В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Как же не ходить? Они же ждут!


Как же не ходить? Они же ждут!

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Агата и Сонни с компанией
Место: улицы Сакраменто
Время: 7 марта 2015
О флештайме:
Он всё-таки уговорил её совершить ограбление инкассаторского фургона.

- Бонни и Клайд херовы. (с) Фрэнк

http://funkyimg.com/i/UFyG.png

Отредактировано Sonny Pulsone (2015-02-27 18:45:04)

+2

2

Хорошее ограбление можно планировать месяцами... У них с Агатой такого времени не было, оно, впрочем, и не требовалось - Пульс был настолько одержим своей неожиданной идеей, что даже все большинство своих дел на студии переложил на остальных её сотрудников - плевать, даже если за эту неделю Фрэнк ему вообще ни цента не заплатит; если всё пройдёт удачно - они поднимут гораздо больше, а если нет... то деньги им уже всё равно не скоро понадобятся. Сонни ложился с мыслью о предстоящем деле, и с этой же мыслью вставал, наверное, Тату это могло бы даже напугать отчасти - но Пульс словно превратился в настоящего охотника, который не просто мечтал о каком-то необычном трофее, а получил шанс добыть этот трофей. И хотел всё держать под контролем - начиная от плана, который они вместе с Татой составили с таким трудом, за которым он выкурил ни одну сигарету, и людьми, которые будут помогать им в этом "скачке", заканчивая последним патроном, которым будет заряжено их оружие... Сонни входил в азарт - старое, давно забытое чувство; которое, впрочем, он уже не имел права допускать слишком близко к себе - раньше он был просто одним из стрелков, теперь же его чрезмерное увлечение способно было погубить всё дело. Он был ответственным за всё... И на этот раз - не как на суде; не потому, что он сам так сказал.
Впоследствии, от фургона или пикапа они с Татой всё-таки решили отказаться в пользу чего-то более скоростного и манёвренного, способного быстро вывезти их с узких городских улочек сначала на шоссе, затем - снова в густонаселённые районы города, затем - за пределы Сакраменто, на несколько километров от него (неподалёку от того самого трейлерного парка), где было место встречи. Было разработано два различных маршрута для ухода - автомобиля, соответственно, им потребовалось тоже два.
Но самым острым вопросом были видеокамеры - Агата боялась, что её лицо засветится на записи, Сонни переживал и о том, что они отследят пути отхода обоих автомобилей... а решение пришло практически случайно - когда тот самый сарай, на котором он предлагал Тате "потренировать" свою взрывчатку, демонтировали, начав собирать на его месте стенды для стрельбища - и начались сварочные работы. Сварщики. Вот кто прикрывает своё лицо, при этом не вызывая абсолютно никаких подозрений, да и вообще, на сварку, говорят, смотреть опасно для глаз. Правда, маски было всего две; но - даже две маски объяснили бы наличие на лицах всех остальных платки. Запах и железная пыль - на самом деле, всего этого на самом деле не так много, чтобы потребовались средства защиты для лица, но... Вот много гражданских людей, гуляющих по улице в первый субботний вечер наступившей весны, в этом понимает? В общем, Сонни постепенно начинал понимать, как поднялись Фрэнк и Майк - стройка, даже если идёт на твоём собственном заднем дворе, приносит не только шум.
Время отчитывало последние тридцать минут до точки "X". Автомобили были подготовлены, оружие было проверено, маскировка уже была на них - оставалось только повторить план действий, которому необходимо чётко следовать; долго играться в сварщиков-рабочих тоже было некогда - как только кабель будут перерезан, и часть камер городского видеонаблюдения в одном районе города выведет на экран помехи вместо изображения, на место уже поспешит бригада полицейских технарей - у них будет минут пятнадцать до того времени, как они прибудут на место. Этого, впрочем, должно быть достаточно более чем - но к тому времени, как и они, и сам фургон появится на улице, кабель должен быть уже перерезан. Чтобы записать не удалось абсолютно ничего. И тот из них, кто должен был появиться первым - звали Чаки - с кусачками наперевес и продолговатым чехлом за спиной, и в маске, уже пошёл к точке назначения...

Внешний вид + маска

- Всё готовы? Значит ещё раз - Джордж разворачивает автомобиль перед ними, когда они останавливаются - я и Чаки пихаем "башмаки" им под колёса... - Сонни оба приспособления вырезал самостоятельно, из обломков того же самого сарая, обпиливая, обтачивая, прямо на глазах Таты - вот где пригодилась тюремная программа трудоустройства! В итоге непонятного происхождения деревянный инструмент был опробован на строительном грузовике и признан вполне годным. - ...Джозеф лепит муляж взрывчатки на лобовое стекло, Агата прилепит настоящую на замок задних дверей. - вообще-то, пусть хоть потом - кажется, по инструкции им не положено покидать автомобиль, кроме случаев погрузки или разгрузки; но много ли найдётся героев, что захотят умирать по инструкции? Да и, собственно, разгрузка и будет происходить... - Валим инкассаторов, забираем деньги, Джордж и Хил нас забирают - каждый автомобиль следует по своему маршруту. Мы с Агатой - с Хилом, Джозеф и Чак - с Джорджем. На точку сбора с "хвостом" не являться. Действуем... - Чаки перерезал кабель, и начал ковырять что-то - делать вид, что каким-то важным делом занят. Остальная "бригада" разбрелась по своим точкам, чтобы последовать его примеру, а два автомобиля - поехали в сторону двигающегося к ним маркированного бронефургона.
Вскоре Джордж обогнал его, пристроившись спереди, Хил держался позади, чуть на расстоянии. И когда фургон выехал на их улицу и достиг её середины - первый автомобиль резко затормозил, встав поперёк улицы, прям перед фургоном, второй - развернулся позади, перекрыв дорогу назад. А с двух сторон к автомобилю тут же побежали четыре фигуры в рабочих робах... представление началось! Сонни запихнул "башмак" под левое переднее колесо, Чаки - под правое заднее, и тяжёлая машина окончательно оказалась обездвижена. Клинтон шмякнул по лобовому стеклу, прилепив мерцающий муляж с проводами. В салоне бронеавтомобиля началось движение, вооружённые инкассаторы попытались нажать на педаль газа, затем, увидев взрывпакет на лобовом стекле, открыли дверь, попытавшись выбежать наружу - возникла та небольшая заминка, позволившая Пульсу и Чаку расчехлить автоматы и взять автомобиль на мушку...

Отредактировано Sonny Pulsone (2015-02-28 11:24:39)

+2

3

Признаюсь, меня беспокоило предстоящее дело. От чего я вникала во все детали, повторяла про себя каждый шаг и присматривалась к той команде, что нашел Сонни. Среди них был и Джозеф, он, кстати, между делом, ведя философскую беседу и задал мне вопрос: может быть мой страх не столько от ненадежности дела зависит, а от неуверенности в Пульсонне. Я задумалась... а позже пришла к выводу, что да, так оно и есть. Не могу вытравить свое недоверие. Но может это нормально? Мы же с Пульсом не десять лет вместе прожили и даже не год. Так что наш пуд соли еще впереди. Мне просто нужно понять, что Сантино может думать головой, а не только прошибать ей двери, как некоторые считают про него.
Что делать с системой видеонаблюдения пришло к нам быстро: перерезать кабель. От этого, как оказалось, и свет в нескольких домах упадет. Я предлагала и вовсе взорвать всю распределительную будку, чтоб уж наверняка. Но мой горячий порыв не оценили. Ладно, будем действовать без лишнего шума и гама.

День Х.
Я находилась с Хилом в машине, в то время как Сонни с Джозефом и Чаком строили из себя электриков, облаченные в комбинезоны, маски и с горелками. Инструментов у лже-мастеров не было, только пара пустых ящиков, в которых лежали "башмаки". Даже автоматами должна буду снабдить я парней, вынырнув из машины.
Хилл поворачивает за фургоном на улицу, заставленную припаркованными автомобилями. Проезжаем несколько метров, прежде чем легковушка, движущаяся впереди инкассации, совершив крутой маневр, блокирует дорогу. Тут подспевают Сонни с Чаком, подсовывая под колеса "башмаки".
Я синхронно с водителем дергаем черную маску на лицо. Все наши действия идут на счет, как в вальсе. Пока Клинтон цепляет бомбу на лобовое стекло фургона, я вытаскиваю пару автоматов, один передаю Чаку, второй кидаю Сонни.
Внутри инкассаторской машины слышна возня. Наверняка те связываются со своим диспетчером, сообщая о происшествии, а так же уточняют о дальнейших действиях. Но тут мы оказались правы: никто не захочет быть замурованным в фургоне, на который прилеплена взрывчатка, какие бы действия не прописывала их должностная инструкция.
Пульс с двумя ребятами берут на себя водителя и его пассажира, я в это время прихлабучиваю на заднюю дверь кабины уже настоящую взрывчатку.
- В укрытие - командую хриплым громким голосом. Так как рвануть должно прилично, это вам не хлипкий деревянный сарай сносить.
Я юркнула за припаркованную тачку вместе с Сантино, вжимая голову в плечи. Звучит взрыв. Сейчас, помимо перекидывания холщевых мешков с деньгами, начнется самое интересное... То, о чем Чак и Джордж не были предупреждены...


вв: черные джинсы, майка, кожаная куртка с массивным ремнем, маска на лицо

+2

4

Секрет в том, что Сонни сам не был уверен - и с самого начала, ещё только задумываясь о том, как составить план, потому и позвал Агату: как говорится, одна голова - хорошо, а две - лучше. Он участвовал в нескольких ограблениях раньше, то есть, у него был некоторый опыт, но при этом - всё это происходило уже давно, порядочное время назад, Тата же - она моложе, современнее его, и у неё не было тех пятнадцати лет, проведённых в изоляции от общества... Она видела мир немного с другого угла, и это им обоим помогало, когда они составляли план. Угол этот вот продемонстрировал, например, камеры наблюдения. А что касается недоверия и неуверенности - это вообще можно вылечить только временем. Не рискуя - нельзя победить, не попробовав - нельзя ничего увидеть. Потому он и позвал испанку - она могла бы како-то по-другому обойти те моменты, которые он предпочёл бы пробить головой, а не обдумать... и в этом - было его собственное доверие к ней. Проявление благоразумия, если уж не разума...
И в итоге - план отличался от первоначального довольно существенно; некоторые моменты - они с Агатой упростили, некоторые, наоборот, стали сложнее, что-то было переделано, что-то - отработано, они добыли две "чистых" машины под это дело, со складов Таты - приготовлено оружие для всех шестерых; но пока Агата занималась снаряжением - Пульс своё время посвятил поиску тех людей, которых ей и придётся "снаряжать". Насчёт Джозефа - они договорились в свой первый же вечер: мужчина был лоялен Агате, можно сказать, её правой рукой в оружейном бизнесе, верным "номером два", и с Сонни они общались неплохо... и нужно было найти ещё троих.
Сонни потратил два дня на то, чтобы поднять свои тюремные связи. Когда-то, три года назад, Хил сидел через три камеры справа от него... на свободе же - он был водилой; из тех, кто знал город даже лучше, чем собственную пятерню, при этом - не задавая никаких вопросов; так что, найдя его страницу в социальной сети (хвала создателю их и Интернета), Пульс первым позвал его "на дело". Так за их столом появился четвёртый - Хил.
Что касается остальных двоих - это была та часть плана, что они с Агатой доработали уже после, в особенной тишине, напоследок; не сразу поделившись своей задумкой даже с Джозефом и Хилом. Первопричиной всему была жадность. Так вот, Джордж и Чак в их деле были просто расходным материалом - парочка друзей, которых Пульс встретил ещё в то время, когда зарабатывал на ставках на ипподроме, без особых талантов и перспектив, молодые и бестолковые - через пятнадцать минут знакомства с Сонни, приобретя свои квитанции, они уже рассказывали о том, как взяли винную лавку... Дродж неплохо умел водить машину, и на этом его способности, пожалуй, заканчивались; Чак - субъект и вовсе безнадёжный. Они согласились работать дёшево... Подумав, Пульс решил, что даже так - на шестерых получается слишком мало. Да и потом, он с самого начала пообещал Агате и самому себе не привлекать ненадёжных людей, не доверяться треплу - ничего никому не расскажет тот, кто... мёртв.
Сонни и Чак ловят автоматы, поданные Агатой; Джозеф, установив муляж на кабину, отбегает в сторону, чтобы не попасть под перекрёстный огонь...
Тишину улицы нарушает стрекот двух автоматов и крики. Один из инкассатаров успевает на ходу достать ствол, но спотыкаясь, выпускает его из рук, и растягивается на асфальте, и больше не встаёт; другой - силой очереди из автомата Пульса частично оказывается отброшен назад в кабину автомобиля, и теперь оттуда торчит нижняя часть его тела с ногами, и по подножке броневика тонкой, но обильной струйкой стекает кровь... Водитель и пассажир вышли из игры, и даже если от взрывной волны грузовик сойдёт с "башмаков", завести мотор уже никто не сможет. Остался ещё один - тот, что сидит в кузове, и Сонни отступает назад, прикрывая Агату на тот случай, если он успеет открыть бронированные двери. А затем они с ней и Джозефом укрываются за автомобилем Хила, прикрывая головы. Слышится даже не взрыв - скорее, громкий хлопок, и покорёжженные двери дымятся белым дымом. Третий охранник, сидевший внутри, если и жив - то наверняка контужен; добежавший обратно до кузова Сонни, впрочем, не собирается давать ему шанса очухаться, всаживая в него несколько пуль.
А затем - резко разворачивается, и радостные и совершенно неуместные возгласы Чака захлёбываются в автоматной очереди; парень, неестественно взбрыкнув конечностями, как подкошенный, падает на асфальт... А пока Джозеф и Агата разбираются с его другом, Сонни перемещает автомат с опустевшим магазином за спину, запрыгивая в кузов, Хил подводит автомобиль ближе к фургону, разблокировав багажник, и, открыв водительскую дверь, тоже прыгает к Пульсу, помогая переместить мешки в багажник своего автомобиля. Второй маршрут для отхода - это была всего лишь фикция... Собственно, они и первому могут теперь не следовать, если смоются достаточно быстро. Джозеф приходит на помощь третьим, забрасывая наличку в багажник, а затем и в салон машины, когда кончается место. Агате здесь достаётся роль стоящего на стрёме - той, кто первой увидела бы полицейские сирены или автомобиль охраны банка, предупредив остальных. Но, кажется, они успели. Всё-провсё отняло минуты две, не больше, даже жаль, что секундомер никто не включил... Пульс запрыгивает в автомобиль, захлопывая дверь за собой, и скидывает маску - он взмок... но, наверное, Агата не видела раньше, чтобы он так светился, как светится сейчас, чтобы был так доволен, и чтобы глаза его так блестели азартом.
Впрочем... нет - может, и видела нечто подобное. В их совместной постели. Но там было не того, чтобы рассматривать...

+2

5

Получив автомат, Сантино разбирается с водителем и пассажиром, награждая их "медалями за отвагу". Вот ведь работа... на долю секунды подумала я, пожалела бедняг, но затем вернулась к делу. Каждый занимается тем на кого учился, так?
Инкассаторов не спас даже бронежилет, так как выстрелы были произведены буквально в упор из крупного калибра, да и одной пулей  в тело Сонни не ограничивался.
Взрывом сносит замок на кузове фургона. Поднимается дым, но ветром он быстро разносится по улице. По пустой улице, от куда предпочли все разумные и трезвые свидетели бежать. С третьим охранником Пульсоне безжалостно и хладнокровно расправляется, а затем разворачивается к Чаку, заставая того врасплох. Наверняка, мужик и не понял что произошло. Он был в нескольких минут от того, чтобы стать богаче на, порядка, двести тысяч долларов. Уже небось спал и видел куда потратит эти деньги? Казино, выпивка, дорогие проститутки, новая машина? Правда, но Чак не похож на того, кто способен грамотно распорядиться своим имуществом - по крайней мере такое он производил на меня впечатление. А зачем делиться трофеем с тем, кто не приложил ни малейшего усилия?
У Джорджа было больше времени, чтобы понять что происходит. Он поднял ошарашенные глаза, которые стали размером с два блюдца на Сонни. Автомат в моих руках нацелился в сторону водителя.
- Что з... - не успел договорить, очередью я оправляю его на тот свет.
Далее дело уже за мужчинами, которые стали перекидывать мешки. А я стою посреди улицы, на стреме, часто оглядываясь по сторонам.
Проверяю мертвы ли Чак и Джордж. Да, во мне есть месту беспокойства и паранойи. А вдруг кто-нибудь из этих двоих выживет? Тогда будет уже неважно на какой круг лиц мы поделим около полтора миллиона. Но нет, мужчины были железно мертвы. Из документов, конечно, с собой никто ничего не брал - они просто лица и отпечатки. И за счет скользкого знакомства с Сонни, след вряд ли укажет на итальянца. Сколько таких Пульсов они встречали на ипподроме? Мимолетное знакомство, о котором мало кто слышал.
Мое волнение росло с каждым переброшенным мешком в машину. Адреналин заставлял притопывать ногой и я едва удерживала себя, чтобы не начать метаться вокруг автомобиля с вопросами "ну сколько там?"
Две минуты и фургон пуст, на дне только тело охранника и несколько листков - опись из банка о сумме, что сложена в пакеты. Мы запрыгиваем по машинам. Бросать второй автомобиль нельзя было, это, во-первых, лишняя трата средств, во-вторых, улики. Так что мы с Сантино оказались в одном автомобиле, за рулем которой села я. Вторую заняли Джозеф и Хил.
Я давлю на педаль газа, разворачиваясь в два оборота и разъезжаясь с тачкой, в которой сидят ребята (так как из-за перекрытого фургона, было невозможно проехать друг к другу). Конечную точку, место встречи мы знали. Я то успела наездиться в трейлерный парк прошедшим летом. Главное это сейчас не гнать и не привлекать внимание.
- Яхоу! - восторженно выкрикиваю, сдирая с себя маску и кидая под ноги. - Неужели у нас получилось?! - продолжаю ликовать. И тем не менее, вглядываюсь в боковые зеркала и зеркало заднего вида, боясь увидеть преследующий нас мигалки. Не зря же говорят "не говори гоп".
- Сколько там навскидку может быть? - мы уже выехали на шоссе, что вело за город. Финишная прямая.

+2

6

Всё произошло так быстро, что никто ничего и не успел понять, не успел войти во вкус происходящего - это словно выпить пол-бутылки залпом, азарт накрывает уже после того, как всё закончилось, когда держишь деньги в своих руках. В общем-то, оно и правильно. У них был не тот случай, когда стоило увлекаться тем, что делаешь, наоборот, нужно было сделать всё максимально чётко и быстро - любое лишнее действие, движение, даже лишняя эмоция, даже мысль - могла бы стать фатальной. Сонни не хотелось занудствовать на эту тему, конечно; занудство тоже входило в перечень того, что могло бы испортить дело... но вот кто точно очухаться не успел - так это Джордж и Чак.
Если вдуматься хорошенько, то даже из составленного плана становится понятно, что они для него являются всего лишь расходниками, такими вот, как бомба, оружие или автоматные пули, оставленные в телах охранников и застрявшие в обшивке автомобиля. Ведь кто засветился перед камерами? Чак пошёл их выключать. А машина Джорджа была наверняка зафиксирована на видеорегистратор инкассаторской машины. Следовательно, на кого копы могли бы выйти с расспросами?.. А теперь те, кто мог бы с наибольшей вероятностью сдать им остальных, валялись в асфальтной пыли, истекая кровью. Несчастные ублюдки... Они с Агатой просто избавились от слабых звеньев. И это их не красило, вероятно, но - что сделано, то сделано. Хил пересел в автомобиль Джорджа, уступив Агате своё место в гружёной деньгами машине. Он был водителем с талантом - а раз машина была уже была засвечена, когда заблокировала фургону проезд, то и рисковали они с Джозефом сильнее. Своего рода, это тоже отвлекающий манёвр... если копы, успев просмотреть запись, пробьют номера и всё-таки остановят машину на дороге - денег они там не обнаружат, вся добыча у них с Агатой. Вот чтобы у них с Сонни не было соблазна и его нагреть, Хил и потребовал, чтобы во время гонки на время с полицейскими рядом с ним был Клинтон - всё по справедливости... И вот ввтомобиль Хила и Джозефа срывается, поднимая пыль из-под колёс, а они с Агатой, быстро, но без спешки, тоже отчаливают...
- А ты сомневалась!.. - ему самому не терпится заключить свою главную подельницу и любимую в объятия, но с этим он не особо спешит, не желая накликать на них неожиданную беду на дороге, ограничившись касанием плеча ладонью - у неё всё-таки руль в руках. Все они прекрасно справились, план, вызвавший так много споров и сомнений, сработал на ура! Правда вот, проколы обычно становятся заметны уже после, но хочется надеяться, что позаботился он обо всём. Когда они доедут до места, машины придётся уничтожить, как последние улики, которые могут быть найдены, но их не жалко - они их и не покупали.
- Я тебе, может, даже точно сейчас скажу... переоденусь только.
Сонни перебрался к мешкам, на заднее сидение, пряча под ним автомат и маску, и начав стягивать с себя душный комбез, пока Тата вела их к месту встречи - это только ей достаточно снять маску, чтобы перестать вызывать подозрения, он же в таком виде привлекает к себе слишком много внимания, да и вообще, лучше бы вернуть спецодежду обратно как можно скорее, чтобы считалось, что она вообще не покидала стройку, и использовалась даже по назначению, "отмываясь" таким образом - это ведь тоже улика. Пульс переоблачился, засунув комбез к остальной части снаряжения, и позади зашуршало - Сонни прихватил и бумажку с накладными, где была указана вся сумма (по крайней мере, он надеялся, что прихватил именно ту), но только в спешке сжал её в кулаке, поэтому вид эта бумага имела уже вовсе нетоварный. Да и чёрт бы с ней - всё равно её себе на память нельзя оставить. Кстати, жаль... Пульс засмеялся, перебираясь обратно и демонстрируя Агате смятый листок, показывая пальцем на итоговую сумму:
- Смотри, какая цифра красивая. 1.789.543 доллара. - рассчитывать на круглую сумму, грабя инкассацию, вообще не приходится, и на четыре это, кажется, разделится плохо, но получается больше, чем по четыреста тысяч на брата! Если они не упустили ничего, конечно, какая-то мелочь могла потеряться. В любом случае - Сонни давно уже даже близко таких денег не видел. И потому сам чуть ли на месте не подпрыгивал, уже представляя, как ими распорядиться. С этим Пульс не хотел тянуть, к слову, считая не стоит откладывать добычу в долгий ящик, а надо вкладывать, пока вообще есть возможность. Для начала - купить Агате что-нибудь приятное, завтра праздник, как-никак... потом - уже никто ничего не докажет. Даже если догадается.
Хил и Джозеф, добравшиеся до места сходки раньше них, встретили их радостными возгласами - а рядом стояла уже другая машина, не засвеченная перед камерами и готовая к тому, чтобы добычу перегрузили в неё и отвезли в убежище, где уже будет посчитана доля каждого, и дальше каждый из участников дела сам будет волен решать, как с ней поступить и куда деть. А в роли убежища, в второй уже раз, выступал многострадальный старый трейлер. Место, где до тебя никому нет дела.
- Ты большая молодец... - Пульсоне обнял Агату, впившись в её губы поцелуем. Не особо с этим затягивая, но всё-таки желая потратить немного драгоценного времени, чтобы это ей сообщить, пока Джозеф с Хилом перемещают выручку из автомобиля в автомобиль. И за этим совсем не заметил тот взгляд, что Хил на них кинул...

+2

7

Саунд: Fall Out Boy – Centuries

- А ты сомневалась!.. - конечно очковала, не без этого. Но сейчас я все отчетливее понимаю, что за моей спиной дофига мешков с деньгами, прикрытые пледом в клетку. И недавний стресс сменяется восторгом, неудержимой радостью от удачно провернутого дела. Возможно, мне даже не столь важна сумма: пол миллиона, два... главное сам азарт, которых охватывает в такие моменты. Вот она я! Вот мы! Обвели вокруг пальца трех вооруженных людей, не попались полиции. Запомните нас!
Удача... нет, хорошо спланированные действия, вселяют уверенность и самонадеянность. Мне нравится захлебываться в этой львиной гордости за себя и своего мужчину. Как там в рекламе? "Я на коне, а вы нет".
Сантино перелезает на заднее сиденье, в этот момент приходится притормозить. Ему и правда следует переодеться, чтобы не привлекать внимания, да и удобства ради.
Стянув комбинезон, итальянец обращает свое внимание к бумажкам, что прикреплены к каждому мешку, но на все это есть и общая накладная, которую взял в руки Пульсоне. Ну же, что там?! Я кусаю губу и поглядываю на макушку Сонни в зеркало заднего вида.
- Смотри, какая цифра красивая. 1.789.543 доллара.
- Аааа. Охренеть! - я даже завизжала, но потом вспомнила, что за рулем. Нда, обидно и нелепо будет попасть в аварию или, хотя бы, дтп.
Это, получается, чуть больше четыреста тысяч на каждого? Это в два раза больше, чем я прикидывала! О, как приятно, когда твои ожидания не просто оправдываются, а превышаются.
На что потратить средства? Может, это знак, чтобы нам с Сонни купить дом? Правда, тут может возникнуть нюанс с налоговой, но всегда найдется обходной путь - тот же крeдит и выплачивать его из награбленных средств. Только сначала купюры надо, что называется, отмыть. Сдавать такие в банк опасно, вдруг по номерам пробьют, что они краденые? Получается, что совместное жилье отложится еще на месяц-другой. Но о своих планах надо будет сказать Сантино, вдруг он уже передумал делить одно жилье на двоих, вернее на троих, считая Аарона.

Подъехали мы с Пульсом к месту сбора вторые. Интересно, долго ребята нас ждали? Успели уже занервничать? Хил-то мог усомниться в нашей честности и порядочности (особенно после того, как из-за жадности мы расстреляли двоих подельников у инкассаторского фургона). Но у Клинтона, надеюсь, сомнений не возникло, мы с ним все-таки уже два года неразрывно связаны.
- Ты большая молодец... - я-то что? Всю большую часть работы проделал сам итальянец. Я отвечаю на жгучий поцелуй, получая долю благодарности за дело.
- Ну все, хватит нам. Лучше помогите - пробубнил Хил, кидая сразу два мешка в объемный багажник седана.
Мужчины перемещали добычу, а я тем временем "карманным" пылесосом очищала сиденья тачек, чтобы можно было их смело бросить, не боясь, что копы найдут машины раньше, чем за ними приедут ребятки Лео. Пусть средний Монтанелли далее возится с ними, перепродаст по десять раз, номера сменит, перекрасит или вовсе разберет до скелета. За этот предстоящий геморрой и плата была символическая, буквально.

В трейлере, в котором последний раз посетители были пол года назад, мы оказались ближе к вечеру. Уже стемнело. В каких-то вагончиках зажглись огни, но почти все окна были с жалюзями, так что на улице оставалось довольно темно. Это нам и на руку.
Ну и ясное дело, оказавшись в трейлере, под бутылку рома, мы сели считать деньги и делить добычу. Да что там, было просто приятно перебирать купюры в руках, размахивая их веером! А ром все сильнее ударял в голову.

+1

8

Сонни не любил бросать слова на ветер - а учитывая, как многое он мог выпалить в порыве, сочетание становилось и вовсе опасным; стоило ещё раз поблагодарить Агату - за то, что могла отличить одно от другого, и прощала его за те обещания, которые он не мог выполнить. В точности так, как обещал. И даже если "завтра же" растянулось уже на целый месяц, то "найду нам жильё" - это всё-таки было правдой, и от решения своего Сантино вовсе не отказывался, да и своё желание, появившееся ещё задолго до брошенного со злости обещания, помнил хорошо. Да и вообще, чего ради он всё это затевал?.. Они переедут в новый дом. Только Тата права - сделать это надо так, чтобы их потом не развели по разным домам, уже казённым - письма друг другу через тюремную решётку, и свидания раз в месяц, если будут себя вести хорошо, это, может быть, и романтично... но уж точно не так, как сидеть на куче наличности, чувствуя себя королями мира и строя вполне конкретные совместные планы. Бонни и Клайд?.. Адреналиновые наркоманы. Мечтатели. Дело не в деньгах, дело не в том, чтобы их зарабатывать грабежами - а в том, куда потратить... и если бы они хоть раз организовали что-то по-настоящему стоящее - то следующего раза им попросту не понадобилось бы, и так плохо они вряд ли бы закончили. Жили бы где-нибудь... может, на берегу океана, где-нибудь в Австралии, как мечтала Агата?..
Пульсоне знал, на что шёл; или, по крайней мере, ему хотелось бы надеяться, что он правильно рассчитывает собственные силы, что не надорвётся на этом деле и не ошибётся, обрекая тем самым себя и Агату на пулю, тюрьму или жизнь в бегах. Но сомнения на глазах развеивались, как дым от бомбочки, что вскрыла фургон, как консервную банку. Всё получилось. Всё было под контролем. И стоит добавить, без Таты - у него вряд ли получилось бы, во всяком случае - так хорошо, и уж точно - даже в случае успеха Сонни не был бы так счастлив, если бы она не делила с ним его триумф. Наверное, и она так же считала? Они и так многого не смогли поделить. Вернее, наоборот - сделать общим... Обидно было бы видеть в каждом дальнейшем его подарке, свидании или просто, взгляде, насмешку. Вроде бы и мелочь, но такие мелочи часто и являются причиной того, что отношения сходят на нет. Так что Пульс не согласен забирать всю славу себе - вон как Агата старается, и пылесос карманный раздобыла, чтобы даже их волос в салоне случайно не осталось, не то, что отпечатков или других следов, и с автоматами тоже, и когда убедилась, что Чак и Джордж уже точно не встанут - если Сонни делал всю фронтальную работу, то именно Тата была той, кто прикрывала ему спину всё это время, кто смотрела туда, где он не мог увидеть, на что у него не хватало угла обзора или банально - времени. И он мог бы не бояться того, что кто-то его ударит сзади...
И эта идея насчёт Лео - тоже была хороша; небольшой бонус в виде процента сверху - тоже здорово, а он-то хотел избавиться от улик радикальным способом. Агата же нашла более интеллектуальный подход, позволив заработать немного таких купюр, номера которых абсолютно точно не будут переписаны.
В общем... это не каждый из них получал по четыреста тысяч, это они вместе подняли восемьсот. На этот раз - уже действительно вместе.
И на эти восемьсот тысяч, они, пожалуй, могли бы купить не только этот захудалый гнилой трейлер, что сегодня им служил сейфом, но и все домики вокруг... Сонни был заметно возбуждён, а крепкий напиток подстёгивал ещё сильнее, и он даже жалеть начинал, что трейлер настолько тесен - на фоне полумрака, слегка мятых денежных купюр и их шелеста, запаха алкоголя и сигарет, громкого шёпота, возникало желание уединиться с Агатой... как вот тогда, когда они вскрывали небольшой сейф прямо в спальне, и тогда никто им не мешал. Пока что это желание выражалось только в необходимости быть ближе к Агате, чувствуя её рядом. Помня о былой дурной славе этого места, Пульс как-то даже и не решался на нечто большее; впрочем, не будь Хила и Джозефа - пожалуй, он всё-таки решился бы, не боясь воспоминаний про Лолу. Но устраивать для подельников представление сродни тех, что Майкл проводил в своём клубе... Он слишком ревнив, и это больше, чем стеснителен; да и Тата явно будет не в восторге.
А вот Хил, похоже, был другого мнения, не стесняясь подливать Агате вперёд Сонни - даже когда она об этом и не просила, да и вообще, оказывая ей весьма заметные знаки внимания; это и раньше наблюдалось - когда они ещё планировали дело, но сейчас... С каждым глотком его ухаживания становились всё более очевидными, а Пульс начинал всё сильнее закипать, как чайник, сверкать на бывшего заключённого из своего блока глазами, прижимая Тату к себе всё плотнее. Почему вот Джозеф такой херни себе никогда не позволял?..
- Отвали от моей девушки, Хил. - с акцентом алкоголя в голосе, но твёрдо попросил Пульс, и фраза прозвучала как-то неожиданно гулко и жёстко. Пока что попросил... дважды Сонни хорошо не просит, Агате это было известно; Хилу, впрочем, тоже - и довольно давно. А Пульс... Пульс знал, что профессионал он только когда сидит за баранкой.

Внешний вид (а то забыл)

Отредактировано Sonny Pulsone (2015-03-03 14:04:07)

+1

9

Саунд: Arctic MonkeysDo I Wanna Know?

На двоих восемьсот тысяч. Остальное, плюс мелочь, что заплатит Лео за тачки, пойдут на бытовые расходы, да попировать пару дней. Конечно, даже миллиона не хватит на дом мечты. Такой, чтобы находился у воды, недалеко от города, двухэтажный с красивым задним двором и бассейном. Вот и выходит, что как ни крути, а нужно влезать в крeдит. Только этот шаг еще более ответственный, чем жить вместе, ведь в случае расставания, не поделить имущество поровну, как при разводе. Я и задумалась... Кажется, я думаю о совместной жил площади при любом удобном случае: то соглашаюсь, то нахожу причины так и продолжать платить за квартиру на Л-стрит. А Сонни посещают такие мысли? Ведь с той поры, как он в пылу кинул обещание, что мы съезжаемся, на эту тему больше не разговаривали. Неужто мы поменяемся ролями?
Но ладно, долой эти мысли, все это еще сыро, важно то, что сейчас я перебирала зеленые хрустящие купюры, отсчитывая поровну по четырем стопочкам. Занятие это проходило медленно и нерасторопно, мы больше выпивали, смеялись, обсуждали недавнее событие, загадывали о дальнейших событиях.
А Хил... да, я почувствовала его навязчивое навязывание своей личности мне. Он первее Сантино тянулся за бутылкой, "обновляя" и без того полный стакан. Ей богу, я столько не выпью! Если что-то рассказывал, то смотрел первым делом на меня, ловя реакцию. Наклонялся довольно близко, словно нарочно давая мне почувствовать запах его почти выветревшегося парфюма, смешавшегося с потом, алкоголем и сигаретами. Мне не был приятен его запах. Я морщила нос и отворачивалась в такие моменты к Пульсу, тычась ему в ухо.

- Отвали от моей девушки, Хил. - после очередного знака внимания, рыкнул итальянец. Я не упускаю случая оценить реакцию Хила. Тот сначала удивляется, совершенно не ожидая, что хмельную и расслабленную атмосферу прервет резкий голос товарища. Затем меняется в лице, хмурясь.
- Твоя девушка и не против, как мне показалось - наглейшим и самоуверенным тоном произнес мужчина.
Что значит не против? Прозвучало так, будто я ветреная тварь, согласная ему отдаться. Мне стало стыдно. Неужели я себя действительно так веду? Да нет же! Стыд сменился негодованием. Что он о себе возомнил?
- На что ты намекаешь? - не против чего я? Хотя уже догадываясь куда клонит подвыпивший Хил, мне становится неприятно. Возбуждение, теплившееся во мне минуту назад в отношении Пульсоне, тут же сменилось чем-то грязным, противным и липким.
- Да ладно! - громко сказал он, махнув рукой, от чего бутылка, качнувшись, упала мне на колени, расплескав остатки рома на джинсы, а затем, соскочив, как лавина, с моих ногу, подкатилась к ботинку Пульсоне.
Я подскочила на диван, а Хил продолжил, подняв голову на меня вверх: - Ставлю пять сотен, что не будь здесь Сонни, ты готова была бы...
- Тшшшш - громким шипением обрывает Хила Джозеф, что сидел на против. Клинтон спокоен, единственный из нас троих выступающий в роли независимого наблюдателя. Кажется, еще можно уладить назревающий конфликт?..

+1

10

...Пульс знал, что Хил профессионал только когда сидит за баранкой. Или когда вещи касаются дела. Но вот что касается его характера... он не был треплом, не был предателем, и Сонни не позвал бы его, если бы считал ненадёжным - но надёжность не мешала Хилу быть непрошибаемым мудаком, не умеющим остановиться вовремя или отступиться от своих желаний - самоуверенный и наглый тип, прущий до конца, а в сочетании с алкоголем становящийся особенно невыносимым. Наверное, не стоило вообще давать ему столько пить, да и вообще, и самим употреблять во время пересчёта денег; но с другой стороны - нужно было как-то выбросить ту энергию, что скопилась внутри - отпраздновать? Пульсоне совершенно забыл, что у Хила этот выброс происходит немного по-другому. Хотя даже по тюрьме это помнил, у Хила с самоконтролем и получением желаемого, навязчивыми идеями, всегда были проблемы. Такие, примерно, как у клеща, который вцепился в сбитое на дороге животное - оно всё равно умрёт, но паразит уже не отпустит, даже если умрёт следом... Как Пульс вообще забыл о таком свойстве его характера?
Теперь Хил напился. И явно желал увести из уходящего дня не только свою долю, но и "прокатить" девушку, ехавшую с ним за бронированным фургоном в одном автомобиле... и ему было наплевать на то, что она сама об этом думала, плевать и на то, что с ней рядом - его старый товарищ, с которым они несколько лет приятельствовали за решёткой, даже выручали друг друга пару раз.
- Тебе показалось. - всё ещё тихо, но твёрдо и чётко, проговорил Сонни, сжав зубы, и приобнимая Агату, увлекая её ближе к себе, не желая, чтобы она встревала в разговор, чем спровоцировала бы хмельного Хила ещё сильнее, да и вообще, собираясь поменяться с ней местами за столом, чтобы вовсе отгородить её от Хила. Ему было гадко от того, во что он превращал эту ситуацию, обидно из-за испорченного настроения и впечатления, но ситуацию пока что ещё можно было бы всё решить миром... Однако, стоило бы сразу догадаться, что Хил не отступит. Протянув своё "да ладно", чем уже вызвал у Сантино, который тоже был под градусом, приступ ярости, он смахнул со стола бутылку, упавшую на Агату и вылив остатки высокоградусного содержимого ей на штаны - да и Пульсу самому досталось, хотя и незначительно. И если Тата от неожиданности вскочила на диван, то Пульс - просто поднялся из-за стола, да с такой силой, что стол аж вздрогнул, чуть было не перемешав посчитанные деньги и что-то ещё не потеряв со своей столешницы. Кулаки сжимались сами собой. На лбу у Сонни выступила жилка, начав пульсировать в тон его участившемуся и утяжелившемуся сердцебиению... Хил же не унимался, задрав на Агату свою башку. И провоцируя своего старого тюремного подельника ещё сильнее. Зачем Джозеф его оборвал? Теперь уже очередь Сонни задавать вопросы типа "что ты имеешь в виду", и делать это так вежливо, как у Агаты, у него и никогда особенно не получалось...
- Нет уж, договаривай. На что, по-твоему, моя девушка была бы готова, не будь меня здесь? - иными словами - он Тарантино шлюхой сейчас собрался обозвать?! Сантино разжал кулаки - но только для того, чтобы сжать их снова, схватив Хила за воротник его кожаной куртки, слегка приподняв на себя. Пусть это похотливое говно в глаза ему посмотрит, когда он с ним разговаривает!.. Какой там уладить конфликт - он уже набирал полный ход.
- Наверняка Агата красиво у шеста может, а?.. - ухмыльнулся в ответ Хил, спрашивая сразу у обоих мужчин в комнате, продолжая глядеть на испанку... вот ровно тем взглядом, каким клиент стриптиз-клуба глядит на танцовщицу - месяц назад, когда они были у Майка, могли этого понаблюдать вдоволь. И похоже, что его воображение окончательно выходило за грани разумного, раз он решил, что здесь будет нечто подобное... это было уже не единственным, что не умещалось в пределах.
Трейлер чуть не перевернулся, когда Хил влетел в противоположную стену кухни, отправленный туда кулаком Пульсоне. Взбешённый Сонни даже слов в себе никаких не нашёл, просто тут же подобрав с пола бутыль, которую тот уронил со стола, и с силой швырнув её следом, в Хила, разбив о его лоб вместе с остатком собственного здравого смысла. Их тесный, прокуренный и пропитый, пахнувший перегаром и преступлением, мирок в виде этого трейлера окрасился в этот момент в кроваво-красный цвет... Если Агата и будет танцевать стриптиз - так только для него; остальные даже говорить так не смеют!.. Особенно в его присутствии. И не говоря уже про намёки на секс... никто не будет сравнивать его любимую с грязной стриптизёршей или шлюхой!
- Я тебе дам "пять сотен", обмудок!!! - кажется, Джозеф ещё дёрнулся, чтобы его оттащить, но Сонни уже ринулся к Хилу, усевшись на него сверху и начав навешивать ему сочные удары по лицу, раз за разом, плохо контролируя силу и чуть лучше - направление... кажется, на третьем посыпались зубы, а затем - послышался какой-то хруст, и нос Хила слегка изменил форму, и из ноздрей кровь полилась - с соплями вперемешку. Это приостановило Сонни, отрезвило, и он, взяв Хила за шиворот, подволок его к ногам Агаты. - Извинись перед Агатой сейчас же...
А Хил, вместе с густком крови, глядя на неё со злобным и нездоровым блеском в глазах, выплюнул единственное слово на испанском:
- Puta.
И даже если бы Сонни не успел попрактиковаться в испанском, ему несложно было догадаться, что оно означало. Хил согнулся пополам, закашлявшись, когда кроссовок прилетел ему в живот, а следующий удар ногой пришёлся ему прямо в голову, отпечатавшись подошвой на его ухе; и останавливаться на этот раз Пульс уже явно не собирался, продолжая втаптывать его в пол трейлера... кажется, случай на кухне "Dollz" его мало чему научил.

+1

11

Если Клинтон считал, что ситуацию можно нормализовать, то я в такое заблуждение не впадала. Хила, может я не знала, но Сонни за время наших отношений понять успела. Если его что-то завело, то все, рушатся стены, падают крыши. Это в ссоре со мной мужчине хватало трезвости не распускать кулаки, не провоцировать, а вот в общении с другими, итальянец забывал, что такое "стоп". И не важно кто перед тобой: друг, незнакомец, поддельник или даже андербосс - влепит каждому. А что будет дальше? Вопрос на миллион.
Но сейчас я поддерживала Пульсоне в желании раскатать лицо Хила. И, возможно, готова была броситься на наглого мужика вперед Сантино, но устояла. Мою честь пусть отстаивает мой мужчина.
А вот и первый удар, от которого обидчик пролетает пару метров, врезаясь в кухонные ящики. Он пытается удержаться, удивительно, но у него это даже получается! Только своими ручищами сметает несколько тряпок и банок со столешницы.
Я все еще наблюдаю за ситуации с дивана, вжимаясь в стенку, когда Пульс тянется за бутылкой. Он кидает ее в голову Хила замахом, которому позавидует любой регбист. Трейлер наполняет нецензурная речь. У Хила еще хватает сил сопротивляться, он выставляет руки вперед, тут и Джозеф пытается разнять мужчин, но не успел, так как Сантино уже ринулся на бывшего заключенного, сшибая его с ног.
- Ай, черт - выдыхаю я, когда слышу неприятные звуки, от них пробегают мурашки и, если б это была просто передача по ТВ, я ее незамедлительно переключила. Но нет, все происходило здесь и сейчас. Треск костей, затем уже становится понятно, что Сонни врезает свои кулаки в что-то липкое и мокрое. Чавкающие звуки... меня от них воротит.
Сантино похож на Халка. Зеленого мутанта, что ударом руки сшибает стены и ломает черепа. Халка почти невозможно остановится, когда он в ярости - тоже самое и с Пульсом. Тем не менее, Клинтон пытается, хватает его за плечи, и итальянец поднимается на ноги, волоча ко мне Хила. Но нет, пожалуйста, уберите его. Я кривлюсь, глядя на избитого парня.
- Извинись перед Агатой сейчас же...
- Перестань! - ненавижу, когда извинения выбивают. Эти слова ведь не будут искренними, правдивыми. Эти слова никому не нужны, мне так точно. Он принесенных извинений будет только еще противнее. Хотя, может, это метод унизить обидчика? Правда, я бы придумала другой способ.
А Хил, кстати говоря, оказался стойким гаденышем. Кусок дерьма, который даже с расквашенным лицом, лежа на полу умудряется продолжать гнуть свою линию.
Да, не нужно знать испанский язык, чтобы понять что выплюнул из своих уст мужчина. Я принимаю его оскорбление на свой счет, хоть разумом понимаю, что повода для того, чтобы сравнить меня со шлюхой, я не давала.
Сонни снова продолжает череду ударов. На этот раз ботинком. Пол заливается кровью. Брызги алой жидкости оказываются даже на диване, на ботинках, на моих джинсах.
Я по стеночке, сметая с полок и столов стоящие там предметы, отхожу дальше в угол. От каждой встречи кроссовка Пульсоне с телом Хила, моргаю. Итальянец его убьет, удваиваю ставку! Но я и не думаю спасать жизнь бедолаги, у меня даже таких мыслей не возникало. Словно валяющееся тело, которое с каждой секундой сопротивлялось все меньше и меньше, это просто груша для битья. Мешок, который можно и нужно лупасить.
Первым "отрезвел" и понял ситуацию Клинтон: - Сонни, хватит - мужчина одергивает его за локоть.
- Он уже не сопротивляется - резюмировал Джозеф, приложив силу и оттащив Сантино к противоположной стене.
А мой взгляд не сходил с кроссовок Сонни, которые были измазаны в крови, будто их окунули в краску...

+1

12

На губах чувствовался привкус соли и металла... По крайней мере, Сонни отнёсся к Хилу, как к человеку. По крайней мере - он дал ему шанс извиниться, замять эту ситуацию, пусть не без потерь; но этот самодовольный кретин, даже избитый до сотрясения мозга, им не воспользовался, оскорбив Агату - на этот раз уже в лицо и в глаза, чем вывел Пульсоне на абсолютно новый уровень бешенства. Странно, но... так ведь не всегда было. В тюрьме ведь он дважды думал, прежде чем бросаться в драку; словно это нечто, этот гнев на всех и каждого, вырвался из-за решётки вместе с ним, и постепенно он начинал становиться проблемой и для него самого, разрушая их с Татой отношения, каждая такая вспышка его ярости была ударом и для неё тоже - увы, Сантино только понимал это слишком поздно... Но извинения? Вряд ли от Хила они дождутся какой-либо искренности. В том месте, где они с ним провели немало времени, сила - вообще самый понятный из аргументов, во-первых; во-вторых - кто он такой для Агаты, и кто такая Агата - ему, чтобы он вообще стал бы извиняться? Получил бы свою долю и свалил обратно к себе домой... А Сонни это не нравилось. Это означало бы - что его девушку этот урод оскорбил безнаказанного.
От Джозефа Сонни поначалу попросту отмахивался, как от назойливой мухи - лучше бы вообще не лез, не хотелось бы, чтобы и помощник Таты пострадал, особенно за правое дело; и ему пришлось почти повиснуть на здоровенном Пульсе, чтобы остановить его от избиения туши Хила ногами... но вот затем, когда его всё-таки удалось оттащить, Сантино замер, медленно успокаиваясь, не сводя взгляд с туши Хила - или... с того, что осталось? Пульсоне тяжело дышал, и даже на лбу его выступил пот; сбитые - а может, и поцарапанные хрящом или даже костью - костяшки саднили, он не зелёный был вовсе - а красный, перепачканный в крови их водителя, замершего на полу безвольной тряпкой...
- Отпусти меня. - уже спокойно (с поразительным контрастом спокойствия, учитывая, что только что произошло) попросил Сонни Джозефа, взгляд при этом переведя с пола на Агату, глядя в её глаза, даже и не зная, что хочет в них найти. То, что произошло только что - это куда почище того, что случилось на кухне. Пульс опустился возле Хила, повернув его голову к себе... но кровавое месиво на месте его лица напоминало черты Хила Эрвина уже лишь отдалённо. Хотя когда-то мешок с костями и мясом, распластавшийся перед ними на полу, да ещё и протекавший, к тому же, звали именно так. Когда-то Сонни даже мог бы назвать его своим другом... сейчас его заплывший взгляд не выражал уже ничего. Один из зрачков и вовсе лопнул, расплывшись... Хил был мёртв.
Говорят, перед смертью человека у него в памяти пролетает вся жизнь... успел ли Хил разглядеть за кулаками своего бывшего приятеля хоть что-нибудь из своей? Или Сонни и за него сейчас видит те воспоминания - о том, когда они с ним носили ту одежду, что выбрали за них?
Пульс был в шоке. Пожалуй, даже и в большем шоке, чем находилась Агата сейчас - в его глазах вдруг появились слёзы, которые, впрочем, удалось сдержать, но поднимать взгляд на Тату он не решался, хотя, признаться, немного её поддержки в этот момент ему явно не помешало бы. Терять кого-то небезразличного, с кем прошёл через что-то - всегда нелегко, но вот самому стать причиной его смерти... Сонни ощущал чувство вины. И из-за этого - на этот раз уже ему хотелось сбежать прочь, подышать свежим воздухом снаружи трейлера... покурить. Сильнее всего хотелось курить. Только дрожащие пальцы сигарету едва умудрились выцепить...
- Он мёртв. - поднявшись, заключил, понурив голову, не глядя ни на Агату, ни на Джозефа. Хил - мёртв, и с этим теперь тоже надо что-то делать. Прятать тело. Убраться здесь, долю его разделить - кажется, они с Татой всё-таки добрались до миллиона долларов совместными усилиями; если, конечно, стоит считать усилия совместными и в дальнейшем - потому что Пульсу на самом деле страшно, что она от него уйдёт из-за того, что случилось. Она уже не один раз прощала ему его гнев, но то, что случилось только что... кажется, он и сам себя ещё не скоро простит.
Вот он - первый прокол в плане, казавшимся идеальным. Продумав и само действие, и варианты отхода, и позаботившись о том, чтобы никто их не выдал, Сонни всё-таки упустил из виду одну деталь: человеческий фактор. Чувства - свои собственные, и к Агате, и вообще; как и характер Хила... Плохо слушавшимися пальцами, Пульс всё-таки попалил кончик сигареты, делая глубокую затяжку. После криков и резких звуков, в трейлере повисла гнетущая тишина, и каждый звук, нарушавший её хоть немного - пугал; потому и не хотелось издавать никаких случайных звуков. Эдакая минута молчания и жестокости... и отчаяния? Возможно, потому что обычно донельзя уверенный в себе Сантино сейчас не знал, что ему делать дальше. Впрочем, нет, представлял, конечно, что необходимо сделать; но не хотелось сейчас делать совершенно ничего. Вдруг ощутив на себе усталость и тяжесть, которую снять с себя труднее, чем скинуть перепачканную в крови одежду и вымыть руки...

+1

13

Саунд: Lorde – Everybody Wants To Rule the World

В этой комнате свет тебя не настигнет,
Держись за мою руку. Стены начнут рушиться,
Но я буду с тобой, когда это случится.
Так здорово, что нам почти удалось...
Так грустно, что они все разрушили...

Как странно получалось... я только сейчас поняла, что мы с Сонни в равном положении: он не может контролировать меня, у меня не получается удерживать в нем его гнев. В итоге, все квиты. На самом деле, я считаю, что контроль и ограничение свободы не самое доброе в отношениях. Не зря говорят, что запретный плод сладок, хотя это вовсе не означает, что я одобрю, если Пульс захочет разнообразия на стороне.
Так вот, возможно, отчасти следуя правилу о свободе, я и не пыталась остановить итальянца? В нем бы застрял этот комок ненависти, гнева, злости. Правда, если Сантино каждый раз будет выплескивать так свои эмоции... мир поредеет, навскидку, на несколько тысяч человек. Ищу ли я себе оправдание за то, что не так разговаривала с Хилом, не так действовала, за то, что допустила их драки? Да, пожалуй, отчасти. Только эта вина смешивается с злорадством, желание быть отомщенной, по итогу получается не самый вкусный коктейль из растерянности, стыда, хладнокровия.
Клинтону удается справится с Сонни, когда к тому пришло слабое понимание о содеянном. Небольшая пауза. Кажется, я слышу как бьются наши сердца. Все, кроме одного...
Сантино опускается к телу, прощупывая пульс. Если Хил окажется мертв, а мне думается так и будет, дальнейшие действия ясны. Но если он будет еще дышать? Что тогда? Ринутся тут же его спасать, заводить мотор, везти в больницу. Там придется соврать, что мужчину избили хулиганы. Может придет полиция, возникнут вопросы, проблемы. И не факт, что Эрвин в конечном счете выживет. Готова ли я добить лежачего, если окажется, что его сердце еще стучит?..
- Он мёртв. - звучит подавленный голос. Меня отпускает. Хорошо, что ничего не придется делать, не надо ставить точку, Пульсоне поставил ее самостоятельно.
Черт, а ведь Хил был ему приятелем. В нем итальянец был уверен, что называется, надежный человек. Оказывается, уверенности не достаточно, есть и другие факторы.
Поднимаю глаза на Сонни. В давящей тишине трейлера щелкает зажигалка. Вижу по глазам мужчины, что каким бы подонком Хил не был, как бы алкоголь в нем не говорил сегодня, Пульс не ожидал и не хотел его смерти. Шок меня отпускает, зато он нависает над гангстером.
Я подлетаю к Сонни, под ногами шуршат осколки битой фирменной бутылке из-под рома. Чертыхаюсь мысленно. Заключаю мужчину в объятия, сцепляя руки на шее, а ладонью обхватываю его затылок, позволяя спрятать лицо в моих, растрепанных за день, волосах.
- Значит, так и должно было быть - шепчу ему на ухо, хотя мой голос все равно слышен Джозефу - настолько тихо в помещении.
- Я с тобой - и пойду до конца.
Запах сигареты давит на легкие, дышать становится трудно от смесей запахов. Надо двигаться дальше, пока усталость не одолела нас.
- Надо здесь все прибрать и... - взгляд на распластанное тело - И избавиться от него. - самое простое это закопать, нечего выдумывать иного. Эрвина вряд ли станут искать ни полиция, ни друзья. А, следовательно, нам в ближайший лес. Благо, трейлерный парк богат на непроходимые заросли и за окном темень.

+1

14

Везти в больницу?.. Нет уж, этого Сонни точно сделать не позволил бы - не из-за злорадства или ненависти, а просто потому, что это могло бы завалить им всё дело, последнее, что им сейчас следовало бы делать - светиться на публике; да и сомнительно, что хулиганы бы так сильно кого-то отметелили бы - если только не полные отморозки или психопаты. Впрочем... Пульс и сам не планировал доводить Хила до такого состояния. По крайней мере, пока тот не назвал Агату шлюхой - тем самым и произнеся свои последние, предсмертные, слова. Сонни не ощущал жалости к Хилу, тот, в конце концов, был таким же, как вон Джордж и Чак - да таким же, как и все они, - очень уж близким человеком он ему не был, обязанным жизнью он ему тоже не являлся; дело в другом - Пульсу стало страшно. Сложно сказать, из-за чего именно - может, из-за того, что это могло бы убрать из его жизни не только Хила, но и Агату тоже; а может, потому, что вполне осознавал сейчас, что она будет права, если бросит его после такого - страшно было за собственное психическое состояние, за гнев, который становился проблемой. Брюс - ладно, он заслужил такого отношения с его стороны, но этот случай... Пульс не просто убил, а сделал это случайно. Потому что вышел из себя. А дальше? Через неделю, месяц, год, не случится ли того же самого, например, с Дексом? Вот кто бесил его одним своим присутствием. И может хватить одного такого всплеска, одного удара, чтобы Аарона оставить без родного отца... Да и без матери, возможно - если вдуматься глубже. Агата не будет неправа, если уйдёт от него прямо сейчас, это решение нельзя назвать немудрым и неправильным, Сонни это начал понимать только сейчас, глядя на Хила, превратившегося в отбивную. У них с Татой, у каждого, свои недостатки; неизвестно, удастся ли их искоренить, но... хотя бы признать - уже немало.
Но она не бросает его. Не покидает трейлер, как могла бы, не бежит, как часто поступает в растерянности, и не превращается в игнор, не делает вид, что он просто перестал существовать... Агата спешит поддержать его, Сонни крепко обнимает её в ответ, прижимаясь лицом к её плечу; только сигарету держит осторожно, чтобы не обжечь её или не прожечь одежду. И не останавливает то, что она - облита ромом, а он - весь в чужой крови...
- Значит... - шепчет ей на ухо в ответ, и касается кожи тёплыми, но сухими губами. Они, все трое, протрезвели враз... Им теперь больше будет. Жестокая и меркантильная мысль, но ведь - не отказываться же от денег? Пусть даже они и с кровью. Некоторые купюры, кстати, и впрямь оказались слегка забрызганы её каплями; но, как говорят, деньги не пахнут. Поднимая голову, Сонни тушит истлевший бычок, прямо об столешницу, и обнимает Агату ещё чуть плотнее, касаясь её затылка ладонью. Он благодарен ей. За то, что она с ним.
- Тебе надо переодеться... - касается мокрой джинсы поверх её бедра. И ему не помешало бы сменить одежду, конечно, но из всех вариантов есть только их "рабочие" комбезы - они ведь не предполагали, что придётся менять костюмы ещё раз... Для Агаты и вовсе нету ничего подобающего, она утонет в спецовке Джозефа, или тем более, Пульса, как в мешке. Впрочем, это, наверное, всё-таки лучше, чем ходить мокрой?
- А если кто-нибудь когда-нибудь спросит про него... - Сонни начал приходить в себя, и по мере того, как возвращалось присутствие духа, потихоньку появлялось и здравомыслие. - Он разбился на обратном пути. - на одной из тех машин, что в "Живой стали" разберут по винтикам - тут всё равно никто уже ничего не докажет. Того, что они расстреляли Чака и Джорджа, уже не скроешь, но если выяснится, что он убил Хила - на репутации Пульса, да и Агаты с Джозефом, это отразится не очень хорошим образом, и на следующее дело, если оно будет когда-нибудь, с ними попросту может никто и не пойти - а кому захочется быть убитым, или уже тем более, забитым до смерти? Ребята Ринальди и Альтиери их и так вон особо не жалуют. Так что, и для них тоже, Хил - разбился. Поддавшись азарту, не справился с управлением; а они, выковыряв его из покорёженного автомобиля, закопали в лесу - не бросать же на дороге, и не везти ведь в больницу? Тот, кто будет интересоваться его судьбой - если будет когда-либо, - поймёт. И доказать что-то уже вряд ли сможет... дерьмо случается, в общем. Пульс скинул свою куртку, набросив её на лицо Хила, или на то, что от лица осталось... Завернуть-то его даже не во что. Может, из тех же самых мешков, в которых хранились деньги, и сделать некое подобие савана, чтобы их ткань кровь хоть немного впитала? Она достаточно плотная. И хоть и темень - теменью, а вопросов в этой местности задавать особо не принято, но чёрт знает, жители соседних вагончиков тоже могут быть потревожены шумом, доносившимся из трейлера номер 15. Лучше будет, если они увидят что-то серое и непонятное, чем вполне конкретного покойника.
- Схожу за лопатой... - благо, что он трейлер за летний период успел выучить, как дом родной, и помнит, что и где тут находится. А воровать друг у друга, к счастью, у местных тоже не принято.

+1

15

Ладно, что случилось, то случилось. Повернуть время вспять невозможно, Хила не воскресить. Может, ему повезло больше чем нам? Ему вот не придется за собой убирать. В трейлере работки, конечно, даже для троих много. Столько крови... Вытирать кровь не самое мое любимое занятие, признаюсь. Потом руки трудно отмыть. И я не в переносном смысле говорю, ведь на этот счет я забила еще лет пять назад, когда дошло во что вляпалась.
- Тебе надо переодеться...
- Не во что - сумев окончательно вернуть спокойствие и ясность ума, ответила я. Да мне и не столь критично, как Сонни, который был испачкан в красном. В бутылке были жалкие остатки рома, не насквозь же я промокла. Так что не видя смысла изобретать велосипед и играть в маскарад, я даже и не думала думать о смене одежды, тем более на комбинезон, что на три четыре размера больше.
- Он разбился на обратном пути. - я согласно закивала. О том, что убийство подельника вызовет дурню славу и обречет нас троих на недоверие, я как-то и забыла. Но только с этим возникают следующие нюансы: если Эрвин разбился на автомобиле, возвращаясь домой, мы каким образом оказались рядом с ним? Ехали следом? Нет, звучит неубедительно. Были в одной машине?.. Это уже более выигрышный вариант.
Но чтобы мы в итоге не придумали, главное рассказывать одну и ту же историю.
А может Хила и вовсе бросить в тачке в каком-нибудь кювете?
Пульсоне ушел за лопатой, а мы с Клинтоном начали убираться в фургоне. Я кусала губы и думала о Хиле. Вернее о том, как убедительнее обставить его смерть. Да, понимаю, особо участных и любопытных насчет его личности не будет, и все же, плохая ложь всегда бросается в глаза.
- Сантино - я поднялась на ноги, отвлекаясь от вытирая полов, когда вернулся итальянец - Скажем, что в машине мы были вчетвером. Водителю, Хилу, повезло меньше всех - я едва заметно пожала плечами.

В трейлере мы провозились около часа, если не сказать больше. Идеальную чистоту навести не удалось, но мы и не задавались такой целью, главная задача чтобы при беглом взгляде не было понятно, что здесь произошло убийство. Чтобы, войдя в домик на колесах, не в ступить в лужу крови. Все остальное ерунда. Впереди нас ждал ожидал еще нетерпеливый Эрвин, который, как бы кощунственно это ни звучало, наконец обрел качество терпимости. Да, покойником присуще умение ждать. Но обычно времени нет у тех, кто находится рядом. Будь то родственники, хоронившие дедушку, скончавшегося от инсульта, или такие преступники и гиблые люди, как мы.
Мертвое тело мужчины завернули в грязный коврик. Он-то, коврик, и до сегодняшней ночи не блистал чистотой, а после того как на нем повалялась окровавленная туша уже просто кричал о том, чтобы от него избавились.
С телом отправились разбираться Джозеф и Пульс. Они вытащили тело, запихнув его в багажник автомобиля, и уехали. Я осталась ждать их в фургоне, а также охранять деньги. Деньги, которые мы поделим уже на троих. Алчность во мне говорила, что случайная смерть Эрвина это не так уж и плохо... 596 514 долларов посчитала я на калькуляторе конечную сумму. Все, далее увеличивать этот куш более не хочу. Клинтон и Сонни были мне дороги. Дороже, чем их доля от состоявшегося ограбления.
Пока мужчин не было, я открыла пару окон, чтоб проветрить, да решила попробовать что-нибудь приготовить. К сожалению, припасы фургона были скудными. Несколько пачек круп, макароны, две банки консервов. Нет, лучше потерпеть до дома, к тому же домик на колесах все более и более вызывал у меня отвращение.
Я вышла на улицу, взяв сигарету, что до отъезда Сонни попросила мне оставить. Закурив, умастилась на ступеньках фургона, вглядываясь в темноту грунтовой дороги и ожидая что вот-вот должен появится свет фар.

+1

16

Бросить Хила в автомобиле - это, фактически, дать медэкспертами, что будут изучать его тело после того, как его обнаружат, чёткий ответ о том, что с ним случилось, что было причиной его смерти, и скорее всего, полиция и наводку получит неплохую про былое ограбление - про которое наверняка уже крутят по новостным каналам, радио и в Интернете пишут, а завтра - ещё и в газетах напечатают. Они-то сумеют понять, что причиной смерти была никакая не авария - даже если они машину сумеют каким-то образом хорошенько разогнать перед кюветом; будет видно или по тормозному пути, или по его отсутствию, что машина не управлялась, они смогут по повреждениям определить, что Хил не разбился, а был забит до смерти - по отпечаткам на лице, по повреждениям черепа, ещё как-то, неважно, Сонни не мог бы сказать, как они это делают; главное - что смогли бы определить уж точно. Был, конечно, другой вариант - сжечь его вместе с машиной, огонь неплохо заметает следы, но... зачем? Проще не оставлять следов, чем заметать их. Да и прятали они Хила не от полиции, в первую очередь, а от его возможных друзей-приятелей, на случай, если кто-то - не прямо сейчас даже, но однажды, - будет его разыскивать. Их будет проще обмануть, и будет проще объяснить, почему они его закопали... а если тело найдут, неважно, в каком состоянии - случай предадут гласности. Гласность - вообще худший из всех их врагов.
- Хорошо... так и скажем. - кивнул Сонни Агате и Джозефу, внося сложенный комбез и пару тяжёлых ботинок взамен кроссовок. Вообще, что кто-то будет про него спрашивать, кажется настолько маловероятным, что тема и обсуждения такого не стоит - но лучше перестраховаться. Кто бы вот мог подумать, что Пульсоне забьёт насмерть одного из своих старых знакомых после ограбления? Случайно? Случай, может, не один на тысячу - жадность часто является причиной того, что бывшие подельники и партнёры начинают рвать друг другу глотки, но один на сотню - пожалуй, точно. И тут уже сложно сказать, что негативнее повлияло бы на их репутацию - жадность, или как раз сама случайность происходящего? Хил уже точно ничего не скажет. А мёртвого охаять - дело несложное, но такое мало кто одобряет, и даже поэтому - мало кто верит.
А с него самого, пожалуй, должок за сегодняшний вечер - и Агате, и Джозефу.
Пульс переоблачился обратно в то, в чём был "на деле", только верхнюю часть пока накидывать не стал, завязав узлом на поясе - футболка, прикрытая курткой, кровью почти не замаралась, а так, да ещё и в темноте, его вид будет вызывать меньше подозрений. Впрочем, если учесть, куда они заехали - можно даже сказать, что он оделся по местной моде: для многих, если не для большинства из этих хилбилли, комбенизоны всех мастей - это рабочая униформа, для кого-то даже и одежда повседневная, потому что денег на нормальные штаны скопить - тяжелее, чем купить банку пива, да и зачем, если штаны и так есть - казённые?..
Вот и насчёт казны, кстати. Им ещё предстоит долю отдать "наверх" - так что с тем, чтобы делить добычу на четверых, тоже ещё не стоит торопиться и радоваться.
Сонни и Джозеф отъехали на несколько километров от трейлерного парка, выбрав место потише, где вряд ли кто-то наткнулся бы на могилу даже случайно, затем съехали с дороги, и Пульсоне выбрал место для будущей могилы - что сказать, тут что у него, что у Джозефа, глаз был, можно сказать, уже намётан. Не первое тело, которое каждый из них закапывал; и наверняка не последнее. Стоит надеяться, что не последнее... лучше уж зарывать самим, чем если закапывают тебя.
- Спасибо, Джозеф. С меня за это всё, - Сонни сделал круговое движение рукой, показывая вокруг могилы. Подразумевая и саму могилу, и поездку, и труп, который они везли, и загаженный вечер, всё сразу. - причитается. - и помощь его, разумеется. И говоря про долг, Пульсоне не имел в виду деньги или что-то ещё более вещественное, как бутылка коньяка или виски, например, нет - его долг стоил больше, Клинтон впрягся за него, и теперь, если он его попросит об услуге - Сонни уже не в праве будет ему отказать. Это одинаково работает и на воле, и особенно - в тюрьме, где расплатиться чем-то вещевым - вообще проблема, и потому - "ответная услуга" там чуть ли не самый ходовой товар. Нигде польза от наличия должного тебе не ощущается столь остро, как там...
Закопав Хила, вместе с курткой Пульсоне, Сонни и Джозеф вернулись обратно к трейлеру... даже жалко становится стараний Лолы, честно говоря - полгода назад она навела там такой порядок, а они за один вечер устроили такой погром, что стало чуть ли не хуже, чем было, кровью всё залив. Но ещё сильнее обидно - за то, что приятный для Агаты вечер, её азарт, её радость - да и радость всех их - вот так перетекла обратно в говно. Трейлер - ладно, конфетку слепить всё равно можно только из шоколада. Джозеф вошёл в домик первым, а Сонни задержался, присев рядом с Агатой перед входом, и приобняв её... Она снова начала курить - и за это он тоже чувствует свою вину. Слишком много нервов, и причиной для многих - он сам...
- Ты решила приготовить что-то? Пахнет... варёным. - Пульс улыбнулся ей. Заботится. Отмывает кровь, которой он всё перепачкал, пока он зарывает труп - ну, разве это это не говорит о том, что он нашёл себе идеальную любимую? Или почти. Идеал недостижим, потому что люди всегда хотят чего-то большего... Вот и Сонни неожиданно стало как-то не по себе из-за сигареты в её руках - не то, что неприятно, нет, скорее - грустно. И он, осторожно вытащив её из её пальцев, отбросил её в сторону, на лужайку, даже не притушив, и коснулся её губ поцелуем.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Как же не ходить? Они же ждут!