Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » You can't be half a gangster - 2


You can't be half a gangster - 2

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: Liam Flanagan, Leo Montanelli & Guido Montanelli
Место: пока ещё закрытый для посетителей ресторан "Маленькая Сицилия"
Время: 6 марта 2015
О флештайме:
Старые знакомства, новые начала. Лиам Флэнаган хочет заявить о себе...

http://statsrv1.advizzer.com/tmp/places/6436/photos/6436_1348213004_s744x522.jpeg

+1

2

Билл не был в Семье. Соучастник, партнер, имевший свою долю в делах, в которых участвовал, и свою защиту там, где это могло требоваться. На его памяти, за прошедшее с момента начала сотрудничества с Гвидо и Агатой время, ему не довелось даже сослаться на них в спорных ситуациях. Да и сама суть работы состояла в желательном нахождении в тени их совместных связей. И, тем не менее, он принадлежал структуре. Придя самостоятельно, выбив себе право работать с людьми.
А недавно собрался отойти от того формата сотрудничества, в котором все развивалось. Впрочем, не собрался. Решение об организации собственной структуры, основанной на семейственности и этнических связях, вызрело у Флэнаганов тогда, когда они столкнулись перед общей для всех враждебностью мира. В кой-то веки все вместе, одной семьей.
Намерения ирландца были выложены сыну Гвидо в тот вечер открытия «Куколок» коротко, но без интригующих завязок. Лиам хочет отойти от сотрудничества со структурой. Он хочет в структуру. Амбиции плюс необходимость – гремучая смесь, тем более, когда в истории завязан более чем один ирландец. И дать знать дону стоило в первую очередь.
Спустя время была назначена встреча непосредственно с Гвидо. По тому, что тот не назначил встречу сразу же с ярким протестом такому развитию событий, дав жизни идти своим чередом, Лиам мог судить о благих намерениях итальянца касательно планов.
Монтанелли с сыном встретили его в своем, еще не открытом официально, ресторане. Что ж, вполне подходящее место. Билл доброжелательно улыбнулся, когда вошел, распихивая ключи от машины и прочую мелочь по карманам.
– Добрый день, Гвидо! Лео, – пожав мужчинам руки, Билл сел за стол по возможности напротив них, поинтересовался делами и перекинулся мнением о последних событиях, – …И пацан передает привет крестному. Ну, насколько я понял из его бурчанья.
Собственно, беседа не требовала какого-то подготовительного момента. Важен был сам факт того, что Флэнаган не затеял чего-то за спиной Гвидо. Даже забывая о том, что тот был крестным отцом его сына, Гвидо спасал ирландцу жизнь прямо или косвенно. Впрочем, все это взаимосвязано. Тем не менее, Лиам не мог не ощущать покалывание волнения. Все почти так же, как в тот день, когда через Агату он впервые поговорил с доном.
– Вы оба в курсе, для чего я тут. Будучи один, Гвидо, я мог позволить себе войти в структуру Семьи в той степени, в какой это было возможно. Хотя бы потому что в одиночку мог так же легко выйти и потеряться для всех, даже для тебя, – Билл сложил руки на стол, переплетя пальцы и неглубоко вздохнув, – Все, что было после, ты знаешь. Кого довелось потерять, тоже. А она была частью моей семьи, для меня – практически ее центром, как бы ни казалось со стороны. Я не хочу больше бегать от семьи. Вокруг меня появились Флэнаганы, шкет снова в городе. И если я могу дать им в избытке то, что протягивает жизнь, к чему я, возможно, шел до этого – я пойду на это. Даже в одном городе с Семьей Торелли. И именно в знак дружественных намерений я решил, что Монтанелли должны знать об этом первыми. Если я с братом и сестрами смогу консолидировать вокруг себя ирландцев Сакраменто, как бы странно это ни звучало на этом побережье, я это сделаю. И пока я среди тех, кто дал этой структуре ход, с Торелли конфронтации не будет. Город большой.

+3

3

Внешний вид

Гвидо не мог сказать того же. Что ему никогда не приходилось ссылаться на Лиама в своих делах... сотрудничество с ним было для него действительно ценным и полезным явлением; хотя и спорных ситуаций было немало - как вот вопрос о колумбийцах, к примеру, который и до сих пор вряд ли мог бы считаться закрытым. На тех переговорах в баре Джека удалось достичь договорённости, но держалась она пока что исключительно на слове Монтанелли - и том, что положение Лиама оставалось всё это время по отношению к организации неизменным. Сейчас же, если Гвидо правильно понял слова, которые ему передал Лео - речь как раз и шла о переменах в этом положении и его социальном статусе... перемене, которая затронет не только его лично, не только Семью и её бизнес, но и весь город - появление на его теневой карте новой фракции, как и образование нового государства на мировой карте, не может остаться незамеченным, не затрагивая интересов, по крайней мере, тех, кто с этим государством граничит. Ничто не может никуда исчезнуть и ничто не может появиться из неоткуда.
Это же касалось и Лео тоже - нельзя стать деловым и серьёзным человеком в одночасье, и никто не будет признавать Монтанелли-среднего одним из своих только потому, что он сын босса, или владеет автомастерской... Это главная причина того, что Гвидо вообще впутал сына в этот разговор - Флэнаган, в основном, общался с Монтанелли, Лео же давно хотел быть частью чего-то важного и серьёзного, стать "крупнее", принимать участие в тех же вопросах, какими занимается его отец - вот для него был шанс поучаствовать, посмотреть, как решаются такие дела, взглянуть на всё в другом масштабе - и прикинуть эти масштабы, если когда-либо он сам "унаследует" нынешнее место своего отца, или хотя бы возглавит одну из команд Семьи в будущем... Впрочем, ему не помешают уроки лидерства и сейчас. Гвидо не может водить его за руку вечно - когда-нибудь Лео должен будет созреть до того, чтобы принимать свои собственные серьёзные решения; отец может лишь направить его... в данном случае - в сторону Лиама и той темы, на которую они хотели поговорить. Присутствие Лео, его знание о планах Флэнагана, делало его причастным. Он был в курсе.
Первый, кто оказался в курсе - ещё даже до своего отца. И на перспективу - тот, на ком и будет держаться это сотрудничество между Торелли и Флэнаганами.
- Salve, Лиам. - Гвидо крепко пожал ирландцу ладонь, хотя дружелюбия было по минимуму - то, что что они собирались обсуждать, было вопросом крайне серьёзным; из того же разряда, что поднимались на его переговорах в пабе Джека - о влиянии и его приобретении. Здесь уже не выйдет говорить общими фразами, для Лиама статус и роль Гвидо не была никакой тайной, его становление в качестве босса Семьи он видел с самого начала - фактически, с первого же дня его выхода из-за решётки в качестве действующего главы организации. Теперь же отец его крёстного сына собирался стать лидером своего сообщества, своей структуры... - Рад это слышать... как он? - нельзя сказать, что Гвидо так уж сильно скучал по Шейну - но это не значило, что он вовсе был безразличен к судьбе ребёнка Лиама и покойной теперь Хансен; просто у него и без того было, на чём сосредоточить внимание - ему необходимо было заботиться о своём собственном маленьком ребёнке, и о том, что постарше, да и Лео и Рина тоже не давали ему скучать...
Ну, ближе к делу. Гвидо сложил руки, глядя на Лиама строгим и внимательным взглядом. То, что он предлагал - было в значительной степени наглостью; хотя при этом - Флэнаган никогда не говорил с ним без уважения, так что и Патологоанатом не имел права проявлять неуважения в ответ... наглость же у ирландцев в крови. У сицилийцев, впрочем, её ненамного меньше.
- Осади, Лиам. Давай без "если".
- попросил Гвидо, слегка приподняв растопыренную ладонь над столом. У них слишком много насущных вопросов, чтобы начать задумываться о том, что было бы, если бы Лиам решил позволить себе потеряться и как бы Гвидо его искал. Никуда исчезать Флэнаган явно не собирался. - Buon'anima. - вернул, когда Ирландец упомянул ту, которую потерял - которую оба они потеряли. Что тут сказать... Рут Оскар Хансен и для Гвидо не была чужим человеком. Нельзя сказать, конечно, что он относился к ней, как к дочери, или даже племяннице, но для него она олицетворяла нечто очень личное - такое, что он с трудом смог бы объяснить. Тот факт, что она могла бы быть матерью ребёнка Дольфо Бардомиано... пожалуй, именно он стал тогда определяющим.
- Ты прав, город большой. Но и структур в нём немало.
- и кому-то из-за действий Лиама так или иначе придётся "подвинуться"; вопрос в том, кого он собирался потревожить, засчёт кого и чего собирается закрепиться и кому придётся перейти дорогу при этом? - И мы взаимодействуем со многими из них. Как ты можешь гарантировать, что твои действия не затронут наши интересы, или кого-то из наших друзей?.. - если узнают (а об этом точно узнают), кто дал добро на подобного рода "консолидацию", с разговором придут к Гвидо, а не к Лиаму. И надо сказать, что такого рода обсуждение - последнее, что Гвидо будет нужно. Не говоря уже о том, что капитаны такого манёвра не оценят... - Колумбийцы до сих пор хотят твою голову. Ты ведь знаешь, чего мне стоит их сдерживать? На той встрече перед Рождеством - твоя жизнь была одной из первых вещей, которые они запросили; я тебя прикрыл. Но если они узнают, что ты больше не со мной, то придут за тобой снова. И, прежде, чем начинать своё дело - задумайся, как ты собираешься решить эту проблему? - всё строится на балансе. Его нарушение - это первое, что вызывает кровопролитие, и продолжается оно до тех пор, пока баланс сил будет не восстановлен - или не установлен в другом виде. - Кто ещё стоит за тобой, Лиам? Помимо твоих брата и сестёр. На Семью работает много ирландцев - и как думаешь, узнав о том, что ты затеял, многие ли из них захотят сохранить лояльность мне? - продолжая засылать, зная, что в состав организации никогда не смогут войти, так и оставшись людьми второго сорта. Этих людей интересует исключительно своё положение, верность дону Гвидо им даёт не так и много. А под лидерством такого человека, как Флэнаган, они смогут стать своими, особенно, если будут с ним с самого начала. Может, в конечном счёте, это и не так плохо; Торелли нужны союзники - но не те, которые сами станут причиной волны разборок. Всё надо сделать по уму.

+4

4

Лео ничего не мог сказать по поводу Гвидо и Лиама вообще. Будучи еще слишком маленьким, по видимости отца, он не принимал участия в делах Семьи, когда дело касалось чего-то серьезного. Так Лиама он мог видеть пару раз издалека, помнил его в клубе, но это, пожалуй, всё.
И нельзя сказать, что Монтанелли младший был сильно обрадован сегодняшней встречей в ресторане. С одной стороны, да, действительно, он будет понимать чуть больше, чем понимал раньше. Можно сказать, что отец ему доверяет и постепенно привлекает к своим делам. Но, во-первых, Лео не раскатывал губу так откровенно скоро, и во-вторых, ему по молодости хотелось чего-то совсем другого. Поездок, действия, может быть даже какой-то опасности. А не сидения на попе ровно, в ресторане, за разговорами.
Ко всему прочему, встреча проходила утром, и Лео, по вполне понятным причинам, хотелось спать. Кажется, что Семья и дела Семьи - единственное, что могло вытащить его из кровати раньше полудня.

В ресторане Лео первым делом оглянулся, рассматривая обстановку, так как какое-то время здесь не был. И как тут было классно, атмосфера этого места ему нравилась, и, судя по всему, скоро ресторан можно будет открывать.

В общем, да. Лео сел за стол рядом с отцом, напротив Лиама, начал слушать разговор, делал серьезную морду, но дела отца оказались мягко говоря скучными. Ему самому от себя было смешно, но сейчас он почему-то ощущал себя ребенком, которого отец взял с собой на работу, но всё, что остается ребенку, это прости сидеть и скучать. Дурацкие ассоциации.

Что говорить Лео не знал. Хотя, наверное, говорить ему было пока и не чего. Он не шибко разбирался во всем этом, но... Будет интересно понаблюдать за становлением очередной преступной кучки людей. С Семьей в этом плане было совсем по-другому, потому что у каждого было своё место, всё везде отточено и налажено.
Хотелось спать, короче, и Лео старательно пытался не зевнуть.

+1

5

Колумбийцы, да… Поводов отрезать буйную голову Флэнагана у них было более чем достаточно, и эту кашу Лиам заварил вместе с Быком. Вот чьего содействия сейчас ох как не хватало в решениях многих вопросов. Руссо был человеком буйным, но расчетливым.
Но главную вещь Гвидо озвучил сам.
– Они придут за мной, и ко мне, – Билл старался звучать убедительнее, – Не к Торелли, если я выйду из-под вашего колпака.
Ирландец осознавал свою опрометчивость, но и структура как таковая не планировалась как крупная конкурентная ячейка семье Торелли. По крайней мере, на начальный период сравнивать их было бы делом чересчур наивным. Да, Флэнаган переводил свои активы в единый поток, с черной и белой кассами, пускал средства в новую структуру, намечал новые цели, но масштабность была лишь на уровне амбиций. Да, это должно внушать Гвидо опасения, но реальность интенсивного развития на ближайшем горизонте не маячила.
– Я о том, что если они захотят мою голову, за ней они придут ко мне лично. Как уже приходили. Нет, постой, я не переоцениваю свои силы. Нажим за нажимом, и они раздавили бы меня, а за мной и всех близких, – в том числе крестника Гвидо, что последний явно держал в голове, и Лиам, как бы грязно это ни было, на подобное рассчитывал, – От них можно либо откупиться, либо дать им желаемое, мою голову. Это к вопросу о тех, с кем я уже сотрудничаю.
Он чуть покачался на стуле, слегка оттолкнувшись от пола и приподняв передние ножки. Лиам нервничал, и смысла утаивать это не было. Не с этим человеком.
– Во-первых, я работаю с бывшим финансовым консультантом Руссо. Она любезно вошла в наше будущее скромное предприятие. Ирландка, – Билл пристально изучил реакцию мышц лица Гвидо на подобную новость, и ничего не увидел, – У колумбийцев тут все сыпалось на мелкой рознице, и Руссо им мешал своими схемами сбыта. Схемы у меня. Пустив часть активов в эту сторону, я свяжу руки картелю. На время. И они будут связаны, даже если убьют меня, механизм будет запущен. Если есть у них разумные люди в верхушке, они это поймут. Если пойдут напролом, схемы полетят в УБН, вместе со всеми следами на колумбийцев.
Лиам взглянул на Лео, осознавая цель его присутствия тут:
– На языке твоего отца это называется «стать сукой», – снова пристально взглянул на дона, – Но я всегда так работал. Я подставлял, даже для Семьи был снитчем, информатором. Все субъективно, а если твои конкуренты попадут в руки УБН без твоего влияния, кто скажет, что дон Монтанелли поступил недостойно своего статуса? Я понимаю, что игра опасна, но мне и сейчас не менее неспокойно, а так есть шанс урезонить тех из картеля, кто хочет меня выпотрошить.
Сейчас, после сказанного, следующая часть претензий Гвидо казалась ему даже сложнее чем эта, к которой он тоже подошел непросто. Ирландцы пойдут в моб, как только узнают. И пойдут массово.
Мне нечем оправдаться тут, и незачем врать. Кто захочет примкнуть к структуре, где на верхушку влияет такой человек, как я – ты их не остановишь и в иной ситуации, когда появится иное влияние лояльных к ирландцам групп. Эти вот, – Билл чуть закатил глаза, – ...«Сыны» объявились. Тут вопрос интересов, и моя ситуация интересней, чем ситуация ирландца, который подхватит эту идею после противодействия Торелли мне, но он не придет к вам, как я сейчас. Он просто перетянет на себя ирландцев. А я предлагаю сотрудничество, достаточно честно, как было всегда. Людей за мной мало. Есть ли среди них те, кто работает с Семьей? Да. Ну, эти, по крайней мере, в курсе потенциальной возможности работать со мной. А моя лояльность тебе, пусть и в изменившемся формате, сохранится. Как партнера. Как друга.

+1

6

Итальянцы и ирландцы всегда существовали бок о бок в Америке. Так уж исторически сложилось, просто в этой стране те и другие оказались в одинаковом положении в одно и то же время, в положении трудовых мигрантов, искавших лучшей жизни - получалось, конечно, далеко не у всех, но не в этом дело, не в том, кто оказался более или менее везучим. Америка, как они её видят сейчас, строилась рабочими руками ирландских и итальянских мигрантов, и то же самое можно сказать и той Америке, которую видят только они: подпольной империи, своего рода государстве в государстве, существующим с попеременным успехом даже ещё до времён Сухого Закона... Если даже говорить об истории Семьи Торелли - их группировка не всегда имела такой сильный итальянский акцент. В период начала двадцатых годов, организация, ещё не именовавшая себя "Семьёй", а прозванная "Сиротской бандой", оказалась под началом ирландца - Шона О'Лири; и возможно, если бы не братья Торелли, убравшие своего лидера ради того, чтобы группировка стала частью Коза Ностры - сейчас всё было бы по-другому, и доминирующей силой в Сакраменто стали бы именно ирландцы... кто знает? Но сложилось всё по-другому. Братья Алонцо и Лоренцо Торелли сделали свою фамилию неофициальным названием новой Семьи итальянской Мафии. Той Семьи, что в настоящее время возглавлял Гвидо Монтанелли. Но надо сказать, основа основ была положена молодыми людьми, ровесниками Лео, сидевшего за их столом и лениво наблюдавшего за ходом разговоров - или, может быть, они были даже моложе, Гвидо не жил в то время, не знал ни одного из братьев Торелли лично. Впрочем, в те времена многое было по-другому. Но - всё начинается с чего, начинается с малого. И Лео вряд ли пришлось бы столько вкалывать, как Маттео Эспозито и его банде больше ста лет назад, чтобы добиться хоть чего-то... Однако, для таких людей, как они, на их уровне, на месте лидеров, разговоры - это процентов восемьдесят от общего времени. Будут и поездки, конечно, будут действия, но в их начале - всегда есть слово. Вот что Лео должен будет запомнить. Ничто и никогда не происходит просто так, ничто и никогда не появляется из неоткуда и не исчезает в никуда - Семья Торелли тоже образовалась из другого синдиката, из другой банды, а не просто была основана, как небоскрёб, по чьему-то решению.
- "Колпака"... - хмыкнул Монтанелли. Интересное определение Ирландец подобрал его главенству, хотя колпаком для него самого позиция Гвидо, вроде бы, и не являлась никогда - у Лиама было достаточно свободы для действий. Даже слишком достаточно, возможно... - В том-то и дело, к тебе они придут со стволом, а ко мне - с разговором... если вообще придут. - а могут просто приехать и перестрелять банду в самом зародыше, вместе с его родственниками, включая даже и маленького сына, крестника Монтанелли - решимости на это у колумбийцев хватит более чем. Даже следы особенно не станут заметать. Так что Гвидо не о себе самом переживает - а за Лиама. Выйдя из-под его руководства - он станет слишком лёгкой мишенью для картеля; а желанной для них он являлся уже давно.
- Николас... - припомнил Гвидо имя ресторатора, связанного с Семьёй во времена супругов Донато. Вот и ещё один пример - ничто не появляется из ниоткуда. Банда Лиама будет использовать, и уже использует, активы Николаса Руссо. Монтанелли кивнул головой, и ухмыльнулся. - Похоже, что у тебя есть план, Флэнаган. Как и всегда. - и очевидно, что собственной смерти Ирландец тоже ничуть не боится, что тоже немаловажно. Насчёт своей организации он настроен решительно - и её интересы ставит превыше своей собственной жизни и своих интересов... как и должен, пожалуй. Гвидо уважал эту позицию. Хоть и не был уверен, что она доведёт Лиама до добра. - Значит, вы планируете заниматься наркотиками? - и это действительно не сделает его конкурентом для Семьи, которая к этому прикасается лишь слегка, но вот для колумбийцев, да и не только для них... вполне. Монтанелли вздохнул, переглянувшись с Лео. Лиам затеял опасную игру, опасную больше для себя, но происходила она всё равно под их крышей. И это сдержит тех ирландцев, и других не-итальянцев, что работают на Торелли - на какое-то время. На время, которое потребуется Лиаму, чтобы выиграть: и в случае его победы, они сами увидят, на что он способен. И тогда - многие захотят быть в его отряде. Позиции Флэнаганов это укрепит, конечно; но Торелли - безусловно, ослабит.
- "Сыны Анархии", да... Слышал о них, Лео?
- Монтанелли-средний куда ближе к улицам, чем отец, и к дорогам улиц, по которым ездят стритрейсеры, байкеры, и все остальные - это та среда, к которой его сын имеет непосредственное отношение. Так что появление в городе нового байк-клуба и Лео с его друзьями тоже непременно затронет. Напрямую, по сравнению с большей частью Семьи. И Гвидо тревожно на этот счёт - парни это серьёзные. - Кстати, ты ведь в курсе, что они связаны с ИРА? Дружба с Сынами может тебе пригодиться. - это совет. И совет довольно дорогой, который может стоить серьёзных последствий в будущем, но - то, что Гвидо его даёт, уже означает, что Лиама он поддерживает - отнюдь не отталкивает от себя; дружить можно и с Сынами, и с Торелли, если они будут дружны между собой, но над этим тоже надо работать.
- Я ценю твою верность, Лиам. Всегда ценил, ты же знаешь. - Гвидо подвинулся ближе, приглушив голос и пложив руки на столе. - И у меня нет причин сомневаться в ней. Но даже у этого есть своя цена. Если я тебе позволю отделиться так просто - что мои люди скажут обо мне? Это будет примером для остальных. Не только для ирландцев. - и это, кстати, тоже урок для сидящего рядом Лео. - Я к чему - твоей организации придётся делиться с нами. Тридцать процентов от прибыли. Поверь, другой на моём месте назначил бы гораздо больше. - конечно, это мерзостно - сводить дружбу к деньгам, но ещё мерзостнее - начать торговаться за это, как два еврея по разные стороны прилавка со шнурками. Но бизнес есть бизнес. А деньги - его основа. - Лео будет заходить за долей по адресу, который ты назовёшь, по пятницам каждой недели. Связь тоже будем держать через него. Устроит? - обратился сразу к обоим. Лео хотел действий, хотел ответственности - он получит и то, и другое. Суммы, которые ирландцы будут поднимать, будут, конечно, не запредельными, особенно поначалу, но с их ростом - и ответственность его сына будет возрастать. А опасными ирландцы останутся в любом случае. Гвидо рискует сыном. Но когда в их деле обходится без риска?

+1

7

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » You can't be half a gangster - 2