. Придерживая дочь, удерживая её волосы, Монтанелли закатил глаза к небу с призывом о терпении... Уж лучше бы она просто надралась и уснула. Как Лео поступал, когда находился в своём траурном запое... У Рины ситуация обратная - ей, похоже, было хорошо и весело в клубе; и что-то вообще не весело - сейчас. Алкоголь, как и любая вещь в жизни, хорош в меру...
- Сабрина заболела?.. - встревоженно спрашивает Дольфо, увидев, как отец вносит его старшую сестру в дом на руках. Да уж, пугающая картинка - спасибо, Рина, за новые впечатления для брата. Гвидо постарался улыбнуться в ответ. Это, впрочем, получилось неплохо - опасности для Рины, вроде бы, особой и не было, опьянение, даже настолько сильное, проходит со временем. Дольфо, впрочем, прав - болеть его старшая сестра всё-таки будет. Утром.
- Нет, Дольфо. Твоя сестра просто сильно устала и очень хочет спать. - а сам прячет припухшее от алкоголя лицо Сабрины от её брата, надеясь на то, что её хотя бы сейчас рвать не потянет. Подбежавший на радостях встречать хозяина Боппо, понюхав Монтанелли-среднюю, выразительно чихнул и отбежал в сторону. - И ты тоже ложись... Я зайду к тебе чуть попозже. - и к Виттории зайдёт, когда не будет так сильно пахнуть перегаром. Гвидо перенёс Сабрину в кухню, устраивая на стуле, и отошёл, чтобы вытащить из холодильника бутылку воды; снял крышку, осторожно приставив горлышко к губам дочери, чтобы та не поперхнулась водой от жадности; пить ей наверняка сейчас хочется, учитывая, насколько организм обезвожен, а вот есть явно не стоит - желудок ещё слишком раздражён, чтобы принимать пищу, и наверняка вернёт её обратно вскоре после того, как она с ним соприкоснётся.
- Ну что, полегчало?..
- убирает бутылку. Перебирать с жидкостью тоже не следует... тут, впрочем, вообще как раз случай, когда "боржоми" пить уже поздно - похмельный синдром, наложившийся поверх ещё не отступившего опьянения; пьянка слишком уж затянулась. И самый стойкий, естественно, получает все трофеи - включая головную боль, тошноту, и целую коллекцию фотографий в чьём-нибудь телефоне наверняка. Стоит ли такая победа игры? - Пойдём, положу тебя в комнате для гостей. Сама передвигаться уже можешь? - старшая дочь от младшей уже достаточно далеко ушла, кстати, чтобы таскать её на руках по всему дому.

+2

4

Просто на меня взвалили слишком большой груз ответственности, который я не в состоянии тянуть. Последнее время я все чаще и чаще думаю о том, какой была бы моя жизнь, будь я не Монтанелли. Помнится, когда я еще в школе училась, меня запихивали во всевозможные кружки, чтобы я не забивала себе голову подростковой дурью (я училась в самой престижной школе, которая по наличию внеклассных занятий и объемом домашнего задания была лучшим «противозачаточным средством») и не отвлекалась на проблемы в семье. Я завидовала обычным детям или даже иногда, вон, детям друзей отца с которыми я росла вместе.
Вот, например, взять мою подругу - Алессию. В чем между нами разница? Почему у нее жизнь складывается лучше моей? Она выбрала медицину, переселилась в общагу, учится на отлично, везде и всюду успевает, ее все обожают... Мне вот всегда было интересно- знала ли она, чем занимаются наши отцы? Или тут вывод кроется на дне: меньше суешь свой нос- легче живешь? Да даже если бы я не совала свой нос в дела отца, даже если бы не догадалась и не расспрашивала его – один хрен- меня бы это коснулось. Прямо или косвенно.
Может к черту все? Сейчас осталось сдать последние экзамены, потом сессия летом и следующий год- последний год.  Черт. Можно же побыть нормальным подростком?! Если бы мне кто-то когда-то втолковал, что у меня есть право выбора собственной жизни - я бы выбрала колледж за границей где-нибудь.
А во всем виноват Лео. Я ведь изначально не хотела идти на вечеринку. Но нам захотелось перемирия.  И, как дочь своего отца, я по его понятиям была обязана присутствовать на таких мероприятиях. Вот почему дядя Фрэнк Алессию с собой никогда никуда не берет?  За исключением тех вечеринок, когда мы были маленькими.
Я просто хотела посидеть дома, посмотреть с Верноном какой-нибудь ужастик в духе Пилы. Тогда бы вреда от меня было бы меньше и никому бы не пришлось краснеть. И не пришлось бы родному брату грозить черепушку проломить.
Задницей чувствую наконец-то ровную поверхность. Но нормально сидеть у меня не получается. Меня как неваляшку, колбасит вперед  и назад. Жадно глотаю воду, пытаюсь руками забрать бутылку- не дают. А я так хотела что-нибудь холодное приложить ко лбу. Несколько глотков воды жажду не утоляют. На вопрос про встать - сначала утвердительно киваю головой. Потом делаю попытку и падаю, и отрицательно машу. Нет. Не могу. На руках до гостевой меня, конечно, никто не несет. С помощью отцовской поддержки иду за ним. Точнее ползу.
Надо же, допиться до того, что отца не узнать. Хорошо еще, что мне настолько плохо, что я песни не горланю на весь дом.
Не помню, как меня уложили на кровать, и как я провалилась в сон. Сколько спала тоже. Проснулась, когда за окном был уже слишком глубокий вечер. Вопрос- какого дня. Меня все это время никто не трогал и никто не будил, что удивительно. Моей первой мыслью было то, что я желаю, что проснулась. Состояние, словно по мне несколько раз бетономешалкой проехали.В желудке пусто, в горле сухо, голова гудела- будь здоров. Все. Я больше никогда в жизни не буду пить. Алкоголь- зло. Жажда заставила меня оторвать свою задницу и свинцовую голову с кровати и спуститься вниз. Не соображающая я, даже не удосужилась осмотреться и понять сразу, что я- не в своей съемной квартире. Зомби хотелось пить.  Зомби было глубоко насрать.
В доме стояла, чуть ли не гробовая тишина. Потыкавшись в комнаты, заходя постоянно «не туда», я наконец-то набрела на кухню. И застала сидящего за газетой отца.
-Папа??- И почему я не удивлена. -Доброе утро.
Произношу с едва шевелящимся языком. Беру первый попавшийся стакан, подхожу к раковине и наливаю холодной воды. Мне лень ставить чайник и кипятить воду, лень открывать холодильник.
После вчерашней нашей встречи, Боппо аккуратно подходит ко мне, обнюхивает. Я пытаюсь от него отмахнуться, жадно выпивая воду, но псу по барабану, что мне не до него. Он начинает лаять, чем вызывает еще большую мигрень. Ставлю стакан на стол обратно и прикладываю ладони к вискам.
-О, Мадонна! Боппо! Хватит. Сделай звук потише!
Видимо я для пса не авторитет. Он умолкает только после команды отца. И тут пришло время осмотреться.
-А где мы?- Конечно, гениальный вопрос вместо « как дела», «как себя чувствуешь», «мне стыдно за вчерашнее».-Мы в гостях у дяди Майкла или у дяди Винса? Что в прессе пишут?
Я не знаю чей это дом. Папин дом выглядит по другому- однозначно. У дяди Фрэнка дома я была, а вот у дяди Майкла и дяди Винса- нет. Так что не исключаю этих вариантов.
-А где Лео?

+2

5

А в чём была разница между Сабриной и детьми друзей отца, когда она училась в школе?.. На тот момент Гвидо даже в шутку не задумывался о том, что когда-нибудь станет боссом, и с тем же Фрэнком, Майком, Фредом, Винсом и многими другими был в одном положении... если не считать того, что подчинялся он дону Антонио напрямую, хотя и это - скорее особенность существования, нежели какой-то шаг вверх; Гвидо просто взаимодействовал со всеми капитанами одновременно, как следствие, и работал на каждого понемногу, и долю засылал, бывало, каждому из них - в зависимости от того, что именно происходило.
Да и в настоящее время, собственно - их с Альтиери положения различаются не так сильно; Гвидо - глава Семьи, Фрэнк - андербосс, что мешало Сабрине быть похожей на Алессию - Монтанелли не было понятно. Или то, что происходит с их отцами, дочь Альтиери касается в большей степени, чем дочь Монтанелли? Откуда взялся груз ответственности?.. Гвидо не заставлял дочь становится частью организации - о чём давно и сказал ей: она в праве сама выбирать, в какую сторону ей развиваться. И приблизиться к делам Семьи гораздо проще, чем будет отдалиться потом, но, учитывая, кто её отец - ей даже это сделать будет проще, Гвидо всегда готов был помочь ей, если бы она изъявила решение выйти - но, в любом случае, принял бы только тщательно взвешенное, обдуманное, однозначное и однократное решение. Если Сабрина считает необходимость думать перед тем, как что-то делать, неподъёмным грузом ответственности, то... что ж, тогда у него для дочери плохие новости.
Стриптиз-клуб, конечно, вообще не то место, где отец хотел бы увидеть дочь - но здесь-то ситуация другая, это была вечеринка, посвящённая открытию, где хозяйничал один из их друзей, да и Сабрина была не у шеста и не в тунике, в виде местной обслуги, слава богу - в общем, бизнес есть бизнес, поэтому Гвидо и в голову не пришло бы устраивать разбора полётов на тему "что она там делала". Его старшие дети - никакие уже не подростки, с переходным возрастом им точно давно уже пора завязывать... А вот этот вот "привет от последнего звонка", который Монтанелли получил, ему совсем не понравился. Дочь как будто не взрослеть начала, а наоборот, деградировать... Хорошо не то, что она не пытается петь - хорошо, что она вообще попала этим вечером в его дом, а не к какому-нибудь... кому-нибудь другому, в общем. Из тех, кто таким положением вещей не постеснялся бы воспользоваться.

Недоброе для Сабрины утро, которого Гвидо ждал, затянулось аж до самого ужина; пришлось сидеть дома безвылазно, отложив свои дела, ожидая, пока дочь проспится; несколько раз он заходил к ней в комнату, чтобы проверить, как она, и заодно открыть и закрыть форточку, проветрить помещение хоть немного, но всё это время дочурка мирно спала, вызывая закономерный вопрос - это же сколько она умудрилась в себя влить, раз всё ещё спит, хотя уже и один из телохранителей Гвидо успел не только протрезветь, но и свозить автомобиль на мойку, чтобы там отмыли весь салон, и с лужайки убрали вторую часть её вчерашнего "творчества", и Дольфо успел сходить в школу, и даже вернуться из неё домой. Даже мальчик удивился, что делала его сестра, раз так сильно устала?
Впрочем, всё было неплохо. Получается, что Гвидо прожил день в кругу семьи, так?
- Доброе. Хотя уже вечер... - Монтанелли отложил газету в сторону, внимательно так глядя на дочь. Впрочем, нотаций ей читать пока что и не собираясь; и так понятно, что его дочь слишком плохо себя чувствует, чтобы понять и половину из того, что он ей скажет сейчас. Явно не получится нормального диалога... да и надо ли? Даже ему самому это легче не сделает. Вчера уже успел справиться со своим недовольством... Зато вот Боппо выговориться явно не стесняется, начиная задорно гавкать, видимо, зовя Сабрину поиграть.
- Фу, Боппо! - только ей сейчас явно не до игр. Пёс замолкает, отбегая от Сабрины, и садится рядом с Гвидо, наблюдая за дальнейшими передвижениями девушки по кухне. Монтанелли и самому, впрочем, интересно, что она сейчас скажет. Про вчерашнее? Или эту тему стоит обойти, допустив, что все и так всё поняли?
- Нет, это наш новый дом. - усмехнулся Гвидо. Агата подарила ему незаконченный проект дома ещё на Рождество, а Монтанелли его закончил своими силами - и переехал сюда вместе с детьми не так давно. Заметно, что здесь абсолютно было совсем новым, необжитым, и следы недавнего переезда были ещё видны... - Да ничего там интересного... - Монтанелли встаёт из-за стола, откладывая газету на тумбочку. Если Рина подразумевала, что там может быть что-то написано про её вчерашние приключения, то нет, опозорилась она и близко не настолько сильно. - У себя в мастерской, наверное... - пожимает плечами. Можно ему позвонить, конечно, но Гвидо-то откуда знать, где сейчас Лео находится?.. Да это даже и не столь важно, наверное. - Ужинать будешь?.. - открывает холодильник, Сабрине - протягивает ещё одну бутылку с минералкой, несколько таких, учитывая степень сна его "спящей красавицы", он приготовил ещё в течение дня. Может, ей хватит и таблетки аспирина на ужин?.. Хотя, дочь проспалась, и выглядела уже гораздо лучше, чем вчера. О том, что вчера было, она сама наверняка не помнит, а Гвидо - и сам бы рад забыть.

Внешний вид

Отредактировано Guido Montanelli (2015-02-26 16:54:18)

+2

6

Я не помню. Ничего не помню. После захода в приваткомнату. Вместе со сном день просто выпал из моей жизни. Я теперь неделю буду ходить в прострации и тупить.  И это было всего лишь немного  !немного! текилы. Боппо устроился возле ног отца. Пес вот чувствует, что я не обладаю таким жестким, как у него,  характером и можно безнаказанно ездить на моей шее. Например, гавкать без зазрения совести, когда у меня голова разламывается на тысячи маленьких Филлипинских островков. Кажется, даже он, смотрит на меня и осуждает за что-то. Я стою и осматриваю кухню. Да ладно? Новый дом? Когда успели и почему мне не сказали? Сколько он отдал за него? А старый дом куда делся? Только вот спросить хотела, как тут же язык прикусила. Ах да, это же я его игнорировала, из дома съехала, машину отдала.
-Здорово.  Поздравляю.- Улыбаюсь и снова поворачиваюсь к раковине, чтобы холодную воду включить. Усмехаюсь, когда отец отвечает, что прессе нет ничего интересного. Отсутствие информации про аресты и статьи с некрологами- деньги на ветер. При вопросе об ужине, желудок начинает урчать и скручиваться. Я руками опираюсь о край раковины. Видимо кто-то  вчера сильно накосячил, раз отцу пришлось забирать. Сколько я выпила? Надо Джин будет позвонить- узнать. Интересно, она там как- проспалась? Мы все вчера немного перепили, только почему вот так хреново именно мне? Отец, открыв холодильник, протягивает мне бутылку минералки. Поворачиваюсь к нему лицом и беру бутылку в руки.
-Спасибо, папа.- Пока развинчиваю крышку бутылки, мне становится немного неловко от того, как он на меня смотрит, а уж тем более, чего так тихо-то? Интересно, а он маме успел уже позвонить. И если да, что сказал? Что забрал меня из Стриптиз-клуба? Представляю какой она ор поднимет…  – А где Дольфо?
Спрашиваю, пока отец достает продукты из холодильника, делая глоток воды. В доме слишком тихо, учитывая наличие двух мелких детей: когда один из них мой младший, шкодливый брат. Принюхиваюсь и морщу нос. Не кажется. От меня табаком несет. Я вся пропахла табачным дымом. Мне бы вот душ не помешало принять, переодеться, зубы почистить. Надо съездить на квартиру  и залезть в ванную, переодеться.
-Я ужинать не буду.  Вызову такси. Мне надо переодеться и душ принять. А еще у  меня послезавтра экзамен.
Да. Я снова исправно стала посещать универ. Кто-то же должен в нашей семье диплом о высшем образовании получить. Правда, пришлось изрядно потрудиться, чтобы ректорат меня простил за прогулы и дал мне еще шанс. Как сказал ректор Миллер- последний шанс. Если я еще раз так забью на учебу, то меня отчислят и на фамилию не посмотрят. Я отделалась двумя выступлениями на конференциях по психологии и истории, одной экзаменационной курсовой работой и дополнительными часами культуры речи. А еще мне надо будет организовать сбор средств на благо  местного дома престарелых. На ремонт сантехнического оборудования. Повезло. Может от того, что я с его дочерью дружу? Лишний раз убеждаюсь, что связи в наше время решают все.
Делаю еще один глоток воды и смотрю за тем, как отец режет овощи. Меня убивает его спокойный тон и молчание. Лучше бы наорал, честное слово. Мы же оба понимаем, что я скорей всего напортачила вчера. И не хило, видимо, так. В итоге не выдерживаю.
-Прости за вчерашнее. Я виновата. Знаю.  Лучше наори на меня. Легче будет. Не по себе становится, когда ты вот так вот молчишь. А лучше скажи, как я могу исправить свой косяк?
Спокойный и тихий отец- предвестник большой бури. Лучше эту бурю сразу нейтрализовать, подмазавшись, пока не долбануло.

Отредактировано Sabrina Montanelli (2015-02-27 07:52:18)

+2

7

Ну вот только не хватало ещё за юбку Барбары прятаться. Интересно, а много ли таких случаев Рина и Лео помнят, когда Гвидо сдавал их матери? Скорее уж чаще всего было наоборот, это Барб, узнавая о приключениях своих детей, звонила их отцу - и он за них получал тоже. Вообще, не в природе Монтанелли было трепаться о таких вещах; раз они с женщиной, носившей его фамилию, давно уже перестали быть семьёй - то уж извините, то, что происходило в его семье, Барбару не касалось никак, и кроме детей, у них общего уже ничего не было. Дети давно уже стали старше, и Гвидо прикрывал их от матери в случаях, подобных... сегодняшнему. Это не значило, конечно, что он потакал им. Но скандал - как он считал, вещь вообще бессмысленная. А разборки вполне хватит и одной - и от одного из родителей, раз уж вместе они детей воспитывать не могут.
- Спасибо. - улыбнулся Гвидо. Он не стал устраивать шумного новоселья, во всяком случае, пока; Сабрина узнала бы, конечно, но учитывая, как хорошо они с отцом общались в последние месяцы - ничего удивительного в том, что это прошло мимо неё. Но... в любом случае, кем он ни был, что бы он на самом деле не сделал, что бы он не скрыл от неё или матери, и как бы Рина не относилась к нему - она всегда оставалась его дочерью, и он никогда не сделал бы ничего, что могло бы ей навредить. Осознанно - во всяком случае. И даже когда ему будет семьдесят пять, а ей сорок - всё равно будет продолжать защищать её, - и Лео, и Дольфо, и Витторию, - до последней капли своей крови. Он любил Сабрину. И всю свою жизнь делал всё, чтобы она и её брат ни в чём не нуждались... теперь братьев стало двое, и ещё появилась сестрёнка, но это ничуть не умаляло любви Гвидо к старшей из дочерей.
- Дольфо уроки делает. - её маленький братишка умеет быть и шкодливым, и прилежным, всё зависит от того, каким надо быть в определённый промежуток времени. У Дольфо его, как и энергии, хватает и для проказ, и для учёбы, и для заботы о младшей сестрёнке, особенно - когда отца нет рядом; а Гвидо, увы, рядом может быть далеко не всегда, за что ему бывает очень стадно перед каждым из своих детей... но что важно - так это что он рядом с ними сейчас. Через лестничный пролёт - от Дольфо и Виттории; через бутылку минералки - от Сабрины. Через один телефонный звонок - от Лео...
- Что значит "ужинать не буду"? И какое тебе ещё такси в таком состоянии?.. - какое вообще может быть "такси", она не из клуба собралась уезжать, в конце концов, а из дома родного отца... Сам её подбросит, куда необходимо. Или это сделает Рокки, Санто или Джеки, в крайнем случае - бесплатно и с радостью. - Не выдумывай. У меня дома тоже есть душ... и одежду тебе найдём. - в доме, правда, с женской одеждой, да и прочими их принадлежностями, как раз проблема - Виттория до этого ещё не доросла, а помимо неё в доме живут одни мужики... и все вещи Маргариты, что вообще ещё остались у Гвидо, находятся в его прежнем доме. А его собственный халат Рине будет явно великоват; не говоря уже про вещи Санто или Рокки... вот вещи Джеки-боя могут подойти - у него размер меньше, чем даже у Гвидо.
- Наорать? А смысл?.. - разбудить Витторию - что-то давно она не плакала, испуганная резким звуком? Или Дольфо, решавшего задачи, сбить с мысли?.. Вот уж в чём точно оба будут виноваты, если поднимут гвалт. Сабрина говорит, что виновата в чём-то; но это не совсем так - в чём, по сути, она может быть виновата, в том, что сама себе подрывает здоровье текилой? Так это у своего организма надо просить прощения, а не у отца. Взрослая уже. И он не может ей запретить пить... как и установить какую-то меру, до которой ей "можно" - она сама должна определять для себя, сколько пить, с кем дружить, чем заниматься. А такие вещи приходят не иначе, как с опытом. Гвидо вот и сам вчера вечером табаком вонял ничуть не меньше, чем она сейчас. И находился в том же самом месте. Это есть вина? "Косяк", как она выражается?..
- За вчерашнее ты уже сама себя наказала... Иди сюда. - Монтанелли отложил нож на стойку, шагнув навстречу дочери, и заключив её в объятия, уткнув носом в своё плечо. Ну да, она воняет табаком, ещё, пусть уже и совсем чуть-чуть - перегаром, у неё всё ещё мутный взгляд, и ей определённо не помешал бы душ... ну и что? Это не вина. Это - проблема, которую можно и нужно как-то решить. Потому что она - его дочь, а не какая-то шлюха со сцены с шестом или бомжиха с улицы... - Нечего тут исправлять. Головная боль у тебя постепенно сама пройдёт. Поешь, попей. Помойся. Выспись... завтра будешь как новая. - коснулся её лба губами, проверив, нет ли у Сабрины температуры ко всему прочему - но нет, всё уже гораздо лучше, чем было вчера. - Не уезжай. Оставайся у меня сегодня. Покажу тебе дом. - они так редко видятся. Да что там - так редко общаются... И Дольфо скучает по ней - у него больше нет матери, кто ещё может подарить ему женское общение, как не сестра? Няня - это чужой человек, для которой ребёнок - всего лишь работа... учитывая, чей это ребёнок - тяжёлая и высокооплачиваемая, повышенной опасности.

+2

8

Я киваю головой. Это хорошо, что он наверху. Значит я успею слинять из дома раньше, чем брат спустится к ужину. Не хватало еще, чтобы Дольфо увидел меня в таком состоянии и издевался потом до конца моих дней. Стебать членов семьи-это у Монтанелли в крови. Можем, умеем, практикуем. Взять вот, нас с Лео. К слову о старшем: для радости отца, мы на вечеринке с братом, успели помириться после драки. Но вот если он еще раз меня назовет прилюдно шлюхой, то отец может не досчитаться одного сына. Я знаю, что он-лось, но и черепушку ему проломить я могу не своими руками. Мне стоило догадаться, что отец меня теперь никуда не отпустит.  Это в его духе. Просто из-за того, чтобы я чего опять не успела натворить, да и  убедиться, что я в полном адеквате и могу отвечать за свои поступки. Может сослаться на сонливость и пойти обратно в спячку?
-Нормальное у меня состояние.
Отмахиваюсь.Не проканает, кажется. Если не обращать внимание на долбящего виски дятла, то состояние у меня вполне сносное. А если я еще и поем, так вообще буду трезвее всех трезвых. Хмыкаю на реплику про одежду. Да ладно, найдут они мне! В прочем мужская рубашка тоже подойдет. Главное, чтобы она была большой и ниже колен. Не хотелось бы папиных охранников смущать.
Мысленно ликую, узнав о том, что бить ремнем меня не будут. А значит семейного разговора удалось избежать на этот раз. В том, что я сама себя наказала- с этим я согласна. Я больше никогда не буду пить. Все. с завтрашнего дня вступаю в общество трезвенников и общество борьбы с алкоголизмом.
-Паааапааа....
Закатываю глаза, когда отец загребает в свои объятия. Утыкаюсь носом в его плечо и шмыгаю. Все-таки у меня лучшие родители в мире. И само собой- лучший в мире отец. И пусть ,порой он делает ужасные вещи, это ни чуть ему не мешает оставаться любящим и любимым папой. А обиды за содеянное со временем пройдут. Они всегда проходят, потому что у них нет другого выбора. Потому что мы- семья. Семье все прощается. За исключением того, если ты предал умышленно семью. Предательства тебе никто не простит. А уж если из-за этого кто-то пострадал- тем более.
-Ладно. Хорошо.
Спорить с папой бесполезно. Это я уяснила еще с самого пеленочного возраста. К тому же мне не терпелось узнать, как прошел их разговор с дядей Фредди и что там на счет Джин. Я не сказала ему про нее только потому, что думала, что он в курсе. А оказывается нет. Интересно,почему дядя Фредд ее ото всех прятал? И что теперь? Ей расскажут о том, чем они занимаются или будут это скрывать?Зная Джин, она так просто с их седых голов не слезет.
-Хорошо. Тогда покажи, где тут у вас ванная. И мне бы какую-нибудь футболку длинную. И покажи еще, где у вас стиралка.
Я прекрасно понимаю его желание пообщаться. Мы раньше чуть ли не каждый день виделись или хотя бы созванивались. Он же родитель- его нельзя не понять. Родители они все такие. И по другому  с ними никогда не будет.
Добив минералку, выкинув пустую бутылку в урну, иду следом с отцом. Заодно у меня есть возможность осмотреть дом. какая-то, знаете ли, знакомая обстановачка. Где-то я ее уже видела.
Нам на встречу вышел Джеки и отдал мне на время свою футболку.
-Окей. Спасибо.
Я клятвенно пообещала, что не заляпаю ее и завтра постираю, чтобы он смог ее носить дальше. Возле ванной, обнимаю отца и целую его в щеку. Я очень благодарна ему за все, что он для меня делает.
-Спасибо. пап.
И дверь за мной закрывается. Все ванные принадлежности были мне предоставлены. Где-то спустя час, я спускалась по лестнице в футболке Джеки и вытирала полотенцем волосы. На встречу мне поднимался, Дольфо
-Привет,шкода.
Здороваюсь с младшим, взлохмачивая ему волосы. Мелкий тут же накуксился. Ему не нравилось, когда так делали с его прической.  Сидя за столом с отцом, он о чем-то вспомнил, и поспешил ретироваться в свою комнату. Через несколько минут он все-равно спустится к ужину.
Спустившись и зайдя на кухню, сажусь рядом с отцом. Стол уже к этому времени был накрыт, еда приготовлена. Я принюхалась. Пахло изумительно. Давно не ела отцовской еды и порядком соскучилась по домашней пище.
-Так расскажешь, что нового?

+2

9

Интересно, каким же способом теперь Гвидо может свою дочь куда-то "не отпустить"?.. Разве что под замок посадить - да и то, Сабрина и в этом случае найдёт способ сбежать из-под заключения; это младшую из дочерей Монтанелли можно просто посадить в кроватку, которая будет ограничивать её передвижения, и не бояться ничего ещё пару-тройку месяцев... пока она тоже не начнёт потихоньку учиться самостоятельно преодолевать такие преграды. А Сабрина уже взрослая, и они оба давно это понимают, её нельзя ограничить ни запретом, ни ремнём - который, к слову, Монтанелли и в детстве не использовал, и вообще, никогда не бил своих детей, не считая это достойным средством воспитания. Её ограничения - в собственной голове, и в том воспитании, что они с матерью ей дали (пытались, во всяком случае), и, хоть иногда и хочется поменять дочери тормоза на более надёжные... она всё ещё его дочь. И не научится отвечать за свои поступки, если вообще оградить её от совершения каких-либо поступков, от принятия собственных решений и формирования собственных суждений. И налакаться в ноль - собственно, тоже её решение... не насильно ведь в неё вливали текилу?
Единственный раз, впрочем, можно простить - как будто он сам не употреблял с друзьями, живя в студенческом общежитии, и не добирался до своей койки на автопилоте, когда был в её возрасте. Гласности такие вещи не предавались, разумеется - не той гласности, что доходит до родителей или преподавателей. Хуже, когда такое состояние и впрямь становится "нормальным", то есть - если и не постоянным, то частым и регулярным, и да, Гвидо такой нормы не хочет ни для своих сыновьёв, ни, уж и тем более, для дочерей, и будет делать для этого всё, что потребуется. Это и его право, как родителя, и обязанность. Не хватало только, чтобы кто-то из членов его семьи временно перебрался в дом, где живут такие вот... "нормальные". Пытаясь поменять свою норму.
- Хорошо, будет тебе футболка... - усмехнулся Монтанелли. Не так много усилий будет стоить вообще послать кого-нибудь из троих его телохранителей к ней домой за джинсами и свитером, или хоть до ближайшего магазина, снабдив деньгами, подумаешь. Одежда - в их-то деле, вообще расходный материал. Инструмент. И дело как раз вовсе не только в том, что она марается кровью - и в этом, конечно, тоже, но не один киллер столько попросту не убивает, чтобы была необходимость менять рубашку на новую каждый день. - Пойдём. - кивает в сторону выхода из кухни. Провожает её до ванной комнаты.
Джин... да уж, а ситуация с Фредо - это уже нечто, выходящее за пределы воображения. Тот факт, что у Клементе есть... вернее, появилась неожиданно, взрослая дочь, для всех остальных, пожалуй, удивление такое же сильное, как и для него самого; впрочем - кто его поймёт лучше, нежели сам Гвидо? То, как Маргарита представила ему Дольфо... наверное, Монтанелли в тот момент чувствовал нечто схожее с тем, что ощущал Фредерик. Правда, Дольфо было тогда пять лет, а не восемнадцать. Да и... внешний вид и манеры этой Джинни шокировали, пожалуй, больше, чем само её присутствие - Гвидо охотнее бы поверилось, что она - отпрыск Мэнни Бруно, одного из основных людей Фредо, но никак не его самого. Впрочем, неудивительно - кто эту ошибку его юности воспитывал-то все эти годы? Ошибка выросла. Стала проблемой...
- Вот стиральная машина, порошок - в шкафчике, внизу слева. С полок бери всё, что хочешь, и сколько хочешь... да не за что.
- обнимает и целует её в ответ. И прикрывает дверь за Сабриной, когда та скрывается в ванной, возвращаясь обратно в кухню... Да, он давно уже не угощал свою дочь - а ведь раньше так любил готовить для неё, и для Лео, а сейчас единственный из его детей, кто может оценить его стряпню - Дольфо. Виттории ещё рановато её пробовать... Есть, конечно, ещё три субъекта, не устающие нахваливать босса - но даже при всём этом нахваливании, им ничего нельзя трогать без разрешения. Для них на кухне стоит кофе-машина - вот и хватит...
Когда Сабрина спустилась в кухню, Гвидо сидел за столом и кормил Витторию из бутылочки - Монтанелли всё-таки решил постепенно переводить её с настоящего грудного молока на смеси; кормилица - польза уже сомнительная, сцеживать - тоже удовольствие то ещё, да и ребёнок растёт не по дням, а по часам, ещё несколько месяцев, и можно будет задуматься о том, чтобы начать совсем отказываться от молочного кормления постепенно.
- Нового?.. Это помимо нового дома? - тихо пожал плечами. Самая большая и главная новость сейчас сидит у отца на руках - и будет центром его мировоззрения ещё долго. - Ну, Джин вот ты уже знаешь. Это для меня новость больше, чем для тебя. - Гвидо не знал, что может ей рассказать. В его жизни, помимо рутинных вещей, не происходило ничего такого, о чём Сабрина ещё не знала, но должна была бы знать, про Лео ей известно и самой, про то, что у Барбары происходит - она вообще знала лучше него; а вот она ему про свою неожиданную поездку в Китай так и не рассказала. - Дольфо вот записался на плавание пару недель назад. Хотел на футбол, но не взяли - ещё мал... - расстроился, конечно, что не будет видеться с Аароном на тренировках. Впрочем, у него день рождения через месяц.

+2

10

А раньше у них стоял еще один холодильник. Усмехаюсь, глядя на вторую кофе-машину. Вытянув голову, указательным пальцем дотрагиваюсь до носика, причмокивающей молоко из бутылочки, Витто.
-Привет, кнопка. Какая уже большая. Пап, а ты новоселье уже справлял? И что там, в итоге с ресторанчиком? Вы же с Агатой ездили.
То, что Джин не понравится папе, я это предвидела. Дети не могут быть ошибками молодости. Если бы вот, папа изначально нас бросил, когда я только родилась, а потом появился, через восемнадцать лет и запер меня дома…Я бы, наверно, себя еще хуже вела, чем Джин. Закатываю глаза. Подруга, конечно, отчебучила в клубе. Но я прекрасно понимаю, что это был за «жест доброй воли» с ее стороны и для кого было показательное выступление. Мне Мэнни , кажется, в випзоне рассказывал, что я пропустила. Я еще очень долго с ним и Никко видеться не буду. После нашей пьянки. Подожду, пока все уляжется. Потом уши надеру обоим, что бросили меня там. Кстати, а где вот они после были, когда мы из випзоны выползли? Не помню. Хоть убей.
-Здорово. - Отвечаю отцу на успехи Дольфо. Футбол у нас в семье все, по-моему, любили. Ну, может на следующий год, мой младший братишка попадет в какую-нибудь детско-юношескую лигу.  Я буду ходить на его матчи, болеть и гордиться. Может  лет через двадцать попадет в ФК Ювентус. Надо будет с Адамом переговорить. Может у него какие подвязки есть в этом плане. Пока я размышляла о футбольной карьере брата, тот как спустился к ужину, доделав свое важное дело.
Ужин я съела наполовину. Мой желудок  в данном состоянии просто не смог в себя обычный рацион  принять. И то, странно. Вот, казалось бы, я хочу есть. А есть не хочет меня. Потому что при виде еды, меня начинает мутить. Обидно. Ладно, это временно. За вечер все пройдет. Сколько раз  мы это уже проходили.
Поужинав, Дольфо стал дурачиться за столом, показывая фокус с намагниченной ложкой на носу.  Обычный семейный ужин в духе Монтанелли. Я сидела, смотрела на него и отца и думала, как оказывается, мне их не хватало за последние месяцы. Не понимаю, почему Лео предпочитает жить в одиночку.  Самостоятельный наш лосенок. Откладываю вилку в сторону. Да, о Китае я отцу так и не рассказала. И не особо хотелось рассказывать, почему-то. Не чего, потому что было.
-Хочешь, сказку тебе расскажу?
Спрашиваю брата. Давно я ему сказки на ночь не читала. Сказка- чем не повод рассказать о поездке? Я всегда свои приключения за рассказами прятала. Наверное от фактов + немного вымысла - сказки всегда получались живыми.
Убрав наскоро со стола, мы все переместились в гостиную. Когда Дольфо устроился на диване, а я на полу, немного приглушила свет. Папа зачем-то взял с собой Витторию. Она итак почти спала. Сомневаюсь, что ей мои сказочки по душе придутся.
-Итак. – Я задумалась на тему, с чего начать повествование. - Жил да был капитан Джек Воробей. Объяснять кто это такой надо?
Брат отрицательно мотнул головой. Фильмы про Пиратов Карибского моря мы с ним на пару пересматривали несколько раз. Дольфо все части наизусть знал.
-Как-то его корабль прибило к берегу одной восточной страны. Помнишь часть, где там показывали большого и жирного капитана, предводителя китайских пиратов? Я расскажу, как они с Джеком познакомились.  Кажется, барона звали Сяо Мэй. Да. По-моему так.
Подбираю под себя слегка затекшие ноги, чтобы удобнее было сидеть. Смотрю на отца. Вот ему навряд ли будет интересна сказка. Посмотрим, кого она быстрее усыпит.
-Итак  Джек….Капитан Воробей прослышал, что в неведомом ему ранее восточном государстве есть одна вещица, нужная его сердцу. Волшебный компас. Указывающий направление к желаемому. А желал Джек, как мы знаем,  в основном золото и ром.  Так вот. Местные торговцы, за бутылочкой рома, рассказали ему, что этот компас хранится у Барона Сяо Мэя. Самого могущественного и жестокого из всех пиратов Средиземья. После Дэйви Джонса, разумеется.  Джеку одному было страшно идти  в логово  к Барону. Все-таки у него там армия из пиратов, оружие. Ему нужно было переспать ночь и придумать план, как украсть у барона чудо-компас. На постоялом дворе, где Джек остановился, он встретил своего старого друга- капитана Гиббса. Он когда-то служил на  Летучем Голландце. Отношения у Гиббса и Джека с первого дня их знакомства сразу не сложились. Джек разбил бутылку рома о голову бывшего капитана.  Но это было давно. И сейчас, оба пирата уже про тот случай забыли….
Сказка была долгой. Я умудрилась слепить в одну историю все части фильма. И на середине, на месте, где Джек и Гиббс отправились в логово Сяо Мэя, я заметила, как Дольфо уснул у отца на плече. Смеюсь и киваю отцу.
-Да ладно. Я плохой сказочник. Смотри, спит. Помочь отнести в комнату?

+2

11

В чём Фредерик точно прав - так это в том, что не оставил Джин на улице. Люди не бывают чьими-то ошибками, но вот его такую давнюю связь с кем-то иначе, как ошибкой и не назовёшь; а за свои ошибки всегда надо отвечать - особенно в том случае, если они приводят к вот таким вот... последствиям. Гвидо считал - Клементе не имел права прикинуться непричастным. Сам бы, впрочем, как и в случае с Дольфо, настоял бы на проведение экспертизы, которая подтвердила бы его отцовство, это он уже не считал зазорным. Другое дело, что здесь немного другая ситуация - это не Фредо появился в жизни дочери, насколько Гвидо видел - наоборот, это она ворвалась в его жизнь, перевернув её с ног на голову и заявив о своих правах. Впрочем, ситуация и так, и так необычна - Гвидо больше другой вопрос интересовал: где была мать этой Джинни, и почему ничего не сказала раньше, а вот так скрывала от него свою дочь, а от дочери - его самого? Вот Маргарита поступила почти точно так же, до последнего скрывая, что Дольфо - это его ребёнок, и Монтанелли никогда не понимал такого поступка. Поэтому при данных обстоятельствах - сочувствовал больше Фредерику, чем его сумасбродной дочери; впрочем, это не означало, что её чувства он при этом вовсе не ставил ни во что - но как это вязалось с голой порой, торчавшей из-под кожанки, пока не очень хорошо понимал.
Виттория засмеялась, отреагировав на прикосновение сестры, подняв глазки на неё; и Гвидо пришлось прервать процесс кормления, чтобы малышка не облилась или не захлебнулась. Да, уже большая... уже совсем не тот маленький живой комочек, который был на руках Маргариты во время празднования её двадцатилетия, её сестрёнка уже учится сама передвигаться по окружающему её пространству, изучает его, и людей вокруг, делает какие-то свои детские умозаключения, о которых пока что не может сказать вслух, и уже куда настойчивее требует к себе внимания отца.
- Да я решил не справлять...
- неопределённо отозвался Монтанелли. Делать из переезда событие? Отмечать всё это дело на ещё нераспакованных коробках?.. У Дольфо скоро день рождения - вот хороший повод устроить праздник. - Мы уже почти подготовили помещение и собираемся скоро открыться. Ты же в любой день можешь подойти и посмотреть, как у нас дела. - Гвидо пожал плечами - Сабрина даже и поучаствовать в этом может, "Маленькая Сицилия" всегда была ресторанчиком семейным, так что это и её ресторан тоже - в той же степени, как и его, и Лео, и Агаты, и Дольфо, и Виттории. И не то, что в любой день - она в любой момент туда заглянуть имеет право.
Как и... вернуться в дом. Жить с отцом, братом и сестрой, если она того захочет... и сколько захочет - в доме достаточно места для неё.
Сабрина так и не поела как следует, впрочем, Гвидо не настаивал - пить ей всё равно хотелось больше, чем есть, а учитывая всё вчерашнее и сон до вечера - хорошо уже то, что ей стало гораздо лучше по сравнению с тем, что было. Настолько, что даже появилось желание рассказать младшему брату сказку - а у того вон как глаза загорелись: не только Рине не хватало родных всё это время, точно так же и им не хватало её... Винни уже не вернуть - так или иначе, и это каждый из них понимает; но в том-то и дело... их и так осталось не так уж много, чтобы вот так разбрасываться семейными узами, нет? Чтобы отдаляться друг от друга ещё сильнее. Может быть, в этом ответ на вопрос о том, почему Лео и Сабрина решили втянуться в ту же самую деятельность, которой занимается отец - как ещё можно быть ближе к родителям, нежели заниматься с ними одним делом?.. Подсознательно - они всегда тянутся к родителям. У них, итальянцев, это в крови, и это никакой "американский образ жизни" с его свободами никогда не выбьет. 
И напротив... Гвидо очень даже заинтересовала эта сказочка. Вот уж, казалось бы, кому не в первой говорить о вещах завуалированно; правда, сказками для сына он "деловые" разговоры не прикрывал, потому что дома о делах и взял за правило не разговаривать - не приводит это ни к чему хорошему. Но рассказ Сабрины настораживал. Что-то ведь произошло в Китае, верно? Что-то выходящее из ряда...
- Да. Возьми Витторию, а я отнесу Дольфо. - ответил Гвидо, шёпотом засмеявшись. Не удалось дослушать до конца, непонятно, удалось ли Джеку и Гиббсу отнять у барона этот компас - или кого и что там она имела в виду? В общем, необходимо было разобраться в истории глубже. Учитывая всё то, что у Монтанелли было связано с китайцами, дочь, даже сама того не зная, могла ещё многое... привязать.
Уложив сонного Дольфо, Гвидо зашёл в десткую комнатку, чтобы помочь Сабрине справиться с тем, чтобы и Витторию уложить в её кроватку. Когда-то ведь он и их с Лео вот так же укладывал - не так уж давно это и было, казалось бы, а теперь они ему помогают с младшей сестрой. Не успеешь оглянуться - он и вовсе дедушкой стать успеет...
  - Так что там за компас и Сяо Мэй?
- посерьёзнел Монтанелли, как только за ними закрылась комната детской. Дети уснули, сказки кончились; а если Сабрина впуталась во что-то... он должен знать.

+2

12

Я кивнула. Возьму на заметку "придти в любой день". Надеюсь, нам с Габриелем положены скидки, как постоянным посетителям. Если буду в состоянии, даже помогу с чем-нибудь. Ну, чего-нибудь там развесить, расставить, закупить, привезти, приготовить. Мне всегда нравилось помогать отцу в каких-нибудь его грандиозных проектах.Может маме посоветовать как-нибудь чего-нибудь открыть. Чтобы она себя заняла уже чем-нибудь в конце концов. Может шэф поваром устроилась бы в какой-нибудь ресторанчик. Только не в Сицилию. Ее педантичность в  готовке и знание лучших итальянских рецептов. наверняка какому-нибудь ресторанному магнату пригодились бы. А то у меня последнее время не было сил смотреть на то, с каким рвением она тратит деньги, которые а)присылает отец изредка и б)даем ей мы с Лео. Я пыталась поговорить с ней на тему финансового планирования, но она меня и слушать не стала. А после нашего последнего разговора у нее в сумочке появились еще три новеньких кредитных карточки.
К тому же опять о проблемах между родителями и детьми. Взрослые. Мне раньше казалось, что им никогда не понять нас. Да, мы делаем глупости. Детские глупости. И делаем их в большей своей части осознанно, пытаясь привлечь лишний раз к себе их внимание. Правда, порой получаем совсем обратную реакцию. Не ту, на которую мы рассчитывали. И после этой реакции мы совершаем  еще более неординарные выходки. Например,  танцуем стриптиз в ночном клубе.
Я последние несколько лет удивляюсь желаниям отца пропустить мимо себя все праздники: новоселье, рождение ребенка, открытие ресторана....Их итак, праздников, слишком мало стало в нашей жизни.
И то, когда они все-таки наступают ,  порой превращаются в одни сплошные похороны. Казалось бы,что Монтанелли забыли как умеют веселиться всей дружной семей.
Праздники.Праздники.Праздники. Точно! Да. День Рождение брата. Я прекрасно помню, Спасибо за еще одну головную боль в добавок на тему "что подарить", "где достать". Может связку редких комиксов? Стырить у Лео. Ладно, подключу старшенького- что-нибудь придумаем на две головы-то.
Я помогла отцу отнести мелкую в ее комнату и уложить в кроватку. С минут десять наблюдала за тем, как она спит. Такая маленькая, хорошенькая куколка. Не взрослей, сестренка. Не надо. Мир взрослых слишком жесток.
В прочем делать отца дедушкой никто из нас(из меня и Лео) раньше времени не собирался.Мне еще рано об этом думать. Это Лео уже пора. Это ему надо почаще сидеть с сестрой. Для опыта. Хотя...Когда я была маленькой, брат со мной успел наводиться вдоволь и опыта нахвататься. Но я выросла, и его навыки общения с младенцами вполне себе могли забыться.
Уложив детей, мы с отцом вернулись обратно в гостиную. Прежде чем сесть на диван, я сходила на кухню за еще одной бутылкой минералки.
Папа  начал расспрашивать про компас. Я вздохнула и открыла бутылку. Монтанелли-нас не проведешь.То, что произошло в Китае, в Китае и останется. У тебя свои секреты, у меня свои. Все честно, пап.  Если, конечно, один из членов контрабандисткой группировки не поедет за мной следом, недосчитавшись одного маленького груза. Даже если и поедет, все-равно отец ничего не узнает. Сколько уже можно прятаться за его спиной, прикрываясь фамилией? Лео прав- пора самой научиться отвечать за свою дурость. Иногда наш лосенок глаголит мудрые вещи.
-Компас? Ты не смотрел Пиратов Карибского моря? У Джека Воробья был необычный компас. Который не показывал направление и стороны света. Он указывал направление лишь к тому, чего ты больше всего желаешь. А Сяо Мэй. Ну, это барон китайских пиратов. Мерзкий такой тип. Его еще англичане убили, когда была облава во время пиратской сходки.
Кажется, сейчас самое время притвориться дурочкой.

+2

13

Конечно, Сабрина могла бы прийти в ресторанчик в любое время, и даже привести с собой друга, которого посчитает нужным (в пределах разумного, разумеется - тут говорится не о компании в десяток человек), даже несмотря на то, что для посетителей "Маленькая Сицилия" пока закрыта и откроется не так уж скоро, там пока нет персонала, но зато - уже установлены газовые плиты и холодильники, работает свет, и интерьер почти полностью соответствует оригинальному заведению, которое открыл прадед Рины почти сотню лет назад в Майами-бич - да и большая часть его элементов привезена как раз оттуда, и размещена по такой же планировке, как была на старом месте... большая - что-то новое в общую картину привнесла Агата, украсив помещение небольшой коллекцией засушенных бабочек, к примеру, Гвидо добавил несколько деталей от себя - повесив фотографию Дольфо с Витторией на руках в рамочку к остальным семейным фотографиям на стену... Что-то новое привнёс и сам Адольфо. В общем, ресторанчик можно было сравнить с новогодней ёлкой, которую украшают всей семьёй; и Гвидо был бы счастлив, если бы и Сабрина, и Лео, внесли бы в это дело свою лепту - они ведь его дети, они - тоже Монтанелли. Хотелось бы, чтобы это место им в будущем подарило ничуть не меньше хороших воспоминаний, чем когда-то ему, во времена его детства, в его родном городе... и пусть даже Лео и Сабрина уже гораздо старше, чем он был в то время - всё равно, он надеется, в первую очередь, на то, что открытый заново ресторанчик сможет стать, как и в былые времена, уютным семейным гнёздышком. Объединить их - как раньше.
Впрочем, тут с Сабриной Гвидо был солидарен - свою бывшую жену он на работу в этот ресторан брать не хотел бы. Возможно, Лео и Рина захотят повесить на стену её фото, к остальным фотографиям, или, может, Барбара будет даже заходить в ресторан в качестве посетителя - пусть так, Гвидо закроется в кабинете или сделает вид, что её не замечает; но чтобы она работала там... нет уж. Ни к чему хорошему то, что они будут красться за спинами, не приведёт в итоге. Ни тому, ни другому, это не будет комфортно - а следом и их детям. Глупо будет, если из-за одного только их давнего развода с Барб "Маленькая Сицилия" станет местом, где всем Монтанелли будет, наоборот, некомфортно.
Лео... конечно, и ему не помешает опыт общения с детьми (едва ли он помнит Сабрину младенцем - между ними всего-то два года разницы, он сам тогда был очень мал), но не потому, что он - будущий отец, до этого у него ещё есть много времени (даже у Сабрины его куда меньше - проще стать отцом в пятьдесят, чем матерью в сорок, и опыт Гвидо - лишнее тому подтверждение), а потому, что Виттория - и его сестрёнка тоже. Понятно, впрочем, и совершенно нормально, что Сабрина к общению с маленькой тяготеет куда сильнее, нежели её старший брат - ему, в первую очередь, важнее другое, он должен уметь содержать семью, уметь защитить её, сделать так, чтобы его дети и их мать не испытывали нужды, голода и неуверенности в том, что будет. Гвидо... кажется, он всё-таки не сумел с этим справиться, поэтому ему приходится играть за двоих. Впрочем, он очень ценит помощь Агаты и старших детей... и всех остальных, кто находится вокруг.
Так во что же влезла его дочь?.. Притвориться, что она не понимает, о чём речь, не получится; Гвидо уже услышал в её голосе эту интонацию, которая для многих людей могла бы остаться неуловимой, слишком уж часто он слышит подобные сказки, нередко и сам их рассказывает - не своим детям на ночь, и звучат они не столь живописно, правда, но...
- И в какую же сторону показывает твой компас?
- присаживаясь рядом, многозначительно спрашивает отец, приняв её правила игры. Кажется, он однажды уже задавал ей подобный вопрос... В их семье вообще много о чём не стоит говорить прямо, даже друг с другом. Сабрина взрослеет и матереет; и если уж по-настоящему твёрдо решила заняться делами криминальными, не прикрыться фамилией в любом случае не получится - даже если она заявление в паспортный стол напишет, все будут знать, чья она дочь. И отвечать за свои поступки, разумеется, надо; но это не значит, что стоит отказываться от отца и его помощи, или пытаться абстрагироваться от остальных, такие попытки, как правило, ведут к плачевным результатам. Марго вот - она не просто выбивалась из коллектива, а словно искала любой способ покинуть его. И кстати, даже после свадьбы не взяла фамилию Гвидо... Не стоит отворачиваться от друзей, уж тем более от родственников, - и особенно, когда те предлагают свою помощь в твоих делах. Так куда показывает компас Сабрины - чего она хочет больше всего?.. И есть ли там место для её семьи?
И не прибудет ли оттуда какой-нибудь барон со своими пиратами? В любом случае, Монтанелли это коснётся. Впрочем, дочь говорит так, словно у неё всё под контролем - да и вряд ли стала бы и напиваться до такого состояния, если бы чувствовала тревогу, она не такая дурочка, чтобы заливать переживание алкоголем, понимает, что это сделает её только ещё более беззащитной перед обстоятельствами. Да и Гвидо даже без слов бы понял, если бы что-то происходило... наверняка.

+2

14

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » О семейных ценностях и методах воспитания.