Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » war on the Olympus


war on the Olympus

Сообщений 1 страница 20 из 42

1

- дата: 1298 гг. до н. э.
- место: Верхний Олимп, позже земля Эллады

Одержимый жаждой власти царь Гиперион хочет уничтожить род людской и низвергнуть богов. С помощью Эпирского Лука, сделанного руками бога войны Ареса. Боги созывают совет, где должна решится судьба людей. Будут ли боги помогать им, или им придется самим защищать свое государство. Боги Олимпа сильны, но для данного решения нужны разные взгляды и способность спокойно мыслить. Зевс принимает решение созвать всех богов и узнать каждое мнение по причине Царя, который не щадит ни детей, ни женщин. На собрание собираются все, однако давняя война Афины и Ареса заставляет богов разделится. Каждый считает что лишь он прав. Посейдон не может простить Афине отобранную Аттику, коей он так хотел обладать, Афина не может простить Аресу создание опасного оружия. Аид и Персефона осуждают друг друга. Между богами вспыхивает настоящая война, готовая перерасти в огромное сражение на земле Эллады, где итак благодаря Гипериону текут реки крови и слышны крики.

http://se.uploads.ru/H43xr.png


пояснения нужные к игре

Эпирский лук, или Лук Апполона - оружие, которое было подарено юным Гермесом Апполону. Данные оружие предназначалось богу войны, коим он хотел выиграть войну между Титанами и Богами, но в битве лук был утерян, его местонахождение неизвестно.
Царь Гиперион - персонаж древнегреческой мифологии, сын Приама от наложницы.
Приам — персонаж древнегреческой мифологии, последний царь троянский, сын Лаомедонта и Стримо, шестой по счёту царь Трои; правил 40 лет.
Спор за Аттику - Миф о споре Афины с Посейдоном. Рожденный самой Землей получеловек-полузмей Кекроп основал в Аттике город. Был он расположен на высоком холме с крутыми обрывистыми склонами. И сразу заспорили между собой дочь Зевса Афина и брат его владыка морей Посейдон. Кому из двоих стать покровителем города?.. Решили боги так: кто сделает жителям лучший подарок, тот и победит в споре. Ударил трезубцем по скале Посейдон – забил источник. Вот это подарок! Все знают, что мало воды в Аттике. Но попробовали ее и усмехнулись: была она горько-соленой. Воткнула в землю свое копье Афина, зазеленело оно и превратилось в оливу. Никто прежде не видел в Аттике таких деревьев. Все признали дар Афины лучшим… Вот почему греки считали Афину покровительницей Аттики, а название города Афины связывали с ее именем.

Очередность постов:
- Frederick Klemente [Zeus | Зевс]
- Callisto Ribalta [Athena Pallas | Афина Паллада]
- Fox Virgin [Gera | Гера]
- Jared Gale [Hades | Аид]
- Terra Kaas [Persephone | Персефона]
- Balthazar di Stefano [Poseidon | Посейдон]
- Helen Hamming [Aphrodite | Афродита]
- Gregory Marshall [Hephaestus | Гефест]
- Alfred Gideon [Hermes | Гермес]
- Phoebe White [Hecate | Геката ]
- Roxana Crawford [Artemis | Артемида]
- Momo Honda [Erato | Эрато]
- Rex Tyrell [Ares | Арес]


Условия следующие. Устанавливается порядок, если пост от персонажа не приходит в течении двух суток, автоматически отвечает следующий. Выпавший персонаж может подключится позже. Разрешены грубые выражение и основным условием это игра по канону, изменения  (совсем маленькие) возможны в том случаи, если их одобряют все участники квеста.
Посты: первые посты от 3000 до 7000 знаков, далее от 3000 до 5000 знаков. Особое внимание просим уделить описанию персонажа в первых вводных постах. Если есть картинка одеяния можете прикрепить ее. Так же просьба игроков читать внимательно посты.

Отредактировано Callisto Ribalta (2015-03-13 13:40:58)

+3

2

[NIC]Ζεύς[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/YCgOG.gif[/AVA]

Важно не просто жить, сын мой, — это слишком легко… Надо жить праведно… ©

Зевс Громовержец
http://www.pravtaganrog.ru/wp-content/uploads/2009/01/27333308_6b776827725b25b14b9c2f9eca1afb05.jpgЧеловеческое обличие
http://firepic.org/images/2015-03/07/mlgswhcf3aih.jpg

Зевс (др.-греч. Ζεύς) — в древнегреческой мифологии бог неба, грома и молний, ведающий всем миром. Главный из богов-олимпийцев, третий сын титана Кроноса и Реи. Брат Аида, Гестии, Деметры и Посейдона. Жена Зевса — богиня Гера. Отец богов и людей.

Атрибутами Зевса были: эгида, скипетр, щит и двусторонний топор (лабрис), иногда орёл; местопребыванием считался Олимп (Зевс-Олимпиец). Зевс мыслится «огнём», «горячей субстанцией», обитая в эфире, владея небом, организующее средоточие космической и социальной жизни.

Кроме того, он распределяет добро и зло на земле, вложил в людей стыд и совесть. Зевс — грозная карающая сила, иногда его ассоциируют с судьбой, иногда — сам выступает как существо, подвластное Мойрам — судьбе, року. Он может предвидеть будущее. Он возвещает предначертания судьбы с помощью сновидений, а также грома и молний. Весь общественный порядок был построен Зевсом, он покровитель городской жизни, защитник обиженных и покровитель молящих, подарил людям законы, установил власть царей, также охраняет семью и дом, следит за соблюдением традиций и обычаев. Ему повинуются другие боги.

Традиционно Зевс изображается как мужчина зрелого возраста с благородными чертами лица, обрамлённого густыми локонами.
В произведениях более поздних художников, в особенности мастеров Нового времени, он — персонаж любовных историй, обманывающий женщин и принимающий множество обличий.

За информацию спасибо - wiki


[audio]http://prostopleer.com/tracks/45735433zBi[/audio]На Элладу надвигался мор.
Мои дети существовали в мире и содружестве много веков. Они строили целые поселения и создавали новые торговые пути. Человеческий род был обречен на эволюцию, он плодился и воздвигал новые города. Нам приносили жертвы и молились. Мы были нужны им, ведь человечество привыкло верить. Но, однажды в воздухе запахло войной. Поползновения о жажде Гипериона дошли и до Олимпа...

Я - Зевс Громовержец. Сын титана Кроноса и Реи; брат Аида, Гестии, Деметры и Посейдона; муж Геры; отец богов и людей. Моя безграничная любовь к детям не знает меры и я спустился в Элладу, приняв облик благородного мужа. Я узрел то, чего опасался больше всего. Алчность и жажда крови ослепила их. Ненависть поселилась в сердцах моих детей...

Скрывая благородные и строгие черты лица под балахоном, в обличии мужа, отец человечества скитался по Элладе. Слухи, они попадали в жилые дома, слетали с уст его детей и наполняли целые площади.
Он наблюдал за ними, скрывая истину. Опасаясь зарождения ярости и жажды войны в их сердцах. Он любил их той безумной отцовской любовью, что порой ослепляет. Дал им жизнь, вдохнув в них совесть. Они взывали к нему, к его детям и братьям. Но, пришли те времена, когда вера людей в богов начала иссекать, а жертвенники и храмы пустели.
Времена страшные, вещающие скорое пришествие жестокости, рек крови и гибели всего, что он так любил...

Он слышал, как говорили о Гиперионе. Смотрел на людей бездонным и серьезным взглядом, поджав губы. Ковались мечи и топоры. И тогда он услышал об новом оружии, сделанном руками его любимого сына Ареса. Эпирский Лук.
Арес, сын мой, зачем? Развернув лошадь, муж продолжил скитания по земле греков. Он знал, что пылкий норов его сына практически невозможно укротить. Знал, что царь Гиперион был ослеплен той силой, что порождает слепое безумие глупцов идущих войной на других. Люди начали взывать к Аресу, обойдя стороной других. Они бредили сталью клинков и пьянели от аромата человеческой крови. Не было сомнений, что все это вдохнул в сердца греков именно бог войны. Он наделил их алчной жаждой, дал им храбрость и отвагу, затмив рассудок.

На Элладу надвигалась буря. Он чувствовал ее, ощущал и видел скрытое от своих детей. Эта буря могла уничтожить все, снести на своем пути и сжечь не одно поселение, убить не одну сотню людей. Сила, что не щадила никого. Ни людей, ни богов. А страшнее было, это ... его отец Кронос. Заключенный в Тартар, он был лишен власти, но Зевс опасался, что однажды тот сможет вернутся. Чувствовал ярость отца, вырывающуюся на поверхность земли из самых глубин мрака и бездны.
И тогда, Громовержец решил созвать своих детей и попытаться вразумить Ареса. Конечно, он знал о всех спорах богов, да и сам не раз затевал их, как минимум с Посейдоном, его братом. Возвратившись на Олимп, Зевс призвал самого быстрого и ловкого сына - Гермеса, дабы тот созвал всех богов-олимпийцев.

И уже сидя на троне, он знал, что сегодняшнее решение изменит судьбу не только людей, но и богов тоже. Поглаживая бороду, бог находился в глубокой задумчивости. Даже сейчас, после стольких вестей о оружии Ареса, он не смог перебороть в себе эту отцовскую любовь. Но, и к роду человеческому это чувство было не меньшим.
Порядок, что был выстроен Зевсом, держался на тонкой ниточке, которая могла оборваться, принеся взамен хаос. Весы, которые медленно и плавно перевешивались в сторону зла. А так не должно было быть. Ведь тогда все созданное им канет в бездну и освободит Кроноса.
Наступит тьма, что поглотит вселенную, включая и богов самих. И это начало конца...


Задания для детей и братьев. Первый круг.
Каждый круг они будут обновляться по мере прохождения сюжета.
P.S.: Зюся добрый и любит своих отпрысков.

http://firepic.org/images/2015-04/02/jkg4wp8zynf7.jpg
.1. Для всех первое задание одинаково и является бонусом-плюсом к вашему посту. Считайте его основным на этот круг.
Описать и раскрыть характер своего Бога (Богини) в первом круге, уделить внимание внешнему виду и передать настроение и дух. Все это оценивается для всех и каждого - 100 драхм (сакр.);
.2. Деятельность вашего Бога, его влияние на жизнь людей. Сборы на Олимп.
А здесь, по желанию игроков можете описать прямые обязанности каждого, кто чем занимался на тот момент, когда Зевс принимал решение собрать всех на совещание - 200 драхм;
Так же, не забудьте упомянуть, что все собираетесь уже по приказу Зевса - здесь "+" в карму от братьев и сестер.

Справились:


Frederick Klemente (Зевс)
Callisto Ribalta (Афина)
Fox Virgin (Гера)
Jared Gale (Аид)
Terra Kaas (Персефона)
Balthazar di Stefano (Посейдон)
Helen Hamming (Афродита)
Alfred Gideon (Гермес)
Roxana Crawford (Артемида)
Jamie Frost (Аид)
Philipp Castaldi (Гипнос)

[SGN]http://firepic.org/images/2015-04/02/qng8zq7jsr19.gif[/SGN]

Отредактировано Frederick Klemente (2015-04-05 18:43:47)

+12

3

В дни мира сыновья хоронят отцов, в дни войны — отцы хоронят своих сыновей. ©


http://se.uploads.ru/kyog8.png

Aфина Паллада (Παλλάς Άθηνά) — древнегреческая богиня войны и победы, а также мудрости, знаний, искусств и ремесел, принадлежала к числу верховных божеств и почиталась на всем протяжении древнеэллинского миpa. Афина символизирует собой ясность эфира, небесную силу, управляющую молнией, облаками и светилами, оплодотворяющую поля, порождающую все живое и воспитывающую человечество. Афина легко отличима от других древнегреческих богинь благодаря своей необычной внешности. В отличие от других женских божеств, она так же использует мужские атрибуты — одета в доспехи, держит в руках копьё; её также сопровождают священные животные. В данное обличье обращается в военное время.
- шлем (как правило, коринфский — с высоким гребнем)
- эгида (щит), обтянутая козьей шкурой и украшенная головой Горгоны Медузы
- появлялась в сопровождении крылатой богини Ники
- олива — священное дерево древних греков
- сова (символ мудрости)
- змея (также символ мудрости)


На заре времен, когда боги вели войну между собой, в желании завоевать  место на Олимпе, лилась кровь. В этой войне победителей нарекли богами, а побежденных титанами. Тогда никто из ныне живущих и правящих на Олимпе богов, не мог подумать, что придёт человек, чье жестокое сердце захочет низвергнуть их и захватить не только Элладу, но и весь мир с помощью некогда созданного Аресом оружие. Это оружие не что иное, как лук. Кто-то знает его как эпирский лук, а кто-то как лук Апполона. Лук, обладающий могущественной силой, был подарен ему юным Гермесом, который украл его у Ареса, чья жажда войны была настолько велика, что он решил выиграть войну между титанами и богами с помощью оружия невиданной силы, однако в пылу сражений лук пал на землю и был утерян.
Царь Гиперион был жестоким правителем, который не щадил ни детей, ни женщин. Он искал это оружие, уничтожая города и оставляя лишь рабов, которые работали в соляных шахтах. Это все слишком беспокоило Афину. Не любительница жестоких расправ, одна из мудрейших видела в этом ужасе вину богов. Они позволили думать Гипериону о том, что он может низвергнуть их. Каждый день, с начала этой жестокой и кровопролитной войны Паллада выходила на край Олимпа и смотрела на землю. Кровь, страх, ужасы, все это заставляло богиню вздрагивать. Во всех бедах, что происходили на земле Эллады она винила скорее Ареса, нежели  пантеон. Для нее бог войны всегда был самым ужасным богом, кои появились на Олимпе. Не раз интересы Афины и Ареса сталкивались. Бог войны, мечтающий проводить побольше войн, и богиня справедливой войны и стратегии, мешающая происходить этим войнам. Она была костью в горле Ареса и это Паллада понимала как никогда.
Каждый день Афина ощущала груз на сердце все больше. Сутками, часами, минутами люди молили богиню помочь им, и каждый раз ей приходилось отвечать молчанием на их молитвы. Она ощущала себя убитой. Люди гибли, а она по приказу отца не могла спуститься к ним в такой сложный час. Ступая сейчас по мраморному белоснежному полу, Афина знала, что сегодня, наконец, отец услышал ее зов, услышал ее мольбы о том, что в такой сложный период боги должны решить что делать и попытаться сплотиться с людьми. Если руки Царя дойдут до Эпирского лука, то он сможет уничтожить народы, сможет покорить весь мир и тогда боги сгинут, как сгинул Кронос в пещере под горой Тартар.

http://se.uploads.ru/z3Ied.gif
http://se.uploads.ru/YAiPj.gif

На Олимпе было тихо. Каждый шаг девушки отдавался эхом по коридорам, по ступеням, и рассеивался где-то в самой дальней комнате. Облаченная в золотое платье, с короной на голове, а не с лавровым венком как привыкли изображать богов греки, она ступала по ледяному камню, словно огонь касался льда. Ее длинные пшеничные  волосы лежали на плечах, глаза, которые раньше были нефритового оттенка, с яркими золотыми вкраплениями и черным ореолом, стали темного цвета и были полны боли и отчаяния. Она знала, что если не остановить то, что сейчас происходит, то временам богов придет конец. Люди перестанут верить в них, и забудут о том, что защитники их не на земле, а на небесах. Проходя в огромный зал, где на троне восседал обычно Зевс, девушка оглянулась. Неужели боги еще не явились, ведь это тема, которая должна быть поднята, сегодня важна как для людей, так и для них. Хотя для кого по правде это было важно? Аид радовался количеству работы, Арес радовался войне, и только Афина ощущала страдания. Она ощущала, как теряет силы, как теряет людей, которые так сильно верили в нее, и к которым она не пришла на помощь в минуты отчаяния и боли. Она подорвала веру в себя, но приказ Зевса на то и приказ.

- Я думала они придут быстрее. Неужели их не заботит судьба Эллады?! – произнесла Афина своим далеко не миленьким и сладеньким голоском. Ее голос не был похож на птичье пение, но и не был груб. Он был громкий, четкий. Зевс был ее отцом, и, не смотря на то, что она все-таки появилась на свет, смерть своей матери она ему не простила. Иногда ей нужен был совет женщины, а приходилось идти к Зевсу, и ее отца явно не совсем заботили проблемы дочери. Конечно же, у громовержца было много дел, но иногда Афине хотелось, чтобы он был настоящим отцом, чтобы заботился, а в последнее время их отношения стали сложнее. Паллада всегда была советчиком Зевса, и помощницей, но сейчас все становилось куда более сложнее и тяжелее, чем должно было бы быть.
- Ты же знаешь отец, они тоже зовут тебя. Ты слышишь их молитвы, так почему ты отвернулся от них? Почему не позволяешь мне спустится туда и сражаться среди людей? – сделала шаг Паллада к отцу, пока в зале еще никого не было. Ей хотелось просить его, чтобы он дозволил ей помочь людям, но злить итак напряженного Зевса было опасно. Он молчал, словно ее слова были ничем, и он не обратил на них внимание. Уже через несколько минут послышались шаги. Они были достаточно легкими, и такими знакомыми. Афине не надо было поворачиваться, чтобы знать что, наконец, в зал пожаловала Гера, покровительница брака и по совместительству очередная женщина ее отца, которая не очень нравилась Афине. Паллада старалась быть более ближе к ней, потому что ее отцу нравилось проводить время с Герой, а значит, Афина должна была попытаться полюбить ту не смотря на свою неприязнь к ней. Вообще, Афину удивляло то, как Гера терпела выходки Зевса, как терпела его детей полубогов, как она терпела его характер и повадки, наверное, именно поэтому Афина всегда была далека от отношений с мужчинами и предпочитала оставаться девственницей в отличие от большинства богинь. Афина сделала шаг, в сторону давая отцу увидеть свою гостью, хотя как ей казалось, он уже знал, кто идет. Глаза Афины сверкнули и она опустила взгляд, стараясь не смотреть на то, как отец в очередной раз показывает свою полигамность. Любовь Зевса к женщинам не была тайной, но Паллада не понимала, почему он ведет себя так, почему позволяет себе трахаться с каждой женщиной, которая ему понравилось, но Афина не могла осуждать его, она лишь терпела. В прочем все это дела Зевса и Геры, и лезть в них Афина не хотела, тем более ее заботила больше жизнь человечества, нежели то с кем спит его отец и как все это терпит Гера.

Отредактировано Callisto Ribalta (2015-03-07 21:04:09)

+11

4

[NIC]HERA[/NIC] [AVA]http://imhocloud.com/images/2015/03/14/34ffa3.png[/AVA] [SGN] http://imhocloud.com/images/2015/03/14/4e6eec.png
За комплект спасибо Liam[/SGN]

Могущественна Гера, нет богини, равной ей по власти. Величественная, в длинной роскошной одежде, сотканной самой Афиной, в колеснице, запряженной двумя бессмертными конями, съезжает она с Олимпа. Вся из серебра колесница, из чистого золота колеса, а спицы их сверкают медью. Благоухание разливается по земле там, где проезжает Гера. Все живое склоняется пред ней, великой царицей Олимпа.

http://se.uploads.ru/zWtyU.jpg

Гера - богиня неба, покровительница брака, олицетворение супружеской верности, охранительница материнства.
Главные атрибуты богини Геры — это:
покрывало,
диадема,
павлин,
кукушка,
гранат.
Гера всегда покрыта одеждой с ног до головы, только часть шеи и руки обнажены.  В руке она держит скипетр – символ своей верховной власти. Гера царит на высоком Олимпе. Повелевает она, как и муж, ее Зевс, громами и молниями, по слову ее покрывают темные дождевые тучи небо, мановением руки подымает она грозные бури.
Богиня Гера высокого роста, со спокойными и размеренными движениями; красота Геры строгая и величавая. У богини Геры роскошные волосы и большие широко открытые глаза.

образ на игру и внешность

http://wiki.wildberries.ru/img/2013/08/01-Kadr-iz-fil-ma-Aleksandr.jpg

Об этом давно ходили слухи между людьми, за этим давно подсматривают боги. Все знают о происходящем и молчат. Что это безразличие? Равнодушие? Страх? Или каждый занят только своими проблемами? О чем молят люди? Чего ждут боги? На что надеется каждый? Этот мир так хрупок и беззащитен. Смертные дорожат каждой прожитой секундой. Каково это жить в страхе и опасаться за свою жизнь? Каково это быть слабым и не иметь опоры? На эти вопросы трудно ответить богам, боги думают только о будущем и их жизнь не так легко прервать. Люди сейчас не живут, а проживают последние тихие дни. Боги, как и прежде, до сих пор наслаждаются происходящим. А что случится, если из этого пантеона кто-то умрет?  Они изменят свое представление о происходящем?
Давайте поприветствуем главных героев, которые сегодня играют на нашей сцене: царь Гиперион, который одержим идеей уничтожения всего и всех, бог войны Арес, который упивается происходящем, который находится в своей стихии, и грех его винить и единственная женщина Афина. Что мы скажем о ней? А не слишком ли она озабочена происходящем? Может дать волю брату, дать ему свободу и силу, ни в чем его не ограничивать и в самом конце плюнуть в лицо со словами – как ты был глуп и беспечен? Думаю, я бы поступила именно так, если бы презирала таких мужчин, как он.
Чию же ты сторону займешь, Гера?
Она знала, что скоро придет момент и эту тему поднимут на огласку. Знала, что Зевс сам не сможет принять решения и созовет всех. Почему бы для начала не спросить мнения любящей жены, которая ни раз давала аргументированный ответ на волнующий его вопросы. Почему бы не довериться той, кого ты знаешь, как себя? Ее унижает такое отношение. Парой, а может даже часто, он приуменьшает значимость этой женщины. Женщины, смыслом жизни, которой является он – Зевс. Она считала себя выше других, ей казалось, это очевидно всем – Гера стоит на одном уровне с Зевсом. Или это порок быть женщиной? Дай мне свободу, поверь в меня, как я в тебя. Богиня никогда не затрагивала эту тему, она предпочитала быть мудрой, и молча показывать свое превосходство. Думаю, он это чувствовал. Да, она упертая и вспыльчивая. Она та, которая сама нацепила на себя корону, точнее диадему. Только она носит диадему, показывая свой авторитет подобным. Она та, которая вызывает уважение. Ее действия и мысли трудно критиковать или осуждать. Она взвешивает каждое слово и движение. Она не пускает пустых слов на ветер. Гера умело оперирует словами. С ее упорством и ораторским искусством трудно бороться, но возможно. Да, я властолюбивая – она часто признается себе в этом, ее часто в этом упрекают. Но ей все равно. Она стоит на той вершине, где не имеет значения любит тебя народ или осуждают боги. Ей было важно только одно мнение, только один бог заставлял ее содрогаться и переживать. Только он имел на нее контроль, только он мог ее ограничивать и держать под контролем. Только он. Зевс. А может именно Зевс причина всего происходящего. И на сцене четыре главных героя. Гера легко бы его обвинила в происходящем. Два главных актера на сцене Арес и Афина – дети Зевса. Если бы он уделял больше внимания своим отпрыскам, то ничего подобного не произошло бы. Если бы в промежутках между постельными утехами, он занимался становлением Ареса, то их сын был бы рассудительнее и не подвергал бы опасностям жизни богов. Да, именно жизни богов. Геру не так сильно волновали смертные, у них каждый день кто-то умирает и не в количестве одной тушки. А боги…боги не рвутся расквитаться с этим миром и оставить его. Если бы Зевс не стряпал Афину, то могло получится все менее проблематично.
Она не перечит ему, она стараюсь не огорчать его без особых причин и не ослушиваться его слов. Позвали явится – явится. Она шла по коридору без какого либо настроя. Она старалась сохранить мысли чистыми и не относиться предвзято к Афине. Если бы это была ее родная дочь, то скорее всего она была любимицей. Она бы задарила ее лаской, нежностью и любовью. Вокруг этого ребенка всегда бы царил запах цветов и тишина. Она бы никому не позволила перечить этой девочке и строгость воспитания прощала только отцу, но… Сейчас ее волнует выходка Ареса. Кто может быть азартнее и не управляемый этого мужчины? Только любимый муж Геры, который уже восседал на своем законном месте, а недалеко от него стояла Афина. Гере было приятно, что девушка потупила взгляд. У них никогда не было прямым скандалов, тем более в присутствии Зевса. Гера заулыбалась, где-то в глубине души, но ее лицо по-прежнему оставалось равнодушным и холодным.
-Здравствуй, мой любимый муж! – только в тот момент, когда она поймала взгляд Зевса на лице появилась сдержанная улыбка. Женщина слегка наклонила голову, выказывая свое уважение и почтение.

Отредактировано Fox Virgin (2015-04-04 02:10:26)

+11

5

[NIC]Hades[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/fgREa.jpg[/AVA]

Сильны любовь и слава смертных дней. И красота сильна. Но смерть сильней. (с)

Аид, старший брат Зевса и владыка подземного мира, чье имя не принято произносить вслух, дабы не привлечь к себе внимание грозного бога. Тот самый Аид, которого отдали на съедение родному отцу вслед за братом Посейдоном и сестрами: Гестией, Герой и Деметрой. Тот Аид, который после победы над титанами и стоголовым чудовищем Тифоном получил под свою руку царство мертвых.
Что ему там Зевс обещал? Тихое, спокойное место, как раз под твой характер, дорогой брат. Ты же натура тонкая, склонная к философским размышлениям, а на Олимпе вечно царят шум и суета: пируют боги в своих золотых чертогах, которые построил сын великого Зевса Гефест. Каждый чертог – произведение искусства, не пожалел бог-кузнец золота из недр земли, украсил их драгоценными каменьями. Днями и ночами пируют боги: не переводятся на столах божественная амброзия и нектар, а прелестные и вечно юные хариты услаждают пирующих  пением и танцами. Тут уж трактат не почитаешь и о вечном не задумаешься, только и успевай осушать чаши во славу великого Зевса и его прекрасной супруги, всемогущей царицы богов Геры.
Поверил Аид младшему брату, обещавшему старшему покой и уединение, столь любезные его сердцу. Спустился под землю и занял трон повелителя мёртвых.
Зевсе не солгал: тишина и умиротворение навеки поселились на мрачных полях, куда не проникают солнечные лучи. Холодный, пронизывающий ветер играет бледными цветами асфодела, дикого тюльпана, чьи лепестки, казалось, навсегда потеряли яркость и разнообразие красок. Беззвучно катят свои волны реки Коцит и Ахеронт, Лета и Стикс под сенью безмолвных тополей, и лишь души умерших оглашают скорбными стонами царство сурового Аида. Они жалуются на свою безрадостную жизнь, лишенную света и желаний. Но равнодушен к их жалобам Аид, занятый собственными печалями. Он похитил и соблазнил юную прелестную дочь богини Деметры Персефону, к которой воспылал безумной страстью, увидав её однажды танцующей в Нисейской долине. Не обрадовалась Деметра браку дочери с мрачным богом, вечно облаченным в темные одежды, одного имени которого страшатся смертные, пожаловалась Зевсу, а тот возьми да и прикажи вернуть красавицу Персефону безутешной матери. Ведь иначе погибнет от неурожая и голода весь род людской. Послушался Аид повеления брата, согласился скрепя сердце отпустить Персефону, но, памятуя о женской переменчивости, обманом заставил проглотить несколько зернышек граната, символа брака. Как ни крути, а пришлось Деметре согласиться с тем, что любимая дочь три месяца станет проводить рядом с мужем.
Но с тех самых пор затаил Аид на Зевса обиду. Однолюбом оказался грозный бог, все девять месяцев не мог он смотреть на других женщин, а Персефона на тайные свидания не соглашалась, вот и становился Гадес всё мрачнее день ото дня.
Печален Аид, целыми днями сидит он на золотом троне и внимает суду над умершими, которые проходят перед ним бесконечной вереницей. Помогают ему судьи Минос и Радамант, а за плечом у Аида расположился бог смерти Танат. Закутавшись в черные крылья, держит он в руках меч, которым отнимает у людей жизнь. У ног повелителя мёртвых сидят и ужасные Керы: любят они звуки битвы и, яростные, неистовые, носятся над полем брани, собирая души павших воинов.
Печален Аид. Не подарит ему забвения и волшебный напиток, которым смыкает веки смертных прекрасный юный бог сна Гипнос. Ибо даже во сне великий Гадес не может обрести покоя. Пусто и холодно его ложе, не согретое телом любимой жены.
Устав слушать препирательства судей с душами, покидает он свой мрачный чертог и идет к берегам Ахеронта, навестить старика Харона. Завершив очередную переправу, тот подсчитывает собранные с пассажиров оболы. Завидев хозяина, низко кланяется Харон, хрустят и жалобно стонут голые кости, прикрытые грязным рубищем. Уже целых пятьдесят лет мучает старика ревматизм, и страдания его облегчает лишь мазь, которую варят Мойры. Аид изредка навещает сестер, чтобы получить от них целебное снадобье. И сейчас он протягивает перевозчику душ умерших обвязанный тряпицей горшочек. Харон радостно мигает пустыми глазницами, целует руку своего господина и, довольный, ссыпает в бездонный карман горсть заработанных монет.
Не спеша обходит Аид свое царство. Проверяет, крепка ли цепь, удерживающая трехглавого Цербера, удостоверяется, сыта ли чудовищная Ламия и не пробрался ли в верхний мир ужасный Эмпус.
Смотрит он на мелькающие вокруг тени, называет их по именам, которые сами они давно уже позабыли и спускается к прозрачному озеру, над поверхностью которого виднеется голова царя Тантала. Страшную кару понес царь Сипила за свое преступление: мучимый жаждой, он не может напиться воды, которая мгновенно высыхает, стоит ему лишь наклонить голову, а томясь от голода, Тантал протягивает руки к висящим над ним спелым яблокам, но те ускользают от его пальцев.
Здесь-то и находит Аида вестник богов быстроногий Гермес. Он почтительно приветствует владыку подземного мира и передает ему волю могучего Зевса.
Аид молча срывает сочное яблоко и на глазах у Тантала вонзает зубы в спелый плод. Сжигаемый муками голода, стонет Тантал, умоляя бога о милосердии. Качает головой Аид, сжимает кулак, превращая зрелое яблоко в черную пыль. Затем поворачивается к ожидающему его ответа посланцу и кивает, обещая прибыть как можно быстрее.
Знает Гадес, зачем его зовут на Олимп. Слухи из верхнего мира просачиваются даже через темные пещеры, ведущие в подземное царство. Сотни погибших в братоубийственной войне, которую затеял жестокий царь, задумавший отомстить богам за гибель семьи, несут печальную весть. Зевс беспокоится за весь род человеческий, история с Деметрой служит тому примером. Вспомнив о сестре, Аид тяжко скрипит зубами и возлагает на голову шлем, способный сделать своего обладателя невидимым. На нём темный хитон и  плащ, ноги обуты в кожаные сандалии, а в руках он сжимает скипетр с изображением трехглавого пса.
Он поднимается по широким ступеням в сверкающий чертог на вершине Олимпа и, кажется, приносит с собой смертный холод и тоску своих мёртвых полей.
- Рад приветствовать тебя, любезный брат. Возлюбленная сестра… и ты, Афина.
Аид кивает восседающему на троне младшему брату, потом замечает Геру и любимую дочь громовержца Палладу. И раз Зевс решился на большой семейный совет, значит, дело и впрямь серьёзное. Аид занимает свое место в круге богов и приготовляется слушать.
Судьба смертных ему безразлична. В конце концов, умирание – часть их природы, и кому как не Зевсу об этом знать?

Отредактировано Jared Gale (2015-04-29 18:12:25)

+11

6

[AVA]http://i63.fastpic.ru/big/2015/0311/01/25e058e4fb5cc5f387b492d513e96b01.gif[/AVA]

http://i64.fastpic.ru/big/2015/0311/a2/c02c839f915d371cef89cf9ef2e61fa2.gif

http://i60.fastpic.ru/big/2015/0311/11/6d83c4dcd2e3f7c973b1697f2e3cee11.gif

Война. Кровопролитная и жестокая. Она идет следом за миром, счастьем и спокойствием. Следом по пятам. Как есть добро, так есть и зло. Оно рядом, оно всегда идет рядом. И всегда показывается в тот момент, когда кажется все хорошо. Когда цветут цветы, когда поля полны урожая и Боги даруют нам самое важное и главное – жизнь.
    Война. Ты уносишь жизни, забираешь души, отправляя во владения Аида. Ты пополняешь запасы загробного мира, ты заставляешь молиться людей, давая силы Зевсу. Война. Ты губишь урожай, ты уничтожаешь скот, ты калечишь жизни людей. Ты калечишь жизни, греков, которые отдают все, что только у них есть, лишь бы поддержать этот хрупкий мир.
     Война. Ты была и остаешься среди нас, ты расселяешься в сердца людей, заставляя затачивать мечи, полировать щиты и идти на других. Цари забавляются, играют словно в шахматы, не понимая, что гибнут простые люди. А какое дели им до людей, если даже самим Богам, которым мы молимся плевать на нас. Если эти самые Боги, которым мы даем своими молитвами силы, играют нами, как хочется им. И все, что происходит в этом мире, их заслуга…Их гордость, их несчастье и их печаль. А мы лишь пешки в этой огромной и жестокой войне…Войне Богов.

http://i66.fastpic.ru/big/2015/0311/ea/9241e0d92bf182121e3dfc3e183b3bea.gif

(Περσεφόνη, Proserpina). Дочь Зевса и Деметры, супруга Аида, царица преисподней, грозная повелительница над тенями умерших. С разрешения Зевса, но без ведома Деметры, она была увезена Аидом на колеснице, запряженной конями, в то время, как собирала цветы на лугу. Деметра в гневе за это запретила земле производить плоды, и Зевс должен был послать Гермеса в подземное царство за Персефоной. Аид отпустил ее, дав ей проглотить гранатовую косточку — символ брака, а потому Персефона могла оставаться с матерью лишь две трети года, а последнюю треть проводить со своим мрачным супругом. Эта связь с матерью придает Персефоне несколько более мягкий характер, чем у Аида. В этом мифе Персефона является символом растительности, которая ежегодно выходит из земли, а также — в мистериях Деметры —символом бессмертия души.

...Персефона шла по чистому полю, выжженному до корней урожая, который люди должны были собрать в этом году. Выжженная земля, без единого намека на жизнь. Она, кажется, пропитана кровью настолько, что никогда не сможет избавиться от этого бордового цвета и выветрить этот гниющий запах. Как-то она слышала, как один из воинов, смеясь говорил о том, что гниющая человеческая плоть – это отличное удобрение для земли, и что урожай только выиграет от этой воны. Но если бы он видел то, что видела молодая Богиня. Великая Персефона – Богиня весны, Богиня плодородия. Зарождающейся жизни. По ее щекам стекали слезы, она не могла просто так смотреть, как умирает ее детище. Как умирает земля, на которой она с матерью с таким трепетом выращивала жизнь, которая должна была продлить жизнь тем, кто за них молится. Тем, кто приносит жертвы и восклицает их имена, смотря в небо, там, где расположен Олимп. Персефона останавливается, и сама поднимает глаза туда...Все сильно изменилось за долгие годы. Она уже не наивная доченька великого Зевса, она украденная и обманутая жена Аида – Бога подземного мира. И большую часть времени она должна проводить на Земле, ради смертных, помогая своей матери. Она разрывается между тремя мирами. Такими разными. Она видит и знает многое. Отец…Видишь ли ты, что происходит на этой земле. Почему? Почему ты ничего не делаешь? Почему ты не поможешь людям…Ведь это ужасно. Она поворачивается и оглядывается…На много миль простирается эта пустая выжженная земля. Даже если эта битва закончится, даже если Боги вмешаются, и война прекратится, много лет понадобится что бы очистить воду, возродить то, что люди, желающие власти так легко уничтожили. Но сами ли? Великий царь Гепирион всегда славился самым жестоким характером, сильной рукой и властью, которая была дана не каждому царю. Но то, что было сейчас ему подвластно выходило за все людские рамки. Персефона на уровне интуиции чувствовала подвох, она чувствовала руку Бога. Но вот какого из…В голову шли мысли только о Аресе, которому война была всегда сладостной забавой. Развлечением. Попыткой развеется от скуки…Персефона убрала струящиеся тёмные кудри с шеи и коснулась пальцами персиковой кожи. Богиня, которая вынуждена проводить время на Земле, а потом возвращаться в царство мертвых. О чем она может думать? О чем мечтать и по чему скучать? Она уже так давно не видела своего мужа. Не знала, как он и чем сейчас живет. А может это он развязал войну? Ведь Аиду всегда было плевать на человеческие души. Чем больше в Аду крика, стонов и отчаяния, тем слаще и лучше живется властителю подземного мира. Персефона закрыла глаза и вдохнула грудью, уже далеко не свежий воздух. Почему, почему Боги так жестоки? Почему не помогут несчастным…Богиня до сих пор помнила то отчаяние, ту боль и тот страх, который она видела, приходя в очередную деревню, которая была разграблена и уничтожена. Царь, ослеплённый жаждой власти, не щадил никого. Ни мужчин, ни женщин, ни детей, ни стариков…Он уничтожал всех, орошая их кровью землю. Он уничтожал, мужчин, а детей и женщин выкидывал в руки своих солдат, давая им вдоволь насладиться их безумием. Он жестоко пытал людей, просто так…ради развлечения. И в голове Персефоны до сих пор стоял их отчаянный вопль. Вместо сиртаки, которые люди так любили танцевать по праздникам, звуков музыки, в ее голове отзываются крики тех, кого так жестоко лишали жизни… Она с силой закрыла глаза, чтобы не слышать, не видеть и не помнить. Но в голове зазвучал совсем другой голос. Голос, тёплый и спокойны, как никогда. Ее зовут на Олимп, ее пребывание на Земле на время прекращено. Зевс созывает совет. Персефона поднимает голову снова в небо. Что ты задумал, отец…?

Прекрасная Персефона, с ее красотой не может сравниться ни одна земная женщина. Ее шикарные темные волосы, как и плодородная земля спускается локонами по плечам до пояса, убранные с лица и заколотые золотой диадемой. Ее ярко-зеленые глаза отражают всю листву, которой покрывается земля во время побуждения. Ее персиковый цвет кожи показывает каким может быть нежным урожай в Элладе, а сочные и пухлые губы, какими вкусными бывают плоды Деметры. Богиня плодородия, дочь Зевса и Дементы. Великолепная женщина и справедливая Богиня. Она ступает медленно по шикарному полу Олимпу, слыша голоса. Многие собрались и в голове мелькает мысль о муже. Он всегда появляется последним, заставляя всех ожидать себя, словно показывая этим, что он один из трех братьев. Он тот, без кого не может решиться ни один вопрос. Она останавливается перед огромными дубовыми дверями и улыбается. Аид. Ее супруг. Мрачен и молчалив, но почему-то она скучает по нему. Персефона хрупкая как осина, но она толкает двери с силой, и они распахиваются перед ней, заставляя собравшихся повернуться на вновь прибывшую. Она обводит глазами семью. Каждый здесь ей приходится родней, близкой или мене близкой. Она проходит к центру, прежде чем занять свое место. Она поворачивается к повелителю Олимпа и опускает голову, приветствуя своего отца.
- Приветствую тебя, великий Зевс. Я рада вновь увидеть вас… - Она снова поворачивается в сторону, где сидит его великолепная жена – Гера. Сдержанная улыбка касается губ Персефоны. Она не разделяет любовь Зевса к этой женщине – Гера…- Снова короткий кивок. Обернувшись к Афине, Персефона улыбается более мягко и в глазах светится радость от встречи и какая-то тоска. Когда-то они росли вместе. Когда-то они так дружили. Пока Аид не похитил ее, пока она не стала рабыней этих глупых правил. – Афина, сестра…Я очень рада видеть и тебя… - Голос Персефоны тих и журчит словно ручеёк в самый ясный летний день. Чистый, свободный. И не каждому слышно, как этот ручеек разбивается о последствия войны, которые никто не знает. Все видят…Но никто не участвует, кроме ее, ведь она там, на Земле. А они здесь, наблюдают сверху на своих пешек.  Она в последний раз поворачивается вокруг своей оси и опускает взгляд, понимая, что Аид решил разорвать шаблон и пришел один из первых. Она делает несколько шагов к нему. Ее место рядом с мужем. Она понимает, что волнуется. Каждый раз, возвращаясь с Земли она волнуется и трепещет перед этим жестоким владыкой такого огромного и темного царства. – Рада приветствовать тебя, муж мой, Аид…Я тосковала по тебе. – Она говорит чистую правду, тихим голосом, чтобы не будоражить всех собравшихся. Она склоняется перед ним в поклоне и занимает место рядом с мужем, как и полагается, смотря на него сбоку, а потом переводит взгляд на остальных. Собрались еще не все. А значит придется ждать.
Время. Оно утекает сквозь пальцы кровью тех, кто гибнет, тех кто молит о пощади, о помощи. Неужели вы не слышите их отчаянные предсмертные вопли?

Отредактировано Terra Kaas (2015-03-11 10:08:25)

+10

7

[AVA]http://firepic.org/images/2015-03/08/xzc65cwj86em.jpg[/AVA][NIC]Poseidon[/NIC]Если сила соединится со справедливостью, то что может быть сильнее этого союза? ©

Посейдон
http://greekroman.ru/img/poseidon2.jpg
Человеческое обличие
http://firepic.org/images/2015-03/08/r2nc01govl7h.jpg

Посейдон (др.- греч. Ποσειδῶν) — в древнегреческой мифологии бог морей, один из трёх главных богов-олимпийцев вместе с Зевсом и Аидом. В древнегреческой мифологии Посейдон был богом-властителем моря и вод, которые, по представлениям древних, окружают и оплодотворяют всю землю. Сын Крона и Реи, он считался братом Зевса, мужем богини Амфитриты, от которой имел сына Тритона. Согласно греческим мифам, дворец бога Посейдона расположен на морском дне у города Эги, в области Ахайе, на северном берегу полуострова Пелопоннес. Недалеко от Эг находился и ещё один центр культа Посейдона – Гелика.

Покидая свой дворец, Посейдон ездил в золотой одежде на колеснице, запряженной златогривыми конями с бронзовыми копытами, вокруг которой прыгали обитатели водной пучины. Символами бога Посейдона были трезубец, бык, дельфин и конь. Трезубцем он бьётся с врагами, волнует море, трясёт землю, высекает водные источники из скал. Трезубец заменял Посейдону молнию Зевса, хотя, по некоторым сведениям, первоначально бог носил вместо него простую рыболовную острогу. Тесно связанный с культом Посейдона чёрный бык был олицетворением ярости и бурной силы водных потоков.

Древнегреческие художники изображали бога Посейдона человеком царственной наружности, с густой бородой и волосами. На фресках, вазовых росписях и статуях его правая нога обычно стоит на дельфине или скале, либо же Посейдон едет в сопровождении морских чудовищ на колеснице, быке или коне. Его лицо обычно выражает гнев и возбуждение (в противоположность олимпийскому спокойствию Зевса).


Яростен гнев этого бога, так же как и его стихия; с неумолимым гневом преследует он тех, кто его оскорбляет. Основная черта бога морей Посейдона – несокрушимая и бурная сила, та, которую постоянно и наглядно проявляет водная стихия. Дикость и необузданность отличает и потомство Посейдона. Но, посылая бури и крушения, Посейдон и успокаивает море. Он – покровитель мореплавания, который посылает удачу и всем другим связанным с морем занятиям (торговле, рыболовству, морским боям). От ударов трезубца Посейдона колеблется и дает трещины земля, образуются ущелья и долины, а на море возникают новые острова.
Во время борьбы богов с гигантами Посейдон поверг гиганта Эфиальта, бросив на него остров Нисир. Но с разрушениями он соединяет и дела созидания. Посейдону приписывается постройка медной двери бездны Тартара и возведение стен Трои при царе Лаомедонте. После битвы с титанами олимпийские боги поделили между собой мир. Зевс при этом получил небо, Аид – подземное царство, а Посейдон – море. Земля осталась в общем владении богов. Так как пресные воды дают земле плодородие, бога Посейдона часто связывали с производительной силой природы, считали его покровителем семьи. Он и сам, кроме Амфитриты, состоял в супружеских отношениях со многими нимфами и имел от них многочисленных потомков-героев.
В ранней греческой мифологии, прежде чем стать владыкой моря, Посейдон был богом – связанным с подземным миром. Он нёс смерть и порождал землетрясения. Тогда культ Посейдона был близок к культу Аида и имел двойственную природу: Посейдон одновременно насылал на людей грозные стихийные бедствия, но и являлся благодетелем, по чьей милости весенние воды оплодотворяют поля...
***
Однако даже олимпийские боги знают о том, как ужасна и жестока бывает порой война. Как горько и печально терять на ней тех, кого любишь, и порой даже самый благородный герой не в силах защитить своих близких. Канули в лету те времена, когда боги сражались с титанами и одержали великую победу. Однако же и среди людей существуют те, кто не собирается поддерживать этот хрупкий мир таким, какой он есть. Он ослеплены жаждой власти, желанием истребления тех, кто осмеливается противостоять им, ведь правда у каждого своя. И даже боги порой смотрят на ужасные деяния тех, кто им молится, сквозь пальцы. У всех есть своя выгода, даже у олимпийцев, которые порой становятся на ту или иную сторону. Боги глухи к молитвам тех, кто взывает к ним в отчаянии, кто простирает свои длани к небу, где на сверкающем троне восседает великий Зевс - владыка всех богов.
Война словно театр, только вот развлечения у каждого разные. И даже боги принимают в этих развлечениях непосредственное участие. Такие боги, которым доставляет удовольствием упиваться происходящим и с яростным удовольствием наблюдать за тем, как все сильнее разгорается война между людьми. В этот раз жестокий и несправедливый царь Гиперион стал зачинщиком всей этой войны. Она разворачивалась на суше и море, казалось, что не было ни клочка земли, не усеянного трупами погибших, и земля питалась кровью тех, кто проливал ее почему зря, проливал ее за своего царя или только потому, что так было нужно.
Арес - сын несокрушимого Зевса, по слухам создал ужасное оружие, с помощью которого жестокий Гиперион намеревался уничтожить людей. Более того, люди были всего лишь пешками, самодур даже посмел поставить себе целью низвержение божественного пантеона. Желал испить божественный нектар и сам стать одним из богов или же единственным богом? Пока что это не дано было знать никому. Но как посмел Арес создать такое оружие, которое способно самих олимпийцев низвергнуть в Тартар, где дожидается своей мести великий Кронос, заключенный в темницу собственными детьми и который не пощадит никого из них за то, что когда-то они сотворили. Разве этого так хотел добиться Арес?
Великий морской владыка в очередной раз поднялся на поверхность моря, которое было неспокойно точно также, как и небо. Снова и снова войска Гипериона топили корабли неугодных и пытавшихся ему противостоять, и на дно морское уходили эти корабли, и соленые воды впитывали кровь людей. Хмурится Посейдон, не по нраву ему деяние жестокого Гипериона, который хулит богов, не принимая их власть и не видя никого, кроме себя и своих низменных желаний. Он понимает это, как и все боги, чувствует ярость своего брата Зевса и сам наблюдает то, как Аид пополняет подземные запасы новыми и новыми душами. Не такие жертвы должны приносить морскому богу, не должны гибнуть люди почем зря. Гневается Поседйон и насылает бури и ураганы на корабли Гипериона, уничтожая непокорных, но точно также царь разрушает храмы и алтари, не щадя никого и не ведая жалости и сострадания.
Поднимает он синие очи к небу, которое изредка пронизывают молнии, и раскаты грома равны по силе грохоту шторма вод морских. И практически внезапно появляется перед ним быстрый и ловкий Гермес, который обязан донести до владыки морей приказ Зевса. Морской бог кивает и соглашается прибыть на Олимп. Неужели наконец-то владыка всех богов принял верное решение собрать Совет и разобраться с Гиперионом? Ехидно ухмыляется Посейдон, Зевс, видимо, дождался того момента, пока не был разрушен один из его главных храмов, поэтому и созвал всех богов. Вновь опускается Посейдон на дно морское в свой роскошный дворец, и начинаются недолгие сборы на Олимп. Бог сжимает в руке острый трезубец - символ его власти, облачается в белоснежный хитон, расшитый золотом и спустя некоторое время поднимается по ступеням в олимпийский чертог. Многие уже собрались. Тяжелый взгляд Посейдона практически окутывает присутствующих, он смотрит в глаза своему брату, приветствуя его в почтительном поклоне.
- Приветствую тебя, брат мой, Зевс. Рад видеть тебя, о великая, прекрасная Гера, - очередной поклон матери всех богов и супруге Зевса. - Аид, брат мой и ты, Персефона, - легкая улыбка, Посейдон также склоняет голову перед своим вторым братом и его прелестной супругой. - Афина, - морской владыка удостаивает мудрую дочь своего брата легким кивком головы. В памяти бога еще свеж тот самый спор за Аттику, впоследствии затопленную разгневанным Посейдоном. Но сейчас не время и не место. В тронном зале Посейдон все еще не имеет чести лицезреть прекраснейшую и великолепнейшую из всех богинь - Афродиту, но и до нее явно донес послание Гермес. Однако Посейдон утихомиривает на время свою ярость по отношению к Афине, занимает свое место возле брата и также находится в ожидании остальных, чье решение может перевести ту или другую сторону весов Фемиды.

Отредактировано Balthazar di Stefano (2015-03-28 12:42:49)

+11

8

[NIC]Aphrodite[/NIC]
[STA]Таким должен быть настоящий Ангел Любви.[/STA]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i412/1503/7f/92c929199dd1.png[/AVA]
[SGN]http://s018.radikal.ru/i501/1503/56/da50addeed12.gif[/SGN]

http://s020.radikal.ru/i710/1503/a6/8b49baf05e37.jpg
http://s020.radikal.ru/i709/1503/52/f50daf738efc.jpg

Афроди́та / Ἀφροδίτη
Когда Крон искалечил своего отца Урана, кровь, упавшая в море, образовала пену. Из нее родилась Афродита, самая привлекательная из богинь. Увидев деву, грациозные оры набросили на ее прекрасное тело нетленное одеяние, украсили благоуханные волосы тонко сработанной золотой диадемой, продели в ушные проколы жемчужные серьги, обвили смуглую шею золотым ожерельем и только после того повели на Олимп, к бессмертным богам.
Склонились небожители перед мощью и красотой Афродиты. Среди смертных не оказалось никого, кто мог устоять перед Афродитой. Как только они увидели ее, что-то шевельнулось в их душах. Бродившие поодиночке, как попало, они соединялись в семьи, ибо пока не было Афродиты, не было любви и привязанности друг к другу...
Мужем Афродиты является Гефест - самый искусный мастер и самый некрасивый среди богов. Хромоногий Гефест трудился у наковален в своей кузнице и не испытывал особого влечения к супруге, находя истинное удовлетворение в работе с молотом у пылающего горна, а Киприда нежилась в опочивальне, расчесывала золотым гребнем кудри и принимала гостей - Геру и Афину. Любви Афродиты добивался Посейдон, что вполне естественно - ведь она родилась в его стихии. Но она полюбила Ареса, которого не любил никто из людей и богов.
Атрибуты Афродиты — пояс и золотая чаша, наполненная вином, испив из которой, человек получает вечную молодость.
Спутники Афродиты — Эрот, хариты, оры, нимфы. Она напоминает Иштар, чьими спутницами были Красота и Страсть. Её (как и Кибелу) часто могли сопровождать также дикие звери — львы, волки, медведи, усмиренные вселенным в них богиней любовным желанием.
спасибо Wiki

http://st-fashiony.ru/pic/celebrity/pic/123186/58.gif

Истина, ложь, красота, уродство, ты должна знать об их существовании и принимать их, и более того, ты должна оставаться прекрасной и справедливой. Ты должна открыть свои глаза и увидеть безобразные вещи, ты должна открыть свое сердце и выдержать грусть, но никогда не теряй веру. Таким должен быть настоящий Ангел Любви.

музыкальное сопровождение
André Gagnon – Le Pianiste Envolé

Даже на войне есть место любви. Особенно на войне, когда надо знать, что у тебя есть к чему идти, а точнее - возвращаться. Но не ей, изнеженной, холеной и впечатлительной, смотреть на ужасы смертных, волею не то богов, не то кого бы то ни было другого решивших убивать себя самих. Афродита была далека от дел военных и никогда не пыталась понять. Ей ближе отношения между людьми - куда интересней наблюдать за тем, как впервые влюбляется юноша, движимый с помощью ее чар к прелестной молодой девушке. Или как девушка сбегает после первых сумерек из отчего дома, что бы встретиться с ненаглядным.
Любовалась она смертными с высоты горы Олимп - помогала им, давала любовные чары и силы. А тех, кто отказывался от помощи - жестоко карала. Никто не может избежать ее чар - даже сами боги.  Только воительница Афина, Гестия и девственная Артемида не подчинены ее могуществу. В одном поясе Афродиты заключено столько чар любви, что даже великая Гера часто просит Афродиту дать ей на время этот пояс, чтобы сильнее пленить Зевса.
Афродита была непокорна и не отдана своему мужу полностью - Гефесту, который странно и подчас непонятно для нее самой терпел все выходки и унижения, коими его удостаивала супруга. А ей казалось, что он, занятый только своей наковальней и работой, совершенно забыл, что имеет жену. Долгие и одинокие дни и ночи проводила Афродита в своих покоях, расчесывая золотистые кудри золотым гребнем. Печально смотрели ее глаза в зеркало, отражавшее тонкий стан богини. Грустно ей было и одиноко - одно лишь развлечение с незапамятных времен грело сердце - люди. Но и сейчас, в пору войны, молодые парни и девушки стали реже думать о любовных утехах, придаваемые мрачным мыслям, которые будут в пору только Аиду - царю подземного мира.

Ветер гулял по ее комнате, белоснежные шторы развивались словно паруса у биремы, подгоняемые порывом. В этом хаосе белоснежного цвета было сложно разобрать где верх, а где низ. Богиня восседала на своем привычном месте и ловко проводила гребнем сверху вниз по золотистым волосам. За этим занятием ее и застиг Гермес, передавая послание Зевса он добавил, что это очень срочно и все должны явиться как можно скорее. Бросив быстрый взгляд на гонца, Афродита только лишь кивнула, наградив его за старания и труды теплой улыбкой, от которой даже весной лед на реке может тронуться в минус десять.
- Хоть какое-то развлечение, - запертая Гефестом, словно заложница тут, она как никогда ощущала цепкий взгляд ревнивого супруга, следящий за ней, словно коршун за своей добычей. Афродита уже и забыла почему решилась выйти за него - что оказалось решающим фактором? Почему Гефест? Кажется, что Гере удалось подстроить все таким образом, что бы Афродита поверила, что лучше кандидата не найти на всем белом свете. Виной всему была даже если и ревность - то безосновательная. Афродита и Зевс никогда не делали ложе. Но Зевс, властный царь всех богов, даже он не мог уйти от желания обладать Афродитой - виной всему был ее пояс. Поэтому из чувства мести, и что бы унизить, Громовержец решил влюбить богиню любви в простого смертного. Им стал прекрасный Анхис из царского рода Дарданов. За то, что Анхис хвастался своей связью с ней рассказывая об этом простым смертным, она наслала на него расстройство членов и долго находилась в мучениях потеряв то, чем так хотела обладать.

Я оказалась в диком положении - с одной стороны мой любовник Арес, который предпочитает миру, войну. С другой - мои друзья и муж, которые предпочитают войне мир. Я раскалываюсь на две части, мои чаши весов как те, что в руках у Фемиды, склоняются то в одну, то в другую сторону. Я не могу определиться, кого мне слушать и кого поддерживать - я так запуталась и помочь никто не в силах.

Высоко подняв голову в помещение, оглядывая его взором, в поисках Гефеста или Ареса, летящей походкой впорхнула Афродита. Склонив перед владыкой - Зевсом голову она ничего не произнесла - это было приветствие и это же было молчаливое утверждение его первенства - он был главным в этом мире, в мире бессмертных Богов. И только Зевсу решать, что будет дальше. Так смилуется ли он над смертными? Позволит помочь им? О Зевс - Громовержец, ты могучий сын своего отца, владыка всея земли - всея мира не оставь людей в их трудный час, протяни им руку помощи, заставь поверить, что мы не оставили их.
Прошествовав по залу она кивнула каждому из собравшихся и в задумчивости заняла свое место подле Гефеста, который должен был прибыть уже скоро - супруг заставлял себя ждать - наверное снова не может расстаться со своей наковальней. В груди Афродиты развивалась настоящая буря, сродни только пожару - когда по выжженной земле проходит мор, голод, пустошь. Ей пока было неизвестно, чью сторону придется занять - на кого опираться и что делать с той силой, которая есть в ее руках? Сила любви...способная растопить любое сердце.

Отредактировано Helen Hamming (2015-04-07 08:57:41)

+14

9


From that day on, if I was going somewhere, I was running © Forrest Gump

http://pix.sevelina.ru/images/2015/03/16/%D0%9F%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%81_2_-_%D0%BA%D0%BE%D0%BF%D0%B8%D1%8F.jpg

Герме́с — в древнегреческой мифологии бог торговли, прибыли, разумности, ловкости и красноречия, дающий богатство и доход в торговле, бог атлетов. Покровитель глашатаев, послов, пастухов, путников; покровитель магии, алхимии и астрологии. Посланник богов и проводник душ умерших (отсюда прозвище Психопомп — проводник душ) в подземное царство Аида, изобрёл меры, числа, азбуку и обучил людей.
У Гермеса, получившего его от Аполлона, появился традиционный крылатый жезл вестника — керикион или кадуце́й, способный мирить врагов. Кадуцей имел на себе две змеи (в другом варианте — две ленты), которые обвили посох в тот момент, когда Гермес решил испытать его, поместив между двумя борющимися змеями. Гермес использовал свой жезл, чтобы усыплять или будить людей — для того, чтобы передать послание от богов кому-нибудь из смертных, и чаще всего это делается во сне.
Другими атрибутами Гермеса служат широкополая шляпа петас и крылатые сандалии таларии. Как покровитель стад изображался с ягнёнком на плечах («Криофор»).

Vast - I'm dying
Великое несчастье постигло людей. Проливая кровь, война, жестокая и беспощадная, тысячами, десятками тысяч отправляла смертных в царство Аида. Разумеется, у этого всего безобразия был свой виновник. Имя ему царь Гиперион. Кто бы мог подумать, что правитель, пусть и безжалостный, но все же смертный, так зазнается. Стоило ему лишь подобрать павший с небес Эпирский лук.
Приняв участие в событиях, которые, в конце концов, привели к такому неожиданному повороту, Гермес скитался по миру, обдумывая свою роль, свою вину во всем происходящем. Ведь именно бог скорости и ловкости удосужился украсть предмет оружия дальнего боя у бога войны. Арес желал воспользоваться луком для победы в битве между титанами и богами, однако впоследствии артефакт оказался в абсолютно других руках – Гермес решил подарить оружие Апполону. Как бы то ни было, и у бога света Эпирский лук долго не задержался. В бою он был утерян. Результатом этого стала сия война, которую, едва учуяв шанс свергнуть обитателей Олимпа, породил человек.
Ужасного бремени на душе сын Зевса не чувствовал, однако наблюдать за безумием, окутавшим Элладу, все же было неприятно. Хаос, в который ринулись смертные, безвозвратно уничтожал все то, что так усердно создавалось сначала богами, а затем уже и людьми. Покровитель хитрости, лукавства и воровства, несмотря на все свои плохие качества, также был родителем торговли. Бог блуждал по Земле и наблюдал за тем, как люди убивали друг друга. Он не вмешивался. Не имел права. Пока Зевс не велит этого сделать. Конечно, далеко не на все желания распространялось слово отчие. Все-таки воровать Гермесу никто разрешения не давал. Он сам так распоряжался каждый раз.
Обувь, которая была дарована и без того самому быстрому из богов, позволяла своему счастливому обладателю в самые кратчайшие сроки преодолевать самые дальние расстояния. По собственному велению, сын Зевса мог запросто оказаться там, где ему захотелось. И времени на это требовалось всего доли секунды. Пожалуй, именно поэтому его нарекли гонцом. Почтовым голубем Олимпа, который за пару мгновений мог покинуть Олимп, заглянуть в подземный мир и вернуться обратно. Услуги столь шустрого бегуна были весьма полезными – порой всеотцу требовалось сообщить вести всем остальным богам, как можно скорее, где бы они ни находились.
И, кажется, прямо сейчас верховный олимпиец проявил подобную необходимость. Внезапно гонец услышал голос Зевса. Приказ явиться в тронный зал, немедленно. Богу скорости и ловкости понадобилось всего пару секунд, чтобы, наконец, предстать перед родителем.
- Ты звал меня, отец, – прозвучало из уст Гермеса, когда он, прежде склонив голову, наконец поднял ее и встретился взглядом с правителем Олимпа.
Бог неба, грома и молний дал задание сыну – оповестить всех о собрании. Разумеется, только всех тех, кто имел право присутствовать на этом самом собрании – богов. Каждый из них должен был явиться в тронной зале и принять участие в дискуссии. Война, разгоревшаяся на Земле, более не могла оставаться в том состоянии, в котором она была. Все прекрасно понимали, что намерения Гипериона не останавливались на Элладе. Получив оружие, которое выходило за рамки понимания, беспощадный царь возжелал пролить кровь богов. Непозволительно.
Посланец молча кивнул. Он спокойно вышел из зала, а затем рванул выполнять поручение. Некоторых Зевс соизволил прибыть лично, поэтому работа Гермеса несколько упрощалась. Первым решил сообщить олимпиец Аида. Он спустился в царство мертвых. Кому-кому, а этому богу оно было знакомо. Не только посланником братьев и отца своего был он, а также проводником душ в сие отвратительное место. За что и был прозван Психопомпом. Эта работа в каком-то смысле даже оскорбляла Гермеса, его чувства, все-таки в подчинении у бога подземного мира было полно других проводников. Тем не менее, сын Зевса возмущаться не смел. Все свои жалобы он предпочитал оставлять при себе. Ведь в любое другое время умел замечательно развлечься, отняв что-то у кого-то. С рождения бог воровства любил сие занятие. Однажды, когда он был еще мальчишкой, ему показалось это веселым, и с тех пор олимпиец не бросал своего хобби. Умение лукавить, в котором бога никто никогда не мог превзойти, он считал шикарным бонусом. Недавно гонец украл у Эрато ее венок, так, ради забавы. Но это совсем другая история.
Встретил Аида он у озера, где тот, судя по всему, прекрасно проводил время. К сожалению, его необходимо было прервать. Гермес сообщил богу царства мертвых о собрании и, получив согласие, метнулся прочь. Таким образом, скачущий туда-сюда вестник дал знать всем, кто в этом нуждался.
Вскоре сын Зевса вновь оказался у входа в зал.
То, что творилось в Элладе, было недопустимо. В свое время именно Гермес, по совместительству бог разумности, научил смертных азбуке, числам и мерам. Вот только пределу вседозволенного не научил – и теперь боги пожинали плоды.
В помещении уже собралось большинство тех, чье присутствие было обязательным. Посланник, как всегда, настолько быстро проделал собственную работу, что успел вернуться прежде, чем сюда добрались все, кого он оповестил. Здороваться ни с кем он не стал, ибо, желая того или нет, успел повидать всех присутствующих еще до собрания. Бегун встал на свое место.
Бежать-бежать-бежать. Мудрое ли это решение, даже для бога скорости? Может, стоит остановиться, обдумать все и, в конце концов, дать бой?
[AVA]http://pix.sevelina.ru/images/2015/03/16/%D0%9F%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%81_%D0%B0%D0%B2%D0%B0.jpg[/AVA]

Отредактировано Alfred Gideon (2015-03-16 18:33:59)

+7

10

Рванешься ли ты, сердцем холодна, высокоподпоясанная, в чащу с собаками и нимфами своими, налаживая стрелы на ходу? Иль зов людской тебя у гор отнимет,  ты спустишься к роженице кричащей, чтоб отогнать страданья и беду? ©

Она бежала. Лесные травы склонялись перед ней, пышные кроны высоких деревьев укрывали её от зноя, проворные ручейки, родниковой водой журчащие там и тут, дарили прохладу. Она бежала звериными тропами, подгоняемая азартом погони. Легкие, короткие одежды давали ей свободу движений, вольный ветер путался в тёмных прядях. Верные псы, оглашая заливистым лаем округу, не смели упустить добычу, гнали вперед, отбирая последние силы. Мелодией торжества в предвкушении скорой победы звучал звонкий смех девы и верные спутницы-нимфы вторили ему. Рука привычно скользнула за плечо, выбирая несущую смерть, и стрела легла на лук, до предела натягивая тетиву... но так и не сорвалась в полет.
Вечно юная богиня, увлеченная погоней, огибает несколько деревьев и вслед за быстроногой ланью выбегает на лесную поляну, застывая на её краю, пораженная открывшимся видом. Лишь несколько дней назад цветочным ковром была укрыта земля, дурманящий аромат цветочного нектара разливался вокруг, а воздух был наполнен многоголосьем насекомых, зверей и птиц. Созданное с трудом и любовью, оберегаемое заботливой рукой сегодня предстало обезображенным следами  больших кострищ, глубокими колеями, оставшимися от колес тяжелых повозок. Прекрасные цветы безжалостно втоптаны в грязь, вековые деревья порублены на дрова и вместо аромата лесных цветов смердящий запах лошадиного навоза.
Яростный крик наполняет пространство и эхом разносится по лесу. Взмывают в небо растревоженные стаи птиц, в испуге замирают животные, прислушиваясь. Верные псы отвлекаются на крик хозяйки, даруя лани шанс на спасение. Как посмел человек, смертный считать себя равным богам?! Как посмел возомнить себя выше их?!
Гиперион. Он принес на земли Эллады войну, пропитал кровью землю. Его армия, словно лавина, неумолимо движется вперед, уничтожая всё на своём пути: леса и поля, города и деревни. Не щадит ни стариков, ни женщин, ни детей. Но не только земля интересует его. Он желает подчинить себе небо. Арес стоит за его плечом, опьяненный жаждой крови, радостно принимающий из рук смертного царя кровавые жертвы. Пока смертного…
Слухами полнится земля и не найти уже того, кто бы не слышал об Эпирском Луке, владельцем которого стал Гиперион. С помощью грозного оружия он может одолеть обитателей Олимпа и, вкусив пищи богов, сам стать богом. Всё больше земель, завоеванные,  переходят под его руку, беспощадная армия растёт день ото дня. С каждым днём всё осязаемее, всё реальней угроза. Но всеотец молчит, взирая с небес на землю.
Вечно юная Артемида, богиня охоты, оберегающая растения, птиц, зверей и людей, благословляющая рождение и брак, исцеляющая болезни, разве может она оставаться равнодушной? Разве может не слышать молитв, взывающих к ней, просящих о помощи? Как долго сможет она смирять свой яростный нрав, оставаясь в стороне, дабы не навлечь на себя гнев отца?
Сердце сжимается в груди, когда богиня вспоминает брата-близнеца своего Аполлона. Несущий свет, наполняющий жизнью, подарившей людям искусство врачевания, как тяжело ему сейчас видеть вокруг смерть и страдания!
Внезапно посланником Зевса предстает пред богиней Гермес и спешит Артемида в золотые чертоги Олимпа. Стремительно ступает она по мраморным плитам дворца, яростным нетерпением горят её глаза. Дева переступает порог зала собраний, кивком головы приветствует собравшихся. Склоняет голову пред громовержцем и супругой его. - Здравствуй, отец. Приветствую, Гера.
Артемида занимает своё место за столом и вновь окидывает взглядом присутствующих. Бессмертные, они иначе чувствуют, воспринимают время. День или час - разница ничтожно мала, но для смертных секунда - решает всё. Дева слышит неустанные молитвы людей, знает, что и другие боги их слышат. Богиня охоты никогда не отличалась кротким нравом. Она здесь, готова приступить к обсуждению немедля. Но решать не ей. Отец не начнет, пока не явится последний из званных, а значит остается ждать.
[NIC]Artemis[/NIC]
[AVA]http://se.uploads.ru/EZueI.jpg[/AVA]

Отредактировано Roxana Crawford (2015-03-17 23:56:48)

+8

11

https://31.media.tumblr.com/e6a62572e7df704874d357afe947ac83/tumblr_na7x59rmtG1rly6z2o1_250.gif
Арес, в древнегреческой мифологии бог войны. В отличие от Афины Паллады - богини честной и справедливой войны, Арес, отличаясь вероломством и хитростью, предпочитал войну коварную, войну ради самой войны. В произведениях Гомера можно встретить отождествление Ареса с войной и смертоносным оружием. Негреческое имя бога свидетельствует о его фракийском происхождении.
Спутницы Ареса - богиня раздора Эрида и кровожадная Энио. Его кони, дети одной из эриний и Борея, носили имена Пламя, Шум, Ужас, Блеск. Атрибутами бога считались собаки, горящий факел и, конечно же, копье.
Рождение Ареса произошло без участия отца от прикосновения Геры к волшебному цветку. В более поздних мифах Арес выступал как сын Зевса, который называл его самым ненавистным из всех богов и утверждал, что не будь Арес его родным сыном, он бы давно отправил его в Тартар, туда, где томятся потомки Урана.

В античной литературе можно встретить упоминания о том, что Арес вступил в брак с самой красивой из богинь - Афродитой, иногда даже называются дети, которые были рождены от этого брака: Эрот (или Эрос), Антерос (ненависть), Гармония, Фобос (страх), Деймос (ужас). "Благодаря" своим отрицательным качествам Арес с большим трудом утвердился среди остальных олимпийских богов, поэтому в его образе явственно прослеживаются следы напластования различных эпох. В римской мифологии ему соответствует Марс.


Во все времена человечества больше всего боялось войны, кровавой и безумной, на которой так  легко забыть, ради чего люди вообще сражаются.  Реки крови орошают собой землю,   стоны умирающих, плач внезапно овдовевших жен и  осиротевших детей сливаются с ржанием коней и лязга металла об металл…. Разве это не самое прекрасное, что только может  быть?  В то время, как остальные братья и сестры с ужасом наблюдали за   кровавыми  боями, что снова и снова разворачивались  между смертными,  Арес  любил врываться в самую гущу битвы в сопровождении своих верных спутников- пса и коршуна,   человеческие  тела на право и на лево,  не разделяя воюющих воинов на  правых и виноватых. Все они были пищей для  грозного бога. Столь буйное поведение часто становилось причиной конфликтов с Афиной Палладдой, которая хоть и считалась мудрой, была достаточно  глупа чтобы пытаться ограничить войны такими понятиями как «честь», «справедливость», и прочая чепуха,  которой  вовсе не место в столь чистой стихии.   Но сейчас ни Афина, ни кто бы то ни было,  за исключением, разве что,  их общего отца-громовержца, не мог помешать  прекрасному действу, что развернул на земле безумный и мстительный  царь Гиперион.  Обвиняя небожителей в смерти своей семьи, Гиперион посмел бросить вызов не только смертным, но и богам. Более того- безумец сам вознамерился стать богом!  Без сомнения, на Олимпе нашлось бы не мало желающих покарать зарвавшегося человека, но отец запретил им вмешиваться в дела людей, и поэтому сейчас никто не мог помешать Аресу наслаждаться кровавой данью, которую неосознанно приносил  богу войны его новый любимец. Признаться честно, высокомерный Арес не сразу воспринял угрозы Гипериона всерьез,  даже когда тот отправился искать  эпирский лук- оружие, созданное некогда самим же Аресом для борьбы с титанами,  которое было украдено у него  Гермесом и затем потеряно в битве.  Сначала богу было даже интересно  следить за, казалось бы, безнадежными поисками, и даже когда лук был найден, и количество жертв, убитых с его помощью превысило  все мыслимые пределы,  мозг Ареса  все ещё был слишком затуманен  туманом войны, чтобы адекватно оценить происходящее, он по прежнему предпочитал думать, что ситуация была под контролем, хоть и где-то глубоко в душе прекрасно осознавал, что опасность отныне вполне реальна, и грозит не только остальным богам, но и ему самому в том числе.  В то же время осознавал он и то, какие последствия ожидают его на Олимпе, когда он вернется домой. Арес не в первый раз пользовался терпением своего отца,  но все его былые проступки меркли по сравнению с тем, что он устроил на этот раз. Особенно учитывая, что  про существование лука теперь знали все.  Но все это меркло перед куражом кровавых битв и предвкушения сладких побед. Именно после одной из таких битв к нему прибыл  Гермес, который передал послание о том, что отец собирает всех своих детей  на Олимпе.  Не слишком рад был Арес был такому посланию, но не мог он противиться воле отца, а потому лишь коротко кивнул ветроногому посланцу.

Поднявшись по ступеням,  Арес увидел, что  почти все братья и сестры  были уже на месте, не хватало лишь некоторых.  Например Гефеста, который, видимо, в очередной раз  предпочел свою мастерскую прекрасной жене. Что ж, это не страшно, бог войны всегда был рад помочь брату и исполнить за него супружеский долг.  Чувствовал Арес на себе тяжелые взгляды остальных богов, но  не обратил на них никакого внимания. Его интересовала реакция Зевса.
- Приветствую тебя, отец! – с этими словами Арес чуть склонил голову перед громовержцем и занял свое место.

Отредактировано Jamie Frost (2015-03-22 01:00:41)

+7

12

[NIC]Ζεύς[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/YCgOG.gif[/AVA][SGN]http://firepic.org/images/2015-04/02/qng8zq7jsr19.gif[/SGN]

Смута закрадывалась в сердца людей. Я чувствовал это, даже на высокой и божественной горе Олимп. Смута зарождает в человеческом роде искры, что со временем станут пожарищами, испепеляя все вокруг. Священный Оракул становился предзнаменованием, открывающим будущее всего созданного раннее богами.

Громовержец был в той глубокой задумчивости, что пленяла и дурманила рассудок. Он чувствовал скорое пришествие каждого Олимпийца. Гера, от нее веяло вкрадчивостью и гордостью. Он обделял ее, иной раз, вниманием, довольствуясь любовью смертных женщин, несся им божественные просветления. Его супруга, она была полна негодования, но с холодным рассудком держала эмоции глубоко внутри. Пожалуй, именно это порой пленяло Зевса в богине.
Афина, чья обида и ярость могли захлестнуть здравый ум. Его дочь была права сейчас, но в одном Зевс оставался убедительным. Он не мог дать ей разрешения спустится в Элладу. А может, и не хотел. Ведь сейчас его замыслом был разговор со всеми богами, а не только с любимицей Зевса.
Любимый брат Аид, что горел изнутри той пламенной любовью к Персефоне. Посейдон, чья божественная сила поднимала волны и сопутствовала всем морским суднам. Афродита самая прекрасная из богинь. И с ее появлением, Зевс перевел свой взгляд, скорее впадая в еще большее раздумье. Муж юной девы, бог Гефест не был сейчас здесь. Но, очевидно, что его наковальня всегда пленяла более, чем удивительная супруга. И он чувствовал ее неутоленные, женские амбиции и помыслы. Ведь, для Зевса не было новостью тайна любви Ареса и Афродиты.
Гермес, чья поступь была легкой. Он, словно, дуновение ветра, в низинах Эллады, проник на Олимп. Юный и ловкий.
Артемида любимица трав и зверей. Вечно-юная божественная охотница. Но, где же ее брат любимый, Аполлон? Неужто, он не слышал зова Громовержца?

И лишь с появлением амбициозного сына - Ареса, Зевс приподнял голову. Он изучал бога войны, словно, видел впервые. В нем чувствовался азарт и веяло запахом гари. А сандалии его пропитаны кровью смертных людей. Его сын, был порой слишком вспыльчив, а иногда и жесток. Он развлекался, выбирая войну. Знал Громовержец об этой страсти его сына. Но, предпочел бы, если бы тот отдавал свой запал в чертогах Афродиты. Раз уж Гефест предпочел металл и огонь, полыхающий в его кузне.
Зевс долго смотрел сыну в глаза и не было больше сомнений. Лук был найден смертным. Самым подлым и низким из всех. Божественная сила попала в отвратительные руки и его, опьяненный войной, сын позволил Гипериону немедля воспользоваться этим даром.
- Где лук, сын мой? - раскатистым эхом разнесся по залу голос Громовержца.
А ведь он ждал, что Арес прозреет наконец. Ждал, что тот все же прекратит свою кровавую игру в сердце Эллады. Ведь, если не он, то кто же? По мнению Зевса именно Аресу предстоял этот тернистый путь, что станет для всех уроком и в первую очередь, для самого бога войны. Он начал, ему и кончать с гнусными выходками обозленного, смертного царя.

Нас всех постигнет кара...
И восстанет однажды Кронос из небытия, принесся и смертным, и богам ужас, хаос из самого сердца Тартара...

Час расплаты, за безумную любовь и доверие к своим детям, близился. С божественным оружием, сам Гиперион не справится. Но за то время, что оно будет в его руках, смертный успеет навести мор на большую часть Эллады.
Холодный рассудок повторял, что лишь Аресу уготована эта участь прекратить бесчинства безумца. Но, та сильная, непомерная любовь могла сегодня поставить под сомнения все решения Зевса.
В какой-то мере, он понимал, что бог подземного царства может встать на защиту Ареса, ведь Аид с каждый днем обретал все больше душ. Ему эти события могли импонировать. Переведя взгляд на брата, бог пытался предугадать помыслы того.
Но, Афина. Афина горела изнутри. Он чувствовал ее обиду, возмущение.

Вставая с трона, Зевс уверенной поступью направился по кругу, стараясь обойти каждого из богов, и богинь. И ведь у каждого здесь были свои мысли, обиды. Каждый сейчас может вспомнить друг другу старые и не забытые раны. Остановившись за спиной Афины, он проговорил:
- Афина, не стоит. Не нужно. Отчаяние не к лицу тебе.
Возможно, так Зевс пытался предотвратить назревающую грозу среди Олимпийцев. Ведь хаос сейчас здесь на Олимпе мог полностью перечеркнуть все на корню. А так неправильно, так не должно быть. Иначе, никто уже не сможет остановить пожарище. За исключением,  разве что, Посейдона, чье мнение он жаждал бы услышать. Наравне с Аидом. Но, более всего, Громовержец был заинтересован в мнении самого Ареса. Он не озвучивал своего решения... Пока. Зная, наверняка, что оно принесет всплеск негодования среди богов и богинь, Зевс промолчал. Он меньше всего желал бы именно в это тяжелое время раскола божественной семьи.

Проходя мимо Ареса, бог остановился и поджав губы, мысленно просил того, не только сознаться, но и в скорейшем времени прекратить весь этот хаос.
- Гиперион, один самых больших безумцев среди всех земных Эллады. Как мог ты, позволить ему обрести этот лук? Неужели, такая сильная жажда войны бурлит внутри тебя?
Проснись. Сын мой, сбрось с себя эту пелену. Посмотри, чему ты содействуешь и чем это грозит...

Отредактировано Frederick Klemente (2015-04-02 01:34:57)

+7

13

[NIC]Ares[/NIC]
Не в первой было  Аресу вызывать своими деяниями неоднозначную реакцию среди богов, не в первый раз поднимался он по ступеням  Олимпа, в ожидании вердикта, который вынесет ему отец. И хотя Зевс  всегда пытался поступить с сыном по справедливости, Арес видел, как громовержец порой смотрит на него, как все они смотрят на него с этим вечным осуждением во взгляде. В этом  была ошибка божественной семьи. Всемогущие существа, способные создавать и уничтожать одним движением пальца, они оказались слишком  увлечены наблюдением за жалким муравейником, имя которому- человечество.  Небожители зачастую слишком тряслись над своими любимыми питомцами, выбирая среди них любимчиков,  приносили им свои дары или же наоборот, наказывали за проступки. Сам же Громовержец был совсем не прочь спуститься  к людям в ином обличии, и соблазнить  очередную смертную красавицу, от которых рождались так называемые «сводные братья и сестры» Ареса.  Это ни для кого не было секретом, и уж тем более не для  Геры. Однажды матери так все это надоело, что она даже пыталась убить очередного внебрачного отпрыска Зевса- Геркала.  Впрочем, хотя бога войны и огорчало наблюдать как мать вынуждена мириться с любвеобильностью  отца,  Арес  очень даже понимал отца, и иногда промышлял тем же самым. Ведь только для этого и нужны были люди, они годились как средство  развлечения богов. Так что же такого ужасного, что Арес не мог устоять перед хорошей войной? У всех ведь свои маленькие слабости. Стравливать людишек-муравьишек между собой было бесконечно  забавно, и  даже то, что в этот раз новая война на земле привела к таким непредсказуемым результатам,  только добавляло азарта.

Он чувствовал на себе  взгляды других богов. Одни глядели на него  с интересом, другие с осуждением, а кто-то и с ненавистью.  Особенно явно он чувствовал взгляд Афины, словно прожигающий его на сквозь. Да, эта самовлюбленная гордячка, незаслуженная любимица отца, не упустит шанса  убедить Громовержца  отправить бога войны в Тартар. Арес же отвечал ей взаимностью, и давным-давно мечтал рассечь богиню на две аккуратные половинки и затем скормить их своему псу. Чувствовал он и растерянный взгляд Афродиты, чья любовь была единственным средством, что хоть как-то могло сдерживать кровавые порывы в душе Ареса.  И все же, единственный,  чье мнение интересовало его сейчас, был его отец.  Арес молча стоял перед Зевсом, чувствуя, как Громовержец всматривается в него, словно видит все, что происходит в душе у кровавого бога. Суров был взгляд правителя Олимпа, но Арес не отвел взгляд, не потупил взор, как и подобает настоящему войну.  И наконец отец задал вопрос, и голос его эхом пронесся по всему Олимпу.

  - Лук у него, отец,- смиренно отвечал Арес, он хотел было сразу же  объяснить произошедшее, но не посмел, ожидая, когда Зевс сам об этом спросит. К слову, бог войны вовсе не считал свою позицию провальной. В конце-концов, врзможно эта война поможет раскрыть глаза его семье на сущность людей. И быть может,  бога войны поддержит хотя бы его дядя, Аид, ведь он тоже извлекал из этой бойни немало пользы.

- Я и не думал, что Гиперион когда-либо сможет обнаружить его. Лук был так давно и безнадежно потерян, что даже я сам забросил попытки отыскать его. Для  смертного же такая задача и вовсе  казалась абсолютно невозможной. Я был уверен, что безумец Гиперион погибнет во время поисков сам, или же будет убит своими солдатами, когда они  поймут, насколько болен их король.  Даже когда он нашел его, я был уверен, что за обладание таким оружием люди сначала убьют Гипериона во сне,  а затем и перебьют друг друга, оставив лук без владельца. Гиперион и его войско сгинули, погибнув бесславной и безумной смертью.  Полагаю, иногда  и я слишком верю в людей. Но отец, позволь мне обратить твое внимание и на другую сторону нашей проблемы.   Гиперион- лишь первый, кто позволил  себе восстать против нас, но не первый, кто ропочет  на тебя.  Ты заботишься о людях, но они совершенно не ценят того, что ты, что все мы для них делаем. Очень скоро таких, как Гиперион, будет много, если только мы ничего не предпримем. Царь Гиперион безусловно опасный враг, но он всего лишь смертный,  и как любой смертный, он сгорит как сухое дерево, если его поразит твоя молния.  Если ты прикажешь, я вырежу его сердце и принесу тебе, но… я предлагаю обратить ситуацию нам на пользу. Мы можем покарать Гипериона и его людей ,всех, кто как-либо помогал ему, уничтожить его царство. Сделаем его примером для  остальных.  Напомнить им, что будет с теми, кто пытается грозить нам.

Отредактировано Jamie Frost (2015-03-26 07:14:26)

+7

14

http://i57.fastpic.ru/big/2015/0326/bc/b88e5779e127cd4ba0358379a72aa7bc.gif

Богиня плодородия и цветения. Она слышит каждую смерть, каждую гибель листочка на таких драгоценных деревьях. Она чувствует каждую смерть ее детища – урожая. Она чувствует, как умирает земля, как пропитывается кровью тех, кто стал жертвою этой беспощадной войны. Она обводит глазами всех, кто здесь собрался, и не понимает. Неужели они не чувствуют, неужели не видят, как гибнет этот мир, как его уничтожают смертные. Единственный царь, который возомнил себя Богом, который решил, что может уничтожить то, что создали они – Олимпийцы. Этому нужно положить конец, и как считает она, не стоит даже этого обсуждать. Зевс – отец, он всегда был предан порядку, и прежде чем решить, он собрал всех самых близких. Всех тех, кто повинен в этой войне, или тех, кто может помочь найти решение из этого кровопролития. Но смогут ли они обойтись без войны? Персефона давно поняла, смертные не так сильно верят в них. Они перестали молиться, они перестали почитать Зевса, перестали бояться Аида, и поклоняться Богу Посейдону. А что говорить об их детях. Даже сама Персефона чувствовал, что молитвы стали тише и реже. Только в деревнях, кто еще поклонялся ее силе, по-прежнему боготворили ее и давали Персефоне силы и желание бороться за жизнь на земле. Но она прекрасно понимала, что войны не избежать. В любом случае.

Она смотрит на тех, кто появляется в зале собрания. Посейдон – третий брат могущественных Богов. Властитель морской стихии.  Персефона молчалива, она стоит рядом со своим мужем, но она многое видит, замечает. Она видит, как Посейдон смотрит на Афину, как мелькает в его глазах непотушенный гнев, но сейчас не место устраивать личные разборки. Персефона переводит взгляд на Афродиту. Прекрасная Богиня любви. Ей завидуют многие, даже те, кто никогда не произнесет этого вслух. Прекрасная, светлая богиня, от красоты которой может померкнуть мир. Ее чары пьянят любого, кто оказывается с ней рядом. Ее глаза сверкают ярче солнца, что освещает поверхность земли. И сейчас она здесь, рядом с местом мужа, как и сама Персефона. Она склоняет голову и улыбается уголками губ.
Что же думаешь о войне, ты, прекрасная Богиня. Та, что владеет самым странным и самым сильным чувством. Ты, кто может управлять сердцами людей, играться с ними как куклами и разбивать, когда тебе заблагорассудится. Ведь много войн было развязано из-за тебя, прекрасная Афродита. Сколько царей и воинов полегло, сражаясь за любовь. Даже это чувство Боги превратили в оружие. И удачно развлекаются, когда им становится скучно…
Персефона прекрасно помнила, что случилось с Троянцами, кто в этом был виноват и за что поплатился огромный народ своими женами, жизнями и детьми. Страшная и хитрая война, которая искалечила много судеб. И все ради любви одного молоденького царя…Опасное оружие в руках скучающей Богини.
Завидев Гермеса, Персефона улыбнулась, молчаливо здороваясь с самым быстрым и юрким из всех Богов. Подтянутый, покровитель путников и пастухов, проводник в царство мертвых.  Проводник часто спускался в этот темный и мрачный мир. Да и на земле он был достаточно частым гостем, как и она, которая должна была смотреть за урожаем. Интересно, а какое место ты займешь в этом споре. Гермес, как и она сама, была не главой Олимпа, и не считала их слово веским. Но, тем не менее, Зевс пожелал видеть и его, а значит, властитель Олимпа был поистине в замешательстве.
Артемида. Персефона в очередной раз улыбается вечно молодой и прекрасной Богине. Стройна, хрупка, она как девочка впорхнула в зал и заняла свое место. Богиня охоты, которая поддерживала чашу весов фауны на земле. Она помогает людям охотиться, помогает тем, кто искренне просит ее помощи. С ней Персефона дружит больше всего (если конечно отношениями между всеми олимпийцами можно назвать дружбой, ведь каждый живет в угоду только себе). Артемида одна из богинь, которая своими глазами видит, чувствует и знает, что творится на земле. Она своими ногами ступала на это опаленное и умирающее полотно. Она сама чувствовала, как пропитала земля, по которой бродят выжившие животные, кровью. Она одна из тех, кто был так же близок к войне, как и сама Персефона.
Когда в зале появился Арес, все кто тихо перешептывался, замолчали, обращая взоры на сына Зевса. Персефона так же подняла голову, взирая на того, по чьей вине сейчас гибли люди. Нет, Арес не специально вложил в руки этого сумасшедшего лук, которой сейчас уничтожал все. Он, наверное, и подумать не мог, что какой-то смертный доберется до него. Но сейчас, когда все начинало разгораться, Арес был на стороне войны. Он крепко стоял за плечом Гипериона и управлял его рукой. И ничто не изменит мнение богини. Она прищурилась, смотря как Бог ступает к ним. Высокомерный, гордый и как всегда жаждущий крови. На его обуви видна кровь людей, которых он уничтожил пусть не своими руками. Своими пешками. Персефона сжала зубы и отвернулась.
Если бы не ты, брат, этого всего можно было избежать. Эта война не стала бы такой жестокой, страшной и мучительной. Ты уничтожаешь его руками то, что мы так долго создавали. Зачем? Ради развлечения? Ты толкаешь меня, свою сестру на такие решения, от которых стынет кровь. Персефона перевела взгляд на своего супруга, который сидел ровно в кресле, но даже не пытался повернуться к ней, увлеченный разговором. Но Персефона чувствовала каждой клеткой, что он с ней. Чувствует его касания. Они давно не виделись, он изголодался по прекрасной жене с темном царстве,  и сейчас Персефона чувствовал эту энергетику, которую может чувствовать только жена всегда холодного и спокойного Бога подземного мира. В какой-то момент Персефона забывает, зачем они здесь собрались. Она вспоминает, думает, чувствует, а потом медленно открывает глаза и смотрит на всех уже совсем другим взглядом. Война меняет людей…И не только людей, но и Богов. Она поворачивает голову к своему отцу и долго рассматривает его величественную осанку. Как он поднимается с трона, как идет по кругу, взирая на всех, кто здесь собрался с высоты. Бог, который обманул собственного брата, отправил его в самый низ. Бог, который отдал свою дочь брату, даже после поменяв свое решение. Персефона в глубине души была зла на отца. За слишком многое, чтобы трезво оценивать ситуацию. И еще…Она больше всего хотела избавиться от заточения в подземной темнице.  Освободиться, но остаться рядом с мужем. Но Аид никогда не покинет подземный мир, пока на троне Олимпа сидит его брат. Персефона пугается своих мыслей, но они словно змеи проникают в сердце, в душу и уже не так просто вырваться из этих пут. Я должна пожертвовать чем-то ради блага…нашего блага. Персефона искренне верит, если Аид займет место Зевса,  все изменится.  Зевс слишком добр к людям, он упускает их, и люди не боятся громовержца. Ему перестали молиться, перестали поклоняться, отдавая дань смертному царю, который возомнил себя богом. Только Бог подземного мира сможет навести страх на людей, только он может жестоко покарать и уничтожить. А она будет рядом, смягчая его характер…Отец, а ты стал слишком мягким. Ты одним ударом можешь прекратить все это. А вместо этого, ты предпочитаешь вести беседы.
- Гиперион, один самых больших безумцев среди всех земных Эллады. Как мог ты, позволить ему обрести этот лук? Неужели, такая сильная жажда войны бурлит внутри тебя?
Персефона слышит голос отца, обращенный к брату. Она смотрит перед собой, находясь в своих мыслях, но голос властителя Олимпа доносится до всех. В нем недовольство, переживание и недоумение. А что ты ожидал отец? Он Бог войны. Он жаждет власти над смертными, жаждет бойни и резни. И чем ее больше, тем лучше для любителя поиграть в войнушку чужими руками. Персефона смотрит на всех собравшихся. Боги, собравшиеся здесь разделятся на два лагеря…Все хотят остановить это кровопролитие, почти все. Но каждый своим способом. И если начнутся споры, то войны уже между Олимпийцами не избежать. Богиня снова бросила взгляд на Аида, и ее губы мягко растянулись в улыбке. Кто остается в тени? Кто молчалив и тих? Кто умеет ждать? Тот всегда получается то, что желает. Аид был из тех, кто уходит в тень, но когда приходит время бьет так, что  содрогается земля. И все это прекрасно знают. В его руках могущественные твари Олимпа…Стоит только отпустить поводок…Персефона дергает головой, когда говорит Арес. Его речь проникает в сознание каждого. Голос брата тих и спокоен, но в нем читается непокорность, желание воевать, отбирать, уничтожать. Звон, который Персефона слышит отголосками воплей умирающих. Но она так же слышит зов своего сердца, который оказывается намного сильнее всего остального. Пока говорит Арес, она опускается к Аиду. Он так же непоколебимо восседает в кресле, но Персефона чувствует, что муж слышит и слушает и ее.
- Тебе нужна война, муж мой. – Тихий шепот, скорее похож на дуновение ветерка. Она шепчет, словно мурчит. Ее голос, словно ручей переливается по камням, блеща своей прозрачностью в лучах солнца. Ее никто не слышит, кроме Аида. – Ты слабеешь без душ, ты слабеешь без молитв в твою честь. Ты слабеешь без страха людского…Тебя должны почитать, тебя должны бояться. Ты великий, муж мой…Но пока рядом Зевс, ты всегда будешь оставаться в тени. А война может развязать руки… - Она отклоняется медленно от уха любимого мужа и выдыхает. Сейчас она наступила на горло себе, своим принципам, своей страсти к земле и людям. Она предала одних, ради других. В конце концов, люди – они просто пешки. Она выпрямляется, когда Арес перестает говорить и в зале нависает тишина. Зевс поворачивает голову на братьев. Настала очередь говорить тех, кто всегда находится по обе стороны от великого Бога. Пора братьям сказать свое веское слово.
http://i67.fastpic.ru/big/2015/0326/63/57e90ec94852bd24cd574a9a406a1f63.gif

+7

15

[AVA]http://se.uploads.ru/fgREa.jpg[/AVA][NIC]Hades[/NIC]Один за другим  поднимаются боги в светлый чертог и занимают законное место подле великого Зевса. Почтительным, низким поклоном приветствуют они царя всех богов и его братьев – Аида и Посейдона.
Ровно и прямо восседает на своем троне Аид, спокойный и неколебимый, как скала. Среди собравшихся он видит быстроногую Артемиду, девственную богиню лесов и охоты, и ищет её златокудрого брата, одинаково искусно владеющего лирой и луком. Не найдя среди собравшихся Аполлона, Гадес  молча переводит взгляд на остальных богов. Вот и прекрасная Афродита, покинутая своим супругом Гефестом, которого можно чаще найти в кузнице, среди молотов и мехов, чем на супружеском ложе. Мрачен Аид: разве не отдал бы он половину своего царства за то, чтобы иметь подле себя Персефону? А этот хромоногий глупец посвящает всю страсть наковальне, а не прекраснейшей из богинь, пробуждающей любовь в сердцах смертных и богов.
Подле Зевса встает и посланец богов Гермес. Быстрый, как мысль,  побывал он у каждого, кто держит в своих руках судьбы земли и населяющих её людей, созывая тех на совет, и теперь готовится внимать их речам.
Тёмным гневом кипит воительница Афина Паллада, и лишь слова отца-громовержца удерживают её от того, чтобы не затеять тотчас великую битву с яростным богом войны, который является на Олимп последним.
Лёгким кивком приветствует Гадес племянника – он знает, Зевс не любит сына и, не будь между ними родства, он бы низверг его в Тартар. Жесток и неистов Арес, слаще звуков кифары для него грохот битвы и стоны раненых и умирающих. Обезумев от запаха крови, вонзает он меч то в одного воина, то в другого, разит без разбора, отправляя души в царство Аида.
Но представ перед грозным судилищем, даже Арес смиряет свой яростный нрав. Он с почтением внимает речам отца, отвечает ему хотя и покорно, но гордо. Его слова тревожат богов – не любит Арес людей, не испытывает к ним ни жалости, ни сострадания. Не понимает он тревоги Зевса и его любви к смертным, заботы о тех жалких насекомых, что населяют землю, умирают от хворей и лишений, чей век недолог, а жизнь полна страданий и горестей.
Ничего невозможно прочесть на лице бога мёртвых, мысли Гадеса закрыты от прочих богов. Тяжкая дума терзает Аида: он слышит в речах старшего брата глубокую заботу о смертных и вспоминает, сколько несчастий принес людскому роду один из даров громовержца – ящик Пандоры. А сосуды, что стоят по обе стороны от его золотого трона? Один из них белого цвета – из него Зевс черпает милости для людей, а другой сосуд чёрный – он полон несчастий и бед. Но как же редко сыплются на смертных божественные милости и благословения…
Зевс, конечно, любит людей, они его дети – некоторые даже в силу кровного родства. Но даже полубогам не избежать дороги в подземное царство, где встретит их суровый Аид, чтобы каждому воздать его мерой.
Зевс жестокий отец, одинаково беспощадный и к богам, и к смертным. Он железной рукой правит на пресветлом Олимпе и сурово карает тех, кто посмел нарушить волю богов, его волю. Отчего же он медлит теперь, когда по всей Элладе стоит стон и плач, двери храмов распахнуты настежь и льется горячая кровь на алтари? Богатые жертвы приносят люди в эти тяжёлые дни, не жалеют ни овец, ни молодых козлят. Денно и нощно взывают они к Зевсу, молят спасти их от ярости царя Гипериона, но Харон не жалуется хозяину на малочисленность душ, ожидающих переправы. И чудовищные Керы, возвращаясь из верхнего мира, хохочут довольно и целуют своими красными губами руки Аида – они вдоволь напились человеческой крови и насладились ужасающими звуками битвы.
Лишь Аиду никто не торопится приносить жертвы, и чёрные бараны не ложатся на холодный камень алтаря. Боятся люди подземного бога, ужасно его царство и ненавистно оно людям.
Гневается Гадес на смертных за такое пренебрежение, желает он почестей наравне с другими богами.
Сквозь пламенные речи Ареса до него вдруг доносится шёпот жены. Голос звучит мягко, будто молоко капает в подойник, а слова отравляют мысли змеиным ядом преступных желаний. Аид взглядывает на старшего брата. Он помнит, как тот освободил его из отцовской утробы, когда прожорливый Кронос, боясь низвержения с Олимпа, одного за другим проглатывал собственных детей. Помнит он, как бились они все с могучими титанами, а циклопы пришли на помощь Зевсу, выковав для него громы и молнии.
То было тёмное, страшное время, но откуда Персефоне об этом знать? Но уже то, что жена первая обратилась к нему, заговорила, наполняет Аида радостью, дарит ему надежду. Он был уверен, что дочь Деметры  всё еще не может простить ему обман, но, видно, и её сердце сумела затронуть любовь. Позже Гадес обязательно сделает Афродите подходящий подарок.
Дождавшись тишины, Аид поднимает руку.
- Я согласен с Аресом, что люди начали забывать страх перед богами. Они возносят молитвы лишь по необходимости, вспоминают о нас, когда их сердцами и душами овладеют отчаяние или ужас. В остальное же время они радуются и веселятся, позабыв о храмах и жертвах.
Он обращается к Зевсу:
- Мы терпели достаточно поношений и хулы от смертных. Вспомни, как пришлось тебе покарать нечестивца Ликаона, а затем и весь человеческий род. Люди смертны, ты сам создал их такими. Вложил в них ярость и страсть, неудивительно, что они так легко затевают войны. Они ценят лишь силу и власть. Так отчего же не напомнить им, в чьих руках на самом деле сосредоточена вся мощь этого мира?

Отредактировано Jared Gale (2015-03-28 11:11:05)

+7

16

[NIC]Aphrodite[/NIC]
[STA]Таким должен быть настоящий Ангел Любви.[/STA]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i412/1503/7f/92c929199dd1.png[/AVA]
[SGN]http://s018.radikal.ru/i501/1503/56/da50addeed12.gif[/SGN]

Код:
<!--HTML--><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="480" height="10"><param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#837814"><param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/Nadejdaroru/folders/Default/media/9a544919-3d64-46e3-a5e2-4c1eb694f225/Antonio%20Lucio%20Vivaldi%20Summer%20III%20Presto.mp3"></object>

Гефест не пришел. Как же это ее злило - заставляя кровь закипать в венах, подобно стекающей лаве, которая бурлит и извергается из недр земли. Афродита как никогда была обижена на супруга. Но и самая сильная злость с годами меркнет, превращаясь в отголосок боли и ненависти, который только лишь тревожит душу, больше не выворачивая ее на изнанку.
Сама того не осознавая, она получила один из самых могущественных даров этого мира - повелевать над живыми существами посредством любви, страсти, похоти. Она, нимфа вышедшая из пены морской, смогла попасть на Олимп и заручиться силой богини, которую боготворят, которой поклоняются и у которой выпрашивают. И даже в это смутное время войны, пожалуй, только любовь достаточно сильно поддерживала в бою. Солдат силен лишь до того момента, пока знает, что где-то его ждут, что он нужен кому-то.
Но кому была нужна она? Место Гефеста пустовало и Афродита с сожалением смотрела на величественный мрамор, из коего был выпилен трон. Ее карие глаза, отливающие медом, дрогнули - в зал, летя на всех парах, вошел Арес. Дыхание перехватило, богиня смотрела на бога войны со всей растерянностью, на которую была способна. Взгляд её вопрошал: "Что же теперь будет, мой дорогой, что же будет?"
Не смотря на Зевса, но зная, что он рядом, Афродита положила руки на подлокотники, правая ее рука осторожно, но в то же время с силой, ухватилась за кусок камня. Почти все были здесь. У каждого - свои мысли, свои мечты и свои принципы. Они не договорятся, не придут к консенсусу - она знала это уже сейчас, как только взгляд ее глаз встретился с глазами Посейдона, настроенного решительно, или когда она смотрела на Аида и его прекрасную супругу, которая, что-то нашептывала на ухо мужу. Афродита не могла слышать что именно - слишком тихим был голос и слишком далеко она сидела.
Но слышать слова Ареса и Зевса мог каждый. Кажется, что их слышал весь Олимп - ни один из них не поднял голоса, но в этом мощном басе скрывалась зримая угроза. Богиня напряглась, сильнее сжимая пальцами камень. С одной стороны были жизни десятка тысяч невинных, а может и, миллионы. С другой - Арес, единственный, кто понимал ее и кто любил не потому, что она этого захотела. Не потому, что ее сила - повелевать сердцами всего сущего на земле.
Закрыть глаза. Открыть. Почувствовать как трясутся свои руки. Неужели от холода? Но разве чувствуют боги холод и жару? А могут ли они чувствовать страх перед неизбежным, перед тем, что не в силах изменить по одиночке, но зато могут справиться все вместе.
Когда заговорил Аид, Афродита медленно повернула голову в его сторону, слушая, внимательно впитывая в себя слова, словно губка впитывает воду. Его голос был словно гром среди ясного неба, он... хотел войны? Но что значила война меж живыми? Конечно же тысячи смертей и новые души в его царство. Аида можно было понять - он скучает без мучительных стонов и мольбы о помощи от тех, кто провел свою жизнь отнюдь не праведно. Он скучает по подношениям, которые смертные перестали нести к его алтарю. И...он будет настаивать на беспощадном кровопролитии. Ее взгляд плавно перешел с его лица на лицо Персефоны. Прекрасная жена повелителя мертвых, дочь Зевса - она, казалось, торжествовала. Но какая была для нее выгода? Афродита сузила глаза, внимательней вглядываясь в богиню.
"Зачем тебе это? Погибнет земля, которую оросила кровь воинов. Погибнут выжженные дотла леса, реки пропитаются смрадом потонувших тел, а всё живое увянет и усохнет, как это бывает. Зачем, Персефона? Что ты делаешь?" Постукивая пальцами левой руки по мрамору, Афродита отвела свой внимательный взгляд и также, как Аид подняла руку, что бы привлечь внимание и начать говорить.
Ее голос, словно переливы ручейков заполнил зал от края до края и не было места чему-то другому:
- Не проще ли наказать Гипериона и показать людям, что может быть с каждым из них? Жестокая казнь того, кто смел перечить нашей силе должна усмирить смертных. Мы должны показать, что рядом с людьми, что наблюдаем, и что злость в нас готова разрушить мир, а после - собрать его заново, попробовать снова. Не напугает ли это их, заставив повиноваться и не забывать, чего мы от них ждем? - Афродита долгим взглядом смотрела на Ареса, ища поддержи в глазах бога войны.
Но в эту минуту она жалела, что рядом не было Гефеста - мудрого покровителя, который обязательно нашел бы выход даже из этой ужасной ситуации. Афродита буквально слышала как бьет молот мужа о разгоряченную наковальню. Она ощущала телом как страстно он взмахивает им, с какой силой бьет по железу. Каждый удар отзывался в ней дрожью. Если бы она...она была той его наковальней, то искала бы утехи в чужих руках? Но она была совсем одна и она запуталась, не в силах принять верное решение. Ее, как корабль во время шторма, бросало то в одну, то в другую сторону. Она хотела помочь смертным, хотела, что бы люди жили как раньше, что бы огонь в их глазах горел от любви, а не от азарта боя. Но она и не хотела бросать Ареса, не хотела что бы его покарали за то оружие, которое он, не совсем по своей воле, но дал людям. В медовых глазах появлялось все больше решительности.

+7

17

[AVA]http://firepic.org/images/2015-03/08/xzc65cwj86em.jpg[/AVA][NIC]Poseidon[/NIC]
Тяжелым, внимательны и решительным взглядом смотрит морской бог на всех присутствующих. Сложно предугадать, кто из них займет какую-то определенную сторону. Знал Посейдон о том, что его брат благоволит смертным, по нраву ему земные красавицы, иначе не спускался бы он столько раз с божественной горы Олимп в мир людей, не посещал  не соблазнял прекрасных женщин, которые никогда не смогут сравниться с великолепной Афродитой - богиней любви и красоты. Но, видимо, у Зевса какие-то иные помыслы или планы, которые неведомы никому из Богов. Где же его хваленые отпрыски, полубоги, герои, к примеру, Геракл, который совершил столько прекрасных подвигов и прославил свое имя? Что до Геракла, то, наверное, забывают про его своеобразный тринадцатый "подвиг". Многих девушек обесчестил он за времена своих странствий. Наверное гены своего божественного отца сказываются. Но не обвинял своего брата Посейдон, поскольку и сам не гнушался подобным поведением. Ощущение, что все эти замечательные герои попросту отсиживаются где-то и ждут, чем закончится война, не покидало Посейдона.
Тяжело вздыхает морское божество, осознавая, что люди медленно, но верно забывают о том, чем владеют только благодаря богам. Но не все понимают и осознают те блага, которые даровали им всемогущие боги. Из-за этого случаются распри не только между людьми, но и между богами. Как, к примеру, случился спор за проклятую Аттику между ним и Афиной. Вырастила какое-то хилое деревце, а эти смертные глупцы и рады были отдать ей предпочтение. Взбешенный бог тогда наслал великое наводнение на проклятый город. Забывают люди, что без пресной воды погибнет все живое. А ведь Посейдон даровал им также такое прекрасное животное, как конь. Вновь и вновь не ценили смертные дары богов, поэтому и страдали от гнева олимпийцев. От праведного гнева, надо сказать. Также внимательно наблюдает Посейдон и за своим братом Аидом - повелителем подземного царства. Вот уж кому он не завидовал, тяжела работа с мертвыми. И боятся люди бога теней и мрака, страшатся его гнева, стараются избежать смерти всеми силами, поэтому зачастую и не считают нужным восхвалять Аида и приносить ему жертвы. Глупцы, столько времени проходит, а из поколения в поколения передается этот животный страх, не понимают люди, что порой смерть является избавлением от никчемной жизни.
Крепче сжимает Посейдон свой трезубец в тот момент, когда в зале наконец-то появляется Арес. Гордый, надменный и готовый к любой атаке, даже словесной. И, казалось, он даже не чувствует стыда за то, что творится в настоящее время в мире смертных. В чем сейчас смысл войны между смертными, которую развязал Гиперион? Его войска считают, что они всесильны. Они насмехаются над богами, видя, что те бездействуют, они разрушают храмы, теряют страх перед божественной волей, а кровавые жертвы даже жертвами назвать нельзя. Они хулят богов, забывая о том, что всемогущий Зевс может в один момент прекратить это все. Только вот сейчас после стольких событий, что принесла эта война, его брат наконец-то сподобился созвать совет всех богов. Но даже не все боги соизволили прибыть на Олимп. К примеру, он не видит Гефеста - хромого кузнеца, покинувшего свою прекрасную супругу. Не понимает Посейдон смысла их так называемого брака. Точно также как и не понимает связи между красивейшей Афродитой и воинственным Аресом. Чем больше будет разворачиваться война, тем больше будут гибнуть люди. Тогда кому же будет внушать любовь великолепная богиня? Ведь без людей не буде смысла существования самих богов. Кем они будут повелевать, кто будет поклоняться им, восхвалять их, строить в их честь храмы и приносить жертвы, чтобы снискать их благосклонность?
Но от взора морского бога не может укрыться то, что Персефона склонилась к своему супругу и что-то нашептывает ему на ухо. Женщина указывает мужчине? И мужчина ее слушается. Пока что по поведению Аида сложно понять, что же думает он на самом деле. И вот наконец-то начинает отвечать Арес своему отцу, в глазах которого кипит гнев и непонимание. Усмехается Посейдон, видя такую реакцию Зевса. Слишком непонятен ему ответ бога войны. Он говорит о том, что люди забыли богов, поэтому нужно было давать в руки одному из смертных такое страшное оружие. А если его разум также в один прекрасный день затмит ярость и жажда наживы. Имея такое оружие, он посчитает себя равным богам и вполне может пойти войной на сам Олимп. Конечно, подобные мысли вряд ли придут в голову смертному, но кто знает, какие на самом деле мотивы у Ареса, который самолично вложил лук в руки Гипериона. Не верит Посейдон не единому слову сына Зевса, также чувствует он ярость, исходящую от мудрой Афины, которая немного нервно переступает с ноги на ногу, видимо ожидая своей очереди, чтобы высказать свое мнение. И сейчас Аид также поддерживает Ареса, видимо, мало ему душ в загробном мире или же он также слеп, как и Арес в своей ярости? Юная Афродита, видимо, настолько устала терпеть подобное, что опережает даже Посейдона, поднимая руку, прося права голоса и высказывается в пользу того, что жестокого царя следует наказать. Межу богами копится напряжение и ярость. Как и думал Посейдон, кто-то будет за то, чтобы война среди смертных продолжалась, кто-то будет всеми силами выступать против, а кто-то просто будет сохранять нейтралитет. Посейдон ловит взгляд Зевса, который ждет мнения от своего второго брата, поднимается со своего места, обводит взглядом всех богов и также высказывается.
- Зевс, брат мой. Я внимательно слушал, что успели произнести присутствующие здесь. Люди забыли, кому обязаны всем, что имеют. Они забылись, кто-то забылся в своих горестях, начинает клясть наш божественный пантеон. Кто-то забывается в радостях, и не помнит о том, что боги могли поспособствовать счастью или же какому-то достижению того или иного смертного. Но, мне кажется, что многие из нас точно также забывают о том, что война - это в первую очередь смерть. Люди смертны, это в их природе, как любого живого существа. Они истребляют друг друга и может статься так, что людей не останется. Боги без людей - это немыслимо. А Гиперион - эта его безумная жажда войны ослепила его. Кроме истребления людей, он хулит богов и, судя по всему, призывает остальных поступать также. Обладая тем оружием, которое даровал ему Арес, он может посчитать себя равным нам. Возможно ли такое, что смертный подобен богу? - хмурит брови Посейдон, останавливая свой взор на Аресе. - Я считаю, что мы должны напомнить о себе, видимо, из-за короткой памяти смертные забыли о том, какой мы обладаем силой и властью. Некоторые не понимают того, какие блага несут наши дары и каковы разрушения от нашего гнева. Не понимают смертные того, чем им грозит их мнимая забывчивость. Война не принесет никакой пользы в первую очередь нам. А вот продемонстрировать то, что без нас люди ничто, следует. И напоминать нужно, пока они не осознают истинную веру.
Шумно выдыхает Посейдон, заканчивая свою речь, которая явно многим не по душе здесь. Однако же ему все равно. Он до сих пор не забыл того, что некоторые смертные в Аттике посмели признать его дар менее важным, чем оливковое дерево, созданное Афиной. И многие пострадали от его гнева. Решение не изменилось, однако же более подобной наглости морской бог не собирался прощать. Карать виновных и ругающих богов, ставить на место тех, кто слишком зазнался. Но порой некоторые боги становятся подобными смертным. И с такими нечестивцами также нужно расправляться. Но несколько иными способами...

Отредактировано Balthazar di Stefano (2015-05-01 20:23:49)

+9

18

[NIC]Ζεύς[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/YCgOG.gif[/AVA][SGN]http://firepic.org/images/2015-04/02/qng8zq7jsr19.gif[/SGN]

Мы не можем вмешиваться.
Чтобы люди верили в нас, мы должны поверить в людей. ©

https://33.media.tumblr.com/dff23238a2680f8f67cc3dabaaa541ed/tumblr_nlqp2esDUn1r7i70vo1_500.gif
[audio]http://prostopleer.com/tracks/5104703ikMe[/audio]

Величествен Зевс и воля его непреклонна. Страшен гнев бога - Громовержца. Он спит глубоко внутри, не будите его.
Он знал, что мнения разделятся. Он чувствовал их смуту, бурлящую в божественных жилах олимпийцев. Но, право голоса здесь на Олимпе имели все. А вот некоторые так и не успели высказаться. Молчит и мудрая жена Зевса - Гера. Но, ее мнение Громовержец читал во взгляде гордой божественной девы. Она никогда не простит ему ни единой связи с простыми смертными женщинами, как и не простит ни одного из героев, его детей.
Прикрыв ненадолго глаза, Зевс отошел от богов. Он слышал молитвы. Его дети обращались к нему, просили.
Персей, сын мой... В последнее время царь Тиринфа молил своего родителя о благоразумии и покровительстве. Знал Зевс, что и Гера чувствовала его связь со смертными. Тем сильнее назревала буря в душе оскорбленной богини, чем чаще обращались к нему и Геракл, и Персей.

Молчала мудрая Афина. Молчала Артемида. Молчал и Гермес. А ведь он покровитель смертных, проводил с ними гораздо больше времени, чем на Олимпе среди братьев и сестер. А Артемида, юная дева, что сейчас терпит кощунство по отношению к всему живому, что так дорого ей.
Знал Громовержец и то, что брат его Аид предпочтет сторону бога войны. Он, мрачный бог, подначиваемый своей супругой Персефоной был готов бросить на плаху все, что так лелеял сам Зевс.
Поднял голову бог лишь тогда, когда Посейдон изволил высказать свое мнение. Оно было мудрым, хоть и несколько отличалось от его собственного.

Спит ярость Зевса, хоть и алеет еще пожарище в жилах Громовержца. Лишь изредка накаляется воздух, да морщится величественный лоб мужа и отца. А в низинах Эллады, порой, сверкают молнии, предостерегая смертных и напоминая им о божественной силе Олимпа. Но, это всего лишь отголосок отчаяния. Не понял Арес и сильной любви отца своего ко всему, что было создано его предками. И эта буря овладевала Зевсом. Поджав губы, владыка молчал, чувствуя их всех за своей спиной.

Они высказывались, но у каждого было свое мнение, как и право. Знал Зевс, что сложно будет усмирить амбиции богов Олимпа, но искренне верил в благоразумие, каждого собравшегося в это не легкое время на этом совете.
- Афина, Артемида. Вы, что-то хотели сказать?
Переведя взгляд на воинственную деву, Зевс дал понять, что желает сейчас услышать именно их мнения. Возвращаясь к своей супруге, бог остановился подле Геры...
Не молчи. Не молчи, любовь моя. Хоть ты и вправе сама выбирать сторону.
Но, так же и знал Зевс, что боги были сейчас взволнованы не меньше его самого. Да, вот только, каждый сейчас лелеял мечту и у каждого она была своя. Одного он не мог допустить: хаос на божественной горе Олимпа, ведь тогда их родитель Кронос начнет пробуждаться, а люди и вовсе перестанут чтить богов. Нет, этого не должно было произойти.
- Чтобы люди верили в нас, мы должны поверить в людей.
Он обращался к ним ко всем, в надежде, что сегодня не будет месту внутренней вражды между олимпийцами и что мудрость все же победит чувства и амбиции. А холодный разум поможет им всем найти правильное решение... Если только...
Переведя бегло взгляд на Ареса, Зевс провел пальцами по губам и едва заметно прищурился.
Не буди их, сын мой. Не буди в наших безмятежных сердцах, Кроноса. Ты, же знаешь, гнев его силен. Мы не сможем его удерживать и дальше, если сами подвержены ярости и гневу. Не буди их.
° ° °[float=left]http://s1.uploads.ru/t/PZbGB.gif[/float]О, святой Олимп, божественна Эллада. Я - сын Зевса Персей, царь Тиринфа, отец и муж. Я слышу его отчаяние. Я внимаю печали своего божественного родителя.- Отец, что это? Неужели, боги гневаются? Ты, учил меня почитать их...
Опираясь рукой о мраморную колонну, Персей смотрел, как одиночные молнии сверкали в небе.
- Алкей, люди разгневали богов. Мой отец, Зевс. Я слышу его гнев.
- Но, что теперь будет с нами?
- Мудрость Зевса не позволит пролиться крови греков. Он должен остановить этот хаос...
- Ты, опять покинешь наш дом?

Проведя рукой по лбу, герой, муж и царь тихо ответил своему сыну:
- Это мой долг, Алкей. Если он позовет меня, как и других... Я пойду на его зов.


Задания для детей и братьев. Второй круг.
Будут обновляться по мере прохождения сюжета.
P.S.: Зюся добрый и любит своих отпрысков.

http://firepic.org/images/2015-04/02/jkg4wp8zynf7.jpg
.1. Упомянуть Зевсу-Громовержцу о его многочисленных детях-героях.
Давайте не будем все налетать на Зюсю. По очереди, дети и братья. Хватит и одного участника.
- 200 драхм;
.2. Тем временем, описать то, что происходит на данный момент в Элладе;
Набор окончен. (Terra Kaas, Frederick Klemente)
- 200 драхм;
.3. Задать вопрос Афродите и задеть ее женское самолюбие отсутствием ее мужа;
Так. Не обижать Афродиту. Один участник;
- 200 драхм;
.4. Защитить Афродиту и в ответ укольнуть бога, что осмелился высказаться божественной красотке;
Надеюсь, среди богов-олимпийцев найдется хоть один джентльмен.
- 200 драхм;
.5. Накинутся на Ареса, и попытаться вразумить бога войны;
Два - три участника.
- 200 драхм;
.6. Подержать бога войны и высказать свое "фэ" Афине;
Два участника. (Balthazar di Stefano)
- 200 драхм;
.7. Задать гениальный вопрос: и что мы будем делать?
Один. Хватит и одного придурка на Олимпе. (Гипнос)
- 200 драхм;
.8. Промолчать, выслушать всех, сделать в голове выводы. И наконец, определится со своим выбором;
Один. Хватит и одного бога, ну или богини.
- 200 драхм;
.9. Напомнить Артемиде, что ее брат Аполлон проигнорировал зов отца;
Не фиг разводить балаган. Хватит одного участника.
- 200 драхм;
.10. Развязать скандал среди богов, что повлечет последующий раздел мнений между олимпийцами;
Один бог и тот Арес.
- здесь "+" в карму от братьев и сестер, ибо не фиг наживаться на войне.

Справились:

Philipp Castaldi (Гипнос) - №7

Отредактировано Frederick Klemente (2015-04-05 19:21:18)

+8

19

   [NIC]HERA[/NIC] [AVA]http://imhocloud.com/images/2015/03/14/34ffa3.png[/AVA] [SGN] http://imhocloud.com/images/2015/03/14/4e6eec.png
За комплект спасибо Liam[/SGN]

Для чего в этом мире существуют люди? Для развлечения, чтобы богам было чем заняться, за чем наблюдать, кого мучить и кого спасать. Благодаря милости богам люди имеют все те блага, которые у них есть. Каждый бог создает что-то для людей, поддерживает жизнь и уровень у людей, но люди об этом забыли. Они стали самоуверенными, эгоистичными и самодостаточными. Люди уверены, что смогут справиться без высших сил. А смогут ли эти высшие силы принять такое отношение к ним? Гера любила людей, не смотря ни на что – ни на измены Зевса, ни на любовниц любимого мужа, ни на количество его отпрысков от смертных женщин. Она понимала, что устоять перед этим мужчиной не возможно. Она понимала, но не принимала этого факта. Являясь богиней верности, ей очень не повезло с потребностями мужа. В то время, когда женщины молили ее о спасении их брака, семейных уз, сама же она не имела контроля над любовью громовержца.
Она молчала, не произносила ни слова с самого момента сборов. Единственный кто услышал ее голос, это любимый муж и девчонка, желающая больше власти и возможностей действий, после Гера замолчала. Она ждала, богине хотелось выслушать мнение каждого, поскольку сама не имела однозначного мнения. Ей хотелось напомнить людям о том, что гнев богов страшен, что их месть опасна, что наказание может стоить жизнью ни одной семьи. Гнев – именно это чувство преобладало в женщине. В зале собрались самые близкие и не очень для нее боги. Глядя на братьев, Аид должен был бы быть самым любимым братом, так как был верен своей жене и не рушил оковы брака, но вот только глаз его пал не на ту женщину. Гера с самого начала относилась к детям Зевса без особой любви, и это было не безразличие, это было презрение. Глядя на прекрасную Персифону, которая устроилась рядом с мужем, взгляд Геры становится строже. Что это зависть? Возможно и так, но Гера никогда этого не признает.
Зевс начал вещать и голос его был строг, взгляд жесток и никто не посмел бы ему возразить или перебить его, даже жена, которая переживала за сына. Выбранный тон был не уместен, Арес еще ничего не объяснил, и, возможно, во всем происходящем нет его вины. Любая мать всегда будет лучшего мнения о своих детях, так и Гера. Характер и увлечения сына не были для нее секретом, она всегда верила и доверяла ему. Зевс всегда был примером для подражания, именно у него Арес перенял воинский дух, манеру управления процессом и желанием контроля. Бог войны обладал аналитическим складом ума, он все продумывал и наперед видел все погрешности и провалы. Ее сын не мог потерпеть провал или рискнуть жизнью своей семьи, она его воспитывала другому.
Гера была горда ответом своего сына – Арес не огорчил своими словами, он был пылок, жесток, но справедлив. Люди потеряли веру в богов, им стоит напомнить о том, что они жалкие создание, которые живы благодаря высшим силам. Гера была тоже жестока, но рассудительна, она не могла позволить уничтожить целый город, стереть с лица земли поселение. Там определенно были верные вере люди, не перестающие молиться и посещать храмы. Гера хотела справедливого наказания, а не жестокого. Во всей этой истории, при любом раскладе карт, выгоду получал Аид, так как в его мир уже сейчас поступает больше душ, но где гарантия того, что это не напрасные смерти и страдают не невинные люди. Никто никаких гарантий дать не мог, поэтому разговор продолжился. Боги высказывали свое мнение, Гера вслушивалась, анализировала и смотрела на Афину. Ей было интересно ее мнение, ей хотелось видеть ее реакцию на происходящее, но Афина была сдержана. Молодая богиня держала себя в руках, что раздражало Геру.
А после, как гром среди ясного неба начала говорить самая прекрасная из богинь. Гера не ожидала, что в богине любви может быть столько жестокости. Это удивило ее, чары Афродиты несут свет в этот мир, а ее слова потребовали разрушения. Не уж то влияние любимого сына – бога Войны – так отразилось на самой нежной и женственной.
Жена Зевса была полностью согласна с Посейдоном, он единственный кто не требовал крови, кто дал шанс людям исправиться, а богам вернуть свое положение. Богиня хотела вступиться и продолжить мысль брата, но Зевс вступил в разговор раньше. Она не решалась его огорчать и смиренно слышала озабоченный голос мужа. Зевс обделяет любимую жену вниманием и не предоставляет ей слово. Гера трепетно это сносит и все же вступает в разговор.
- Аид, ты смеешь критиковать творение Зевса? Он сделал людей смертными и порочными, на то была его воля. Люди не скупы на чувства и эмоции, мой муж, вложил в них все те же чувства, что испытываешь ты или она – взгляд богини пал на жену брата. Гера не могла сказать, что люди, это лучшее творение этого мира, но старания мужа не позволит унижать. – И в чьих же руках сосредоточена вся мощь, не в твоих ли? – Гера была смиренна, но давление ситуацией давало о себе знать. - Я полностью согласна с Посейдоном, война это не выход. Люди молят нас о спасении и им его нужно дать. Если мы лишим жизни одного, то сможем спасти город. – Гера не воспринимала всерьез опасность для жизней богов, она была уверена, Зевс не допустит подобного. – Говоря об одной жизни, я имею в виду Гепериона. Лишив жизни этого безумца, мы образумим людей и сократим потери. – Гера закончила разговор пристальным взглядом на мужа. Разделяет ли он ее мнение? Хочет ли он сократить потери или?

Отредактировано Fox Virgin (2015-04-04 02:17:12)

+7

20

Сказать по правде, юная богиня не любила семейные советы. Согласия меж богами не было испокон веков, а веселые и дружные пиры в золотых чертогах не более чем выдумка земных бардов. Нет, развлекаться на Олимпе умели, и громовержец устраивал грандиозные пиршества. Но весело было на них лишь до тех пор, пока кто-нибудь из богов не начинал вспоминать былые обиды. Бессмертие не только дар, но и проклятье. Вечная жизнь порою слишком скучна и утомительна. Бог не может сказать: "Друзья, давайте забудем былые распри, ведь жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на них!" У богов позади вечность и впереди вечность, и чем занять её, как не спорами?
Артемида не любила споры, впрочем как и пустую болтовню. Потому, несмотря на свое нетерпение и страстное желание  поскорее приступить к обсуждению, богиня молчала и наблюдала за присутствующими. Явился Арес, и застывший словно величественная статуя на своем троне, погруженный в глубокую задумчивость Зевс очнулся, поднял взор на сына, и голоса в зале смолкли. Артемида поняла, что больше ждать отец не намерен. Сердце кольнула тревога за брата, но вскорости отпустила. Аполлон никогда не был смутьяном, его отсутствие наверняка обосновано вескими причинами и громовержец знает об этом.
Боги говорили, дева слушала. Стоило признать, что при всей своей жестокости и кровожадности Арес не был обделен острым умом. Его слова звучали убедительно. Действительно ли он верил в то, что говорил или же играл словами для того, чтобы привлечь на свою сторону как можно больше голосов, Артемида не знала, но доверять брату не собиралась. В любом случае война для неё неприемлемый вариант.
Слова Аида богиню не удивили. Души смертных сейчас текли в царство мертвых рекой. Разве станет властитель Тартара ратовать за прекращение кровопролития? А вот молчание супруги его, Персефоны, настораживало. Ей ли не знать, что такое война на самом деле? Ей ли не чувствовать боль, воцарившуюся на землях Эллады? Но Персефона молчала.
Артемида слушала богов и думала над их словами. Все они говорили о том, что люди возгордились, стали забывать кому и чем обязаны, что молитвы их теперь слышны лишь в час беды. Богиня прекрасно понимала обеспокоенность родственников, но не могла в полной мере её разделить. Её обязанности были столь разнообразны, что смертные вспоминали о ней и в доброе время. Её призывали, держа в руках лук и стрелы, ей возносили молитвы, прижимая новорожденного к материнской груди. Но и юная богиня стала замечать, как изменились люди. Молитвы их всё чаще звучали не просьбами, требованиями. Смертные начали торговаться с богами. "Помоги мне и я принесу тебе богатые жертвы, а не поможешь - уйду молиться другому богу." Пожалуй им действительно стоит напомнить о могуществе богов, но способ, предлагаемый Аресом, не может служить ни наказанием, ни назиданием, ни вразумлением, потому что уничтожает не только виновных, несет смерть не только людям. Богиня, оберегающая жизнь, считает, что ни земля, ни растения, ни животные не должны страдать от того, что люди и боги выбрали их в качестве декораций для своих игр.
По залу разносится голос Геры, могущественной супруги громовержца. Она обращается к брату, но Аид молчит, обдумывая слова богов. Воспользовавшись повисшим молчанием, Артемида берет слово, тем более что отец ранее высказал желание услышать мнение дочери.
- Ты прав, отец, нам стоит верить в людей, но увлекшись войной, мы, кажется не придаем должного значения тому, что один из смертных сейчас обладает грозным оружием. Да, мы могущественны и бессмертны, но люди коварны и хитры. Учитывая сей факт, не будет ли для нас безопаснее не оставлять решение вопроса на волю людей, а самим вмешаться в происходящее? Люди теряют веру. Самое время вернуть им её, прекратив войну, наказав виновных. Люди в отчаянье, молят о спасении. Даровав им мир, мы напомним смертным о силе своей, великодушии и могуществе. В противном случае, кто даст гарантии, что сегодняшний кровожадный тиран завтра не превратиться в спасителя, внушив отчаявшимся, утратившим веру людям, что понесенные жертвы не напрасны, а война священна, что все бесчинства, творящееся на земле во благо высшей цели - вознести Гипериона на Олимп дабы смог он свергнуть жестоких богов?
[NIC]Artemis[/NIC]
[AVA]http://se.uploads.ru/EZueI.jpg[/AVA]

Отредактировано Roxana Crawford (2015-04-05 00:26:18)

+7


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » war on the Olympus