В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Справедливость должна восторжествовать!


Справедливость должна восторжествовать!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Alfred Gideon и Helen Hamming
Место: Офис Альфреда Гидеона
Время: 5 марта 2015 год
Время суток: полдень. Что-то между 12.00 и 14.00
Погодные условия: солнечно
О флештайме: Накануне, ночью 4 марта, Хелен, возвращавшуюся с теннисного корта, изнасиловали в собственном доме. Имя преступника ей было прекрасно знакомо. Не далее, чем 24 февраля она была с ним на свидании, но оно закончилось не очень приятно - мужчина стал распускать руки. И если бы поблизости - а точнее в этом же ресторане не обедал Гвидо - неизвестно что бы случилось. В лучшем случае Закари ударил бы ее при всем честном народе. В худшем ... в общем худшее уже случилось. 5 матра утро и день Хелен провела в больнице, уехав туда вместе с Монтанелли часов после трех, а точнее - она просто сбежала. В общем Гвидо провел в ее доме весь день и всю ночь - предложив свою защиту.
А на утро миссис Хэмминг решила, что ей надо что-то делать, потому что передвигающийся по городу маньяк - опасность для общества. В больницу к ней, конечно, приходил офицер, задавал вопросы, от которых до сих пор тошно. Но женщина не могла довериться рядовому сотруднику. Ей было важно, что бы над ней не посмеялись - а услышали.

Отредактировано Helen Hamming (2015-02-28 21:50:03)

+1

2

День начался так же, как и всегда. Надоевший звонок будильника оповестил супружескую пару, что пора вставать. Мужчина протер глаза и сел на край кровати. Время на часах показывало пол восьмого утра. Альфред нырнул в тапки и вскочил на ноги. Он открыл шторы и взглянул в окно. Погода хорошая, всего пару дней назад наступила весна. Значит, все будет хорошо. Настроение и так прекрасное. Шеф полиции повернулся и вышел из комнаты, направившись по коридору к лестнице вниз. Шум отовсюду давал знать, что началась старая добрая семейная суета. Сейчас дети, как всегда, наперегонки будут рваться в ванную. Они были уже достаточно взрослыми, но по-прежнему позволяли себе жаловаться друг на друга родителям, со смехом наблюдающим за всем этим беспределом.
Каролина накануне пришла поздно вечером, вся вымотанная, поэтому сейчас Фредди первый дошел до кухни. Он заварил кофе, после чего же сразу принялся готовить себе тосты. Только себе не потому, что он был эгоистом, ни в коем случае, а потому, что все остальные члены семьи предпочитали другую пищу на завтрак. Хотя на обед или ужин все без проблем могли есть то, что приготовила мама. Или папа, что, правда, случалось порядком реже.
Мужчина подошел к входной двери дома и открыл ее. На пороге лежала газета. Ежедневно проезжающий тут курьер всегда радовал Фреда прилежным выполнением своей работы. Он уже давно взял себе на заметку познакомиться с этим прекрасным человеком, но все пока никак случая не представлялось. Семья уже довольно-таки давно жила в этом доме, и папа уже успел познакомиться с несколькими предыдущими разносчиками газет, но с последним, который вроде бы устроился на работу не больше месяца назад, все еще не судьба. Более того – Гидеон не знал, даже не подозревал, как тот выглядел. Нужно будет как-то в будний день встать пораньше и пойти на улицу встретить незнакомца.
Глава полицейского департамента вернулся на кухню. Любимая жена уже расхаживала по помещению. Кофе заварилось, да и тосты оповестили, что уже готовы. Альфред налил напиток себе в чашку, сложил парочку поджаренных кусочков хлеба на тарелку и сел за стол. Он важно развернул газету и взглядом уткнулся в первую статью. По сути, ничего интересного, все как обычно, тем не менее, быть в курсе дела – жизненно необходимо. Особенно, если ты – начальник полиции всея Сакраменто. Впрочем, если ты занимаешь эту должность, а в городе произошло что-то очень шокирующее, тебе тут же сообщат – еще раньше, чем эта новость объявится в средствах массовой информации. В этом-то все преимущество столь великой должности. А, возможно, в каком-то смысле и проклятие. Нельзя сказать, что Фред получает особое удовольствие, когда посреди ночи ему звонят и говорят, что ту или иную важную городскую особу грохнули десять минут назад.
Позавтракав, мужчина быстро помыл посуду и отправился в ванную, где быстро почистив зубы и решив сегодня не бриться, пошел обратно в спальню. Он снял с себя футболку и штаны, которые шли в комплекте пижамы, а затем открыл шкаф и стал надевать костюм, разбавляя контраст галстуком каштанового цвета. Шеф полиции достаточно быстро собрался, впрочем, как обычно. Он поцеловал возлюбленную, попрощался с детьми и, прихватив с собой недочитанную газету, ушел в гараж.
Гидеон сел в свой автомобиль, открыл врата нажатием кнопки на ключах и выехал на улицу. До департамента начальник добрался спустя полчаса. Он поставил машину на своем законном месте на парковке, которое никто посторонний никогда не смел занимать, и, выйдя из нее, поставил на сигнализацию. Альфред вошел в здание. По пути, все здоровались или отдавали честь. Это было всегда приятно – идти и видеть людей, которые либо боятся тебя, либо уважают. Здесь почти все уважали мужчину. Этого и добивался всю свою карьеру главный коп. Бояться должны враги. А если кто и презирал его тут, то молча.
Начальник вошел в свой кабинет и, закрыв за собой дверь, уселся в кресло. Конечно, собственную работу Фредди любил. Да что там любил – обожал! Но разгребать бумаги не всегда было интересно. Пусть свое недовольство мужчина держал при себе. Как бы то ни было, через пару часов кто-то постучался в дверь. Это должен был быть кто-то или высокого чина, или из знакомых шефа, которым Гидеон распорядился, чтобы дали допуск к его кабинету лично.
- Войдите.

+1

3

*внешний вид

После практически бессонной ночи, Хелен, стоит отдать должное, выглядела более чем хорошо. Строгая юбка до середины колена и блуза с закрытыми рукавами придавали ей еще большей строгости. Но все это было не столько потому, что ей так нравится  - просто эта одежда прекрасно скрывала синяки на ее руках и на теле. Небольшой синяк на шее женщина прикрыла чопорно повязанным платком на манер французских кокеток. Не смотря на все, что с ней произошло - миссис Монтанелли была в прекрасном расположении духа. Скучать ей не дал Гвидо, вовремя пришедший на помощь, ну, а то, что она его чуть не застрелила - сущая случайность. Ведь ночь на улице, а женщина спросонья, там не то что нового знакомого - сына собственного не узнаешь.
В общем после того как Монтанелли покинул ее дом, сославшись на дела, Хелена стала сразу же собираться. Было решено отправиться к Альфреду Гидеону. Кто как ни он сможет помочь наказать беззаконие? Тем более, чем хваленый сотрудник полиции с ней так и не связался.
Утренние пробки не казались сегодня такими мучительными, а автомобилисты - мрачными. С американкой явно что-то происходило. Но она этого пока не замечала. Видели другие. Глупая улыбка на губах была бы не совсем кстати, узнай все, что произошло. Кто-то мог бы подумать, что ей даже понравилось. Ужас какой.
Оффис Гидеона находился в главном здании департамента на центральной улице. Преодолеть пост охраны оказалось куда легче, чем эти жуткие семь этажей в лифте. Пока она ждала его - десять раз подумала о том, что надо было идти по лестнице. Но когда кабина все таки соизволила открыть свои двери - оттуда вначале огромной толпой "вывалились" человек семь, прежде чем другие семь вошли. Хелен была среди этих счастливцев. В общем пока она ехала в лифте, разглядывая пятно от кетчупа на стареньком галстуке какого-то рядового сотрудник, ей подумалось, что Альфреду надо бы просить здание побольше.
Быстро переговорив с его секретарем, Хелен была удостоена того самого - чести пройти в кабинет главы департамента. В святая святых, куда обычных людей приводили или что бы поблагодарить (поздравить) или что бы уволить и посадить.
А он ничуть не изменился. Как только дверь открывается, Хелен видит довольную физиономию друга, который просто расплывается в улыбке. Нет, сегодня они не будут обниматься и целоваться, потому что она пришла по делу и хочет, что бы визит имел только деловой характер.
- Альфред, милый, привет. Я по делу, - только и успела она сказать, прежде чем закрыть за собой дверь, легким хлопком. В комнате они были совершенно одни. Где-то за прозрачной стеной суетились сотрудники, продолжая свои обычные дела. На самом деле, пока Хелен ехала на встречу она сотню раз прокрутила в голове этот самый разговор, думая с чего бы начать. Но говорить об изнасиловании открыто ей было как-то страшно...и скорее всего стыдно. Ладно бы ей было шестнадцать, и она не могла бы отбиться. Но тут - здоровая женщина и дала совершиться над собой такое. В общем присев в предложенный стул она отставила сумку рядом с ним на полу и взгляд ее стыл более жестким, улыбка сошла с лица, давая понять, что последующая тема будет очень и очень серьезной.
Миссис Хэмминг потянула длинную черную перчатку на левой руке и та соскользнула ей на колени, открывая взору Гидеона ужасные синяки от сильных пальцев насильника. Туда же (на колени) отправилась и вторая перчатка, открывая такие же отметины. После - она сняла с шеи платок, обнажая и те ссадины.
- Прежде чем ты что-то скажешь - на меня напали, в собственном доме, - она смотрела в глаза другу, не ожидая сочувствия - это было нужно в последнюю очередь. Хелен ждала поддержки и заверений, что этот сукин сын предстанет перед судом в кратчайшие сроки. - Я знаю кто это был.
Она закинула ногу на ногу и поудобней уселась в кресле, облокотившись о его спинку совершенно прямой спиной. Голубые глаза с уверенностью смотрели в глаза Альфреда. Но только самый проницательный человек мог заметить искры страха на их глубине. Какой бы сильной не казалась Хелен Хэмминг никогда не надо забывать, что она является всего лишь женщиной. Слабой, чувственной и незащищенной. 

Отредактировано Helen Hamming (2015-03-02 16:48:14)

+1

4

Едва подруга зашла, Альфред улыбнулся. Всегда приятно видеть близких людей. Особенно на рабочем месте. Хотя, учитывая факт, где именно работал мужчина, возможно, видеть близких в департаменте не всегда было приятно. Все-таки к нему не часто наведывались дорогие ему люди во время рабочего дня. Гидеон уже пару лет как занимал должность главы полицейского департамента. Все, кто знал Фреда, также знал, что он всегда честно выполнял свои обязанности и отказывался уделять много времени личной жизни на рабочем месте. Хранители правопорядка могли гордиться своим боссом и брать с него пример. Но это только мечты. Если бы все, кто работал в судебно-правовой сфере, подражали Альфреду, система уже давно бы очистилась и стала идеально функционировать, без единых изъянов. Увы, даже полномочий и усилий шефа полиции было недостаточно, чтобы окончательно перевернуть всю схему, что засела глубоко и окончательно в системе.
- Хелен, здравствуй, рад тебя видеть.
Мужчина отодвинул кресло назад и слегка приподнялся. Правила этикета не позволяли ему не выявить уважение к вошедшей госте.
- Присаживайся, – Гидеон указал рукой на расположенный напротив стола стул, который, нельзя не подметить, был весьма удобным – начальник об этом позаботился давно. Альф заметил с самого начала, что люди, которые сюда приходили, по той или иной причине чувствовали себя некомфортно, поэтому решил, что пусть им хотя бы сидеть на стуле уютно будет.
Когда женщина уселась, выражение ее лица категорически изменилось. Знак нехороший. Тут даже детективные навыки, которым обучился за всю свою долгую карьеру полицейский, ему не понадобились. Улыбка, которая пару мгновений назад освещала лицо Хелен, исчезла. В таких случаях мужчина всегда был готов к самому худшему. Богатый опыт говорил Фреду, что лучше готовиться к горю и услышать хорошую новость, чем наоборот. К сожалению, сейчас, казалось, ничего хорошего не предвещалось.
Знакомая стала снимать перчатки, и шеф полиции увидел ужасные следы побоев. На обеих руках были синяки, которые просто повергли Гидеона в шок. Человеком он был, по натуре, добрым, мужчиной – обходительным, и ни в коем случае не позволял себе подобного. Никогда и ни за что. Тут даже дело было не в должности и не в скандале, который мог бы разгореться вокруг столь известной личности в городе, дай журналюгам только повод. Тут был вопрос уважения. Уважения к себе и представительницам противоположного пола. Свою жену Фредди любил, как ничто больше на свете (мать не в счет, это другая история). И был более, чем уверен, что, если причиной такого ужасного горя, постигшего Хелен, внезапно оказался бы ее любимый человек, он не заслуживает зваться мужчиной. Впрочем, эту версию Альфред почти сразу отбросил. Если бы у его лучшей подруги вдруг объявился предмет любви и обожания, наверняка, Гидеон уже узнал бы. От нее или же нет – неважно.
Потрясение, которое успело всего на пару мгновений отобразиться на лице полицейского, быстро сменилось серьезным выражением – Фред свел брови в переносице, изучая отметины на теле подруги. Судя по увиденному, нападавший сил не жалел. Ублюдок. Он обязан получить по заслугам. И убивать его для этого не обязательно. Лучше посадить за решетку – пусть погниет, может, за ум возьмется, но не факт.
Прежде, чем глава департамента что-либо успел сказать, Хелен добавила. Инцидент произошел прямо у нее дома. Это всегда было ужасно – когда ты идешь домой и понимаешь, что это больше не может являться твоим надежным оплотом, что тебя и там могут достать. И сигнализации, и видеонаблюдение теперь не могли считаться преградой, непреодолимой для злоумышленников – на дворе 21 век, преступники стали куда умнее и предусмотрительнее.
- Знаешь? – переспросил Гидеон. За все время, что мужчина проработал служителем закона, такое, разумеется, случалось, но далеко не в каждом деле. Благо, это значительно упрощало задачу, поставленную перед полицией, обязующейся поймать злодея.
Альфред поймал взгляд женщины. Он прекрасно понимал, что она чувствует. Годы работы должным образом сказались на нем. Эмоции, которые скрывали потерпевшие, не всегда, конечно, но в большинстве случаев не были скрыты от глаз сотрудников полиции. Все-таки одним из залогов успеха на данной работе было умение понимать собеседника, будь то нападавший или потерпевший.
- Хелен, – Фред сделал паузу, скрестив пальцы рук, расположенных на столе, - ты обратилась по правильному адресу.

+1

5

Кажется, Альфред был немного в шоке, что не могла не заметить Хелен. Но мужчина быстро взял себя в руки, как профессионал он настроился на рабочий лад. Лицо его приобрело серьезное выражение лица, а руки он сложил перед собой в замок, готовый слушать дальше. И по его замечанию, что Хел обратилась по нужному адресу она поняла - пора приступать в рассказу.
Вспоминать позапрошлую ночь ей было больне столько физически, сколько морально. Она все еще чувствовала жаркое дыхание того мерзавца, ощущала почти физически как его возбужденные гениталии касаются ее полуобнаженной кожи. От повалил Хел в гостиной, прямо на ковер, закрыв ей рот ладонью. Он был по-странному силен и Хелен, как ни старалась, не сумела выбраться. Она отчаялась, но не переставала бороться. Пока ее не оставили все силы. Единственное на что ее хватило, когда насильник сделал ноги - позвонить в 911, что бы вызвать домой помощь.
- Его зовут Закари, фамилия я не знаю к сожалению, и работает он в в юридической конторе "Спектер&Co", если это вообще правда, - Хелен смотрела в глаза другу беспристрастно. Если бы он только знал как внутри ей больно и как сильно хочется скрутиться где-то в калачик, и реветь навзрыд. Долго, громко, протяжно и так, что бы никто не слышал. - Мы познакомились с ним в супермаркете, завязался разговор. Он попросил у меня телефон, а вечером того же дня пригласил в ресторан. Мы сговорились на двадцать четвертое прошлого месяца, - Хэмминг перевела дыхание, разводя руками в сторону. - Я согласилась, потому что с виду он абсолютно нормальным казался. Шутил, был приветлив и обходителен, - женщина закрыла и открыла глаза.
Каждое слово давалось ей с таким титаническим трудом, что в пору было вызывать подмогу. Но ей никто не мог помочь. В этом. Если Гвидо мог сидеть пол ночи с ружьем на перевес, то Альфред мог посодействовать в поимке преступника. Но ни один из них не мог сделать так, что бы ее душа не плакала. Оставалось уповать на время, которое сгладит все острые углы и притупит такие яркие воспоминания. Потому что женщина если даже кажется внешне сильной - внутри прячется маленькая девочка. Или просто она леди. Мама часто говорила Хейли, что настоящая леди не должна показывать собственных чувств окружающим. Для всех она - образец для подражания. Можно злиться, ненавидеть, плакать, но только тогда, когда никто не видит. А если неприятность настигла тебя в самом неожиданном месте, когда укрыть от эмоций невозможно - постарайся спрятать свои чувства в импровизированную белую коробку и спрятать в шкаф-сознание. Что бы достать ее потом - когда будет более подходящий момент. Вот теперь и Хелен запрятала в своей голове еще одну белую коробку к которой точно не захочет возвращаться.
- Свидание началось как обычно. Зак заехал за мной вечером и мы отправились в "Колизей", знаешь такой небольшой ресторанчик итальянской кухни? Они только недавно открылись - чудное место, советую, - отступила она от темы, после чего сразу же спохватилась и продолжила: - в общем не знаю в какой момент все пошло не так, но он начал приставать ко мне. При всем ресторане. А когда я его отвергла хотел ударить. Повезло что они мужчина вступился на меня и прогнал мерзавца, иначе моя честь была бы посрамлена еще тогда, - Хелен не хотела почему-то говорить, что тем человеком, спасателем, был Гвидо Монтанелли. То ли потому, что его могли потом затаскать по судам, то ли оттого, что было внутри американки такое чувство - его лучше не втягивать. А своему внутреннему голосу Хелен не просто доверяла - она ему верила и слушалась иногда почти беспрекословно.
- В общем я думала, что этот ненормальный успокоился на этом. Но как видишь - нет, ему было мало того что было в ресторане. Позавчера я возвращалась с теннисного корта, где Ливия (моя знакомая) чуть не лишила жизни нашего партнера по игре - долгая история - в общем я успела только войти в дом, и даже не успела включить свет, он меня схватил, - Хелен едва заметно вздрогнула. - Я хочу наказать мерзавка по всей строгости закона и я не смогу спать по ночам спокойно. Вчера я проснулась от шороха и бродила по дому с двухстволкой, которую мне кухен подарил. Ты же помнишь моего кузена? Он на прошлое рождество приходил со мной к вам. Так вот, я чуть не пристрелила человека на нервной почве. А он, между прочим, присматривал, что бы я не натворила глупостей. Ну или что бы Зак не вернулся.
Хелен выдохнула и все еще с долей интереса смотрела на друга, который, кажется, судорожно соображал, что же делать.

Отредактировано Helen Hamming (2015-03-02 23:58:54)

+2

6

Рассказ собеседницы мужчина принялся внимательно слушать. В этом и заключался залог успешной работы – слушать и запоминать. Каждая деталь может стать важным ключом к разгадке. Даже в самых простых загадках иногда говорится, что «ответ кроется в вопросе». И это правило распространяется далеко не на одни детские загадки. В любой задаче может быть решение, и никто не предупредит. Поэтому необходимо быть внимательным с самого начала. Не факт, что в рассказе, который собиралась поведать Хелен, имелся какой-то ключ, который привел бы Альфреда к насильнику, тем не менее, детали важны, с этим спорить нельзя.
Тот паршивец, который поступил так ужасно, по словам подруги, работал в одной юридической конторе. Похожее название шеф полиции уже слышал – оно это было или же нет, пока неизвестно. Возможно, с этим офисом его жена уже имела дело, будучи весьма востребованным адвокатом, мастером своего дела. А возможно, это место было самой настоящей фикцией, чтобы сбить с толку Хэмминг и со следа – служителей закона. Ложь достаточно популярное явление, всегда было, есть и будет. Особенно, если есть желание скрыть свои истинные намерения или потенциально опасные для маньяка подсказки, которые могли бы привести к нему.
Каждому новому слову, произнесенному женщиной, мужчина внимал, периодически кивая и показывая свое понимание, свою заинтересованность. Конечно, интересного ничего в печальном рассказе не было, но долг есть долг, выполнять работу необходимо непрекословно.
Хелен сообщила, что с преступником у нее было свидание. И знакомство их произошло в магазине. Возможно, он еще тогда присмотрел будущую жертву, а все это было лишь для того, чтобы подобраться ближе. Но, потерпев неудачу, злоумышленник решил переступить черту закона. И этим он подписал себе приговор. Не обязательно смертный. С каждой новой фразой, что говорила подруга, Гидеон понимал, что сделает все, чтобы засадить ублюдка. А тюрьма сама по себе уже подразумевается в некотором смысле смертный приговор. Некоторые лишаются жизни в первые недели своего заключения. Тут уже все зависит от того, насколько силен человек.
Вскользь собеседница упомянула итальянский ресторан, в котором и состоялось свидание Хелен с тем Заком. Да, Фред знал это заведение. Они с Каролиной уже посещали его, совсем недавно. Порой нужно расслабиться, отдохнуть от всего, поэтому супруги любили ходить в рестораны, оставляя детей на собственное попечение – они были уже взрослыми и могли сами на себя положиться (вряд ли друг на друга, а именно сами на себя). Пара успела посетить каждое из заведений. Все-таки влюбленные уже предельно долгое время были вместе, и времени для изучения кулинарной области Сакраменто было предостаточно.
Раз насильник начал вести себя так прямо в ресторане, то и подобного от него следовало ожидать.
«Эх, если бы ты мне об этом рассказала раньше, Хелен...» – само по себе как-то промелькнуло в голове шефа полиции. Будь у него возможность, Гидеон бы не допустил подобного. Ни в коем случае!
Ей действительно повезло, что в заведении нашелся человек, посмевший вступиться. Современное общество не предусматривает такого в большинстве случаев. Обычно все стоят в стороне и снимают на мобильный происходящее. Конечно, Фредди был не из таких, он предпочитал вмешиваться, всегда. Даже если агрессоров четверо или пятеро, неважно. «Сделай все, но не позволь посрамить гордость женщины, и не посрами свою собственную, стоя в сторонке.»
- Хелен, дорогая, успокойся, теперь все будет хорошо. Я позабочусь о том, чтобы виновник получил по заслугам. По всей строгости закона, – заявил Альфред, когда подруга завершила. Он слегка опустил взгляд. Но не от отчаяния или какого-либо удручающего чувства беспомощности. Он перевел свой взгляд, потому что ринулся в раздумья, повторно обрабатывая информацию, которую только что донесла собеседница.
- Обещаю, мы найдем Зака. Хорошо, что ты пришла ко мне. Теперь он не убежит и не спрячется. Произошло это недавно, вряд ли он далеко ушел. Пусть если он даже вдруг окажется в соседнем штате, я его достану. А по поводу твоей безопасности – давай-ка я приставлю к тебе пару ребят. У меня есть подходящие. Они знают свое дело. И, если понадобится, церемониться с этим куском... не будут.

+1

7

Такого стыда она не испытывала еще никогда. Нет, конечно же, с ней случались различные казусы, были даже такие, когда хотелось плакать сквозь смех. Но то, что случилось сутки назад - переплюнуло все в ее жизни. Это был просто рывок в сторону приключений на задницу. Теперь приходилось думать обо всем: сдавать анализы на различные болезни, кровь на СПИД - не приведи господь такой исход, тест на беременность (на всякий случаях, потому что Хелен пользуется таблетками) но все таки - ни от чего нет сто процентной гарантии.
В первые минуты после того как все закончилось и Зак успел свалить, Хейли чувствовала себя такой грязной, совершенно никому не нужной. Для нее случившееся было равносильно тому, что ее отцу бы плюнули в лицо. Как хорошо, что Адам не дожил до этого дня. Хотя, он скорее всег взял бы любимую винтовку и проломил сукину сыну голову.
Но отца не было и приходилось уповать на собственные силы и помощь извне. Такую, например, как ей предложил Гвидо. Или же ту, которую предложит Альфред.
По натуре Хелен женщина гордая, она редко просит у кого-нибудь что-нибудь. В особенности после 2005 года, когда обратилась к лучшей, как тогда казалось, подруге с просьбой поселиться у нее на время, пока она будет подыскивать что-то приемлемое для жизни. И знаете, что сделала подруга? Она сказала что это будет не удобно. То есть ей с мужем в их загородном особняке на тысячу с гаком квадратных метров будет неудобно расположиться с женщиной и двумя, уже взрослыми детьми.
Тогда это так сильно ранило бедную Хел, что она долгое время не могла говорить с бывшими знакомыми. Это же ее с подвигло перебраться в Сакраменто, подальше от суетливого Нью-Йорка и от знакомых, которые были практически везде. Хоть один раз, но почти каждый коренной жителей Верхнего Ист-Сайда побывал на вечеринках устроенных либо ей самой, либо мамой. А когда империя развалилась и она оказалась у борта - вдруг стало понятно, что вокруг были одни лишь лицемеры и предатели.
- Да я спокойна уже, Альфред, на данный момент я просто пытаюсь понять, как я докатилась до такого, - она уныло смотрела в одну точку, но потом, словно что-то щелкнуло в голове и Хел моргнула два раза, переводя взгляд на друга. На пухлых губах застыла приятная и легкая улыбка, говорящая - не беспокойся, со мной все хорошо, я в полном порядке.
Не убежит? Сакраменто огромный город, а у Зака была цела ночь, что бы выехать за пределы штата, а может быть уже и не одного. В общем Хейли видимо приуныла. Мыль о том, что этот мерзавец гуляет на свободе не давала ей покоя.
- Какая охрана? Ты что? - она округлила глаза, - он не идиот и не вернется на место преступления, а я не хочу чувствовать себя все время под прицелом чего бы то ни было, - женщина поморщилась. - Лучше сразу пристрели меня, или задуши, раз это не успел сделать Зак, - американка положила руки на свои колени, перекручивая кольца на пальцах.
- И вообще, я хочу что бы как можно меньше людей знали о том, что случилось, - она многозначительно посмотрела на Гидеона, - я даже детям не сказала, что было. Упомянула, что подскользнулась в ванной и стукнулась головой, а когда проснулась пришлось вызывать скорую. Вот меня и забрали в больницу. Так что...я буду тебе благодарна если этот эпизод не выйдет за рамки зала суда или офиса, - Хел не отводила своих синих глаз.
На душе скребли кошки. Но мысль о том, что справедливость может восторжествовать начинала греть душу изнутри. Хэмминг не была вредной, не была злой, но она обладала хорошей памятью и прекрасно умела отличать добро ото зла. Особенно если действия были обращены в ее сторону. И если уж кто-то решился навредить ей, она предпочитала наказывать сволочь. По мере своих возможностей, конечно. Будь то не выплаченный страховой взнос, звонок в налоговую службу или обращение в полицию, как сейчас.
Но пори всем при этом она никогда не теряла присутствия духа и была собрана. Как сейчас. Глаза полны осознания, ни капельки слез, никаких упреков и беспричинных "за что я?".
- Надеюсь, я могу на тебя положиться? - она склонила голову слегка на бок, отчего выбившаяся из прически прядь волос колыхнулась.

+1

8

- Что значит докатилась? В этом нет твоей вины! Что ты такое говоришь? – в недоумении переспросил мужчина. Он встретился взглядом с собеседницей. Далеко не каждый удостоился в своей жизни пережить огромное горе любого рода, будь то изнасилование или потеря близкого человека. Почему-то именно на голову Хелен свалилась эта ниша. Событие произошло пару дней назад, длилось наверняка не дольше десяти минут, однако оно оставило свой ужасный отпечаток на душе бедняжки. Пожалуй, утверждение, что в мире нет справедливости в чем-то верно. Не все ведь люди, совершившие самые разные преступления, были наказаны за содеянное. Многим удается избегать кары, располагая большими возможностями, властью и деньгами, и в этом основная проблема правосудия 21-го века. В то время, как пару столетий назад за воровство можно было удостоиться лишения головы.
Красивая улыбка, засиявшая на лице подруги, словно говорила за себя. Как бы то ни было, пусть даже если и с виду Альфред продолжил придерживаться хладнокровного выражения лица, внутри пыл ему угомонить не удалось. Прежде, слава Богу, подобного ни с родными, ни с близкими шефа полиции не случалось. Вполне возможно, из-за того, что весь город знает, кто такой этот Гидеон и что из себя он представляет. Мужчина с самого начала своей карьеры блюстителя закона ясно давал всем понять свои намерения, наказывая виновных, презирая коррупцию. Поэтому вряд ли кто из городской швали, местной мафии и прочих банд обрадовался, когда главой департамента полиции Сакраменто был назначен этот «мерзкий тип». Во всяком случае, для обычных жителей он наоборот был светлым лучиком надежды, дающим им возможность вздохнуть с облегчением, что наконец-то город в безопасности и теперь все станет только налаживаться.
- Я думал, что охрана наоборот поможет тебе почувствовать себя в безопасности. Впрочем, да, я же тебя знаю, пусть будет по-твоему. Но только при условии, что этот твой кузен будет за тобой присматривать. Или я, только скажи. Дурак, не дурак, но откуда нам знать, что еще представляет из себя этот Зак? – произнес Фред. Он на самом деле уже мысленно подобрал, кого отправить в качестве охраны для Хелен, – двух сержантов, подающих большие надежды. И было даже несколько жаль, что эти замечательные кадры не смогут применить свои навыки в нужное своему боссу русло.
- Хорошо, как скажешь, – понимающе пообещал Гидеон. Клятву Гиппократа он не давал, но конфиденциальность гарантировать мог. Особенно если это старая добрая подруга, которой жутко не повезло испытать на себе такой ужас. - Я позабочусь о том, чтобы об этом деле знали как можно меньше людей. – К мужчине уже не первый раз обращались с такой просьбой – знакомые или просто известные в городе люди. Однако, к сожалению, не своему, а их, не всем он мог ответить согласием. Все-таки шеф полиции был человеком высоких моральных принципов и, если дело просили не предавать огласке (просто потому что они были виновными и не желали испортить свою репутацию), а то и вовсе замять его, Альфред с милой ухмылкой просил гостей покинуть здание. Таким образом, мужчина нажил нехилое количество врагов. Это могло бы показаться Гидеону самым ужасным способом завести новых знакомых, если бы он не наживал так же и много друзей. Каким бы пропащим или опасным не казался этот город (как и любой другой, по сути, в США, а то и во всем мире), хороших людей тут еще не перевелось. Любое доброе намерение тут же находило свою одобряющую аудиторию. Конечно, нельзя сказать, что таких людей большинство, но и отрицать их наличие тоже не есть разумно.
- Почему ты спрашиваешь? – удивленно переспросил Фред. - Мы же не первый год знакомы. Или ты сомневаешься во мне и том, стоило ли мне обращаться? – сказал мужчина. Серьезно. Но после некоторой паузы улыбнулся. Он хорошо относился к Хелен и готов был сделать все, что в области его компетенции и возможностей, чтобы надругавшийся над ней получил по заслугам. Пожизненное заключение или, может быть, на лет эдак 50 – зависит от того, как поведет себя этот Зак при задержании и в суде. Возможно, сломается он за один год, а возможно, потребуется целая вечность, чтобы преступник обдумал содеянное и пересмотрел свои взгляды. Ведь главное – это искупление. Пока злодей не признается в грехах и не искупит их или не попытается искупить, Гидеон не видит смысла выпускать его из-за решетки.

+1

9

В безопасности ей поможет себя чувствовать только тот факт, что Зак сидит где-то в тюрьме и на довольно длительный срок, а не охрана рядом. Неужели Фред в самом деле думает, что она будет трястись по ночам, представляя, как Закари учиняет над ней расправу? В самом же деле - у нее есть двустволка. И она уж точно ею воспользуется, что бы защитить себя на своей территории. Раз уж не смогла сделать этого в первый раз.
В принципе самое ужасное, что может случиться с женщиной это насилие со стороны мужчины. Можно пережить оскорбления, ссоры, битье посуды, даже пощечину. Но когда в ход идут кулаки или более утонченные способы унижения - кто-то ломается, а кто-то, как Хелен, могут двигаться дальше, но их мир будет если не разрушен, то хорошо вздернут за грудки'. Сегодня женщина стояла перед выбором: отпустить это или оставить в себе навсегда, что вполне вероятно разрушит часть ее жизни.
- Я знаю, что он не вернется, Фред, он трус! И все на что горазд - это насиловать женщин когда они того не ожидали, - вздохнула Хейли, - к тому же у меня есть твой телефон и я обещаю, что если мне покажется что-то странным или подозрительным - я буду тут же звонить или в 911 или тебе, - она подняла правую руку так, словно говорила в суде над библией, что клянется говорить правду, только правду и ничего кроме правды. Выглядело комично, если бы не ситуация, которая собрала их двоих в этом кабинете. 
Сейчас ее больше всего беспокоила именно общественность - не хотелось стать очередной бедной овечкой, которую все жалеют. Только не жалось - вот чего не перенесет Хелен Хэмминг, ненавидящая это чувство по отношению к себе. Так что для нее было важным оставить конфиденциальность и скрыть дело от ненужных, чужих глаз.
- Нет, я не сомневалась и знала, что обращаться в первую очередь надо именно к тебе, поэтому и пришла, - строго сказала она, а потом в ответ улыбнулась другу.
Сколько они знакомы? Лет восемь или уже девять? Так и не вспомнить - слишком долго для того, что бы подсчитывать и слишком мало в отношении мира. Хелен прекрасно знала все повадки мистера Гидеона и знала, что его мозг в данный момент работает в нужном направлении. Если она и хотела наказать несправедливость - то явилась по тому адресу, лучше которого и не придумаешь. За годы своей службы имя Альфреда стало на слуху. Практически каждый, кто что-то имеет в этом городе хочется заручиться его поддержкой и вниманием - выходит, правда не у всех, но те кто попадают под его крыло и при этом борются со злом и несправедливостью - свои люди.
- Спасибо, что принял меня и что выслушал, - она поднялась со своего места и по-деловому протянула руку мужчине, готовая пожать его ладонь. - С вами очень приятно иметь дело, мистер Гидеон, - женщина подмигнула Фрэдди и отошла от стола, готовая направиться дальше по своим делам. - Если будут какие-то вопросы и подвижки, сообщи пожалуйста, я хочу быть в курсе событий. И да, меня в субботу Кэролин пригласила к вам на ужин, захватить бутылку хорошего вина?
Они продвигались к двери, Альфред открыл ту, дернув ловко за ручку и пропустил женщину вперед. Хелен огляделась вокруг - ей в первый раз приходится бывать в этом офисе.
- У вас, кстати, ничего так - очень уютно, - да, не смотря на то, что вокруг полицейская суета и обычные агенты шныряют по общему залу, от стола к столу, что-то передавая, громко крича из одной кабинки в другую и вообще - всеобщий хаос мог сравниться только с биржевым.
За разговором они незаметно дошли до лифта, где Хелен нажала на круглую кнопку вызова и повернулась лицом к Альфреду.
- Спасибо еще раз, - она потянулась к нему, приобняла и легко поцеловала в щеку, - буду ждать указаний, товарищ глава полицейского департамента, - подмигнув ему, Хейли вошла в лифт и ловко помахала рукой, ожидая, пока дверцы лифта оставят ее в кабине совершенно одну. Тяжело прислонившись к стене она почувствовала как улыбка медленно слазит с лица. Не хотелось что бы Фредди видел ее в подавленном состоянии, а со своими тараканами в голове придется разбираться самостоятельно.
Главное - не опоздать на прием к врачу, хотелось поскорее выяснить наградил ее Закари чем-то или все таки он был чист. Хотелось верить, что не придется лечиться. От одной только мысли об этом Хэмминг передернуло, но когда она выходила из лифта, на алых губах так же играла легкая улыбка.

+1

10

А в кабинете главы полицейского департамента буквально через несколько минут после того, как его покинула Хелен, зазвонил телефон. Гвидо не был приятен тот факт, что чью-то личную жизнь приходится обсуждать посредством телефонных линий, да и мобильной, как и вообще телефонной, связи было мало доверия - и в те редкие моменты, когда ему было необходимо выйти с Альфредом на связь, он предпочитал личную встречу. Впрочем, даже её надо было как-то организовать... но - из той информации, что Хелен ему дала, это может и не понадобиться.
- Добрый день. - с незасвеченного номера, не называя имён - своего или собеседника. Совсем без имён уже не получится, но это уже вряд ли кого-то будет волновать пост-фактум. - Один человек, по имени Закари Фрост, позавчера совершил кое-что нелицеприятное. Вы узнаете, что именно, когда ознакомитесь с материалами дела, которое вскоре будет на него заведено в суде... - Хелен говорила, что пойдёт в суд. Так что Монтанелли успел выяснить, что представляет из себя этот Закари - но и не более того, доверив на этот раз правосудию свершить своё дело самостоятельно... лишь чуть-чуть его подтолкнув. Альфред это наверняка заинтересует, а когда он обратит своё внимание - уже не сможет остаться безучастным. - Мне бы хотелось, чтобы он был наказан по всей строгости. Уверен, что узнав подробности, Вы захотите того же. - звонок оборвался.

+2

11

http://pinterest.randomhouse.com/lib/images/the-end.png

Отредактировано Helen Hamming (2015-04-07 14:08:03)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Справедливость должна восторжествовать!