Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Des milliers de baisers... ‡...à Paris


Des milliers de baisers... ‡...à Paris

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Где бы мы не находились, наши души стремятся друг к другу...
...в городе любви, мы обретаем себя из двух частиц снова и снова...
...есть «Я» и «Ты» - вместе, мы ОДНО ЦЕЛОЕ...
...позволь подарить тебе тысячи поцелуев у Эйфелевой башни...
...в городе всех влюбленных...
à Paris
http://s2.favim.com/orig/28/cute-lovely-paris-torre-eiffel-Favim.com-239080.gif

Paris, 2015, march

Simon & Shax     Kurt & Everett

Мечты сбываются, чтобы не случилось. Желаемое становится реальностью. Новый город. Прекрасный город. Встреча с любимыми и друзьями на территории любви. Путешествие по сказочным местам и фейерверки эмоции. Все это и немного больше ожидает наших сладких мальчиков в романтичном и эксцентричном Париже!

[audio]http://prostopleer.com/tracks/5645480wzeg[/audio]

+1

2

Прошел год, как Саймон успешно отработал контракт в модельном агентстве "Prestige". Прекрасный год проведенный в Сакраменто, принес очень много перемен и эпичных событий в жизнь Котика. Всего сразу и не припомнишь, ведь каждый день был значим по-своему. Было и хорошее и плохое. Счастье и горе, радость и слезы, боль, отчаяние и неописуемый восторг! Каждый день вносил свою лепту в жизненный опыт и прибавлял ветреной личности Сая чуточку остепенения и такого нереального ранее постоянства. Парень научился смотреть на вещи более трезво и прежде всего ценить и уважать тех, кто делает его жизнь прекраснее, наполняет её своим радужным колоритом. Он научился по-настоящему любить, узнал про это чувство все, если не больше. Он обрел любовь всей жизни, не побоялся связать себя с любимым человеком узами брака, стал отцом - пусть и крестным, обрел еще одного близкого лучшего друга (если не брата!), утвердился в своей профессии уже на мировом уровне и был несказанно благодарен высшим силам за то, что когда-то не погиб в страшной катастрофе. За этот год, Котик сделал многое и в дальнейшем не думал останавливаться на достигнутом. Высоты всегда существуют, а значит есть смысл их достигать преодолевая жизненные препятствия. Когда ты к чему-то стремишься, тебя не остановить. Наверное жизнь и дана для того, чтобы мы цепляясь за неё всеми руками и ногами, взбирались по бесконечному Олимпу, к тем волшебным сказочным вершинам, где нас ждет реальное счастье.
Когда контракт Котика (а теперь уже Ллойда) был исполнен в назначенные сроки, Саймона вновь направили во Францию. Такая вот жизнь топ-модели с мировым именем, быть там, куда тебя позовут и где шансы на успешность карьеры будут равняться ста процентам. Dior истосковался по дерзкому мальчику с сочными губами и нескончаемым запасом харизмы. Правда грусть-тоска распирали Саймона, так как место креативного директора модного дома занял другой кудесник. Гальяно отошел от классики жанра и занялся своим личным делом. Тем не менее, работы было много, если не сказать слишком много! Порой Котик не спал сутками, из-за плотного графика, в котором личной жизни явно забыли выделить место. Показы, съемки в модных журналах...Этого и раньше было достаточно, но чтобы работать на измор, иногда забывая о существовании еды и сна, так случалось крайне редко. И весь этот творческий ад продолжался около трех последних недель, на протяжении которых, Саймон был наглым образом отобран у своей семьи и друзей. Шакс, Дианна, Курт, крестники - они хоть помнят как в реале выглядит их Котик? Общение по скайпу, ватсапу и вайберу ставшие донельзя ненавистными, приносили лишь грусть и разочарования. Видя Шакса через экраны айфона или макбука, хотелось выть от желания вцепиться в него чем только можно, и так, чтобы возлюбленный прокурор украл модельку у всего мира вместе взятого. Он ведь окружной прокурор, он мистер закон - ему все доступно! А Диа с сатанятами! Котик так бы и затискал этих двух слюнявых чудиков, которых любил, как своих родных. Детка...Та вообще была зла на Сая, как на последнего мудака, но глубоко в душе, ей наверняка также, как и Котику было тоскливо.
Ничего, - утешал себя Саймон, - мне осталось всего полгода и я вернусь к вам. Теперь уже навсегда.
Близилась неделя моды в Париже. Самое грандиозное событие в мире моды. Такого скопления эпатажа и креатива не увидишь не в одном уголке Земли, разве что в Милане или Токио, где свои границы превосходства. Котик готовился к показу несколько недель подряд, изнывая от одного лишь желания. Нет, не достойно выступить, а по-скорее увидеться с любимыми, которых пригласил на этот самый показ. Шакс, Диа, Курт (у которого вообще мечтой всей жизни было посетить Париж и ту самую неделю моды в нем) и Эв должны были приехать как раз в день открытия недели моды, и собственно на премьерный её показ, где Сая выставили в первые ряды топ-моделей. Dior подошли к показу своей коллекции, как всегда с максимальным усердием и серьезностью. Никогда не нарушающие традиций, они знали цену своего имени и имели высшие заслуги на модельном поприще. Представлять коллекцию данного бренда раньше было для Котика неосуществимой мечтой, а теперь, он преспокойно надевал на себя элегантно пошитый костюм без фанатичной поведенности.
Сегодня, мы наконец встретимся. Самое главное, не броситься с подиума со всех ног, когда увижу их троицу сидящую среди сотен приглашенных гостей. Нужно быть сдержанным и бесстрастным. Кот, ты слышал? Сдержанным и бесстрастным!
Когда над образом Саймона поколдовали стилисты, визажисты и парикмахеры, он сделал пару глубоких вдохов-выдохов и двинулся к закулисью, где у него словно в первый его раз, в первый выход начали подкашиваться ноги от волнения.
Сдержанный и бесстрастный!
Заиграла фоновая музыка, свет в зале погас, а подиум взорвался яркими огнями. На огромной плазме позади подиума появилась фееричная заставка, презентующая модельный дом Dior. Саймон встал во главе очереди и когда услышал нужный проигрыш, сделал шаг вперед. А за ним был второй, третий...И так, Саймон Котик открыл своим выходом неделю моды. Походка уверенного, возмужавшего парня, но все с такой же дерзкой невозмутимостью, различимой в неподражаемых чертах лица. Руки в карманах, взгляд прикован к камере, что снимала показ в режиме реального времени. Он не смел отвести взгляд в сторону, но очень хотелось!
Пока не время!
Когда Сай дошел до основания подиума и сделал пару призентабильных движений, его взгляд все же скользнул по рядам, и чудом уперся туда, куда необходимо. Что называется сердце подсказало. Они были там. Его любимые. Его неповторимые. Самые дорогие, но к глубокому сожалению без обожаемой блонды. Она предупреждала Сая, что не сможет приехать из-за детей, что разбивало сердца обоим...Поворачиваясь в обратную сторону, Котик улыбнулся и эту улыбку выловил оператор. На огромной плазме отразилась самая счастливая в мире улыбка.
Кот, ты...Что с тебя взять!

Kotyk look №1

http://40.media.tumblr.com/tumblr_m6d2hnvZmq1rrhn2yo2_1280.jpg

+2

3

Вот и прошел еще один год. Окружной прокурор никогда не измерял года новогодними праздниками или же проводами очередного дня рождения, вовсе нет. Он считал, что если познакомился с людьми, оставившим след в его жизни, сделал для других что-то хорошее, то значит - жизнь его протекает не зря. Также мужчина не придавал значения возрасту, прекрасно осознавая то, что пятидесятилетние могут быть глупы как пробки, а двадцатилетние заткнут за пояс иного взрослого...
За год прошедший Шакс совершил много славных дел, о которых вспоминать было приятно. Также те ошибки, без которых не обходится ни один жизненный путь, также многому его научили. Но самым главным событием в его жизни было знакомство с любовью. Вот так просто, спросите вы? А вот и нет, в это понятие Ллойд вкладывал очень многое: это и человек, в которого он влюбился достаточно быстро, а то чувство эйфории, которое он испытывал всякий раз при встрече, и те ночи и дни, что они проводили вдвоем - все это делало мужчину самым счастливым человеком на свете.
И даже его вездесущая сестричка, которая не одобряла взаимоотношений с мужчинами, видела, что ее любимый братец попросту цветет и пахнет, чаще улыбается, поэтому прощала ему эти отношения и даже умудрилась подружиться с Саймоном. Хотя поначалу цапались Сай с Сэльветрис не меньше, чем сам окружной прокурор с деткой Котика - Мишей. О, стоило лишь вспомнить их самую первую встречу, их не прекращающуюся ругань, которая беспрерывным потоком лилась с их уст. Ну не поделили эти двое Котика - Мишель привыкла, что он только ее и искренне не желала мириться с тем, что в жизни Саймона появился очередной возлюбленный.
Который твердо решил стать не очередным, а единственным и последним. Который поначалу искренне возненавидел дерзкую беременную девчонку, и даже ее беременность не остановила Шакса от грызни. За этим занятием и застал Саймон тогда эту парочку. Стоп-кадр был еще тот. Но тем не менее, как бы не грызлись Шакс и Миша - они все-таки мирились с существованием друг друга и, чтобы не расстраивать лишний раз Саймона, ругались за его спиной шепотом.
Со стороны смотрелось это как шипение разъяренных змей, которые того и гляди будут плеваться ядом или вцепятся друг другу в глотки. Но потом все-таки наступало перемирие, хоть и временное. Шакс даже какую-то мазохистскую разрядку получал от подобного. Миша даже умудрилась переплюнуть в своем хамстве и язвительности секретаря Ллойда - Аршиссу, и частенько капала на мозги Саю насчет того, что Шакс за его спиной крутит шуры-муры с этой  бестией. Шакс же угрожал тем, что если она еще раз распустит свой длинный язык, он придушит детишек-демонят Миши и даже глазом не моргнет.
А также не менее эпичным было знакомство Шакса с очередным лучшим другом Котика - Куртом Бэвелом. Симпатичный телеведущий, как говорится, оказался не в том месте и не в то время. В тот день Шакс в очередной раз поругался с Саймоном из-за своей забывчивости, тот с горя напился в одном из клубов, да и еще и друга с собой прихватил. Волею случая Ллойд застукал парней, в нетрезвом состоянии покидающих такси и что-то в его мозгу перемкнуло от ревности - он устроил пальбу по зверушкам (котикам и зайчикам). Хотя выстрел был один и под ноги, этого парням хватило. Далее взаимные обвинения, и выпившему Саймону стало совсем плохо, поэтому уже Шаксу и Курту пришлось ухаживать за ним в квартире телеведущего. Почти что бессонная ночь закончилась разговорам по душам Шакса с Куртом и последующим примирением прокурора и модельки.
А еще через какое-то время случилось самое важное событие в жизни Шакса. Он сделал предложение Саймону, получил согласие, и парни сыграли свадьбу. На этом торжестве Шакс познакомился с сердечным другом Курта Эвереттом и тогда уж точно осознал то, что ревность в тот злополучный день была не к месту. Но кто же знал... В общем, не жизнь была, а сплошные приключения.
А март две тысячи пятнадцатого года был ознаменован приближением недели моды, которая проходила в Париже. Почти что месяц Шакс не видел своего мужа и истосковался по нему до такой степени, что пообещал по приезду не выпускать его из кровати несколько дней. Поэтому он с головой погружался в работу, лишь бы не считать ползущие по-черепашьи дни до даты отлета его в Париж. Дни, конечно же, тянулись, как назло, но прокурор не отчаивался, а работал с удвоенной силой, не забывая, конечно, и об отдыхе. Кому хочется встретиться с любимым после долгой разлуки и жаловаться на вечную усталость. Мужчина был трудоголиком, но и загнать себя как бешеную лошадь он тоже не желал.
Ездить по всему свету за Саймоном Шакс попросту не мог, но, в принципе, был бы не против. Но также дни разлуки так манят тем, что долгожданная встреча все-таки состоится. Первое время, конечно, прокурора мучили мысли о том, что парень там с кем-то закрутит интрижку, но с таким же успехом Саймон мог думать о нем также. Поэтому изводить себя излишними думами он не стал. Также он прекрасно понимал то, что находись они с Котиком друг с другом в режиме 24/7, их взаимоотношениям очень быстро пришел бы конец, поскольку самое страшное - это надоесть друг другу. А вновь искать кого-то близкого по духу и пытаться заполнить очередную пустоту в душе Ллойд не хотел. Слишком много он пережил с Саймоном, и все пережитое стало очень дорого ему. В особенности, если дорогой его сердцу человек стал его супругом.
Наконец-то настал день отлета. Ллойд заранее заказал билеты, оплатил номер в одной из самых лучших гостиниц Парижа и ждал в аэропорту Курта и Эва. Те, к счастью, не заставили себя ждать, поскольку знали о том, что Шакс не приминет им что-нибудь высказать об опоздании. Перелет, к счастью, прошел прекрасно, размещение в номере тоже, и вот спустя каких-то несколько часов Шакс, Курт и Эверетт уже сидели в первых рядах и с нетерпением ожидали начала выступления, а в особенности, выхода Саймона. Но сидеть молча им явно было скучно. И они периодически переговаривались полушепотом.
Ллойд также с некоторым недовольством слушал сидящих в непосредственной близости людей, которые комментировали все происходящее, и уставился на подиум, стараясь отвлечься и переключить все свое внимание на того единственного, ради которого он прилетел в Париж. Заиграла музыка, и на подиум вышел Саймон, который смотрел только вперед и выражение лица было абсолютно беспристрастным. Так было нужно и так было правильно. Но Шакс знал, что они все-таки встретятся взглядами. И да - так случилось, мужчина широко улыбнулся, уговаривая себя смирно сидеть и не рваться вперед, а на огромном экране над сценой отразилась взаимная улыбка Котика.
Вот оно, счастье...

Отредактировано Shax Lloyd (2015-03-09 21:12:06)

+2

4

Работа-дом. Работа-дом. Работа-дом. В таком режиме и существовал Эв последние пару месяцев. Как оказалось, внезапно окрепнувшая "дружба" между со-ведущими "Good Morning, Sacramento!" произвела неизгладимое впечатление на начальство. Если бы они только знали... Впрочем, тратить драгоценное время на догадки, куда же делось безумное желание Эллиса и Бэвела отправить друг друга на тот свет самым мучительным из всех известных человечеству способов, возникающее каждый раз, когда эти двое оказывались в одном помещении, никто не собирался. Вместо этого руководство канала попросту эксплуатировало все нарастающий восторг аудитории от и прежде блистательного тандема, и белозубые улыбки Курта и Эверетта сверкали с голубых экранов вдвое чаще, чем раньше. Поразительно, насколько охотно публика покупала сказку о лучших друзьях. По крайней мере, большая её часть. О меньшинстве же Эверетт, слишком хорошо помнивший свой самый первый и уж точно самый последний поход на Tumblr, предпочитал не знать. Как бы там ни было, Эверетт еще никогда не был настолько загружен работой. Предложения сыпались на со-ведущих со скоростью света: интервью, ковровые дорожки, премии, показы, благотворительные балы, концерты, премьеры спектаклей и фильмов... Казалось, Эв должен быть благодарен всем богам за то, что в считанные секунды приобрел такую популярность, и он действительно был. Но кто же мог подумать, что светская жизнь способна выжимать из человека все жизненные соки? Глаза неистово слезились от вспышек фотокамер, а щеки болели от застывшего на лице выражения искреннего дружелюбия. Под конец недели в молодом мужчине в самом расцвете сил не оставалось ни малейшей капли энергии, и желание к существованию испарялось практически бесследно - видимо, потерялось где-то по пути из ставшей уже вторым домом, и вовсе не из сантиментальных чувств, студии в родную квартиру. Однако Эв не любил жаловаться на тяжёлую судьбу звезды экрана: в конце концов, он сам выбрал профессию телеведущего и был абсолютно готов к подобному. Вот только дело было вовсе не в нем самом. Дело было в Курте.
Нет, он не строил из себя жертву, относясь к работе точно так же, как и Эв. Но самому Эверетту катастрофически не хватало времени, проведенного с любимым человеком. Те остатки силы, которые не уничтожили часы, проведенные в студии, позволяли лишь вместе добраться до квартиры Эллиса (благо, она находилась не так уж и далеко) и забраться в кровать, чтобы сопровождать друг друга в увлекательном путешествии по царству Морфея. Ни о каких совместно проведенных уикэндах и свиданиях и речи не шло - чувствуя себя абсолютно измученными, парни соглашались на простом "давай останемся сегодня у тебя". Разумеется, Эв пытался найти выход из ситуации: заказывал любимые Куртом красные розы с доставкой прямо в гримерку Бэвела, использовал каждую возможность уединиться со своим парнем в какой-нибудь подсобке для оборудования. Но и этого не было достаточно. Эв скучал по Курту каждую секунду, несмотря на то что тот практически постоянно находился рядом. Скучал по ленивым поцелуям, по лучам солнца, путавшимся в его волосах, по принесенным ему чашечкам кофе в постель, которых, кажется, никогда и не было, но так не хватало. И если поначалу Эверетт смиренно терпел столько, сколько от него того требовалось, ради нескольких незабываемых часов наедине, то сейчас гнет обстоятельств вызвал злость, усталость и раздражение.
Именно поэтому предложение Саймона посетить модный показ в Париже стало для влюблённых спасательным кругом. Несколько дней в абсолютно чужой стране вдвоем - что может быть лучше для пары, чувствующей себя выжатыми лимонами? К тому же Ллойды казались Эверетту очень приятной молодой семьёй. Они действительно были хорошими друзьями для Курта, да и Эв считал, что в какой-то степени им должен: если бы не свадьба этих молодых людей, Эверетт и Курт так и продолжали бы ходить вокруг да около до самого скончания века. К тому же возможность выгулять очередной великолепный смокинг еще никому в жизни не навредила. Поэтому Эверетт согласился, ни секунды не раздумывая, не был против поездки и Курт.
Эверетт был в Париже всего лишь однажды, в возрасте, который с натяжкой можно назвать сознательным - 7 лет. И впечатление у ребёнка осталось не самое радужное: довольно тусклый и очень грязный город, который, к тому же, всю последующую жизнь напоминал ему о скандалах между родителями: как не иронично, но именно в "городе любви" Эллисы претерпели один из самых крупных в череде многочисленных кризисов отношений. Однако то ли присутствие Курта, то ли прошедшие с того времени годы оказали на Эверетта невероятный эффект: за пару дней до поездки, стоило Эверетту напомнить себе о предстоящем путешествии, в животе начинали трепещать крылья пресловутых бабочек. Когда же день X настал, мужчина и вовсе перестал быть похожим на себя: то и дело расплывался в улыбке, особенно смотря на любимого, а Шаксу радовался, будто давно потерянному родственнику. Во время полёта Эв, переполненный приятным возбуждением, едва ли не подпрыгивал в кресле бизнес-класса, словно малое дитя, не переставая держать Курта за руку - Бэвел мечтал побывать во Франции чуть ли не с самого своего рождения, и Эверетт был безумно счастлив, что и его возлюбленный исполнит свое заветное желание. И, наконец-то оказавшись в самом городе, едва не потерял дар речи: в воздухе действительно витало необъяснимое очарование, пленящее  и одурманивающее разум. Быть может, прежний Эверетт дал бы самому себе за рассуждения влюбленной двенадцатилетней девочки оплеуху, но теперешнему было наплевать: он находился в великолепном Париже с самым потрясающим парнем на всем белом свете, и ничто больше не имело значения.
Полумрак зала приятно расслаблял глаза, а музыка ласкала слух. Шоу, в котором участвовал Котик, оказалось грандиозным. Правда, Эверетту было сложно оторвать взгляд от Курта, внимательно следящего за вышагивающими по подиуму фигурами, однако Эллис не мог не восхититься, когда вышел Саймон: Котик смотрелся на подиуме настолько огранично, словно на нем и родился, но в то же время мгновенно притягивал взгляд. Улыбка, отразившаяся на огромном экране, была предназначена только одному человеку во всем помещении, но, без сомнений, покорила всех присутствующих. В выражении лица Курта ясно читалось: он горд за своего лучшего друга. И эта гордость, по мнению Эва, крепко сжимавшего его ладонь, выглядела просто очаровательно.

+3

5

Курт забегал домой все реже. Заметно наладившиеся экранные отношения с Эвереттом радовали начальство, спонсоров, фанатов и даже работников площадки, которые могли больше не думать о том, что взрывную парочку придется растаскивать по разным углам, чтобы они не покалечили друг друга, когда прозвучит команда «Снято». Поэтому их грузили, грузили и снова грузили. Работа перестала ограничиваться утренними выпусками развлекательного шоу и распространялась теперь практически на весь день. Его переодевали, гримировали, укладывали волосы, а он должен был улыбаться и махать рукой в очередную камеру. Курт чувствовал себя куклой, попавшей в руки к ну очень неугомонному ребенку. Он проводил дни в студии, ночи в объятиях любимого человека, пять минут дома, чтобы переодеться, и это выматывало. Бэвел засыпал, уткнувшись носом в плечо Эверетта, зная, что завтра весь этот марафон повторится, и не будучи уверенным в том, что он на самом деле достаточно силен, чтобы это выдержать. Но утро снова наступало, и Бэвел снова бежал куда-то. Он надеялся, что вперед.
В день своего спасения под аккомпанемент ругательств Мередит он выбежал из квартиры и, запрыгнув в машину, бросил пальто на пассажирское сидение. Мери прислала ему sms, в котором говорилось, что если он умрет от бронхита, то может домой не возвращаться. Бэвел лишь рассмеялся. Он знал, что его есть кому вылечить если что. Потому Мередит и бесилась – этим кем-то вот уже несколько месяцев была не она. Брат стабильно ночевал дома не чаще пары раз в неделю и заезжал ранним утром, чтобы переодеться. Девушка дико ревновала брата к его возлюбленному и бурчала по поводу отобранного у нее внимания, но где-то в глубине души радовалась за Курта и его так неожиданно наладившуюся личную жизнь. Парень это знал и не обижался на: «Вот и вали к своему драгоценному», стараясь выкроить хоть несколько часов в неделю, чтобы проводить их с сестренкой.
На студии его ждали привычные вымученно-утренние улыбки и «Ты с каждым днем одеваешься все лучше и лучше» от костюмера, который даже не догадывался, что в последние дни Курт руководствовался принципом «что ближе висело». Ему даже стало немного стыдно. Но все это пропадало, когда он вспоминал причину этого халатного отношения. Эта самая причина минут пять назад влетела к нему в гримерку и сейчас целовала его шею под хрипловатые «Я сегодня без шарфика, будь осторожнее». Телефон в заднем кармане джинс завибрировал. Курт разочарованно застонал и вытащил тоненький мобильник.
С тех пор как Сай уехал, Бэвел старался держать телефон при себе и по возможности отвечать на звонки. Недостаток модельки в его жизни ощущался очень ярко.  Долгие прогулки по магазинам сменились короткими беседами по скайпу, а девять часов разницы во времени давали о себе знать – когда Курт освобождался и хотел набрать друга, в Париже была уже глубокая ночь, когда относительно свободен был Котик, Бэвел был в эфире. Поэтому сейчас он нажал на зеленую трубочку и радостно поприветствовал Сая, нашедшего, наконец, минутку, чтобы ему позвонить. Курт хотел задать множество вопросов, но у Саймона было мало времени и всего один действительно важный вопрос, услышав который, Эв тут же потянулся к трубке, ответив за двоих, пока шатен подвис от сочетания слов «Париж», «показ» и «вы с Эвереттом».
Курт летал. Он не замолкал о предстоящей поездке, продумывая каждую деталь предстоящего путешествия, но прекрасно понимая, что главными в этой поездке будут совсем не посещение Лувра, Елисейских полей и Монмартра. Он хотел просто почувствовать себя обычным по уши влюбленным парнем, который может гулять за руку с любимым человеком, сидеть с ним в кафе под открытым небом и вдыхать запах свежих цветов, расставленных на винтажных столиках, и свежей выпечки. Он хотел обнимать Эверетта, стоя под чистым небом Парижа, не боясь, что через секунду его ослепит вспышка появившейся из ниоткуда камеры. И все это великолепие предвкушения не давало ему спокойно ходить по земле.
Через неделю Бэвел уже стоял в аэропорту Орли, сжимая одной рукой ладонь Эллиса, а другой – ручку своего неподъемного чемодана. И не важно, что они приехали всего лишь на несколько дней, потому что это, черт возьми, Париж! Курт мечтал побывать здесь с тех пор, как впервые увидел в мамином журнале фото этого волшебного города. Яркие краски, которыми пестрила фотография, навсегда отпечатались в его памяти как нечто волшебное и прекрасное. Он знал лишь пару примитивных слов по-французски, он не понимал ненависти парижан к Эйфелевой башне и довольно справедливо считал, что все француженки страшненькие. Но он был профессионалом французского поцелуя и рядом с ним был мужчина, которого он мог целовать. Они были в Париже, и на эти несколько дней для них был снят двухместный люкс в одной из самых лучших гостиниц города. Он любил легкость круассанов, богатый вкус божоле нуво, нежность бри и человека, с которым он собирался разделить все это гастрономическое великолепие.  Если бы в эту секунду вы спросили Курта, счастлив ли он, он бы ответил коротким «oui» и долгим поцелуем с Эвереттом, который прямо сейчас могла наблюдать на своих экранах служба безопасности международного аэропорта, проклиная статус «города любви», присвоенный Парижу. А еще Бэвел мог поклясться, что сейчас Шакс, которому не повезло быть их спутником в этой поездке, чувствует себя неловко.
На самом же показе Курт старался вести себя приличнее. Как минимум он должен был соответствовать тому довольно строгому наряду, который выбрал для этого мероприятия. Человеку, который был бы помешан на моде так же, как Курт Бэвел, нетрудно представить себе, скольких усилий ему стоило не пищать от восторга и не подпрыгивать на месте, как резиновый мячик. На показе было множество людей. Фотографии некоторых из них он видел в журналах, с очень низким процентом зрителей был знаком лично благодаря работе. Но он ждал встречи с одним человеком, который по праву назывался его лучшим другом. Пусть даже этот друг просто пройдет мимо по подиуму в дорогом наряде. И когда это случилось, Курт сжал ладонь сидящего рядом Эверетта. Бэвел никогда не видел Сая на подиуме, но всегда считал, что это действительно его призвание. Курт был счастлив, что это действительно так и сейчас на его друга было обращено около сотни восхищенных взглядов, он гордился успехами друга и желал ему только счастья. А счастье Саймона Ллойда сейчас сидело рядом с Бэвелом в первом ряду зрителей и влюбленным взглядом смотрело на такую необычную для строгого образа модели улыбку Сая, отразившуюся на экране.

внешний вид

http://savepic.su/5402479.jpg

Отредактировано Kurt Bavel (2015-03-20 14:18:17)

+3

6

Нет, ну какое должно было быть у Котика чувство, когда он развернувшись спиной шел обратно в кулуары модного сосредоточения, и зная, что с каждым его модельным шагом расстояние между возлюбленным, друзьями и ним растет? Правильно, самое что ни на есть взрывоопасное! Скрывшись из виду зрителей, и погрузившись в атмосферу общей поведенности на грандиозном действе, отдав себя любимого в руки стилистов и главного дизайнера, Сай с каждой минутой становился все нетерпеливее и казалось вот-вот пошлет на хер всех кутюрье вместе взятых, с их работой и высокой модой. Он всей душой уже был рядом с Шаксом и парочкой ягодок, которые наконец официально в узких дружеских кругах объявили себя парой. На лице Котика можно было прочесть вселенское неудовлетворение, которое лишь раззадоривало дизайнеров, и они в один голос кричали: "Котенок настоящий актер! Такие живые эмоции! Конфликт, протест, дерзость! Так держать сладкий!". Но Саймону от их манерных всплесков и комплиментов было не холодно не жарко. Его быстро облачили в очередной костюм, подправили мейкап и хейр, и отправили в выстроенную шеренгу, в которой он был замыкающим звеном. Слава богам, моделей было так много, что каждому человеку выделили лишь по два образа, что спасло Сая от изнурительных игр в переодевание. Мальчики сменяли друг друга на подиуме, у всех был свой особый образ шествия и преподнесения. Но лица просто обязаны были быть восковыми и холодными, будто во всем мире людей начали заменять андроидами без чувств и эмоций. Такими себе идеальными куклами для моды и прочих творческих изысков.
- Саймон, не вздумай снова улыбаться! Это не соответствует образу! Еще раз такое повториться, лишу тебя премии и выпорю твой милейший зад, окей? - наигранно сердито высказался главный дизайнер не в пользу Саймона. Безусловно он был прав, и Сай должен был бы чувствовать за собой вину за оплошность, но...
А мне глубоко насрать на ваши образы! Там в зале, сидит мой молодой муж и лучший друг, практически брат, со своей великолепной пассией. Я не виделся с ними гребаный месяц! У меня уже задница ноет от недотраха и крыша едет от невозможности видеть их каждый день, а вы мне что-то втираете про премию и порку?! Да мой прокурор сам мне устроит порку совместно с Куртом, если я еще хоть чуть чуть заставлю их ждать!
- Простите, маэстро. Такое больше не повториться. Я буду послушным мальчиком, - скалясь, в голос произнес Сай. Еще бы он позволил себе стереть границы субординации и наорать на дизайнера, который обеспечивает его работой и лучшими ролями в съемках и рекламе вечного модного лейбла. Кто знает, может быть раньше Саймон и мог себе позволить раскрыть рот, являясь заложником собственной дерзости и вспыльчивого характера. Но за прошедший год, его дерзость поубавилась, имея место быть лишь в ярких образах, в профессиональных кадрах фотографов и прочей творческой ерунде.
- Тогда вперед и с песней, порхай мотылек! - воодушевленно парировал дизайнер, на что Котик не сдержался, развернулся к нему и дерзко смотря снизу вверх на француза недомерка ляпнул на одном дыхании:
- Вообще-то я Котик, муррр, - а вообще-то я Ллойд...Выходку Сая оценили как модели, так и весь состав дизайнеров и прочих мастеров своего дела. Главный дизайнер весь зарделся и смущенно махнул в сторону Котика рукой, мол брысь отсюда кошак и не пали кантору. И Саймон вновь вернулся на подиум, представляя заключительный образ. Теперь он при всем желании не обратил внимание на мужа и Курта с Эвом. Кстати стоит заметить, что с первым Шакс нашел общий язык быстрее, чем с Дианной, хотя и устроил сумасшедшее представление с демонстрацией навыков владения огнестрельным оружием при их знакомстве. Бедный Курт. Бедная психика зайки-ведущего с его голубо-розовой палитрой. Вина за тот ужасный вечер еще долго гложила Кота, которому привычно принимать все близко к сердцу...
Подождите меня еще немного, а потом можете делать со мной что захотите, я буду не против...- послал Сай мысленный сигнал своим ненаглядным. Туда-сюда по подиуму, потом общее шествие самых запоминающихся и дорогих образов, и вот она! Кульминация показа от всемирно известного модного дома. С потолка посыпались лепестки роз и блестящая мишура. Нам ведь нужно удивить и поразить! Скромно вышел из-за кулис главный дизайнер, раскланялся, принял несколько букетов и убежал в свое логово устраивать разбор полетов с моделями и группой помощников наряду с кучей комплиментов. А Саймон под шумок быстро облачился в свои шмотки, уловил момент, чтобы поблагодарить дизайнера за грандиозный показ, чмокнул его в щеку, и начал давать задний ход к двери, прихватив с собой увесистые чехлы под которыми скрывались выбранные на свой вкус шмотки из новой коллекции. Прямо с вешалок. Подарки, ну конечно же. Не в обиду Шаксу и Эву, но Курту перепала большая их часть, так как у друга чуть больше двух недель назад был день рождения, который к собственному стыду Саю пришлось пропустить. Обещание исправится было озвучено буквально и ни в коей мере не было брошено на ветер. Курт был помешан на тряпках так же, как и Кот. А если припомнить их встречу на канале в утреннем шоу, то в душе случается настоящая истерика. Парочка, теперь уже лучших друзей изначально чуть не подрались из-за спора по-поводу одного из ежемесячников вогг, в котором Саймон был на обложке. Любовь к моде у них занимает одну треть сердца, а остальные две части отданы возлюбленным. Вот так вот.
Бегу на выход. Ждите. - набирает Кот смс-сообщение на ходу и проносится по коридорам огромного современного бизнес-центра, в котором было организовано открытие недели моды. Мучительно долгий спуск по лестнице, ведь лифты никогда не смогут вселить в него ощущение безопасности, и Кот оказывается в большом холле полном людей. Очки на нос и быстрым шагом напропалую к вертящимся стеклянным дверям. Таким быстрым, что на улицу он чуть ли не пулей вылетает. Глубокий вдох и вот она - свобода! На сегодня он выполнил все требования руководителей, хотя по сути должен был остаться на коктельную вечеринку.
Увижусь со своими мужчинами и тогда решим вместе, как продолжить вечер.

переоделся

http://40.media.tumblr.com/ec8aec4499d16ab4d639d191a591ded1/tumblr_mnoi8uYPO41rrhn2yo1_400.jpg

+3

7

Вот в такие моменты Шаксу казалось, что его жизнь стала потихоньку налаживаться. Потому что все-таки он не привык к тому, что относительно быстро после того, как он сочетался узами брака с Саймоном, второй его покинул, дабы завершить свою карьеру. Надо сказать о том, что окружной прокурор очень долго раздумывал над тем, стоит ли ему покинуть Сакраменто и переехать вместе с Котом в другой город. Но пока приходил к решению о том, что не стоит. Как бы тяжела и опасна не была его работа, все-таки здесь его дом, здесь друзья, немногочисленные, но есть. Зачем их покидать, чтобы в один момент остаться без должности и без всего, к чему он так долго стремился.
За тот почти что месяц, когда уехал Сай, в жизни Ллойда произошли некоторые изменения, точнее, в его непосредственном коллективе.  Одна помощница сменила другую, чему Шакс был несказанно рад. Пусть у той, первой, все идет своим чередом, но уже подальше от него. Ллойд понимал, что после увольнения Вивиан и носа больше не покажет рядом с ним, не в ее характере это было. Также он не знал, как отреагирует он сам на подобное, если даже подобное чудо случится. Но не стоит об этом и задумываться. Одним предателем в стане друзей или же хороших знакомых, бывших знакомых, уже стало меньше, и это не могло не радовать. Однако рассказать Саймону о том, что среди коллег появилась новая рыжая бестия, Шакс был обязан, зная ревнивый характер супруга. Но это все потом, не стоит сразу же вываливать на него всю информацию.
Окружной прокурор не мог пока сказать о том, что Патриша станет для него чем-то большим, нежели просто коллегой, а именно другом, но все к тому шло, хотя ни одна из сторон не торопилась и не настаивала о том, что им надобно срочно подружиться. Однако же между ними было слишком много общего, и это радовало. Поэтому, чтобы не слишком уж следить за собственным временем и за тем, как оно медленно тянется в ожидании того, когда вернется Котик, Шакс с головой уходил в работу, помогал в освоении нового материала Патрише, вводил ее в курс дела и был очень доволен тем, что помощница все схватывает практически на лету. Ее светлая голова и новые идеи не давали Шаксу совсем уж погрязнуть в рутине, и Ллойд постепенно забывал обо всем плохом, что ему пришлось пережить. Не желал зла покинувшим его, но также не желал больше иметь с ними никаких дел. Пусть все будет, как будет. Но это не означало о том, что он забыл о деле Альтиери, просто отложил его на потом. Еще ему хотелось полностью укомплектовать свой штат, чтобы заняться отложенными делами вплотную, и стараться не упускать из внимания ни одной детали. А то доверил козе капусту и все пошло прахом. Враги и завистники были и останутся, они есть практически у каждого человека и, в какой-то мере, без них было бы скучно жить на свете.
И всякий раз на смену черной полосе приходит белая, почти что всякий раз. Таков закон жизни. Для Ллойда сейчас наступила именно белая полоса, чем он старался пользоваться во всю, чтобы целиком и полностью погрузиться в нее и не забывать ни одного приятного мгновения. Он взял небольшой отпуск ради того, чтобы снова увидеться со своим супругом, который также соскучился по нему и по своим друзьям. К счастью Шакса не все друзья смогли поехать в Париж, потому что не со всеми друзьями у него сложились хорошие отношения. Да, Ллойд изо всех сил старался не ругаться с Мишей при Коте, но не всегда получалось, и Саймона это несомненно расстраивало всякий раз, как только случались стычки. Ему хватило первого раза, когда он получил стаканом в лоб от Миши, а этот стакан предназначался Шаксу, вовремя увернувшемуся. С Куртом поначалу общение тоже было весьма напряженным, но представители мужского пола гораздо быстрее нашли между собой общий язык. А потом Шакс смог воочию убедиться в том, что Кот нафиг не сдался Курту как партнер. Потому как на собственной свадьбе он познакомился с Эвереттом, в котором он частично видел себя. Их характеры были в чем-то схожи, и парень Шаксу очень понравился.
Но после приглашения в Париж Шакс постарался организовать все максимально быстро, дабы не терять время и успеть к показу. Парни тоже собрались относительно срочно, и все прибыли в столицу моды вовремя. Ллойд уже видел Саймона на подиуме. Чего стоили только воспоминания об их первом знакомстве, когда Шакс и сам умудрился побывать в роли модели единожды на показе у своего друга. Где и выступал Котик, который стал для него кем-то вроде своеобразного наставника. А сейчас Шакс смотрел на подиум, не отрывая взгляда и думая только об одном, чтобы показ наконец-то закончился и он смог обнять того, о ком так скучал все это время. Курт с Эвом сидели рядом с ним, первый же трогательно сжимал ладонь своего возлюбленного, отчего прокурор не мог не умилиться. Он представил себе, наверное, как же был рад Бэвел тому, что Сай пригласил его на свое выступление, и не просто куда-то, а в Париж. Шакс был здесь несколько раз, но все равно ему безумно нравился этот город, недаром считающийся городом всех влюбленных. А что может быть лучше для двух влюбленных, находившихся сейчас друг с другом, чем посещение такого места.
Но всему должно быть свое логическое завершение, и показ наконец-то закончился. Зрители поднялись со своих мест, аплодируя дизайнерам и моделям и через несколько минут на телефон Шакса поступило сообщение о том, что Кот ждет их на улице. Он потеребил за плечо Курта, сообщив ему о том, что пора бы искать модельку и двинулся вместе с парнями на выход. Правильное направление они искали недолго, и Ллойд первым вышел на улицу, где их и ожидал Кот, который в данный момент находился к ним спиной. Прокурор тихонько пересек расстояние меж ними и крепко обнял Саймона сзади, прижимая к себе и уткнувшись ему в шею.
- Ты был прекрасен! - и он развернул парня к себе, заключая его лицо в свои ладони.

+3

8

прошу прощения за такую задержку, Эв плохой, но Эв обещает исправиться и писать вовремя

Невзирая на один из миллиона стереотипов о представителях ЛГБТ-сообщества, Эверетта нельзя было назвать экспертом в области фешн-индустрии. В детстве он вовсе не относился к тому редчайшему типу мальчиков, что по ночам читали "Vogue" с фонариком под одеялом и прогуливали секцию футбола ради курсов кройки и шитья. Он не знал, чье лицо украшало обложку последнего выпуска "Harper's Bazaar", и не имел ни малейшего понятия, какие произведения модного искусства представил Карл Лагерфельд на своем последнем показе. Тем не менее, образование и статус набирающего все большую и большую популярность телеведущего обязывали к хоть и не слишком тесному, но все-таки знакомству с миром глянцевых изданий и лучших подиумов модных столиц. Не сказать, что Эверетт всегда был одет по самому последнему писку моды, но, располагая достаточными для этого средствами, никогда не пренебрегал проверенными временем и соответствующими его собственному вкусу брендами. Пока Эв жил в Канзасе, родители считали своим долгом одеть ребенка как можно лучше и дороже, чтобы не упасть в грязь лицом перед влиятельными знакомыми. И, пожалуй, привитое с детства чувство вкуса - это одна из тех немногих вещей, за которую Эллис-младший был благодарен Эллисам-старшим. Поэтому, переехав в Калифорнию, Эв своим привычкам не изменял, и к хорошей одежде питал самые теплые чувства.
Что касается показов, Эверетта нельзя было назвать частым гостем подобных мероприятий, однако за несколько лет работы на парочке ему все-таки довелось побывать. Может, непередаваемо яркие эмоции от только начавшейся поездки возымели на телеведущего такой эффект, а может, дружба с одним из вышагивающих по подиуму красавцев по-особому влияла на мнение Эва, однако этот показ казался ему самым потрясающим из всех, на которых он когда-либо присутствовал. Никогда еще показы "Dior" не казались Эллису настолько впечатляющими. Хоть он и был наслышан о неизменно высоком качестве, присущем этому нашумевшему модному дому, он и представить себе не мог, что шоу окажется настолько грандиозным. Безупречно подобранная музыка и приятная глазу обстановка, особенно слегка приглушенный свет, падающий на подиум, ошеломляюще изысканная коллекция, превосходящая все ожидания Эверетта, и модели, подобные сошедшим со страниц древнегреческих мифов полубогам - разумеется, гораздо менее привлекательные, чем мужчина, сидевший рядом с Эвереттом и носящий самое прекрасное на свете имя Курт, но поразительно красивые - все это завораживало и заставляло замереть в изумлении на все время показа. Но главной звездой всего мероприятия, и Эверетт был уверен, что не только для него с Куртом и Шаксом, был, безусловно, Саймон. С первой секунды знакомства с лучшим другом Бэвела, а в последствии и своим другом, стоило Эверетту увидеть тогда ещё без-пяти-минут-Ллойда, Эллис понял: если дизайнеры не дерутся за него сейчас, то в будущем этот юноша будет виноват в самой настоящей кровавой бойне. Все - рост, фигура, осанка, черты лица - буквально все в этом человеке кричало, что модельному бизнесу суждено пасть к его ногам. Но ещё никогда Эв не видел своего друга в "деле", и сказать, что он был шокирован - не сказать ничего. Если Эв хоть что-то смыслит в мире моды, то Сай был талантлив настолько, насколько это вообще возможно. Поэтому Эверетт отлично понимал Курта, глядящего на Саймона с искренней гордостью: не гордиться этим парнем было просто невозможно.
Но, несмотря на грандиозность шоу и приятное ощущение пальцев Курта вокруг его ладони, Эверетт, у которого всегда были проблемы с терпением, не мог дождаться окончания показа. Потому что, каким бы удивительным не был Саймон-модель, Саймон-друг был ещё прекраснее. Эв едва смог заставить себя спокойно сидеть на пятой точке, потому что предвкушение следующих дней, возможно, одних из самых счастливых дней за всю его жизнь, буквально смешивалось с кровью и растекалось по венам. Наконец-то он сможет наслаждаться дружбой с Ллойдами, не откладывая встречу с Шаксом, потому что времени не хватало даже на сон, и не считая дни до того момента, когда Саймон вернется в Сакраменто. Наконец-то он сможет рассматривать каждую веснушку на лице Курта, не находясь под прицелом бесчисленного количества камер, и целовать его не мимолетом, поймав в коридоре студии и надеясь, что их никто не заметит. Наконец-то Эверетт почувствует себя живым человеком, а не роботом, запрограммированным на беспечную улыбку в очередной объектив. От нескольких дней абсолютной свободы, нескольких дней, проведенных в кругу волшебных людей, нескольких дней в городе мечты, нескольких дней, которые Эв изо всех сил постарается провести так, чтобы не забыть о них никогда, его отделял всего лишь один показ. Кто мог винить Эверетта за то, что его лицо едва не треснуло от улыбки, когда дизайнер вышел на сцену с финальным поклоном?
Пока Эверетт наблюдал за цветастой мишурой, падающей с потолка, а его аплодисменты утопали в океане всеобщих оваций, мужчина почувствовал, как кто-то мягко толкает его в бок. Разумеется, это был Курт. Бэвел тихо шепнул Эву о том, что Саймон ждёт снаружи. Не медля ни секунды, вся троица двинулась к выходу из зала.
Когда Курт, Эв и Шакс вышли из здания, они действительно увидели Сая, стоявшего к дверям спиной. Разумеется, Шакс сразу же кинулся к своему мужу, и Эверетт, молча улыбнувшись Курту, взял его за руку. Прекрасно осознавая, что это такое - скучать по любимому человеку, Эллис был безумно рад за своих друзей. Однако Эв был бы не Эвом, если бы не напомнил о себе, когда приветствие возлюбленных немного затянулось.
- Котик-бывший, мы, конечно, понимаем, что тебе сейчас крайне трудно оторваться от своего прокурора, но хотя бы посмотри на нас, - шутливо произнёс он, и, наконец-то почувствовав на себе взгляд друга, произнёс гораздо мягче: - Мы скучали, Сай.

+3

9

Иногда Курту казалось, что если бы он не пошел работать на телевиденье, он связал бы свою жизнь с модной индустрией. Уже в детстве он любил листать мамины журналы и говорить, что «Этой тётеньке лучше было бы сочетать эту блузу с брюками, а не юбкой-карандаш», на что мама всегда смеялась в ответ и ласково растрепывала надувшемуся мальчишке волосы. «Ну, я же лучше этого узколобого консерватора знаю, что мне пойдет,» - улыбнулся Курт, когда его отец вернулся из школы после разговора с директором на тему того, что мальчик неподобающе одевается. «Боже, Венди, из такого материала можно сшить только саван и то, чтобы похоронить его на веки вечные,» - пробурчал Курт, усевшись смотреть пилотный выпуск «Проекта Подиум» и швыряя в экран телевизора горсть попкорна. «Если ты сейчас же не сожжешь этого пережиток прошлого, я уничтожу его как радиоактивные отходы,» - безапелляционно заявил Бэвел подруге, отбирая у нее свитер с оленями и выбрасывая его в мусоропровод под визги и рыдания последней. Да, Курт определенно ушел бы с головой в моду и ее критику, если бы ему представилась такая возможность. Потому и ко всем показам, на которых он бывал, при всем том обилии восторга, который он испытывал от одного только нахождения у подиума, он подходил с абсолютно профессиональной точки зрения. Ему было абсолютно плевать на внешние данные топчущих подиум моделей. Он пришел смотреть не на лица, на которых застыла маска надменности. Он здесь ради одежды. Поэтому в то время, как многие пускали слюнки на моделей, воспевая их фигуры и черты лица, Курт восхищался фасоном и пошивом, оценивал то, как цвета материалов играют цветом под софитами и прикидывал, как все это смотрелось бы на нем.
Но в этот раз все было немного иначе. Курт не мог усидеть на месте, ожидая появления на подиуме Саймона, что отвлекало от здравой оценки происходящего, и все вокруг казалось ему до неприличия прекрасным. Курт очень скучал по лучшему другу. Да, у него был Эверетт, которого он безумно любил, обожаемая сестра и даже несколько подружек, которые скрашивали его часы сплетнями и походами по магазинам, но все же чего-то не хватало. Сай был для Курта как брат, и Мери даже не оспаривала это определение, хотя о ее ревнивой натуре можно было слагать легенды. Временами Бэвел видел в друге отражение себя самого – настолько похожи были их взгляды, суждения и иногда даже вкусы. Поэтому длительное отсутствие друга на горизонте расстраивало Курта как нельзя сильно.
Во время финального выхода Бэвел, казалось, аплодировал так, словно от громкости хлопков зависело то, насколько быстро Котик упорхнет с подиума. Он так рьяно не аплодировал даже на тех немногочисленных рок-концертах, на которых он бывал. Жаль, что все думали, что все ликование и восхищение достаются дизайнеру, хотя признаться честно, его работа тоже была неплоха. Разноцветная мишура сыпалась с потолка, отвлекая внимание, и это единственное, что удержало Курта от выкрика: «Черт подери, Кот. Давай скорее к нам». Парень почувствовал прикосновение к плечу и сквозь визги окружающих расслышал слова Шакса о том, что Сай уже летит к ним навстречу на крыльях любви, преданности, дружбы и прочих приятностей. Бэвел почувствовал себя участником детской игры в испорченный телефон, шепотом передавая полученную информацию Эверетту и хватая его под локоть, немедленно уводя в сторону выхода.
На улице было довольно прохладно, и Курт поплотнее закутался в пиджак, наблюдая за встречей двоих влюбленных после долгого расставания. Но на самом деле это выглядело до невероятного мило. Словно финал романтической комедии, только в десяток раз очаровательнее. То ли это атмосфера Парижа способствовала такому восприятию, то ли радость за друзей, то ли все вместе, но Курт умиленно улыбнулся и сильнее сжал ладонь Эверетта. Он даже не представлял, что было бы с ним, если бы им с Эллисом пришлось расстаться так надолго. Бэвел наверняка на стену полез бы от тоски и сутками торчал бы у компьютера, гипнотизируя окошко Skype. К счастью, им еще не приходилось проходить через подобное испытание и ведущий искренне надеялся, что не придется.
Курт несильно пихнул Эва в бок, услышав его насмешливую реплику. – Чшшш. Если бы нас кто-то прервал в такой ситуации, ты бы всех убил, - Бэвел усмехнулся и чмокнул парня в щеку. Но слова Эверетта все же отвлекли милующихся Ллойдов друг от друга и Курт помахал им свободной рукой. – Да, мы скучали. Даже очень. Но даже не знаю, стоит ли предложить обняться в честь встречи, а то вдруг тебя муж заревнует? – подколол Курт. Он готов был вечно упоминать Шаксу день их знакомства, но без малейшего намека на злость или обиду. Это была скорее присказка, относительно забавная история, которую можно было бы рассказать уже подросшим детям. «А потом, детишки, дядя Шакс чуть не пристрелил вашего любимого папочку». – Но даже он не спасет тебя от всех тех походов по магазинов, что ты мне задолжал. И вообще тебя не было на моем Дне рождения, так что я даже не представляю, как ты будешь искупать вину, братишка, - Курт хитро улыбнулся, - слишком много косяков для плечиков моего худышки-друга. Черт, тебя тут вообще кормят?

Отредактировано Kurt Bavel (2015-04-07 14:27:40)

+3

10

Вечерело. Над культурным центром всего мира собирались темные облака живописных оттенков, которые не встретишь не в одном другом мегаполисе. С какой стороны не посмотри - Париж прекрасен! В него невозможно не влюбиться и так же невозможно не влюбиться в нем. И даже если твое сердце уже давным-давно отдано тому единственному и неповторимому - знай, тебе суждено вновь испытать по-новой чувства, что когда-то ярчайшей вспышкой озарили твою беспорядочную жизнь. Романтика живет в каждом уголке Парижа. Он весь словно бы соткан из красных нитей, что способны притянуться друг к другу и завязаться в крепкий счастливый узел. У каждого человека здесь своя ниточка, а город лишь выступает в роли умелого кукловода тянущего за ниточки. Он подталкивает даже самого робкого и нерешительного на смелые поступки, он вселяет в сердца уверенность и наставляет на путь любви. Протяни руку и хватай свою судьбу, не в коем случае не отпускай! Люби на светлых улицах La Ville-Lumiere - "города огней". Закрывая глаза, чувствуй каждой клеточкой своего тела волнующие вибрации. Это Париж. Он дышит. Он дышит любовью.
Саймон никогда не перестанет восхищаться этим городом. Он прожил здесь полные два года. Казалось бы не малый срок, чтобы узнать сполна о нем, но...Каждый раз приезжая в Париж, Котик открывает его для себя с новых неизведанных сторон. Ведь Париж, это не только Эйфелева Башня, Лувр, Триумфальная арка и Елисейские поля. В нем столько мест, от которых перехватывает дыхание, что счесть практически невозможно. К примеру несколько дней назад, прогуливаясь по улочкам колоритного холма Монмартра, Саймон забрел на блошиный рынок Сен-Уэн, на котором можно найти все - от всякой мало приглядной мелочи, до дизайнерских вещей. Чтобы обойти его от начала до конца, нужно потратить не один день, зато наверняка с пользой отоваришься. Сай купил на нем несколько эксклюзивных вещей с загадочными пустыми ярлычками и ярлычками с цифрой 10, которые на самом деле являются не чем иным, как работой известного дизайнера Маржиела. В его стилизованном магазинчике Maison Martin Margiela с непорочными белыми стенами подобные шмотки стоили бы на порядок выше. Поэтому блошиные рынки неплохой способ найти нечто неординарное и эксклюзивное, а также совершить выгодное вложение.
Когда Коту было лет двадцать и он даже в самых туманных мечтах не мог представить себя замужним мужчиной, его притягивало все вызывающее. Он мог позволить себе прогулку по площади Пигаль, где не раз заглядывал в музей обожаемого лучшей подругой Сальвадора Дали, а после, когда на город опускалась томная завеса ночи, Сай находил на той самой площади мимолетное увлечение. К слову, площадь Пигаль - это тот самый район красных фонарей, где для любого гомосексуала или натурала найдется человек, скромно или не совсем способный скрасить твое самодостаточное одиночество.
Живя в Париже, Саймон уловил всеобщий настрой коренных жителей, но не был от него в полном восторге. Так, если тебе вздумалось пообедать в кафе, жди, что официант (не важно какого пола) найдет в твоем лице добросердечного слушателя и выльет в твои уши все тяготы своей личной жизни, включая обострившуюся язву или неудачный перепих с местной проституткой, которая заразила его бедного гонореей. В Париже, как и во всей Франции ненавидят англичан. Поэтому не удивительно, что обратившись к коренному жителю на английском языке, услышишь от него только быстрый раздраженный картавый французский лепет. Французы весьма презрительны к английскому языку, хотя и знают его, как и любой средне статический образованный человек. Парижанки не мыслят похода в банальный бакалейный без яркого мейкапа. Их губы всегда в помаде. Всегда! Но это не спасает их того факта, что француженки самые уродливые бабы в мире. В общем и целом, живя в Париже ощущаешь себя слегка неполноценным. Будто бы все в нем совершенно, а ты серое пятно, и чтобы стать ярче, нужно приспосабливаться. Нужно подчиняться законам этого неповторимого города и следовать по его стремительному течению. Но каким бы не был Париж и его жизнь, Саймон всегда придерживался своей личной точки зрения, которая дороже любых социальных и культурных заморочек. Оставаться собой несмотря на титаническое давление - это уже достижение не малых масштабов.
И все равно. Ты такой соблазнительный - Париж! - хмыкнув про себя и смотря в шпили домов устремленные в небо, подумал Котик. Он почувствовал спиной чье-то приближение, но не успел обернуться, как руки родного человека цепко обхватили его сгребая в охапку. По коже пробежали волнительные мурашки, когда голос любимого мужчины прозвучал совсем близко и его дыхание обдало открытую шею. Если бы Шакс не держал его так крепко, руки парня наверняка ослабли, как и все его тело, и тогда приготовленные для всех подарки поцеловали пыльный тротуар.
- А как ты хотел?! Я же старался там для вас! Для тебя!  - Сай улыбается и поворачивается к мужу, неловко перехватывая чехлы с одеждой. Шакс берет его лицо в свои большие теплые ладони и Кот первым не выдерживает это нарочно затянувшееся приветствие с комплиментами и вопросами. - Ну что ты смотришь! Скорее целуй меня!
Сай резко тянется к мужу за их первым за последний месяц поцелуем и в душе созревает та самая новая влюбленность. Очки едут набок, пальцы рук слишком слабы чтобы дальше держать эксклюзивную ношу, а из груди вырывается радостный и слегка истеричный стон. Кажется, что вот вот Кот задохнется от приветственного поцелуя и это будет самым прекрасным двойным самоубийством в городе всех влюбленных. Но их с Шаксом вовремя прерывают спешно подошедшие Курт и Эв. Саймон неохотно открывает один глаз и смотрит игриво через плечо мужа на парочку влюбленных друг в друга ведущих держащихся за руки.
- Я не мог дождаться вашего приезда! - первая фраза вырывается из уст Сая, когда они с Шаксом наконец усмиряют свою страсть. - Милый, подержи пожалуйста, - моделька передает мужу увесистые чехлы с тряпками от кутюр и в один прыжок оказывается возле друзей, одновременно обнимая их и чуть ли не повисая на их шеях. Когда не видишься с самыми близкими людьми долгое время, начинает срывать крышу. Поэтому Кот не стесняясь окружающих и не боясь реакции Шакса начал зацеловывать Курта и Эва в щеки и губы. Он будто бы вечность их не видел или знает, что не увидит еще вечность. Эмоции били через край у любвеобильного Кота и когда он чуть чуть пришел в себя, вернувшись к Шаксу забрал нагло всученную ношу, вцепился в мужа мертвой хваткой и тут же поспешил ответить на ранее заданный Куртом каверзный вопрос:
- Простииии! Прости, что не приехал на твой День Рождения! Но искупить вину я готов прямо здесь и сейчас! Если тебя конечно устроит мой скромный подарок...- Саймон торжественно вручил лучшему другу один из самых увесистых чехлов и через минуту все Елисейские поля услышали, что такое "мечты сбываются". А пока Курт прибывал под впечатлением, Котик поспешил раздать подарки подготовленные Эверетту и любимому мужу.
- Любовь моя, там все как ты любишь. Шикарная классика. Шили прямо на тебя. Уверен, в них ты будешь еще сногсшибательнее. Я даже начинаю ревновать тебя к твоим блюстительницам порядка. - Саймон чмокнул мужа в губы, сжал его ладонь в своей и прижался к его плечу. Вот так бы приковать его к себе и ни за что не отпускать.
Добавлено спустя 3 дня 3 часа 7 минут 4 секунды:

Отредактировано Simon Lloyd (2015-04-18 20:22:11)

+3

11

Шакс не особо верил тем людям, которые без умолку твердят о том, что длительные разлуки только укрепляют чувства. Точнее даже сказать, совершенно не верил. Ведь если у тебя долго нет возможности обнять любимого человека, просто даже посидеть с ним молча, вслушиваясь в биение сердца и держать за руку, то ты постепенно просто начинаешь забывать, какого это. Нет, это не означает, что следует сразу же искать замену тому теплу, которое утеряно на определенный период времени. Да, кто-то не выдерживает и начинает находить себе мимолетные приключения. Шакс Ллойд не был таким. Если он находился с кем-то в отношениях, в особенности сейчас, когда они с Саймоном связаны узами брака, то даже помыслить не мог о том, что его потянет куда-то налево. Котик практически постоянно чувствовал такую опасность, когда еще не уезжал во Францию. Потому что его нынешний супруг имел отношения и с девушками и с парнями, поэтому где-то поблизости все время маячил призрак ревности и изменчивости интересов Шакса. Но немец был однолюбом, поэтому терпеливо ждал, когда же истекут эти проклятые полгода.
Однако же нельзя не сказать о том, что несмотря ни на что Ллойд переживал насчет того, не найдет ли себе Саймон кого-нибудь на временную замену своему мужу. Не потому что не был уверен в себе, просто иногда вспоминал о том, что Кот рассказывал о своем прошлом, хотя и сам не отличался ангельским поведением до их судьбоносной встречи. Все-таки разлука давала о себе знать, были моменты, когда Шакс был готов на стенку лезть из-за тоски или же из-за тех событий, что происходили непосредственно в его жизни и на работе. Но, к счастью, рядом были те люди, которые не давали ему окончательно упасть духом. Естественно, что с самого начала он не собирался грузить мужа новыми известиями, которыми была наполнена его жизнь. Это Саю и не особо интересно, да и может вызвать весьма неоднозначную реакцию, зная его характер. Но Ллойд знал одно - разговоров по скайпу для него было слишком мало. И хоть уже прошло определенное количество времени, впереди оставался больший временный отрезок.
Когда он летел во Францию, то не особо предполагал, чем они будут заниматься. Шакс бывал во Франции не единожды, французский язык знал, ровно как и то, что французы не любят англичан. Гораздо спокойнее они относятся к немцам, итальянцам или даже русским, но английская речь для их слуха неприемлема. Нет, это не означало то, что все поголовно французы не любили англоговорящих, но зачастую такие случаи имели место быть. И уж лучше постараться что-то прокартавить на их родном языке, чем гордо высказаться по-английски. Однако если бы окружной прокурор летел в Париж один, то для него не возникло бы трудностей, чтобы придумать для них обоих прекрасное времяпрепровождение. С ним летели еще двое, которые, судя по всему, соскучились по Саймону не меньше, чем он. Хотя степени "скучания" для каждого из парней определялась по-разному, и ничем нельзя было ее измерить. Не сказать, чтобы Курт с Эвом представляли собой определенный балласт, однако Шакс все-таки несколько эгоистично надеялся, что большую часть времени они проведут сами по себе.
- Я думаю, что совсем скоро ты будешь стараться только для меня, как это и происходит у любой нормальной семьи, - слега ухмыльнулся Ллойд, поглаживая кончиками пальцев мужа по щекам, а после добавил чуть тише: - Потому что остальные лица здесь явно будут лишними, - а Кот тем временем не выдержал первым и потребовал его поцеловать. Какой нетерпеливый; и через секунду прокурор целовал модельку уже гораздо более страстно, вложив в этот поцелуй все свои чувства к нему. Но, как известно, идиллия не может длиться слишком долго, и до слуха Шакса долетели слова Эверетта и Курта. Шакс уже готов был им обоим показать неприличный жест в виде комбинации из оттопыренного среднего пальца, чтобы не мешали, а ждали столько, сколько потребуется, но в последний момент передумал. Нечего вести себя как подросток, но все-таки брюнет недовольно скривился, когда Саймон счастливо высказался насчет того, что очень ждал приезда друзей и мужа. Благо Ллойд-старший находился спиной к телеведущим, и они не могли видеть его выражения лица.
Не особо красиво с их стороны прерывать их в такой момент, а кое для кого и опасно... Поскольку Курт снова высказался касательно того, не против ли будет их объятий Шакс. Прокурор даже и вякнуть ничего не успел, как Саймон вручил ему сумки, которые держал до этого и метнулся птицей обниматься с Эвом и Куртом. Эдакая живая вешалка, а Сай обоих парней просто зацеловал. Синие глаза прокурора моментально потемнели и, не желая больше смотреть на это милование, мужчина отвернулся, сделав вид, что рассматривает ближайший стенд с рекламой. Ему, значит, только поцелуй, а им объятия и так далее. Такого Ллойд не ожидал, и настроение как-то очень быстро ухнуло куда-то глубоко вниз. Брюнет перехватил пакеты в одну руку, несколько нервным жестом заправил кудрявую прядь за ухо и спустил на нос темные очки, которые до этого находились на его макушке, таким образом спрятав свой злобный взгляд. Сейчас он не будет выказывать свое недовольство и делать это на публику, но, находясь наедине с Саймоном, обязательно ему об этом заикнется. Но находился в своеобразном одиночестве с пакетами он недолго, к счастью, Саймона, который вернулся, забрал у него пакеты и вручил их Курту в качестве подарка на прошедший день рождения. После чего остальные чехлы перекочевали к Шаксу и Эверетту.
- Спасибо, милый, - наконец-то прокурор соизволил улыбнуться более искренне, но не из-за подарков, а от того, что Саймон чмокнул его в губы минутой позже.
Ревнуешь? Да, это ты еще не знаешь о том, что у меня появилась новая помощница. Узнаешь потом и в более приватной обстановке.
- Было бы к кому ревновать, - Шакс покачал головой, обняв Саймона за талию, все также держа его руку в своей, и прижал к себе покрепче. В такие моменты недовольство медленно исчезало, хоть и не совсем. Но, несмотря ни на что, Шакс был в данный момент самым счастливым человеком на свете, потому что наконец-то встретился со своим любимым человеком, преодолев десятки тысяч километров и готов был делать это снова и снова, лишь бы не расставаться с ним надолго.

+3

12

На мгновение Эверетту действительно стало стыдно за свое едкое замечание в адрес не спешивших оторваться друг от друга супругов. Какое бы дикое, непривычное и лишенное логики сочетание не представляли бы собой слова "Эверетт" и "стыдно", Эллис абсолютно искренне сочувствовал влюбленным, пережившим столь долгую разлуку. Будь он на месте Шакса или Саймона, он не постеснялся бы съездить умнику, который посмел прервать момент его с Куртом долгожданного единения, между ног, при этом, само собой разумеется, не отрываясь от губ любимого, потому что ничто и никто не достоин внимания Эва, когда он целует Бэвела. Однако всего лишь на мгновение, потому что в следующее он, услышав наигранно-ворчливую реплику Курта, растянулся в довольной улыбке кота, налопавшегося сметаны. Эв знал: если Курт притворяется страшно недовольным, значит, именно в этот момент он находит своего парня крайне очаровательным. В подтверждение давным-давным известного телеведущему факта его щеки коснулись теплые, мягкие губы, а длинные пальцы сжали ладонь еще сильнее. Эверетт находился в городе, о котором мечтают холодными одинокими ночами, бережно прижимая к груди фото величественно возвышающейся над Парижем Эйфелевой башни, в окружении самого привлекательного мужчины на свете и замечательных друзей. В воздухе витал тонкий запах французских поцелуев и круассанов, что ждали Бэвела и Эллиса в гостиничном номере через несколько часов. Эта поездка была способна на невероятные чудеса: Эверетт, казалось, еще никогда в жизни не чувствовал себя счастливее. Его подкол был полон нежности и совершенно несвойственной ему любви ко всему живому, за исключением разве что только что прошедшего мимо радужной четверки француза, несомненно нагло пялившегося на пятую точку его парня (и не надо говорить, что Эверетт не мог этого видеть - он просто чувствует, когда кто-то смотрел на Курта так, как смотреть имеет право только он). Однако даже этого самоубийцу закопать хотелось гораздо меньше, чем хотелось бы, будь Эв все еще в Сакраменто. Но значило ли спасение бедолаги, что Эверетт не притянул Курта за талию ближе к себе настолько демонстративно, насколько только мог в ту секунду? Разумеется, нет. И хватка только усилилась, когда Курт высказал насмешливое опасение Ллойдовской ревности. В каждой шутке есть доля правды, верно?
- Не забывай, милый: Шакс не единственный, кто умеет ревновать, так что поосторожнее с Котиками и обнимашками, - пропел Эв едва различимо, но достаточно громко, чтобы Курт его услышал, продолжая улыбаться как ни в чем не бывало. "Так-то лучше", беззвучно добавил он, крайне довольный собой.
Правда, в следующую же секунду понял причину беспокойства Шакса: Саймон налетел на Эверетта и Курта, словно миниатюрный ураган, крепко прижимая к себе и расцеловывая все лицо, причем настолько неожиданно, что Эллис сомневался, остался ли кислород в его легких. Обнаружив, что все-таки может дышать, он ответил на объятие друга, краем глаза поглядывая на его супруга. За годы, проведенные за маской человека, которым он не являлся, Эверетт неплохо научился различать эмоции, которые окружающие пытались спрятать от посторонних глаз. Поэтому для него трудно было не заметить некую нервозность, скрывавшуюся за движениями Шакса. Эверетт прекрасно осознавал, чем так недоволен мужчина. Снова представив на месте приятелей себя и Курта, Эллис рассудил, что он не отпустил бы любимого ни на миллиметр от себя и уж тем более вскипел бы от злости, если бы Бэвел кинулся кому-то на шею с объятиями, как бы любимому не был близок этот самый кто-то. Отчасти они с Куртом были тут лишними, не давая Шаксу и Саю наконец-то остаться наедине. Но Эверетт знал: они с Куртом точно дадут семье насладиться обществом друг друга, потому что будут слишком заняты Парижем, любовью и своим собственным счастьем, чтобы отвлекать друзей. И именно поэтому позволил себе улыбнуться искренне и широко, стоило Саю оторваться от них: Эв действительно скучал.
- Вежлив и обходителен, Котик, как и всегда, - заключил он с усмешкой, при этом с головой выдавая свою собственную радость сверкающими сильнее, чем до блеска начищенные запонки на его рубашке, глазами. - Ну что, как поживает ярчайшая звезда на небосклоне моды?
Огромные чехлы с одеждой появились в поле зрения Эверетта так же стремительно, как из него исчезли. Один из них, больше остальных двух пугающий своими габаритами, сразу же перекочевал в руки Курта. Сказать, что выражение его лица было до крайности красноречиво, значит не сказать абсолютно ничего. Бэвел выглядел так, будто ему вручили сокровище, по ценности сравнимое разве что с Яйцом Фаберже.
- Кажется, у меня появились конкуренты, солнышко? - Эверетт с улыбкой наблюдал за любимым, снова обнимая за талию. Слегка покрасневший изумленный Курт с расширившимися глазами и приоткрытыми губами был очарователен.
От созерцания своего парня Эв был отвлечен все тем же Котиком - оказывается, парень приготовил подарок и для него.
- Pour moi? - поинтересовался Эллис с жутчайшим акцентом - изучение французского никогда не было его сильной стороной. -  Это так мило. Спасибо огромное, Сай.
Каким бы приятным не было приветствие, Эверетт заметил, что оно сильно затянулось, а погода была далеко не так дружелюбна, как Саймон. Чувствуя, что зубы начинают надоедливо постукивать, Эверетт произнёс:
- Друзья мои, куда мы собираемся дальше? Я имею в виду, что я, конечно же, с удовольствием позволил бы Саю и дальше душить моего бойфренда в объятиях, но Dior вряд ли простят нам, если их лучшая модель умрёт от переохлаждения.

+3

13

Курт сиял, как новенькая копейка. Такой искренней и широкой улыбки на его лице не видели, наверное, со времен школы. Разве что в школе у него не было лучшего друга, кроме сестры, о наличии в своей руке теплой и сильной ладони своего парня он мог лишь мечтать, да и то в самых смелых и радужных фантазиях, а о том, чтобы просто так махнуть в Париж на пару дней, само собой, не шло и речи. Хватка Эверетта на талии внезапно усилилась, и Курт даже не успел понять, чем это было вызвано, как он был крепко прижат к своему парню. Щеки вспыхнули, как у школьницы, и Бэвелу где-то на глубоком подсознательном уровне захотелось по-девчачьи стыдливо спрятать лицо в изгибе шеи Эллиса. Этот город и ощущение вседозволенности в проявлении эмоций превращает его в тряпку. Определенно. 
- О, твои способности к ревности я точно не забуду, - чуть ли не мурлыкал в ответ Курт. Благодаря ревности Эллиса, Бэвел провел немало тяжелых ночей, то решаясь, то не решаясь позвонить в тату-салон, чтобы убрать со своего тела оставленный там, как позже выяснилось, в порыве неконтролируемого собственничества, размашистый автограф коллеги. Но сейчас это сочетание загнанных под кожу линий на его теле казалось таким родным, таким нужным. Они держали его на плаву, когда это не могли сделать руки Эллиса, благодаря им Курт чувствовал, что он не один и никогда больше не будет один, что он принадлежит кому-то всецело и навсегда.  Шатену трудно было признаться в этом Эверетту, но у него буквально ноги подкашивались, когда тот ревновал или делал что-то, что явно кричало всем окружающим «Мой. Этот парень мой и если вы приблизитесь к нему хоть на полшага, то у моей боксерской груши есть все шансы обзавестись новым кожаным чехлом». В Сакраменто подобное поведение ограничивалось определенными обстоятельствами и обязательствами, но здесь, и Курт уже успел это понять, он получит его сполна. И даже одна мысль об этом превращала его в счастливую радужную лужицу.
Немалую щепотку радости добавляли и объятия налетевшего на парочку Саймона. Курт безумно соскучился. Возможно, да этого момента он все же не до конца осознавал, насколько ему не хватает этого язвительного худющего, как щепка, парня. Бэвел бережно обнял друга, словно боясь его раздавить, в то время как Сай не стеснялся своих эмоций и висел на парнях, разве что не на головы им забираясь. – Я не готов каждый раз встречать тебя таким бурным образом, так что возвращайся скорее домой, блудная модель, - улыбнулся Курт, когда Сай, наконец, выпустил их с Эвереттом из цепких объятий. Котик же в этот момент метнулся к мужу, выхватывая у него увесистую ношу, и с торжественным ликованием на мордашке вручил ее опешившему шатену. Парень не ожидал таких внезапных и объемных подарков, поэтому робко принял чехол, первые мгновения не решаясь открыть замок и посмотреть что там. Но любопытство все же победило и визг Курта, возможно, слышал весь город. Бэвел выглядел как ребенок, которому родители разрешили смотреть мультики, пока глаза из орбит не вылезут. Парень завис, поглаживая кончиками пальцев мягкий материал наряда. Если бы они были в мультфильме, на одном его плече сейчас сидел бы ангелочек, который твердил бы, что Курт не может принять такой дорогой подарок, потому что стоимость нарядов от Dior равна бюджету какой-нибудь маленькой африканской страны. Чертенок же тыкал бы в его шею вилами и орал, какого хрена, это же подарок. Курт даже едва не упустил насмешливую реплику Эверетта, но такой вольности он позволить себе не мог. Ответы Эллису были для него уже рефлексом.
- С тобой никто не может конкурировать. Даже Марк Джейкобс. Хотяяяя… - Курт улыбнулся и клюнул парня в щеку. – Нет. Даже он не может.
- Сай, это роскошно. Спасибо. Я даже не знаю, что говорить. Я выделю под него отдельный шкаф и буду сдувать пылинки, - пролепетал Курт, потому что говорить нормально с гигантской улыбкой во все тридцать два было проблематично. Еще два подарка переместились в ручки Эва и Шакса, и Курт не без какой-то легкой гордости отметил, что у него подарок больше. Не то чтобы это было важно. Хотя кому он врет. Всегда приятно, когда твой подарок огромен, как слон.
- Как думаешь, будет слишком палевно, если мы вместе придем на эфир в этом? – Бэвел кивнул на чехлы в их руках. - Не хотелось бы, чтобы нас раскрыл костюм. Но я боюсь не удержаться.
Над головами парней собирались вечерние облака и прохладный ветер становился сильнее. Курт перехватил свой подарок поудобнее и прижался к Эверетту в попытке отхватить немного тепла. – Поддерживаю. Да и не хочется проваляться все выходные в Париже с простудой. Предлагаю переместиться куда-то где тепло, уютно и есть неплохие коктейли, чтобы согреться. А еще туда, где у нас не упрут эти сокровища. Не то чтобы я не доверял французам, но все же.

+3

14

Немного затянувшееся приветствие подошло к своему логичному завершению и нужно было переходить на следующий этап. Саймон заранее подготовился к этому знаменательному дню. Он отнесся к приезду любимого мужа и друзей с такой ответственностью, какой наверное не наблюдалось за ним на собственной свадьбе. Тем вошедшим в историю четы Ллойдов событием руководили как раз таки лучшие друзья, которым Шакс и Сай обязаны по гроб жизни. Иногда начинало казаться, что это свадьба не одной пары, а целой банды! До неё отношения между определенными личностями из круга модельки и круга окружного прокурора были мягко сказать напряженными. Зато потом! Слушайте, а свадьбы реально объединяют людей не только брачующихся, но и тех, что по счастливой случайности стали очевидцами создания новой ячейки общества. Новой семьи. Кого-то потянуло на сантименты, в душе наконец проснулась совесть (кому-то следовало дать волшебного пендаля) и в день свадьбы Шакса и Кота еще не с одной пары уст прозвучало такое легкое и окрыляющее "Я Люблю Тебя". И кто знает, как сложились бы обстоятельства, если бы не тот сумасшедший день, который Саймон будет непременно помнить до самых мельчайших подробностей всю свою жизнь.
- Вежлив и обходителен, Котик, как и всегда. Ну что, как поживает ярчайшая звезда на небосклоне моды? - поинтересовался Эверетт, на что Котик игриво закатил глаза кверху и закусил нижнюю губу. Он любил получать в свою объемную копилку "отзывов" чистосердечные комплименты от близких и друзей, которые навряд ли будут меркантильничать и льстить.
- Прекрасно! Правда звезда уже начинает медленно падать с этого самого небосклона. Это большой большой секрет, пока мало кто об этом знает. Зато я скоро упаду в эти руки, - Котик обернулся к мужу и крепче сжал его ладонь. - и буду сверкать ему своей голой задницей каждое утро и каждую ночь. Да, дорогой? Ты как без меня? Хочу чтобы ты мне все эти дни говорил, что скучаешь! А вы ребята, - Сай снова посмотрел на парочку друзей, заставив Курта отвлечься от своего экстатического состояния. - такие счастливчики! Вам повезло, что работаете вместе. Хотя не представляю, откуда в вас берется столько самообладания во время эфиров!
Далее последовала череда приятных слов, которые заставляли улыбки делаться шире, глаза сверкать от радости, а ноги на несколько миллиметров незаметно отрываться от земли. Впрочем длилось все это недолго, так как ребят начало одолевать пронизывающее дыхание Парижа, которое сегодня странным образом было по северному холодным. А быть может всему виной начало весны, что никогда не отличалось теплыми погодными условиями, а скорее изменчивым и строптивым характером.
- Я уже заказал для нас столик в очень хорошем месте. Вы будете в экстазе! И нет - это не тот пресловутый ресторанчик на вершине Tour Eiffel. Туда мы тоже попадем, но уже не вчетвером. Это также мой подарок вам. Самый романтический ужин, какой можно представить! Ладно, меньше разговоров - больше дела. Где моя Адель? - последний вопрос Котик задает самому себе, ныряя в карман за телефоном и набирая номер своей менеджера. Француженка отвечает на звонок подопечного после первого же гудка и они с Саем быстро говорят по-французски, в голосе Сая сквозит раздражение. Два языка в мире которые всегда сбивают с толку своим темпом - французский и итальянский. Взрыв мозга для неподготовленных. Убийство психики в экспрессивных интонациях.
- Нас сейчас заберут. - беззаботно улыбаясь говорит Кот, после разговора по душам с менеджером. - А за шмотки не стоит волноваться, Адель...Ах, да! Адель - моя менеджер здесь в Париже. Феминистка и мужик в юбке. Её мечта забеременеть от какого-нибудь эрудита красавца, но при этом у неё нет цели выйти замуж. Ненавидит мужчин. Только к геям благосклонна. Одним словом - мы для неё не мужики, так что не обижайтесь, вдруг услышите от неё что-то...
На последнем слове Саймон вынужден был заткнуться, так как к ним на всех парах мчалась эффектная блондинка в строгом костюме от тех самых Dior на которых работала в течение десяти лет. Адель не была похожа на среднестатистических француженок. У нее была шикарная внешность. К Саймону её приставили преднамеренно, так как у них друг на друга не стояло. Совсем никак. Она была его строгой мамашей. Её характер чем-то был схож с Мишей, но между ними была приличная возрастная пропасть, а следовательно она знала цену сказанных слов и применяла их строго по делу.
- Ты мелкий сученыш, Котик! Сбежать с открытия недели моды! Если ты решил нагло бросить нас, это не значит, что последние полгода своего контракта тебе можно делать все, что вздумается! - вот вам строго и по делу. И практически с той же толикой ядовитой любви, какую проливала на Кота Мишель. Адель смерила Саймона уничтожающим взглядом, на что он только хмыкнул и принялся сбивать с плеча мужа невидимые пылинки, поправлять ворот его рубашки и дергать за мелкие кудри. 
- Мне кажется я уже все тебе по телефону сказал. Отвези нас к набережной Бранли и завези шмотки в отель. А потом можешь ехать смотреть свой любимый бокс по national sport. - Саймон пожал плечами и поправил очки, в которых в принципе уже не было нужды. Улица окунулась в вечерние сумерки и зарделась яркими фонарями. Адель сжала кулаки, желая отправить в нокаут дорогого подопечного, но она была женщиной порядочной (или нет?), поэтому тихо прокляла его и обратилась к компании Саймона с нотками деловой тактичности:
- Добрый вечер. Меня зовут Адель Бланше, я менеджер Симона, - Адель звала Котика на французский манер не Саймоном, а Симоном, что выдавало её происхождение и ломаный английский. - О вас всех наслышана, наш драгоценный мальчик только о вас и говорит. Вы - Шакс, муж, правильно? Очень приятно. А вы ведущие популярного шоу - Курт и Эверетт, друзья Симона, правильно? Не менее приятно. Что ж, прошу вас пройти за мной, так уж и быть отвезу ваш рассадник феромонов туда, куда просит эта мелкая язва.
Завали! - огрызнулся про себя Котик и на этом их пререкания, как на публику, так и мысленные прекратились. Адель забрала парней и увезла по адресу, где располагался музей Бранли, а на его крыше тот самый ресторан, где Сай зарезервировал столик. Ресторан назывался Les Ombres. Если бы не погодные условия, которые единственные были сегодня, как девушка в период менструации, то Котик заказал бы столик на открытой террасе откуда открывался вид на Эйфелеву башню и Сену. Но даже внутри ресторана все эти достопримечательности Парижа были прямо перед глазами.
- Классическая французская кухня, сыры, лучшее вино и атмосфера - надеюсь я удовлетворю все ваши желания, - говорит Кот  мужу и друзьям, когда они распрощавшись с Адель шли за администратором по главному залу ресторана. Их усадили за один из самых лучших столиков и Сай тут же сделал заказ из классической закуски - сыры и устрицы, а также вина южных берегов Франции, которое прекрасно сочеталось как с закусками, так и с моментом встречи с близкими людьми.
Фото ресторана - приятного аппетита))

+3

15

Настроение у Шакса было не совсем радужным, и почему-то он думал, что Кот так этого и не понял, настолько тот счастлив был видеть друзей, и не менее счастлив был вручить заранее приготовленные подарки Курту в честь его прошедшего дня рождения. Вот о чем, а об этом Шакс не знал. Да и откуда было ему знать об этом, когда Курт был в первую очередь лучшим другом Саймона, а его, окружного прокурора, в такие тонкости можно и не посвящать. Впрочем, Шакс, если бы и знал о столь знаменательном событии, то явно бы ограничился пока что только поздравлением, а с подарком разобрался как-нибудь потом. Поскольку его никуда и никто не приглашал, так как Курт явно провел свой день рождения с тем, кого так любит, а прокурор был слишком занят работой и своими внутренними проблемами и разборками с уже бывшей коллегой, чтобы заострять на этом внимание. Однако же все-таки некрасиво было оставлять это без внимания, поэтому уже потом Ллойд решил поговорить с Сайсмоном и выспросить у него, чем же одарить телеведущего. Подарок, купленный в Париже, возможно, тоже станет для него важным и запоминающимся, раз уж парень настолько любит этот город.
- Зато я скоро упаду в эти руки и буду сверкать ему своей голой задницей каждое утро и каждую ночь. Да, дорогой? Ты как без меня? Хочу чтобы ты мне все эти дни говорил, что скучаешь!
Из размышлений Шакса выдернул Кот, который был внезапен, как всегда, сжавший покрепче его ладонь, и до слуха Шакса долетели слова о том, чтобы тот твердил о том, что скучает по модельке ежедневно. Окружной прокурор слегка фыркнул, ехидно уставившись на Саймона из-под очков, благо тот не видел какими именно глазами тот на него смотрит; отражение было зеркальным.
- Раз я с тобой, то со скукой уже можно попрощаться, не так ли? - мужчина несколько удивленно поднял брови, сжимая в ответ ладонь мужа. Надо изо всех сил постараться не язвить в ответ, как бы этого не хотелось делать в присутствии Эверетта и Курта. Хотя избавиться от такой привычки было весьма затруднительно. Ллойд глубоко вдохнул, мысленно уговаривая себя следить за своими словами и поведением, чтобы в очередной раз не стать причиной скандала между ним и мужем. Но что поделать, если он обладает таким ревнивым характером? Хотя Саймон тоже хорош - ведет себя так, как считает нужным, не особо задумываясь о последствиях. Может быть стоит перенять такое поведение и от него? Хотя Шакс был уже слишком взрослым для того, чтобы что-то менять в себе. Однако же с Саем он обязательно поговорит, но не сейчас и, возможно даже, что и не сегодня. Прокурор натянул на лицо ухмылку, слушая Кота о том, что тот заказал для них столик в ресторане. Да, весьма неплохо было бы сменить место дислокации. А то, что парни и без них попадут в ресторан, который находится на верху Эйфелевой башни, об этом Кот возвестил с неменьшей радостью.
Ну прямо сама доброта и щедрость...
Ехидство не могло не напоминать о себе, и Ллойд закатил глаза. Нет, все-таки как хорошо, что человечество придумало очки. За ними можно скрыть свои истинные эмоции, которые так легко прочитать по взгляду. Интересно что же еще придумал Кот для двух телеведущих? Или же он только и будет делать то, что заваливать их разнообразными подарками? А может быть Шакс здесь вообще лишний? Ллойд как-то подавленно и недовольно молчал, но все-таки чтобы не прослыть уж совсем букой, высказался после заявления Курта о том, куда бы им деть чехлы с костюмами. Так как шастать с ними в руках тоже не улыбалось. К тому же в ресторане, где...тоже надо сидеть, кривиться в улыбке и поддерживать разговор. Ладно, отставить эти отвратительные мысли.
- Предлагаю заказать доставку костюмов до наших номеров в отеле, дабы не таскаться с ними, - мужчина несколько зябко передернул плечами, поскольку начало уже прилично поддувать. - Не оставишь же ты их в такси или в раздевалке ресторана, это будет выглядеть по-идиотски, - но, видимо, и эту проблему уже успел решить расторопный Сай, который вызывал своего очередного менеджера, которая в этот раз оказалась женщиной. Неужели? А где же тот терминатор, который не понравился Шаксу с самого начала их знакомства с Котиком? Разве его отправили в отставку? Да вряд ли Кот избавится от него. Ллойду очень сильно захотелось высказать касательно этого, но он благоразумно оставил свои замечания при себе. Иначе они с Котом до конца дня будут соревноваться в том, кто кого переязвит и сколько раз подколет.
Хотя таким образом с Шаксом обращаться было чревато, поскольку тот мог психануть и вообще уехать. Но ради этого ли он женился на Саймоне и обещал ждать, пока тот завершит свою карьеру? Нет, просто так легко рушить отношения не стоит. Они и так хрупки как муранское стекло. А в это время к ним приблизилась француженка, которая Шаксу пришлась по нраву. Нет, не только внешне. То, как она вела себя, уже внушало определенное уважение. И не потому, что она была феминисткой по словам Сая или еще кем-то, Ллойду женщина понравилась, и он поздоровался с ней на французском языке, сказав пару ласковых абсолютно чистосердечно. Сая же обозвали сученышем и мелкой язвой, отчего Шакс не удержался и фыркнул. Адель нравилась ему все больше и больше.
Однако же женщина все-таки довезла парней до места назначения, а именно до ресторана, столик в котором заказал Саймон. В этом музее Ллойд-старший был, а вот в ресторане не доводилось. Что же, все в жизни бывает в первый раз, а значит ему посчастливится сегодня отведать лучшие блюда французской кухни и побыть вместе с Саймоном, ведь он и вправду так скучал по нему. Знал, что тот будет так относиться к друзьям, что ему все это будет продолжать не нравиться, но все равно скучал. Кот не был идиотом и явно сообразил, что у мужа не особо счастливое настроение. И Шакс надеялся, что вечером все-таки все это изменится в лучшую сторону. Сай расскажет ему, что у него произошло за то время, пока они не виделись, Шакс расскажет все также в свою очередь. С Адель парни распрощались и наконец-то уселись за свой столик, где Сай сразу сделал заказ, да и Шакс вслед за ним также стал изучать меню.
- Раз ты так распланировал се, то может поделишься со мной той тайной, чем мы займемся завтра, - сделав и свой заказ, Шакс закрыл меню, кивнул официанту и, повернувшись к Саю, положил ладонь поверх его руки и проникновенно заглядывая своими синими глазами в его глаза.

+3

16

Отношения Курта и Эверетта складывались как нельзя лучше, особенно для людей, которые перешли от стадии "я хочу медленно и мучительно убивать тебя, а потом закопать твой труп в своем саду, чтобы с гордостью показывать этот памятный для меня клочок земли внукам" до ступени "Останьтесь у нас на ужин. Останьтесь у нас навсегда!" за рекордно короткий срок - за одну ночь. Эти двое действительно любили друг друга, и у Эва не возникало никаких сомнений в этом. Однако и Эллис, и Бэвел по-прежнему считали своей прямой обязанностью подшутить друг над другом всякий раз, как выдается такая возможность. Возможно, для кого-то этот способ выражения нежности и привязанности является чересчур странным, но Эверетт просто обожал подобные моменты, обожал наблюдать за тем, как губы Курта растягиваются в задорной и насмешливой, но вовсе не злой ухмылке, а в голубых глазах загорается дьявольский огонек. Конечно же, Эверетт прекрасно знал, что никакой Марк Джейкобс не сравнится в глазах Курта с ним самим, поэтому не мог не закатить глаза, услышав саркастичный ответ своего возлюбленного, впрочем, даже не пытаясь скрыть радостную и слегка глуповатую улыбку, ставшую еще шире, когда губы Бэвела коснулись его щеки. Курт светился так ярко, что смотрящий на нас с неба белый карлик чуть ли не взрывался от зависти, так что кто мог винить Эверетта в том, что его настроение при взгляде на счастливого парня поднялось примерно до отметки "седьмое небо"?
- Если ты придешь на эфир в этом, боюсь, мы не покинем пределов гримерки, - голос Эва звучал на тон ниже, чем обычно. Он заглянул в устрашающего размера пакет, и воображение мгновенно принялось за работу, резво рисуя картины, которые очень, очень и очень сильно отвлекали от действительности. Приложив невероятные усилия, Эверетт, наконец, заставил себя прекратить исследовать каждый сантиметр тела Курта взглядом, в чем, к слову, одежда совершенно не мешала, ведь Эв чисто теоретически не мог бы забыть, как коллега выглядит без нее.
Саймон ничуть не уступал своему лучшему другу по уровню восторга, с удовольствием поведав телеведущему о планах на ближайшее будущее, главным пунктом которых являлся его муж. Эверетт не смог не изумиться вновь выдержке супругов, не имевших возможности видеть друг друга все эти, он был уверен, мучительно долгие часы, дни, месяцы. Эверетт негромко засмеялся в ответ на комментарий Ллойда о совместной работе. Если бы он только знал, что творится за дверьми многочисленных гримерных, кладовок, подсобок, туалетов...
- Мой рот на замке, клянусь, - Эверетт притворился, будто застегивает губы на молнию, запирает их и передает ключик Курту. - Признаться честно, не так уж у нас и много этого самообладания, но мы стараемся быть незаметными, словно ниндзя, скрывающиеся за цветущей сакурой. Если бы кое-кто был потише, получалось бы намного лучше. Да, милый? - Эверетт кинул на любимого полушутливый укоризненный взгляд. Не то чтобы ему не нравилось, когда наедине с ним Курт шумел, но благодаря этой особенности коллеги уже не раз оказывались на грани того, чтобы выдать себя начальству. Еще в самом начале отношений Курт и Эверетт условились, что до поры до времени будут молчать о том, что происходит между ними вне поля зрения камер, и старались сдерживать данное друг другу обещание. Желание рассказать миру о том, что он любит Курта, росло в Эверетте с каждым днем, но он предпочитал не давить на возлюбленного и не торопить события.
К счастью, все трое согласились с Эвереттом, посчитав, что оставаться на холоде, да еще и с кучей дорогущей одежды в руках, было не самой хорошей идеей. Как оказалось, Сай уже позаботился об этом. Незнакомка по имени Адель, менеджер Ллойда, по описанию модели казалась Эву весьма интересной особой. Ожидания были оправданы, как только мужчины обернулись на стук шпилек по асфальту. В эффектной внешности блондинки, как и во всем ее строгом, но элегантном образе и довольно жесткой манере разговора, читались сила и железная воля. Эдакая французская версия Миранды Пристли. Кажется, Сая патологически тянуло к светловолосым леди с эксцентричным характером, отметил про себя Эллис, вспоминая девушку со свадьбы Ллойдов, которая успела за первые две секунды знакомства не только окрестить Эва "лакомым кусочком", но еще и нарушить установленные им самим границы личного пространства его бойфренда  - кажется, Миша? На лице Саймона, впрочем, не дрогнуло ни мускула, когда он ответил Адель, несмотря на далеко не самый мягкий тон женщины. Да уж, Котик-бывший не изменял себе.
- Нам с Куртом тоже очень приятно, мадемуазель Бланше, - ответил Эверетт на приветствие Адель, слегка кивнув и улыбнувшись, и последовал за женщиной в сторону ее внушительных размеров автомобиля.
Роскошный ресторан, выбранный Саймоном, располагался на крыше знаменитого музея Бранли. Как снаружи, так и внутри посетителям предоставлялась возможность наблюдать за красотой Парижа и величественностью Эйфелевой башни. Тонкий запах сыра, дорогого вина и свежего хлеба привлек внимание Эверетта, едва мужчины успели войти, а в животе приятно заурчало. Администратор проводил всю компанию к столику прямо рядом с огромным окном, и Саймон сразу же сделал заказ.
- Мсье Ллойд, я поражен Вашим вкусом, - протянул Эв, осматривая великолепный интерьер ресторана и довольно улыбаясь, словно кот, сожравший литровую банку сметаны, и, доверившись вкусу друга, заказал то же самое, что и он. - К слову о планах, - добавил Эверетт, как только Шакс спросил своего мужа о "расписании" на завтра, - Надеюсь, вы простите мне, если я немножечко побуду эгоистичным собственником и не позволю вам слишком уж часто красть у меня этого очаровательного молодого человека рядом со мной. И красть меня у него. - Эллис посмотрел в сторону Курта и коснулся пальцами его лежащей на столе руки. - Вы же сами понимаете, Париж - город любви, и я собираюсь залюбить Курта до полусмерти, как бы двусмысленно это не звучало. Но да, Саймон, я уверен, что у тебя уже подготовлена целая культурная программа для нас троих. Я ведь прав?

+2

17

- Если я приду на эфир в этом, - Курт усмехнулся, пародируя интонацию Эверетта, - я определенно обзаведусь парой новых поклонников, а тебе будет, о кого почесать свои кулаки, - изображая вселенскую наивность мурлыкнул Бэвел. Ни для кого не секрет, что его не на шутку заводила ревность Эллиса, однако это была тема, которую можно было сравнить с балансированием на острие ножа. Но Курт любил риск. То, что он встречался с Эвом, уже само по себе подтверждало это как нельзя лучше. Иногда ему казалось, что в отношениях между двумя мужчинами и не может быть иначе. Взять тех же Сая и Шакса. Ревности, скандалы, истерики, выстрелы. А сейчас, поглядите, стоят и милуются в центре Парижа, сияя улыбками и обручальными кольцами. Возможно, это действительно неизбежный путь развития хороших крепких отношений. Курту хотелось, чтобы эта теория оказалась верной.
И снова возвращаясь к разговору о друзьях, Бэвел был несказанно рад тому, что Сай скоро вернется в объятия своего мужа. Ему было сложно понять, как можно отказаться от столь успешной карьеры даже ради семьи, но спорить с моделью не собирался. У каждого свои приоритеты. Курт всегда считал себя карьеристом и держался за работу, считая, что нет ничего важнее финансовой стабильности и успешной карьеры.  Но давайте вспомним, что и отношений у него как таковых никогда не было, отчего вопрос выбора отпадал сам собой. Но как знать, возможно, Курт принял бы такое же решение, окажись в подобной ситуации. В данный момент он просто надеялся, что то, что они с Эвереттом коллеги, практически сводит на нет вероятность подобного поворота событий. Кстати, о коллегах.
- Я могу вообще молчать. Или лишить тебя своего общества на работе. Выбор за вами, мистер, - надулся Курт и несильно хлопнул парня по плечу. – Зато благодаря мне все мои соседи знают, что это за кудрявый мужчина периодически выходит из моей квартиры, и здороваются с тобой по имени. Мог бы и спасибо сказать.
Наигранно-обиженный монолог Курта прервали слова Саймона, и Бэвел, не удержавшись, по-детски восторженно захлопал в ладоши. Похоже, его друг действительно очень серьезно подошел к организации этого визита, и у Курта просто не было слов, чтобы описать свое восхищение.
- Осторожнее, Сай. Ты нас разбалуешь подарками и сюрпризами, мы привыкнем и вообще отсюда не уедем, - предостерег Курт, однако уже во всех красках создал в своей голове образ идеального свидания на вершине Эйфелевой башни. Он буквально чувствовал запах изысканных блюд, которые они закажут и привкус шампанского на языке. И еще даже не зная, когда их ожидает это средоточие романтики и любви, Курт распланировал все, что будет предшествовать этому ужину. Идеальный вечер в ресторане должен был быть финалом идеального дня.
В то время, как Курт рисовал себе прогулку по Монмартру и написание каким-нибудь из тамошних художников их с Эвереттом парного портрета, Саймон уже сделал звонок нужному человеку, и к ним, громко стуча каблучками по асфальту приблизилась женщина, которая внешне совершенно не была похожа на типично костлявых среднестатистических француженок, однако сильнейший акцент, с которым она говорила по-английски, не давал усомниться в ее национальности. Перепалка между нею и ее подопечным, основывающаяся на соревновании, у кого яйца крепче и кто кого за них больнее дёрнет,  абсолютно не заинтересовала Курта, если не сказать «утомляла», после и без того тяжелого дня. Поэтому он искренне обрадовался ее окончанию и улыбнулся представившейся им даме.
Слишком внушительное как для улочек Парижа авто на удивление быстро домчало их до нужного здания. Проштудировавший перед поездкой около десятка путеводителей и описаний пеших маршрутов Курт, уже на повороте на набережную Сены понял, что они отправляются именно сюда – в самый раскрученный ресторан Парижа. Зарезервированный Саймоном столик был расположен у самого окна, из которого открывался прекрасный вид на центр уже вовсю сияющей огнями столицы Франции. Если бы Курт сходил с ума по социальным сетям, он тут же запостил бы на своей страничке селфи на фоне этого великолепия с восторженной подписью и миллионом дурацких хэштегов. Примерно этим сейчас и занималась парочка на расстоянии двух столиков от них.
Получив в свои тонкие пальчики изысканно оформленное меню, Курт к стыду своему пропускал выведенные красивым рукописным шрифтом французские слова и читал пропечатанный скучным черным Arial 9 перевод на родной английский. И если бы он не был настолько расслаблен и счастлив, возможно, он достал бы официанта вопросами о каждом блюде, прежде чем сделать заказ. Но парнишке повезло и он удалился от их столика достаточно быстро, а Курт задумался о том, что он наконец-то попробует, действительно ли французы настолько хороши в приготовлении устриц и лягушачьих лапок, как не устают этим хвастать.
- Поверь мне, они будут только за, ели мы не будем лишний раз попадаться им на глаза и дадим побыть вдвоем, - Курт подмигнул другу, прекрасно понимая, что несмотря на всю радость от встречи, ему больше захочется провести время с мужем и наверняка валяясь в постели, чем с другом, который будет неустанно таскать его по узким улочкам, заманивать в очередную уличную кафешку под предлогом «а друг здесь круассан с сыром вкуснее, чем тот, что мы ели минуту назад» или магазинчик сувенирчиков, где продается абсолютно все, стилизированное под Эйфелеву башню (ему неуловимо хотелось купить в таком магазине ленту презервативов с известной достопримечательностью на упаковке и пошлой надписью. Но когда Эв обнаружит их в прикроватной тумбочке, Курт обязательно будет все отрицать). – А о том, насколько я разделяю твои планы, я тебе расскажу позже, - шепнул Бэвел на ушко своему парню и обернулся к другу, - Но все же, Сай, я хочу ангажировать тебя на шопинг. Кто, если не ты, скажет мне, что мне идет, и не будет при этом проводить эксперименты, насколько быстро все надетое можно снять, да, Эв? - Бэвел с усмешкой обернулся к Эверетту и положил руку ему на колено, - Исходя из этого нам вообще нельзя вместе ходить по магазинам. Или вообще куда-то ходить.

+2

18

Есть люди которые просто обожают получать подарки (преобладающее число), а есть те, что получают большее удовольствие от возможности сделать сюрприз своим близким. Сейчас Саймон прибывал в сладком возбуждении, видя на изумленных лицах мужа и лучших друзей довольные улыбки. Кажется выбранный Котом ресторан пришелся им по вкусу, а от волшебной атмосферы царившей в его стенах, начинала приятно кружится голова. Сай всегда отличался неслыханной щедростью, абсолютно не имеющий под собой почвы тщеславия. Ему нравилось удивлять, хотя возможность выступать в качестве организатора столь масштабных мероприятий выпала ему впервые. Желание удивить и угодить набирало какой-то нездоровый оборот. И может быть оправданным было недовольство Шакса, которое читалось по холодному выражению его лица. Саймон переборщил? Ему не хотелось показаться ублажливым шутом, который разрываясь на части не может распределить собственное внимание между несколькими особами. Скорее ему импонировала роль доброго волшебника из детских сказок, которому по силам осуществить любые мечты. Почти любые. Также он прекрасно понимал, что не всегда его участие будет к месту. Париж такой город, который хочется делить на двоих. Третий лишний, кем бы он ни был - ухажером или лучшим другом, будет только мешать. Поэтому Сай заранее подгадал, когда его персона будет уместной. К примеру поход по бутикам, которых в Париже так много, что месяца не хватит на шопинг; а также прогулки по тем местам, которые приятно посещать компанией.
Сегодняшний вечер был символическим. Имелся большой повод, чтобы провести его всем вместе. Моделька давно не видел мужа. Еще больше он не видел Курта и Эва. Бросая на Шакса теплые взгляды, он пытался тем самым успокоить бурю в его душе и заглушить прилив ревности. Шакс был из того сорта ревнивцев, которые ненавидят, когда его вторая половинка уделяет много внимания друзьям. Тем более друзьям парням. Впрочем вполне природно для мужчины его возраста и статуса в обществе требовать от любимого человека покорности и полной самоотдачи. Но Кот был бы не Котом, если бы вел себя, как примерная жена. Да, он стал более приземленным после женитьбы, но дерзость и строптивость из его характера никуда не делись. Впрочем одну вещь он для себя уяснил: "Муж на первом месте". И никак иначе!
- От тебя никаких тайн, mon cher*, но позволь мне еще чуть-чуть потянуть интригу, - шепнул Саймон на ухо любимому мужчине и поцеловал его в гладко выбритую щеку. По правде сказать, он обожал когда Шакс не брился пару дней и его щеки и подбородок становились немного колючими. Это было сексуально. Это заводило не на шутку. Тем более Шаксу прекрасно шла щетина и с ней он выглядел более соблазнительно. И не только Сай замечал в муже подобные метаморфозы, стоило ему слегка сменить имидж. Небритый Шакс привлекал к себе внимание женщин куда более активно, чем прилежный аккуратист и айсберг, каким он мог показаться на первый взгляд без своей сексуальной изюминки во внешности. Тетки любят брутальность в мужчинах, как и пассивные мальчики-геи, что уступают своим однополым френдам в мужественности. Нет-нет! Лучше будь таким везде, а мне пусть достается только самое лучшее в тебе...- уговаривал то ли Шакса, то ли себя самого Котик, смущенно отворачиваясь от возлюбленного и друзей. Вот так не имеешь возможности быть с любимым человеком долгое время, страдаешь без него, томишься в тисках разлуки, а потом не можешь совладать с эмоциями, продолжая заниматься тем же, чем занимался до долгожданной встречи - строишь в голове нескромные фантазии и желаешь, чтобы они стали реальностью. И если бы не Курт и Эв, которые сделали уместные акценты на проведении совместного отпуска (Сай не в счет), возможно модельке пришлось бы просить прощения у компании и бежать в уборную по причине резкого вожделения.
- Не для кого не секрет, что Париж город свиданий. И мы не бравые холостяки, которые съехались сюда для того, чтобы проводить все время на групповых свиданиях. Тем не менее, у нас у всех будет достаточно времени, чтобы провести его как по парам, так и вместе. Я обещаю вам, что вы надолго запомните эту поездку. И Курт, мы обойдем с тобой все лучшие бутики! Я не оставлю тебя без шопинга, ибо это преступление побывать в Париже и не пройтись по легендарным Reciproque, Le Bon Marche и конечно же  Chanel! - эксцентрично заявил другу Кот сверкая взглядом модного маньяка. - Эв, а тебя уверяю, ты сможешь та-ааак залюбить здесь Курта, и в таких местах, о которых я тебе расскажу тет-а-тет, что кое-кто будет получать оргазм только от одного лишь прибывания в них, - Сай улыбнулся парню лучшего друга игриво подмигивая. Как раз в этот момент подали закуски и вино. Большой поднос с уже заранее вскрытыми устрицами, что аппетитно лежали на подушке из блестящего льда, посыпанные шпинатом и прованскими травами и увенчанные дольками сочного лимона - был выставлен в центр стола. Для каждого из парней принесли сырную тарелку с эксклюзивными сортами сыра, который источал где-то сладкий, а порой и резкий аромат. Лягушачьи лапки, которые возжелал испробовать Курт неуклюже топорщились из обилия зелени, но в целом блюдо выглядело аппетитно. Саймон был поклонником французской кухни, хотя никогда не приписывал себя к гурманам. Ему вообще не нравилось это слово полное пафоса и высокомерия. Если ты любишь трюфели и фуа-гру - ты гурман, а если уплетаешь за двоих гамбургеры - свинья. И где спрашивается  справедливость?     
- Устрицы сочетаются только с белым вином, как и любые морепродукты. Когда съедаешь устрицу, а после запиваешь её глотком вина, остается просто нереальное послевкусие! Но перед тем как мы приступим к еде, мне кажется будет уместным сказать тост и выпить. И не смотрите на меня все так предосудительно! Да, я не переношу алкоголь, но от одного бокала надеюсь меня далеко не унесет, - рассмеялся Кот и поднялся со своего стула с бокалом в руке, который минуту назад наполнил золотистым вином официант, откупорив влажную от холодной испарины бутылку. Сай продолжал улыбаться и весь светится от переполняющей его радости. Свет огней Эйфелевой башни просто рядом не стоял со светом в глазах Котика, когда он обращал свой взгляд на любимого мужа и друзей. Он был нескончаемо рад этому моменту. Рад их близости, которой так не хватало парню вот уже целый месяц. Саймон не хотел расстраиваться думая о том, как долго ему еще предстоит выдерживать тяжесть разлуки с Шаксом. Впрочем, если мыслить позитивно, то этот долгий срок покажется мимолетным мгновением по сравнению с той огромной жизнью, которую Сай посвятит мужу и всем-всем, кому он близок и дорог.
- Спасибо за то, что вы есть у меня. За ваше участие в моей жизни. За вашу поддержку и терпение, ведь я далеко не идеальный супруг и лучший друг, каким бы мне хотелось быть для вас. Пусть эта встреча будет нашей маленькой прелюдией к тому мгновению, когда я покину мир подаривший мне все о чем я мечтал. Мир моды. Мир эпатажа. Благодаря ему я встретил любовь всей жизни, обрел самых лучших друзей и теперь являюсь тем, кем мог бы и не быть. С вами я хочу начать новую жизнь и надеюсь вы останетесь со мной надолго. За вас, ребята!

———————————————
* (с фрнц.) "моя прелесть"

Отредактировано Simon Lloyd (2015-07-04 02:08:59)

+1

19

Не сказать, что Шакс был столь уж недоволен поездкой и присутствием Курта и Эва сейчас на ужине. Иногда поглядывая на парней, окружной прокурор отмечал про себя, что Эверетт в какой-то степени даже чем-то похож на него самого. Почти что также держался, иногда говорил также, как сказал бы сам Шакс. А вот Курт напоминал Котика, и даже неудивительно, почему Саймон изначально познакомился именно с ним. И почему его поначалу так люто возненавидел немец, вплоть до того, что устроил стрельбищное представление прямо перед небоскребом, где жил Бэвел. Но все-таки после того случая, Ллойд все-таки учел огромное количество нюансов при общении с Котиком, которые могли бы ему в будущем очень сильно пригодиться, да и пригодились, судя по тому, что все у них дошло до свадьбы. И даже Шакс умудрился найти компромисс и более или менее нормально пообщаться с телеведущим, ну а с Эвереттом он потом познакомился только лишь на собственной свадьбе, где и отметил эти самые схожие с ним самим качества характера.
Ну а сейчас окружной прокурор все-таки несколько эгоистично надеялся на то, что сей вечер как можно скорее закончится, и что остаток ночи он наконец-то проведет с собственным мужем, а не в одиночестве в номере отеля или несколько завидуя влюбленной парочке, сидящей напротив. Даже когда они летели в самолете, Ллойд специально выбрал себе место через один ряд между местами телеведущих. Не потому что ему было что-то неприятно, а потому что он попросту не хотел мешать парням. Поездка поездкой, но среди влюбленных третьего быть ну никак не должно. Даже если это просто друг, который ну никак не претендует на звание лучшего, все равно - мешать он не должен. Но сегодня Саймон светился таким счастьем, словно самый яркий огонек, который затмевает собой все и вся, и даже не хотелось препятствовать такому яркому свечению. Оно распространялось на Курта, Эверетта и Шакса, но вот последнему этого самого счастья как-то не хватало. Возможно потому, что он слишком тяжело переживал столь тяжелую разлуку и все-таки ожидал, что больше внимания будет посвящено ему. Но как-то подобного не ощущалось, потому как Саймон, по-видимому, решил распределить себя сейчас между всеми. Может быть оно и правильно...
Но все-таки мне нужно еще сильнее стараться удерживать свою ревность в тех рамках, которые не будут вредны для окружающих. Конечно я не смогу, да и не собираюсь запереть Саймона дома в четырех стенах, потому что это будет самый настоящий садизм и очередное истязание его и так слабой психики. Но почему-то мне кажется, что Кот еще умудрится уделить тучу внимания Курту, а я с ними по магазинам таскаться уж точно не буду. Либо как обычно в гордом одиночестве, либо... в компании с Эвом.
Прокурор покосился на любовь всей жизни Бэвела и слегка ухмыльнулся. Все то время, пока вещал Саймон, Шакс благоразумно молчал и делал несколько отстраненное выражение лица, стараясь пропускать мимо ушей все, что касается Курта либо Эверетта. Эх, все-таки ему нужно было приехать сюда одному, ну или по крайней мере по отдельности во времени с парнями. Может быть тогда было бы гораздо легче и не пришлось справляться с ревностью, потому что Саймон бы принадлежал только ему. Но все-таки молчать весь вечер будет неправильно, так как недовольным букой прослыть тоже не очень хотелось, и муж прекрасно понимал и чувствовал настроение Шакса. Которого в принципе не было, ну или же оно было настолько ровным, что могло считаться никаким. Иногда бросая взгляды на часы и мысленно умоляя Всевышнего ускорить бег времени, чтобы уже хотя бы наступила полночь, и друзьям так или иначе придется расстаться, так как нужно восстановиться после перелета и немного отдохнуть.
- Да ты ее весь вече тянешь, как кота за х... хвост, - ухмыльнулся Ллойд, и чуть отодвинулся, когда официант принес ему его заказ. Все выглядело очень вкусно и настолько аппетитно, что впору было начаться обильному слюноотделению. Но по видимому у Саймона были какие-то свои планы, и уж если супруг заказал вино, значит им сегодня предстоит выпить. Что до выпивки, то Ллойд-старший несколько скептически посмотрел на Саймона в тот момент, когда он только заказывал вино. Слишком уж свежи еще были в памяти воспоминания о том, что происходит с Котиком, когда тот находится во власти алкоголя. Но вроде бы напиваться повода не было, рядом с ним были друзья и муж, а это означало, что он просто должен контролировать себя. Значит можно немного успокоиться. И после того, как принесли закуски и официант разлил вино по бокалом, Саймон произнес наверное самую воодушевленную за сегодня речь, отчего Шакс невольно улыбнулся, взял свой бокал.
- А мы очень рады тому, что судьба подарила тебя нам и в первую очередь мне, - легкий звон соприкоснувшихся бокалов, несколько кисловатый и терпкий, но в то же время достаточно интересный вкус вина, оставляющий после себя какое-то пряное послевкусие, будто бы в него были добавлены какие-то травы. И в этот самый момент Шаксу довольно остро захотелось, чтобы с данным тостом все беды и горести наконец оставили их, ведь и он и Саймон пережили слишком много для того, чтобы стать ближе друг к другу, как супруги, поэтому потерять это достижение никак нельзя было из каких-то омерзительных эмоций, таких, как ревность. Но измениться ему было невозможно, однако сдерживаться было попросту необходимо. И Саймону также придется научиться впоследствии жить с теми недостатками Ллойда-старшего, которые есть у него. Но ведь для того и существует семья, чтобы стараться примириться и делать так, чтобы совместная жизнь стала намного лучше, несмотря на все трудности и препятствия.

+2

20

Вероятно, во всем был виноват запах огромных нежно-розовых креветок, подающихся на соседний столик официантом в изысканном костюме, и свежайших круассанов, готовых совершить путешествие из кухни в желудок довольного посетителя. Вероятно, дело было в Эйфелевой башне, которую, благодаря безразмерному окну прямо напротив столика мужчин, можно было рассмотреть до мельчайшей детали, потому что она словно лежала на ладони. Эверетт не знал, что конкретно послужило тому причиной, но впервые за долгое, очень долгое время он чувствовал себя счастливым. Счастливым в полном смысле всего этого светлого, солнечного слова, счастливым настолько, что, казалось, вокруг его головы скоро алым загорятся огромные сердечки, словно в каком-нибудь старом мультсериале производства "Warner Bros.". Казалось бы, на что мог жаловаться успешный телеведущий в с дивным ароматом расцветающих отношениях со своим коллегой? Как не парадоксально, но именно любимая, но не такая уж и легкая работа и постоянная, навязчивая, никак не отпускающая тревога, вызванная страхом потерять Курта, давила на плечи Эллиса тяжким грузом. Грузом, истинный вес которого Эв осознал только тогда, когда наконец избавился от него. Согнувшиеся под этим грузом плечи во мгновение ока распрямились, стоило Эверетту оказаться в другой стране, а ощущение легкости дарило воображаемые крылья, слегка щекочущие с непривычки своими невидимыми перьями лопатки. Все проблемы, удерживающие его от такой притягательной, но такой далекой радости, остались позади, за дверьми самолета "Сакраменто > Париж - Шарль-де-Голль".
Поверить в то, что у Эверетта наконец-то появилась возможность окончательно расслабиться, было трудно. Но знаете, он справлялся. Небольшая, но уютная компания из двух друзей и одного возлюбленного, ласковые подколы последнего, пропитанная изысканными нарядами и известными на весь мир произведениями живописи парижская атмосфера и, разумеется, аромат вкуснейшей еды не давали ни единого шанса оставаться напряженным. Поэтому Эллис только удивлялся - очень спокойно удивлялся, - как он еще не заурчал по-кошачьи, растянувшись где-то под до смешного элегантной скатертью.
- Как будто я виноват в твоей пламенной любви к слишком узким джинсам и облегающим рубашкам, - крайне лениво попробовал оправдать себя перед Куртом Эв, накрывая ладонь парня своей. Нет, пожалуй, в его речи было что-то похожее на мурлыканье. - И я стараюсь вести себя прилично, если ты не заметил. Пока стараюсь.
Что, кстати, было чистейшей правдой. Бэвел сегодня (или всегда?) был привлекателен до неприличной степени, так что держать себя в руках было сложной задачей. Эверетт все же ограничился невесомым поцелуем в скулу. Может быть, еще позволил себе немного насладиться запахом одеколона, которым с недавних пор пользовались и он, и Курт.
- Правда? Ну, в своих силах я не сомневаюсь, а вот советы по поводу укромных местечек мне сейчас очень пригодились бы. Так что заранее спасибо, - Эверетт улыбнулся в ответ на задорную ухмылку Саймона. Парень наверняка знал, о чем говорил. Эверетт готов поспорить, что Котик-бывший не одну тысячу раз представлял себя и своего мужа в тех закоулках города любви, о которых собирался поведать ему. Он надеялся, что теперь ничто не помешает ни ему с Куртом, ни их друзьям открыть для себя все прелести этих таинственных мест.
Как только поднос коснулся поверхности столика, у Эверетта не осталось ни единого сомнения в хорошем вкусе Саймона. Свежие морепродукты, изысканные сорта сыра, лягушачьи лапки и белое вино. Саймон успел даже рассказать о том, как сделать и без того невыносимо аппетитную еду еще вкуснее. Эллис с трудом не заляпал рубашку слюной, утопая в мысли о том, что жизнь прекрасна. Стоило ей загореться веселым огоньком в голове Эверетта, Сай, словно прочитав его мысли, решил произнести тост.
- Спасибо, Сай, что собрал нас всех здесь, - сказал мужчина, протягивая свой бокал и прислушиваясь к тихому звону от столкновения с тремя другими.
С маленьким глотком вина с, как и предсказывал Ллойд, волшебным послевкусием, Эверетта отпустили последние тревоги, растворяясь в золотистого цвета напитке. Жизнь прекрасна, снова повторил Эв, но не вслух, а самому себе. И действительно, она была прекрасна. Эллис, наверное, в первый раз после признания в любви в ледяном бассейне в тот памятный день в конце ноября чувствовал такой эмоциональный подъем. Только прорезавшиеся крылья все крепли и крепли с каждой секундой, и Эверетт взмывал все выше и выше, приближаясь к всем знакомому "седьмому небу". Он крепко сжал пальцы Курта, которые все еще бережно прикрывал своей ладонью, и улыбнулся ему, давая разделить такой важный для него момент на двоих. Он знал, что Бэвел поймет его взгляд. На самом деле, за несколько месяцев Бэвел научился понимать, видеть и слышать все, так что Эверетт был почти уверен в том, что его парень чувствует, как часто бьется сердце Эллиса о его грудную клетку. Именно поэтому сейчас Эверетт смотрел только на него и ни на кого другого, потому что никто, даже Саймон и Шакс, не смогли бы по одному лишь блеску в глазах прочитать всю гамму эмоций, бушующую внутри него. Эв не любил быть открытой книгой для людей, но Курт не был просто человеком. Курт был самым дорогим для него человеком. И Эллис позволял ему проникнуть в свой разум, открыть самые потайные дверцы, изучить самые сокровенные чувства. Кажется, это и называется любовью.

Отредактировано Everett Ellis (2015-08-28 22:15:14)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Des milliers de baisers... ‡...à Paris