В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Can I sail through the changing ocean tides?


Can I sail through the changing ocean tides?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Код:
<!--HTML-->
<div class="htmldemo"> 
<center><div class="sacth">
<div class="postcolor"> <link href="http://fonts.googleapis.com/css?family=Playfair+Display" rel="stylesheet" type="text/css">

<center>

<div style="margin: auto; width: 365px; height: 425px; overflow: auto; background-color: white; padding: 30px; border-top: 3px #e6e6e6 double; border-left: 3px #e6e6e6 double; border-right: 3px #e6e6e6 double;">
<img src="https://38.media.tumblr.com/61de77c9d2ba90bc3260b9aec2cc0cf0/tumblr_nkgeh96At21u92dlto1_400.gif" width="300px">
<div style="padding: 10px 30px; text-align: justify;font-family: 'Alegreya SC', serif; font-size: 11px; line-height: 10px; color: black;">
<div style="width: 300px; padding: 5px; background-color: #2E64FE; font-family: 'Playfair Display', sans-serif; font-size: 10px; color:#FFF; text-transform: uppercase; "><center>Can I sail through the changing ocean tides?</center></div><br>
<ul><font size="2">
<li> Phoebe White & Momo Honda</li>
<li> где-то на побережье Тихого океана </li>
<li> апрель 2015 г. </li>
<li> неопределенно темное время суток (9 p.m. - 1 a. m.)</li>
<li> за бортом +7, безоблачно</li></font>
</ul><br>
<div style="width: 300px; padding: 5px; background-color: #2E64FE; font-family: 'Playfair Display', sans-serif; font-size: 10px; color:#FFF; text-transform: uppercase; "><center>Can I handle the seasons of my life?</center></div><br>
<ul>
<li> <p>Горе никогда не сближало людей так, как честное признание в собственной надломленности.</p></li>
</ul>
<p>Больная рефлексия и общая беспомощность иногда приводит к зарождению новых связей. Некрепких, временных, но более важных в сию секунду, чем алкоголь в стакане или отражение солнца на бледном спутнике Земли.
</p></div>
</div> 
</center>  </div>
</div></center>
</div>

Отредактировано Phoebe White (2015-02-28 15:53:34)

0

2

Стою и чувствую, как взрослею,
У стен есть плотность и глубина,
У плоти есть под корою змеи,
Улыбка Кали слегка злобна.
Остра печаль, одиноки черви,
Безликий сфинкс не пускает слез,
Веревка - это не просто вервие:
Внутри и так перепилен трос.

По трассе куда-то на запад ехал фургон, а следом за ним неслась Фиби на мотоцикле. Она не выезжала за границы города уже так давно, что даже не уточняла, куда они едут и зачем. Когда ей предложили присоединиться смутно знакомые лица, она просто согласилась и отправилась следом, не- задавая лишних вопросов, не заезжая домой, чтобы собраться или выспаться после смены. Ей надо было просто уехать отсюда. Ей надо было просто ехать.
Спустя около двух часов, проведенных в пути под утренними лучами солнца на проклятой земле, Фиби чувствовала себя вымотанной, выжатой, вывернутой. Она чувствовала себя содержимым желудка, что пытается вырваться обратной дорогой, но не может. Ее переваривали ферменты солнца, соленый воздух и нехватка сна.
- Вот мы и приехали. Заходите, - радостно зазывал какой-то мужчина, занося в дом пакеты с продуктами и ящики с выпивкой. Кажется, это был его дом, кажется, у этого сборища даже был повод для встречи. Кто-то сразу отправился помогать на кухню, какие-то люди объявили войну месячной пыли. Фиби же стала посреди комнаты музейным экспонатом, наблюдая за радостной суетой вокруг сквозь прикрытые веки. Ее существование растворялось в вальсе частиц пыли, сверкающих в желтом свете, ее мысли таяли, путая людей вокруг с теми, кто забылся в алкогольном сне в баре ее вчерашней памяти. Суета делала человеческие оболочки полупрозрачными призраками, и Вайт была единственным плотным объектом в сгустке этих линий. Это уже не Сакраменто. Кто-то взял из ее рук шлем, предложил поспать.
На лестнице она столкнулась с какой-то низкой азиаткой, которая от неожиданности уронила фотоаппарат. Видимо, Вайт выглядела так же, как и чувствовала себя – плоским подражанием на человека. Ковры, проглотившие звук шагов, лишь ухудшали всю ситуацию. Фотоаппарат Вайт поймала чудом, глядя на вещь в своих руках с непониманием произошедшего. Впрочем, ей не пришлось долго задумываться о том, что это и откуда появилось в хватке ее холодных пальцев так стремительно и незаметно, камера в скором времени оказалась в руках ее владельца. Фиби устало подняла голову, переводя непроницаемый стеклянный взгляд на девушку, и зависла где-то в щели пространства между минутами. Время замедлило ход. Незнакомка что-то говорила, но Фиби ее не слышала и не собиралась слушать, звуки обтекали ее тело, не достигая понимания. «Красиво», - выплюнуло сознание свою оценку, обозревая приятное лицо и движение мимических мышц, и, как только это слово подвело черту, девушка поспешила дальше, боясь, что ее уставшие ноги прирастут к ковролину. Она проплыла мимо красивой незнакомки, когда та даже не закончила свою реплику. «Красиво» - повторилось эхом в голове.
В комнате ее тело рухнуло в объятия затхлого запаха давно неиспользуемой кровати, а мгновением позже ее сознание померкло. В одежде, на не застеленной старой кровати, в чужом доме, покрываемая слоем пыли, Фиби спала прерывистым неспокойным сном.
Дом жил своей жизни. Новые запахи то появлялись, то исчезали. На столах появлялась еда. Вещи перемещались из комнаты в комнату, из шкафа в шкаф. Двери постоянно хлопали. Человеческие фигуры рассекали воздух. Солнце проходило свой небесный путь. Фиби впитывала сквозь сон каждый смешок, каждый стук, каждый слог, каждую недосказанность. Она провожала внутренним взглядом каждого человека на ее этаже невидимым хмурым псом. От того, проснувшись в холодном поту, она не чувствовала приятной полноты, ее разум поставил галочку в списке напротив строчки «сон», но тело упорно твердило, что это был не отдых, а еще одна рабочая смена или, как минимум, марафон. Ее начало ломать. Трезвый сон давно не приносил удовольствия.
Опустошив свои запасы, Вайт спустилась вниз. Натянуть улыбку и быть «собой». Натянуть улыбку и забыть обо всем.
- О, кто пришел! – раздалось где-то совсем рядом. Фиби не очень прилично отшутилась, подмигивая хозяину вечера, и скрылась среди толпы. Все улыбаются, всем, должно быть, весело, но Фиби так и не прониклась этим. Не через час, не через три. Она улыбалась, смеялась и подыгрывала, но все равно чувствовала себя лишней. Как ворона среди голубей, что пытается покормиться не ей брошенным хлебом. И вроде бы птица, и живет жизнью не лучшей чем у голубей, а из толпы все равно выбивается, и непонятно, почему еще не клюет глупых дальних родственников, отвоевывая свое. И как ворона за чужим столом, Фиби не клюет и не борется, она бежит. Берет из бара две бутылки виски и один стакан и вылетает из дома прочь, пока ее никто не видит.
На ней серая кофта, которую она сняла с чьих-то плеч, кожаная куртка и потрепанные брюки. Ей невыносимо холодно, но возвращаться обратно и искать что-то еще или хотя бы обувь нет никакого смысла. Это обман ее тела и тут ей не поможет никакая одежда. Ей можно лишь напиться до беспамятства, до страшнейшего отравления в ее жизни, можно развести костер где-то в груди и поддерживать в нем пламя, пока оно не выжжет ее всю изнутри.
Океан сегодня был спокоен, волны ритмично выбрасывались на берег, искажая отражение серпа луны. Можно было бы войти в воду и молить небеса о помощи, но Вайт была еще слишком трезвой, а вода в океане была ледяной. Дружелюбность океана была так же обманчива, как ощущение холода на берегу. Океан съест тебя и это будет проявление высшей милости с его стороны. Ты растворишься в нем и в его обитателях, ты станешь чем-то большим, чем являешься сейчас.
Фиби уже выхлебала приличное количество виски, смеясь внутри над человеком, что не пожалил раскошелится на неплохой виски, когда кто-то подошел и сел рядом. Взгляд девушки скользнул по лицу гостьи, в голове всплыло «красиво». Вайт не стала задавать очевидных вопросов, никто просто так не выходит в одиночку из дома, полного жизни, чтобы полюбоваться равнодушным океаном. К океану ночью идут либо безумцы, либо влюбленные, что, по сути, одно и то же. Идут, чтобы скрыться. Вайт молча протягивает начатую бутылку своей гостье. Так они и сидят какое-то время, не произнося ни слова, не издавая ни звука. Они просто пьют. Какое-то странное единение разливается на берег. Им не надо ничего говорить, они уже – часть этого побережья. Вместе со своими невеселыми мыслями, растрепанными ветром волосами и алкоголем.
Фиби зарывает свои босые ноги в холодный песок и решает нарушить монолог волн. От внутреннего напряжения и гнета собственных мыслей на глаза наворачиваются слезы, но она не плачет. Конечно, выглядеть хуже она не станет, если расплачется, это-то после сна с косметикой и всего выпитого, но она не плачет. Слез недостаточно.
- В Тихом океана есть "дьявольский треугольник". Этот океан занимает 49,5% всего Мирового океана и на него приходится больше половины всей его биомассы, недалеко от нас находится большое мусорное пятно, еще имеется замечательное радиоактивное место, в котором в свое время погибло от онкологии более восьмисот тысяч человек. Здесь рождаются и погибают миллионы каждый час, а он все равно называется Тихим. А как по мне, нет ничего громче Тихого океана. Тихий океан - это улыбка Кали.

Отредактировано Phoebe White (2015-02-28 19:13:47)

0

3

Момо сидела дома, перечитывая все счета и неоплаченные квитанции. Среди доброго килограмма этого напыщенного, напоминающего о том, что всё хуже чем могло бы быть дерьма, девушка насчитала пять "писем счастья". На них не экономят - печатают на красной бумаге, упаковывают в красный конверт. И всё это лишь для того, чтобы в очередной раз напомнить получающему о его бедности. И никчёмности. Ведь сколько бы достоинства не имел человек, он слишком жалок, если не может сам оплатить себе жилище. Общество медленно ломает гордого, но бедного человека. Общество губит, давит тех, кто отличается от всех. Это ужасно. Слишком ужасно когда на тебя ставят клеймо из-за работы. Ты можешь быть самым добрым и прекрасным на свете, но как только люди узнают о том, что ты не работаешь ни учителем, ни врачом, ни менеджером, люди отрекаются от тебя. Даже те, кто был лучше других. Все они идут за стадом.
И вот, гордая но надломленная Момо вновь и вновь перечитывала "письмо счастья", когда её телефон завибрировал, извещая о входящем звонке. Лайла, восторженная стилистка из "Rio", весёлым голосом оповестила Хонду о том, что в скором времени собирается к Тихому океану, дабы отдохнуть от "всего этого... Ада". Стены собственного дома давят, Момо хочет зарыдать, а напиваться в одиночку не вариант - слишком велик риск того, что девушка очнётся где-нибудь на трассе, без денег и документов. Пляж, океан, куча молодых людей. Идеальное место чтобы нажраться и забыть о проблемах. Минутные раздумья, взвешивание всех "за" и "против", и вот Момо уже в компании весёлых подростков, младше её самой лет на шесть. Но бесплатная стриптизёрша ещё ни одну вечеринку не испортила.
- И вот, мы с ним сидим под луной, я прошу сказать что-нибудь романтическое, а этот хам такой:"У червей три губы". Так он девственником и остался, представляете? - Все смеются.
Момо молчит, уставившись в окно. Мимо пролетают дома, другие машины, мотоциклы. А подростки смеются, повторяя какой-то бред о девственности и о том, что было бы лучше, если бы парень просто стянул с девушки одежду.
- А когда девственность успела стать грехом? - Не оборачиваясь, всё так же наблюдая за машинами, спрашивает Хонда.
Всё затихло. А потом по машине пронеслась волна шепотков и смешков. Момо буквально чувствует, как кто-то сверлит её взглядом. Они такие жалкие. Зависимые от денег людишки, сделали из первозданной чистоты грех. И наоборот - разврат считают чем-то лучшим,  высшим. Из разврата устраивают соревнования. А приз какой? ВИЧ? Глупые, они могут жить нормальной жизнью на деньги, которые им присылают родители. Может поездка была не самой лучшей идеей?
Час и сорок три минуты пошлых шуток и "туалетного" юмора и вот Момо чувствует свежий океанский воздух. Машина тормозит, люди всех полов и цветов весело кричат, выгружаясь из машины. И только теперь Хонда замечает, что за ним всё время ехал некто на мотоцикле. "Надо было брать свой пикап" - слегка запоздала думает Момо. Дом открывается, все вваливаются внутрь. Хонда за ними.
Побродив по дому какое-то время, Момо задерживает свой взгляд на одиноко стоящей девушке, обдумывая, стоит ли подходить. Её, наверное, пригласили чисто для количества, как и Хонду. Так и стоят - девушка и Момо, существуя в одной маленькой вселенной, не пересекаясь. Видимо, Хонда слишком долго просто пялилась на незнакомку, потому что в какой-то момент ощутила тяжесть ящика с пивом, вручённого ей. Его тут же забрали, но Момо успела прихватить бутылку. Взглянула на этикету. Сэкономили. Отдала бутылку кому-то другому.
В такие моменты Хонда чувствует себя покинуто. Она часто просто останавливается и смотрит. Смотрит на людей, на их весёлую суету,  на натянутые улыбки, на холодные, но горячие объятия. Слишком реальны и нереальны одновременно, ведь все фальшивят. Все есть сплошное стадо, идущее за самым умным животным. Утром Сьюзи обнимает Кэтрин, а вечером эту Кэтрин мечтает утопить в туалете. Утром Тед целует Лидию, а вечером имеет в туалете Сару. И всё это люди делают за спиной самых близких. Слишком реальны и нереальны. Слишком живы и мертвы. Слишком чисты и грязны. Момо всегда старалась быть настоящей.
- Так-так, а вот теперь и пообщаемся. - Говорит кто-то. - Лайла, расскажешь о своей немногословной подруге?
Хонда вздрагивает, словно выходя из транса. Окружающие опять люди. Не стадо.
- О, обычно я не веду себя ну... так. Момо. Меня зовут Момо.
Хонда натянуто улыбается, когда незнакомка проскальзывает мимо неё, в комнату. Хонда вздрагивает опять, когда хозяин дома, улыбаясь, приглашает её сесть."Как стадо. Он улыбается, хотя не вспомнит меня через час."
Момо вновь улыбается, подходит к дивану, садиться. Вокруг все заняты чем-то, без дела сидеть скучно. Её больше не втягивали в продолжительные разговоры, хотя Лайла как-то пихнула девушку локтем, прошептав.
- Больше не веди себя как Момо, ладно?
- Ладно.
- Они дружелюбные, вот увидишь. - Лайла улыбается.
- Они уже забыли моё имя.
- Эй! Ты опять ведёшь себя как Момо. Делай то, что делаешь на сцене,- Девушка указала двумя пальцами на уголки своих губ, растянувшихся в фальшивой улыбке, - улыбайся. Играй. Это у тебя получается лучше всего.
"Ведь ты всего лишь шлюшка" - добавляет мысленно Момо. Не вести себя как Момо. Не быть Момо. Быть стадом.
Хонда поспешно поднимается, когда хозяин дома предлагает играть на раздевание. Не важно, во что. Главное, чтобы все девушки остались без одежды.
На улице хорошо, пахнет океаном и свежестью. Где-то далеко остался город и проблемы. Осталось всё, что так или иначе волновало девушку. Теперь есть только она и море. И незнакомка. Та самая, она поспешно выходит из дома, зажимая в руке бутылку. Не важно чего - спиртного или сока, сегодня можно всё.
Момо садиться рядом с незнакомкой, принимая бутылку, отпивая виски. Алкоголь туманит разум. Так только лучше. Океан кажется таким спокойным, умиротворяющим, но потом незнакомка произносит.
- В Тихом океана есть "дьявольский треугольник". Этот океан занимает 49,5% всего Мирового океана и на него приходится больше половины всей его биомассы, недалеко от нас находится большое мусорное пятно, еще имеется замечательное радиоактивное место, в котором в свое время погибло от онкологии более восьмисот тысяч человек. Здесь рождаются и погибают миллионы каждый час, а он все равно называется Тихим. А как по мне, нет ничего громче Тихого океана. Тихий океан - это улыбка Кали.
- Повсюду умирают люди от голода или жажды, а богачей это даже не заботит. Каждый день на улицах нашей страны убивают или насилуют. Каждый день сын может украсть у матери и получить пулю в лоб от отца. Тихий океан назвали так только потому, что увидев его впервые, люди не заметили ни волн, ни штормов. Так и с нашей страной. Она считается лучшей, а "американская мечта" - эталоном всего, что только может пожелать смертный. Ради этой мечты могут убить. И убивают каждый день. Однако никого это не отпугивают, ведь всё, о чём думают люди - деньги.

0

4

Океан вторил ноткам голоса незнакомки, вторил, не соглашаясь и не опровергая ее слов. Океану было все равно на суть, он просто был. И был прекрасен. Прекраснее, чем Фиби когда-либо могла стать, даже если бы захотела. Сильнее, чище, мягче, резче. Фиби же всегда была недостаточно хороша или плоха, чтобы быть квалифицированной в хоть какой-то разряд. Фиби всегда была просто недостаточно. Она не верила в абсолют, она верила в его полное отсутствие. Верила в себя как в Бога, а это значит, что в глубине души так или иначе задавалась вопросами, почему же она покинула саму себя в той или иной ситуации, и придавалась сомнениям в собственном существовании.
Холодный ветер растрепал ее волосы и унес истерический смешок от волн.
- Нашу страну основали пуритане, для них богатства, достаток, доход – это символ божественного благословения. Так было раньше, так осталось сейчас. Обвинять богачей в безразличии – лицемерие. Каждый человек думает лишь о себе самом. Подавая нищему, он не думает о бедности и бескорыстии. Он думает о том, какой он молодец и какой это плюс в его карму. Отправляясь в Африку к голодающим или страдающим от лихорадки Эбола, в лучшем случае человек ищет реализации. По сути, все мы хотим быть нужными, замеченными, оцененными, все мы ищем признания и самореализации. И все мы думаем лишь о себе. Даже сейчас слушая меня, ты думаешь о себе. И это абсолютно нормально.
Вайт ухмыляется океану. Делает глоток, возвращает стакан в песок и протягивает ледяную руку незнакомке.
- Фибс – доченька богача, которая ни разу в своей жизни не подала ни одному нищему, не спасла и даже не подумала спасти ни одну душу. Тебе не должно быть приятно со мной познакомиться.
Девушка одаривает Хонду долгим затуманенным взглядом и закуривает сигарету. Проклятая бесконечная рефлексия сжирает Вайт изнутри кусочек за кусочком. Она ненавидит свою рефлексию, потому что в ней она ходит по кругу и не видит конца, итога или вывода, это лишь бесконечная инвентаризация ее несуществующих косточек. Периодически она узнает о себе что-то новое, но ее суть никогда не удовлетворяется результатом и начинает все сначала снова и снова. А это выматывает и раздражает.
- Хотя знаешь, мне все же приятно познакомиться с тобой. Но это вовсе не означает, что я уверена в собственной честности сейчас, - она выпускает горький дым уголком губ, направляя его по ветру. – Я так часто притворяюсь кем-то, кем не являюсь, что уже и сама не уверена, где же настоящая я. Мне нет нужды притворяться. Но я это делаю лучше, чем дышу. Мой отец – хороший человек, он настрадался в этой жизни за нас двоих. И я могла бы быть его гордостью, его наследием. Наследием с большой буквы Н. Я могла бы уже завтра бросить свою работу, выбросить свои шмотки, избавиться от сигарет и всех знакомых. Начать жизнь с чистого листа. Купить домик где-нибудь в тихой местности, возможно, недалеко от какого-нибудь озера. Получить экономическое образование, помогать отцу. Или серьезнее заняться искусством. Знаешь, я создаю абсолютно бессмысленные скульптуры, которые почему-то принимают.
Фиби шмыгает носом и отворачивается от Момо. Подумать только, она рассказывает что-то действительно честное какому-то абсолютно незнакомому человеку. Хотя так, наверно, легче. Так правильнее. Вайт не рассчитывает, что они могут встретиться, она почти уверена, что все это забудется к утру, так или иначе. По крайней мере, она сама надеется забыть, вычеркнув очередной вечер из своей памяти.
- А еще да. Я могла бы жениться или выйти замуж. Даже смириться с ролью хорошей жены и не изменять. Нарожать детишек. Может быть, даже смогла бы вырастить из них хороших людей. И это все было бы правильно. Но самое дерьмовое то, что даже если я приму этот курс, этот план действий. Даже если решу откопать где-то там, в свалке всего того, что я сама разрушила, остатки от зародыша человека. То это намерение завтра же утром будет растоптано мною же первым делом. Потому что меня начнет ломать. Потому что все, о чем я буду думать, это доехать до Сан-Франциско быстрее, быстрее найти точку и купить неважно что, неважно за какую цену и у кого. Потому что я не хочу правильной жизни. Не хочу человечности. Я мечусь между любовью и ненавистью к себе и не вижу разницы между двумя этими чувствами. Видишь то стадо в доме? Я – одна из них. И я постоянно создаю вокруг себя хаос и бедствия, потому что не терплю тишины. В ней я всегда слышу себя. И от этого мне тошно..
Фиби сжимает руку в кулак и к концу всего сказанного выделяет каждое слово так четко, как не выговаривала их даже на семинарах по фонетике. Каждое слово дается ей тяжело, каждое слово распаляет  огонь в мозгу. А этот огонь не греет. Сигареты тлеет в руках медленно, но верно. Фиби вспоминает о ней только сейчас и докуривает несколькими большими затяжками. Она не получает удовольствие от курения, просто так надо, просто так привычнее. И это успокаивает.
- Я оставляю после себя столько дерьма, что даже начала этим гордиться, - она разжимает руку и смотрит на красные следы от ногтей. – Поэтому я не хочу об этом думать. Поэтому я предпочитаю сейчас бессмысленно смотреть на океан и считать, что он – улыбка Кали. Что он громкий. Что эта ночь, этот холод, этот ветер, эта тьма, океан – это Кали. И что мне нельзя завидовать океану, потому что мне до него далеко.
И сколько бы горечи не смешалось сейчас с виски внутри девушки, а берег остается тихим и отстранено холодным. Этот вечер их принимает, хотя они не принимают его. Фиби начинает злиться на себя за все сказанное и обдумывает способы заставить Хонду забыть каждое слово. "Забыть? Она и без тебя это сделает, если ты исчезнешь", – твердит внутренний голос, и Фиби наливает себе еще, расплескивая свое топливо откровения мимо стакана. Она была бы не против выслушать историю Момо, . Выслушать, чтобы чувствовать равноценность обмена, чувствовать, что это вообще был обмен, а не просто дар. Бартер мыслями. Вайт не любит делать бессмысленные дары незнакомым людям, даже если они очень красивые. Все красивое в этом мире опасно. Но девушка все равно отпускает эту ситуацию.
Она слишком устала все контролировать.
- Ты можешь ничего не говорить. Это необязательно.
Фиби закуривает новую сигарету, предлагая ее своей гостье, и не собирается никуда уходить.

0

5

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Can I sail through the changing ocean tides?