В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Встретимся в раю


Встретимся в раю

Сообщений 21 страница 22 из 22

21

Интересно, а с ним она позволяла себе так разговаривать тоже из осознания того, что андербосс в стельку пьян? Вполне возможно Фрэнк и не вспомнит этого разговора, все верно, но менее опасным он от этого не будет, хотя бы потому что под тем же градусом, да еще и наркотиком у Альтиери помимо языка могли развязаться еще и руки. Он и трезвым бывало, странные и неожиданные вещи творил, а на пьяную голову и вовсе сознание было способно отключаться. Должно быть, женщина осознала это все-таки, оставшись с ними наедине без своих охранников, раз более не скалила зубы, а соглашалась с тем, что ей говорили, и даже вину свою признала, пускай это и стоило ей усилий.
Впрочем, как ни старалась, одну из претензий она все же высказала в лицо андербоссу, притом весьма горячо, упомянув эпизод на стройке от которого, по всей видимости, отойти до сих пор не могла.
- А как я к тебе отношусь? – Раздраженно выпалил в ответ на наезд. Был ли прав Гвидо, сказав ей тогда, что Фрэнк относился к Ливии как к ничтожеству? То, что он вообще произнес это, понятное дело, правильным не было. А что касалось истинности его слов? Со стороны, возможно, все и выглядело не лучшим образом, но в действительности говоря сам за себя, Альтиери вряд ли мог бы сказать, что считал Андреоли ничтожеством, либо ненавидел ее. Фрэнк бывал на нее зол, она не раз выводила его из себя, однако ненависти к ней он не испытывал. Ненависть – слишком сильное чувство, а ведь ни один из них не сломал жизнь другому... Андербосс однозначно хотел к ней относиться как к женщине, но обстоятельства, включая морщинистое недоразумение, ставшее у руля их Семьи, заставляли воспринимать ее еще и как солдата, что было для Фрэнка взаимоисключающим, и тут у него случались замыкания. – Я всегда считал, что тебе не место среди всего этого дерьма, которое нас окружает, но ты сама захотела стать его частью. И как тебе? Нравится? Думаешь, остальные хлебают его меньше? Деньги поднимаются наверх, дерьмо сливается вниз – это суть нашей организаций. – К слову дерьма, о котором упомянул Фрэнк, на ее голову сыпалось гораздо меньше, чем на головы остальных солдат. Та небольшая порция, которую периодически вываливал на нее андербосс или же свалил на стройке Гвидо,  и в сравнение не шла с той, которую хлебали мужчины. Альтиери и с Поли, того который сидел сейчас на переднем сиденье и грел уши, требовал денег, бывало и в грубой форме, и убивать того посылал и трупы за собой убирать. И устрой Дамиани хоть одну истерику, такую бы оплеуху получил, которая Ливии бы и не снилась. Ей всегда делали скидки на то, что она женщина, и она сильно ошибалась, что с отношением к ней как к солдату, от нее бы требовать стали меньше. Все как раз наоборот было. – На стройке не я устроил то представление, и поверь, наблюдать за ним мне понравилось не больше твоего. Что ты хотела, чтобы я там сделал? Увел тебя? Или пристрелил вместо тебя того хрена? Мы из-за тебя итак достаточно правил нарушили, приняли в Семью. Хочешь, чтобы еще и приказов босса слушаться перестали? – Или войну с ним развязали? Учитывая возникавшие между ним и Гвидо разногласия, в частности в вопросе женщин, которые, по мнению андербосса разрушали их организацию, вариант этот был не таким уж маловероятным.
Фрэнк, в общем-то, понимал, что и вины Ливии в том, что произошло на стройке, не было, как не было ее вины и в том, что она стала частью дела, которое не просто так считалось мужским. Ее практически с ходу приняли в Семью без должной проверки, тогда как Фрэнку или тому же Майку потребовалось на это десять лет. И сейчас они видели, что женщина не справляется. Удивительно? Ни сколько. Ливия не была «солдатом Джейн» и близко, чтобы переносить тягости «службы» наравне с мужчинами. Пора бы ей и Гвидо это понять.
- Ты бы сама уже ответила, как именно я должен к тебе относиться? Ни как женщину, ни как солдата ты себя воспринимать не даешь. – И друзья из них при всем желании не получатся. Будь он трезвым ничего из этого в присутствии Майка или Пола, какими бы друзьями они ему не были, Фрэнк говорить не стал бы. В том что между ними происходило и в самом деле было много личного, того о чем стоило поговорить с глазу на глаз. – Ладно, уматывай уже, - махнул на нее рукой, не став ничего отвечать в ответ на ее извинения. Произнесла она их так словно, одолжение ему сделала. Все остальное, что касалось женщин в рядах организации, ему обсуждать также уже осточертело.
Дождавшись, когда Ринальди вернулся в машину, он, отвернувшись к окну, разве что головой утвердительно кивнул. Хотелось домой.

+1

22

Ее как раз и обижало больше всего то, что Альтиери постоянно топчет ее на глазах у других. Случись это все наедине, она бы, может, и не придала его словам, произнесенным на стройке, такого уж большого значения, но Фрэнк предпочел в очередной раз продемонстрировать свою насмешку перед всеми, а потом еще возмущался, почему она платит ему той же монетой. Возможно, где-то она и правда перешла черту, но Фрэнк все же переступил ее гораздо раньше.
С пренебрежением - вот, как он к ней относился, или во всяком случае хотел, чтобы это выглядело так. Вслух этого, впрочем, она не сказала, дабы не поднимать очередную волну полемики на этот счет. Неужели он и впрямь считал их отношения нормальными? Или она должна мириться с тем, что живет от удара до удара и реагировать так, будто все это в порядке вещей?
- Было бы вполне достаточно того, чтобы ты просто не кидал там свои насмешки мне в лицо, - резко взглянула на него, но тон сдержала, сделав над собой заметные усилия. - Тебе ведь неприятно слышать мои? Так может, пора попробовать общаться нормально?
Ливия прекрасно понимала, что останавливать Монтанелли никто бы не стал. Тогда на стройке она, конечно, придерживалась других взглядов на все происходящее, и ее душа требовала, чтобы все это представление немедленно прекратил хоть кто-то из присутствующих, но сейчас, когда эмоции уже поутихли, она отдавала себе отчет в том, что на месте мужчин поступила бы так же, ведь перечить дону, который уже и так убрал достаточно людей на своем пути, себе дороже. В конце концов, возразить ему в той ситуации не могла и она. Что было бы, откажись она убивать Грэга? Ощущение было такое, что рядом с его трупом в таком случае лег бы и ее собственный. Трусом ведь у них в организации слыть было не по чести... Но что сделано, то сделано. О событиях на стройке Ливия мечтала забыть, как о страшном сне. Правда, получалось это пока слабо. У нее до сих пор иногда при виде плохо прожаренного мяса в сознании вспышками мелькало то кровавое месиво, которое вытекало из головы убитого ею Грэга... Как скоро она сумеет избавиться от этого и сумеет ли вообще?
Не им было, к сожалению, определять, где ей место: среди этого дерьма или другого. Сложилось так, как сложилось, и Ливия предпочитала не думать много о том, что могло бы быть, поступи она в свое время иначе. Как известно, история сослагательного наклонения не терпит, и надо учиться жить в тех обстоятельствах, которые предлагает судьба.
Финальная же фраза андербосса прозвучала как контрольный в голову уже ей. Она должна советовать, как к ней относиться? Приняв это за намек на то, что она не состоялась ни как солдат, ни как любовница, а стало быть, и интереса в нормальном общении уже не вызывала, Ливия отвернулась:
- Определяйся сам, - бросила напоследок, вылезая из машины вслед за Майком. - Пока, - сказала она последнему, очутившись на улице, и двинулась было к дверям, но Ринальди ее внезапно притормозил. Вид его, несколько смущенный и неловкий, надо признать, удивлял. Но еще больше поразили, конечно, произнесенные мужчиной слова.
- Вау, - удивление шепотом слетело и с губ Андреоли, безо всяких насмешек, абсолютно искреннее. Видеть таким Майка приходилось нечасто, а быть может, и вообще никогда. Куда это подевалось его пижонство, которое она так любила высмеивать? Стоит сейчас перед ней ну просто как настоящий скромняга. А уж если вспомнить, как только что этот скромняга кормил ее чудными историями про отрезанные языки, то брови сами собой поползут вверх от такой перемены. Ничего не скажешь, умение лавировать меж двух огней было одним из самых лучших качеств в Ринальди. Быть может, Ливия часто за это самое качество его и недолюбливала, принимая это за некоторое лицемерие, но не признавать его полезности не могла. - Я на тебя не обижаюсь. Дело не в тебе, а в нем. А может, в нас обоих... не знаю... - она вздохнула, отводя глаза в сторону гостиницы. Ощущение было такое, будто бы ее испили до дна. Непомерная усталость от бессонной ночи и эмоциональное напряжение, которое все еще сдавливало грудь, не давали ей возможности сказать Майку что-то более внятное.
- Я заеду, спасибо, - автоматически кивнула, выжимая из себя улыбку. Сейчас она меньше всего думала о том, когда состоится обещанная индивидуальная экскурсия по пафосному клубу Ринальди и состоится ли она вообще. Но надо отдать Майку должное, его слова все-таки немного загасили бурные впечатления от пережитого вечера. - Счастливо добраться.
Она кивнула охранникам, приказывая уходить с улицы, и, не обернувшись, твердой походкой и с неизменно задранной кверху головой скрылась в своем дворце порока и безнравственности.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-03-20 00:39:16)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Встретимся в раю