Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » change my friends to enemies


change my friends to enemies

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://funkyimg.com/i/UzFT.gif
tnx, devereaux :*

Участники: Hannah R. Larkin & Keira Allerdyce
Место: университетское общежитие, комната Руни и теперь уже Киры
Погодные условия: +11, без ветра, облачно, 20 января, 2015 год
О флештайме: в одной комнате сошлись змея и волк? жди беды.

Отредактировано Keira Allerdyce (2015-03-02 06:29:30)

+1

2

одета примерно так, без макияжа;

Вернувшись с «истории продюсерства кино и телевидения», я с удивлением обнаружила, что кровать, стоявшая около противоположной стены и пустующая с момента заселения, теперь завалена вещами. Чужими, прошу заметить, вещами.
Поступив в университет, я сразу решила, что жить в общежитии не только финансово выгоднее, но и экономичнее по времени, так как жилое здание находится в пешей доступности от учебного корпуса, в то время как из съемной квартиры мне бы приходилось ехать на метро или автобусе, зажатой между сонными тучными барышнями и мужиками, и приезжала бы я на пары в еще более скверном настроении, чем обычно.
Заселение происходило в первых числах сентября, некоторым попадались двухместные «номера», некоторым трехместные, при том, поселить тебя могли хоть с девушкой с последнего курса, которую ты ни разу не видела, хоть со своей одногруппницей.  И изначально  эту комнату со мной делила рыжеволосая третьекурсница факультета базовой медицины, но она так редко тут появлялась, что я даже имени ее не запомнила, а затем и вовсе подала документы на освобождение своих метров. И вот, с октября я живу одна, меня это полностью устраивает. Звенящая тишина, никаких гостей и посиделок с друзьями до утра, никаких пьянок, мусора на полу и беспорядка в ящике стола. Теперь же помимо сумок на кровати я приметила пару белых коньков, осторожно приставленных к стене, файл с документами на столешнице и темную кофту на спинке стула. Видимо, пока я примерно внимало лекцию мистера Паркинсона, у меня появилась соседка. С одной стороны, это огорчало, так как назвать меня человеком, любящим общение и вторжение в личное пространство можно с натяжкой, с другой – было жутко любопытно посмотреть на сожительницу.
Сделав себе чай с маслом бергамота, я устроилась за ноутбуком, намереваясь, пока есть время, приготовиться к семинару, который должен быть четвертой парой. Отломив себе кусочек молочного шоколада, я погрузилась в выполнение задания, абстрагируясь от внешнего мира и отдавая свои мысли «психологии творчества», как дверь за спиной открылась и в нее вошла девушка (ну да, а кого я еще ожидала увидеть, вряд ли бы моим соседом мог быть местный повар или вахтер). Обычная такая: миниатюрное телосложение, каштановые волосы до плеч, едва ли тронутые краской для волос, светлая кожа… Совершенно неприметная и посредственная, вряд ли за такую зацепишься взглядом в холле университета, толкаясь около расписания. Кинув на нее короткий взгляд, я отвернулась к монитору, делая еще один глоток чая и не удосуживаясь даже поприветствовать новенькую.

Отредактировано Hannah R. Larkin (2015-02-25 11:22:00)

+1

3

выгляжу
Довольная выхожу из душа. Даже не верится, что родители наконец-то оставили меня в покое, предоставив возможность заниматься любимым делом. Хотя нет. В глубине души я давно праздновала победу своего упорства. Однако совсем иное, когда желаемое воплощается в реальность. Наспех сушу волосы, аккуратно складываю вещи, чтобы не было беспорядка, и собираюсь в общежитие. Тоже не особо верится в переезд. Я жила дома подобно пленнице. Постоянно держала телефон при себе, боясь пропустить звонки родителей, а они завалили ими каждый час. Понимаю, что беспокоятся, но весь кошмар давно и далеко позади. Наверное, не очень хорошо опаздывать на обзорную экскурсию по кампусу, ради которой сняли старшекурсника-активиста с пар. Я ничего поделать не могла. Мы заговорились с Талулой, которая успела дать примерные характеристики преподавателей, некогда учивших её. По большей части описание каждого преподавателя факультета начиналось "ну а это вообще жесть". Предполагаю, что в своё время Райдер навела большую шумиху. У меня ещё будет время узнать это.
Быстрым шагом добираюсь до парка, где меня ждала девушка с планшеткой. Типичная американка с улыбкой до ушей и волосами, на которые вылили бутылки три перекиси. Нахмурившись и присмотревшись, недовольно вздыхаю. Вот тебе и американская мечта, Кира. Мне немного неловко за опоздание. Всё-таки я пришла и причина вроде бы уважительная. Подхожу к девушке и выдавливаю из себя виноватую улыбку.
- Привет. - И в ответ на этот привет на меня обрушилась лыба в белоснежных тридцать два зуба, крепкое объятье и набор бессвязного восторга, из которого я смогла разобрать то, что мне очень рады. Наверное, тут всех новичков так встречают. Мне вручают свисток. Говорят, если кто-то начнет обижать или пьяный старшекурсник будет подкатывать, то надо свистеть. Ещё добавляет, что если не обижают и не подкатывают, то свистеть не надо. - Эм, ну ладно. Поняла.
Я витаю в своих мыслях и молча иду рядом с...? Даже имени не запомнила. Она что-то тараторит о братствах и сестринствах, но мне не особо интересно. Вскоре мы подходим к зданию, где окон было больше, чем самих комнат. Ну это мне так кажется. Девушка снова напоминает о том, что я могу обращаться к ней по любым мелочам. Уверена, что вскоре забуду о ней вовсе. Она останавливается напротив двери, стучится и открывает дверь, пропуская меня.
- Это твоя комната. Как видишь, вещи уже принесли. Хорошего дня.
Вот так и сбросили на меня ком в виде заставленной вещами кровати и молчаливой соседки за столом.
- И тебе тоже привет, проглотившая язык. - Про язык я буркнула себе по-русски под нос и начала разгребать завал на кровати.

+1

4

«Кхм», одно такое большое «кхм» пронеслось в моей голове, так как я рассчитывала, что новенькая сама пойдет со мной на контакт, поздоровается, спросит, как меня зовут и вообще устроит танцы с бабнами, в конце концов, кому это надо, мне или ей? Пока девушка возиться со своими сумками, я борюсь с соблазном развернуться к ней лицом и начать разговор. Но, во-первых, я не знаю, что сказать, во-вторых, все-таки пусть сама налаживает коммуникативные каналы. Так что продолжаю с видом самозабвенной увлеченности разглядывать монитор, в то время как в голове крутятся совсем иные мысли. Кто она и откуда? И на каком языке что-то пробурчала себе под нос? И как оно переводится? Мои родители родом из Ирландии, и у нас в семье всегда говорили на двух языках, на английском и на родном, при том на родном гораздо чаще, так что легкий акцент и специфика произношения в моей речи прослеживались.
- Что ты сказала?  - резко разворачиваюсь на стуле и обращаюсь к шатенке как можно более беспристрастно и твердо. Мне неприятно, когда в моем присутствии говорят на языке, которого я не понимаю, и если ее реплика арестовывалась именно мне, то можно было бы изъясняться на английском, мы же в Калифорнии живем, а не за океаном…
Пока я прожигаю в Кире дыру, дожидаясь ответной реакции, к нам заходит комендант (без стука, экая гадина!), заставляя меня вздрогнуть и переключить внимание.
- Стучать не пробовали? – огрызаюсь в ответ миссис Джонсон, намереваясь уже вернуться к вопросам по семинару, как женщина затевает беседу.
- Ханна, это твоя новая соседка, Кира Эллердайс, она новенькая, приехала не так давно, и, возможно, ей понадобится твоя помощь, ты же не против? Расскажешь, где у нас кухня, как составлять график дежурства и остальные мелочи?
Я что, блин, похожа на гребанного экскурсовода? Еще бестолковой соседки мне не хватало для полного счастья. По обеспокоенному взгляду коменданта я уже начала подумывать о всевозможных девиациях этой Киры… Потому как, когда я была новенькой, мне что-то никто не намеревался помогать.
- Ясно, помогу, - женщина, ретируйтесь уже, пожалуйста, куда-нибудь. Та, не выдержав напряжения, буквально режущего воздух, поинтересовалась:
- Девочки, у вас все нормально?
- Да, - вот и поговорили. Дверь захлопнулась с той стороны, стирая с глаз долой назойливую сотрудницу университета и снова оставляя меня наедине с Эллердайс. Фамилия у нее красивая, лучше, чем у меня. И лицо красивое, хоть и несколько невыразительное. Судя по спортивному инвентарю, заполнившему комнату, она с факультета физической культуры. Отлично! Будет во всем меня превосходить. Но раз спортсменка, то, скорее всего, тупая.
- Кира, значит. Я - Руни, - лучше пусть называет меня по имени, чем «эй ты», - тебе серьезно нужна моя помощь? И давай сразу условимся, я не трогаю твои вещи, ты не трогаешь мои. Посуду лучше мыть за собой сразу, а еще лучше трапезничать на кухне, понятно?
Решив, что дважды повторять, вроде как, не надо, я еще немного понаблюдала за девушкой, решаясь задать сложный для меня вопрос.
- И это, могу помочь убрать тебе вещи, вот тут, в шкафу, - распахиваю вмонтированные в стену двери, - много свободного места, - правда, пустуют в основном верхние полки, а Кира чуть ниже меня…

Отредактировано Hannah R. Larkin (2015-02-25 21:52:01)

+1

5

Больше всего на свете терпеть не могу, когда распоряжаются моими вещами. Всё было уложено в порядке моего дзена, но теперь творился самый настоящий кавардак. Сумка с гаджетами и техникой оказались под чемоданами с одеждой и спортивными принадлежностями, а коробка с запасными коньками вот-вот порвется, потому что цепляла что-то ещё. Складывалось ощущение, будто на кровать свалили центнер мусора, а не чьи-то личные вещи. Конечно, я сейчас думаю, что пойду разбираться со всей неразберихой. Уже представляю себе гневные звонки маме, с выяснением отношений и заодно с парой угроз об увольнении нашей служанки, которая не позаботилась о том, чтобы довезти мои вещи в сохранности. На деле будет иначе. Я разберу вещи, выместив злобу по-своему, и успокоюсь, перебирая их. Хоть я беспокоилась за коньки и технику, но лезть в самый низ не стала. Точнее, меня отвлек голос соседки, которая внезапно очнулась. Вот заторможенная.
- А ты... - Начала я говорить своё любимое «А ты глухая что ли? Когда уши компотом чистишь - косточки доставать не забывай». Малая и адекватная часть меня решила, что это будет лишним. Ещё эта редко просыпающаяся Мать Тереза возликовала, так как разговор был прерван некой миссис Джонсон. Я здесь почти никого не знала и знать не особо желала. К соседке это тоже относилось. Только жаль, что последняя не носит бейджик, а то обращаться к ней и по имени изредка надо будет.
- Здесь раздают таблички с надписью «Не беспокоить?». - Внезапно даже для себя поддержала девушку. Если она ценит своё личное пространство и не любит, когда его границы переступают, то по сути светловолосая должна и пространство других уважать. Остается надеяться, что на этом мы с ней сойдемся и будем игнорировать друг друга до скончания учебы нашей. - Мне уже рассказали вообще-то... - Пытаюсь вставить своё слово, не особо желая слушать очередную экскурсию. Хватило и пустоголовой улыбашки, вручившей мне свисток. Я привыкла сама разбираться. В этот раз тоже сама справлюсь. - Ага. Более чем. - Добавляю поддакивая Ханне, ассоциируя девчонку с героиней одноименного тупого сериала на канале Дисней. Я до сих пор не привыкла к подобным именам, а чтобы самой было комфортно выбрала более интернациональное, потому что Киру можно встретить почти в любой западной стране, а Ханну...Хм, ну да ладно.
- Можешь определиться тебя Ханна или Руни зовут? - Скептично вскидывая бровь, спрашиваю у девушки. - Признаться честно, твоя помощь мне не нужна. Благодарю. - Отвечаю холодно. Вот такие милашки с паводками поогрызаться вообще не тот типаж людей, с которыми я хочу и люблю общаться. - С этим проблем не будет. Ещё раз спасибо. - Замолкни уже и уткнись в свою железку, девочка. Отворачиваюсь от Ханны-Руни и продолжаю копаться в свои вещах. Благо коньки для выступлений додумались к стене поставить, ибо за них я бы точно не поскупилась на пару увольнений безалаберных горе-работничков. И снова эта не определившаяся. Что. Тебе. Ещё. Надо. А? - Замечательно. - Выдавливаю из себя скудную улыбку, наблюдая за девушкой. Как назло в шкафу заняты нижние полки. Судя по промелькнувшей искре в голубых глазах светловолосой, она только и ждет, когда я попрошу освободить несколько полок. Не дождется. Хмыкнув, переставляю табуретку к шкафу. Достаю верхнюю одежду из чемодана, благо она уже была сложена и рассортирована, становлюсь на стул и закидываю вещи на полку. Главное не забывать приготавливать то, что надену, с вечера.
- Так ты уже определилась как тебя зовут? - С ехидной улыбочкой спрашиваю девушку. Убрав чемодан под кровать, я решила разобраться с сумкой, где лежали макбук и ещё пару полезных гаджетов. - Кстати, с какого ты факультета?

+1

6

Нет, ну что за борзота? Почему ко мне не могли подселить какую-нибудь милую тихоню, которая будет соглашаться с каждым словом и не отсвечивать лишний раз? Кира на скромницу походила меньше всего, роста она хоть и не очень высокого, но бойкая, сложно нам с ней придется вместе. Учитывая, что сама я как раз таки полная противоположность ее самоуверенной натуре, грубой могу показаться только в первые минуты знакомства, все остальное время я апатично слушаю плеер, валяясь на кровати, читаю книгу или вообще нахожусь вне периметра кампуса.
- Для тебя – Руни, - если бы это было возможно, имя Ханна я бы с радостью стерла из своего паспорта, так как с юных лет считала его тупым и неблагозвучным, но вот преподаватели и прочие люди, имеющие дело с моими документами, даром телепатии, увы, не обладали, поэтому все чаще именно от них я слышала обращение «Ханна». Еще меня так называли родители, сестры и очень близкие друзья. Нагловатая Кира вряд ли войдет в их число.
- Отлично, не нужна, так не нужна,- то есть, как это, не нужна? Не каждому встречному я предлагаю свою помощь. В общем, эта девчонка явно получила больше внимания, чем ей положено.
- Ага, - отхожу от шкафа, надеясь, что, несмотря на то, что держится Эллердайс очень уверенно и отстраненно, я все-таки немного досадила ей. Зачем? Сама не знаю, может быть, потому что она не проявляет никакой инициативы и минимальной попытки наладить общение?
- Слушай, Кира, - я подхожу к девушке почти в плотную, и, оперившись рукой о стену позади нее, произношу как можно доступнее, - в таком тоне со мной разговаривать не надо? То, что ты учишься на факультете физической культуры, - короткий взгляд на спортивные принадлежности на ее кровати, - не дает тебе право разговаривать в таком пренебрежительном тоне. Ты новенькая, а новеньких нигде не любят, - убираю руку, отходя от шатенки. – И да, я с факультета кинопроизводства, - тут нужно было бы добавить, что за спиной у меня тоже спортивное будущее, когда-то я профессионально занималась бегом и танцами, но это явно будет лишним и прозвучит как вызов. А ссориться с ней у меня не было желания, лишь бы особо не досаждала и не была положительной со всех сторон. Ненавижу идеальных людей, которые словно бы существуют для того, чтобы одним своим присутствием унижать других. Но, Кира на такую не походила, как минимум, на голливудскую красавицу и звезду университета не тянула, а значит, мне могло бы повезти еще меньше.
Выключаю свой ноутбук, решив, что к семинару я и так нормально подготовилась, и, сложив, убираю технику на широкий подоконник над кроватью. Пока соседка заканчивает обживаться и раскладывать свои вещи по местам, я, чтобы не производить сильно гадкое впечатление, выкидываю банку из под дешевого коктейля в ведро, а чистую пепельницу прячу в стол. Познать все прелести жизни со мной в одном помещении Кира еще успеет.
В комнату постучали. Неловко улыбнувшись новенькой, я подошла к двери, впуская старосту своей группы. Это была красивая высокая девушка с короткими волосами, ухоженная, от нее за версту несло знаниями и цветочными духами. Лейси, так ее звали, вежливо поздоровалась с Эллердайс, обращаясь уже ко мне.
– Руни, ты не забыла, что в час дня матч по баскетболу, Чак очень просил прийти и поболеть за него. - Чак – двухметровый парень, бойфренд Лейси, не знаю, с какого он факультета, но судя по тому, что подача мяча у него получается лучше подачи словесного материала, то я склонна думать, что он с того же факультета, с которого и Кира. Староста, словно прочитав мои мысли, протиснулась в комнату, наклоняясь к конькам спортсменки и радостно восклицая:
- Фигурное катание! Чак оценит! – конечно, оценит, нам же, черт возьми, очень важно мнение ее тупого дружка. Сама того не замечая, я встала на сторону Киры, желая оградить ее от общества тупых индивидуумов мира сего.
- Как тебя зовут? Ты же пойдешь с нами? – и прыткая Лейс уже схватила американку за рукам черной толстовки, утягивая на выход. – Руни, чего ты там копаешься, давай быстрее!
Эх, ну может после матча хотя бы удастся перекусить.

+1

7

Стоило бы привыкнуть к некоторым особенностям американцев. У них несколько имен, которыми они пользуются от случая к случаю. Видимо, при рождении девушку назвали Ханна, но если ей не понравится, предоставили второй вариант - Руни. Удобно, наверное. Мне и Кирой быть хорошо. Некоторое время порывалась представиться Юлией, но вовремя одергивала себя и выдавливала два слога - Ки-ра. Сейчас с этим проблем не было, словно я родилась Кирой Эллердайс. А пока мы выяснили кто кому Руни, а кто кому Ханна, обстановка неумолимо накалялась. Я бы рада прекратить завуалированную перепалку, только искра азарта превратилась в небольшой огонек и мне были интересны дальнейшие действия стервообразной соседки.
Вроде пыл угасает, потому что каждая занята своим делом. Я вот вещи убираю, а она ничего не делает. Меня не покидало ощущение недосказанности. Сразу начинаю вспоминать все совершенные за последние десять минут косяки. Порой не слежу за своим языком и у меня невольно вырываются неподходящие да неуместные реплики. Я обычно не извиняюсь за сказанное. Сейчас тоже не собираюсь. Не моя вина, что Руни такой мягкотелый ангелочек.
- Что ещё? - Напор соседки прижимает меня к стене. Я так не люблю. Если пытаешься заставить меня бояться, то тебя ждет вселенский облом, красотка. Вблизи она мне чем-то напоминает Барби. Щеки чуть румяные, будто она только что пришла с долгой прогулки, идеально прямые волосы, наверное, Руни принесла в жертву миллион кукол ради них, и, конечно же, необычайно голубые глаза. Я всё это заметила только сейчас, пока соседка распалялась на речь о том, что можно и нельзя. Если бы Мэри Сью была живой, то это точно была бы. - Да ты факультетская расистка. - Нагло улыбаюсь уголком губ и с пренебрежением перевожу взгляд на кровать, на которой осталось несколько сумок. - Я здесь не для того, чтобы нравиться кому-то. Хм, тем более, тебе. Я не трогаю тебя, ты не трогаешь меня. Надеюсь, мы друг друга поняли. - Вот и познакомились. Недоуменно мотнув головой, возвращаюсь к вещам, которые следует разложить до того, как они помнутся после диких скачек в машине.
Я бережно перекладываю коньки из порванной коробки в чехол. Этого добра у меня предостаточно. Откладывала разбор сумки с техникой до последнего, боясь возможных повреждений. Добравшись до сумки с макбуком, мысленно помолилась за то, чтобы он был в целости и сохранности. Я привязывалась к технике, которая долго служит мне. Всё цело. Я тихо выдыхаю. Кажется, я сделала всё, что планировала. Не мешало бы отдохнуть перед вечерней тренировкой. С каждым днем Талула всё больше свирпствовала, но в хорошем смысле. Не хотелось бы очередной серии подколов о том, что черепаха и то веселее меня. Я только собралась прилечь, как в комнату постучали. Ну прямо идеальная молодежная комедия. Если это подружки Руни или очередной экскурсовод для меня, то прямо сейчас же выпрыгну в окно. Падать, вроде не высоко, авось ещё и без ушибов да вывихов обойдется.
- Надо же. Здесь ещё и культурные люди водятся. Прелесть какая. - Усмехнувшись, но в этот раз по-доброму, сказала я, удобно располагаясь на кровати. Самое время когти рвать, ибо очередного ликбеза по кампусу я не выдержу. Конечно, приятно, что тебя не бросают на произвол судьбы, но всё-таки мы не в лабиринте Фавна.
В комнату ворвался ураган на двух ногах. Серьезно. Видимо, хорошая знакомая Руни, а, может, и вовсе подруга. Киваю ей в ответ на приветствие. Приятная девушка, ещё и вежливая. При слове баскетбол я навострила уши. В школе он обязательно входил в программу для мальчишек, а девушки играли в волейбол. С моим ростом о заброшенном в кольцо мяче можно только мечтать. Хотя я до сих пор могу закинуть его с позиции в сорок пять градусов, если, конечно, никто не отвлекает. В волейболе у меня успехов было больше только из-за того, что я была хорошим принимающим и связующим. С подачами везло куда реже.
- А? Ммм, да. - Поджав нижнюю губу, с небольшим подозрением подтверждаю догадку девушки. - Я? Меня Кира зовут. - Меня уже подхватывают, а я и слова сказать не могу. - Куда? Зачем? Погоди, куда? - Кажется, бесполезно сопротивляться, но последнею попытку я всё же предприняла. - Я только приехала, так что, пользуясь случаем, хотелось бы лечь спать. - Ну и где моя награда за самые нелепые отговорки? За все первые три места. Кидаю укоризненный взгляд на Руни, поддаваясь на уговоры Лейси. Шепотом, чтобы слышала только она, бормочу. - Это начало конца, да?

+1

8

время настроя прицелов на точность,
время проверки на гибкость и прочность,
время просвета и время пути,
время подняться и просто идти.


Не знаю, почему я так взъелась на Киру, ведь, если вернуться в самое начало нашего знакомства и вспомнить первые минуты, то именно я повела себя недружелюбно, откровенно напрашиваясь на хамство. Девушка не виновата в том, что всего лишь не позволила мне ее сожрать. Защитная реакция, я бы на ее месте вела себя гораздо хуже, и слова мои звучали бы более резко и жестоко. Эллердайс же пыталась даже шутить и улыбаться, если бы у меня было хотя бы маленькое, призрачное чувство юмора, я бы обязательно оценила попытку.
В ее шоколадных глазах читался вызов обществу, мне довольно быстро стало понятно, что эта девушка не из тех, кого можно так легко и просто запугать, да мне оно и не нужно. Я не ставила целью унизить или обидеть Киру, я очерчивала территорию и так же защищалась, чтобы в будущем у нее не было желания лишний раз лезть на рожон.
Когда в комнату, словно маленький торнадо, влетела активная и энергичная Лейси Старлинг, я почувствовала напряжение. Знаете, если я сказала ей по глупости, что пойду на матч и поболею за кретина Чака, то это вовсе не значит, что я собиралась претворять свое обещание в реальность.
- Привет, Лейси, эм, вообще-то нет, мы не можем, я собиралась показать новенькой кампус, - староста, в конце концов, не знает, что кампус Кире показали уже не раз вдоль и поперек. И я думаю, если студентку физфака разбудят ночью и спросят, как пройти в библиотеку, она с точностью архитектора, проектировавшего здание, начертит все возможные пути прохода к цитадели знаний.
Лейси меня не слушала от слова «совсем», и виной тому был, возможно, мой тихий приглушенный голос, а может, нежелание быть услышанной и флегматичный настрой. Оставшиеся до пары часы я намеревалась поспать или почитать книгу. Староста, соседка, дурацкий матч – все это меня не волновало. Лейси в свою очередь не волновали планы на мое свободное время. Она уже крутилась около Киры, рассматривая девушку как какую-то новую сумочку от « Chanel», а не живого человека. Я тягостно вздохнула, направляясь к двери, около которой стояла уличная обувь, и не спеша сменила балетки на кроссовки. Старлинг тем временем, дотащив Киру до выхода, отвлеклась на наш стол. Он был предназначен для занятий за компьютером, но на нем стояла ваза с печеньем и круассанами, а также кружка с остывшим чаем. Девушка радостно сомкнула пальцы на одной из булочек, вытаскивая ее и отправляя в рот. Я скептично посмотрела на Лейси, не упуская возможности подколоть зазнобу.
- Съешь ещё этих мягких французских булок, да выпей чаю, - вышло слишком поэтично.
- Руни, ты чего? – закатываю глаза, видимо, приятельница,  все принимающая буквально, моего стеба не поняла.
- Ничего, ничего… - шепчу в ответ, и наше разномастное трио покидает общежитие.
На улице тепло. За что я люблю Калифорнию, температура ниже плюс десяти тут не опускается никогда, даже в феврале, традиционно самом холодном зимнем месяце, дует приятный мягкий ветер, играя с нашими волосами. Лейс и Кира идут впереди, я немного отстаю, предпочитая плеер с композициями «The Smiths» их болтовне. Рот не закрывается преимущественно у первокурсницы-лидера факультета кинопроизводства, так что я еще раз ставлю мысленную галочку на тему невезения Кире с экскурсоводами.
Когда Эллердайс обращается ко мне с фразой о том, что вся эта затея не сулит ничего хорошего, я лишь виновато улыбаюсь и пожимаю плечами. Это же она у нас спортсменка, ей должен понравиться матч, а я просто надеюсь пережить его с минимальными затратами на общение.
До стадиона мы доходим минут за пятнадцать, сопровождающая почти сразу же выглядывает в толпе своего парня и, забыв о нас, словно мы и рядом с ней не стояли, бросается к бойфренду.
- Пойдем наверх? – уже гораздо более миролюбиво обращаюсь к Кире, пропуская девушку вперед. Она такая миниатюрная, что я вообще удивляюсь, как при такой хрупкой конституции можно задержаться в спорте надолго.
Минуем несколько десятков ступеней, поднимаясь на самый верх трибун, где людей еще пока не очень много.
- Подождешь, я принесу нам колу и сэндвичи, хорошо?
Оставляю сумку на скамейке,  и, прихватив только кошелек, сбегаю вниз, разыскивая в плотной толпе ларек с напитками и закусками.
Через десять минут, а может, чуть меньше, когда матч уже начинается, возвращаюсь обратно, подавая девушке стакан с холодной колой и хот-дог с горчицей; не разлить и не уронить провизию мне стоило больших усилий. Свой стакан ставлю на деревянные рейки, придвигаясь ближе к Кире, чтобы скоротать время за разговорами.
- А ты откуда и почему только сейчас в университетский городок переехала? Говоришь с акцентом, - это не придирка, скорее просто любопытно, с каких краев девушка к нам пожаловала. – Умеешь в баскетбол играть?

+1

9

Я всегда знала, что американцы до жути приветливые и дружелюбные люди, но чтобы до такой степени... Мама всегда говорила, что мне нужно дружить с кем-то, вливаться в компанию и не отсиживаться после тренировок в углу с любимой книжкой. Она даже белой вороной называла меня, рыбой, плывущей против течения. Эх, моя милая мама. Когда ты поймешь, что так мне намного лучше? Меня не заботят чужие проблемы, что освобождает от большого эмоционального груза, с которым справиться намного тяжелее, нежели с одиночеством. В одиночестве была свобода и своя красота. Сейчас этой красоты меня лишала длинноногая красотка. Такое ощущение будто она с табуном пони радугу курила. Слишком жизнерадостная и любопытная. Наверное, не зря родители боялись отпускать меня в общежитие. После восемнадцати лет, прожитых в сыром продрогшем Петербурге, тяжело привыкнуть к чему-то перпендикулярно радикальному.
- Да-да, именно так. Я не всё запомнила. - Очередное поддакивание Руни оказалось провальным. Мне хотелось напрямую сказать девушке, чтобы она ушла, но это будет слишком дерзко для новенькой. Однако я обрадовалась, когда её рот закрылся булочкой, и закатила глаза, услышав весьма странную фразу Руни. Вот тебе и кинопроизводство. Возьму на заметку. А Лейси будто не слышала нас и продолжала гнуть свою линию. Понимая, что пришествие Киры на матч неизбежно, я позволила вести себя на игру.
Я шла от девочек и слегка отставала. Все эти коридоры, повороты и завороты не успели отложиться в голове. Запомнить толком ничего не удалось. Помимо нас в сторону зала направлялось с десяток человек. А у нас в школе болельщиков за пятерки заманивали на игры. Не было в России чувства коллективизма, который витал в американском воздухе. У них тут даже талисман есть, подбадривавший кого не лень. Особо яростные фанаты светили своими разукрашенными мордами и выкрикивали девизы то в поддержку своей команды, то оскорбительные в сторону соперника. Я с опаской поглядывала по сторонам, но старалась не терять девочек из виду. В спортзале яблоку негде упасть. Думаю, что нам удалось пройти без особых сложностей благодаря Лейси. Ей махнул парень в футболке, с Руни тоже здоровались, а она не особо тактично делала вид будто не слышит. Видимо, есть причина или их несколько. Лейси довольно-таки быстро забывает о нас. Значит, есть возможность удрать пока никто не видит и головы пришедших забиты лишь предстоящей игрой. Как бы не так.
- Идём. - Соглашаясь, пожимаю плечами и иду к свободным местам. Руки рефлекторно проскальзывают в карманы жилета. Пока толпу озабоченных парней развлекают девушки из группы поддержки, я размещаюсь на скамейке и ожидаю матча. Надеюсь, что хотя бы талисманы команд подерутся или произойдет что-то менее предсказуемое, чем чья-то победа. - Да хорошо, но... - Я уже бросила считать сколько раз мне за день не дали договорить. Шум поглотил то самое НО. Придется через силу есть и пить, потому что коле я предпочитала соки, а сэндвичи ела либо с тунцом, либо с лососем. И не в фигуре дело. Просто мне это невкусно. С другой стороны, Руни просто наводила мосты и я ценила этот поступок, успев сбросить часть негатива от первой встречи.
Матч начался, а её не было. Я с не присущим мне беспокойством смотрела по сторонам, ища девушку. Не могла ведь сбежать под столь нелепым предлогом, да и кто сумку оставляет, когда собирается покинуть здание? Она точно вернётся. Игра не особо отвлекала от мысли, что где-то меня ждет подстава, потому что новеньких, как верно указала Руни, никто не любит. Всё-таки соседка вернулась и не с пустыми руками. Забираю колу и хот-дог. Говорят, что холодные напитки пробуждают аппетит. Может, после пары глотков на меня нападет жор и я не буду думать, что сейчас съем. Стоит Руни подвинуться, как по моей спине пробежал холодок. Пространство, дорогуша, не забывай о пространстве. Отсаживаться мне некуда, иначе окажусь на ступеньках в проёме. Ты слишком близком.
- Из Ванкувера. - Выдаю на автомате. Это словосочетание зазубрила первым. Иногда сама начинаю верить, что переехала оттуда. - Место тренировок было далеко от университета. Я бы не успевала и туда, и на пары. Только сейчас удалось утрясти. - От части правда. Я итак приезжала уставшая. При том, что возили меня, да и я понимала, что нужно было выждать несколько месяцев, как того требовала программа защиты свидетелей, дабы не привлекать лишнего внимания. - Не очень хорошо. В волейбол получается лучше. А вот ты не очень похожа на болельщицу. - Делаю вывод и тяну через трубочку колу. Позади нас сидели два парня, которые отвешивали похабные комментарии, вклиниваясь в наш диалог. - Извините, что я говорю, когда вы перебиваете. Мы вам не мешаем? - Невозмутимо заявила я, повернувшись к двум оболтусам, чьё хихиканье сразу прекратилось. Снова возвращаюсь к Руни. - Слушай, а мы точно не можем уйти? Я так-то не любитель командных видов спорта. Уверена, что в кампусе есть на что посмотреть. - Даю девушке пару секунд на обдумывание моих слов, затем обрушиваю ну просто железный аргумент в пользу побега. - Вам хотя бы к стипендии прибавляют пару баксов за посещение этих игрищ?

+1

10

Сейчас я была от спорта так же далека, как продавец шаурмы от оперы и балета. Да, в моем расписании все еще значились утренние пробежки, я все еще ходила на фитнес, но все, что связано с активным взаимодействием с другими людьми, увольте, не для меня. Я с детства предпочитала фортепиано и книги шумным компаниям с посиделками во дворе или игрой в салочки. К тому же, правила я и по сей день усваивала очень плохо, и с трудом находила общий язык с незнакомыми людьми. Мне было так легче, с некоторых пор принадлежать только самой себе, музыке, струившейся из под клавиш фортепиано, своим стихам, и редким вылазкам на прогулки с Робертой.
С мисс Старк я познакомилась в Вестбруке, небольшом городке штата Мэн, население которого едва ли насчитывает три тысячи человек. Робби уже тогда была девушкой резкой, отчаянной и категоричной. С ней я могла не думать о том, как надо себя вести и что говорить, она меня раскрепощала и по праву могла считаться единственной подругой. Я ничего не просила от нее, она ничем не обязывалась мне, такой вот симбиоз. Со Скарлетт мы общаться практически перестали, ее проблемы с мужчинами так и не нашли отклика в моих беседах, я была недостаточно внимательной и любящей подругой для Стоун, так наша дружба без особых потерь с моей или ее стороны спустя два года тесного общения и развалилась.
Еще одним близким человеком для меня был и остается Мейсон. Парень, которого я знала со школьной скамьи, который под различными, порой глупыми предлогами приходил в наш дом, чтобы просто посмотреть на меня. Это было так мило. Я любила его по сей день. Любила неправильно, не так, как любят другие девушки, но как умела. Жаль, что все закончилось вот так, грандиозным ничем. Он говорил, что приехал за мной из Нью-Йорка, но при этом вокруг него всегда крутилось столько девиц, что становилось тошно и одиноко.
Я иронично усмехаюсь, потягивая газированную воду через трубочку, витая в облаках и вспоминая свой первый поцелуй. Многие девочки целуются в первый раз в пятнадцать, а то и тринадцать лет, меня первый раз поцеловали в восемнадцать. Цветов мне тоже никогда не дарили. И вообще все эти отношения между влюбленными казались мне чем-то чужеродным.
Еще у меня есть сестры, правда, Алиса пропала, и полицейские делают все возможное, чтобы ее найти, а Эльза… Эльза всегда была для меня обузой, я не испытывала к ней ничего теплого, словно она не родной мне человек, а подкидыш какой-то.
Голос Киры выдергивает меня из размышлений, и я улыбаюсь шатенке краем губ, наклоняясь чуть ниже, чтобы расслышать слова. Ее дыхание касается моей щеки, от чего делается немного неловко. Ванкувер, значит.
- Здорово, а я из Нью-Йорка, но никогда не выезжала за пределы Штатов, - с правой стороны от меня приземлилась на скамейку шумная компания, и выбирая между большим и меньшим злом, я все-таки решила, что лучше буду сидеть рядом с Эллердайс, чем с совсем незнакомыми людьми.
- Понятно, - когда собеседница поворачивается назад, чтобы крикнуть что-то парням позади нас, которые без остановки комментировали начавшийся матч своими плоскими шутками, топали ногами и свистели, я вздрогнула от ее резкого жеста и пролила немного напитка Кире на руку.
- Прости, да, конечно, можно и уйти, - если честно, мне без разницы, через два часа у меня пара, а так как день уже окончательно испорчен, то провести его на матче или шляться по кампусу – мне все равно. Правда, с Эллердайс было бы спокойнее, чем в толпе беснующих фанатов. К тому же, как я успела заметить, Кира – человек довольно замкнутый и закрытый, скорее всего, она не меньше моего мечтает оказаться в полном одиночестве. Касаюсь ее руки, вытирая с тыльной стороны ладони липкую колу, - я такая неловкая, а стипендию нет, не прибавляют, - просто все эти люди, этот свист, крик комментатора выводили меня из себя, мешая сконцентрироваться хоть на чем-то одном, будь то соревнование, новая соседка и ее рассказы о прошлом или собственные мысли. Кивнув девушке, я поднялась с места, выходя вперед и «прокладывая» нам пусть через живую стену, состоявшую из болельщиков. Чтобы Эллердайс не потерялась и не отстала, я подала ей руку, вытаскивая девушку из толпы. Минут через пять мы выбрались в относительно свободное и безлюдное место. До наших ушей все еще доносились крики фанатов, в то время как мы стремительно покидали шумные трибуны.
Вернувшись в общежитие, я скидала в сумку тетради, в другую убрала ноутбук, примирительно обращаясь к американке.
- Я пойду подготовлюсь к занятиям в библиотеке, затем поеду к подруге, - Роберта же не откажет мне в гостеприимстве и впустит в шикарные апартаменты брата, который еще и бывший муж Скарлетт по совместительству. – До вечера комната в твоем полном распоряжении, не буду мешать, - произношу немного холодно и грустно. Нельзя винить Киру в том, что она, наверняка, хочет побыть одна и привести мысли в порядок. А я хочу сдохнуть. Вот такая аксимома. Так что, может быть, жить ей в этой комнате единолично, долго и счастливо уже очень скоро.

Отредактировано Hannah R. Larkin (2015-02-28 22:29:13)

+1

11

Шум, доносящийся и плотно сцепляющий, отвлекал от Руни и её слов. Я старалась вслушаться, но почему-то не могла. Более того, думала ещё о том, что она слишком близко ко мне сидит. Вроде ничего противоестественного, но вместе с тем было как-то не по себе. Не могла же я подвинуть соседку в сторону, да и некуда двигать. Мне остается кивнуть невпопад. Надеюсь, что Руни поняла одну простую истину - Кира Эллердайс не является хорошим собеседником. Я могла поддержать разговор, что делала редко. В последнее время люди несли чепуху, а мне было удобнее слушать, чем доказывать что-то. С другой стороны, мы должны когда-нибудь стереть углы противодействия. Пусть знакомство задалось не по типичную сценарию, где через пять минут абсолютно чужие друг другу люди называют себя подругами до гроба и приносят клятву на мизинчиках. Представить себя и Руни подругами? Явно не сегодня.
Это было слишком грубо даже для меня. Представив свой гневный взгляд со стороны, слегка передернулась. Я могу свалить злобу и раздражение на недосып, затянувшийся нудный переезд из отчего дома в обитель беспредела, который по официальным документам назывался общежитием. Мне была непривычна мысль, что окажусь на другом конце города от дома и буду делить комнату с Руни. Не то чтобы я никогда не покидала родителей. Покидала и не один раз, если соревнования идут в счет. Только вот жизнь среди таких же студентов, как и ты, обещала быть совсем иной. Вряд ли она похожа на неделю в отъезде. Я ведь подсознательно понимаю, что вернусь домой, а здесь я такой мысли не могу позволить. Наверное, с таких стенаний начинается самостоятельное плавание каждого подростка. Никак не с хамства и недовольства, которые успела выплеснуть, едва перейдя порог кампуса. И буду выплескивать до момента, когда останусь наедине с собой и без непрошеных гостей, норовящих впутаться в мой и без того плотный график, да показать окрестности университета.
- Если выведешь меня отсюда, то буду очень благодарна. - Добавляю с теплой и неловкой улыбкой, всё ещё стесняясь нагружать лишней просьбой девушку. Я резко отдергиваю руку, когда на неё попадает холодный напиток. Неожиданно и вновь неловко. Вдобавок выбиваю пакет с орешками у парня, который получил порцию отменной злобы от меня буквально пару секунд назад. - Вот теперь точно надо уходить. - У меня вырывается смешок. Я качаю головой, срываясь на приглушенное хихиканье. - Всё в порядке. Давай уже выбираться отсюда. - Вскакиваю со своего места и спускаюсь вниз. Пальцы липнут, что немного неприятно.
Пришлось отойти на второй план. Руни лучше знать как проложить дорогу через неугомонных болельщиков. Очередной неловкий момент. Стою и ловлю гал по сторонам, дабы найти хоть какую-то лазейку и выбраться из сложившейся адской мешанины. Я знала, что это Руни взяла меня за руку, но всё равно это было неожиданно. Не особо сопротивляясь, следую за девушкой, замечая как красиво переливаются её волосы от смешанного света ламп и солнца. Это странно, но бороздить волны болельщиков и быть ведомой ей даже как-то... Как-то интересно что ли? У неё холодные и тонкие пальцы. Мило. Вскоре мы выбираемся из толпы, что перехватывает дыхание от свободы. И подбадривающие, и гневные крики доносились до вестибюля. Нам не до них.
Мы шли до общежития молча. Честно, я не знала, что можно сказать Руни, да и она опять упорхнула в свои мысли. Меня устраивал подобный расклад. Казалось, будто идем не вместе, а по отдельности. Просто случайно поравнялись. Я думала о завтрашнем дне. Новый семестр, на который опоздала из-за соревнований, обещал быть интересным, если верить моим одногруппникам. Лекции и семинары дело полезное, никто и не спорит, но мне хотелось скорого наступления вечера, когда пойду со спортивной сумкой наперевес на каток и встречу постоянно хохочущую надо мной Талулу. Мы до сих пор не пришли к пониманию относительно программ, которые я катаю. Ей хотелось внести в классику новых красок, а мне необходимо было оставаться преданной школе, поставившей меня на коньки. Эдакая дань уважения. Тем не менее, сегодня собиралась пойти на некоторые уступки, так как с каждым днем Талула становилась мне не просто тренером, а близким человеком, который начинает понимать меня, хоть и показывает это весьма странными способами.
- Удачи. - Как-то равнодушно выдала я, но когда девушка оказалась в дверном проеме, то я успела позвать её. - Руни. Спасибо. - Кивнув, я проводила девушку взглядом. Уловив легкую тоску в глазах соседки, слегка нахмурилась. Наверное, что-то неладное с учебой или она пытается привыкнуть к новому сожителю. Хотела добавить, что до её возвращения уйду, но что-то остановило меня. Это будет лишним.
Закрыв за Руни дверь, я обрушилась всем телом на кровать. У меня было несколько часов на сон перед тренировкой. Стоило мне улечься поудобнее и слегка провалиться в сладкую дрему как зазвонил телефон. Проклиная весь свет, на чем стоит, небрежно и лениво беру гаджет со стола. Перевернувшись на спину и нехотя открывая глаза, смотрю на экран, на которым крупными буквами высвечивается - Талула Райдер. Сегодня всё против меня.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » change my friends to enemies