Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » The Last Of Us.


The Last Of Us.

Сообщений 1 страница 20 из 37

1

http://funkyimg.com/i/UEda.png

Действие происходит в постапокалиптическом будущем спустя двадцать лет после глобальной пандемии, вызванной грибком кордицепс. В течении года наши герои, контрабандисты Теодор и Нарцисса пытаются пересечь континент, сталкиваясь в обезлюдевших городах с различными опасностями - бандитами, каннибалами и обезумевшими жертвами кордицепса, напоминающий зомби. Их задача не только выжить в измененном мире, но и добраться до конечной точки в Солт-Лейк-Сити, где по слухам находится малая часть выживших «Цикад». Они слышали, что группировка «Цикад» пытается разработать вакцину против гуляющего вируса, но оба не могут до сих пор поверить, ибо еще никому не удавалось найти способ лечения за эти годы. По дороге к своей цели, ребята сталкиваются с контрабандистом Джоэлом и девочкой-подростком Элли, которые также шли в направлении Солт-Лейк-Сити. Странствуя вместе с ними, Нарцисса узнает от Элли страшную тайну, как на ту напал зараженный, и испугавшись, девушка рассказывает об этом случаи Теодору. Парочка решает избавиться от девочки, но их останавливает Джоэл, который объясняет о ситуации подробнее. Тогда-то ребята и узнают, что лекарство против эпидемии - это Элли. Нарцисса начинает подозревать, что тут явно какой-то подвох со стороны «Цикад», и пытается убедить Джоэла не идти к ним, но в итоге четверо странников расходятся своей дорогой. Лишь к весне снова столкнувшись с ними в штате Юта, наши герои помогают контрабандисту Джоэлу спасти Элли, и помогают им сбежать.

Путеводитель по миру.

http://funkyimg.com/i/UEov.pnghttp://funkyimg.com/i/UEoz.png
Имя: Нарцисса и Теодор Остин.
Возраст: 30 и 35 лет.
Семейное положение: состоят в браке.
Место рождения: Нарцисса родилась в Вайоминге, а Теодор родом из Северной Каролины.
Снаряжение:
- охотничий нож [принадлежит Нарциссе].
- винтовка Винчестер [принадлежит Теодору + 2 упаковки боеприпасов].
- мачете [принадлежит Теодору].
- дымовые шашки [в количестве 6 штук].
- лук и стрелы [принадлежит Нарциссе + 10 стрел].
- револьвер [принадлежит Нарциссе + 1 упаковка с боеприпасами].
- пистолет Desert Eagle [ принадлежит Теордору + 2 упаковки с боеприпасами].
- аптечка [в количестве 2 штук].
- продукты [питьевая вода, консервы и пара пачек чипсов].
- веревка.
- банка с гвоздями [в количестве 3 штук, служит взрывчаткой против зараженных].

Вашингтон [Сиэтл] - представляет из себя одну из военизированных карантинную зону. Часть города находится за высокой стеной, которая постоянно патрулируется. Жители живут под контролем военных. Они раздают еду и другое продовольствие, обеспечивают их защиту. Однако Бостон полон контрабандистов, преступников и Цикад: здесь развивается продажа оружия и наркотиков и т.д.
Массачусетс [Лексингтон] - большая часть патрулируется охотниками. 
Мессури [Сент-Луис] -  встречаются люди из Цикад, а так же бандитов => Мессури [Колумбия] - небольшая часть города находится под защитой военных.
Канзас [Канзас-сити] - полностью зараженный город, следов каких-либо фракций тут не наблюдается.
Колорадо [Денвер] - встречаются охотники и каннибалы => Колорадо [Касл Рок] - город находится под защитой военных => Национальный заповедник Пайк - практически нет зараженных и враждебных фракций => Национальный заповедник Гранд Меса - часто встречаются выжившие и каннибалы, тут Нарцисса и Теодор также сталкиваются с Джоэлом и Элли => Колорадо [Гранд-Джанкшен] - встречаются люди Цикад и бандитов.
Национальный заповедник Винта - относительно спокойно, но есть вероятность встретить зараженных последней степени => Юта [Орем] - город полностью под властью бандитов => Юта [Вест-Вэлли-Сити] - часть города под охраной Цикад, также тут расходятся пути с Джоэлом и Элли => Юта [Солт-Лейк-Сити] - город полностью заражен, что затрудняет попытку проникновения к Цикадам. Конечная точка.
http://funkyimg.com/i/UEfk.png
Враги.
Зараженные - это мутировавшие люди, подвергнувшиеся рекомбинантной деформации грибковой инфекцией (КЦИ). В результате, формируя созданий, повышенной агрессивности, атакующие любого не зараженного человека.
Бегуны - первая и самая слабая стадия заражения жертв, только-только подвергнувшиеся инфекции.
Сталкеры - вторая стадия заражения Кордицепсом. Они имеют зрение и скорость бега, как у Бегунов, и зачатки развития эхолокации, как у Щелкунов. Отличительная черта зараженных на этой стадии это щелчков, который они издают, что является признаком образования грибка на поверхности лица. Благодаря псевдо эхолокации, заметив жертву издалека, Сталкеры разбегаются и прячутся в укрытие, в итоге, незаметно подбираясь к жертве, этим и получив имя "Сталкер".
Щелкуны - третья и самая отличительная стадия инфекции, связанная с длительным периодом заражением грибком, что делает носителя достаточно сильным по отношению к человеку. Это делает их более смертоносными, но обратной стороной медали является их полная слепота, связанная с ростом грибка по всему лицу. Как альтернатива к зрению, у зараженных вырабатывается эхолокация, которая позволяет им маневрировать в пространстве, издавая щелкающие звуки.
Топляк  - финальная стадия заражения, и самая опасная. Достижение этой стадии занимает очень долгое время, таким образом, утопленники являются редкими представителями всех зараженных. Они покрыты грибковой пластинчатой броней по всему телу, удваивая их степень стойкости против оружия. Чтобы убить топляка, потребуется изрядное время и изрядный боезапас. Так же, как и Щелкуны, они используют эхолокацию для ориентирования в пространстве. Массивность тела не позволяет топлякам набрать скорость в передвижении. Такой недостаток окупает возможность кидаться органическими мешочками с микотоксином, который взрывается при ударе, выпуская ядовитый газ, который будет постепенно лишать человека жизни.
Фракции.
Цикады - революционная группировка боевиков, одна из малочисленных групп, которые до сих пор занимаются поисками вакцины от  Кордицепсно Церебральной Инфекции (КЦИ), и готовы пойти на крайние меры, дабы достичь цель. Сами боевики распределены по всей стране, но текущим Командным Центром является больница Святой Марии в Солт- Лейк-Сити.
Военные -  они контролируют Карантинные зоны по территории США, присматривая за не зараженными, защищая от инфекции за пределами стен. Военные регулируют все передвижения дабы исключить дальнейшее заражение, и из-за этого, они часто вынуждены прибегать к насилию.
Охотники - крайне враждебно настроенные выжившие, получившие данное название из-за склонности к жестокому убийству любого, кто вторгается на их территорию, дабы украсть их одежду, припасы, или еду.
Бандиты - люди, которые проводят рейд на места обитания других выживших с целью личной наживы. Основное место процветания группировки - округ Джексон, и предположительно, в других частях Соединенных Штатов. В отличии от Охотников, Бандиты не имеют лидера, более независимы, передвигаясь с места на место по территории США. В добавок, они не дожидаются своих жертв.
Каннибалы - их действия по отношению к другим выжившим равносильны Охотникам, однако их отличает склонность использовать своих жертв в качестве пищи, что связанно с нехваткой припасов и желанием выжить.
http://funkyimg.com/i/UEfm.png

Отредактировано Narcissa Auditore (2015-05-22 22:42:51)

+9

2

[NIC]Theodore Ostin[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/UE13.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/UE18.png[/SGN]

Вы когда-нибудь задумывались над тем, каково это, когда ваш мир в одно мгновение превращается в кучку золы по одному щелчку чьих-то пальцев. Когда он рушится на ваших глазах, напоминая то, как сыплется песок в старинных песочных часах, медленно каждой своей песчинкой отсчитывая последние секунды существования всего того, к чему вы так привыкли. Да вы хоть можете вообразить, насколько это страшно, когда привычный уклад жизни, словно воздух, протекает сквозь ваши пальцы, заставляя неприятные мурашки пробегать по телу. Как это страшно, когда вы отчаянно хватаетесь за ускользающую надежду, а она с презрением отмахивается от вас, как от назойливой мухи. Верили ли вы в то, что рано или поздно мир пошлет нас ко всем чертям, читая постапокалиптические романы фантастов. Нет? А ведь стоило, стоило задуматься над этим, пока не было слишком поздно. Стоило уделить этой мысли хотя бы долю своего гребанного внимания и задуматься: реально ли это? Кто стоит за нашим неизбежным концом? Кто станет нашими всадниками апокалипсиса, которые безжалостно и с огромнейшим удовольствием превратят человечество в пыль, которая позже осядет на страницах Вселенской истории? Люди. Поганые и мерзкие существа, возомнившие себя подобием Бога. Самоуверенные ублюдки, которые считают, что это невероятно весело – ходить по самому краю тонкого лезвия, распоряжаясь чужими жизнями. И мне не страшно быть честным: порой я действительно стыжусь своего рода. Порой я стыжусь, что я – человек. Потому только из-за нас мир находится на грани вымирания. Человек виной тому, что впереди нас ждет глубокая и беспросветная тьма. Человек виной тому, что жизнь человечества – это огромнейшая куча дерьма, которую не способен загрести даже сам Дьявол. Думаете, что я преувеличиваю? А что если вспомнить первые «попытки» стереть этот мир с лица земли? Авария на Чернобыльской АЭС, на АЭС Три-Майл-Айленд, авария в Уиндскейле, радиоактивное заражение в Гоянии. И это лишь известные нам происшествия. Но вы только представьте, о скольком мы не знаем. Сколько было скрыто нашим чертовым правительством. Сколько судеб было поломано. Сколько нам еще предстоит вынести. Хотя… может ли быть еще хуже? Механизм уже запущен. И я не верю, что мы способны его остановить. Я не верю. Ад уже сковал нас в своих объятиях.
12.06 T.O.

Сиэтл. Мог ли кто-то когда-нибудь вообразить, что улицы этого некогда великого года станут такими пустыми? Что этот некогда великий город будет представлять своим видом последние попытки людей показать, что обычная жизнь все-таки не так заоблачна, как может казаться? Сиэтл стал прибежищем для всех тех, кто был готов смириться со сложившимися обстоятельствами. Для всех тех, кто больше не желал бороться. Для всех тех, кто не мог представить иной жизни. Для всех тех, кто уже достаточно давно осознал, что жизнь сменила свое имя. Жители этого корпуса хотели лишь одного - просуществовать свои последние недели, а возможно и дни в некой мнимой безопасности. Они так слепо верят в прочность стены, окружавшей карантинную зону, что по ночам горожане стали молиться ей, прося даровать им спокойствие еще на день. А что до молитв, вознесенных к Всевышнему? Теперь мало кто верит в его всемогущество и способность вытащить человечество из этой глубокой бездны, в которую они же сами себя и опустили. Даже глубокого религиозные люди теперь не ищут спасения в вере, так как они осознали, что Великий Отец махнул рукой на своих бездарных потомков, подарив им напоследок то, о чем они так мечтали. Разрушение. Хаос. И покрепче обвязал этот комплекс подарков ярко-красной лентой безысходности. Общество само привело себя к подобному исходу. Само поставило жирную точку в свой красочной истории. И Он решил смериться с "суицидальными" мыслями своего чадо. Он устал оттягивать этот момент. Устал.
Теодор Остин не был религиозным человек. Мужчина относился к вере с небрежным безразличием, из-за чего его душа не рвалась от отчаяния, при осознании того, что Всесильный им больше не поможет. Он знал, что настоящее зло и гибель всего мира - это они сами. Род человеческий - это ошибка безумного гения, желавшего создать своего подобие, вместо чего он создал смертельное оружие, способное к самоуничтожение без какой-либо команды и даже с неким чувством удовлетворенности.
Тео снова проснулся посреди ночи в холодном поту, ища под подушкой мачете. Мужчина негромко выругался и провел рукой по своим растрепанным блондинистым волосам. "Опять", - услышал он собственный голос в своей голове. Которую ночь ему снится один и тот же сон? Третью? Или может пятую? А может этот красочный сон посещает его уже не одну неделю? Или даже не один месяц? Остин не помнил, как давно крепкий сон оставил его. Зато успел уже наизусть выучить сценарий своего ночного кошмара. Кровь. Выстрелы в воздухе. Крики, заставляющие дрожать даже самых смелых. Окровавленный мачете, совершенно недавно изучивший внутренности одного из бегунов. Но это все то, что стало за эти годы для Тео привычным. С дрожью в сердце мужчина ожидает конца этого эпизода. Нарцисса. Вся в крови и в укусах, возможно, всех видов зараженных. В ее глазах уже не видно проблесков жизни. Бывший для нее пару минут назад самых родным и близким человек в эти страшные времена, Теодор становиться для миссис Остин лакомым кусочком. Мелкими и неуклюжими шагами девушка приближается к нему настолько близко, что он начинает слышать ее тяжелое дыхание. Перед глазами его вмиг все расплывается и мир превращается в одну неразборчивую картинку. И вот она уже совсем рядом. В паре шагов от него. Не видя практически ничего, Тео поднимает револьвер и медленно приставляет дуло к ее лбу. Он что-то неразборчиво шепчет жене напоследок. Выстрел. 
Теодор проводит по безымянному пальцу левой руке, на котором красовалось обручальное кольцо. Мужчина опустил взгляд на жену и, едва касаясь ее головы, аккуратно провел своей рукой по ее блондинистым волосам. Остин встал на ноги и тихо, не спеша подошел к окну и устремил взгляд куда-то вдаль. Рассказывал ли он Нарциссе о своих кошмарах? Да, его ночные подъемы не раз беспокоили ее. Рассказывал ли он ей об окончании своего сна? А как вы сами думаете? Легко ли это, смотря в глаза своему самому близкому и любимому человеку, ради которого ты продолжаешь жить в этом гребанном мире, сказать о том, что каждую ночь ты выпускаешь пулю в ее лоб? Да и к тому же из ее любимого револьвера. И, несмотря на то, что Тео уже сотый раз видит этот сон, мужчина до сих пор с сердцем полным страха ждет, когда Нарцисса начнет идти на него. Когда из глаз его потекут слезы. Когда она будет стоять совсем близко. И когда его дрожащая рука поднимет револьвер и он спустит курок.

Отредактировано Theodore Fraser (2015-04-03 16:29:26)

+2

3

Мир никогда уже не будет прежним, и дураком будет тот, кто верит в, якобы, его спасение. Посмотрите. Очнитесь, и взгляните на то, что твориться за вашими окнами подвалов или каких-то убежищ. Оглянитесь вокруг себя. Убедитесь сами, когда картинка наконец-то прояснеет и изображение перестанет казаться вам размывчатым и неясным. Не гонитесь за прошлым, не пытайтесь восстановить то, что уже просто-напросто не принадлежит восстановлению и перерождению, потому что все - это конец. Мы много рассуждали о Конце Света, но кажется никто не мог предполагать, что он наступит слишком рано. И не нужно обвинять в этом кого-то сверху; не нужно просить этого кого-то спасти вас, потому что ничто не поможет. Мы одни. Мы - последние, кто остался в живых, и нам теперь предстоит лишь выживать. Остается ухватиться за свою никчемную жизнь, когда на каждом шагу за карантинной зоной ждет опасность. О, и нет, она отнюдь не всегда исходит от существ, которые и стали причиной вымирания человечества, а порой бывают опасны и сами люди. Те, кто обезумел о происходящего; те, кто потерял всякую человечность от недоедания и наступившего голода в мире. Люди - они виной всему, и они стали самыми страшными монстрами сей истории. Спасайтесь. Убегайте что есть мочи. Никогда не оглядывайтесь назад, а главное, никому не следует доверять. Вы должны полагаться только на себя, на свои силы и свои инстинкты, которые были заложены в нас при рождении. Прячьтесь. Не показывайтесь на глаза, а главное, не выходите ночью. От происходящего вокруг нет лекарства, и именно наша вина в том, что создали на земле собственный ад. Сами виноваты, что допустили произошедшую катастрофу двадцать лет назад, ибо были слишком высокого мнения о своем виде. Мы слишком часто играли в "Богов", за что в итоге и поплатились. Скажите, о чем вы думали? Вы надеялись, что сможете создать лекарство против рака? Вы надеялись, что сможете привести мир к гребанной утопии, о которой так часто бредили фанатики церкви? Скажите, о чем вы думали, когда создавали это "лекарство" в своих долбанных лабораториях? Да ничего вы не сможете сказать, потому что те, кто участвовал в эксперименте давным-давно мертв, либо превратился в одного из монстров, которые бродят за высокими стенами безопасной зоны. Вот и весь сказ. Вот и вся история человечества, где следует поставить жирную точку. Печально смотреть на произошедшее, думать о том, что впереди нас больше ничего не ждет. Знать, что мы, люди, никогда не сможем изменить наш мир. Хм, даже если будем пытаться, как это бывало раньше при любых катаклизмах, - сейчас удача выскользнула из наших рук. Она просочилась сквозь пальцы и рассеялась как прах. И, если в самом начале трагедии Нарцисса хоть как-то пыталась уверить себя в обратном. Она свято верила, что возможно у ученых получиться найти вакцину и излечить зараженных, то с годами эта надежда начала таять. Слишком много лет прошло, и за это время повидав множество ужасающих картин, где тебе приходилось всаживать несколько пуль в лоб своего соседа, или когда тебе надо было убегать от толпы зараженных, - то начинаешь понимать - ничего ученные так и не нашли...
Какой сегодня день, какой месяц? Может кто-то сможет подсказать, какой сейчас на дворе был год? Спросите любого и вам вряд ли ответят, потому что выжившие давным-давно перестали задаваться подобными вопросами. Мы перестали вспоминать какие-то даты, потому что они нам с болью напоминали о прошлом. О тех временах, когда мы еще планировали свою жизнь и будущее. О временах, когда мы строили какие-то планы и неохотно двигались к целям, а сейчас у нас лишь одна важная задача - выжить. Мы не помним какой год, потому что боимся, что сегодня будет наш последний день. Мы перестали думать, и Остин была не исключением. Единственное, что она предпочла оставить в своей памяти из воспоминаний о нормальной человеческой жизни, так это свадьба. Пожалуй, единственный момент, который был способен придать сил этой женщине и заставлять ее не опускать руки. Если уж не ради себя, то ради своего супруга, который проходил через такой же ад, как и она сама. Ведь теперь вам остается лишь бороться за жизнь, за гребанные объедки, которые вручают военные этой зоны. Ха, живешь практически в тюремных условиях, и поэтому находишь выход в контрабанде. Покидаешь безопасную территорию ради находок по ту стену, сталкиваешься с бегунами, или того хуже, щелкунами, чтобы просто добыть оружие или запасы еды, которых и так слишком мало. Занимаешься переправой, скупкой, всем, лишь бы продержаться еще несколько месяцев. И пока Остин сладко спит, хотя под подушкой крепко сжимала охотничий нож, - она и понятия не имела, что Теодору снова сниться тот кошмар. А что снится ей? Да ничего не снилось, ибо блондинка уже и забыла про нормальный и здоровый сон. Все слышала, на все реагировала, даже на то, что муж прикоснулся к ней рукой. Открыв мгновенно глаза, но не поворачиваясь, Нарцисса поджала губы и немного нахмурилась. Повернулась на спину и привстала на локтях, когда любимый человек встал с постели и подошел к окну. - Опять кошмар? - Тихо произнесла та и перейдя в сидячее положение, скрещивая ноги, нимфа внимательно посмотрела в спину мужчины. - Теодор? - Позвала она еще раз и затем только встала с постели, чтобы подойти к супругу и обнять со спины.
Прижимаясь своей щекой к нему и закрывая глаза, крепче обнимая, Остин задумалась о предстоящей вылазки. Затем открыла глаза и взглянула на старые часы, которые весели над кроватью. Было уже около трех ночи, а значит через два часа им следует быть возле потайного выхода за стены зоны. - Ты помнишь, что у нас сегодня дело? - Чуть расслабляя хватку, Цисси отступает на один шаг и снова закусывает губу. Нервничала, переживала, потому что не могла спокойно смотреть на муки любимого супруга. Мало им, черт дери, зараженных, так теперь еще и это. - Я тебе уже говорила не раз, Теодор, если я когда-нибудь и буду укушена, то скорее сама пущу пулю себе в лоб, чем пойду на тебя - Ухмыльнувшись и подойдя к столу в другом конце комнаты, женщина начинает проверять рюкзаки. - Я слышала слух. О Цикадах... - Внезапно переводя тему с одного на другое, и, попутно укладывая в свой рюкзак необходимые вещи первой помощи - Что они пытаются разработать вакцину - Кладя свой револьвер  и одну упаковку боеприпасов, она оборачивается через плечо и снова смотрит на силуэт мужа. - Как думаешь, они смогут найти ее? Может, хм, нам следует присоединиться к ним? Контрабандой мы долго не протянем. У нас остался еще месяц с этими талонами, а потом придется опять искать работу - Пожимая плечами и укладывая веревку, Остин переходит к рюкзаку Тео и начинает собирать его.
В последнее время что-то зачастили слухи про возрождение Цикад, которые готовятся нанести решающий удар. Слишком многие сбежали из карантинной зоны на их поиски, и Нарцисса тоже уже помышляла об этом  решение несколько месяцев. - Что скажешь, Тео? - Закончив сборы, она оборачивается к нему лицом и слегка подпрыгнув на месте, усаживается на край стола. - Давай, Остин, улыбнись. Подумаешь, тебе снова приснился кошмар, где ты стреляешь мне в башку. - Некая наигранная легкость прозвучала в голосе женщины, хотя на самом деле, подсознательно, она боялась не меньше мужчины. Что, если правда? Что, если этот день Х действительно настанет и она заразиться? Не раз уже была ведь такая возможность, когда она и Теодор убегали от бегунов в очередной своей вылазки за стены. Была возможность, когда один из щелкунов схватил блондинку в больнице, и если бы не супруг, отрубивший голову этому уроду, то возможно сейчас бы и не было тут Цисси, сидящей вот так просто на краю стала. - Милый, иди сюда - Облокачиваясь ладонями на деревянную поверхность и едва раздвигая ножки, миссис Остин подозвала к себе Теодора и улыбнулась краем губ. - Все будет хорошо. Пока ты рядом со мной, мне ничего не грозит. Нам надо думать о более важных делах, верно? - Снова эта ее привычная ухмылка, которая будто бы говорит, оглянись, мы играем в гребанный Конец Света, а ты печешься о каких-то там пустяках.

+1

4

[NIC]Theodore Ostin[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/UE13.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/UE18.png[/SGN]

Тео не отвечает жене, когда та обращается к нему. Он даже не оборачивается на нее, а лишь едва заметно кивает в темноте головой, давая понять, что он внимает ее речам. После ночных кошмаров Остин не может первые несколько минут смотреть прямо в глаза Нарциссе. В голове снова и снова повторялся финальный конец красочного сновидения, словно это была кассета с зажеванной пленкой. У них были проблемы поважнее, а он, как маленький ребенок, так остро и эмоционально реагирует на обычной сон. Почему ему не удается смириться с этим? Почему не удается не придавать этому сну такого сильного значения? С каждым очередным "убийством", Теодор чувствует, что страх в его душе растет с невероятной силой и сопротивляться ему невозможно. "Это ведь такой пустяк!" - не раз слышал мужчина подобное от жены и не раз пытался убедить и себя в этом. Но все эти попытки самоубеждения, казалось, действовали лишь хуже. Но сильнее всего его опасения подпитывали их вылазки с Нарциссой за пределы периметра. Теодор перестал заводить разговоры с женой о том, что ей лучше оставить это занятие ему, после одной из ссор. Миссис Остин ни в коем разе не хотела отправлять своего благоверного на поиски "приключений" в одиночку. Уж если они вляпались в это дерьмо вместе, значит и выбираться из него будут только вместе, сражаясь рука об руку, смотря в глаза смерти только вдвоем. Порой Остину хотелось собственноручно задушить Нарциссу, настолько она было упертой и своенравной. Но после нескольких минут размышления понимал, что именно такую он однажды ее и полюбил и именно такую продолжает любить, несмотря на все то, что с ними происходит в эти времена.
Теодор чувствует, как руку супруги начинают обвивать его тело. Мужчина едва заметно улыбается и нежно проводит своими ладонями по небольшим, по сравнению с его, кистям Нарциссы. На душе у Тео стало немного спокойнее, когда тот начал вслушиваться в голос жены. Она была его спасательным кругом, его путеводной звездой. Она - его жизнь. Если бы не она, то Теодор, наверняка, давно бы уже гулял за периметром, убивая невинные, заблудшие души. Если бы повезло, то мужчина бы присоединился к охотникам или бандитам, а если же удаче была к нему менее благосклонна - к одному из видов зараженных. Но его дорогая супруга полностью исключала эти мысли Тео. Кроме нее в этом гниющем мире у Остина никого не осталось. И он просто не мог представить своей жизни без этой женщины. Именно благодаря ей, мужчина все еще продолжал жить, а не бессмысленно существовать, как это сейчас делали многие. Только из-за нее он еще не успел окончательно разочароваться в роде человеческом. И уже за это Теодор был безмерно благодарен Нарциссе. Ведь она не оставила его и никогда не оставит, а он будет стараться отплатить ей тем же.
- Прости, что разбудил тебя, - наконец произнес Теодор и, повернувшись лицом к жене, на мгновение прижимает ее к себе. Он чувствовал, как по телу его приятной волной разливается спокойствие от того, что в данную минуту ей ничего не угрожает. Что хотя бы на какие-то пару часов, он может вздохнуть с облегчением и не вспоминать судорожно, в каком их карманов сумки припрятана банка с гвоздями.
Теодор расслабляет свои объятия и Нарцисса медленно удаляется в полутьму комнаты. Мужчина опирается на стену и, откинув голову и закрыв глаза, молча слушает, как Нарцисса проверяет их сумки. В последние времена Тео начал задумываться над тем, правильно ли они поступили однажды, когда начали заниматься контрабандой. Таких как они не раз выгоняли из карантинной зоны, конфискуя при этом все боеприпасы и продукты, что делала так называемых преступников легкой добычей не только для зараженных, но и для различных фракций. Однажды они с Нарциссой даже чуть не попались, но их спасла попытка вторжения в их сектор бандитов. Но так же Остин понимал, что по другому они вряд ли смогут выжить. Они просто не умеют выживать по другому.
- Цисси, мы уже не раз затрагивали эту тему, но ты знаешь, что наши рассуждения и убеждения мне не помогут. Я не могу контролировать это, понимаешь? Просто не могу , - мужчина тяжело вздохнул и снова выглянул в окно, за которым виднелась часть мертвого города, находившегося за стеной.
- Я слышала слух. О Цикадах... - Теодор поджал губы, только этим выдавая свой скепсис. Не первый день он слышит подобные рассуждения жены по поводу данной группировки. Да, он слышал о Цикадах. Да, он слышал, что они вновь пытаются найти вакцину от вируса. Да, он знает, что они занимаются благим делом, но сколько подобных попыток уже было? Сколько времени и сколько душ они потратили на свои безрезультатные попытки? Они - кучка чокнутых оптимистов, надеющихся, что когда-нибудь этот мир снова станет прежним. Но Тео не такой, он - реалист. И он знает, что ничего уже не станет как прежде. Уже слишком поздно.
Остин выдерживает недолгую паузы после вопросов Нарциссы, а после несмело отвечает:
- Я очень хочу верить в это, дорогая, очень хочу, - мужчина переводит взгляд на жену и уголки его губ вздергиваются вверх. Ее легкая наивность слегка забавляли Остина, но ее наивность и вера были куда лучше, нежели вечные терзания о том, что они все - кучка ходячих мертвецов, которые совсем скоро превратятся в кровавое пятно на земле. Ему бы хоть капельку ее веры, и возможно тогда и он бы не мучился от страшных сновидений.
- Присоединиться? Я думаю, что это не так уж и легко, милая. Втереться в доверие к бандитам будет легче, нежели присоединиться к Цикадам. Да и к тому, до них добраться это дело не одного дня и даже не пары недель. Солт-Лейк-Сити это не соседняя деревушка с милыми жителями. Это сотни, а возможно и тысячи миль, которые нужно проделать, чтобы попасть в кишащий всеми видами чертовых мертвецов город. Готовы ли мы к такому, Цисси? Выбираться из карантинной зоны на пару часов - это совершенно другое. Ты изучила близлежащую местность и знаешь, где в случае опасности можно переждать. Но что ждет нас дальше нашей безопасной зоны? - Теодор небрежным движением руки махнул в сторону мертвой зоны и измерил комнату шагами несколько раз.
Услышав зов Нарциссы, Тео не стал сопротивляться, а не спеша подошел в жене. Мужчина касается губами лба Нарциссы и прижимает ее к себе сильнее обычного.
- Я просто не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Не хочу потерять тебя. Я понимаю, тебе хочется идти вперед к спасению. Но... готова ли ты к этому? Готова ли рискнуть всем, что ты сейчас имеешь? Своей жизнью? Потому что там, за стеной, за зоной, которую мы успели изучить, мы столкнемся с тем, о чем даже представить жутко.

Отредактировано Theodore Fraser (2015-04-03 16:30:41)

+1

5

Страх пронизывает до дрожи в коленях, когда ты высиживаешь в темноте и прислушиваешься к щелчкам вдали. Крепче сжимаешь в своих руках винтовку или дробовик, отсчитывая про себя ровно до десяти, когда звук оказывается ближе, - резко поднимаешься и нажимаешь на курок. Страх подступает к самой глотке, когда ты с замиранием сердца прячешься в углу, слыша, как приближаются чьи-то шаги, - резко делаешь выпад и хватаешь мудака, который пытается врезать тебе арматурой. Ты живешь с этим страхом день и ночь, потому что мир был изменен настолько, что кажется сами разработчики игр или великие умы сценаристов позавидовали бы происходящему. И чтобы как-то справиться со своим страхом, человек обязан нещадно работать над собой. Закалять свой характер, свой чертов нрав. Мы должны держать палец на спусковом крючке, ибо в любую минуту и секунду из-за угла может выскочить враг. Выживает сильнейший, верно? Вот только была ли Нарцисса этим сильнейшим? Да, она конечно же научилась стрелять и убивать, благо ситуация мира требовала данного опыта, но была ли она все-таки всесильной и бесстрашной? Давайте не будем обманывать, потому что в глубине души Остин боялась даже выходить за периметры зоны, и если бы ею не двигала цель - выжить, то наверно бы и не вылезала. Она всегда боялась, когда слышала характерный звук щелкунов, их приближение к ним, и со страхом в глазах отбивалась всем, что попадалось под руку. Женщина буквально жила в этом гребанном страхе, но всякий раз старалась не подавать виду, чтобы лишний раз не тревожить и не отвлекать своего мужа. Нельзя быть слабой, частенько твердила блондинка в своей голове, потому что слабым нет места в этом мире. Нельзя подвергать своим страхом опасности того, кто был дорог тебе, и кто долгие годы помогает выживать среди этого кошмара. И да, Цисси очень боялась оказаться зараженной. Она боялась, что когда-нибудь сон Теодора сбудется и тогда что? Что ей останется, кроме как не пустить себе пулю в висок. Это жизнь, друзья, и нужно уметь крутиться, иначе велика вероятность оказаться на том свете. Хм, конечно, если таковой вообще существует, во что "охотница" уже слабо верила.
Теодор часто удивлялся энтузиазму ее. Он часто удивлялся ее вере, но таковой и не существовало. Точнее нет, может какая-то капелька надежды и осталась в ровно бьющемся сердце, но в остальном же Нарси поддавалась своим инстинктам, и те говорили сейчас, что следует направиться на поиски Цикад. Подсознание твердило, что у них есть хоть какая-то информация, относительно будущего человечества. И если это действительно так, то Нарцисса обязана самолично проверить данный слух. Настолько упрямая и немного пессимистичная, что готова пройти пол континента в поисках правды. Хм, да именно эта ее черта характера и продолжала двигать женщиной. Жажда не только выжить в мертвом и павшем людском мире, но и докопаться до истины, которой на самом деле не существовала. Нет, ну сами подумайте, какая тут может существовать правда, когда и так уже всем известны причины той катастрофы, и время ведь невозможно вернуть назад. Невозможно повернуть все вспять, дабы не допустить распространения вируса. Не допустить гребанного взрыва. Прошлое, оно и есть прошлое, на котором мы вроде бы обязаны учиться, но кажется люди напрочь забыли об этом. Поэтому остается только одно - двигаться вперед, и пусть что будет. К черту все осторожности, Остин просто уже устала. Она действительно устала от происходящего вокруг, поэтому решила отдать свою удачу в руки неизвестности. Поэтому она в последний раз готова была выйти сегодня в качестве контрабандиста, ибо возвращаться обратно в зону не желала. - Я все понимаю - Немного сдавленно отозвалась блондинка, когда муж касается губами ее лба. Она внимательно слушала его красочные изречения, которые снова подпитывали внутри страх, но будучи уже убедившейся, что так намного лучше; что им пора завязывать с бездействием в тиранских условиях карантинной зоны, - Остин закрывает глаза и делает глубокий вдох - Я прекрасно даю себе отчет в своей идеи. Да, дорога предстоит нам нелегкая и долгая. Возможно, мы будем добираться туда не один год. Возможно, мы ничего не обнаружим там, или будем вообще убиты на полпути к Колорадо, где находится одна из групп Цикад. Но все лучше, чем находиться здесь. Сколько мы еще протянем, Тео? Месяц-два? Может протянем еще один год, а потом нас либо выкинут за стены зоны, либо застрелят военные, либо мы просто подохнем от голода. - Поднимая свой взгляд и сталкиваясь со взглядом супруга, женщина снова улыбается краем губ и аккуратно проводит кончиками пальцев по его щеке. - Я знаю, что тебе трудно во что-то верить уже, милый. Знаю, что ты никогда особо не был в духе от Цикад и их взглядом на этот обреченный мир. Знаю о твоих кошмарах и твоих всех переживаниях, но, Тео, доверься мне сейчас. Мы выполним свой заказ сегодня, и сегодня же уйдем отсюда. - Немного нахмурив бровки и слегка зажимая мужа меж своих бедер, Нарцисса бережно взяла его за подбородок и заставила внимательно глядеть в свои глаза - Я не хочу провести оставшейся время в этом месте, потому что даже здесь не безопасно. Ты прекрасно знаешь, что рано или поздно стены этой карантинной зоны рухнут, и что тогда? Ты же помнишь весь хаос, который был двадцать лет назад, но теперь же будет хуже. Я готова к тому, что нас ждет в неизвестных нам землях, и я надеюсь, что ты тоже готов. Тео, пришло время - Выждав паузу и покусывая свою нижнюю губу, блондинка едва склонила голову на бок и вздохнула - Черт, если слухи правдивы и источник рассказал мне правду, Тео, Цикады те, кто нам нужен - Поморщив слегка своим носиком, Остин выпустила мужчину из своей "ловушки" и достала из соседнего рюкзака пистолет. - Со мной ничего не случиться, пока ты рядом. Все эти годы, я только благодаря тебе и выживала, сладкий - Протянув пушку супругу, Нарцисса плавно сползла со стола и сразу стала ниже ростом Теодора. Хм, наверное это тоже одна из причин, когда американке так легко удавалось спрятаться и убежать: маленький рост и легкий вес.
Отходя в сторону, к потрепанному дивану, женщина принимается одеваться. Выбирать особо было не из чего: потертые и старые джинсы; черная берцовка с каким-то выцветшим рисунком, поверх которой всегда надевалась клетчатая рубашка; ветровка зеленого цвета, точнее она когда-то была зеленая, но из-за грязи и запекшейся крови это уже незаметно; да и ботинки, которые тоже были в потрепанном виде. - Помнишь Бобби? - Между переодеванием начала говорить Остин, застегивая рубашку - Терри говорит, что он со своим напарником добрался до Питтсбурга. Конечно, я понятия не имею, откуда у него эти сведения, но раз Бобби смог, то почему мы не сможем, верно? - Зашнуровывая уже свои ботинки, Нарцисса подняла голову и посмотрела на Теодора - Я это о чем? О том, чтобы ты постарался не думать о таких вещах, как этот гребанный сон. Я понимаю твои опасения, но ты сам видел, что ни одной твари я не по зубам - Снова эта ухмылка, и опуская голову обратно, завязывая прочный узел на ботинках, женщина встает с места и накидывает на плечи ветровку.
Бобби Уайт - такой же контрабандист, как и эти двое. Вообще, в данное время это, кажется, была лучшая профессия: она и деньги приносила, и талоны на еду, да и сами продукты, которые были нынче дефицит. Единственное, что, пожалуй, было обратной стороной этого ремесла, так это опасность перед военными и их правилами гребанного порядка. И  вот, кажется даже Уайт не выдержал этой тирании, раз отважился на такой поступок, как покинуть стены зоны. Он вообще был мужиком крепкими и опытным, за счет своего телосложения и возраста. Господи, Нарцисса вообще удивлялась, как это практически пятидесятилетнему человеку, удавалось с такой легкостью убивать зараженных. У этого идиота даже был трофей, точно Остин уже не помнила какой, кажется голова щелкуна, но это не столь важно, да? Важно, что мужик сделал ноги и добрался так далеко, значит и эти двое тоже смогут. Убивать умеют, все виды инфицированных они видели, да и Америка пусть изменилась, но в прошлом они были же во многих местах, и прекрасно знают что да как. - Ну? Ты готов? У нас осталось сорок минут, чтобы добраться до того прохода - Доставая из-под подушки свой охотничий нож, Нарси убирает его в ножны на поясе и подходит к столу, чтобы взять свой рюкзак. Взвалив его на свои хрупкие, но уже привыкшие к тяжести, плечи, она подходит к окну и выглядывает наружу. - Надеюсь никаких неприятностей по пути мы не встретим - Наигранно придавая своему голосу чертов энтузиазм, блондинка поворачивается лицом к Теодору и на мгновение замирает. Она в последний раз осматривает эту небольшую комнатушку. Последний раз вдыхает ее пыльный и прогнивший слегка запах. Запоминает напоследок каждую деталь, мебель. Словно пряча эти воспоминания для трудных и темных времен, когда "дом" окажется далеко позади. Да. Все. Она готова попрощаться с Сиэтлом, любимым и родным городом. Она готова сказать прощай этой карантинной зоне. Поэтому подходит снова к Остину и кладет свою руку на его плечо. - Люблю тебя - Тихо шепчет в полумраке и улыбаясь одним взглядом, подходит к двери.
Пути обратно нет. По крайней мере, для нее.

+1

6

[NIC]Theodore Ostin[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/UE13.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/UE18.png[/SGN]

Сердце начинает рваться сильнее обычного, биться быстрее, от чего кровь подступает к лицу. И в ушах слышен его негромкий протест. Оно протестует против того, чтобы отпустить дорого ему человека навстречу мраку и смерти. Хочется обхватить руками этого "самоубийцу", прижать к себе и просто сказать: "Давай еще переждем. Еще немного". Но дело в том, что Нарцисса была права: больше не было времени ждать. Никто не догадывался, но их карантинная зона была не такой уж неприступной. Еще пара набегов бандитов или охотников, и мирная жизнь в корпусе станет лишь мечтой. Да и к тому же чете Остин вряд ли удастся долго скрывать свои вылазки, а ведь быть выставленными за периметр корпуса была куда страшнее, нежели быть беглецами. У вторых был шанс прожить в "диких" условиях куда выше, ведь они могли запросто унести с собой все, что смогут унести. А что будет, после того, как кто-то заметит их пропажу? Поверьте, всем будет глубоко наплевать. Так называемые соседи позавидуют их смелости, а военные даже обрадуются. Двумя лишними ртами меньше, двумя целями, которые они обязаны охранять, меньше. Вы даже не сможете представить, с какой радостью они выставляют за пределы стены провинившихся, едва сдерживая улыбки. Казалось бы, выжившие должны были видеть героев в лице военных, их единственную опору. Однако единственное, что солдаты вызывали у людей, так это страх. Иногда даже стоит задуматься, кто опаснее: зараженные, охотники или все-таки своих так называемые спасителей?
Как относился к ним Теодор? С таким же презрением, как и к остальным. С таким же цинизмом. Военные любили показать обитавшим в корпусе людям, какой по их мнению должен быть порядок. Практически еженедельно они проводили что-то вроде подведения итогов. Но, если подведение итогов подразумевает под собой и поощрение лучших, у них это было мероприятие, посвященное провинившимся, которые были достойны наказания. На глазах у толпы они могли до полусмерти избить "грешника", тем самым запугивая слабохарактерных зевак. Остину сам не раз испытывал на себе подобные меры воспитания. Однажды его избили настолько, что он отключился на глазах у всех и очнулся лишь на следующее утро. Поэтому не стоит расценивать его нежелание выходить за пределы корпуса, как огромную любовь к периметру. Единственная причина, по которой они с Нарциссой так надолго задержались в Сиэтле, была уверенность Тео, что здесь его жена в безопасности. Но если теперь она решила для себя, что настало время покинуть "родные" стены зоны, то переубедить ее не удастся даже Тео.
- Хорошо, если ты так хочешь уйти Сиэтл и отправиться в увлекательное путешествие, чтобы выполнять квест по внедрению в стан Цикад... Что ж, я понимаю, что мои речи будут абсолютно бессмыслены и я просто зря буду сотрясать воздух. Но, - Тео выдерживает недолгую паузу, во время которой начинает зашнуровывать свои ботинки, - ты понимаешь, что у нас не так уж и много боеприпасов. Мы не знаем, где сможем пополнить их. Возможно, нам повезет, но что если мы раньше наткнемся на охотников или на бегунов? Адреналин это конечно хорошо, и, как говорится, движение - это жизнь, но, милая, я не так уж молод, чтобы убегать от чертовых зараженным или сражаться с ними в рукопашную. Роль быстрой феи у нас твоя, а мне нужно оружие, - мужчина ухмыляется и, проверяя свою сумку еще раз, прячет свой пистолет в кобуру на поясе.
Когда они собирались в длительный поход в последний раз? Год назад? А может два? В Сиэтле Цисси и Теодор задержались действительно дольше обычного, поэтому даже ощущения от того, что он в последний раз осматривает стены своей комнатушки, были слегка грустными. Все-таки, это был их дом. Не тот, о котором, конечно, мечтают многие, и все же. Эти стены знали о них абсолютно все. Они были свидетелями их подготовок, обсуждений, ссор и даже редких в их время радостей. Никто не мог знать о них больше, чем эти молчаливые соседи. Тео ухмыльнулся, осматривая, наверняка, в последний раз их с Нарциссой комнату. "Видимо, пора сказать: прощай навсегда, милый дом", - мысленно заметил Остин.
- Давай мы не будем начинать заводить разговор о Бобби. Он был конченным психопатом, так что не стоит сравнивать его с нами. Мы с тобой люди здравомыслящие. По крайней мере пока что, - произнес Тео, закидывая на плечо свою сумку. - И говорить про сон, тоже лучше не нужно. Разговоры на меня действуют лишь хуже, ты же знаешь, - в его голосе слышались легкие нотки сарказма. Да, что-то в этом мире было действительно неизменно, и характер Теодора был тем самым исключением.
- Никаких неприятностей? Вот за что я тебя действительно люблю, Цисси, так это за то, что у тебя отличное чувство юмора, - Остин выглядывает в окно, а, когда жена подходит к нему и кладет руку ему на плечо, мужчина улыбается и приобнимает Нарциссу за талию. - И я тебя люблю, милая, - после они молча покидают свое убежище, которое они променяли на чертову надежду.
Выйдя на улицу, Теодор осмотрелся по сторонам, однако не спешил выдвигаться вперед. Он устремил свой взгляд в сторону склада военных, на котором хранилась куча всякого добра. Оценив легкость своей сумки, Остин вздохнул, не обращая внимания на какие-то замечания жены. Сейчас ему хотелось одного: пополнить боезапасы чем-то более существенным, нежели банки с гвоздями, которых у них так же было не так уж и много.
- Извини, дорогая, но я не выйду отсюда, пока не возьму чего-то стоящего в том складе. Я себе этого не прощу. Направляйся к проходу и жди меня там. Даже не смей со мной спорить. Я иду один. Так я справлюсь быстрее. Не тормози, дорогая, шагай, - мужчина разворачивает Нарциссу в сторону, ведущей к их спасению, и придает ей небольшое ускорение, шлепая жену по "вторым девяносто". - Ах да, если услышишь выстрелы - не убегай. Спрячься там в кустиках и дождись меня. Если меня будут убивать, я дам тебе знак. Я крикну. Громко. Что-то нечленораздельное, - Теодор берет в руки мачете и, стараясь не выходить из тени, направляется в сторону склада с "сокровищами". Осматривая местность, в голове у Теодора пронеслась мысль: "Больной ублюдок, да ты же там подохнешь!" Однако мужчина ухмыльнулся и двинулся к цели.

Отредактировано Theodore Fraser (2015-04-03 16:31:15)

+1

7

Закрываешь глаза, чтобы на короткий миг представить себе что-то хорошее; закрываешь глаза, чтобы попробовать огородить себя от ужаса и кошмара, который тяжелой поступью приближается к тебе. Мы закрываем глаза, жмуримся, отворачиваемся и зарываемся лицом в своих волосах, потому что с детства нас учили опасаться темноты. С детства нам говорили, что из шкафа может выпрыгнуть монстр, а под кроватью дожидается ужасный хищник, который в ожидании часа жаждет утащить тебя. Нас запугивали, нас уверяли, а потом же пытались оправдаться и твердили, что в темноте ничего не существует. Пытаясь  успокоить, но уже слишком поздно, потому что сознание впитало в себя ужасающие образы существ, способные одним своим изображением и видом вселить в нас панику и детский страх. Но все-то детские переживания из прошлого - они нереальны были, а вот сейчас... Сейчас, даже когда тебе уже тридцать, а может и все сорок, - реальность приобретает иной оттенок. Монстры, которые раньше не существовали - сегодня могут спокойно ходить перед вашими глазами, и прислушиваться к каждому шороху издаваемому вами. Случайно наступили на разбитое стекло - бегите. Случайно задели пустую бутылку - бегите. Слишком шумно открыли дверь, прошлись по луже - бегите. Убегайте, пока силы не оставили, потому что твари услышат вас и тут же рванут за вами. Они сильнее. Они быстрее. Они опасные. И только два выхода есть у вас: попытаться отбиться, либо как в детстве - прятаться и затаиться. Монстры реальны, и их создал никто иной, как сам человек. И зная об этом, Нарцисса Остин все равно готова была покинуть стены карантинной зоны. Зная, что только неизвестность поджидает их по ту сторону безопасной территории - она все равно готова была идти. Упрямая, настойчивая и все еще ищущая хоть какое-то спасение в обреченном мире - настроена бежать только вперед. Даже если ей предстоит пройти половину континента; даже если придется каждый божий день убегать от зараженных или каннибалов, а может и бандитов с охотниками; даже если еды будет слишком мало, или запас боеприпасов иссякнет, - женщина готова была двигаться вперед на поиски чертовых Цикад. Поэтому, она поворачивает ручку двери без колебания. Не думает о том, что больше не увидит это место, эту родную комнату, которую звала домом. Не почувствует больше более или мягкий матрас под своей спиной и шерстяное одеяло, которое они с Тео смогли достать из одного заброшенного дама в Редмонде. Не увидит больше Терри, который долгие годы помогал этим двум в поисках работенки. Печально, да, но это было ее решение.
Выходя за дверь, двигаясь вниз по лестнице и сквозь проемы, осторожно ступая на ветхие доски, Цисси поджимает губы и хочет что-то сказать. Она хочет как-то подбодрить своего супруга. Поблагодарить его, что он согласился отдать свою жизнь надежде, которая уже была мертвой для многих из нас. Даже для миссис Остин это слово, его смысл - были пустым звуком в настоящем. Оборачивается через плечо, чуть улыбается краем губ и снова отворачивается, пока наконец парочка не спустилась на первый этаж дома. - Я до сих пор не могу понять, почему ты так относишься предвзято к Бобби - Едва хмуря бровями и останавливаясь напротив раскрытого окна, блондинка поворачивается к Теодору лицом и смотрит на него в упор. Господи, вот именно разговоры о старике Уайте волновали ее сейчас больше, чем неизвестность на зараженной территории. Но, в принципе, да. Это была единственная тема для разговора, которая хоть как-то могла отвлечь американку и отогнать страх перед ждущим впереди ужасом. - Ты же помнишь, если бы не Бобби, то нас с тобой давным-давно цапанули бы щелкуны в Кингстоне, и мы бы тогда так и не доставили бы груз Дрейку - Скептически вскинув бровью вверх и выждав минуту, женщина дожидается, пока Теодор перекидывает одну ногу через окно. - Хоть за это ты должен быть благодарен ему, а не называть старика психом. - Выбравшись на улицу следом за своим мужем, Остин продолжая держаться тени, поправляет лямки рюкзака и осматривается по сторонам. Тишина погрузила зону в сон, лишь слышались шаги тяжелых сапог военных, да и прожекторы развешанные всюду напоминали, что вы все еще под надзором. - Конечно, у Бобби явно не все дома и он ищет смерти, но кажется старику нравится убивать всех этих тварей, чего уж там - Бубнит она себе под нос, выглядывая из-за угла и видя возле бронированной машины двух вояк. Те о чем-то говорили, о каком-то грузе и каком-то месте, пойди и пойми этих ублюдков, которые с таким рьяным желанием выгоняют нарушителей за стены зоны. Сама Остин конечно никогда еще не попадалась им, а вот про супруга подобного не скажешь. И, черт, когда его в прошлый раз избивали до потери сознания, Нарцисса даже ничего сделать не могла. Элементарно даже заступиться не сумела, потому тогда бы их точно отправили навстречу смерти. Спасибо. Тогда Остин еще была не готова, и понимал ли это Тео, простил ли ее бездействие от которого она до сих пор чувствовала вину. Эгоистка хренова. - Пошли, пока путь открыт - Шепнула блондинка и готова была уже выйти из-за угла, идти вдоль стены загороженной сетчатым забором, но ее останавливает мужчина, который как вкопанный упер свой взгляд на склад военных. - Даже не смей - Шипит блондинка хватая мужа за руку. - Нет Тео, нет - Только и отвечает она, когда он излагает свою идею. Черт, да что же его вечно так тянет на какие-то подвиги? - Нам надо наоборот уходить отсюда как можно быстрее. К черту эти припасы, по ту сторону их найдем, как и раньше - Продолжая шипеть и дергать мужа в свою сторону, Цисси едва не теряет равновесия и не падает на мягкую точку. Вот чего-чего, а этого барана хрен сдвинешь, если он что-то для себя решил.  - Нет, я одного не пущу. Ты совсем с ума сошел после всех вылазок? - Но как бы женщина не пререкалась и не пыталась его убедить в обратном, все попытки проваливались с треском. Теодор просто разворачивает ее и шлепком подгоняет идти дальше одной. - Ну и катись к черту - Сквозь зубы процедила американка выворачивая из угла и приседая на корточки. Оборачивая напоследок к Остину, и закатывая глаза на последние слова, которые он изрекает, Нарси продвигается вперед. Осторожно, чтобы прожекторы не засекли движение, ведь на дворе уже давным-давно комендантский час. Еще одна из особенностей, которые ввели военные в целях безопасности выживших.
Медленно пробираясь мимо патруля, блондинка заворачивает за следующий угол дома и углубляется в ночную темноту. Стараясь особо не сверкать своим силуэтом перед окнами первых этажей, где существовали выжившие, Нарциссе приходилось плотнее прижиматься к стене и продолжать путь до тех пор, пока в следующем переулке ее не поймал один из военнослужащих, явно отливающий во время своей смены. Идиот. - Стоять! - Яркий луч фонарика прямо в лицо миссис Остин, отчего пришлось опустить взгляд в землю - Подними руки чтобы я видел - Ничего не остается, как поднять руки вверх и замереть. Все-таки шутки плохи с этими ребятами, особенно ночью, когда ты, вроде как, должен находиться в своей комнате. - Что ты тут делаешь? - Сухой и ровный голос мужчины заставляет блондинку тяжко вздохнуть и поднять голову, щуря взглядом. - Домой иду, не видно что ли? - Он подходит ближе, настороженно и немного напряженно, после чего хватает Нарциссу за руку и заламывая кисть, вынуждает ее опустить на колени - Эй, полегче, придурок - Сквозь стиснутые зубы процедила американка, стараясь особо не пререкаться с мужиком, который что-то вещает по своей гребанной рации. Да, конечно, никаких сюрпризов они с Теодором не встретят, как же. В каком надо жить мире, чтобы хоть раз пошло что-то по плану. Военный тем временем достает из-за пояса аппарат и прикладывает к шеи Цисси. Легкий и едва ощутимый укол, затем звук считывания электронной машины. - Чисто - Словно сам себе или своим дружкам по рации, говорит он и поднимает женщину с колен - Комендантский час уже давно наступил, почему ты все еще на улице? - Наконец-то опуская свои руки и оборачиваясь к мужику лицом, Нарцисса закатывает глаза и скрещивает руки на груди - Я с другого конца карантинной зоны. Прости, сверхспособностями не обладаю, чтобы в один миг оказаться у себя дома. Я чиста. Могу теперь идти? - Вскидывая бровью и пристально сверля обмундированного человека, женщина начинает притоптывать ногой. - Смешно. Ладно, проваливай - Он махнул рукой и отчитавшись снова по рации, что все спокойно, направился дальше по своим делам.
Все-таки, насколько бы Цисси не любила все эти правила написанные их "спасителями" и "охраной", иногда встречались такие уникумы, как этот. Ну, в том плане, что он ее не застрелил сразу, не арестовал и не усадил в камеру нарушителей. Черт, да он даже чисто ради забавы не выволок ее за волосы на середину дороги, что бы просто избить и тыкнуть пальцем, как это не хорошо, шарахаться ночью по карантинной зоне. Все же, не все военные были зверьми, да, и вообще, иногда Остин оправдывала их тиранию тем, что это в целях безопасности и порядка. Вспомнить просто Портленд, откуда пришлось убегать нашим героям, ибо выжившие подняли бунт и перебили всех военнослужащих, в итоге, оставив свою зону без присмотра и стражи, а через пару дней и вовсе оказавшись перебитыми бандитами. Молодцы, чего уж там. Тогда, правда, назревает другой вопрос: а почему она убегает отсюда, раз частично оправдывала жестокость со стороны "охранников"? Ну, ответ очевиден - она была сыта по горло таким отношением, а еще... Хм, еще Нарцисса видела, что к хорошему это все не приведет. Скоро и здесь восстанут люди, и тогда Сиэтл постигнет та же участь, что и Портленд. Спасибо. Увольте.
Когда наконец-то скрывшись от стража порядка и добравшись до следующего переулка, Остин заметно расслабилась и даже вздохнула с облегчением, потому что до следующего патруля еще метром сорок. Хм, и то, их можно смело обойти, срезав через два прилагающих друг к другу дома. Отодвинув в сторону большую доску и протиснувшись в открывающийся проход, американка снова присела на корточки и включив фонарик, начала двигаться вперед по узкому и загроможденному проему. - Надеюсь с этим балваном все в порядке - Пронеслось в светловолосой головушке, после чего Нарцисса остановилась возле стены и аккуратно отодвинув доску в сторону, вылезла на ражу. Прижимаясь резко к стене и прячась в тени, когда мимо проезжает бронированная машина. Выждать пару минут, а затем перебежать дорогу и спрятаться в следующем переулке. Отодвинуть очередную доску и прыгнуть вниз канализации, двигаясь осторожно и стараясь особо не шуметь, когда проходишь прямо под лагерем военных. Двигаешься под городом и наконец-то добираешься до стены. Поднимаешься по лестнице вверх, отодвигаешь люк и выглядываешь, чтобы проверить обстановку. Тихо. И только после этого выбираешься обратно на ружу закрывая за собой люк и прячась за мусорными баками. Остин смотрит на часы, сверяет время и усаживаясь на пятую точку, принимается ждать своего мужа. - Минут двадцать, после чего я ухожу - Бубня себе под нос, женщина достает свой охотничий нож и начинает от безделья ковырять землю. Да, она действительно уйдет, плохо или хорошо это, но любой бы на их месте так поступил сейчас. Точнее в данную минуту.

+1

8

[NIC]Theodore Ostin[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/UE13.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/UE18.png[/SGN]

Были ли Теодор здравомыслящим человеком, за которым действительно можно было следовать? Если бы мужчина услышал утвердительный ответ на сей вопрос, то, поверьте, он бы рассмеялся в голос. Хорошо это или плохо, но Тео сумел в столь мрачные время сохранить свое не совсем нормальное чувство юмора. Хотя в трудных ситуациях Остин умел держаться серьезно, все-таки чаще всего он прибывал в состоянии легкого идиотизма, и, так как друзей у него было немного, его частые "приступы" приходилось терпеть никому иному, как Нарциссе. Как она вообще еще не бросила? Без него, наверное, ей бы жилось куда проще. А вот как бы жилось Теодору без свой любимой женушки? Без нее, он вряд ли бы сейчас стоял здесь, дышал этим воздухом и горел мыслью о том, чтобы украсть напоследок у Сиэтла. Цисси была Тео неким своеобразным якорем, который заставлял его мыслить благоразумно, заботиться не только о своей заднице. Ее безопасность стала смыслом его жизни. Его самой главной целью. Он будет отдавать все, что у него есть, тратить все свои припасы, все свои силы, чтобы его сон однажды не стал реальностью. Однако он был самым настоящим магнитом для неприятностей. И если порой Тео не мог сам скрыться от проблем, то как он сможет уберечь Цисси? Как часто мужчина заставлял ее переживать за него, как много было случаев, когда Нарцисса винила себя за его поступки и их последствия. Даже если взять от день, когда его избили в последний раз. Когда он наконец-таки очнулся, его благоверная тут же начала извиняться перед ним. За то, что не вступилась. За то, что стояла молча в стороне, пока его били. Винил ли Тео ее? Нет. Он никогда и не при каких обстоятельствах не стал бы винить ее за это. Не хватало еще, чтобы эти чертовы блюстители порядка поизмывались и над ней, а он бы в это время валялся в грязи без сознания и не смог бы помочь ей. Остин сможет пережить все: издевательства, унижения, избиения. Главное, чтобы Нарцисса была цела и невредима.
Отогнав посторонние мысли, Теодор чуть ближе приблизился к складу. Мужчина провел взглядом по периметру. Военный вблизи оказалось не так уж и много. Двое, а может трое. Эти парни были уверены в том, что никто не посмеет выйти на улицу после комендантского часа да тем более попробовать пробраться на склад. Самоубийц в городе не было. Не считая Остина, конечно. Крепче сжимая рукоятку мачете, Тео глубоко вдыхает и быстро, но тихо подбирается к стенам склада. Мужчина снова переводит взгляд на стоящих впереди военных. Теперь он четко видел: их было двое. Сказать, что они хорошо выполняли свою работу было нельзя. Они стояли довольно далеко от входа в помещение, да при том стояли спиной, громко разговаривая и смеясь.
- И это люди, которую обещают нам безопасность в любое время суток. Орда зараженных пробралась бы за чертову стену, они даже не заметили бы, - прошептал сам себе Тео. Стараясь не выходить из тени, Остин медленно но верно приближался ко входу "пещеры с сокровищами". Военные не обернулись и тогда, когда Теодор наконец-таки вошел внутрь.
- Идиоты, - с ухмылкой на губах произнес Тео, а после осмотрелся. Он заметил черный вход и поспешил к нему, чтобы проверить, не заперта ли она. Казалось, удача была сегодня на его стороне. Опустив сумку на пол, мужчина начал осматривать ящики со всевозможными припасами. Рассказы военных о недостатке продуктов, как смог теперь убедится Остин, были слегка приукрашены. Хотя, разве можно этому удивляться? Чем меньше они раздают населению, которое даже рыпаться не будет по этому поводу, тем больше останется им. Мужчина недовольно фыркнул и вытащил из ящика несколько банок тушёнки и погрузил их в свою сумку. "Чего еще бы такого взять?" - пронеслось в голове у Остина. Недолго подумав, Тео ринулся на поиски запасов медикаментов. Сколько у них в запасе было аптечек? Одна? Две? Для далекого путешествия такого запаса им будет мало. Но ведь и со собой много он не мог унести. Загрузить себя в самом начале пути было бы глупо.
Почувствовав себя уже практически хозяином на складе, Остин даже перестал закрывать ящики с ненужными и нужными ему запасами. Перестав излишне суетится, Тео опускает в дорожную сумку две аптечки, упаковку с боеприпасами для револьвера Нарциссы.
- Может хотя бы не будешь лишний раз вставлять мне мозги, - смеясь, негромко произнес Остин.
Чем-то еще Теодору не хотелось себя загружать, поэтому, накинув на плечо сумку, направился к черному входу. Он уже схватился за ручку двери, как вдруг его внимание привлек ящик с оружием. А если быть точнее один единственный дробовик. Spas-12. Теодор давно мечтал найти такой дробовик, однако фортуна считала, что такому идиоту, как он, вообще опасно давать в руки что-то крепче пистолета. Но теперь-то Остин ни за что не упустит этой возможности. Кладя мачете на один из ящиков, Теодор аккуратно берет в руки дробовик и осматривает его со всех сторон. Если бы он мог, то наверное бы закричал от радости: "Да это же пушка моей мечты!" Порадовавшись молча и мысленно, Тео открывает сумку и, кладя в нее две пачки боеприпасов для spas-12, подхватывает дробовик и мачете наконец направляется к выходу.
- Эй, далеко собрался, ублюдок? - послышались за спиной у Остина. - Повернись лицом, сейчас же! Брось сумку и оружие.
Теодор медленно спускает с плеча сумку и бросает на землю дробовик. "Видимо, на самом деле этих парней было трое", - мысленно заметил Теодор.
- А мне ведь показалось, что вас здесь двое. Ты отходил отлить, малыш? - ухмыляясь произнес Остин.
- Да ты у нас остряк. Хочу посмотреть в твою поганную морду, прежде чем выстрелить в тебя. А может, казнить тебя завтра на площади? На глазах у всех?
- А может еще и примешь с удовольствием мой презент? - одним резким и быстрым движением бросает в сторону военного мачете. Подхватив дробовик и сумку, Теодор подбежал к военному и, вытаскивая мачете из его бронежилета, со всего размаху ударяет ему ногой по лицу. Не проверяя состояния солдата, Теодор выбегает из склада, стараясь не оборачиваться.
Теодор не знал, как быстро он преодолел расстояние от склада до места их встречи с Цисси. Крутя головой по сторонам, Остин наконец находит жену и, подбегая к ней, негромко и быстро произносит:
- Не медлим, дорогая, не медлим. И не нужно со мной ругаться, что я задержался. Я тебе патроны выбирал. 

Отредактировано Theodore Fraser (2015-04-03 16:32:17)

+1

9

Вы когда-нибудь замечали звезды? Обращали свое внимание на то, как они ярко горят глубокой ночью, и подобно маленьким фонарикам, освещают нашу дорогу. Казалось бы, это такая мелочь, которая не стоит траты времени, которого и так у вас в запасе не шибко много, но, остановитесь и поднимите взгляд к небу. Просто остановитесь на полпути куда шли, затаите дыхание и посмотрите на красоту, которая окружает вас двадцать четыре часа в сутки, и знаете что? Возможно вы убедитесь, что мир не настолько ужасен и отвратителен, как обычно мы его себе представляем. Возможно, вы сможете увидеть его красоту, почувствовать ее в дуновении ветра; услышать в пении птиц, которые затаились в кронах высоких деревьев; ощутите мягкость травы под босыми стопами, пока продвигаетесь вперед, - ведь природа, она наполняет нашу жизнь яркими красками, и мы просто разучились из воспринимать. Мы разучились понимать этот язык, потому что сильно были увлечены технологиями и экономикой. Думали каждую минуту, как бы обогатить себя, обеспечить свое будущее, напрочь забывая, что счастье отнюдь не в этом. Мы разучились дышать свежим воздухом, потому что с детства рождаемся в каменных джунглях, где всюду загазованный и наполненный вредными веществами воздух. Забыли о том, что наша природа - это самое ценное и дорогое, что есть вообще. И от этого становится грустно, когда шагаешь по пустынным улицам шоссе, среди обломков и полуразрушенных зданий. Грустно, когда смотришь через окно на улицу, и видишь.. Видишь что? Опять же, пустоту. Словно попадаешь в параллельный мир, где никогда не было человечества, а точнее оно давным-давно исчезло как вид, оставляя после себя только эти чертовы небоскребы и разбитую от времени дорогу. Будто бы просыпаешься, когда начинаешь замечать свежесть в воздухе, а в душе пробуждается восхищение, что даже при таких обстоятельствах, хм, природа смогла найти путь к жизни в отличии от тебя - выжившего. И черт, от этого становится опять грустно, потому что осознаешь всю беспомощность вида людского, который сам был повинен в своих бедах, а теперь в безумии пытается спастись. Но, черт, от чего? Спасения-то нет. Остается либо смириться с поражением и уступить победу законной властительнице зеленой Планеты, либо просто наложить на себя руки, как это сделала большая половина населения Земли. Ведь кому захочется превращаться в монстра? Кому захочется становится диким зверем, чтобы убивать себе подобных и насытится их мясом? Верно - практически никому, и их зачастую считали слабаками.
И пока молодая девушка сидела за мусорными баками, ковыряя несчастную почву и вырисовывая на ней причудливые узоры, - мыслями завладела идея об идеальном мире. Она поднимает глаза к небу, смотрит на сияющие звезды и слабо улыбается, потому что подсознательно осознает: мир без людей действительно был раем. Мир, где царила гармония и существовало лишь правило выживание сильнейшего - был идеальным. И, возможно, та катастрофа двадцать лет назад была не случайностью? Может это было давным-давно предрешено для человеческого вида, ибо их время подошло к концу. Мы и так слишком надолго задержались здесь. Слишком долго мнили себя "Богами", что не уследили за тем, как эра постепенно приближалась к пропасти. Ослепленные своей гордостью, теперь же отчаянные бродяги земного шара в попытках дожить свои остатки дней. И нет, не поймите, что Нарцисса сейчас думала опускать свои руки и сдаться. Напротив, ее желание бороться за свою жизнь, было сильнее прочего. Просто она позволила себе представить, что будет в будущем без них, и видела только лучшие стороны.
К сожалению, а может и к счастью, из размышлений ее вернул негромкий шум и шорох, а затем и силуэт мужской. Сжав крепче свой охотничий нож, блондинка пристально уставилась на приближающего к ней мужчину и едва нахмурилась, когда в свете прожекторов появились родные черты лица. Теодор, тут как тут, стоило только морально собраться с силами чтобы уйти. - Твою мать, ты опять что-то учудил? - Резко подрываясь на месте и хватая свой рюкзак, Остин двигается вперед к стене. Она старается не оборачиваться назад, лишний раз не задавать каких-либо вопросов, потому что понимает, что внятного ответа все равно не добьется. Да, и смысл, ибо за столько лет брака, Цисси уже изучила Тео вдоль и поперек, порой поражаясь, как они вообще смогли так долго продержаться. Но, нет, не думайте, что блондинка считала своего благоверного идиотом, напротив, в экстренных ситуациях возлюбленный менялся радикально. Не было перед вами того хлюпика с острым языком, который способен только неприятности себе искать. Перед вами представал мужчина, способный к херам уничтожать всех этих тварей за карантинной зоной.
Подобравшись вплотную к высоким стенам защищенной территории, Нарцисса резко тормозит и оборачивается к мужу, словно взглядом говоря, к черту эту встречу. Ее планы резко меняются от проснувшегося адреналина в крови, поэтому она вместо того, чтобы направится в нужную им сторону, резко сворачивает за угол и выпрямившись в полный рост, бежит к стене с колючей проволоке. Снова притормозив, дрожащими руками хватаясь за сетчатый забор и раздвигая уже старую дыру, которую проделали такие же как чета Остинов, контрабандисты, она пролезает наружу. - Ты со мной или нет? - Девушка держит один угол сетки. Не было времени объяснять, чего именно добивалась американка, да, и она сама даже не понимала чего. То ли ее думы подбили на такое резкое изменение решения, то ли выходка мужа - черт его знает, но оставаться на территории карантинной зоны она больше не хотела.

Лексингтон, штат Массачусетс. Весна.

Месяц прошел с того момента, как в Бостоне пришлось осесть и придти в моральную форму, потому что пока ты двигаешься через всю Америку, встречая на своем пути не только зараженных, но и просто обезумевших людей, нервы начинают постепенно сдавать. Нарцисса не была сильной, не была каменной, поэтому когда они добрались-таки до безопасной территории, где снова ощутили на себе все прелести жизни с военными, - можно было хоть на короткий миг вздохнуть свободно. Плечо у девушки уже практически не ныло, когда один из бандитов в перестрелки подстрелил его, и даже как-то отношение к мужу изменилось за эти месяцы их путешествия. Любить она его не перестала, не надейтесь, но стоило им еще осенью выбраться из Сиэтла, миссис Остин сразу надела на себя маску серьезности и некоторого рода расчетливости. Она старалась всю их дорогу быть сильной, не подавать и намека, на недоедание или гребанную жажду, а то и вообще на усталость и желание прилечь поспать. Черт, да они сделали такой огромный крюк, хотя спокойно могли сократить его и уже быть давным-давно в Солт-Лейк-Сити. Но нет же, великий гид в лице Нарциссы, вечно сворачивал не там, что в итоге они вообще заблудились и наткнулись зимой на какой-то небольшой городок напичканный людьми жрущих других людей. Туристов, скажем так. А теперь же, снова сбежав из зоны, которую не менее строго охранялись военные, как и в Сиэтле, Цисси осознавала всю тяжесть их пути.
Передвигая своими сбитыми ногами по разбитому асфальту, следом за мужем, американка шумно вздохнула и подняла взгляд к небу. Бостон позади, а впереди лежал Лексингтон, который был практически безлюдным. Кажется, кто-то еще в карантинной зоне говорил, что здесь находится небольшой лагерь для беженцев, которых в последствии распределяют по зонам. - Теодор - Промычала блондинка подбегая к нему и чуть ли не повиснув на его руке, заглядывает прямо в глаза - Я пить хочу. Давай поищем что-нибудь? - Хмуря свои бровки и вымаливающее глядя на мужчину, сдалась та, полностью показывая, что все-таки она не всесильная и подобная мелочь, как жажда, ее мучила сейчас больше, чем возможная встреча с военными. После блондинка выпускает руку своего супруга и поправляет лямки рюкзака. Воды нет. Еды практически нет. Запасов опять кот наплакал. Хочет Теодор или нет, но им опять предстоит свернуть в поисках мертвого города. - Хм, думаю, лучше свернуть с главной дороги - Резко остановившись перед указателем девяносто пятого шоссе. Запрокинув голову и поглядев в небо, где не было видно и облачка, а жара стояла такая, словно сейчас на дворе был не май, а самый настоящий июль, Остин снова вздыхает. - Кажется, ты меня уже сам убить хочешь - Чуть пошутила девушка, переводя свой взгляд обратно на Тео и едва наклоняя голову набок. Подойдя к краю дороги и посмотрев по сторонам, американка перекидывает одну ногу через ограду, а затем и вторую, полностью перелезая с асфальта на землю. - Надо было взять в том магазине карту Америки, честно - Пробубнила нимфа себе под нос, стягивая с плеча рюкзак и швыряя его в сторону ржавой машины, после чего мешком плюхнулась на землю. Достав из бокового кармана бутылку, на донышке которой было несколько капель, грубо говоря, воды, она раскручивает крышку и припадает губами к горлышку. - Ну чего ты опять молчишь? - Устало переводя свой взгляд на супруга, а затем снова на пустую бутылку, Цисси опирается о машину и встает на ноги. Взвалив рюкзак на плечи, она вновь осматривается и случайно замечает вдали едящую к ним на встречу машину. Хм, наверно, поэтому Теодор и молчал, потому что прислушивался к звукам. Да уж, если бы не он, то наверное Нарцисса давным-давно бы канула влету. - Эм, милый - Сдавленным голосом позвала блондинка и подошла ближе, хватая мужчину за руку. - Может все-таки свалим с дороги. Хрен знает, что это за конвой двигается в нашу сторону, а патронов у меня в револьвере осталось пять штук, да, и в винтовке пара патронов. - Дергая блондина за руку, словно маленький ребенок, Остин рвется поскорее скрыться с открытой местности, где они практически как на ладони, - в сторону какого-то одноэтажного здания в паре метрах от них. Похоже, тут когда-то была автозаправка.

+1

10

[NIC]Theodore Ostin[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/UE13.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/UE18.png[/SGN]

Порой наступает в вашей жизни такой момент, когда все в этом мире настолько надоело, что от одного взгляда на пробивающийся через заколоченное окно луч восходящего солнца начинает выворачивать и хочется как можно быстрее избавить себя от мучений, выпустив себе пулю в висок. А может лучше всадить любимый нож Цисси себе в живот и прокрутить его несколько раз внутри? Я уже стою на этой грани, когда желания бороться за гребанное существования больше нет. Если быть откровенным, что я мечтаю когда-нибудь утром просто-напросто не проснуться. Или же очнуться совершенно иным человеком. И человеком ли вообще. Скажите, что я трус? Эгоист? Слабохарактерная тряпка? Пессимист? Жалкий ублюдок? И знаете, что я отвечу вам? Что мне глубоко плевать на ваше чертового мнения, которое не стоит даже выпущенного мною из винтовки патрона. Ваше жалкое мнение - это пепел, разлетевшийся по этому пустырю, который мы еще называем своим домом. А вы - будущая кучка жалких зараженных, слоняющихся по улицам так называемых городов и пожирающих таких же "философов" и "мыслителей", какими и вы были пару дней назад. Когда я, в отличии от вас, буду продолжать сражаться за жизнь, которая стала для меня обузой и, наверное, самой страшной карой. Знаете, мне даже кажется, что я забыл за эти недели, каково это? Каково это бояться? Бояться за свою шкуру? Место страха заняло полнейшее безразличие. А может это просто я себя убеждая в этом? Может именно таким способом я пытаюсь справиться со всем? Уже не первый день мне кажется, что я стал конченным сумасшедшим. Мои мысли напоминают кучку насекомых, разбегающихся по углам моего чокнутого сознания в поисках спасения. Я даже плохо соображаю, как у меня вообще выходит писать все это. Однако это помогает мне успокоиться. Помогает мне осознать, что хоть что-то адекватное осталось в моем пропитанном безумием теле.
Пусть это звучит как противоречие... или можете назвать меня лжецом, так как я сам слабо уверен в нормальности этой записи. Я сказал, что забыл, что такое страх. Забыл, что такое бояться. Однако я все еще продолжаю бояться за Нарциссу. Но я боюсь не того, что она будет укушена или убита охотниками. Я боюсь того, что она просто находиться рядом с таким психопатом. Находиться рядом со мной. Иногда, когда нам выпадает удача наткнуться на бегунов или даже сталкеров и мы начинаем "веселую вечеринку", я просто забываю о том, что Цисси здесь, в паре шагов от меня. В мыслях становится совершенно пусто и темно. И лишь когда в самом конце я слышу ее голос, я начинаю возвращаться в гребанной реальности и осознавать, что возможно она пострадала. А что если однажды я не услышу ее голоса в конце очередной резни? Как я на это отреагирую? Замечу ли я это вообще? От одной подобной мысли мне становиться противно и в какой-то мере стыдно. Стыдно перед ней.
Я не знаю, что происходит со мной. Что происходит внутри меня. Неужели я настолько слаб характером? И слабость ли это вообще? Я не знаю. Просто не знаю.

I’m feeling lost today...I try to find my way back but the landscape has change...
.05 T.O.

Солнце палило так, что можно было запросто почувствовать себя гостем горячей пустыни. Разве что пейзаж слегка не соответствовал тем местам. Но тем везунчикам, которые обладают хорошим воображением, можно провести последние часы своей "прекрасной" жизни в необычной и красочной обстановке. Как долго Остины продолжали свой путь без нормальной передышки - день, а может и два - Тео уже давно сбился со счета. Он даже слабо помнил, как они провели прошлую ночь: в комфортном и полуразвалившемся сарае или в увлекательных сражениях с зараженными, или же на своих двоих в пути? Видимо горящий в ясном небе солнечный диск успел привести остатки его разумности в состояние переваренной каши, так как мужчина слабо помнил и то, что происходило с ними час или два назад. Ему казалось, что они шли и шли, без остановок, не видя впереди никакого выхода или хотя бы тупика. За этот месяц они успели проделать огромнейший путь и посетили не один город и даже не один штат некогда великой Америки. А все благодаря замечательному личному гиду Теодора, его дорогой женушке. Тео не обвинял Нарциссу в произошедшем, у него даже в мыслях подобного не было. Остин сам был тем еще проводником, и если бы этой проблемой занялся он, а не Цисси, то они бы уже давно погибли где-нибудь на бывшей границе США с Канадой. Да, картография это действительно не его стезя, поэтому он со спокойным сердцем передал эту обязанность Нарциссе. И результат его не так уж сильно разочаровал. Пусть и медленно, но они все же приближались к Солт-Лейк-Сити.
Теодор стер со лба пот и поправил висящую на плече сумку. Ноги и плечи неприятно ныли, стук сердца громко отдавался в его ушах, от чего начинала болеть голова. Любой посторонний звук раздражал его и порождал поток скверных мыслей, наполненных нецензурной лексикой, но в итоге так и не высказанных.
Остин был настолько утомлен, что даже не помнил, куда они с Цисси направляются. Эта мысль озадачила его больше, чем нужно. "Да и вообще, где мы сейчас?" - пронеслось у него в голове. Может они сейчас в Мессури? А может уже в Канзасе? Размышляя о своем местоположении, Теодор даже не сразу услышал голос Нарциссы. Хочется пить? Да он бы и сам сейчас выпил бы озеро, каким бы грязным оно не было. Порывшись в сумке, мужчина достал полупустую фляжку и без раздумий протянул ее жене.
- Можешь считать, что этой мой тебе подарок на годовщину нашей свадьбы. Только не спрашивай дату, я сейчас свое имя вряд ли вспомню, - мужчина улыбнулся жене и снова устремил взгляд куда-то вперед. Несмотря на ужасные времена, Тео все еще пытался своим странным чувством юмора поддерживать в жене хоть какой-то уровень оптимизма, который за последние дни ушел в далекий минус. Для него отчаяние и потеря всякой надежды уже успели стать некой обыденностью, поэтому он принимал происходящее с полнейшим безразличием. Но вот Нарцисса... Ему казалось, что только благодаря этой надежде, пусть совсем и призрачной, она продолжала бороться.
Внимание мужчины привлек звук, раздававшийся где-то вдалеке. Толпа зараженных? Нет, скорее всего это был автомобиль. Это не предвещало ничего хорошего, по крайней мере так считал Тео. Такую роскошь, как полуразвалившееся авто могли позволить себе не многие, а если быть точнее - то лишь военные или же охотники, укравшие некогда эти самые машины у военных. Простая закономерность. Ни те, ни другие не несли с собой ничего хорошего. Охотники пристрелят их чертям без разбирательств. Да и люди в форме вряд ли встретят их с распростертыми объятьями, вручив им карту и обеспечив снаряжением на следующий месяц.
- А я думал остаться и помахать им. Вдруг это такси, и они любезно согласятся подвезти нас, - ответил Остин и, не сопротивляясь, последовал за Нарциссой.
Остановившись у заброшенного здания, Теодор окинул его быстрым взглядом, после чего обернулся и произнес:
- Я очень сомневаюсь в безопасности этого здания. Может эти ребята едут сюда подзаправиться, - автомобилей все еще не было в поле их зрения, поэтому, не отпуская руки Цисси, Остин направляется ко входу и ногой вышибает дверь. Мужчина осматривается и, с облегчением вздыхая, пропускает вперед Нарциссу, после чего заходит сам и прикрывает дверь, подпирая ее некогда удобным стулом.

Отредактировано Theodore Fraser (2015-04-03 16:33:06)

+1

11

В последнее время мы стали очень часто задавать вопрос "почему": почему мы не смогли предотвратить катастрофу; почему мы выжили; почему мы продолжаем бороться за свою жизнь; почему мы продолжаем верить во что-то хорошее и светлое, - но мы никогда не сможем найти на этот вопрос "почему" ответа, потому что его просто-напросто не существует. Возможно, еще не пришел твой день, и ты просто гребанный счастливчик, раз тебя не укусили или не убили неделю или две назад. Возможно, тебе суждено осуществить какое-то великое дело, спасти чью-то жизнь, хотя честно говоря, глупо было бы в данной ситуации полагаться на руку Божью, который давным-давно оставил человечество без присмотра. Трудно вообще верить в какие-то чудеса, когда день сменяется на ночь, неделя на месяц, а год на целую вечность. Ты просто перестаешь ожидать это необъяснимое волшебство, а следом за этим принципом выживания твоя жизнь превращается в простое существование. У тебя нет никаких других целей. Больше нет. И, именно это больше всего беспокоило Нарциссу. Она боялась, что в один прекрасный момент утратит свою веру, свои остатки надежды, который с каждым разом размываются внутри сознания от встреч с очередными зараженными. Она боится не проснуться, поэтому перестала крепко спать, а иногда и вовсе игнорируя данную нужду организма, ибо не было времени. Его вообще сейчас катастрофически не хватало, так как никто не больше не уверен в завтрашнем дне. Цисси умирала. Умирала не физически, а морально, как увядает цветок под палящим солнцем, и вот-вот может опасть последний лепесток. Она хотела бы закончить это все элементарным выстрелом себе в висок, отдаться на растерзание диким животным, которые уже отвыкли бояться человечество за прошедшие годы. Ее мир меркнул, и только присутствие рядом родного и дорогого человека, который как и она, проходил через все круги ада вместе, - продолжал поддерживать хоть какую-то тягу к борьбе своего существования. Миссис Остин гребанный счастливчик, потому что в это трудное время человечества, где многие потеряли любимых и близких, - она находилась под присмотром и защитой. Женщина всегда знала, что рядом твердое плечо супруга, что он всегда готов загородить ее собой, вытащить из любого дерьма, Знала, что он поможет удержать угасающую надежду, и только по этой причине приходилось сдерживать свои страхи и слабость. Приходилось быть сильной, и даже сейчас, когда блондинку сильно мучила жажда. Кажется, американка готова была отдать все сокровища мира за один и полноценный глоток, но все мы знаем, что данного случая не подвернется еще несколько дней, пока супружеская пара снова не свернет с ведущей их тропы куда-то с сторону лесов.
Продолжая держать напряжение в теле, слыша дальний гул мотора автомобиля и до сих пор продолжая нервно кусать свою губу, потому что она себе совершенно не так представляла конец путешествия, Остин получает скромный подарок от мужа. - Это самый лучший подарок, который ты когда-либо делал - Попыталась пошутить Нарси раскручивая крышку фляги, которую ей так дружелюбно отдал Теодор. Преподнеся горлышко к своим засохшим губам, женщина помедлила с жадным поглощением жидкости, потому что пристально покосилась на рядом находившегося мужчину. Да, она всегда была эгоисткой, даже в былые времена, но сейчас в ней словно что-то щелкнуло. Акт милосердия? - Лучше поберечь припасы пока не доберемся до ближайшей реки - Еле сдержав свое желание испить ценного источника жизни, Остин закручивает флягу крышкой и возвращает ее обратно своему супругу. Хоть одна здравая мысль под этим палящим солнцем за все это время. - Брось свои шуточки, идиот - Резко прошипела она, когда наконец-то Тео соизволил не упираясь следовать за ней. Автомобиль тем временем все еще приближался. Гул был уже отчетливо слышен, и только кажется, что она заметила что-то движущее на горизонте. Это еще сильнее вызвало напряжение в теле, заставляя быстро перебирая ногами по высокой траве и оглядываться по сторонам в надежде, что никакая тварь не затаилась в ожидании напасть на заблудившихся путников. Вместе с мужем Нарцисса добирается-таки до заброшенной автостоянки. Выйдя с травы снова на асфальт и внимательно осматривая периметр, блондинка плавно переводит взгляд на Теодора и чуть вскидывает бровью на его предложение. Ну, конечно, это место не безопасно. Сейчас, кажется, вообще не осталось таковых пунктов. - Ты мне Америку не открыл - Пробубнила Остин и двинулась следом за блондином. Стараясь крепко держать его за руку, чуть ли не прижимаясь своим телом к единственному человеку, которому американка готова была всучить свою жизнь, - она старается не отставать.
Звук выбитой двери эхом разноситься по сознанию, но не спугивает, только если голубей, которые дремали на крыше здания. Те взмыли в воздух небольшой группой и устремили свой путь на ближайшие провода. - Кажется, такими действиями, мы только привлечем сюда внимание - Шепнула женщина в спину мужа и закатила глаза. После чего она обходит Теодора и заходит внутрь помещения, предварительно получив сигнал, что здесь все чисто. Осмотревшись, Нарси на глаза сразу же попадается среди разбросанного мусора и хлама, две банки с консервированными персиками. Кинувшись вперед, Остин хватает продукт питание и резко сбрасывая со своего плеча рюкзак, запихивает их внутрь. Надо же, чудо все-таки еще осталось в этом покинутом мире. Теперь у них есть две банки персиков, какая прелесть. Сыт, конечно, не будешь, но сейчас приходится радоваться всему. - Только ни слова - Не оборачиваясь к мужу, быстро добавила блондинка, потому что предчувствовала какой-нибудь комментарий с его стороны. Господи, это же Теодор, он всегда все комментирует. Выпрямившись и снова закидывая рюкзак на свои плечи, Нарцисса внимательно осматривается еще несколько раз, а затем подходит к грязному окну, которое выходило практически на проезжую часть дороги. - А вот и машина - Тихо отозвалась та, заходя в темный угол и едва выглядывая наружу. К счастью, автомобиль проезжал мимо, остановившись лишь напротив автозаправки на несколько минут. Это были военные, по крайней мере, их можно было определить по специальному снаряжению. Те осмотрелись, явно привлеченные всполошившимся голубям, а после поехали дальше. Ну, либо они не хотели рисковать, думая, что здесь зараженные, либо просто Нарцисса и Теодор чертовски удачливы. Поэтому, как только Остин увидела удаляющуюся машину, она позволила себе выйти из тени и повернуться к мужу лицом, скрещивая руки на груди. - Найди в этом хламе карту, а я поищу что-нибудь еще из пропитания, и первой необходимости для выживания. - Не став слушать какие-либо пререкания или возражения, блондинка разворачивается и проходить между поваленными стендами. Внимательно глядя на пол, иногда приседая, чтобы лучше рассмотреть ту или иную вещицу. - Кажется нам правда надо снова сворачивать, тут вообще нет ни воды, ни еды, даже бутылки с бензином пустые - Выходя из глуби помещения и поваленных витрин обратно к мужу, женщина замирает. Нет, она не видит никакого инфицированного, никакого охотника или бандита. Она просто ощущает сердцем, что с Теодором что-то не так. Он все дорогу молчал, особо ни к чему не придирался, да и вообще вел себя странно. Может это сказывается усталость; может сказывается нехватка еды и воды; а может просто пора уже отложить свой самоконтроль и проявить хотя бы толику внимания к человеку, которого любишь? Вздохнув, блондинка немного нахмурила брови и подошла к Тео вплотную. Наклоняя немного голову набок и заглядывая в глаза, женщина чуть улыбается уголками губ и приобнимает супруга - Что с тобой? - Уткнувшись носом в грудь и едва поежив плечами, прикрыла глаза - Может найдем местечко, где сможем спокойно передохнуть? Мы уже долго в пути, и ... - Женщина приподнимает голову и снова заглядывает в глаза Остина. - Не будь таким кислым, милый. Расскажи, что тебя беспокоит? - Она действительно переживала за него, потому что последнее время Тео был не просто молчалив, а, хм, немного жесток. Раньше бы, в более мирное время, она бы наверно даже испугалась такого радикального изменения, но сейчас не тот случай. Сейчас каждого из нас жизнь делает жестоким и немного агрессивным, и данная задача Нарциссы, помочь супругу полностью не скатиться по наклонной. Поддержать, что ли. Ну, там, утешить и сказать, что все будет хорошо, и они наконец-то доберутся до Цикад. - Помнишь, неделю или две назад, когда мы ушли из Бостона и оказались в  Кембридже? Я бы хотела сейчас туда вернуться. Там ты был самим собой - Грустно улыбнувшись и еще сильнее заключая мистера Остина в свои объятья, Цисси закрыла глаза и снова уткнулась носом в его грудь. Да, там было хорошо, относительно. Но потом, пока они продвигались к Лексингтону, все изменилось, стоило только завернуть в больницу за поисками медикаментов, где вместо этого супружеской паре пришлось столкнуться с бегунами и сталкерами. Замечательный поход, ничего не скажешь. И почему все такие значимые здания кишат зараженными?
До слуха снова доноситься звук двигателя, который вынуждает блондинку нахмуриться и напрячь плечи. Она немного отстраняется и переводя взгляд с Тео на окно, ощущает, как к сознанию снова подступает не то паника, не то жгучее желание убраться отсюда. Как же порой Цисси ненавидела города, где поблизости находились военные, или вообще люди. - Переждем или уходим? - Задает женщина вопрос, переводя опять внимательный взгляд на мужа и закусывает губу, чтобы привстать едва на мыски и дотянуться губами до уголка губ мужчины. Всего ли прикосновение, но этим самым она просто, элементарно, хотела убедить дорогого ей человека, что все будет хорошо и они, как муж и жена, справятся с любыми трудностями и испытаниями, которые припасла для них жизнь в постапокалипстическом мире.

+1

12

[NIC]Theodore Ostin[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/UE13.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/UE18.png[/SGN]

Неожиданно для себя самого, Теодор почувствовал, как его настрой мгновенно сменился словно по щелчку чьих-то пальцев. Сердце в его груди, казалось, остановилось на доли секунд, в горле пересохло, а пальцы крепко сжали рукоятку его мачете. Был ли это страх? Нет, вряд ли. Скорее эти эмоции, это чувство, завладевшее им полностью, можно было сравнить с яростью. С непреодолимым желанием вспороть глотки каждому, кто выйдет из этой машины. Когда автомобиль остановился и из него вышли пара военных, Остин не последовал примеру своей жены, скрывшейся в темном углу. Он остался стоять у окна. Мужчина не боялся, что его могут заметить, потому что плотное стекло было настолько запыленным, что он сам едва мог разглядеть фигуры людей. А если бы и заметили, то Тео, наверняка, даже был бы рад подобному исходу. Да, шансов против хорошо вооруженных и подготовленных солдат у него было довольно-таки мало, но что-то зажигало в нем этот огонь ярости и сумасшествия. Что-то заставляло адреналин сжимать его сердце с каждым ударом все сильнее и сильнее. В этот момент Теодор напоминал хищника, готовящегося к смертельному прыжку, исходов в котором было всего лишь два: либо ему удастся утолить свою "жажду", либо он получит пулю в голову.
К удаче или к сожалению, военные не стали долго задерживаться у полуразвалившегося здания и поспешно удалились. Теодор ослабил хватку и громко вздохнул. И что слышалось в этом вздохе? Облегчение или все-таки недовольство? Да, в последние дни с Тео происходило что-то неладное. С его душой, его сознанием. С каждым днем Остин менялся и, увы, не в лучшую сторону. Просыпаясь после непродолжительного сна, мужчина не может с уверенностью сказать, что сегодня он не станет хуже, не станет злее и ожесточённее. Что это? Неужели он начинает медленно сходить с ума? Неужели именно это ведет его к неизбежному концу, стараясь постоянно сократить этот путь? Если это действительно так, то тогда в голове Тео возникает очередной вопрос: как долго ему осталось до безумия? Как долго он сможет сдерживать зверя внутри себя? И до чего же он тогда способен опуститься?
Вдруг в реальность мужчину возвращает голос Нарциссы. Он бросает взгляд через плечо. Агрессия мгновенно покидает его, а на смену проходит страх или даже некий стыд. Самого того не осознавая, миссис Остин жила с самой настоящей бомбой замедленного действия, которая была готова вот-вот взорваться, если бы не присутствие блондинки рядом в действительно нужные моменты. Или же Нарцисса все-таки все ясно понимает? Тео был уверен, что жена уже давно заметила в нем кардинальные изменения и они пугали ее. Хоть она и не говорила об этом мужу никогда, но ему и не нужны были ее слова. Однако знает ли Цисси, насколько нестабильно состояние ее благоверного? Понимала ли она, насколько он может быть опасен? Вряд ли, ведь даже сам Теодор точно не знал, на что он способен. Если бы она прочла его дневник, в котором Остин как мог пытался описать свое состояние, стараясь тем самым поддерживать тот оставшийся здравый смысл, что остался в нем. Тео не хотел, чтобы жена читала эти бредни сумасшедшего. Не хотел давать ей повод для лишних и абсолютно ненужных волнений. У них и без этого хватало более серьезных проблем. "Даже не смей, слышишь, паршивый ублюдок, не смей опускать руки. Не смей оставлять ее одну. Не смей", - мысленно наставлял себя Остин. Нарцисса - единственная причина, благодаря которой он продолжал держаться. Благодаря которой он еще не сломался. В горле стоял ком, который, казалось, с каждом вздохом лишь увеличивался и мешал поступлению в легкие это грязного подобия кислорода. Опершись рукой о старую витрину, Тео начал жадно хватать ртом воздух. Голова начала болеть, а уши заложил шум, словно огромный рой мух летал прямо над его головой. Хотелось закричать что было мочи. Нарцисса всегда считала себя слабым звеном в их тандеме, но она сильно ошибалось, как считал Теодор. Слабым звеном здесь был он. От этой мысли становилось еще противнее. Остин не привык признавать свою слабость, свою уязвимость, даже перед самим собой.
Остин не заметил, как Нарцисса снова стояла прямо перед ним. И поднял взгляд и посмотрел в ее глаза. В них он прочел ужас. На его лице появилась гримаса боли, и мужчина оперся о стену позади него. "Ну что же с тобой творится, Остин? Соберись, черт возьми! Соберись!" - раздавался голос в его голове. Когда жена подходит к нему вплотную, Теодор обнимает женщину и, прижав к себе, целует ее в макушку. Проводя рукой по спине Цисси, мужчина вздыхает и замедляется перед ответом. Он просто не знал, как описать свое состояние Нарциссе. Если рассказать ей правду, то как она воспримет все это? Меньше всего Теодору хотелось, чтобы его жена боялась его. Чтобы, находясь рядом с ним в одной комнате, она не боялась прикрыть глаза хотя бы на пару минут. Потерять ее доверия, ее поддержку было самым страшным, что могло произойти с Тео. Потеряв ее, он мог смело выходить на улицу безоружным навстречу любому виду зараженных. Потеря Нарциссы была сравнима со смертью. И  даже смерть, наверное, Остин принял бы с более спокойной душой.
- Как бы я хотел тебе объяснить, Цисси, правда. Я бы очень хотел объяснить тебе все, но... Но я не могу даже сам четко понять, что происходит внутри меня. И от этого я испытываю к себе такое отвращение, - мужчина еще крепче прижал к себе жену. Ему хотелось полностью насладиться этим коротким моментом затишья, когда можно было вздохнуть с облегчением и не думать о приближение врагов.
- Ты же сама знаешь, что нам нужно как можно быстрее добраться до пункта назначения. Нельзя делать каких-то долгих остановок. Но, - Тео призадумался на мгновение и после продолжил: - Может ты права, нам не помешал бы отдых, даже короткий.
Теодор замолчал и глубоко вздохнул. Если быть откровенным, то мужчине и самому хотелось отдохнуть, на время забыться и провести пару дней хоть и мнимой, но все-таки безопасности, запастись некоторыми продуктами и боеприпасами. Но в Лексингтоне вряд ли можно найти такое место. В основном эта территория принадлежит охотникам, а они не славятся радушием и дружелюбием.
Тео снова отвлекается от мыслей, слыша голос жены. Ее слова, словно плетью, били по его сердцу, оставляя на нем ярко-красные рубцы и отдававшие в воздухе неприятным щелчком. Да, в Кембридже было довольно неплохо, но даже этот островок жизни не продержится долго в той идиллии. Остин был уверен.
Теодор прислушивается. Снова где-то поблизости слышится звук мотора. Очередные военные? Или охотники? Разницы особой не было, так как и те, и другие не встретят их с распростертыми объятьями. Скорее они получат парочку патронов в качестве "приятных" сувениров, которые, увы, в дальнейшем им слабо помогут. Тео смотрит в окно, стараясь увидеть откуда двигается очередной враг, но автомобиль пока находился не в поле их зрения. На вопрос жены Остин отвечает без промедлений:
- Это место не внушает мне особого доверия. Пока они только приближаются, лучше уносить отсюда ноги как можно быстрее, - принимая легкий поцелуй, Теодор улыбается жене и аккуратно проводит рукой по ее плечу. Не медля, Остины поспешно двигаются к черному входу.

Отредактировано Theodore Fraser (2015-04-03 16:33:47)

+1

13

Нынешний мир состоит из сплошных сюрпризов и неприятностей. Конечно, раньше тоже подобные события происходили в наших судьбах, но сейчас ситуация приобретала немного иной оттенок. Сейчас наш мир - это одно больше поле выживания, где каждый выживший человек обязан думать о спасении собственной шкуры, а не волочащейся ноши рядом. Это мир, где каждый человек обязан быть бдительным, осторожным и внимательным, если хочет протянуть до следующего утра и встретить рассвет с первыми лучами солнца. Каждый сам за себя, но не в этом случаи, где за выживание и свое существование борются супруги. Они не могут оставить друг друга расхлебывать свалившееся на них дерьмо в одиночку, точно так же, как не могут перестать помогать и спасать друг друга из различных ситуаций, как морально, так и физически. Ты дал клятву, что в горе, и в радости, будешь рядом, и случилось так, что чету Остин горе настигло слишком рано после свадьбы. Кажется, всего лишь года два прошло от их брака, когда произошла та самая катастрофа, а теперь им приходилось проходить все эти испытания вместе. Их даже никто не готовил к случившему. Никто не говорил, что именно такое горе должны испытать на себе супружеские пары, а не какие-то там недопонимания в интересах, и друг друга в целом. Тут вопрос стоял о жизни и смерти, а не о том, что муж не заметил новую прическу своей жены, или наоборот, что жене не нравится небрежное отношения мужа к вещам. Мир был изменен, на корню, и приходилось как-то приспосабливаться и не забывать при этом о чувствах и отношениях, которые когда-то соединили Нарциссу и Теодора вместе.
Вот и сейчас, женщина не имела права опускать руки и закрывать глаза на то, что с мужчиной происходили какие-то глобальные изменения. Да, они ее где-то пугали на отголоске сознания, но этот испуг был ничем по сравнению с существами, которые попадались им на пути. Сходит с ума Тео, возможно - это было неизбежно для каждого человека, и миссис Остин с подобным уже сталкивалась. Чего далеко ходить, давайте вспомним старика Уайта. Он действительно был немного повернутым, но именно его безумие и спасало мужика в различных ситуациях: будь то зараженные, или охотники. Единственное, что всегда напрягало в нем Цисси - это то, что старик не умел работать толком в компании. Нет, он конечно серьезно относился к своему напарнику, готов был всегда вытащить его из дерьма, но все его попытки оказать помощь имели своеобразный характер, и носили за собой куда более масштабные неприятности, которые блондинка предпочитала избегать. Именно этого опасалось подсознание американки, - как бы ее муж не превратился в такого же сорвиголову, ибо ей всегда было спокойнее с уравновешенным и рассудительным напарником, чем потом убегать от толп зараженных жаждущих тебя разорвать на мелкие куски. - Посмотри на меня - Серьезным тоном отозвалась блондинка и немного нахмурив брови, чувствуя неприятное ощущение внутри себя от сказанных супругом слов - Мы со всем справимся, Теодор. Сколько лет мы уже выживаем, и сейчас тоже выживем, и доберемся до этих гребанных Цикад. Я с тобой рядом, и я готова тебе во всем помогать - Нарцисса словно только что дала клятву, и, честно говоря, она действительно готова была ее выполнить. Если изменения будут продолжаться внутри ее мужчины, ее любимого мужа, то американка готова приложить все усилия и на борьбу с этим, и на борьбу со смеротью. Она будет готова оказывать любую поддержку его психике и моральному состоянию, главное, хм, самой не свихнуться на половине пути к Солт-Лейк-Сити. Она должна быть сильной, по крайней мере до момента, пока мистер Остин не примет эстафету ответственности обратно на себя. Вот в чем и заключался брак: и в горе, и в радости, помните? Переводя свой взгляд куда-то сквозь Тео, Цисси немного прищурилась и попыталась определить с какой именно стороны доносится звук мотора. Все-таки такие времена хорошо влияют на развитие человечества - они становятся более, хм, внимательны. - Хорошо - Согласно кивнула миссис Остин и выпустив его из своих объятий, поправляя лямки рюкзака, Цисси осматривается по сторонам. Нет, не совсем в поисках выхода, а скорее в поисках чего-то полезного, что они могли упустить, но такового тут не осталось. Делая глубокий вдох, собираясь с силами и затупляя мысли о поиске воды, или даже нормальной еде, Нарцисса направляется следом за Теодором. 

Белмонт. Неделю ранее.
Дорога из Кеймбриджа до Белмонта оказалась не такой уж и трудной, потому что зараженных практически не встречалось, а что касалось бандитов - то их было значительно мало в данной области, и чета Остин могли спокойно двигаться вперед. По дороге они успели заглянуть в несколько двух или одноэтажных домов, пополнить кое-как свои припасы для дальнейшего пути. Они даже успели выспаться, по крайней мере успела отоспаться блондинка. Все было настолько тихо и непривычно, что подсознание насильно нудило - это только затишье перед бурей. И, черт, подсознание оказалось право, когда парочка наконец-то добралась до этого гребанного Белмонта. Нужно было найти продукты, а где их искать? Верно, в самых обычных супермаркетах, в подвальных помещениях или среди прочего мусора на полу. Но кто же мог предугадать, что именно там их поджидают главные неприятности в виде Щелкунов и одного или двух Топляков. И все бы было ничего, если бы ты случайно не наступаешь на разбитое стекло, и хруст раздается эхом по всему магазину, а затем до слуха доносится характерный щелчок. Твою мать - все что ты можешь сказать, стараясь усмирить забившееся сердце в груди и сесть на корточки, тупо прячась за какой-то витриной. Ох, не сладко тогда пришлось, когда пятеро Щелкунов несутся прямо на тебя с одной целью, а затем ты краем глаза замечаешь в проходе Топляка и... И тут тобой начинает двигать лишь одно желание - удрать как можно дальше. Да, приходилось отстреливаться, отбиваться подручными средствами, и чете Остин даже удалось завалить несколько зараженных, но связываться с чудовищем больше - нет, Нарцисса была не готова. Ей хотелось еще хотя бы немного прожить на этом гребанном свете, и видимо Теодору тоже. Ибо с горем пополам они смогли выбраться из "ловушки" и убежать подальше от злосчастного места. Но и там приключения не кончались, когда ты оказываешься в очередной ловушке уже сооруженной людьми, желавшими когда-то спастись от гибели - тупик. И, что бы пройти дальше, парочке потребовалось окольными путями двигаться вперед, спускаться в "катакомбы", грубо говоря, где и там их ждал сюрприз в виде спор. Веселое, однако, было у них путешествие до Лексингтона.

И Нарцисса надеялась, что здесь они смогут немного передохнуть и снизить свою бдительность, но, нет. Подойдя к черному выходу, настойчиво отодвинув бедром мужчину, блондинка хватается за ручку и повернув ее, толкает дверь вперед. Та поддается с трудом, потому что по великому "чуду" была завалена какими-то старыми вещами, коробками и поваленным стеллажом. - Сейчас, погоди - Присев на корточки и протиснувшись в щель, потому что сейчас Цисси предпочитала действовать тихо, а не вышибать, мать вашу, дверь с ноги, - она оказывается в соседнем помещении и ухватившись поудобнее за поваленный стеллаж, чуть отодвигает его, чтобы Тео смог пролезть. Когда они оба оказались наконец-то в небольшом предбаннике, который освещал дневной свет, так как следующей двери ведущей на улицу просто не существовало, миссис Остин осторожно начала пробираться вперед через коробки и хлам. Остановившись, она выглянула наружу и не увидев опасности, двинулась вперед. Снова открытая местность, лишь пара ржавых машин могли служить хоть каким-то прикрытием, и возле одной такой она остановилась. Звук мотора слышался уже отчетливо близко и хотелось взывать с вопросом, что же вы так долго едете, и как ответ на ее вопрос, на горизонте с другой стороны наконец-то появился автомобиль. Тот же самый, как предположила в своем уме американка и резко присев на корточки, спрятавшись за грудой железа, она посмотрела на мистера Остина - Милый, давай только без геройства, ладно? Ты еще мне живой нужен - Мимолетно улыбнувшись немного саркастичной улыбкой, блондинка продвинулась чуть вперед и выглянула из-за угла ржавой машины. Бронированный автомобиль военного патруля остановился в нескольких метрах от них, а затем завернул на стоянку возле этой чертовой автозаправки. Осмотрев окрестность и прикинув про себя, заметят ли их или же нет, Нарси почувствовала, как ее сердце начинает колотиться с бешеной скоростью. Знаете, не очень-то и хотелось быть сейчас схваченной этими мужичками в форме, которые приставит дуло к твоей голове и начнут сканировать на наличии вируса. Остин даже поежилась от подобной мысли, после чего еще раз посмотрела на мужа и кивнула - Встретимся на той стороне - Шепнула та и выждав, пока один военный с автоматом на перевес отвернется, женщина быстрой перебежкой спряталась за соседней машиной. Выждать. Посмотреть. Оценить обстановку. И снова перебежка на при согнутых ногах, Цисси добирается до невысокого ограждения, которое служило обозначением конца стоянки. Перебравшись снова на дорогу, американка не торопилась долго задерживаться на открытой местности, а дала деру прямо за какое-то небольшое сооружение в паре шагах. Хм, кажется, это был туалет, по крайней мере запашек шел от него именно тот самый. Спрятавшись за этим небольшим зданием и прислонившись к нему плечом, Нарцисса едва выглянула, чтобы убедиться в безопасности Тео. Попутно она достала из бокового кармана рюкзака дымовую шашку, в случаи чего готовая кинуть ее для прикрытия любителя искать приключения на свой зад. - Только без глупостей Тео. Только без глупостей. - Мысленно молила Цисси непонятно кого.

Отредактировано Narcissa Auditore (2015-03-29 19:54:01)

+1

14

[NIC]Theodore Ostin[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/UE13.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/UE18.png[/SGN]

Теодора до сих пор находился под влиянием гнусных мыслей, которые завладели в тот момент, когда они с Нарциссой покидали Кембридж. Мужчина не любил задерживаться на одном месте достаточно долго, но видимо и в его жизни наступил тот период, когда он действительно привязался к так называемому городу. Привязался к Кембриджу, в котором он смог провести несколько счастливых - если уж сравнивать их со всем тем дерьмом, творящимся вокруг - дней в спокойствии за жизнь Цисси, в спокойствии за свою жизнь. И все же, несмотря на все положительные факторы, Остин понимал, что его счастливая жизнь, не настолько сильно загруженная повседневными проблема, не продлится долго. Рано или поздно стена, окружающая карантинную зону, рухнет, и этот момент был очень близок, хотя жители Кембриджа даже не догадывались об этом. Да он и сам бы наверное не узнал об этом, если бы однажды случайно не подслушал разговор военных. Они сумели отразить достаточно нападений охотников и бандитов, но еще двух-трех налетов Кембридж точно не выдержит. Охотники уничтожат все и всех на территории этого периметра, не дадут шанса никому из здешних. И, увы, военные не могли ничего с этим подделать. Охотники были экипированы не хуже них, а некоторые группы даже лучше. Оставалось лишь смириться и терпеливо ждать, либо же поживее уносить ноги. Умирать от рук жестоких сумасшедших не входило в планы Тео, потому, без лишних и ненужных объяснений, Остин сообщил жене, что им пора выдвигаться, и без замедлений начал собирать свои вещи, которые помещал в небольшой сумке. К счастью, Нарцисса не стала донимать своего благоверного расспросами, вроде: "А почему мы так скоро уходим? Может задержимся здесь еще на пару деньков? Нам ведь так хорошо в Кембридже". Она и без его ответов все понимала и не хотела лишний раз утомлять Остина, психологическое равновесие которого в последнее время стало очень нестабильным. Возможно, Цисси еще вспомнит об этих неплохих деньках с грустью и огорчением, но она все-таки будет понимать, что подобный исход был неизбежен. Ну, в крайнем случае Тео всегда может напомнить миссис Остин об этом.
Парочка сумела добраться до Белмонта довольно-таки быстро и без происшествий. Наверняка, им следовала бы порадоваться подобной удачи и с легкой, насколько это возможно, душой продолжать свой путь. Но не стоит забывать: любое затишье в постапокалптическом мире - это всего лишь очередное предупреждение о том, что впереди их ждет огромная куча дерьма, в которую они обязательно вляпаются. Хотя бы благодаря тому же Теодору, который практически всегда находил "приключения" на свою тощую задницу. Идиот он и во времена апокалипсиса идиот. Такова уж жестокая реальность. Однако, иногда и Теодор был способен включить мозг и действовать весьма умно, оценивать ситуацию серьезно, а не лететь сломя голову навстречу опасностям. Ему нельзя было забывать, что он, в первую очередь, отвечает за жизнь Нарциссы, которая всячески старается помочь своему мужу окончательно не сойти с ума и не превратиться в разлагающегося странника, который рано или поздно наткнется на дуло пистолета.
Неприятности, как и ожидалось, не заставили себя долго ждать. Находясь в активном поиске продуктов, Остины заглянули в один из заброшенных супермаркетов, где, возможно, и завалялись хоть какие-то продукты, которые пропустили когда-то бандиты или же такие гребанные путешественники, каковыми являлись и они сами. Шансы были очень малы, но Нарцисса и Тео все равно направились в сторону полуразвалившегося здания. И, какая удача, чете Остин удалось встретить новых "друзей", которые, наверняка, были безумно рада их видеть, и если бы они не потеряли способность здраво мыслить, то несомненно начали бы представлять, как с аппетитом они обглодают косточки этой сладкой парочки. К огромнейшему разочарованию зараженных, Цисси и Тео были настроены совсем недружелюбно, что в свое время могли бы посчитать проявлением дурного тона, но в подобные времена "грубость и жестокость" были вполне привычны.
Теодор слабо помнил то, каким им удалось расправиться с парочкой Щелкунов и благополучно смыться. Лишь отбежав на безопасное расстояние от места недавнего баттла, Тео решил разбавить обстановку и произнес:
- Черт, а я то надеялся, что мы получим дисконтную карту хотя бы в этом супермаркете. Может у нас слишком мрачные лица? - он ждал ответа на свой комментарий. Ему просто хотелось хоть каким-то способом снять напряжение после ожесточённого боя с зараженными. Тем более, что Остин был уверен, что неприятности продолжают ждать их впереди. 
Благодаря усилиям Цисси, они смогли выкроить для себя пару минуток спокойствия, но не стоило надеяться, что оно окажется затяжным. Пока они не спеша пробирались наружу, где-то вдалеке Остин услышал звук приближающегося автомобиля. То же самое, видимо, услышала и Нарцисса. Теодор следовал за женой, которая старалась как можно быстрее добраться до одной из машин, которые уже давно были не на ходу, чтобы скрыться за ней. Мужчина присел рядом с женой. Оставалось лишь ждать, когда машина появится в поле их зрения.
Таинственный автомобиль наконец выехал на открытую местность и остановился у здания, которая когда-то наверняка было автозаправкой. Оттуда вышла небольшая группа военных с автоматами на перевес.
- Геройство и я? Милая, эти понятия совершенно несовместимы. Я ведь сама скрытность, - шепотом произнес Теодор и улыбнулся жене. Он так же хотел что-то сказать Цисси, но она уже двинулась вперед, оставив его сидеть за ржавым куском железа и нервничать. Мужчина встал на колени и, выглядывая из-за угла своего укрытия, следил за передвижениями жены. Он даже не боялся, что может оказаться замеченным военными. В тот момент Остин лишь мысленно подгонял Нарциссу, которая сейчас находилась в весьма рискованном положении. Увидев, как миссис Остин прячется за небольшим зданием вдалеке, Тео спокойно вздохнул и собирался было сам стартануть, как вдруг он почувствовал между лопаток дуло автомата. Он слегка выпрямился, но не спешил поворачиваться.
- Встань и повернись, - услышал он сзади женский голос. Вскинув от удивления бровь, Остин издал нервный смешок и ответил:
- А как же знакомство. Может для начала представимся друг другу? - Тео почувствовал, как девушка не спеша обходит его и останавливается прямо напротив него.
- Я сказала встать!
- Тебе никто не говорил, что ты не совсем корректно ведешь переговоры. У меня ведь мог быть нож или я мог быть зараженным. Тебя не учили, что незнакомцев нужно проверять и все такое. Ты новичок, верно?
- Твое дело заткнуться и встать, - продолжала она негромко.
- Как тебя вообще взяли в солдаты? Я и то соображаю, что таким как я нужно сразу же пускать пулю в лоб. А вдруг я каннибал.
- Конченный придурок, я сказала вставай, - она приблизилась к нему вплотную и, схватив его одной рукой за воротник, попыталась шмотануть его как следует. Это была ее роковая ошибка. Теодору не составило особо труда завалить такого никудышного солдата на земле, после чего он плотно зажал ей рот рукой.
- И еще: когда встречаешь такого конченного придурка, лучше сразу звать подмогу и не снимать его с прицела. Мало ли он совсем конченный, да еще и психопат, - после этого мужчина одним ударом вырубил девушку и, вставая, добавил: - А вообще, девушек ведь бить не красиво... Но я переживу это.
Не теряя больше времени, Теодор направился в безопасную зону, где его продолжала ждать Нарцисса.

Отредактировано Theodore Fraser (2015-04-03 16:34:25)

+1

15

Некоторые говорят, что когда нам угрожает какая-то опасность, то мы становимся неуязвимы. Говорят, в нас переполняет желание выжить любой ценой, и потому человек превращается в некоторое подобие животного, монстра, способного смести все на своем пути. Говорят, мы теряем свою человеческую сущность, наш разум перерождается в один сплошной инстинкт, и возможно некоторые правы. Возможно, именно это позволяло выжившим среди зараженных жить и двигаться дальше. Возможно, именно сама мысль о том, что ты окажешься укушен, застрелен в затылок или прямо в лоб, - пробуждает в нас первобытные, животные, инстинкты и чуть ли не начинает руководить нами. Хорошо это? Плохо это? Одному Дьяволу известно, но факт остается фактом: только при таком раскладе ты сможешь протянуть до следующего дня и не сгинуть с лица земли после встречи с инфицированными. Или, хм, все-таки говорящие подобную ересь слишком высокого мнения о человеческой породе? Что всякий утверждающий в своей неуязвимости просто лжец, и как самый обычный и смертный имеет свои слабости. Знаете, рассуждать на данную тему можно долгими часами, а времени к сожалению и так в запасе оставалось мало, особенно у миссис Остин, которая по-прежнему держалась ветхого небольшого здания, напоминающего всем своим видом общественный туалет. Медленный вдох - выдох. Она закрывает свои глаза для того, чтобы элементарно сосредоточиться и привести мысли в порядок. Чувствуя, как в ушах раздается раздражающий гул, а сердце бьется в бешеном ритме, словно оттарабанивая известную всем чечетку. Женщина прижимается спиной к кирпичной кладке и крепко сжимает в руке дымовую шашку. Продолжает мысленно молить Теодора не совершать каких-либо глупостей, а он ведь может. Он ведь всегда был с придурью в голове, и именно за это американка когда-то полюбила мужчину, но сейчас... Сейчас сложилась совершенно иная ситуация и она требовала четкости. А если вспомнить еще и тот факт, крохотную деталь, что Остин менялся на глазах своей женушки чуть ли не каждый час, - то данный страх за его жизнь возрастал с каждым разом все сильнее и сильнее. - Слышал, говорят какой-то мужик с мелкой девчонкой на перевес перебил местную шайку охотников. - Внезапно донеслось до слуха Нарси, которая  уже начинала мысленно отсчитывать до десяти, чтобы кинуть шашку в центр и позволить Тео незаметно проскользнуть мимо носа военных. Господи, она даже не заметила то, что один из солдат все-таки умудрился сцапать благоверного. - Мужик и мелкая девчонка? Всю шайку? Да ты прикалываешься наверно. - Нахмурившись, блондинка выглянула с другой сторону из-за здания и внимательно посмотрела на двух мужчин в форме возле машины. - Да отвечаю. Месяц или два назад. Можешь спросить у Фреда, он как раз патрулировал с Эдом, когда они нашли трупы. - Разговор двух военнослужащих сильно привлек Нарциссу Остин, что она даже расслабила руку в которой спокойно покоилась дымовая шашка. Не каждый день удается подслушать подобные истории. Нет, конечно, сейчас неудивительно слышать, что кого-то там убили, но чтобы вырезать всю группу охотников на этой территории? Да это даже старику Уайту не удавалось. Слишком уж эти "люди" были диковаты и непредсказуемы, наверно по этой причине миссис Остин старалась обходить подобные местности стороной. - Ну ладно-ладно. Допустим, я тебе верю, но откуда слух, что это были только один с половиной человек? - Второй военный явно тоже недоумевал местным байкам, потому его напарник предпочел видимо доходчиво и четко разъяснить ситуацию. - Их видели. Фред... - И тут наконец-то в голове американки что-то щелкнуло, что заставило ее отвлечься от подслушивания и переместиться на другой край здания. Она опять выглядывает из-за угла и видит куда еще интереснее картину - Черт, Теодор - Ей хотелось крикнуть, но сделав она это, то сразу бы выдала свое местоположение и тем самым привлекла бы внимание тех двух. Нет. Нельзя. Необходимо держать свои эмоции под контролем, но сказать всегда легче, чем попытаться сделать. - Думай-думай, Нарцисса, думай! - Хаотичным взглядом блуждая вокруг себя, не желая лишний раз растрачивать пули, она соображает прибегнуть к луку.
Доставая из колчана стрелу, аккуратно и уверенно натягивая ее на тетиву, женщина снова выглядывает из своего укрытия и прищурив один глаз, целиться прямо в женщину-военную. - Господи, вот только баб нам и не хватало - Прицокнув языком, она уже готовиться выпустить стрелу в плечо девицы, в место, которое было как раз одним из уязвимых у военных, как мистер Остин проделывает все работу за свою жену. Он просто вырубил бабу, особо долго не церемонясь. - Ну, хорошо - Расслабляя натянутый лук, опуская его, Нарцисса переводит резко взгляд в сторону двух других солдат и готовиться. Готовиться в любой момент отвлечь их внимание от направляющегося в ее сторону супруга. И, как только стоило Тео оказаться на открытой местности, один из вояк кажется пошевелился и готов был повернуться в эту злосчастную сторону. - Пресвятые угодники - Быстро переметнувшись в противоположную часть ветхого здания, снова натягивая свое оружие, миссис Остин выглядывает из угла и прищурив один глаз, наводит стрелу на цель. Чуть правее. Еще немного правее. Немного выше и... Со свистом острая стрела проноситься за спинами двух военных, попадая точно в глубь полуразрушенной автозаправки, сбивая какую-то банку и та с грохотом падает на асфальт. Привлеченные внезапным шумом военные, тут же приготовили свое оружие на боевую готовность и неторопливо, осторожно, пошли в сторону откуда послышался звук. Убедившись, что одна из незначительных неприятностей осталась позади, Цисси убирает свое бесшумное оружие обратно за спину и едва не сталкивается лбами с Теодором, когда перебегает снова на другой конец сооружения. - Пошли. Быстрее - Хватая супруга за руку, словно маленького ребенка, женщина устремляется вперед. Она даже не оборачивается назад. Даже не удостоила чести посмотреть, не заметили ли их, или все-таки погони не избежать. Но, с другой стороны, а на кой, простите меня, хрен, военным гнаться за этими двумя?
Добравшись наконец до какого-то одноэтажного домика, на котором развивался давно приспущенный и порванный флаг, символики Соединенных Штатов, Нарси выпустила руку Теодора из своей и остановилась, чтобы перевести дыхание. - Тихо удрать ты не можешь - С обвинениями накинула на него американка и ударила кулачком в плечо, а затем резко приложила ладонь к своему, которое свело от затягивающейся там раны. - А если бы те два амбала заметили тебя, придурок? Господи, Теодор - Взвыв и убирая растрепанные блондинистые волосы с лица, она закатила глаза к небу. Возможно, сейчас женщина слишком утрировала ситуацию, приукрашивала и как всегда - преувеличивала в духе любой представительницы слабого пола, но.. Но в этом и была вся Нарцисса Остин, трепетно относящейся к своей жизни и жизни мужа. - В следующий раз не медли, а прямо за мной следуй, ну, или, не вскакивай так резко из своего укрытия, ладно? Ты же знаешь лучше меня, насколько сейчас не легкое время - Грустно взглянув в его глаза, нимфа сделала глубокий вдох и закусив свою губу, крепко обняла блондина. Уткнувшись носиком в его грудь, Цисси начала мысленно успокаиваться, приводить чувства в порядок и унимать поднявшийся в крови адреналин. - Я слышала, как двое расправились с местными охотниками - Наконец заговорила та, выпуская супруга из своих объятий. Стараясь говорить тихо и держать ухо в остро, взглядом то и дело иногда озираться по сторонам в поиске опасности, которая могла их поджидать где угодно и в виде кого угодно. - Они сказали, что это был мужчина и маленькая девочка, хм, как думаешь - это те, о ком говорили в той карантинной зоне? Правда их было трое, но.. Не знаю. - Хмурясь и нервно постукивая коготками по фасаду одноэтажного дома. - Я думаю, нам надо пойти по их следу, что скажешь? - Скрещивая руки на груди и прижимаясь спиной к зданию, Нарси в упор посмотрела на Тео - Или пока поищем безопасное место для передышки? - Конечно, вариант найти тех, о ком явно думала Остин - перевешивало желание найти укрытие для передышки, но исходя из состояния своего мужа... Очередная дилемма, которая пожирала сознание американки изнутри. Как бы она поступила? какой вариант из двух бы выбрала? - Хотя знаешь, они могут подождать, а тебе надо придти в себя и вернуть былую форму - По-доброму улыбнувшись, стараясь загнать свое желание скорее нагнать мужчину и ту девочку, которая не выходила из сознания Нарциссы. Почему? Наверно потому, что в прошлом, после катастрофы двадцать пять лет назад, нимфа потеряла свою младшую сестру. И, возможно, таким способом она просто пыталась убедить себя в чем то. В чем? Вот этот вопрос остается открыт до сих пор. - Куда предложишь направляться, мой командир? - Расплывшись снова в улыбке, стараясь держаться относительно спокойно, миссис Остин подошла к Тео и провела ладошкой по его щеке.

Отредактировано Narcissa Auditore (2015-04-12 00:07:41)

+1

16

Были ли у вас в жизни такие моменты, когда вы просто не могли дать вразумительное объяснение своему идиотизму, даже в самые тяжелые для вас времена? Конечно, такое бывает, наверняка, со многими или же, по крайней мере, с некоторыми. И порой окружающие вас люди не придают особо значения такому поведению. Но в ситуации Теодора все было совершенно по другому, ведь это был не критический период в его собственной жизни. Это был самый критический, ужаснейший, страшнейший(и множество других синонимов, передающих весь тот хаос, который твориться на улицах, и заставляющие холод пробежать по вашим спинам) период в истории всего гребанного человечества, которое продолжало незамедлительно дохнуть во всей той куче дерьма, в которую они так целенаправленно шли и в итоге же "удачно" вступили. Кто же такой на самом деле Тео Остин? Это взрослый, тридцатипятилетний психопат, который может продолжать шутить, даже стоя в толпе зараженных без единого патрона. Порой может показать, что мужчина совершенно не умеет быть серьезным, рассудительным и спокойным. В это же верил и сам Остин. Возникает вопрос: как такому раздолбаю вообще удалось прожить в условиях апокалипсиса так долго? Ответ, наверное, весьма прост и не нуждается в озвучке. Куда проще посмотреть на стоящую рядом с Тео милую блондинку, сжимающую в руки свой любимый револьвер, которым она не раз обещала вынести мозги своему благоверному, ведь он совершенно не прибегает к их помощи. Тео Остин - душа, удачно пропустившая свое идеальная для придурковатости время и спустившаяся в тело этого бедняги за пять минут до полной задницы. Наверняка, Остин был таким одним единственным, так как наверное даже самые странные идиоты и психи сумели найти в себе зерно рассудительности... Ну, или же уже давно были съедены зараженными, или пополнили полки этих "живых" солдат. Возможно, за этой маской Теодор на самом деле старался прятать страх. Ему куда легче было предстать перед женой вот таким ненормальным шутником, нежели показать ей свою трусость. Может Цисси уже не раз задумывалась о том, чтобы смыться от своего мужа-недотепы, который не способен, казалось, даже на долю секунды перестать выдавать свои шуточки. Но что-то не давало ей уйти. Какое-то чувство внушало ей страх за него. "Он ведь такой непутевый. Один он долго не протянет", - наверняка так думала Нарцисса. А для Теодора это было самым главным - Цисси рядом с ним. Уровень его переживаний за жену не достигает запредельных значений, потому что он всегда знает, что с ней, в каком она состоянии. Прожив еще один день рядом с ней, Теодор с облегчением вздыхал и благодарил судьбы, что еще одни сутки они прожили бок о бок.
Да, ему нужно было стать серьезнее. Он понимал это и сам, без чьих-либо подсказок. Но страх в его душе мешал ему это сделать. Ему мешала та жестокость, которая не так давно начала зарождаться в нем. Ему мешали кошмары, с каждой ночью становившееся все более пугающими. Именно его неуместный юмор был признаком того, что в нем таки еще остались признаки человечности. По крайней мере так считал сам Остин. Как бы не предвзято мужчина в данный момент не относился к своей расе, он все равно боялся перестать быть человеком, потому что именно человек обладал самой, наверное, ценной вещью в этом мире. Он обладал душой, которая была способна на сострадание, привязанность. Его душа уже в большой степени была темной, словно какой-то зверь пожирал его изнутри, не оставляя ничего хорошего за собой. И лишь любовь Теодора к своей жене, которую он все-таки смог сохранить в своем сердце, несмотря на все происходящее вокруг, когда время на нежное чувство совершенно не остается. Но "зверя" внутри него мужчине нужно было хочет чем-то отвлекать, чтобы он не завладел его душой в конец. И этим отвлекающим маневром и был его больной оптимизм. Из-за него он в какой-то степени и не давал себе пуститься во все тяжкие, не давал себе броситься прямо в объятия смерти, оставив все переживания далеко за своей спиной. А ведь так наверняка бы было куда легче и безболезненней.
Подбегая к жене, Теодор не совсем хорошо расслышал ее слова, однако ему отлично удалось уловить интонацию ее голоса. И он не сулил ничего приятного. "О Боже, Теодор, ну почему ты такой осел? Ну почему никогда нельзя смыться тихо и без происшествий? Почему ты постоянно встреваешь в какие-то неприятности и бла-бла-бла", - покручивая в мыслях реплики Цисси, Тео предвкушал будущие приятности. И долго блондинка не заставила себя ждать. Развернувшись, Нарцисса замахнулась и ударила своим кулачком в плечо мужа и начала чтение нотаций. Остин вскинул брови и едва сдерживал улыбку, стараясь слушать слова женушки с серьезным выражением. Но неожиданно его приподнятый настрой резко сменился и его сердцем завладело какое-то темное, неприятное чувство. Нравоучения Нарциссы начали раздражать его, а ее голос эхом раздавался в его ушах. И даже когда она смолкла, в его голове продолжал громко и звонко "транслироваться" ее голос, от чего хотелось просто удариться головой о стену. Она подошла к нему вплотную, и Тео почувствовал, как ее руки начинают обвивать его. Голос жены продолжал отдаваться эхом в ушах, от чего в висках начинало неприятно пульсировать боль. Теодор едва улавливал суть ее речей. Кажется, она говорила о каком-то мужчине и девочке. Они перебили немало охотников, да? Да, это действительно крутое достижение. Цисси хочет отыскать их? Неудивительно. Она всегда чувствовала некий прилив бодрости что ли, когда в ее головке зарождалась мысль о том, что они могут найти сильных союзников. В этом, наверное, и была вся Нарцисса. А может лучше передохнуть? Хотя бы пару деньков? Может тогда он вернется в свое прежнее состояние? Теодор сомкнул пальцы на подбородке жены и заставил ее посмотреть прямо в его глаза, а после накрыл ее губы своими, едва не дав ей договорить.
- Ты слишком много говоришь, милая. Я просто не успеваю следить за твоими мыслями, - произнес Тео, не спеша отдалиться от жены. Он снова выпрямляется и прижимает Цисси к себе, продолжая: - Нет, не стоит из-за меня волноваться. Давай следовать за твоими таинственными личностями. Может они действительно станут для нас полезными.

+1

17

Человеческая порода непредсказуема - она может из святого превратить в маньяка, или, например, наоборот. Да, такое тоже бывает, особенно, когда жизнь в мире круто меняется в одно мгновение ока, и чтобы как-то приспособиться к новым условиям, человек обращается к самым своим потайным желаниям. Святоши готовы из кожи вон лезть, что бы просто элементарно выжить, и они не побояться ради куска плесневелого и черствого хлеба перерезать вам глотку; другие же, при обычной жизни психопаты, иногда способны выйти на путь истинный, скажем так, потому что верят словно это сможет очистить их душу перед высшим судом. Да, мы все становимся в такие моменты верующими в Бога, но не надолго, а лишь на какое-то мгновение пока вера просто-напросто не иссякнет. Человек - зверь. Это запрограммированная машина, которая при малейших изменениях самолично перезагружает себя на нужный ему курс. Потому, следовало ли удивляться изменениями Теодора, который и без того пережил в своей жизни не малое, а теперь еще и эта извечная гонка за гребанное выживание? Нет, удивляться тут совершенно нечему, и возможно Нарцисса это понимала в своем подсознании, твердившее ей: мол, дорогая, это в порядке вещей, - мы же в чертовом апокалипсисе, о котором так грезили в прошлом режиссеры великих блокбастеров, где теперь нам не выпадет удача посидеть перед экранами с поп-корном. Тогда почему она так переживала? Почему миссис Остин остро реагировала на безрассудства своего напарника, друга, мужа в конце концов? Не поверите - она просто боялась. Боялась, что однажды откроет глаза, а перед ней будет уже не Теодор Остин, а еще один из тех, кто выжил и готов напасть на любого ради жажды крови и наживы. Люди непредсказуемы, и именно этого больше всего необходимо сейчас опасаться. Ты не можешь теперь доверять всем и каждому, даже некогда друг может в итоге оказаться врагом и предателем. Теперь правила жизни были суровы, но и жизнью это было сейчас тяжело назвать, так как каждый просто выживал. И выживал так, как умел, и как сам себя запрограммировал. У женщины тоже был выбор присоединиться к двум классам теперешнего мира: либо святоши превратившиеся в беспощадных ублюдков, либо ублюдки превратившиеся в святош. И, если в былые времена, первые года три после катастрофы Остин была похожа на безразличную тварь, которую заботило лишь свое мнение, своя шкура, да и шкура своего муженька, то со временем это амплуа спало с плеч на Тео, а Цисси же рядом с ним была лишь балансом добра. Она всегда рвалась помогать попавшим в беду людям, когда тех окружали зараженные, или если на них напали "безумцы", коих мир теперь был полон. Она могла без угрызения совести отдать последний кусок хлеба, образно говоря. Милосердие снизошло на эту блондинку? Далеко нет, просто она предпочла оставить свою человечность при себе, а не уподобляться типичному зверю, жаждущему просто выжить ради себя. И, поэтому глядя в глаза своего супруга, стоя рядом с этим несчастным одноэтажным домиком типичной американской семейки, - она надеялась и верила, что изменения в характере Теодора не углубятся до безвозвратной точки, а что его еще возможно спасти, если уж совсем утрировать ситуацию. Она готова была бороться за его жизнь, за его взгляд на обреченный мир, но она не готова была бороться  терпеть его безрассудство и легкомыслие. Мы все боимся. Боимся однажды вовсе не открыть глаза, или встретить свою смерть в лице толпы инфицированный, но не все почему-то готовы показать эти страхи близким. Миссис Остин знала своего мужа, и она знала, что даже ему было страшно при встрече с бегунами или сталкерами. Мы просто люди, и чтобы выжить - мы должны оставаться людьми, а не животными, верно?
Заглядывая в глаза мужчины, чуть слабо улыбаясь уголками губ, Нарцисса впервые за это время ощутила какое-то спокойствие и умиротворение. Словно они стояли на заднем дворике своего дома, наслаждались обычным выходным днем после трудовых будней, и вокруг не было всего этого. Не было монстров, который рвутся тебя порвать при первой же встречи; не было безлюдных улиц, заброшенными хламом и машинами; не было всего этого хаоса, в котором приходилось жить - теплые воспоминания о прошлом, вот что поддерживает американку, ищущую утешение в объятьях любимого человека сейчас, и каждый последующий день. А после того, как его губы прикоснулись к ее губам, блондинка будто бы вовсе выпала из реальности. Теодор всегда был ее слабым местом, ее ахиллесовой пятой, если уж совсем вдаваться в откровения. Иногда Цисси пугала подобная зависимость. Она боялась себе представить то, как сложиться жизнь не будь Остина рядом. Хм, наверное, свихнулась бы, да? Ведь это было так типично для слабого духом человека, коей и являлась наша "отважная воительница", хах. Женщина даже как-то размышляла в своей головушке о подобном исходе. Взвешивала все "за" и "против", приходя каждый раз к одному и тому же выводу - пустить пулю в висок. Может и звучит снова глупо, как-то слащаво и чересчур приторно, образно говоря, но это было действительно так. Именно Теодор придавал все эти годы выживания сил, уверенности в себе. Именно он научил правильно держать в руках ружье или тот же револьвер, придавая уверенности вовремя спускать курок. Он научил тому, чему вас вряд ли научат бойскауты и прочие лагеря, и это следовало его благодарить за то, что они так долго продержались и так далеко зашли. - Прости, я когда злюсь или нервничаю, то всегда много говорю. Ты же это и так прекрасно знаешь - Тихо пробубнила та и снова уткнулась носом в грудь мужа. Хмуря брови при закрытых глазах, американка пыталась в голове выстроить предполагаемый путь, которого им следует держаться. Все-таки снова крутиться кругами или накручивать огромные километры не хотелось. Черт, как же хреново, когда под твоей рукой нет гребанной карты Америки. - Ты уверен, Теодор? - Чуть отстранившись и медленно подняв взгляд на Остина, Цисси неуверенно закусила нижнюю губу и осмотрелась беглым взглядом вокруг. Вроде бы тишина. Вроде бы они оторвались. Вроде бы можно на какое-то время задержаться в этих брошенных домах. Ведь, они все-таки просто люди, а не супергерои комиксов, которые способны месяцами обходиться без еды или хорошего сна. Ох, да, хороший сон, как же по нему сейчас тосковала миссис Остин. Кажется последний раз, действительно, крепкий сон у нее был год или даже два назад, когда они находились в той карантинной зоне в Сиэтле. - Мы можем остановиться здесь. Ну, прям в этом доме. Кажется, тут нет ни людей, ни зараженных - Пожимая плечами, Нарси переводит плавно взгляд на этот несчастный одноэтажный дом и поправляет лямку рюкзака. - Хотя, сначала проверь, а потом говори, да? - Немного нервно усмехнувшись своему выводу, американка поворачивается лицом к дому и делает небольшой шажок к нему на встречу. Все-таки сейчас самое опасное было - это отсутствие каких-либо звуков. Тишина, вот что нужно было обходить стороной, ибо как правило, она кроет за собой куда ужаснейшие вещи, чем привычный шум выстрелов или характерный звук щелкунов. - Проверь дом, а я задний двор - Кивнув своим слова и достав из-за пояса охотничий нож, блондинка прошла по газону к калитке с боку и стараясь лишний раз не шуметь ею, открывает и скрывается за домом.
Стараясь двигаться тихо, практически прижимаясь к стене на самом углу, миссис Остин выглядывает наружу и... И, удивительно, но было чисто. Нет ни каких следов, что тут поблизости роется целое стадо зараженных, но вот присутствие людей тут явно было. Блондинка поняла это, когда вышла на середину двора, где обнаружился след от костра. Присев на одно колено, она внимательно рассмотрела место и прикинула в уме, что тут был кто-то неделю или две назад, потому что след был влажный, а последний дождь был как раз в то время. Да, и сама сажа уже практически смешалась с грязью земли, потому, можно было вздохнуть с облегчением и убедиться, что она и Теодор тут одни. Одни же, да? Выпрямившись, женщина тщательно осмотрела каждый угол заброшенного двора. Ничего существенно найти тут было нереально, сплошной хлам и мусор, ну, и еще парочка книг. Взяв одну в руки и внимательно покрутив ее, проводя кончиками пальцев по ветхому черному переплету, Остин открывает ее на развороте и на губах сразу выступила усмешка. - Библия? Серьезно? - Захлопнув книгу, Нарцисса подошла к задней стеклянной двери, которая вела в дом, и, открыв ее вошла в помещение. Оказавшись в довольно просторной гостиной, которая еще ко всему прочему была и самой яркой комнатой пожалуй из-за больших окон. Прокрутившись вокруг своей оси, осматривая каждую деталь, ища взглядом вещи, которые могут им пригодиться, Нарси медленными шажками проходит к коридору. - Кажется тут жили какие-то святоши, которые наверно покончили с собой или, ну, заразились - Между тем начала она, проходя на кухню смежную со столовой. Останавливаясь у холодильника, на котором висели выцветшие фотографии. - Раньше все было проще - Разглядывая каждое фото с какой-то грустной улыбкой, миссис Остин обернулась к столу и положила на него найденные во дворе книги. - Как думаешь, почему мы выжили, мм? - Внезапно поинтересовалась американка, так и не отвлекаясь от своего созерцания фотографий. Она просто пыталась представить себе какого это, жить спокойной жизнью до самой старости. Интересно ведь, правда. - Ты нашел тут что? - Оборачиваясь наконец к Теодору, американка практически снимает с плеч свой рюкзак, но не успевает его даже положить на стол, как откуда-то с улицы слышится характерный звук выстрелов и криков. Напрягшись в теле и повернув резко голову в сторону криков, Цисси быстро накидывает рюкзак обратно на плечи и подбегает к огромному окну в гостиной. Щурясь, она пытается хоть что-то разглядеть на горизонте - Не нравится мне это - Бубня себе под нос и плавно двигаясь к стеклянной двери, Нарцисса чуть отодвигает ее в сторону и шум с улицы стал доноситься четче. - Теодор, щелкуны - Едва ли не вскрикнула она, оборачиваясь назад и чувствуя, как сердце снова начинает бешено колотиться, особенно после услышанных человеческих криков. - Им нужна помощь, пойдем - Убирая нож обратно за пояс, блондинка снимает с плеча винтовку мужа и выходит обратно во двор. В бой, конечно, она не рвется, но если там действительно ситуация была накаленной, то нужно сделать все, что было в людских руках, а именно, помощь. Ведь точно так же им когда-то помог старик Уайт. И, тем более, кажется среди выживших были дети.

+1

18

А может стоить забить на все? Бросить все на полпути? Может стоить перестать подвергать жизнь Нарциссы и свою еще более ужасной опасности? Может стоить сказать Цисси правду? Сказать, что он действительно устал, что он хочет передохнуть. А может вообще перестать искать чертовых Цикад и прожить оставшуюся часть жизни за стенами какой-нибудь карантинной зоны, дающей хоть какую-то безопасность. Перестать бояться за жизнь хотя бы ночью, вернув себе тем самым хоть какой-то сон.
"Неужели тебе в голову действительно пришли такие мысли, Остин?" - пронеслось в голове Тео. Неужели он сдается? Неужели он больше не хочет бороться? Вот что делает с людьми страх. Он заставляет человека двигаться по инерции, словно беспомощный велосипедист, летящий через руль своего велосипеда. В один прекрасный день наступает этот переломный момент, когда ты стоишь на развилка двух путей. Первый путь - самый легкий. Выбирая его, ты решаешь перестать сражаться с этой реальностью, потому что ты устал. Чаша терпения переполнена, сил на борьбу не осталось. Или же ты просто не знаешь, как бороться со всем этим дальше. Выбирая первый путь, ты сбрасываешь со своих плеч ответственность за свою жизнь, перекладывая ее на плечи тех де военных, для которых ты станешь одним из тысячи и твоя жизнь ровным счетом неважна. Что же до второго пути, то, можно сказать, его выбирают лишь те, кто действительно сильны духом. Либо же полнейшие сумасшедшие. Потому что на его тропу ступают лишь те, которые еще "не устали" кромсать зараженных и пробивать себе путь к спасению голыми руками. Здесь тебя ожидает полнейший комплект "положительностей": голод, недомогание, ссадины, раны, надратые задницы, постоянный поиск патронов и хоть какой-то еды. Поэтому, как вы думаете, какой путь люди выбирают чаще? Путь глубочайшей ямы с дерьмом различного вида выбирают, как замечалось ранее, лишь сильные духом и сумасшедшие. К кому же относил себя Теодор? На самом деле в тот момент мужчина не мог ответить на этот вопрос даже сам себе.
"Мы ведь так много прошли... так много , - мысленно произнес Тео. - Нельзя все так бросить. Цисси ни за что не захочет отказаться от этой возможности. А ты? А ты, Остин? Неужели ты настолько слаб?
Теодор оперся на стену и, закинув голову назад, закрыл глаза. Ему вспомнились те времена, когда они с Нарциссой находились на территории карантинных зон. Да, там им тоже приходилось несладко. Тео всегда жаловался на тамошние режим, правила, называл эти места самой настоящей тюрьмой. Но теперь, оказавшись брошенным собственноручно на произвол судьбы, Остин наконец-таки осознал, какой же прекрасной была жизнь там, за стеной, ограждающей их от мира.
Еще сильнее его сомнения о том, правильный ли выбор он сделал, подогревал внешний вид его жены. Её светлое, прекрасное лицо было все в ссадинах. Она изрядно похудела за последние месяцы. Круги под глазами от недосыпания выглядели слегка болезненно.
"Во что я втянул тебя. Какой же я идиот. Как я мог так с тобой поступить", - многократно повторял Теодор. Но рассуждать на эту тему уже было слишком поздно. Или все-таки нет? Может еще можно осесть в каком-нибудь безопасном месте? Хотя, если в этом мире безопасное место? Ответ был настолько очевиден, что от этого Остину становилось тошно. Он отогнал от себя эти мысли.
Наконец мужчина прислушался к Нарциссе. Она предлагала остаться здесь, прямо в этом доме.
- Перестань, Цисси, мы оба знаем... - но Тео не успел закончить, так как миссис Остин командным тоном приказала мужу обследовать задний двор. Он ухмыльнулся и тут же добавил: - Слушаюсь, мой командир.
Теодор не спеша выходит из дома на улицу и, приготовив дробовик, медленно и тихо начал осмотр периметра. Место действительно казалось спокойным. Поблизости не было слышно ничего, кроме негромкого завывания ветра. Казалось бы, подобная  умиротворяющая атмосфера должна была пугать, но почему-то здесь Теодор чувствовал себя спокойной, чувствовал себя в безопасности. Мужчина обернула и посмотрел на дом. Это был типичный американский домик, в котором когда-то жила типичная американская семья. А ведь на месте этих людей могли быть и они с Нарциссой. Их жизнь должна была протекать в гармонии и спокойствии. Но все это оставалось лишь мечтами. Невыполнимыми планами, навсегда перечеркнутыми этим чертовым апокалипсисом.
Глубоко вдохнув, Тео спрятал оружие и вернулся к жене. Опираясь на стол, стоявший у окна, мужчина скрещивает руки на груди и обращается к Нарциссе.
- Все чисто. Здесь спокойнее, чем на старых кладбищах. Хотя, в наше то время на территориях царства мертвых обычно устраивают самые шумные тусовки.
Мужчина выслушивал слова Цисси, не перебивая. Он взял в руки Библию, положенную Нарциссой рядом с ним, и провел рукой по ее обложке.
- Это даже как-то удивительно, что до сих пор есть такие люди, которые продолжают верить в Бога. В какой-то степени это даже смешно. Видимо, они настолько сильно верят в силы высших сил, что решили вылечить зараженных своими проповедями. Не думаю, что подобный эксперимент дал положительные результаты. И все-таки, кто знает, может у них и вышло что-то, - он вернул взятую книгу на место и посмотрел на жену, слушая ее очередной вопрос. Остин громко вздохнул, после чего заговорил:
- Не знаю, Цисси, не знаю. Может это просто везение, которое может оставить нас в любую минуту или же... мы действительно чертовски хорошие бойцы, - Тео улыбнулся Нарциссе. Однако улыбка быстро сошла с его губ, когда до него донесся неприятный звук.
- Теодор, щелкуны.
- Отлично, вот и накрылась наша американская мечта, - мужчина снова взял в руки оружие и, выглянув в окно, обратился к Цисси: - Пошли, нужно торопиться. Они близко, а значит скоро могут добраться и до сюда. Давай шевелись.
Неожиданно послышались людские голоса. Тео старался не обращать на них внимания. Идти в бой со щелкунами было опасно. Боеприпасов было слишком мало, да и они с Цисси были не в лучшей форме.
- Помочь? Ты с ума сошла? У нас всего пара патронов в обоймах, по пальцам одной руки можно пересчитать. Не думаю, что у них есть оружие и они с радостью им поделятся или хотя бы прикроют нас. Это самоубийство, - Остин уже готов был схватить жену за руку и силой потащить ее в абсолютно противоположную сторону, как вдруг Тео сумел различить в этих криках детский голос. Его сердце словно сжали тиски. Он никогда не испытывал жалости к таким же идиотам-странникам, как они, но вот что касалось детей, Тео не мог с таким же безразличием смотреть на то, как зараженные медленно убивают этих беззащитных созданий.
- Черт бы их побрал. Держись за мной. Экономь патроны и не лезь вперед, - они двинулись вперед, прямо навстречу голосам.

+1

19

Иногда наступает такой момент, когда после очередной вылазки ночью и встречи с зараженным, - ты возвращаешься истерзанный и измотанный обратно в свое убежище, и, задумываясь, садишься на твердую постель, которую и постелью не назовешь. Приходишь в себя. Пытаешься перевести дух и привести в порядок мысли, которые словно напуганные светом тараканы, разбредаются в разные стороны. Кладешь голову на подушку, даже не разуваясь и не раздеваясь, закрываешь глаза и надеешься хотя бы вздремнуть часок другой. Но, прекрасно понимаешь, что подобная роскошь в данное время просто невозможна, потому напрягаешь мозг и заставляешь его усиленно работать в двойном режиме, чтобы просто окунуться в воспоминания. Не зря же говорят, что человек - это просто воспоминание и без них, он, ничто и никто в этом мире. Вспоминаешь прошлое, ту самую жизнь, которая казалась намного легче и беззаботнее чем та, что окружала сейчас. Думаешь о близких и родных, которых потерял за все это время бессмысленной борьбы. Прокручиваешься одно знакомое лицо в своем подсознании за другим, и невольно ощущаешь, как на устах проскальзывает грустная и немного обреченная улыбка. Жалеешь, что именно тебе удалось продержаться в безумии так долго, а не тому, кто когда-то мог подставить свое плечо для опоры. Вспоминаешь шумы больших городов и пригородов, и тебе даже кажется, что новости про теракты или типичные дележки правительств разных государств - просто детская забава и игрушка. Человеку многое кажется из прошлого легким и простым, когда ему суждено в последствии пытаться выжить в постапокалипстическом мире. И, Нарцисса точно  также оглядывалась назад, когда в ее голове возникали, практически расплывшиеся со временем, картинки беззаботной жизни двадцать лет назад. Возможно, она даже не смогла бы продержаться месяца в том хаосе, который предстояло пережить жителям Сиэтла, когда всюду царила паника. Возможно, она давным-давно попалась в лапы инфицированного монстра, если бы рядом не оказался Теодор. Да, давайте не будем врать и говорит о том, что миссис Остин Супер-женщина, потому что подобное возможно лишь в кино и комиксах. Американка была слаба. Даже сейчас, держащая в руках винтовку мужа, Цисси выглядела больше напуганной, чем отважной воительницей какой-то. Конечно, со временем люди научились скрывать свои эмоции и чувства, потому что миром теперь правило правило: выживает сильнейший, - а как всем известно, проявление любых эмоций первый показатель слабости. Ну, так по крайней мере вещал старик Уайт, встретивший парочку чисто случайно на окраинах Сиэтла. Нарцисса и Теодор тогда попались в западню, когда оказались практически один на один с шестью зараженными. Кто знаешь, не будь тогда этого старого безумца рядом, то наверное не видели бы мы сейчас супружескую чету сейчас. Иногда американка вспоминала тот день, это первое знакомство и как Уайт обматерил их с ног до головы. Кажется, такого шквала брани миссис Остин не слышала со времен футбольных матчей, когда местная команда проигрывала гостям. Забавное времечко было, пока в итоге мужик не втянул супругов в контрабанду. А что же сейчас, что именно побудило этих двоих оставить более или менее защищенные стены на кошмар царящий вокруг? Опять, не будем врать - виной была Остин, тешащая себя глупой и бессмысленной надеждой, будто бы еще есть возможность вернуть все на свои места. Глупо и неуместно, когда недалеко от тебя раздается характерный звук щелкунов, и с каждым днем их становится все больше и больше. Человечество вымирает. Оно медленно подходит к своему завершению, и тут же назревает другой вопрос: кто же будет дальше управлять миром, эти безмозглые твари? Да уж, не такое уж и радостное будущее. В такие моменты ты даже перестаешь верить в Бога, насколько бы верующим в прошлом не был. - Ой, не смеши меня насчет бойцов - С легкой усмешкой на лице отозвалась блондинка, которая еще крепче сжимала в своих руках чертову винтовку. Это сравнение действительно было весьма забавным, даже в такой ситуации в которую парочка вляпалась. Везение - возможно, но вот чтобы они были хорошими бойцами - вряд ли. Просто стоит вспомнить все их неудачные вылазки, которых было действительно больше, чем удачливых. Обычно, когда все шло гладко и без инцидентов - можно было едва ли не отмечать красным в календаре. Хотя кому сейчас вообще были нужны эти календари, когда дни уже были похожи один на другой - выживание. Попытка бороться за свое место под, скажем так, солнцем. - Ну должно же было сегодня наконец что-то произойти - Немного нервно отозвалась она, потому что нервы действительно начали нещадно шалить. Кажется у Нарциссы затряслись руки, а это значило, что впереди ждет пекло. Это своего рода предзнаменование, если грубо выражаться.
Подбежав к ржавому забору, который был в некоторых местах заставлен старыми и гнилыми досками, миссис Остин немного запрокинула голову назад и нахмурилась. Перелезать было высоко, а если попытаться сломать хотя бы одну доску, то это просто тупо привлечет внимание инфицированных, и те подобно стае хищных птиц с эмигрируют прямо в сторону Остинов. Обернувшись в сторону небольшого проема, который пролегал между домом и забором, женщина увидела перед собой поставленные друг на друга несколько коробок, или что это было вообще? В общем, жившие тут явно пытались в случаи нападения зараженных выжить на крыше. - Самоубийство это или нет, но нас же тоже когда-то спасли, помнишь? - Чуть вскинув бровью, она направилась прямиком к ящикам и закинув винтовку на один из них, облокотилась ладонями о край, чтобы подтянуться и взобраться на вверх. Один ящик пройдет, затем второй, а следом блондинка взобралась на крышу, и присев на корточки, прищурила взгляд. - И ты можешь меня не учить, Тео? Не первый день мы выживаем, и я знаю все свои правила. Надеюсь и ты помнишь свои - Бубня под нос, наконец отыскав взглядом небольшую группу людей, среди которых было двое мужчин, женщина и один ребенок лет одиннадцати. - Вон - Указала она пальцем в сторону где выжившие были практически зажаты в угол, и спасало их только нахождение на крыше какого-то сарая. - Если мы будем стрелять из одного места - то толку будет меньше, чем если мы будем находиться на разных точка, согласен? - Расплывшись в нелепой улыбке, Нарцисса повернулась к мужу и пристально заглянула в его глаза. - Твой вид сейчас желает лучшего. Хотя мой тоже, ну не об этом. Тео, я проберусь к соседнему дому - Подобравшись к краю крыши, американка играючи поморщила носиком и чмокнула супруга в щеку, после чего быстро спрыгнула на землю и взяв в руки поудобнее винтовку, окольными путями двинулась вперед. К счастью, на пути пока никого не попадалось, видимо инфицированные шли следом за этими выжившими с другой стороны, поэтому добраться до соседнего дома не составило особого труда. Трудность возникла потом - это отсутствие различных способов подъема наверх. - Твою мать - Пнув какой-то камень в сторону, блондинка принялась хаотично озираться по сторонам. - Не лучшая была идея, согласна - Шум издающийся от зараженных доносился со стороны того сарая, но затем внезапно послышалось откуда-то с боку, словно один отбился от своей стаи и... И вот тут-то у американки участилось сердцебиение. Пятившись назад и поднимая винтовку, прицеливаясь, она пытается сосредоточится и выровнять дыханием. Раз. Два. Три. Из-за угла гребанного дома появляется бегун, и как назло женщина случайно наступает на разбитое стекло, чем привлекает инфицированного к себе. - Твою мать! Твою мать! - Все происходит за какие-то считанные секунды. Выстрелы со стороны сарая, отвратительный и пронизывающий до дрожи в коленях шум монстров, который один из них несется прямо на Остин. Палец на спусковом крючке, быстро задержать дыхание, и когда урод потянул свои руки уже к свой, скажем так, жертве, раздается выстрел. - Твою мать же, ну зачем - Опять выругнулась она, потому что этим действием привлекла нескольких со стороны сарая. Убрав быстро винтовку за спину, и снова хаотично осматриваясь по сторонам, Нарцисса видит в паре метрах грузовик. - Спасение - С этими мыслями выбежав из зажатого угла на открытую местность, держа путь прямо к машине.

+1

20

Иногда у Теодора возникала непреодолимое желание связать Нарциссу, спрятать ее в каком-нибудь безопасном месте и самостоятельно разобраться со всем дерьмом творящимся вокруг, будь то нападение зараженных или внезапное появление в поле зрения группы военных или охотников. А после, вернувшись с серьезным видом победителя, постараться разрядить ситуацию: "Я там для тебя одного бегуна оставил. Правда, он уже скорее ползун. Но он все еще живой, так что ты можешь пойти и смело выместить на нем все свое недовольство". Жены. В этом коротком, но ёмком слове скрывается невероятно большое количество утешений, серьезностей и обвинений. Что-что, а даже апокалипсис не смог изменить женщин в корень. "И ты можешь меня не учить? Я сама знаю, что делать!" - обычно с этих самых слов и начинается полная задница, которую настигла Цисси и, что куда важнее, достигла самостоятельно. Думаете Тео не пытался исправить это в жене? Он пытался, пытался множество раз, но, как мы можем видеть сейчас, все его попытки оказались тщетны. Не успел он даже рта открыть, как Нарцисса уже начала отдаляться от него. Остин приложил холодную ладонь ко лбу и шумно вздохнул.
- Ну конечно, да, Цисс, это прекрасная идея. Просто замечательная, если ты хочешь подохнуть в гребанном одиночестве и в этом необыкновенном месте, с невероятнейшее чудным ландшафтом. Да, милая, спасибо, что выслушала меня, - мужчина крепче сжал в руках дробовик и не отрывал взгляда от Нарциссы. Сколько патронов у него осталось? Хватит ли, чтобы убить хотя бы трех-четырех зараженных? Слишком уж давно они не пополняли своих запасов. Если так будет продолжаться, то им будет легче добровольно вступить в ряды ходячих мертвецов, нежели отбиваться от них при помощи ножа.
Уверенный в том, что Цисси все-таки удастся дойти до соседнего дома без происшествий, Теодор обратил свое внимание на группу людей, на помощь к которым они с Нарциссой ринулись. В памяти начали проявляться картинки воспоминаний, а именно тот день, когда они вот так же пытались свои душонки от зараженных. Они были слабы, беззащитны. Буквально пара минут отделяли их от неминуемой смерти, как вдруг судьба все же решила сжалиться над этими двумя (хотя, было ли это спасение действительно удачей). Если бы не Уайт, то чета Остин давно бы начала охотиться за себе подобными. И пусть он втянул их в контрабанду, которая считалась самым опасным видом деятельности в их мире, но зато одним из самых прибыльных, зато они научились не просто выживать в самых поганых условия, но и научились бороться за эту жизнь. Бороться за каждый прожитый день, за каждый прожитый час. В особенности его умозаключения, которые он не стеснялся высказывать никогда, повлияли на Нарциссу. Именно благодаря ему она продолжала цепляться за любые шансы, сулящие прекрасное будущее. А уже из-за нее к этому будущему в какой-то степени стремился и Теодор. Пусть он никогда не говорил об этом жене прямо, но Остин и сам верил в то, что Цикады подарит им этот "билет". Или вернее сказать, что он надеялся на это. Не меньше чем Нарцисса.
В реальность Остина вернул звук трескающегося стекла. Теодор мгновенно переводит взгляд в сторону жены. "Цисси, мать твою!" - проносится в голове мужчины. Он уже был готов спрыгнуть и отвлечь внимание щелкуна, как вдруг Нарцисса нажимает на спусковой крючок.  Шум от это выстрела раздается эхом в ушах Теодора.
- На кой черт, Цисси, на кой черт нужно было переться туда, - негромко произносит Тео и обращает внимание на нескольких щелкунов, которые поспешно приближались к Нарциссе. - Если я выживу, то закопаю тебя к херам, Остин. Другого способа тебя утихомирить я не вижу, - после этих слов Тео выходит из своего убежища и направляется в сторону жены. Остановившись недалеко от толпы, преследующей Циссу, Остин успокаивает дыхание и стреляет, попадая в одного из зараженных.
- Забирайся на чертов грузовик и не рыпайся! Дернешься - я тебе ногу прострелю, поняла?! - прокричал он жене, привлекая тем самым еще большее внимание щелкунов. - Стреляй из винтовки. По всем, что движется. И даже по мне, если придется, - чуть тише произнес Тео и снова выстрелил в сторону щелкунов. Понимая, что полуразвалившийся забор служит ему лишней преградой, Остин, выстреливая в ближайшего щелкуна и расчищая себе тем самым путь, двинулся вперед. Нужно было выбраться на открытую местность. Пусть он и сам становился уязвимой целью, но и отстреливать зараженных было куда легче.
- И с каких это пор ты стал чертовым героем, Остин? - произнес Тео, прицеливаясь в двух бегущих на него щелкунов. Одним зарядом дробовика ему удается убрать сразу двоих. Краем уха он слышит выстрелы, доносящиеся со стороны того самого спасительного грузовика, где находилась Нарцисса. Кажется, Тео слышит ее голос. Или ему это все кажется? Незнакомцы так же продолжали стрелять. Переведя дыхание, Теодор снова прицеливается и нажимает на спусковой крючок. Однако, вместо звука выстрела, Остин слышит приводящее в ужас клацанье. Патронов не осталось.
- Три патрона? Вы серьезно?! - с ужасом в голосе произнес Тео и, отбрасывая оружие в сторону, берет в руки мачете. - Милая, стреляй поточнее! Но не смей спускаться на землю!
Взмах мачете, еще взмах - еще один зараженный ликвидирован. Но сможет ли он перебить остальных? У Нарциссы тоже осталось не так уж много патронов, да и другие люди начали стрелять избирательней. Времени думать не было, поэтому, рванув куда-то в сторону, Остин начал рыться в сумке, в поисках хоть чего-то полезного. За своей спиной мужчина слышал издаваемые щелкунами звуки, которые, казалось, с каждым шагом становились все громче, а выстрели все реже. Теодор уже был готов был остановится и начать размахивать мачете, как вдруг его рука нащупала "спасение". В сумки оставалась последняя банка с гвоздями. Времени долго раздумывать у него не было. Зараженных оставалось не так уж и много на первый взгляд, но справится одним мачете у Тео вряд ли бы получилось.
- Не стреляйте! Слышите! Не стреляйте, черт вас побери! - прокричал Теодор, снося голову еще одному щелкуну. Остановившись на безопасной, если это можно так назвать, дистанции и начал ждать пока враги подберутся ближе. - Давай, Остин, насчет три бросай. Раз, - он поднял взгляд на несущихся к нему щелкунов, - ладно. Три, - он швырнул банку, но не двинулся с места. Она должна была взорваться на приличной дистанции и не зацепить его, но подсчеты Тео оказались неверны. Банка попала в ближайшего зараженного и начала менее стремительно, нежели чертовы мертвецы, катиться в его сторону. Мужчина даже не сразу понял, что происходит. Но, когда осознание пришло к нему и он начал было отступление, было поздно. Урона уже было не избежать. Все это длилось буквально доли секунды. Взрыв. Тео чувствует резкую боль в правой ноги. Он падает на землю. В ушах стоит шум, а в глазах потемнело от боли. Стиснув зубы, мужчина перевернулся на спину. Глубоко вдыхая воздух, Теодор не спешил открывать глаза. Вдалеке были слышны голоса, но Остин не различал слова, так как шум продолжал стоять в ушах.
- Как думаешь, мне стоит попрощаться, Цисс? - пересиливая боль, произнес мужчина с едва заметной ухмылкой на лице, стараясь этими словами успокоить не только Нарциссу, но и себя.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » The Last Of Us.