Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Сука, ну какой пиздец, а.
Дверцу машины ты захлопываешь с такой силой, что звук рассыпается по всей улице, звенит в ушах, вспугивает парочку пиздецки нервных подростков с банками пива, которое...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » хорошо, маааам


хорошо, маааам

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Phoebe White & Helga Weiner
день, 3 марта 2015 года
поезд

Это уже давно стало традицией - если не каждый вторник, то через вторник они обязательно виделись. Ходили в кино, музей, выставку или просто заходили в первое попавшееся кафе. Они разговаривали, делились самым сокровенным, наслаждались обществом друг друга. Обычно, это были приятные вечера, наполненные только улыбками, смехом и хорошими эмоциями. Вот только иногда Хельга забывала, что она не мамочка Фиби и не должна следить за ее жизнь. Не должна в нее влазить и, уж тем более, читать нотации на тему "так жить нельзя". Самое смешное, что иногда даже подобные разговоры были полезны им обеим.

0

2

внешний вид
Быть одинокой не так уж и плохо. По-утрам всегда свободна ванна, в холодильнике никогда не найдется ничего жирненького-вредненького, когда сидишь на диете, и никто никогда не перекладывает твои вещи куда-то туда - не найти. В общем-то, жить одной не так уж и плохо, но иногда начинаешь задумываться - почему же тогда, порой, хочется выть в этом своем собственном мирке. Выть, в надежде, что хоть кто-то услышит и нарушит твое добровольное заточение. В тот вечер именно такое чувство и обуяло все твое существо, но не сойти с ума помог неожиданный телефонный звонок из университета. Ты уже и позабыла, как несколько лет назад оставила его в деканате "на случай чего". Женский приветливый голос сообщил, что студентка Фиби Вайт не посещает дополнительные занятия дипломного руководителя, что грозит ей быть не допущенной до сдачи диплома. Как-никак осталось всего пару месяцев до диплома - доучиться уже, и пойти в свободное плаванье. Воспоминания о девочке, которую постоянно приходится вытаскивать из самых глухих неприятностей, от чего-то лишило одиночества. А ведь завтра - их день - вторник. В прошлый вторник Хельга была занята на второй работе, потому отложила встречу, но в этот раз они просто обязаны увидеться, потому отправив короткое смс: "Завтра на нашем месте, в 6 вечера. Не опаздывай.", отправилась отсыпаться. Все-таки с утра школа, а после - вечер с любимым ребенком, который, к сожалению, уже давно вырос.

"Вашим местом" уже давно стала одна кофейня, находящаяся не так далеко от школы, в которой работает Хель. Конечно же, женщина пришла немного раньше, заказала то, что обычно. Через пару минут ей выдали ее зеленый чай и кофе для Фибс, конечно же, с собой.
Выходя из кофейни, женщина увидела свою подругу, махнула ей рукой и широко улыбнулась. Подойдя поближе, улыбнулась даже шире: - привет, дорогая. Ты как обычно - выглядишь не хуже модно одетого бомжа. - Хельга, обожавшая одеваться очень женственно, никогда не понимала всех этих джинсов, шорт, мешковатых кофт и так далее. Женщина - должна быть женщиной! Потому и любила по-доброму подстегивать Фиби. К счастью, Вайт понимала ее шутки и не обижалась, впрочем, как и не пыталась ничего изменить в своем гардеробе.
Сразу переходить с серьезному разговору об универе Вайнер не решилась, зная подругу, та могла попросту найти сто и одну причину почему ей сейчас некогда об этом говорить и вообще пора бежать по очень важным и совершенно внезапным делам. - А если серьезно, рассказывай как твоя жизнь? Слышала что-то о выставке... расскажешь? - Какие-то сведения о жизни блондинки доходили до Хельги, но сплести воедино все полотно происходящего не получалось. - Кстати, держи, все как ты любишь. - Вручает напиток. Все начинает так, как начиналось уже сотни раз прежде. Сотни сотен похожих вторников.
День, на радость, выдался вполне солнечным и теплым. Весна полноправно захватывала все больше и больше пространства. Даже воздух, казалось, пропитался теплом и солнцем. Он пьянил, он расслаблял и заставлял на какое-то время позабыть о том, что червячком настойчиво ковырялось внутри. Пока еще удавалось успокаивать себя мантрой "я ей не мать", но Хель слишком хорошо себя знала и слишком много волновалась о своем почти-ребенке, чтобы хотя бы не попытаться выяснить обо всем.

+1

3

одежка

Фиби не любила отвечать на телефонные звонки от слова совсем. Она слушала мелодию, смотрела на имя идиота на экране или его цифры, приписывая тем отдельные невеселые проклятия, но еще чаще просто игнорировала телефон или оставляла его дома. Поднять трубку означало выслушать, но не запомнить. Поэтому Хельгу она любила большой и нежной любовью за то, что та смирилась с таким порядком вещей быстро и даже относительно без скандалов. Получив сообщение, Фибс испытала облегчение. Отсутствие встречи на прошлой неделе, безусловно, наделило все последующие дни неким нервным ощущением пустоты, словно ты что-то забыл или потерял, а что именно никак не можешь вспомнить. Это раздражало и отвлекало каждый раз, когда девушка находила хоть одну свободную минуту. Но она не признается в том, что скучала, даже под угрозой казни. Их вторники приносили иллюзию постоянства и надежности, иллюзию того, за что можно было держаться остальные шесть дней.
Сколько они уже знакомы? Год? Три? Пять? Восемь? По хорошему счету, Вайт уже должна поставить памятник Хельге за терпение. Потому что так долго рядом с ней не выдерживал никто. Стоило задуматься, что Хельга, возможно, вообще не человек. Но проверить это было сложно.
Хельга, как обычно, пришла раньше. Фибс, как обычно, старалась не сильно опоздать.
- Привет, дорогая. Ты как обычно - выглядишь не хуже модно одетого бомжа.
Фиби ухмыляется и выписывает реверанс. Подобные комментарии к ее внешнему виду она уже давно привыкла воспринимать как комплименты. Почти каждый вторник начинался с подобного модного приговора. Фиби не любит рюши, узоры и излишнюю плавность. Она любит быть собой. В одном из походов по магазинам с Вайнер, Вайт купила целых два платья. Но и их женщина не одобрила. Одно было просто крупной сеткой, а второе по размеру больше походило на длинную майку. Почему же Вайнер их не одобрила, так и неясно.
- Все-то ты знаешь, - Фиби улыбается и уводит Хельгу по дороге, стоять посреди улицы неудобно. – Ты иногда пропускай хотя бы некоторые слухи мимо ушей, а то так мне нечего будет тебе рассказывать.
Она берет кофе и вдыхает его аромат. Запах кофе – это запах удачного утра и вторника.
- Еще пару месяцев назад я отослала пару фотографий своих работ к предстоящей выставке. Отослала и забыла как-то, - она садится на скамейку и вытягивает ноги. – А на днях пришел ответ, что они хотят их взять. Их вчера завезли. В Сан-Франциско.
Она нехотя отрывает свою руку от такой теплой чашки и достает из кармана билеты. Билеты на поезд.
- Они даже оплатили проезд туда обратно на двоих, когда я заявила, что не буду присутствовать на открытии.
Фиби протягивает билеты Хельге, той дважды предлагать не надо. Вайт знала с самого начала, если она и поедет на открытие, то с ней. Так что, когда ей прислали билеты, другая кандидатура даже не рассматривалась.
- А вот мои круги о тебе ничего не говорят, чему я очень рада. Как детишки? И те, и другие. Что видно? Что слышно?
Вайт усаживается удобнее, поерзав на неудобном дереве, и пьет остывающий кофе. Крепкий. Несладкий. И немного остывший, как и пресное настроение самой Фиби этим вечером. Солнечные лучи падают на костлявые ноги, поднимаются выше. Они пробиваются сквозь листву дерева неподалеку и бросают легкие светлые пятна на Хельгу. Солнечный свет Хельге идет больше, чем Фибс. Он проникает глубже и находит, что освещать в женщине, в Вайт же нет ничего, что могло бы иметь отражение.

+1

4

Есть такой тип людей, они всегда все должна держать под контролем. Это касается не только их собственной жизни, но и жизней всех ее близких людей. Нравилось жертвам повышенного внимания подобное отношение или нет - было не важно, подобные люди попросту не умели иначе, им нужно было всегда быть в курсе, чтоб суметь помочь, если это будет необходимо. Хельга была именно таким человеком, а одной из довольно близких людей была Фиби. Женщина относилась к этой бунтарке, почти как к собственной дочери. А раз из своей собственной семьи у Вайнер был лишь брат, который и так был окружен вниманием и заботой, то Фиби доставалось не меньше. Даже если женщина чего-то не знала, все секреты выведывала в первые же пол часа встречи. - Я всегда говорила, что у тебя получится! Даже интересно какие именно фото ты отправила. Городские пейзажи или твою подборку портретов? А, может, те детские? - Очень многие фото, которые сделала Фиби, и сама же считала хорошими, Хельга видела. Все-таки, когда о своих победах рассказывала сама Вайты, было слушать куда интересней, чем читать или слышать от других. Внутри будто что-то разгоралось и согревало изнутри. Это, возможно, можно было назвать гордостью за человека, которого любишь. Радость его успехам. - Ого, Сан-Франциско, давно там не бывала. - Присвистнула, разглядывая билеты. Интересовал, конечно же, временной промежуток - скоростной поезд между двумя городами в полтора часа пути. На сегодня, обратно, впрочем, на утро. По идее можно было даже успеть на работу. - Ты в курсе, что у нас пол часа до поезда? - Наблюдая за тем, как устраивается на лавочке Фибс. Сделав большой глоток теплого чая, Хельга выкинула стаканчик в урну. - Пойдем словим такси, по дороге расскажу, как там мои детки. - Смеясь и подхватывая под руку, предложила женщина.

В машине играла какая-то попсовая музыка, но она не отвлекала, а лишь создавала приятный фон: - Знаешь, если бы твой круг общения заговорил обо мне, я бы, наверное, должна была опасаться за свое будущее. - Улыбается, отворачиваясь к окну и смотря на мелькающий пейзаж. - В школе все замечательно. Ты же знаешь, моя новая группа - просто находка. Давно не видела таких смышленых малышей. На второй все устаканилось. Новые клиенты, куда лучшее отношение. А вообще, даже и рассказывать особо не о чем. Не о контрольных же, и склочных родителях? - С языка чуть не сорвался встречный вопрос об учебе, но этот разговор стоило перенести на чуть-чуть позднее время. Хельга уже решила, что разговаривать об это будет в пути - из поезда Фиби при всем желании и изобретательности сбежать не сможет. К тому же у них будет время и на ссору и на примирение - самый коварный и идеальный план в мире. Решив так, немка саму себя похвалила. Хорошие идеи - вот на чем держится мир. - Кстати, как там твоя личная жизнь? Об этом я почему-то ничего не знаю.
Такси подъехало к вокзалу, у них оставалось всего десять минут. - Тебе чертовски везет, что я могу сорваться с насиженного места и уехать куда глаза глядят, потому что самое необходимое всегда со мной. Но, хотя бы предупредила, чертовка.

+1

5

Солнечные лучи липли к смогу и обволакивали здания,  машины, людей. Фиби то и дело пробовала затхлый воздух на вкус, впитывая его яд порами своей кожи и отдавая взамен запах собственных внутренностей. Она надеялась, что они опоздают на поезд, что она не увидит открытия. Не увидит всех этих яко бы больших ценителей искусства, что ищут смысл там, где его нет. Это тягучее нежелание в паре с общей дерьмовостью проведенного дня приковывали девушку к скамейке, и, если бы Хельга не потянула ее за руку, отрывая тело от деревянной поверхности, подобно свежей корке на ране, Фиби, возможно, и не встала бы.
- Я отправляла не работы фотографий, а фотографии работ. За снимки платит тщеславие отдельных людей, за мои скульптуры – человеческая тупость, - Фиби издает немного истеричный смешок, полный горечи, вспоминая, как некий мистер Коул вместе с предложением оплатить билеты нахваливал в своем письме ее совершенно безобразную и заржавевшую скульптура, словно та была чем-то большим, чем металлоломом. На деле же эта скульптура имела место быть лишь потому, что отбрасывала тень в форме эрегированного члена. С каждым намеком на положительный отзыв Фибс все больше уверялась, что чего-то в этом мире она явно не понимает. Она в равной степени любила и ненавидела каждую свою работу, потому что та была ее маленьким автопортретом. Десятки маленьких исповедей из мусора. И от того считала, что им, как и ей, могут поклоняться, но никак не любить их.
А ведь фотографировать у нее и, правда, получалось куда лучше.
- Помнишь, те последние? Из металла? И та, что со сломанными часами тоже.
Музыка раздражает, проникая в ее тело иглами. Но Фиби ничего не говорит, наслаждаясь собственным раздражением и запахом своей подруги. Ей всегда нравились ее духи. И даже совершенно непонятная девушке любовь к детям. Вайт охотнее принимала любовь к детям в виде похищений и каннибализме, чем это восхищение, словно перед первой звездой спустя десятки лет облачного неба. Так что она не понимала, но принимала все, как есть.
Подруга сияла изнутри, и это было единственное утешение для глаз Фиби.
- Ты об этом ничего не слышала, потому что все остается как обычно. Кого-то не помню я, кто-то не помнит меня. Не чешут же языками люди о том, что им подали сегодня на обед. Вот и тут так же, - девушка морщится и спешит отвести прицел от себя. – Я-то ладно. Мне можно. А вот что с твоей происходит?
Фибс щурится, но в итоге отводит взгляд, когда приходится отсчитать нужную сумму таксисту. Вокзал подобен улью со своим собственным личным правом обладания временем. И сейчас там время застыло. Все были на своих местах, провожающие провожали, отправляющиеся отправлялись, а в зале ожидания одни храпели, другие дебоширили в пьяном угаре, пока их еще не заметили служителя порядка. Вайт врет, что, когда она начнет предупреждать заранее о подобных мелочах, с ней станет скучно общаться. Она морщится еще раз и с тихим стоном брошенной псины думает развернуться обратно.
Но Хельга уже стоит у поезда, присоединяясь ко всем безликим, ожидающим свое путешествие из точки А в точку Б. Фиби закуривает перед поездкой. Она и так курит достаточно нервно и быстро, и замечания немки всей картины не улучшает. В итоге девушка бросает окурок в стакан с остатками кофе и вручает все это близстоящему незнакомцу, исчезая в вагоне, пока тот шокировано смотрит на внезапное приобретение.
- Выбирай место, - флегматично кидает Фибс, осматривая вылизанное пространство, занятое скучающими лицами. Ей не хотелось впускать в свое сознание ни одного из этих пассажиров, ей хотелось остаться на лавочке, послушать смены интонаций в голосе Хельги, попробовать посмеяться вместе с ней, в очередной раз отмахнуться от какой-либо животрепещущей темы и с чувством выполненного долга отправиться домой к кому-нибудь малознакомому человеку. Она чувствовала себя ребенком, которого пытаются отвести в детский сад, причем в субботу.

+1

6

Еще в на лавочке Хельга задумалась о скульптурах, наверное, это один из немногих видов искусства, которые не понимала немка. Человек, который подражает природе. Человек, который пытается сделать что-то более грандиозное, что до него уже сделало нечто более сложное и древнее. Нет, все же красоту скульптур Вайнер оценить было сложно, наверное, именно потому и подумала, что выставка будет повещена фотографиям Фиби. Впрочем, даже на скульптуры можно было съездить и посмотреть. Дело не в самой выставке, а в том, что это возможность съездить в другой город, стряхнуть с плеч пыль повторяющихся будней. И в этом, все же, и заключается нечто необъяснимое и важное.
Вопрос о личной жизнь для Хельги был не то чтобы больной, но незначительный и не важный. Женщина давным давно зарыла себя от каких-либо чувств. Слишком уж это все заканчивалось плачевно. Очень мало людей могли понять и принять ее образ жизни, а те, кто не могли тут же отворачивались и зачастую эти не понимавшие и были люди, в которых женщина влюблялась. Потому, ответив свою извечную "зачем мне личная жизнь, если у меня с одной стороны табун детей, а с другой - мужчин"? Впрочем, это как и прежде звучало несколько грустно. Любой, даже самой сильной женщине, нужно было бывать слабой. А когда не было возможности, это довольно плохо сказывалось на ее внутреннем состоянии и счастье.

В вагоне стоял тихий рокот. Пассажиры рассаживались по своим местам и это напоминало некий муравьиный улей, когда каждый ищет куда бы ему себя приткнуть. Хельга выбрала места друг на против друга у окна. Рядом с ними пока никто не садился, конечно же, слишком мала вероятность, что они будут ехать всю дорогу в одиночестве, но пока можно было наслаждаться. До отправления было меньше нескольких минут, потому шум стал сильнее. Люди прощались с провожающими их, отзванивались кому, знакомились с невольными спутниками.
Настроение у Вайнер было до сих пор чудесное. Возможно, причиной тому была встреча с Фиби, или утренний разговор с Готье, который привел с утра Тату. А, может, все дело в самой поездке. - Почему мы так мало путешествуем с тобой? - Внезапно поинтересовалась Хель. - У нас же все для этого есть, а США - огромная страна, здесь столько всего интересного, а мы сидим в одном городке, который уже просто чертовски наскучил. - Каждая поездка заставляет тебя покинуть зону твоего комфорта, окунуться в новый мир, узнать новых людей и обогатиться новыми впечатлениями и знакомствами. А каждый человек так или иначе меняет нас самих. - Думаю, нам стоит чаще срываться с места и уезжать, куда глаза глядят. - Поезд тронулся с места. Вначале вагон будто замер, поддавшись мигу начала пути, а уже через миг гомон возобновился. На фоне заиграла какая-то расслабляющая музыка, почти не слышная из-за стука колес и людских голосов. Зачастую Хельга спала в пути, но рядом сидела Фиби, потому два драгоценных часа можно было с легкостью отдать разговорам. - Ты давно бывала дома? - Почему-то Хель казалось, что подруга живет где угодно, только не в собственном доме. Может, все дело в том, как она одевается или ведет себя. Ведь, будь Фибс ее дочерью, такой номер не прокатил бы - контроль был бы постоянный. Шаг вправо, шаг влево - расстрел. Все же в юном возрасте главное не потеряться и найти свой путь. Никакого светлого будущего Вайнер не видела для человека, который не хочет думать об этом самом будущем. Может, именно потому она и волновалась за Вайт, боясь, что та сойдет с верного пути.

+1

7

- Почему? – тут юноша пытается присесть рядом с Хельгой, и Фиби одаривает его выразительным взглядом, под гнетом которого он очень быстро решает поменять дислокацию, пока есть такая возможность. Она упирается в стенку спиной и забрасывает ноги на сидение, если хоть кто-нибудь сел бы с ней рядом, Хельге пришлось бы оттаскивать девушку от неудачливого пассажира и предлагать тому медицинскую помощь.
- Может потому что наш день – вторник, а, как минимум, тебе в среду на работу? Далеко не уедешь такими темпами. Хотя я предлагаю как-нибудь сколотить компанию и поехать куда-нибудь, если не на неделю, так на выходные. Куда-нибудь, неважно куда.
Она молчит, сверля взглядом людей напротив, и добавляет:
- И вообще, я хочу в горы.
Мысль о горах, о скалолазании, о ночах в палатках, о всех звездах, не заглушенных огнями города, успокаивает Фибс лучше забытой колыбельной, что напевала когда-то мама. Она действительно очень хотела в горы. Фибс расплывается в кривой улыбке и издает тихий смешок.
- Я представила тебя в костюме, лазающий по горам. Зрелище, так сказать, завораживающие.
Она знает, что Хельга сильная во всех смыслах этого слова. Но все снаряжение, костюмы, палатки, отсутствие душа и значительных следов цивилизации настолько не вяжется с ее бесконечными "ты ж девочка", с этими милыми платьицами и идеальной укладкой, что вызывает просто когнитивный диссонанс. "Праздник какой-то!"
- Я же затащу тебя в горы, ты это понимаешь? – звучит почти как угроза, когда на деле в этом кроется вся ее благодарность. Подарить пару кристально чистых рассветов, даже не глядя на риск того, что ее собственный подпорченный организм может не выдержать нагрузки путешествия,  это все, что она могла сделать в ответ за все бесконечные попытки вытащить ее из той или иной ситуации. Фиби относила Хельгу к разряду умных женщин, но никогда не понимала, почему та ей помогает, когда ей с того одни хлопоты. Периодически девушка ее благодарила, но когда ты врешь чаще, чем поливаешь цветы у себя на подоконнике, слова теряют какой-либо сакраментальный смысл.
Фиби бездумно обхватывает губами фильтр сигареты, глядя  скорее куда-то в свои мысли, чем на что-то снаружи, Хельга эту самую сигарету отбирает быстрее, чем девушка успевает достать зажигалку. Вайт даже думает возмутиться, пока не вспоминает, что они в поезде. Стук колес, гомон людей, мелодии и запах Хельги.
- Ты давно бывала дома?
- А?
Вопрос настолько внезапный, что берет девушку врасплох, она даже отвлекается от мысленного перемалывания косточек пассажиров напротив.
- Да, вот между сменами была. На работу же с Варфоломеем не пойдешь.
Тут девушка улыбается широкой улыбкой, понимая, что Хельга с Варфоломеем все еще незнакома.
- Теперь у меня есть постоянный спутник жизни, так что я случайно соврала. Знакомься, это Варфоломей.
Она достает из сумочки телефон и протягивает ей фотографию свидетеля всех ее похождений. Шерсть у маленького черного монстра уже начала потихоньку отрастать, Фиби водила его, перепуганного до дрожи, к ветеринару, так что и это, и воспаление глаз должно пройти. Собака хорошела, но все равно продолжала внушать отвращение всем своим видом, в отличие от других ее собратьев гриффонов.
Девушка смеется и замечает, что будь у нее борода, то она со своим питомцем была бы на одну морду. Они обсуждают какие-то незначительные темы прошедших недель, Фиби уходит и возвращается с чаем. Это, конечно, не пуэр, но тоже хорошо. Черный для нее, зеленый для Хельги.

Отредактировано Phoebe White (2015-03-05 22:55:36)

+1

8

Замечание было правильном, хотя, не совсем так. - Выходные зачастую у меня заняты еще плотней, чем будние. - Если взять пару дней отпуска-больничного в школе было не такой уж большой проблемой - всегда есть учитель на замену, то вот вторая требовала очень серьезного подхода. Здесь перенос встреч осуществлялся очень редко и действительно только в исключительных случаях. - В горы? - Тут уж без улыбки не обошлось. Хельга любила путешествовать, но исключительно по другим городам. Ее длинные ухоженные ногти, мягкая шелковистая кожа и всегда идеально уложенные волосы были категорически против всяких экстремальных штучек, если это не касалось секса. А говорить о том, что на Вайнер спортивный костюм увидеть можно лишь на тренировках в спорт зале, но никак не на улице, вообще не стоило. - Даже не думай! Максимум - пикник за городской чертой в каком-нибудь лесу, а лучше на берегу озера. Но никаких походов, или лазаний по горам. Только представь, на кого я стану похожа. - Женщина пытается быть категоричной и серьезной, только к чему эти попытки, если Фиби ее все равно не получаешь? Если уж эта чертовка вобьет в свою головушку что-то, то никакими клещами не выдрать. Останется лишь махнуть рукой и подчиниться. Хотя, без боя и ослиного упрямства все равно не обойдется. Хель будет долго и упорно сопротивляться. - Понимать - понимаю, но вначале тебе придется меня уговорить, и я буду долго сопротивляться! - Еще одна улыбка и мысли уже несутся куда-то подальше. Как и сам разговор.
Известия о новом обитателе дома Вайт удивили учительницу. Не то что бы Фиби не могла о ком-то заботится, но это была так же неожиданно, как и вообще эта поездка сегодня. День внезапных внезапностей. - Ого, - рассматривая смотрящую на нее из телефона псину, - ты его что ли на улице подобрала? - Хельга уже давно хотела себе завести какую-нибудь домашнюю зверушку - черепашку, кошку, мужика, но о них пришлось бы заботится, кормить вовремя и выгуливать, а при двойной жизни Вайнер, у нее не всегда остается время зайти после работы домой. Иногда приходилось ночевать в борделе. - Не расскажешь, откуда украла такое чудо? - Почему-то казалось, что это не просто обычная история - шла, упала, очнулась - нашла собаку. А раз так, то почему бы не послушать еще немного о чем-то радостном, и уж потом перейти к очень важному вопросу.

Отзвучал рассказ о собаке, смех, а после Фиби вообще ушла за чаем, Хель решила, что время прошло. Еще около часа они будут в поезде, потому за это время нужно все выяснить, не поссорится или помирится и уже на выставке поднимать себе настроение.
Чай для поддержания беседы? Почему нет - в нем можно прятать глаза, когда нет уверенности, что хочется слышать ответ или отвечать. - Фиби, как твои дела в универе? Все же последний курс. - Об учебе девушки разговаривали редко. Все же Хельга старалась без надобности со своими нравоучениями не лезть, а вот сегодня удержаться не сумела. - Знаешь, мне недавно звонили. Кажется, они не смогли дозвонится твоему отцу. - "Или уже не пытались." Щепетильная и опасная тема семьи, учебы и планов на будущее всегда заставляла нервничать, но как еще можно помочь? Не молчанием же. - Твой дипломный руководитель недоволен, ты давно не посещала консультации. Что-то не так? - Вайнер могла попытаться подойти издалека и не задавать вопросов в лоб, но какой смысл ходить вокруг да около, особенно, если они знают друг друга слишком хорошо и в два счета было понятно, о чем сейчас пойдет речь.
Сигарета, которую выхватила у Вайт Хельга, все еще аккуратно лежала на столике между ними, чуточку ближе к Хель. Возможно, скоро придется выйти в тамбур, дабы не устраивать сцен при слишком большом скоплении людей. Вайнер не любила, когда к ее личным делам приковано слишком много чужих глаз.

+1

9

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » хорошо, маааам