Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Встретимся в раю


Встретимся в раю

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Участники: Michael Rinaldi, Frank Altieri, Livia Andreoli
Место: бордель "Парадиз"
Погодные условия: солнечно, раннее утро, 7 февраля 2015 года
О флештайме: После ночного кутежа в открывшемся стриптиз-клубе Майка, Ринальди и Альтиери отвозят гостей из Нью Йорка, Джеймса и Поли Фортуно, в Парадиз, где они и остановились. Как их встретит его хозяйка?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-03-04 15:57:53)

+2

2

- Ты за дорогой смотри! – проворчал Майк Ринальди,  повернувшись к водителю, едва не задевшему крылом автомобиля высокий бордюр дороги. Торчавшая из его белоснежных зубов сигара источала клубы дыма,  рука высунулась в открытое окно, в подстаканнике был водружен стакан с недопитым виски, c еще плавающими в нем кубиками льда. Он был пьян, может, и менее остальных,  потому что успел за час до этого засадить  чуть ли не графин апельсинового сока. Но все равно десять часов бесконечного поглощения алкоголя скажутся на любом. Потому он за руль и не сел -  с Фрэнком-то они могли  бы гонять в любом состоянии, зная, что никуда не вьебашатся.  Но сейчас, когда они везли обратно в гостиницу босса одной из пяти семей Нью-Йорка, даже допускать гипотетическую возможность такой ситуации было бы неуважением. Чужой дон – как чужая жена, требует особой вежливости. Именно потому сейчас за баранкой находился Поли Дамиани, у которого после эпизода с наказанием вороватого официанта желание пить как-то пропало. Остаток ночи он провел в компании двух пышнегрудых девушек. Потому выглядел он измочаленным, но вполне трезвым.  Да и машина его, здоровенный «Лендкрузер», как нельзя более подходила для транспортировки пятерых человек. Майки-бой же, водрузившись рядом с ним, исполнял роль лоцмана, указывая, в каком направлении двигаться. Делал он это с переменным успехом.
- По моему этот вета… света… светофарфор мы уже проезжали…   - подал голос  Поли Фортуно,  обтирая влажной салфеткой  слегка зарумянившееся после многочисленных возлияний лицо. Выглядел молодой человек, впрочем, вполне бодро – глаза блестели, костюм сохранял свою прежнюю элегантность, на губах играла улыбка. Может, дело было в возрасте и силе. А может в той дорожке первосортного кокаина, которую они с Майком и Фрэнком по-братски разделили в укромном кабинетике в глубине клуба.
Отец же его был отнюдь не так оживлен – прожитые годы взяли свое, и один из крестных отцов Большого Яблока, прикрыв глаза, мирно  посапывал на заднем сидении. При этом даже теперь он сохранял некую величественность, сказывалась сросшая с натурой привычка к власти. Хотя возможно, подумалось Ринальди, это иллюзия, и, если мы бы не знали кто он, то видели бы в старике просто перебравшего и захрапевшего пенсионера. Люди ведь сами себе вдалбливают в голову, что, что бы не сделали короли,  это «царственно», «августейше» и «благородно».  И с этим ничего не поделаешь, обаяние титула.
- Ф… Фрэнк, мы ведь правильно едем? – озабоченно сказал капитан южной стороны, выглянув в окно – действительно, вроде как они катили вдруг мимо этого светофора, и мимо этого бакалейного магазинчика, и мимо устроившегося на ложе из газет пакистанца-попрошайки. Пристально посмотрел на Дамиани – Блин, Поли, я же сказал повернуть направо тут! Мы круг сделали, блять!
- Так, шкип,  я направо и повернул! –  Одноухий с праведным возмущением воздел руки к небу и чуть не вхерачился в какого-то безумного мотоциклиста с торчащими из-под шлема немытыми дредами.  Ринальди пришлось дернуть за руль и рявкнуть –  В полосе держись, ебать-колотить! Мистер Ф. при этом так и не пробудился, напротив, что-то блаженно пробормотал во сне – видимо, ему виделись длинноногие фотомодели. Поли Фортуно же обуяла деловая активность и он нечто оживленно набирал в своем Блэкберри. – Я говорил направо от лавки этой, а не направо от тебя!  Давай через тот переулок!
Пока находили правильный курс (включить навигатор почему-то никому в голову, включая условно-тверезого  Дамиани, в голову не пришло),  Ринальди завел светскую беседу – Ну как, ничего прошло открытие, ребят? Какие впечатления? Только честно.
- Классное место,  М.,  вы с Фрэнком на славу постарались! И девочкам нашим тут  хр… хорошо, я вижу. – по каким это основаниям гангстер Фортуно-младший вдруг решил проявить сентиментальную заботу о проститутках, было непонятно. Сунув в карман телефон, он с энтузиазмом продолжил, барабаня пальцами по стеклу – А давайте оттянемся у Лив с ее красотками! Моспо… Посмотрим, у кого лучше  качество услуг!
- Вот молодежь, все ей мало! -  захохотал капореджиме, вспоминая, что за минувшую ночь мафиозный адвокат посетил по крайней мере трех из его танцовщиц,  включая крутобедрую Медоу – А мы тут уже люди солидные, некоторые даже женатые по самые помидоры, э, Фрэнки?
- Сыр камамбер.  Тунец в оливковом масле. – вдруг громко, строго и отчетливо произнес глава Семьи Мелаграно, заставив всех четверых на себя озадаченно покоситься. Не является ли это неожиданным по свой оригинальности началом какого-нибудь поучения. Но так как продолжения не последовало, только Джимми захрапел чуть громче – вернулись к прежнему разговору.
- Кстати, Фрэнк, как там Джулс доехала, нормально, она отзвонилась? Эта Берни явно та еще оторва, как бы во что не впутала ее. – колени Ринальди до сих пор хранили память о неприятной встрече с кактусом, ныне благополучно пребывающем под опекой седоусого гардеробщика. Пока беседовали, наконец показалось красивое здание Парадиза. Оно выглядело настоящей дорогой гостиницей, а не публичным домом. Да такой именно и было, среди прочего. Все же у Ливии был очень хороший вкус, нельзя это было отрицать.
- Пойдемте, господа? – сказал Майки-бой, вылезая из машины. За ним последовали остальные, включая мгновенно проснувшегося Джеймса. Было у того видимо какое-то шестое чувство, подсказывшее, когда следует открыть глаза – Поли, с нами хочешь или тут посидеть? Ты вроде говорил, что подрых бы?
- Если не нужен, Майк, я б подремал, мне еще маму к хирургу сегодня везти. -  ответствовал Дамиани. Его оставили отдыхать – все знали, что этот безбашенный головорез свою мать любил нежно и заботился о ней хорошо, фактически став с отроческих лет единственным кормильцем в семье. А любой итальянец всегда отнесется к такому с уважением.
-  Фрэнк, Майки. Хорошо вы поставили дело.  Я бы сказал, в Сакраменто такого шикарного заведения нет больше. Главное, чтобы окупилось. – проронил Настройщик, когда они уже приближались к входу в бордель-отель.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-04-23 17:00:32)

+3

3

Выглянув в окно, чтобы понять, куда они заехали, Фрэнк почувствовал, как к горлу начало подбираться содержимое его желудка.
- Хэй! Фрэнки, мать твою, только не здесь! – заметив, что андербоссу поплохело, сидевший рядом с ним Поли Фортуно, взвизгнув, поспешил отодвинуться на максимально возможное расстояние, чтобы не попортить свой модный костюмчик, и стал подавать знаки сидевшему за рулем тезке, чтобы тот остановился.
- Да пошел ты. – Икнув, Фрэнк подтолкнул его в плечо и хохотнул, глядя на то, как молодой парень выронил из рук свой мобильник. – Я и не собирался. – Дышать стало полегче, и отравленный алкоголем желудок согласился потерпеть еще какое-то время, сослужив этим службу не только андербоссу, но и всем присутствовавшим в машине, кому пришлось бы испытать заметный дискомфорт.
Начавшаяся с бокала Кристалл светская вечеринка к утру как обычно переросла в самую обыкновенную попойку, такую которые они с Майком устраивали и в двадцать и в тридцать и теперь уже в сорок лет. Женитьба ему не сильно мешала отрываться время от времени с друзьями, и хоть на утро помимо больной головы его ждала еще и злая жена, ночью мысли об этом отсутствовали напрочь. Благодаря гремучему сочетанию алкоголя и кокаина осознание того, что он мужчина и что это женщина его должна слушаться, а не наоборот проникало в мозг еще сильнее, давая ему моральное право оставаться в компании друзей столько, сколько потребуется для того, чтобы не прослыть подкаблучником.
Услышав свое имя, Фрэнк не сразу понял, о чем шла речь. Подняв голову и посмотрев на Майка, он, шмыгнув носом, спросил:
- У тебя порошок еще есть? – У Ливии, насколько он знал, кокаина купить было нельзя, а отпускать пока они кружили по кварталу, уже начинало. Андреоли выступала категорически против того, чтобы в ее заведении водились наркотики, также она не жаловала и того, чтобы ее девочки принимали. Фрэнк как-то угощал одну из них дорожкой и та рассказала, что хозяйка, если поймает кого-нибудь из них под кайфом, может даже уволить. В общем-то, он и из личного разговора с ней помнил об этом, когда та приходила к нему за помощью, чтобы разобраться с дилерами, решившими торговать в ее гостинице.
- Ой, блять, точно, - вспомнив о Джулс, чье возвращение домой он даже не проконтролировал, Фрэнк полез в карман за телефоном, на экране которого было пять пропущенных вызовов от Марти. Должно быть, за громкой музыкой он не услышал звонка и стал перезванивать сейчас, не думая о том, что мог разбудить Манцони. Вручая ему свою жену, Фрэнк отпустил того домой, сославшись на то что доберется домой сам на такси. Джульетт понятное дело он звонить не стал, считая ее сон более неприкосновенным. – Вы доехали? – Сколько с тех пор прошло? Часа два? Три? А может больше? Это было меньшим, что волновало сейчас Альтиери. – Да потише вашу мать! Я нихера не слышу! – рявкнул, на своих попутчиков, которые не переставали ржать и ругаться матом. Удивительно как Джимми умудрился уснуть в таких условиях, в которых Фрэнк самого себя не слышал. Похоже, тот просто в отключке был. - Замечательно. Можешь завтра выходной взять. – Ответил Мартину, понимая, что вряд ли сам куда-то соберется ехать, скорее уж проспит до следующего вечера, если доберется вообще домой…
Подкатив, наконец, к Парадизу «господа» принялись выгружаться из Лэнд Крузера. Видок конечно у них не особо господским был… Вспомнив про пиджак Фрэнк вернулся в машину и забрал его с заднего сиденья, но солидности он ему не прибавил потому как, то ли Поли, то ли Джимми всю дорогу просидели на нем своей задницей и изрядно помяли. И, тем не менее, пользу пиджак оказал, когда Альтиери, которого мутило на протяжении всей дороги, вывернуло-таки возле крыльца Парадиза. Вытерев им лицо, андербосс запихал предмет пошитого у портного лишь в прошлом месяце костюма в стоявшую рядом урну, и жестом показав друзьям, что все в порядке, поспешил их догонять.
- Где наш люкс президентский? – чуть ли не с порога Фрэнк как полноправный хозяин начал требовать к себе и своим друзьям особого сервиса и повышенного внимания со стороны персонала. Ливия ведь самый лучший номер их гостям забронировала? А хотя не важно, кто бы там ни был, выпинают его оттуда. – Нам шампанского лучшего в номер и закусок – семги там, улиток, камамбер, шмамбер, ну на свой вкус короче. И девочек погорячее, - похлопав администратора по плечу, Фрэнк поторопил его скорее выполнять пожелания своих вип-клиентов, к коим не только Джимми, но и самого себя, разумеется, причислял. Как и обычно, во время своих посещений Парадиза платить здесь Альтиери не собирался, разве что девочек он щедро «чаевыми» одаривал, а вот услуги бара, ресторана, как и снятие номеров для своих друзей он записывал насчет той доли, которую ему не доплачивала Андреоли. – Да-да на мой счет запишите, - отмахнулся от назойливой сотрудницы, которая после некоторого замешательства кажется, хозяйке своей звонить пошла… ну то есть побежала, видя что гости не из терпеливых были.
- Эй, Майки, а ведь Лив так и не удосужилась прийти, верно? Интересно чем она так занята была, а? Кстати, ты прикинь, у нее ведь в кабинете спальня отдельная есть. Ты видел? – подумав о том, что Андреоли могла там сейчас спать, он и упоминал об этой дизайнерской особенности ее офиса.

+3

4

Внешний вид

Несмотря на поздний час, вопреки предположениям Фрэнка Ливия спать еще не ложилась, а была до сих пор на ногах, увлекаемая то одним гостем, то другим и переходя от бара к бильярду, картам и обратно. Сегодняшняя ночь как никогда изобиловала клиентами, которых хозяйка знала лично и своим вниманием обычно старалась не обделять. Да они и не позволяли ей это сделать, цепляя ее по всяким пустякам и приглашая составить им компанию, едва завидев, как она проплывает мимо. Одним из таких навязчивых и изрядно выпивших клиентов оказался и Дейв, которого Ливия знала целую вечность. Покинув одну из своих любимых девочек, он поймал хозяйку, считавшую, что вечер для нее наконец-то завершен, на лестнице и утащил с собой обратно в холл, заставил пропустить с ним очередной стаканчик и под предлогом "на прощание покурить" увлек на улицу, где после все никак не мог угомониться, с пьяным хохотом пытаясь затащить ее в машину и убедить уехать с ним, чтобы показать ей еще парочку классных заведений в городе. Правда, грозный Хэнк (начальник охраны), выйдя вслед за ними на улицу, не оставил парню никакой надежды, что хозяйка отправится с ним. Не собираясь обижаться на пьяные выходки Дейва, Ливия, будучи и сама слегка подшофе, со смехом помогла Хэнку затолкать мужчину в машину, за рулем которой был его трезвый друг, и помахала ему на прощание через стекло, которое он поспешил опустить и прокричать какую-то очередную, уже плохо различимую из-за заплетавшегося языка шутку.
Не прошло и минуты, как шумного Дейва сменила подъехавшая компания андербосса, которая то ли из-за темного времени суток, то ли ввиду своего нетрезвого состояния их с Хэнком, стоящих чуть в стороне от парадного входа, не заметила.
- Только этого не хватало, - прошептала она упавшим голосом, наблюдая за тем, как они по очереди вываливаются из машины и шумно движутся внутрь здания. Остановив Хэнка за руку, она пресекла его попытку подойти поздороваться с гостями и тем самым объявить о своем присутствии. После того, что произошло на стройке, меньше всего она хотела сталкиваться с Фрэнком, обида на которого за издевательскую словесную оплеуху никуда со временем не делась. Даже не известно, что обижало ее больше, сам этот насмешливый выпад или резкая смена дружелюбия, которое он проявил к ней, любезно помогая разобраться с черномазыми, угнавшими ее тачку. Так или иначе, она просто в очередной раз убедилась, что переменчивому настроению Альтиери доверять нельзя, а потому и общаться с ним расхотелось вовсе. Большой проблемы в этом, она полагала, не возникнет, потому как точек пересечения у них на самом деле было не так уж и много, а при желании их и вообще можно было с легкостью избегать. Как она и поступила, проигнорировав приглашение Ринальди прийти на открытие его клуба, которое, кстати, было сегодня (об этом она помнила). Чего они вообще приехали? Мало что ли там навеселились? С открытием "Dollz", Ливия была уверена, в "Парадизе" теперь ноги андербосса и его дружка и вовсе не будет. Или они специально приехали, чтобы оставить у нее под крыльцом отвратную смесь из всего того, что выжрали в клубе? Зная одержимость Фрэнка некоторыми идеями, что он вбивает себе в голову, она бы особо и не удивилась подобному хамству. С чего только он ее так ненавидит, Ливии до сих пор было не ясно. Не она ему кидала угрозу об изнасиловании и не она залепляла ему пощечину.
Но, как ни странно, на одной лишь этой грубой выходке Альтиери не остановился и вошел в бордель вслед за остальными. Внутри их дружелюбно встретили ребята из охраны, которые как и Ливия, считали, что новых клиентов сегодня можно уже не ждать. Слегка ошарашенная наглостью ввалившейся компании администратор Диана, тем не менее, старалась оставаться вежливой, а потому поспешила вызвать девочек прямо в холл. Собственно, тут все друг друга уже знали: что Майк, что Фрэнк посетителями здесь были в свое время нередкими, и знакомиться с девочками предстояло разве что гостям из Нью-Йорка.
Увидев Альтиери, который не появлялся здесь в качестве клиента уже с год точно, а в таком разгульном состоянии так и подавно, девочки буквально завизжали от восторга - еще бы, на "чаевые" он всегда был щедр! Две из них тут же увлекли его в кресло, окружив вниманием и любовью, две другие же обласкали объятиями Майка, тоже персону здесь всегда желанную и ввиду своего рода деятельности даже более частую, чем его друг. Не обошлись без порции любви и оба Фортуно, старший из которых даже пробудился. На этих почетных гостей действительно были выделены лучшие двухкомнатные номера, что здесь имелись, и после дневного самолета дядя Джимми вместе с сыном направились в "Парадиз", не став отказываться от любезного приглашения Ливии, которое та сделала старшему Фортуно еще в Нью-Йорке. Поприветствовать гостей ей, правда, пока так и не удалось, потому что в гостинице она появилась только к вечеру, когда мужчины уже уехали на мероприятие Майка.
Что касается самой Ливии, то, пребывая то ли в негодовании от того, что устроил андербосс у нее на крыльце, то ли в волнении перед неизбежной встречей, она еще немного задержала себя на улице, пытаясь перевести дыхание и не выглядеть так, словно их внезапный приезд разбудил в ней бурю эмоций. Наконец вернув себе самообладание, она твердым шагом, пусть и на жутко усталых от шпилек ногах, двинулась внутрь заведения. К ней едва ли не с порога собиралась броситься Диана, видимо с вопросом насчет серьезности распоряжений, которых надавал ей пьяный андербосс, но Ливия жестом ее затормозила и, отыскав фигуру Фрэнка, сидящего сейчас вместе с двумя девицами спиной ко входу, двинулась к нему. Облокотившись о спинку кресла, она резко наклонилась к его уху:
- Прибрать там за собой не хочешь, нет? - тихо спросила с той же холодно насмешливой интонацией, что и он на стройке, и так же быстро поднялась, нацепив на лицо гостеприимную улыбку. Во-первых, без внимания его грубую выходку она оставлять не хотела, а во-вторых, не прочь была заодно напомнить о том, что его слов она не забыла, а значит обидели они ее сильнее, чем он мог себе представить.
- Джеймс, Поли! - потянулась она к ним с приветственными поцелуями, обойдя кресло андербосса. - Наконец-то встретились! Смотрю, вам уже вовсю экскурсии устраивают? - посмеялась, оценив их помятый внешний вид. - Привет, Майк, - поцеловала и его, слега приобняв. - Вы откуда такие веселые? - присела на свободное кресло, делая вид, что компания ее только радует. Естественно, признаваться, что она пропустила открытие "Dollz" намеренно, Ливия не собиралась.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-03-05 01:33:06)

+3

5

- Есть, есть. -  Майки Ринальди отогнул край пиджака, показав торчавший у него из кармана край серого конвертика, до отказана набитого первосортным кокаином. Хватит и сейчас заправиться, и потом добавить. Покосился на Джимми, который мог бы не одобрить, что его сын наркоманит, но старик спал крепко. И тогда порошок быстро прошел по кругу. Втянув белую дорожку с зеленой стодолларовой купюры, капитан южной команды на мгновение прикрыл глаза от удовольствия, на душе стало легко и спокойно, cловно подул теплый весенний ветерок. Затем  его охватило бешеное веселье и энтузиазм, он хлопнул дверью машины – Ну давайте скорее.
Допил остатки виски из граненого стакана и метко швырнул его об стену дома, так, что он разлетелся на множество сияющих осколков.  Увидев, что Фрэнку плохо, было шатнулся к нему - Э, все в порядке, дружище? Воздуху глотни. Но заметив, что андербосс сам справился с ситуацией, лишь фыркнул и стряхнул с ноздрей белые крошки. Затем уверенно, вслед за Альтиери, шагнул в элегантное фойе гостиницы,  глянул на себя в одно из зеркал,  белозубо улыбнулся.  Его модный костюм от Бриони неколько помялся за прошедшую ночь, галстук был безнадежно потерян, но выглядел Майки все еще пристойно. Облокотился о регистрационную стойку, согласно кивнул в унисон требованиям подручного, щелкнул пальцами перед носом администратора – Бутылку Кристалл и сигары прямо сюда, чтобы нам было чем развлечься, пока все готовится! Да поживее! Зашедший вслед за ними в помещение босс семьи Мелаграно тут же сел в одно из уютных кресел и устало смежил глаза. Живчик Поли с интересом осматривал интерьер, будто видел его в первый раз. Да ведь под хмелем на все глядишь с другой стороны. - Меня самого того... подблевывает малость. - ни с того, ни с сего, интимно поделился он с Фрэнком.
- Нет,  не было ее. Может,  на могилку к Марчелло ездила? Цветы там полить, всякое такое. –  захохотал Ринальди,  постукивая украшавшим его указательный палец тяжелым перстнем по поверхности стойки.  Затем присел, стоять надоело. При упоминании о спальне смешливо прищурился – Предлагаешь навестить ее там прямо?
Но такого не понадобилось – хозяйка борделя-гостиницы, видимо,  дала своим соответствующую команду – и холл наводнили ее девочки. Как и все сотрудницы Лив, блещущие своей молодостью и сексуальностью. Радостно визжа, они окружили гангстеров, одна оказалась на коленях у Ринальди, другая обняла его сзади. Уже знакомый с ними мафиози радостно их приветствовал, одну звонко шлепнул по попке – Привет-привет! Дядя Майки привез вам много новеньких долларов. Пусть все будет записано на счет заведения, но раздать персоналу что-то следует, хотя бы ради марки.
А затем появилась и сама Ливия Андреоли – и все внимание «людей чести» переключилось на нее.
- Да, как видишь. Ну что ж, теперь я знаю, что по крайней мере два приличных заведения в Сакраменто имеются. – с ироничной усмешкой сказал опять проснувшийся мистер Ф., здороваясь с хозяйкой – Спасибо, что приютила.
- Да, Лив, у тебя прямо Дритц…. Рич…. Ритц Калротон… -  почему Поли из всех шикарных отелей Нью Йорка выбрал для сравнения именно этот. Бог знает, но даже и его названия он сейчас не смог выговорить правильно. – Красиво тут у тебя,  классика такая. Что за… дддизайнер? Видимо мафиозный кронпринц неожиданно  решил продемонстрировать, что разбирается не только в праве или криминале, но и в более изящных предметах.
- Привет, Лив, отлично выглядишь. Как дела? -  улыбнулся Майки-бой, и не соврал, длинное красное платье действительно очень шло женщине. – Мы с открытия моего клуба, Dollz, помнишь, я приглашал. – качнул головой – Мы уж гадали, не заболела ли ты,  паче чаяния. Неожиданно подумалось, что не быв на церемонии, не знает Ливия и о последних переменах в его статусе .
- Действительно, там классно было! Ты чего не пришла? – прямо спросил Фортуно-младший, играя с локоном одной из прижавшихся к нему красоток.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-03-05 14:00:17)

+3

6

Взяв с подноса одну из принесенных официантом сигар, Фрэнк раскурил ее и, почувствовав очередной прилив блаженства, запрокинул голову и прикрыл глаза. Где-то над ним в этот момент определенно должен был пролетать огромный дирижабль с надписью «The World is Yours»*.
- Я сам! – Зажав сигару в уголке рта, Фрэнк жестом показал официанту дать бутылку шампанского ему. С торжественным хлопком откупорил ее и начал разливать содержимое по бокалам, которые друзья и окружившие их девочки, начали подставлять под щедро льющийся напиток. В итоге пролив чуть ли не половину бутылки на пол, не считавший нужным помнить о деньгах, он послал официанта еще за одной.
- Сегодня мы празднуем открытие самого лучшего в городе клуба! – поделился с девочками причиной их веселья и, не утруждая себя тем, чтобы налить шампанского в бокал, глотнул его прямо из бутылки. – Не хотите к нам работать пойти? – усмехнувшись, поинтересовался у двух сидевших с ним рядом красоток. Кажется, они были новенькими, поскольку имени их Фрэнк не помнил. Представившись сам, он узнал их имена, но не с целью трудоустройства, разумеется, а просто, чтобы было легче поддерживать с ними разговор. – Или просто отдохнуть заходите. – Увести их от Андреоли андербоссу на самом деле сверхсложной задачей не казалось. Опять-таки разговорившись как-то с одной из них, он выведал коммерческую тайну, о том, что хозяйка борделя отдавала своим работницам только двадцать процентов от того что оплачивал клиент. Фрэнк же с Майком с легкостью могли предложить им более выгодные условия, позволив девушкам самостоятельно снимать клиентов в своем заведении, не предоставляя им никаких номеров, а давая лишь право работать на своей территории, и брали бы за это куда меньший процент, нежели Андреоли.
А смотрительница «Рая» меж тем ждать себя не заставила, и уже очень скоро Фрэнк услышал рядом со своим ухом ее негромкий голос, вызвавший широкую ухмылку на лице. С момента тех драматических (для Ливии) событий на стройке прошло уже практически два месяца и ни разу с того дня им видеться не пришлось. Со своей стороны Альтиери вовсе ее не избегал, просто повода все как-то не было, и Андреоли видать решила воспользоваться тем, что андербосс оставил ее на какое-то время в покое и сама лишний раз также на глаза ему не попадалась. Говорят она тяжело отходила от того убийства, но вера в это у Фрэнка была слабой, скорее уж внимание к себе привлекала и на жалость давила, потому он и не счел нужным бежать и подтирать ей сопли, занимаясь более важными в то время делами. Как-то он уже потратил на нее свое время, и было это не так давно, когда с теми, кто угнал ее тачку разбирался. Но не получив за это нормальной благодарности, а вместо нее оскорбительный отказ от денег, которые он для нее вернул, решил подобных жестов более не делать и из кожи вон ради симпатичной мордашки и стройной фигурки не лезь.
Разумеется, он не из ненависти терпел до Парадиза, чтобы облевать ей крыльцо. Так уж получилось, и, наверное, извинился бы даже, если бы та задержалась возле его уха чтобы выслушать ответ, но видать это не сильно ее волновало. Фрэнка вот тоже чувство вины за случившееся особо не мучило – с кем не бывает – и, качая головой, он проследил за тем, как женщина подошла и поприветствовала Фортуно и Майка. Платье ее надо сказать внимание привлекало, и как обычно Андреоли выглядела королевой в этом дворце. Ярко-красное с огромным вырезом и декольте, из которого едва не вываливались сиськи – как обычно Лив приковывала к себе все мужские взгляды, заставляя своих клиентов забывать о тех, с кем рядом они сидели и чьи прелести лапали.
- Как видно со здоровьем у нашей красотки все в порядке, - усмехнулся, продолжая за Майклом. – С памятью разве что не очень. Ты что, забыла об открытии нашего клуба? – А ведь ее и в самом деле приглашали вместе с остальными, и как-то слабо верилось в то что, завертевшись на работе, женщина о вечеринке позабыла. Там ведь был и Док даже… да все практически были, с кем они общались. Не будучи идиотом Фрэнк догадывался, что причиной была личная неприязнь к нему и Майку. Скорее все же только к нему – сделал вывод, отметив приветственную фразу, в которой прозвучала явная отсылка к событиям на стройке. Не думал он, что ее так зацепит. Вот ведь впечатлительная особа.
- О, ну, наконец-то! – прихлопнув в ладони, встретил вернувшегося с еще одной бутылкой Кристалл официанта и, пыхнув сигарой, отложил ее в сторону на пепельницу, чтобы взяться за пробку. На этот раз открыть получилось лучше, и он жестом показал протягивать бокалы к нему, чтобы наполнить их шипящим напитком.
- Лив, присоединяйся. Ты ведь не пила еще за повышение нашего Майка. Большой человек он у нас теперь! – в общем-то, и раньше был не мелкой сошкой. Несмотря на, казалось бы, одинаковые ранги в Семье в сравнении с той же Ливией авторитет Ринальди имел больший, благодаря своим многочисленным связям, опыту и  репутации настоящего мужика. Услышав это обвивавшиеся вокруг Майкла девушки, принялись поздравлять его – сами толком не зная с чем – и целовать.

* Отсылка к сцене из фильма «Лицо со шрамом» (1983).

+3

7

На предложение о перебежке к ним с Майком в клуб девочки лишь рассмеялись, полагая, что ничего серьезного в услышанном и нет. Они в принципе не привыкли, чтобы с ними говорили серьезно и о делах, а уж когда от гостей за версту разит перегаром, то и подавно заморачиваться не стоило - все равно на утро никто из них этих бесед не вспомнит. Да и к тому же, в "Парадизе" им не на что было жаловаться - мало того, что здесь были прекрасные условия в плане комфортного помещения, серьезной охраны и достойной клиентуры, так помимо этого им оплачивались роскошные шмотки, маникюры, педикюры, эпиляции и всякие прочие женские процедуры, включая регулярные медицинские осмотры. Это уж если не говорить о чаевых, оставить которые считал обязательным здесь чуть ли не каждый уважающий себя человек. Так что, те двадцать процентов, которые они имели с клиента, были лишь маленькой частью за чередой заметных бонусов, предоставляемых борделем. Получили бы они то же самое в клубе Майка? Навряд ли, учитывая, что там и без них сотрудниц насчитывалось уже достаточно (даже и в резерве числились), а бюджет у того все же, надо было полагать, не резиновый.
За тем, как к появившимся гостям выносят сигары и бутылку Кристалл, Ливия наблюдала, естественно, не без определенного напряжения. Что-то ей подсказывало, что платить компания андербосса за все это великолепие не собиралась. С тех пор, как Фрэнк добрался до позиции второго человека в Семье, он стал вести себя заметно развязнее и уже не первый раз пренебрегал правилами оплаты заведения, вероятно считая, что строптивая хозяйка ему вечно что-то должна. Вот и на этот раз у Ливии, глядя на все это безобразие, появилось ощущение, что ее в наглую безбожно грабят, теперь уже на пару с притесавшимся Майком. Высказывать, однако, что-то по этому поводу вслух не стала и сбавить свои запросы не посоветовала - в основном из-за присутствия четы Фортуно, которую Ливия и сама планировала угощать на протяжение всей их остановки в городе. Поли, к слову, как всегда был вдрызг пьян, но, впрочем, сегодня ему мало кто из присутствующих в этом уступал.
- Мой дизайнер лучше, чем у Ритца хотя бы тем, что берет за свою работу в разы меньше, - со смехом заверила она младшего Фортуно, довольная комплименту. Всем приятно, когда их заслуги отмечают по достоинству, не важно, будь то похвала утвержденному дизайн-проекту или просто выбору платья на вечер.
- Сегодня открытие?! - ахнула она на вопрос Майка, да так правдоподобно, что аж самой себе поразилась. Честно говоря, к расспросам в этом направлении она совсем не была готова, потому что достойной отмазки не придумала ввиду того, что столь скорого свидания ни с Майки, ни с Фрэнком никак не ожидала. С другой стороны, кто сказал, что она вообще обязана отмазываться? - И как я могла пропустить! Совсем закрутилась, прости, - изобразила глубокое сожаление и даже накрыла ладонь сидящего рядом Майка своей. - Ну и как все прошло? Судя по тому, как вы накинулись на Кристалл, угощения ты зажал? - не без ехидства взглянула на Ринальди и перевела глаза на андербосса, ликующего уже второй принесенной бутылке элитного шампанского. Да, ее карманы потрошили с размахом...
- Повышение? - удивилась сообщению Фрэнка и, заметно поколебавшись, посмотрела на Майки. - Серьезно? - в отличие от ее девочек, Андреоли не нужно было дополнительных разъяснений, чтобы догадаться, какое именно повышение произошло с Ринальди. Удивительно, что это случилось только сейчас, а не сразу после того, как Фрэнк стал андербоссом. Уж сомневаться в том, что своего дружка Альтиери подтянет рано или поздно за собой, не приходилось никому. И Гвидо, видимо, в итоге сдался. Чем уж там Майк ему подмаслил, не известно, но то, что выделяя команде андербосса все больше людей, Монтанелли сдавал свои личные позиции, Ливия была уверена. Во многом несогласные с политикой дона, рано или поздно набравшись влияния, они с Ринальди вполне могут совершить очередной переворот. При одной только этой мысли Ливии стало дурно, и шампанское даже, которое она пригубила вместе со всеми, показалось каким-то противным. На фоне этих мыслей, однако, пришло и осознание того, что с Майком стоит вести себя сдержаннее и зазря зверя не травить. Хватит ей и одного свирепого быка Альтиери, что так и жаждет ее разорвать. Может, перестать носить красное?
- Вот это новость! - воскликнула с напускным воодушевлением, поднимаясь с кресла и вытягивая за собой Ринальди. - Ну за такое грех не выпить! - с азартом кивнула Фрэнку, небрежным жестом командуя, чтоб наливал и ей. - Поздравляю! - притянув к себе Майки, она еще раз расцеловала его в обе щеки. Счастливые возгласы девочек добавили сцене недостающего ажиотажа и ощущения праздника. - За твой день! - какие бы распри между ними не были, Ливия готова была признать, что, если уж по-честному, то Ринальди давно заслуживает своей отдельной команды, ведь на организацию он славно трудился много лет, и ей в том числе немало полезных знакомств любезно подарил.
- Ну как "Dollz"? Всех сливок общества собрал? - обращаясь ко всем, спросила, осушив свой бокал. Природное любопытство, конечно, требовало разузнать о вечере поподробнее, но слишком активно проявлять свой интерес она все же не хотела.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-03-06 03:33:14)

+3

8

Майки-бой с наслаждением проглотил бокал ледяного пузырящегося шампанского, бесцельно повертел в руках сигару, усмехнулся, услышав адресованные к девушкам Ливии предложения. – Да, девочки, если что, оставлю свою визитку. – рассмеялся он,  выпуская изо рта живописные дымовые облачка. В его клубе у стриптизерш действительно были шансы зарабатывать очень и очень неплохие деньги – кроме фиксированной зарплаты, тут, как и у Ливии, предусматривались различные бонусы, вроде различных косметических процедур, регулярного врачебного обследования, возможности  наживаться на весьма немаленьких чаевых и  крупной доле от платы за «увольнение» с клиентами, и так далее. – У нас там целый фонтан из шампанского бил. Но, как говорится в рекламе Спрайта, "имидж ничто, жажда все"!. – ответил он на слегка ехидный вопрос хозяйки Парадиз насчет Кристалл,  и протянул руку к бутылке, чтобы подлить себе еще.
Тем временем, пока Поли выпивал вместе со всем, заодно с видом знатока осматривая стены и мебель в фойе, Джеймс Фортуно, лишь слегка пригубив вино,  опять как-то незаметно откинулся на кресле, и, продолжая улыбаться, закинул голову. Через пару секунд раздался негромкий старческий храп – один из пяти самых влиятельных донов страны вновь отбыл в страну Морфея. Что поделаешь, пусть это и человек из стали и железа, выкованного годами  преступной деятельности, но возраст все равно неминуемо повышает утомляемость. А после бессонной, пропитанной алкоголем, ночи, и более молодой человек заклюкает носом, так что босс Семьи Мелаграно и так показал чудеса выдержки – вот, Майки-бой и сам пару раз зевнул.
Тут Поли, минуту назад  еще шумно ржавший и всячески демонстриравший хмельную развязность, как-то резко собрался, нагнулся прямо к уху  собственницы борделя-гостиницы (так, что она, должна быть, почувствовала исходившую от него смесь ароматов дорогих напитков и «Кельвин Кляйн Обсешн»), едва слышно прошептал – Лив, папе бы отдохнуть…  Ринальди было понятно, почему он был так осторожен, ведь капитан южной стороны помнил, как мистер Ф. одернул его, когда он, просто в шутку, назвал его «стариком». Такой гордый и сильный человек, достигший в жизни вершины вершин, не потерпел бы даже намека на жалость, на восприятие себя как дряхлого пенсионера. Тем более, он жил в криминальном мире, где самое страшное для босса, это услышать пресловутое «Акелла промахнулся!».
Через какое-то время наследник увел своего родителя в номер, ненадолго оставив троих Торелли наедине – ну, если не считать продолжающих щебетать вокруг двух мафиозных заправил куртизанок. Сейчас настал черед сдвигать бокалы за успех Майкла и горестно приподнимать брови, услышав о ложной забывчивости Ливии Андреоли.
- Печально, печально…. Ты бы точно была звездой нашей компании… - галантно сказал гангстер, не без удовольствия вновь обмениваясь с Ливией объятием и поцелуем – все-таки эта зараза была очень красивой  и обаятельной женщиной. – Да, Гвидо сделал объявление. Надеюсь, что на новом месте буду полезен. -  негромко произнес капореджиме с ложной скромностью. При мысли о последнем успехе у него в душе опять горделиво затеплелось. Да, это было  значительным усилением их с Фрэнки позиций, и, когда нибудь, он надеется, если Гвидо решит оставить бизнес, накинуть на плечи Альтиери оставленную в наследство мантию. И тогда они будут владеть городом. Но одновременно это стало и шагом к примирению, сгладило те противоречия, которые возникали между Монтанелли и южанами за последнее время. И Майки-бой был благодарен и дону, и его подручному за то, что они его продвинули.
- Открытие прошло отлично, но хлопотливо очень. Пела Николь Шерзингер, известных людей собралось много… - начал он рассказывать, одновременно пытаясь поймать своим золотым перстнем солнечного зайчика – Думаю заведение выйдет шикарное. Впрочем, у меня в этом направлении есть чьему примеру следовать, не правда ли? – вновь улыбнулся Андреоли. Что уж говорить, Парадиз она «сделала» на славу, просто теперь у него не будет монополии на элитный разврат – и если Лив будет умна, поймет, что надо отдавать кесарю кесарево, они будут не воевать и конкурировать, а сотрудничать. Но ее упрямство, неприязнь к ним с Фрэнком и предубеждения могут, разумеется, помешать - и тогда будет запущен худший вариант.
- Ты многое пропустила, Фредо вот вывел в свет дочурку свою… Вернее, она сама вывелась. – Майкл не мог не поделиться, то, что эта разбитная оторва в действительности оказалась не любовницей, а чадом Клементе, до сих пор поражало его. И заставляло по-дружески скорбеть о нелегкой судьбе сего плейбоя-аристократа.
- Хорошо тут у тебя. А мы давненько не приезжали, надо восстановить старую традицию. Может будем заворачивать каждую пятницу, Фрэнки? – вдруг ухмыльнулся Ринальди, хитро подмигнув Альтиери. Заезжай они вот так сюда регулярно, то, пожалуй, отбили бы те бабки, которые, как думал андербосс,  самая главная «мадам» Сакраменто была ему должна.

+3

9

Развлекаться на халяву в заведениях, с которых взимал мзду, было у Фрэнка в привычке еще до того, как он стал андербоссом, и был он далеко не первым и не последним гангстером практиковавшим это. Записывая на «свой счет», Альтиери, разумеется, вовсе и не собирался расплачиваться. Было дело, его долг в одном из клубов, где он любил оттягиваться по пятницам с друзьями, выражался в четырехзначной сумме, и хозяину не оставалось ничего, кроме как мириться с этим. Мэнни, их друг и соратник, рекомендовал тому не действовать капитану южной команды на нервы и не поднимать этой темы, если тот не хотел нажить себе дополнительных проблем. Точно также и Ливии себе дешевле было оплатить пару бутылок Кристалла, чем связываться с сильно нетрезвым, да еще и под кайфом андербоссом и его точно такими же друзьями.
- А у тебя, что тут за вечеринка была? – осмотревшись по сторонам, попытался найти причину, по которой женщина «совсем закрутилась». На самом деле то, что она забыла, сочтя, должно быть, открытие «Dollz» недостаточно важным для своей персоны мероприятием оправдывало ее не лучше, чем намеренное пренебрежение приглашением. – Обидно, конечно, обидно... Поли и Джимми из Нью-Йорка приехали через всю страну, нашли время, в отличие от тебя, - пристыдил, ухмыляясь и качая головой. Упоминая Джеймса. Фрэнк глянул на него развалившегося в кресле и заметил, что тот опять отрубился. Наверное, и в самом деле гулять ему было уже достаточно, а с девочками успеет наверстать упущенное следующим днем или вечером в зависимости оттого, когда проснется, благо ходить ему для этого далеко не требовалось, достаточно было протянуть руку до телефонной трубки и связаться с ресепшеном. Заказать в номер шлюху в Парадизе можно было точно также как и завтрак.
Допивая шампанское в своем бокале, Фрэнк наблюдал за тем, как Андреоли ринулась поздравлять с повышением Майка. Переобнимать и перецеловать у него на глазах она успела уже всех здесь присутствующих, кроме андребосса разумеется, которого демонстративно обошла стороной. И даже по второму кругу пошла, начиная с Ринальди. Может, не только задницей повертеть, но и отсосать его другу за сегодня успеет, чтобы уж наверняка заставить итальянца поревновать? Попытавшись вернуть похолодевшему взгляду обычное состояние, Фрэнк переключился на разговор о том, как прошла вечеринка:
- Фотографы были из нескольких изданий. Так что в журналах и в интернете скоро должны статьи появиться. – Вложили они, как было видно просто бешеные деньги в рекламу клуба, Фрэнк потратил всю свою долю с продажи конфискованного кокаина и даже сверху прилично добавить пришлось. Майки, кажется, и вовсе все свои запасы выпотрошил, и теперь просто обязан был сделать так, чтобы “Dollz” не оказался убыточным, и его не пришлось поджигать.
- Да, точно. Ты знала, что у Фредо дочка есть? – вторая главная новость вечера после той, что Ринальди сделали капитаном. – Сколько ей, как думаешь? – спросил уже у Майка, который пообщался с ней чуть дольше, нежели андербосс. – Лет двадцать с чем-то, верно? В общем взрослая уже. – Полагая, что охранники у них в клубе не в носу весь вечер ковырялись, а работу свою делали, Альтиери и отмел все варианты с возрастом менее двадцати одного года. – И стриптиз неплохо танцует. – Пользуясь тем, что Клементе с ними не было, Фрэнк, смеясь, позволил себе продолжить тему, делясь пикантными подробностями. – Ты там не телефончик ее кстати брал? И Фред ничего тебе потом не сказал?
Поставив себя на место Фредерика, и представив, что его дочь танцевала бы стриптиз в клубе на глазах у его друзей, Фрэнк бы, наверное, убил ее потом… К счастью у Алессии было другого рода воспитание не позволявшее позорить себя и свою семью.
- Хорошая идея, - кивнул головой в ответ на предложение Майка заруливать в Парадиз чаще. – Девочки, вы ведь не против? – Учитывая то, как они налетели на них, против ночные бабочки Ливии быть не должны были. Вопросительный взгляд Фрэнк перевел на хозяйку борделя. А впрочем, с какой стати и она должна быть против? Точнее, с какой стати ее мнение на этот счет спрашивать будут? Станет, в конечном счете, Альтиери частым гостем ее заведения или нет, и вспомнит ли о своем обещании на утро, вопрос оставался открытым, но, несмотря на все это, Ливии не мешало начать моральную подготовку. Не андербосс лично, так лучший друг его будет устраивать здесь гулянки.
К этому моменту их известили, наконец, о том, что люкс для дальнейшего кутежа готов и Фрэнк дал команду девочкам перемещаться на последний этаж гостиницы. Надо было и Джеймса транспортировать как-то. Подойдя к нему, Альтиери потряс дона за плечо и жестом показал Поли, чтобы тот помог перетащить своего папаню, для которого бокал вина стал той самой последней каплей, в номер.
- Нихрена себе он тяжелый какой, - проворчал андербосс, пытаясь закинуть руку бормотавшего что-то Фортуно-старшего себе на плечо, но поскольку и сам еле на ногах стоял, получалось у него это безуспешно. В итоге на подмогу пришел Хэнк, один из громил Ливии, а Фрэнк чуть покачиваясь, отошел в сторону и махнул им рукой, мол, справляйтесь сами.
- Ты давай, реа..либири… блять. Ре-а-бе-ли-тируйся, - слово «реабилитация» для пьяного вхлам андербосса, у которого еще и сигара во рту была, оказалось практически не выговариваемым, а имел в виду все тоже ее отсутствие на вечеринке. – Организуй гостям достойное завершение вечера.
Несмотря на то, что один из гостей уже был в ауте, второй, тот, что помоложе, продолжал требовать хлеба, зрелищ и проституток.

Отредактировано Frank Altieri (2015-03-08 01:09:23)

+2

10

Ливия и не думала, что о причинах ее непоявления на вечеринке Майкла, последуют какие-то расспросы, поэтому и заготовки на этот случай у нее никакой не было. Ни для кого уже наверное не секрет, что ее отношения с андербоссом далеки от теплых, да и с Майком она в Нью-Йорке достаточно цапалась из-за того, что нервы сдавали (настроение после почти месячной депрессии сказывалось), так что ее отсутствие на празднике, она полагала, удивит кого-то вряд ли. И уж тем более не считала, что оно так заденет самих виновников торжества. Наоборот даже полагала, что этим некоторое одолжение им сделает - сводить скулы от лицемерной улыбки не придется. Впрочем, у Майка с этим никогда проблем не возникало. Как и у самой Ливии. А вот Альтиери с раздражением своим обычно справлялся плохо, и эмоции выдавал всегда ярко и бурно - одна только красочная угроза об изнасиловании чего стоит! Он и сейчас, судя по взгляду, готов был ее разорвать из-за того, что внимание ему уделяется минимальное. Привыкший к тому, что все перед ним расстилаются, сносил он ее холодность с трудом. Ливия же, краем глаза наблюдавшая за его реакцией, как всегда, делала вид, что ничего особенного не происходит, она ведь и не игнорирует его вовсе! Вот, попросила же шампанского налить...
- Громкий развод одного клиента праздновали, - и на вопросы даже его отвечает. Находчиво врет, правда, в наглую, чтобы следом не без усмешки очередной подкол бросить: - Ты-то уже когда соберешься с духом и перестанешь Джулс мучить?
Вообще разговаривать и тем более шутить с Альтиери, будучи глубоко на него обиженной, она не собиралась, но количество выпитого за длинную ночь алкоголя заметно развязывало язык. Кроме того, любопытно ей было, что там творится в семье андербосса. Как-никак в свое время до нее доходили слухи, что та ее записка, написанная из мести и злости за полученные угрозы, внесла нешуточный разлад в такой с виду идеальный брак Фрэнка. Ну и потом, неспроста же он к ней в ноябре заявлялся с цветами и извинениями, явно не деловые отношения налаживать хотел... А когда с женой все хорошо, к другим женщинам никто не таскается.
Исполнив заказ андербосса, на который Ливия некоторое время назад дала согласный кивок Диане, официанты принесли подносы с закуской из фруктов, сыров и красной рыбы, которые они и поставили на столик перед всей компанией.
- Шерзингер? - потянувшись за клубникой, переспросила уже у Майка и задумчиво сдвинула брови. - Это кто? - нет, прессу она читала и даже в модных журналах девицу эту из небезызвестной группы видела, но не считала ее какой-то особо выдающейся, а потому намеренно своим вопросом решила подчеркнуть, что похвастаться Ринальди не удалось и на настоящую знаменитость денег у него все же не хватило. - Я думала, вы вообще пластинки Синатры поставите, - с улыбкой спрятала взгляд в бокале и легким движением отправила клубнику в рот. О символе эпохи для Альтиери она помнила, да и Майк его, кажется, любил. Так почему бы и не подтрунить в очередной раз?
Майку, несмотря на безобидные подколы, упрекать Ливию сегодня было не за что - к нему она была тепла, как никогда. А все потому, что отлично понимала эмоциональное состояние мужчины - несколько лет назад и сама пребывала в том же волнительном непередаваемом восторге, когда заново открывала Парадиз. Майк тоже сегодня был более миролюбиво настроен, открыт и даже комплиментами сыпал, которые звучали вполне искренне. Или просто тоже пьяный был? Хотя и не поддержать своего дружка в моральном прессинге не мог, потому и высказал предложение являться к ней каждую пятницу. На явную провокацию она решила не вестись и вместо ожидаемого мужчинами страха проявила чудеса лицедейства, улыбнувшись и переведя вкрадчивый взгляд с одного на другого: - Здесь вам всегда рады, мальчики, вы же знаете, - хотя одна мысль о том, что они и правда будут кутить у нее бесплатно, намеренно разворовывая ее лучшие напитки и угощения, надо признать, напрягала прилично. И Андреоли прекрасно знала, что это было далеко не все, на что они способны. Причин потиранить ее Фрэнк искал как-будто намеренно (и Ливия искренне недоумевала, чем успела так ему насолить), но, несмотря на то, что сегодня она смолчала, терпеть это постоянно женщина не собиралась, поэтому, как избавиться от этого прессинга, ей предстояло еще серьезно подумать.
А вот по поводу появления дочери Фреда она и не удивилась особо, лишь слабо пожав плечами на эту новость.
- Да у вас у каждого по свету, может, не один ребенок бродит, - сколько раз эти кутилы трахались по пьянке, забывая о средствах контрацепции? Наверняка, покопавшись в памяти, оба вспомнят подобные случаи из молодости. Вот и Фред, что называется, попался. А в том, что девчонка на сцену стриптиз полезла танцевать, и вовсе ничего странного нет - вряд ли она получила хорошее воспитание от женщины, с которой у Фреда был случайный секс. Иной истории Андреоли как-то и не представлялось.
В этот момент к ней внезапно так рьяно прильнул Поли, что Ливия сперва подумала, что он настолько надрался, что полез к ней нагло приставать, но нет, не стоило себе льстить - всего лишь просил отправить отца в номер. Распоряжениями относительно номера и позднего завтрака для старшего Фортуно она и занялась, переговариваясь с появившейся Дианой, пока Фрэнк пытался помочь Поли доставить отца наверх. Попытки его, однако, успехом не увенчались, а потому он как всегда спихнул работу на других, а сам повернулся к ней, чтобы в очередной раз прицепиться. Можно подумать, он ей тест устраивал на то, как она умеет занимать гостей. Лично она сама вообще не считала, что обязана как-то реабилитироваться перед Фортуно. Они и так хорошо повеселились - Поли вряд ли захочет снова пить или смотреть на стриптиз (а это она ему предложить могла хоть сейчас). Но она ошибалась, полагая, что какая-нибудь проститутка - максимум, на что хватило бы у младшего Фортуно сил. Через пару минут он уже бодро спускался вниз по лестнице, потирая руки в предвкушении очередных развлечений. Столь завидная активность не могла не заставить Лив рассмеяться:
- Поли, ты неугомонный! Ну что, могу предложить вам сауну и бассейн с девочками, м? - подхватила младшего Фортуно под руку и кивнула Диане: - Подготовишь все, а мы пока пропустим еще по рюмочке, да, Майк? - увлекла и его, потащив по направлению к барной стойке - шампанское, к великому сожалению, закончилось слишком быстро, и Ливия планировала разлить компании что-то подешевле, чем Кристалл. Сделав пару шагов, она притормозила всю троицу и обернулась к Фрэнку - Идешь или ты слишком устал на сегодня? - с ухмылкой повела бровью. Ну а что, он ведь давно у нее в заведении не бывал - глядишь, разучился веселиться.

+2

11

- Телефончик не успел, хотя и хотел, да. А потом подумал, что это его телка. А ты знаешь, это святое. И нет, мне он даже словом не обмолвился. -  правила о женщинах «наших друзей» Ринальди чтил, как и, впрочем, все остальные. А из-за этого можно пулю в голову получить еще быстрее, чем из-за нарушения всех других. – Лет двадцать ей будет. Ты заметил, она с Сабриной дружит? Мне иногда кажется, что в нашем долбаном городке все друг друга знают, как в большой деревне. Избавив бокал от последних капель шампанского, Майки-бой откинулся в кресле, довольно щурясь, словно персидский кот на крынку со сливками. – Да, девочка красивая, но не подарок, не подарок… Нелегко с ней придется Фредо... Его потянуло на философствование – Кто знает, может каждому из нас дается такое вот бремя и испытание, чтобы жизнь медом не казалось и мы, типа… того….  становились cильнее? Фыркнул, подмигнул Андреоли – Как думаешь, Лив? Иногда это люди,иногда воспоминания. Вот интересно, к Андреоли дохлый Марчелло по ночам не является? Тщательно раскурил сигару, наблюдая за тем, как босса семьи Мелаграно транспортировали наверх, в номер люкс. Стряхнул случайно опавший на рукав дорогого пиджака горячий пепел.
- Ну вот и хорошо.  И веселую компанию с собой захватим.  Фрэнки, помнишь этих хренов из департамента коммунального развития? – Майки-бой сейчас обхаживал группу чиновников, состоящих не на самых высоких, но на ключевых должностях, в очень важном для южной команды правительственном органе. Достаточно сказать, что занимались там такими вещами, как зонирование, разработка документов территориального планирования, утверждение строительных кодексов в "графстве Сакраменто"– то есть на  землях, не входящих в состав города, но прилегающих к нему. Эти упитанные упыри отличались крайней жадностью до денег и развлечений, особенно на халяву – вот почему бы их и не позабавить разок здесь, вместо того, чтобы тащить в свой клуб или вообще тратиться? Младший должен оказывать услуги старшему, таковы законы –иначе почему бы, например, соучастникам полагалась платить за обеды посвященных членов семьи, обычно куда более состоятельных? Но и Андреоли могла рассчитывать на их помощь в случае необходимости, вот как Фрэнк помог с угонщиками – ты мне, я тебе.  Рука руку моет, основной принцип «нашего дела». – Погугли, а то совсем оторвешься от трендов. – усмехнувшись, ответил Ринальди, которому было совершенно очевидно, что, кто такая Шерзингер, Ливия знает, не какая-нибудь же замшелая старушка, навсегда оставшаяся во временах Элвиса. – Синатру мы на случай твоего прихода оставили. А также Баха, Брамса и Бетховена - Майки ответил подколом на подкол, правда, в совершенно добродушном тоне. Почему бы и не пошутить? Улыбнулся, уже серьезнее, глянул на Андреоли – А действительно, приезжай как-нибудь, сделаю тебе индивидуальную экскурсию, покажу все?  И мы тебя угостим, как сейчас ты нас угощаешь, шеф-повара я приличного завел. Переманил из хорошего итальянского ресторана – впрочем, тот особо и не торговался,  ибо всегда помнил, как некогда сосед по лестничной площадке помог найти и основательно наказать двух ублюдков-янки, пытавшихся изнасиловать его дочь.
- А давайте чего покрепче? Мартель есть? -  капитан южной команды прыснул от смеха, искоса глянув на Альтиери. Вспомнил ситуации, когда они уже дважды лакомились этим сортом коньяка – тогда на стройке и потом, в кабинете злосчастного Рубинштейна. Почему бы не сыграть на тех абсурдных совпадениях опять, особенно когда такое легкое и веселое настроение? Когда рюмки были наполнены напитком, наклонил голову – За процветание заведения и его хозяйку, salute! –когда все выпили,  Майки-бой закусил красной рыбой,  почти автоматически налил себе еще – В бассейн бы неплохо, освежиться и так далее.  – Капореджиме осмотрел на окружавших его жриц любви, лица каких-то были знакомыми, какие-то нет. – Как кстати гостьи из Нью Йорка, прижились у тебя? У меня та Кирсти танцевала на открытии. Были еще какие-нибудь интересные приобретения последнее время?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-03-09 15:22:19)

+3

12

После подкола в адрес жены, который Фрэнк посчитал абсолютно неуместным и непозволительным, захотелось разнести ей голову. Мужчина не считал, что у Андреоли было право обсуждать его семейную жизнь; какой бы она ни была, проблемной или идеальной, это ее не касалось. Сам он себе подобного, в каком бы состоянии не находился, никогда не позволял, и если и обсуждал публично ее отношения с Марчелло или с другими мужчинами, то делал это в знак уважения хотя бы не в ее присутствии. А вот Ливия себя такими тонкостями и деликатностями не утруждала в принципе, и жизнь ее не учила совершенно ничему, ни та угроза расправы, ни случай в баре. Сейчас своей репликой она в который раз проявила неуважение, но теперь не только к андербоссу организации, но и к его семье. Про кого далее выскажется? Про его детей? Сделав это на глазах у такой толпы людей, в числе которых были и те, перед кем он репутацией своей дорожил, Ливия могла не надеяться на то, что это ей сойдет с рук.
- Мучить? У нас все замечательно, - расслабленно ответил для всех.
Затем, подойдя к ней с видом, как будто бы шутка его развеселила, он положил руку на плечо Андреоли и, сжав его, произнес ледяным тоном, изменившись в лице:
- Пасть захлопни. Не надо со мной шутить, Лив. – Хотелось надеяться, что она прислушается и поищет кого другого, на ком можно будет тренироваться в острословии.
Если бы он знал, что за запиской, которая едва не стоила ему брака, стояла тогда Ливия, ее бы совершенно точно не было сейчас рядом с ними. И плевать бы он хотел на Гвидо, у которого к тому же едва ли хватило аргументов в защиту той, которой всегда покровительствовал. Что бы между ними не происходило, касаться семьи друг друга было последним делом. Ни одному мужику в принципе не пришла бы мысль писать такие послания женам.
Резкую перемену в настроении андербосса заметил и Поли, и чтобы сгладить нарастающий конфликт, придержал Фрэнка за локоть:
- Тихо-тихо, мы сюда развлекаться пришли, - напомнил щепетильному гангстеру, затем повернулся к той, которая его дразнила, - ну нахера? - Из-за неосторожной фразы или шутки конфликты среди таких как они редкостью не были. И стрельбой или дракой, бывало, заканчивались. Поскольку оплеухи на нее не действовали, и как ненормальная Андреоли продолжала махать красной тряпкой перед носом быка, Фрэнку уже и хотелось взять в руки револьвер и просто прострелить ей башку, можно прямо здесь, а обо всех последствиях подумать потом.
- С Сабриной? И она тоже в клубе была? – оставив на время Ливию в покое и жестом показав Поли что все в порядке, андербосс взглянул на Майка. – Гвидо ее притащил что ли? – удивился тому, что дон не возражал против присутствия своей дочери на подобных вечеринках. Фрэнк бы свою ни за что не пустил, считая, что такие заведения могут посещать только извращенцы. – Нет, не заметил. Может они учатся вместе? – Предположил, пожав плечами. Сабрина вообще складывалось впечатление с каждой собакой в этом гребаном городе знакома, умудряясь как-то дружить и с теми, кто на десять-двадцать лет ее старше. Дочурка Фредо, по крайней мере, одного с ней возраста была.
Пока Поли, переместившись к бару, отвлекал чем-то Ливию, Альтиери оставил липнувших к нему девочек и наклонился к Майку.
- Эта сука достала меня, - вертя в руках сигару, негромко произнес возле уха друга. - Еще одна ее шуточка и я прямо здесь ей голову разнесу. Поехали, прокатим ее. - «Взять покататься» на их слэнге предельно ясно означало – сунуть в машину и отвезти туда, откуда в лучшем случае Андреоли отправится в морг, в худшем – они сами с Майком похоронят ее, избавив родственников и друзей от необходимости бросать свои дела и приезжать на церемонию прощания. Зацепила она своей шуточкой андербосса серьезно, и тот жалел, что не разобрался с ней в баре еще тогда. Рассчитывал по своей наивности, что женщина сделала выводы – куда уж там. Заботы о Джулс в том, что произнесла Ливия, Фрэнк не видел, это было именно насмешкой и оскорблением в адрес его семьи, и в ближайшее время его отпустит вряд ли.
Он перевел взгляд на Хэнка, начальника ее охраны, который мог создать им проблемы, и пригубил Мартеля, поддерживая тост в честь хозяйки. На «индивидуальную экскурсию» он готов был отвезти ее хоть прямо сейчас, вот только Поли займут чем-нибудь, чтобы без них не скучал.
- Одноклассницу там твою встретили кстати, - невзначай добавил, раз уж они говорили о том, что в их долбанном городке все друг друга знают. Вот это как раз больше удивило, нежели знакомство Сабрина и дочки Фредо. – Бернадетт. Не общаешься с ней сейчас?

Отредактировано Frank Altieri (2015-03-09 19:24:00)

+3

13

Зная андербосса достаточно неплохо, Ливия и представить себе не могла, как с Альтиери можно жить, да еще на протяжении стольких лет! Понятно, что в молодости ошибки совершают многие (она и сама в свое время вляпалась по самое горло, выйдя замуж за Марчелло), но как можно изо дня в день терпеть раздутое эго Альтиери, мириться с его гонором и диктаторскими замашками, да еще прощать ему бесконечные измены, для Ливии было большой загадкой. Воистину Джульетт держала с Фрэнком, видимо, любовь какой-то нереальной силы, если она до сих пор не подала на развод и не послала его нахрен. Впрочем, Ливии охотно верилось, что несомненно уязвленный подобной выходкой Фрэнк, скорее бы закатал жену в бетон, чем позволил бы бросить его и тем самым опозорить перед друзьями. Так в свое время рассуждал и Марчелло, а потому и Ливию от себя не отпускал, как бы она не стремилась прекратить это безумие по-хорошему. На такую радикальную меру, как убийство, Джулс, видимо, не решалась, вот и вынуждена была всю жизнь мучиться рядом с этим бесчувственным и жестоким мужланом, коим виделся ей Фрэнк. Так что, подкол, который Ливия бросила насчет их брака, относился исключительно к андербоссу и должен был подчеркнуть прежде всего его невыносимость. Не думала она, что это так уж его заденет, поэтому даже и не поняла сначала, чего он к ней приближается с этой весело натянутой улыбочкой, так ему не свойственной, но в ответ подобную натянула и сама, прямо встречаясь с его взглядом. Улыбку свою, впрочем, резко пришлось погасить, как только тяжелая рука Фрэнка опустилась на ее плечо, заметно сжав. Стоит отметить, это было больно.
- Успокойся, - произнесла упавшим голосом, смотря на него при этом как на ненормального. - Что я такого сказала? - стоит ли говорить, что внутри, глядя в эти жестокие глаза, все сжалось. Чертов псих! С каждой новой встречей Ливия приходила к выводу, что Альтиери был самым настоящим садистом, обожающим вгонять других людей в страх и причинять им боль - не физическую, так моральную. Или это исключительно ей такая честь все время выпадает? И чем она только притягивает подобных! Мало с нее Марчелло что ли? Не успела отдышаться от одного, так теперь еще и Альтиери свалился на голову! Не понятно оставалось одно: если уж он так ее не переносит, на кой черт тогда заявляется? Не иначе, как повода ищет, чтобы тупо поиздеваться. Выродок!
Высвободив плечо, она отошла в сторону, пытаясь справиться с накрывавшей смесью бешенства и страха, пропустила слова вмешавшегося Поли мимо ушей и решила переключиться на Майка. Тот, впрочем, как раз бросал фразу насчет испытаний, что выпадают каждому. Ей-то куда уж становиться еще сильнее?
- Медом мне жизнь не казалась никогда, - отрезала холодно, все еще заведенная "объятиями" андербосса, и попыталась отвлечься бестолковой беседой с Поли у бара, к которому они подошли. Спросив у Фортуно сигарету, она закурила, и пара размеренных затяжек смогли ее немного успокоить. Небрежным жестом отпустив бармена с его поста, хозяйка сама разлила по рюмкам коньяк и двинула их гостям.
- Люблю индивидуальный подход, - сдержанно улыбнулась Майку, отнимая сигарету от губ и отставляя запястье в сторону. - Как-нибудь обязательно заеду. Если там все так, как ты планировал, то должно быть, заведение вышло и правда завидным, - почти успокоившись, улыбнулась уже более естественно и с благодарностью приняла поднятый Ринальди тост за нее и Парадиз. На Фрэнка она глаз больше не поднимала и продолжила делать то, что задумала изначально - игнорировать.
- Девочки из "Cats"? - переспросила у новоиспеченного капитана и пожала плечами. - Прижились неплохо, - кивнула, делая очередную затяжку. - Работают, жалоб от клиентов нет вроде... А Кирсти - это которая с пятым размером? - она плохо помнила их по именам. - Впечатляющая девчонка, согласна. Прям как Элис, - ухмыльнулась. - Ты же, кстати, предлагал поделить наш улов, забыл? Я все еще хочу эту красотку заманить и к себе, - как-то получилось, что по прилету в Сакраменто Элис оказалась в "сети" у Майка, и Ливия решила, что поднимет этот вопрос позже. Почему бы не сейчас? - А еще у меня такой необычный кадр появился! - вспомнила о недавнем знакомстве с Хельгой, которая пряталась под псевдонимом "Иштар". - Женская доминация, знаешь? Доводит клиентов до экстаза всякими бдсм-штучками, при этом не вступая с ними в прямой половой контакт. - Про то, что Хельга привела в Парадиз всех своих постоянных клиентов, рассказывать не стала, чтобы Майку сильно завидно не было или еще чего доброго переманить к себе не надумал, а поднятой темой внезапно заинтересовался Поли, опрокидывающий уже третью рюмку мартеля, и Ливия как альтернативу бассейну решила предложить ему познакомиться с девушкой лично:
- Если хочешь, можешь ее навестить. Она сегодня, по-моему, работает, - кивнула в сторону лестницы. Стесняться тут в общем было нечего, хотя на самом деле Андреоли не думала, что Поли согласится, по крайней мере, не в присутствии Майка и Фрэнка, которые бы однозначно после этого распространили о нем какую-нибудь грязную шутку. Но ее дело было рассказать, и Поли, если уж и правда захочет, сможет воспользоваться услугами Иштар позже, когда ни андербосса, ни Ринальди рядом не будет. Хозяйка же привычки сдавать пристрастия своих клиентов не имела, поэтому тут опасаться ему было нечего.
Услышать внезапно от Фрэнка о Бернадетт было по меньшей мере странно, и вопрос его Ливию изрядно удивил, вихрем запустив в сознание целый рой мыслей, начиная с того, откуда он знаком с Рикардс, и заканчивая тем, как он узнал, что она - ее одноклассница.
- Нет, - ответила резко и сухо из-за не унявшейся до конца злости на Альтиери. - Немного, - поправилась все так же, не поворачивая головы на андербосса. - Не общались с самой школы. Встретились случайно пару месяцев назад... Она что, альбом выпускной в клуб принесла? Откуда знаете, что мы вместе учились? - каким образом вообще разговор зашел о ней, Ливия, и правда, не представляла.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-03-10 01:33:14)

+3

14

- Что произошло? -  когда атмосфера, до этого просто немного тлеющая, вдруг резко накалилась и  Альтиери оказался около хозяйки Парадиза, опустив ей на плечо свою руку, на лице Ринальди, благополучно пропустившего их обмен репликами, показалось искреннее удивление. Он вскочил с места и, присоединившись к Поли, тоже взял андербосса за локоть.
– Успокойся, Фрэнки, что стряслось-то? - наклонился к шефу и лучшему другу,  выслушал пересказ произошедшего.  Обменялся с подручным быстрым взглядом. На его лице при этом не отразилось ровно никаких эмоций, он пожал плечами – Да бросьте ссориться, Лив ничего плохого в виду не имела,  верно, Лив? Так, подначки…  Давайте выпьем, говорю!
Осушили рюмки, после последнего эпизода мартель показался горьковатым. – Ну ей-Богу, мы ж все друзья тут! -  захрустел зеленым яблоком,   с аппетитом откусывая своими крепкими белыми зубами целые куски. Одновременно поддерживал разговор, вернувшийся к обычным предметам. -  Не знаю, сама ли пришли или с папой, но она там была. Ты не видел, что ли, они с Лео стояли? – ответил Фрэнку насчет Сабрины. Понял, что подступает легкая усталость, потер  глаза и отставил рюмку в сторону.  Закинул ногу за ногу, это была бурная ночь.
-  Ну, а разве ты достойна другого подхода, кроме самого индивидуального?  -  Ринальди галантно наклонил голову и повторил свое приглашение навестить клуб. Затем слегка нахмурился, услышав про Элис – Речь шла, что я дам у тебя ей прирабатывать, помнится, в обмен на услуги эквивалентной сотрудницы. Давай потом обсудим детали, у меня голова сегодня чугунная уже.
- А у меня не голова. – ухмыльнулся Поли Фортуно-младший, откровенно целуясь с усевшийся к нему на колени длинноногой красавицей и лапая ее за все места. Ему явно уже не терпелось перейти к интимной части празднества и где-то уединиться.  А вот Майк понимал, что им с Альтиери, судя по его разгневанному настроению, уже не светит тут поразвлечься, не то состояние духа.
Отвечая на чужие реплики, в то же время все больше думал об одном – эта вражда между Альтиери и Ливией вредит Торелли, все больше в этом убеждается. А особенно такая вот демонстрация ее открытая – у  Поли язык как помело, вдруг завтра уже весь Нью Йорк будет знать, что у подручного Гвидо проблемы в семье, а солдат – хозяйка Парадиза его не уважает. И пока все это не придет к какому-то логическому завершению, покоя не будет.
Упоминание о госпоже-доминатрикс вызвало у Поли живой интерес.
- Штучками? Доводит до икс… экстаза? Без прямого полу… полового контакта? Эт как? – спросил жизнелюбивый отпрыск дона, с любопытством глядя на Андреоли.
- Вот как Ливия Фрэнка только что до «экстаза» довела… Их отношения – тот еще БДСМ… -  подумал про себя,  усмехнувшись, капитан южной стороны – но вслух такое, даже и под наркотой, разумеется. не повторил.
Когда Лив предложила мафиозному наследнику навестить эту самую Иштар в ее комнатке, это вызвало бурный смех   - а вот сына Джимми заставило побагроветь.
- Спешите! Спешите! Рукоять кнута в жопу – последний писк нью-йоркской моды… - простонал  Ринальди, схватившись за бока  и согнувшись дугой от хохота.
Солдат семьи Мелаграно же убийственно поглядел на Ливию,  явно резко протрезвев.  Затем выставил фак. – На хер идите! Я вам, блять, не извращенец какой. -  проворчал он. В самом деле чтобы сморозить такое мафиози, принадлежащему к среде, где  нередко даже безобидный куннилингус считался сомнительной забавой, надо было быть Ливией Андреоли.
- Да ладно, Поли,видишь,  это она шутит… опять. Имелось в виду просто глянуть на это чудо-юдо в перьях. -  Майки-бой обнялся с успокоившимся и вновь прильнувшим к стакану Фортуно-младшим, опять посмотрел на владелицу борделя-гостиницы. – И что, клиенты довольны? Деньги тебе приносит? Мне бы хорошая «госпожа» не помешала для вечеринок моих в клубе.
- Ладно,  парни, я в бассейн! Догоняйте, если что! – весело сказал  Поли, выказывая намерения удалиться вместе с несколькими проститутками.  Майкл же поднес к глазам украшенный золотыми стрелками циферблат своего «Ролекса» -  Мадонна, Фрэнк, ты сколько времени знаешь? А у меня завтра ланч с Питерсом из профсоюза,  надо хоть проспаться. Думаю закругляться нам надо, как считаешь? Мне по крайней мере. Встал, пожал руку Поли – Извини, брат, на бассейн меня уже явно не хватит. – да и голова на самом деле разболелась так, что желание всякое пропало. –  Не вопрос, спасибо за гостеприимство… ну я в смысле клуба, Майки. До скорого, Фрэнк! -  житель Большого Яблока сердечно попрощался c андербоссом и капо, шепнул им – Потом про одну тему хотел с вами потрендеть, там пара парнишек в НЙ хотели бы у вас вписаться в строительствo...
Затем подошел черед обнять и саму владелицу заведения. – Благодарим за хлеб-соль , Лив, пойдемте покурим вместе, ну а потом мы по домам поедем. Целуя девушку в щеку, едва слышно прошипел ей на ухо – Зачем ты его врагом делаешь? Проводи  его нормально, окажи уважение, хоть немножко ситуацию сгладит.
Взял сигару и чиркнул зажигалкой, готовясь идти на парковку.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-03-11 10:55:36)

+3

15

Ее подначки стояли поперек горла, и уж если выбирать, Фрэнк больше хотел бы выглядеть психом, нежели тем, кто позволяет насмехаться над собой и над своей семьей. Пошутить он любил, но, как и везде, тут также нужно знать меру. Подобная шуточка, возможно, сгодилась бы для кого-то типа Хэнка, а вот для Альтиери не терпевшего, когда задевают его жену или детей, даже пускай через него, не самого лучшего в мире отца и мужа, была явно неуместной. Руку с ее плеча, когда к ним подлетели Майки и Пол, мужчина убрал очень неохотно, после ее ответа, в котором она якобы не понимала, что такого произнесла, хотелось уже свернуть ей шею. Как этого в свое время не сделал Марчелло, характер которого был ничуть не лучше, чем у андербосса, Фрэнк по истине поражался. Или же она только в последнее время и только для андербосса стенд-ап шоу устраивала? То ли к счастью, то ли к сожалению, общаться с ней прежде практически не приходилось, но какой она была женой можно было судить исходя из того, что отравила собственного мужа. Ради борделя. Стала ли Ливия счастливее, взвалив на себя эту ношу? Фрэнк в этом очень сомневался. Вместо одного бандита, чье общество приходилось терпеть, но который, безусловно, защищал бы ее и оберегал, будь она послушна и ласкова, Андреоли получила всю его банду, и обхаживала теперь их. Вроде как по статусу она теперь и сама гангстером могла называться, но одна мысль об этом не вызывала ничего кроме смеха, и даже та «дрессировка», которую ей устроил Монтанелли, спасала ситуацию не сильно. Лив, как зависела от мужчин, так и продолжала зависеть.
Впрочем, желание пить у Фрэнка поубавилось, когда отпустив бармена, Ливия сама заняла его место и начала разливать напитки. Шутки шутками, а однажды ей уже приходилось убивать члена организации, и черт ее знает, не захочет ли повторить этот трюк, но теперь на андербоссе, к которому нежных чувств испытывала ничуть не больше, чем к своему покойному мужу.
Наблюдая за тем, как играет свет в стакане с благородным напитком, Альтиери краем уха слушал разговор друга с хозяйкой заведения, у которых не так давно появилась общая тема. Напоминало это рабовладельческий базар, Фрэнк хоть ни разу на таких не был, но мог представить, что беседы там велись похожие. Примерно в том же духе он разговаривал об автомобилях: «Пятилитровый V8 с турбонаддувом? 570 лошадей? До сотни за 4,5? Впечатляет, согласен. Дашь прокатиться? Чего? Идти на хер?» Чуть веселее стало, когда Лив обмолвилась о доминантке и предложила Поли испробовать страпон на своей жопе, теперь уже и его заставив побагроветь оттого что все вокруг заржали.
- На студию к Пульсу может ее? – усмехнувшись, предложил вариант, закусывая виноградинкой. Ливия по-прежнему могла иметь долю с тех девочек, которых привела бы им на съемку. Какими бы отношения их не были, если речь заходила о бизнесе и деньгах, Альтиери готов был задвинуть возникавшие разногласия, по крайней мере, до тех пор, пока у него интерес в этом был.
- Она сама рассказала, что вы учились вместе. – Альбом выпускной Бернадетт не принесла, но упомянула, что Андреоли была тогда пухленькой. Поди еще и брикеты на зубах носила? Впрочем, на школьные фотографии любого из них без смеха смотреть вряд ли получится, и на этом итальянец внимание решил не заострять. – Говорит ты на вечеринке какой-то сто баксов сожрала. И собиралась повторить этот трюк. – Забрав из рук Ливии бутылку с Мартелем, Фрэнк кое-как поймал горлышком стакан, который уже двоился в глазах, и подлил коньяк самостоятельно. То, что бассейн ему будет лишним он и сам понимал, хотя идея сходить в него помочиться, назло хозяйке, проскользнула, и если бы не Майки одернувший его, наверное, так бы и поступил.
- Пошли его нахер, - Питерса этого, - позвони и скажи что заболел. – А заболеет завтра Майки наверняка, все-таки им не по двадцать лет уже давно, когда можно было всю ночь херачить сомнительного качества бухло, вмазываться коксом, или же чаще экстази, который был значительно дешевле, трахать девочек, а на утро чувствовать себя бодрячком. Сейчас такое уже не прокатывало, и без таблетки аспирина хотелось подохнуть. – Ладно, поехали, и в самом деле пора уже, - согласился, дождавшись того, как стрелок на часах стало две и получилось определить время. – Счастливо оставаться, парень, - похлопав по щеке, Фрэнк обнял Фортуно-младшего, и шепнул ему в ответ, - ага, звякни мне или Майки, встретимся и обсудим, - кивнул головой. - Все, блять, не прислоняйся ко мне своей херовиной, иди уже с девочками обнимайся.– Усмехнувшись, подтолкнул его в плечо, чтобы шел развлекаться и, прощаясь, сунул юным красоткам по несколько зеленых бумажек, общей суммой не меньшей той, которую они получали за секс с клиентом. Ливии, разумеется, он ничего оставлять не стал, поставив ее тем самым перед фактом, что она их угощала, разве что небрежный взгляд на нее бросил и пошел к машине будить их одноухого друга, а заодно и кокаином еще раз закинуться, чтобы взбодрить себя.

+2

16

Невероятно злясь на ее шутки, Фрэнк отчего-то забывал о своем чудесном "чувстве юмора", которое он демонстрировал ей едва ли не при каждой встрече. И, пожалуй, только одна такая шуточка была отправлена ей с глазу на глаз - в казино, когда он запугивал ее красочным, пускай слегка фантастическим, но от этого не менее пугающим изнасилованием. Все остальные, так называемые проблески юмора, Фрэнк отпускал при всех, не утруждая себя тем, чтобы подумать прежде, чем их произносить. На стройке, когда бросал ей то самое "прибери", он на что рассчитывал? Что она посмеется? Вряд ли. Он именно что унизить ее хотел, показать всем, что она ничтожество, как верно подметил Гвидо (который тоже приложил немало усилий, чтобы вообще создать всю эту ситуацию, столкнув их снова лбами). Или может стоило посмеяться, когда он демонстративно отказался от протянутой ему в знак приветствия руки при соучастнике Сонни, показав тому, что она - пустое место?
Только в отличие от Альтиери, понимая, что он стоит выше нее по семейной иерархии и просто банально сильнее физически, Ливия свой гнев сдерживала и ничего в лицо ему не высказывала. А Фрэнк же слишком опрометчиво полагал, что раз она женщина, то все это мелочи, и зря продолжал считать, что мир крутится вокруг него, единственного и неповторимого, а все должны заглядывать ему в рот, закрывая глаза на пренебрежение и гонор, которыми он изобиловал. Отнюдь. Все полученные (якобы шутливые) обиды складывались на дальнюю полочку памяти, и, накапливаясь, они рисковали однажды выплеснуться во что-то посерьезнее подколов. Жаль, что андербосс этого не понимал и совсем не опасался. Марчелло она терпела десять долгих лет, пока в один прекрасный день не наступила точка невозврата. Продержится ли столько же Фрэнк, продолжая унижать ее, - еще вопрос. Или он сомневался, что у нее рука не дрогнет? Вот уж зря...
Напряжение ее разрядил разговор с Майком и дальнейший смех, который мужики развели вокруг Иштар и Поли. А еще ее в неуважении обвиняют! Она по крайней мере в голос над Поли не хохотала, а только молча улыбалась, продолжая курить.
- Она тут как уникальный опасный аттракцион, - ухмыльнулась в сторону Майка. - Вызывает интерес у всех, но решаются единицы. Я тебя как-нибудь с ней познакомлю... В профессиональном плане, - со смехом уже притормозила, чтобы ненароком и этот не обиделся. Вообще, стоило признать, что если бы не Майк, Фрэнк бы наверное все же сорвался и снова залепил ей пощечину, а может и вовсе прибил. Но угомонившись, благодаря другу, он немного притих, и даже предложил отправить ее "госпожу" на студию к Пульсоне.
- Можно, - отозвалась без особого воодушевления, но все же наконец взглянув на андербосса. Остыл? - Надо будет с ней поговорить, - деньги Хельге будут наверняка не лишними, учитывая ее ситуацию с больным братом. В том, что касалось финансов и прибыли, Ливия готова была пойти попробовать даже на такое сомнительное сотрудничество, тем более что, как она успела узнать, "Пульс Интерпрайзес" все же больше заправлял Сонни, чем Фрэнк, который там и появлялся редко.
- Чего?.. - услышав о россказнях Берни, протянула она с возмущением, сдвинув брови к носу. - Какие еще сто баксов? - этой истории было столько лет, что она и правда не поняла, о чем идет речь. Отмечая открытие кафе одного их с Рикардс друга, будучи не сильно трезвой и решив взять парня на "слабо", она действительно пошутила, что есть такая старая традиция. Ну он, пребывая в алкогольном (и не только) угаре, взял и согласился. На этом история и заканчивалась. Больше они так не шутили, и сама Ливия к деньгам не прикасалась. Проделывать такое не пришло бы ей даже на сильно пьяную голову. Так и не поняв, о чем говорил Фрэнк, Андреоли списала это уже на пьяный бред андербосса, который зачем-то отобрал у нее бутылку, демонстративно пытаясь налить себе сам, и заострять внимания на этой фразе не стала.
Когда Поли наконец удалился с парой девчонок, закруглиться с весельем решили и Майк с Фрэнком, что не порадовать хозяйку не могло. Она и сама валилась с ног от усталости, напряжения и выпитого за ночь алкоголя. Естественно, удаляясь, Фрэнк с ней демонстративно не попрощался, а только обменялся взглядами, выказывая этим свою глубокую обиду. Бежать за ним она не собиралась, мысленно послав его ко всем чертям и пожелав, чтобы больше его здесь не видеть. Однако Майк во время прощания как единственный из их троицы сохранивший хладнокровие дал ей совет, который был не таким уж, на самом деле, и пустым. Находиться в состоянии войны с Фрэнком, будучи не идиоткой, она никогда не хотела и намеренно ничего для этого не совершала. - Врагом делает меня он, а не наоборот, - прошипела в ответ, наградив Ринальди мрачным взглядом.
Тем не менее, затушив сигарету, она все же вышла на улицу вместе с Майком, а по пути кивнула Хэнку и еще двум парням из охраны, чтобы последовали за ней. Что на уме у пьяного Альтиери, она не знала (хотя и трезвым он творил не меньше удивительных вещей), а потому и решила подстраховаться, чтобы он не вздумал реализовать какую-нибудь из своих чудных угроз.
На улице светало, было по-утреннему прохладно, и ей пришлось даже съежиться после теплого помещения гостиницы. Немного потоптавшись на пороге и наблюдая, как андербосс будит приснувшего за рулем Поли, она наконец решилась подойти и обратить на себя внимание, плавно захлопнув дверцу машины, в которой он собирался скрыться.
- Не хочу расставаться так, будто бы мы враги, - тихо сказала ровным тоном, смотря ему в лицо. Она выдержала паузу, не зная, что сказать еще, потому как любые ее слова и действия слишком уж часто отзывались в нем бурной яростью. - А ты? - Ощущение, что как раз-таки он ее за что-то ненавидит, преследовало уже очень давно. - Что бы ты там себе не думал, у меня не было намерения обидеть тебя своим вопросом.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-03-12 01:08:04)

+2

17

Выйдя во двор,  Ринальди облегченно вздохнул, остановился, чиркая зажигалкой.  Зажал очередную сигару между зубами, сунул руки в карман брюк, автоматически нащупывая лакированную рукоять своего глока.  Улыбнулся дюжим телохранителям, последовавшими за Ливией и Фрэнком из заведения, посмотрел на ясное утреннее небо,  живописно затканное белыми барашками облаков. Прищурился на лучики солнца, пляшущие на блестящих поверхностях запаркованных автомобилей.
То, что Андреоли позвала с собой этих амбалов, показывало, что она осознавала, что перешла по отношению к андербоссу черту, в очередной раз. Или просто опасалась его горячего нрава – и здесь хозяйку борделя надо было понять. Но ситуации этого не меняло  - надо было обговорить сложившуюся ситуацию, расставить точки над «i» раз и навсегда. Коли они оказались в «Парадизе» в этот день и час, коли не удалось провести ночь в мирных развлечениях – так тому и быть. Пора решить вопросы, связанные с властью, уважением,  взаимными претензиями, которые плодились вокруг этой двоицы -  пока в этом не погрязла вся Семья и не заговорили стволы. И сейчас, когда они наконец вдали от Фортуно и на открытом воздухе, такой момент наступил.
Находясь в зале, Майки-бой Ринальди мог любезничать, успокаивать Альтиери, болтать о всякой херне – но это не означало, что он не услышал распоряжения друга и шефа, пусть и высказанного в форме предложения. И вопрос был не в том, как он относился к Ливии Андреоли, она ему в каких-то смыслах даже нравилась. Но проблему надо было решать – а они с Фрэнком были в одной лодке и давно.
Ленивой пижонской походкой капитан южной стороны прошел в сторону машины,  залез внутрь, словно что-то ища, пока Андреоли нечто терла с подручным.  Встретился с сонным взглядом Поли Дамиани, нагнулся к нему, едва слышно шепнул – Старшой хочет потереть с Лив, за теми типами следи.  Моргнул глазом в сторону охранников. Взор Одноухого прояснился, загоревшись пониманием. Выбравшись наружу, Ринальди слегка тронул Ливию за локоток,  предлагая сесть внутрь салона автомобиля. – Ливия, не посидишь с нами минуту? Кажется,  Фрэнку хотелось бы наедине с тобой поговорить.
Приоткрыв дверь автомобиля, Майки-бой оказался по правую сторону от Ливии, как бы нависая над ней,  и, без прелюдий, начал – негромко, так чтобы его слова не достигли чужих ушей. Теперь из его голоса ушел любой намек на теплоту,  он звучал сухо, со стальными нотками.
- Ливия, ты что творишь? Позоришь андербосса организации в присутствие посторонних, в присутствие гостей из НЙ, обсуждая его семейные дела и своей невежливостью практически демонстрируя неуважение? – сказал он, пристально глядя Лив прямо в глаза – Поздравляю, теперь все Мелаграно будут  смаковать эту ситуацию. И не удивлюсь, если потом она нам сторицей отольется, из-за того что ты, блять, не можешь держать свои эмоции под контролем, а рот на замке.
Все лицо Майкла было сейчас  словно каменная маска, ни улыбки,  глаза – словно две лединки,  интонации какие-то тусклые и скучливые, даже без гнева.
- Тебе пора запомнить раз и навсегда, кто ты и кто он. Он – второй человек в  Торелли. Ты можешь его не любить, но не оказывать ему почтения и срамить на глазах «наших друзей» недопустимо.  Его слово для тебя должно быть законом. – капореджиме было досадно даже объяснять женщине такие вещи, но что поделать, если эти новые солдаты-девушки не понимали порой того, что раньше  было ясно последнему соучастнику. Видимо они, особенно такие красивые и обаятельные как Ливия, полагали,  что вечные привилегии прекрасного пола на них и в Семье распространяются – и к сожалению некоторые этому потворствовали.
- Хочешь расскажу тебе одну историю, Лив? В двухтысячных был один парнишка в Семье, Карло Морини. Перспективный такой и покровителей тоже имел, э, Фрэнк?  А андербоссом  тогда был Бруно Брокка, такой же старый,  как сам дон Антонио, чуть ли песок не сыпался. И вот этот парнишка Морини начал болтать направо-налево, что, мол, Бруно-Винт из ума выжил,   по своему дому без трусов ходит.  Очень смешным это находил, да. -  Ринальди затянулся, подмигнул Альтиери и Дамиани. Поли, знавший эту историю, закивал головой. -  Ну и потом нашли его, на помойке, в дерьмище,  с дырками такими…  Тут, тут и вот тут. –указал пальцем на лоб Ливии, потом висок и подбородок. – А язык баба его обнаружила у себя в почтовом ящике, в консервной банке. Он-то с ней в основном об этом трепался.  Весело ей было, правда? Раздраженно отшвырнул в сторону сигару – А поднимал не меньше тебя для Семьи, да, самому Фьерделиси кое-чего заносил.
Вздохнул, покачал головой.
- Никто из нас не хочет повторения таких вот печальных историй, не правда ли, Ливия? Семье они точно не будут во благо. И никому из нас.
Затем произнес уже с другими интонациями.
- Пойми, никто из нас тебе не враг. Я, например, хотел бы дружить и сотрудничать. Фрэнк раньше тебя не раз поддерживал. Но то, как ваши отношения складываются сейчас - это недопустимо.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-03-12 15:29:19)

+2

18

- Хэй, ты там проспался? - постучав по стеклу, разбудил Дамиани. Сам же Фрэнк, добавив к тому коктейлю, что внутри него находился, дополнительную порцию шампанского и коньяка, на ногах стоял еще менее уверенно, но рвения при этом покатать Андреоли, в очередной раз переступившую черту, и отдавившую ему больную мозоль, так сказать, не терял. Андербосс вовсе не считал, что это он был причиной их многочисленных конфликтов, единственное, в чем была его вина - это проявление в отношении нее слабости. Он каждый божий раз спускал ее выходки на тормозах, и этим, должно быть, создал у женщины мнение, что ей дозволено больше чем остальным. Привыкшая к тому, что ей при встрече целуют руки, она, конечно же, болезненно восприняла тот факт, что кто-то посмел проигнорировать ее королевское высочество, не ответив даже на рукопожатие. Впрочем, едва ли соучастник, коим являлся Сонни, мог сравниться по степени важности с Фортуно, перед кем она демонстративно обошла его сегодня стороной. В "чувстве юмора" же и вовсе госпоже Андреоли равных не было. То развестись ему посоветует, дескать, сколько можно мучить несчастную женщину (которая, на минуточку, была сейчас беременна третьим от него ребенком), то за столом про его потенцию сморозит. И каждый раз присутствие с ними рядом боссов или членов других организаций ее ничуть не смущало. Кажется и мыслишка в ее голове не проскальзывала о том, что это могло быть лишним и как-либо аукнуться.
На фоне того, что позволяла себе Андреоли, Фрэнк и представить не мог, что брошенная им на стройке реплика, могла так сильно ее задеть. И главное сказана она была не затем, чтобы оскорбить или унизить Андреоли - на тот момент казалось, что унизить ее еще больше, чем она это сделала сама (не без помощи Гвидо, впрочем), было просто не возможно -  а затем чтобы лишний раз продемонстрировать их любимому дону то, что женщина и гангстер - вещи совместимые лишь в постели,  но никак не в деле.
Боковым зрением, заметив подошедшую к нему женщину, Фрэнк обернулся и встретился с ней взглядом. Было очень неожиданно слышать от нее такие слова, но глянув на Майка, он понял, кто стоял за этой идеей. Ливии давались слова не просто, зная ее гордый и непримиримый нрав, Фрэнк это прекрасно понимал, но и сам отступать не собирался. Позволять и дальше Ливии хаметь уже просто нельзя.
- Садись в машину, - вместо ответов кивнул ей полезать на заднее сиденье. - Мы просто поговорим. Залезай, тебе говорю, - сказал уже настойчивее, но силой заталкивать не стал. Понять опасения женщины можно, но если бы они хотели.. Нет, не так. Если бы они собирались отвезти ее куда-нибудь в лес и там грохнуть, они бы это непременно сделали, и ручные гориллы, которых она таскала за собой, ей бы не помогли. Врагами они с Ливией за редким исключением расставались на протяжении всего последнего года, и в прошлые разы ее это, кажется, не сильно напрягало.
- И тем не менее ты оскорбила меня своим вопросом, еще и перед лицом наших друзей из Нью-Йорка, - выбросив в куст сигару ответил стальным тоном на ее "не нарочно". - Моя семейная жизнь и мои отношения с женой - это повод для шуток? А, Лив? Это так смешно? Запомни раз и навсегда, все, что касается моей семьи, тебя волновать не должно.
Дав слово своему лучшему другу, Фрэнк и сам поражался тому, что в их время солдатам приходится вдалбливать в головы эти истины. Не очень давно он и с Агатой вел подобный разговор, и там во главе угла стояла тема об уважении к старшим, в принципе с тех пор испанка стала позволять себе куда меньше и рта своего лишний раз не раскрывала, чего не скажешь о Ливии... Как и многие женщины Андреоли отличалась болтливостью и не умением отвечать за свои слова.
Упомянув старого андербосса, друг, конечно, не самый лестный пример привел, но что касалось сути - сказал он все верно. Репутация - это наиболее ценное, чем дорожили итало-американские гангстеры, и поэтому даже невинная на первый взгляд шутка могла перерасти в серьезный конфликт и стать причиной нескольких дыр в теле.
- Мне казалось, что мы выяснили наши разногласия. Или нет? - Решил напомнить то, как именно ее поддерживал. - Мы с Майки жопу рвали, разбираясь с теми черными. Деньги тебе вернули за тачку. А ты блять даже в клуб прийти к нам нужным не сочла, несмотря на то, что мы тебя приглашали. Из раза в раз демонстрирует нам свое неуважение, а? - переглянулся с друзьями. Учитывая сколько Фрэнк выпил, говорил он еще вполне дружелюбно.

Отредактировано Frank Altieri (2015-03-12 22:31:36)

+2

19

Остается ли выбор, когда андербосс и капитан организации настоятельно приглашают тебя к себе в машину для разговора? Можно попробовать, конечно, отказаться, прикрывшись охранниками, но в сложившейся и без того напряженной ситуации наверно это был бы не самый лучший выход. Поэтому, стиснув зубы и уже приготовившись к худшему, Ливия, приподняв подол платья, забралась на заднее сиденье и сухо поприветствовала Поли. Мысли, надо признать, появились самые что ни на есть пугающие. Ничто им не мешало дать по газам и отвезти ее в путешествие, из которого не возвращаются. Стоит ли говорить, что остатки алкогольного хмеля улетучились вместе с осознанием того, что, возможно, она доживает сейчас последние минуты своей никчемной жизни. Еще и вынуждена напоследок послушать нравоучения о том, какая она неуважительная дрянь. Внешне, впрочем, потерю самообладания Ливия демонстрировать не хотела и надеялась на то, что ее прерывистое дыхание заметно не сильно. Слава природе, что хотя бы бешеное биение сердца слышать уж точно никто не мог.
- Да не трогаю я твою семью, - с нетерпеливым вздохом отвела глаза на фразу Фрэнка и ладонью попросила притормозить эту тему. - Успокойся. Я же извинилась.
Подобные слова давались ей, и правда, с большим трудом. Извиняться, как и чувствовать себя виноватой, Ливия терпеть не могла и буквально через себя переступала, позволяя сейчас вывалить всю эту тираду себе на голову. Но еще сложнее было отвечать, сохраняя выдержку, не повышая тон и не набрасываясь на Фрэнка с ответными обвинениями. А уж претензий к нему у нее накопилось воистину несметное множество! И если бы не присутствие Майка и Поли, они бы все сейчас обрушились на него таким бурным шквалом, что наверное он бы обалдел.
- Поли в стельку пьян! - прошипела возмущенно на заявление о том, что она якобы оскорбила Альтиери перед представителем нью-йоркской семьи. - Он на утро и не вспомнит ничего. Если вообще услышал мой вопрос. Я уж не говорю об уснувшем Джимми!.. Но ладно-ладно, признаю, я сказанула лишнего, - дабы не поднимать еще большую бурю, свои возражения решила закруглить, а заодно и затушить разгоравшееся в ней негодование.
По правде, она и сама не знала толком, зачем из раза в раз цепляла Фрэнка, и как дошло до того, что это чуть ли не стало автоматической реакцией на его присутствие. Ее проблемы с Альтиери уходили корнями в прошлое, произрастали прежде всего из личного, и оттого решить их сейчас было не так уж и просто. Ей бы хотелось верить, что все началось с пощечины, за которую она его возненавидела, но если уж быть честной, то задел он ее куда раньше, как-будто не специально выведя на сумбурные и непонятные эмоции, окрашенные, впрочем, не только темными оттенками, и продолжил, собственно, это делать, волею судьбы то появляясь, то исчезая на горизонте.
Именно эти эмоции и не давали ей хладнокровно сносить семейное благополучие такой зазнавшейся сволочи, как Фрэнк, который с высоты своего раздутого эго думал, что ему позволительно дергать ее, то приближая своими извинениями, то отдаляя очередным неожиданным унижением. В его семейном счастье Ливия видела вселенскую несправедливость и не понимала, за что на него снисходит такая благодать в виде любящей жены и благополучных детей.
Тираду Майки она слушала молча, чувствуя себя какой-то гребаной школьницей на ковре у директора. Все то, что он лил ей в уши, может и имело смысл, но он терялся за тем одним большим фактом, который стоял поперек всех правил Коза Ностры: Фрэнк изначально отнесся к ней не как к солдату, а как к женщине, пренебрегая всяческими деловыми и Семейными отношениями. Именно с этого началась та кутерьма, которую они до сих пор и расхлебывают.
Она недовольно дернула головой, когда Ринальди в ходе нравоучительного рассказа начал тыкать ей в лицо своими пальцами, что было откровенно неприятно. Очередные завуалированный угрозы она поняла, пусть не беспокоятся. Только и провоцировать ее тогда не надо, заявляясь в ее заведение, сначала по-хамски загаживая ей порог и швыряя в стенку бокал (да, она и этот жест пьяного Майки наблюдала), а потом демонстративно и намеренно с размахом потроша ее закрома. Или такое поведение должно в ней бурю уважения вызывать?
- Я тебя поняла, - тем не менее спокойно сказала Ринальди, когда он замолчал. Думая, что проповедь на этом закончилась, она уже хотела было вылезти из машины, но слово взял на себя Альтиери, и понеслась опять эта геройская история про помощь, которую он будет припоминать ей наверное всю жизнь. И зачем она только на нее согласилась! Идиотка. Да знает она, для чего он все это затевал! Чтобы в постель ее затащить и руки в карманы Парадиза запустить, а не по какой-то другой причине! И когда не вышло, у него снова пошла на нее озлобленность, которая вылилась сначала в дурацкое оскорбление от непринятых денег, а затем в то унижение на стройке. От лицемерия мужчины, в которое он кажется и сам поверил, стало аж противно.
- Я разве вас недостаточно поблагодарила? - сцепив зубы, глянула на Фрэнка. - Я была искренне признательна и в тот вечер, - когда они отмечали провернутое дело в Парадизе, - и потом, когда оставила деньги черных вам, в знак благодарности опять же, а не оскорбления, - за которое принял это горделивый андербосс. - Я и считала, что разногласия улажены, пока не услышала твоих слов на стройке, которые все перечеркнули и открыли мне глаза на то, как ты ко мне на самом деле относишься, - выпалив в сердцах, она осеклась, не желая вообще-то вспоминать те злосчастные события и уж тем более переходить на выяснение личных отношений при Майке и Поли. Хотя они наверняка знали многое и вполне возможно даже думали, что между ними с андербоссом что-то все-таки было, и одна мысль об этом делала весь этот разговор еще более унизительным. - В общем, не важно, - нервно тряхнула головой, пытаясь вернуть себе невозмутимость. - Я еще раз приношу свои извинения, окей? - что им еще нужно было от нее услышать? Как она раскаивается? Может, еще заплакать им на радость? Подобрав платье, она стала вылезать из машины. Они ведь выпустят ее?
Внутри, как всегда после бесед с Альтиери, клокотала злость. Из раза в раз, преподавая свои, так называемые уроки, он все больше настраивал ее против себя, а в ответ еще требовал какого-то там уважения, ни капли не раскаиваясь в своих поступках сам и даже, кажется, не замечая их досадности.

+2

20

- В том, что произошло на стройке – уж точно вины Фрэнка не было.  – заметил Ринальди, наблюдая в окно за охранниками Парадиза.  Быть может, он был  и отчасти лишним при разговоре Фрэнка и Ливией, в их прошлом было слишком много различных личных моментов, которые им следовало бы с глазу на глаз перетереть. Ну или так, возможно, считала Андреоли, андербосс-то делился с лучшим другом всем. Когда они закончили обмениваться репликами, Майки-бой поднял вверх руки. – Все, все, ребята, мир.  Давайте просто к друг другу все в дальнейшем вести уважительно и не допускать недоразумений, особенно при чужих…. Ну, относительно чужих…   Усмехнулcя словам Андреоли о Фортуно-младшем – Он хоть и пьян, но все сечет, не заметила,  как он момент, что отцу пора баю-баюшки, отследил? У него мозги будьте-нате работают, знаешь сколько денег зарабатывает? Те, кто принимали мафиозного кронпринца за простачка-гуляку, сильно ошибались – свои интересы он отстаивал прямо-то с волчьей решительностью и хитростью лиса.  Пусть ему порой не хватало опыта, но перспектива –то была.
Открыл дверь, выпуская  Ливию. Потом даже пошел ее проводить до дверей Парадиза. Остановился, посмотрел на нее. Потом с несколько неловким видом почесал в затылке, теряя на минуту свой обычный самоуверенно-франтоватый вид.
- Лив, это… - сказал он очень тихо, пока Дамиани, ругяясь, пытался завести свой джип – странное дело, но «рэйнджроверы» при своей освежающе высокой цене  и хваленых технических характеристиках,  ломаются довольно часто. Вот и движок этого монстра начал барахлить уже на первом году после покупки. – Если я говорил резко, не обижайся. Я это делал не потому, что плохо к тебе отношусь, а потом что так было надо. Я желаю только добра – а добро в этом случае в том, чтобы твои отношения с андербоссом не дошли до роковой точки. Уж поверь мне, этого не нужно никому.
Странное дело, почему-то, притом, как он нередко сердился на Ливию за ее дерзкие выходки и хотел ее проучить за них – сейчас он чувствовал некую неловкость. Все было довольно просто – то, как он поступил, было естественно бы по отношению к  зарвавшемуся «своему парню».  Но по отношению к женщинам и девушкам он привык себя вести иначе.  Можно наорать на обнаглевшего соучастника, можно поглядеть как его макнут головой в унитаз, приставят к башке пистолет,  отдубасят по почкам – когда это дюжий парень в кожаной куртке и спортивном костюме. А представьте себя в такой же роли по отношению к женщине или ребенку?
Возможно, в этом была еще одна серьезная психологическая ошибка Гвидо.  Допуская представительниц прекрасного пола в их грязный и суровый бизнес, он по сути ставил их на месте мужчин и, тем самым, предписывал по отношению к ним мужскую линию поведения. И тем самым наносил сильный удар по той, рыцарской, части итальянского характера, который диктовал по отношению к женщине, тем более красивой, внимание, учтивость, некоторую снисходительность к ее промахам.  Порождал раздвоенность в отношениях и сознании.
- Спасибо, что приняла и угостила нас. И да, приезжай в «Dollz», может тогда и договоримся об обмене девочкам. -  гангстер видел, что Ливия зла на них и вряд ли бы сейчас восприняла адекватно его слова, что удивительно, в этот момент вполне себе искренние. Но он сказал то, что надо было сказать, ему почему-то не  хотелось сейчас расставаться уж в полной враждебности. Хотя возможно через полчаса он будет все воспринимать по-иному –  Всего хорошего.
Пошел обратно к машине,  сел на переднее сидение. Обтер лоб рукой.
- Ну что, по домам? Навеселились на сегодня.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Встретимся в раю