Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » drinking game


drinking game

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

amon & oliver
- - - -
начало марта 2015 года.
один из малоизвестных бар-клубов в Сакраменто.
- - - -
история о том, как не надо пить и что новые случайные знакомства
умеют проходить не бесследно, как минимум, на утро отдаваясь головной болью.

0

2

Картер еще не совсем освоился в новом городе. Да что там освоиться - выговаривать слово "Сакраменто" было для него проблематично, и потому можно было устроить себе пятиминутное шоу, попросив Амона сказать, в каком городе он находится.
- Сарка... Сака...Сакрм... Кромето...Мент...Сакме... Ну! - психовал всю дорогу Амонушка. Таки обидно было ему, когда что-то не получалось. Попадись ему сейчас человек - Картер незамедлительно попросил бы рассказать, в какое место занесли его непослушные ноги и как отсюда выбраться. Но, видимо, Амон был мастером выбирать такие места, где никто не ходит и где тощее бренное тельце не слишком богатенького хилого парнишки могут запросто принести в жертву или просто изнасиловать в самой что ни наесть жестокой форме. Но, видимо, Амона данные вероятности ничуть не смущали, так как он шел с некой улыбкой.
Если здесь никого - не нужно притворяться пай-мальчишкой и можно предаться блаженному.
Вытащив зажигалку и ментоловую сигарету, Амон зажал сигарету губами и чиркнул зажигалку.
Вдох... Дым заполнил легкие Амона, после чего парень блаженно закатил глаза. Но тут пришло осознание того, что курил он недавно, а потому все никак не мог привыкнуть к количеству дыма, которое должно входить в организм для удовольствия, а не для вызова сильного кашля, помутнения рассудка и туманности в глазах. Согнувшись, но все так же не покинув сигарету и теперь уже зажав ее между пальцев, парень зашелся в кашле. Внутренности горели. А Амон тихо проклинал в мыслях свою привычку.
Тем не менее кашель не помешал мальчишке оправиться и, вытянувшись в полный рост, докурить, предавшись мятной порочности.
Так Амон догуливал ночку, тишина и мрачность которой не предвещала уж ничего хорошего.
- Сакрм... Мент... Сакраменто.. УРА! - парень взвизгнул от радости и запрыгал на месте, вскинув руки к небу и начав энергично трясти ими. Радость такая радость.
А дальше все пошло каскадом. Амон с опущенной головой шел и мечтал, мечтал, утонул в мечтаниях, безвозвратно; иной мир, мир его мыслей, его реальность, его предпочтения, вкусы, желания - все это заглотило его.  И все бы ничего, если бы Амон шел себе прямо, думал, мечтал, и не вписался эпично в дверь здания, какого-то неизвестного здания, которое с радостным скрипом и звоном колокольчиков принял его.
Вот тут то парень и спустился с небес на землю. Здесь было весьма людно, все люди передвигались, либо же были заняты делами, которые требовала их работа, профессия, специальность.
Амон, наивный Амон, ни разу не бывавший в клубах, по началу не понял, где он находится.
- Дружище! Привет! - потный молодой человек, а точнее зрелый мужчина с толстым пивным животом заключил Картера в объятия с такой силой, что тот даже взвизгнул.
- Вы, верно, меня с кем то путаете, так как я тут впервые. Как в городе, так и в данном помещении, - отряхивая шкурку от якобы приставшей к ней грязи, пробубнил Амон. Да, не очень то приятное знакомство выдалось.
.. И если тут такие ВСЕ, то я должен буду покинуть помещение, пока...
- Ни с кем я тебя не попутал! Ты - Гость. А гостей надо встречать тепло, - заплетающимся языком проговорил тот самый неприятный тип, обдавая Амона совершенно новым, неизвестным и отвратительным запахом. Запахом, от которого закололо в носу, от которого в горле вырос комок, от которого задержалось дыхание.
- Охх, кхе-кхе, уважаемый, знаете, гостей не встречают зловонные толстяки, не давят таких как я в своих сильных руках - Амон замахал ладошкой перед своим лицом, отгоняя "аромат".
- Че ты как не свой? Ну-ка влейся в коллектив, малыш! - вновь сдавив в объятиях и  на сей раз оторвав от земли, мужик, который уже стал фобией Амона и занял первое место в списке неприятных личностей, таком чистом до этого момента, даже не тронутым. А куда тащат парней парни в клубах? Правильно.
Барная стойка; бармен, ловко играющий с бутылками; стена, с вделанными в нее полками, на которых представлен весь ассортимент выпивки.
- Эй, ты, да-да, ты, плесни-ка нам чего-нибудь крепенького! Да пошевеливайся! Видишь - дружбан мой хочет выпить! - при сих словах мужчина демонстративно ударил кулаком по стойке, отчего бармен вздрогнул. Пугливый тип сразу же покорно кивнул и отвернулся, ища, чего бы "плеснуть" в стакан, который не столько вымыл, сколько недавно обтер неизвестно какой тряпкой.
- Я благодарю вас за прием, но у меня нет денег, да и я не пью, да и не хочу пить, да и вообще, меня ждет дома больная бабушка, котенка надо покормить, и вообще... - Амон вовремя понял, что не несет ничего дельного кроме бреда, который дельным не является и трудно воспринимается для доверия.
Это надолго, - понял Амон, вздохнув.
Тем временем бармен уже поставил стаканы на стойку и ждал плату, а то и чаевые, подмигивая пьянице, который затащил Амонушку в глубь событий.
А теперь пей, - сказал мужчина, швырнув мятую купюру в бармена.
- Да вы грубиян! - возмутился Амон, и его тут же напоили путем заливания жидкости в глотку.
Жидкость, горячая, горькая, шипучая, разъедающая проникла в Амона и потекла по глотке. Глаза Амона моментально выкатились, он задрожал от противных ощущений, а мужик тем временем хлопнул его по спине.
- Молодец! Настоящий мужик, а не баба какая то! Наш человек. Ну-ка, повтори ему. А ты... Я отлучусь, а если ты не выпьешь, а я вернусь и проверю.... в общем, лучше бы ты выпил.
Так пьяница оставил Амона одного среди толпы. отчасти Амонушка был рад, что ему больше ничего не угрожает. А другая часть орала, громко и во все динамики: СМАТЫВАЙСЯ, ПАРЕНЬ, НА ТВОЮ ПОПКУ УЖЕ ОТКРЫТА ОХОТА!
Выпив все, Амон стал оглядываться в поисках выхода. Но тут с ним начали происходить странные вещи. Продрогшее тело вмиг отогрелось, на душе стало просто и радостно, толпа смешалась в одну тучу, которая двигала разными своими частями, ноги подкосились и Амон в прямом смысле просто сел на пол.
- Ооооой, что это? О! Это же моя рука.. А это?  Нога? Мммм, нога...
Глаза начали закрываться, улыбка прорезала лицо парня.
Бойко поднявшись и опершись о барную стойку, Амон выполз на середину танцпола и заявил всем, чтобы они не были такими вялыми и танцевали более раскрепощенно.
И тут начался полнейший срачь.
- Покажи нам, как правильно! Давай! - твердили одни.
-Да! Покажи! - поддерживали другие.
-Что ты сказал? - кучка накачанных загорелых альф стянула за руки Амона и утащила со сцены, дав всем спокойно дотанцевать.
- Че ты за тип тут нарисовался? - парни начали толкать Амонушку в бока, толкать его от одного к другому, и пьяный затуманенный рассудок Амона понял: это конец.
Оставалось только молиться чуду.
-Чудо! Чудо! Чудо! Чудо!

+2

3

ost: depeche mode - personal jesus
Если в жизни творится херня - отличный выход из этого положения:
а) напиться
б) накидаться наркотой
в) напиться
...
Ладно, не такой уж это и выход, не такой уж и отличный, потому что проблемы этот список не решает, а иногда только добавляет; но при течение такой жизни подобный способ расслабления чуть ли не один из единственных возможных и доступных. Оливер не тот, кто обычно ищет легких путей, но он зависим.
У него легкая ломка.
Его трясет.
Оливер переворачивается с одного бока на другой и поджимает под себя одеяло. Бессонница сразила его несколько дней назад, поэтому сейчас он сам не свой. Таблетки, вино, колючие посылы всех кругом куда подальше и хоть как-то можно справиться с тем, что проходит также внезапно как и появляется.
- Ты похож на чертов баклажан, - кидает мужчина, заглядывая в комнату к Оливеру, - нужна твоя помощь.
- И я пиздец как рад тебя видеть. Я думал у вас дело горит, - не успевает договорить, вместе с тем медленно приподнимаясь на локти и поворачиваясь к отцу, как последний перебивает и вкратце рассказывает, что они взяли странного парня, который владеет редкими вещицами.
- Черт, всегда знаешь чем меня заинтересовать, - усмехается, потирает лоб тыльной стороной ладони и идет вслед за Максом, всё еще продолжающий свой рассказ, будто бы Оливер ничего и не говорил.
Конечно же Макс принес не фото, а сами кольца. Кольца с гравировкой и камнями, на первый взгляд очень даже ценными.
- Это может выйти в целое состояние, - прикован взглядом к находке, протягивает руки и через мгновение уже рассматривает их, держа перед носом, - рад, что ты безответственный и приносишь улики домой, - широко улыбается, на секунду приподнимает на Макса, бросающего саркастичную ухмылку.
Головную боль как рукой сняло (что казалось, скорее она просто ушла на второй план). Оливер, вновь затянутый в какое-то дело своего отца, был уже сейчас готов мчаться к знакомому ювелиру, как Макс ловко вырывает кольца.
Приловчился, мерзавец.
- Займешься этим? - откупоривая бутылку пива об стол, спрашивает с издевкой. Он знает ответ, совершенно очевидный ответ. Оливер растягивает губы в улыбке и складывает руки на груди, смотрит со своим привычным язвительным выражением лица, что может означать только 'да'.
- Что ж, мне как раз надо сейчас быть в одном месте, там и насчет этого спрошу, - щелкает пальцами и забирает бутылку у Макса, делает несколько глотков. Отец ловко возвращает своё по праву и отправляет Оливера куда тот и собирался идти.
Отношения с отцом всегда были странными, Оливер слабо ощущал напряженность между ними, хотя порой была недосказанность. Они не ругались и совершенно точно могли найти общий язык. И это странно для отношений отец-сын, когда тот самый отец свалил из страны, оставив еще не рожденного ребенка без должного воспитания. Однако смотря на самого Макса, должным воспитанием там и не особо пахло. Кто знает, может всё сложилось как нельзя лучше.
В след уходящему еще летит что-то вроде 'я думал ты готов проваляться так до конца своих дней', но Оливер уже ничего на это не отвечает. Машет рукой, да закрывает за собой дверь с той стороны.

Улицы Сакраменто как всегда наполнены людьми, какое-то движение, вечно снующие куда-то люди.
Суета, которую Оливер начинал любить, к которой начинал привыкать и сам становился частью всего этого. Для всех он уже был здесь как рыба в море, но на эмоциональном уровне барьеры только на четвёртый год жизни в этой стране_этом городе наконец начали чуть подмываться. Люди уже были похожи на тебя, а ты - на них.

Оливер помнит, что ему надо бы выйти на одного парня, но тут на пути попадается очередной бар, где он давненько не был. Возможно, там даже будет один из знакомых. Полезно иметь связи везде.
Променяв теплый воздух улиц Сакраменто, он влезает в атмосферу гулянки и задора. Какая-то странная потасовка творится на танцполе, зато ближе к барной стойке всё куда тише, чем Оливер и пользуется.
Подходит к бармену, приветствует того и просит пропустить по одной. Шум музыки начинает давить на виски, которые будто бы сжимаются под тисками и те отказываются ослабевать.
Сует руку в карман джинсов, достает мелкую таблетку 'обезболивающего', отправляет её в рот и запивает это напитком. Горло обжигает, тепло расползается ниже и потом по всему телу. Волна хорошего настроения и ощущения намека на дзен наступит позже, если наступит вообще, поэтому Оливер заказывает еще один заход.
- Что у вас тут нового? - обращается к знакомому, наблюдая как тот ловко обращается со смешиванием коктейлей для посторонней парочки.
- Всё по старому. И ты ведь пришел разузнать про Джо? - тот ухмыляется, наливает напиток какому-то молодому парню, который явно здесь вообще впервые. Оливер лишь смерил его взглядом и опять отвлекся на бармена, который понял что к чему.
- В правильном направлении мыслишь. Только не смей приносить мне печальные вести, - бармен поджимает губы и то и дело, что отвлекается на других.
Оливер же сжимает руку в кулак, с явным недовольством осматривает помещение, заполненное людьми, музыкой и смесью запахов. Вибрирующее чувство затрагивало каждую клетку тела, так что Оливер быстро отошел от того, что нужный ему человек вновь пропадает без вести, да и в этот раз слишком на долго. В этом совершенно точно какой-то подвох. Но ведь бармен не стал бы обманывать Оливера, не стал.
Но никому не верить нельзя, да?
Просто подергай за другие ниточки и всё встанет на свои места, а нужный человек всплывет на другом конце залива. Все крайне просто, а потом Оливеру добавиться работенки по поиску оставшейся банды.

Вдруг Меркьюри осознает, что перед ним больше не маячит юная блондинистая голова, а из середины бара доносятся странные звуки. Выкрики. Улюлюкания.
- Неужто нажил себе неприятностей, - недовольно качает головой бармен и Оливер переспрашивает в чем дело. Его быстро вводят в курс спаивания молодого парня, похоже, не местного или же просто недавно переехавшего.
Олли, вдруг решивший, что это всё не его дело и пора бы отсюда валить, смотрит в сторону и замечает, как незнакомого паренька шпыняют завсегдатаи.
У молодого явно перебор с алкоголем, но разве его можно так оставлять?
Страдая от внутренних терзаний, Оливер все же решается протиснуться меж толпы и заявить, что шоу окончено. Оливер не выглядел мужественно и выше всех остальных, однако он был не того. В его глазах мог сверкнуть безумный огонек, который либо провоцировал, либо намекал на то, что не стоит нарываться.
- Веселитесь, ребят, - как ни в чем не бывало Оливер оттаскивает тощего парня, у которого не в ладах с координацией движений да усаживает на небольшой потертый диван недалеко от барной стойки, где пока что было тише всего, если в клубном баре вообще могло где-нибудь быть хоть немного тише.
- Эй, парень, ты в норме? - наклоняется над ним, всё еще не присаживаясь на диван. Видно, что еще не чертовски пьян, но уже понесло. Ему, должно быть, сейчас всё по кайфу, ощущает себя центром вселенной, вокруг которой вертятся все планеты. Главное, чтобы от этих укачиваний его желудок не отозвал прием алкоголя на любимые кеды Оливера.
- Он сам нажрался? - в голосе легкая насмешка, недоверие; оборачивается к подошедшему бармену, который попросил себя подменить на эти пять минут.
- Билли его споил. Знаешь же этого полоумного - каждое новое лицо для него значит праздник, а сегодня еще и день выдачи чеков по инвалидности, - бармен пожимает плечами и, удостоверившись, что всё как надо, отправляется на свой пост. Не хорошо, если в его смену что-нибудь случится. Оливер думает, что главное, чтобы Билли заплатил за все это дело, а то придется расплачиваться ближнего, то бишь, Меркьюри.
- Я думаю, с тебя хватит. Домой доберешься? - выпрямляется и равнодушно смотрит на блондина. Напоминает себе, что это всё не его дело, да и вечер всё ещё не кажется свободным: необходимо вертеться в этом мире, чтобы быть в курсе всего.

Отредактировано Oliver Mercury (2015-03-12 11:09:01)

+2

4

Амона продолжали метелить. Простые потолкушки сменились легкими и не очень щелбанами, подзатыльниками, отчего Амон принял обороняющую сторону и согнулся пополам, защищая голову руками. Вокруг слышалась музыка, смешки, позывы "еще, колоти, толкай, даа!", что очень и очень пугало юную Амонову душу.
Мистер Алкогольное Опьянение уже вжился в роль полноправного хозяина души Амоновой и Амонова тела, а потому наш герой, получаемый шлепки со всех сторон, еле держался на ногах, колыхался из стороны в сторону, как лист, подхватываемый ветром. Нет, не на это рассчитывал он, пребывая в Сакраменто.
Новая жизнь, покой и уют, тепло и радость, друзья и культура, поэзия и художество, прекрасности и необычности... А что получилось? А получилось то, что он был споен в первый же день и влип уже в неприятности. Так будет и дальше? Или Амону Картеру пришел конец, место на кладбище и красивый надгробный камень, с криво выточенным "Амон"? А может боги\бог\другие люди услышали его мысли о чуде?
Шлепки перестали поступать, и Амон, никем и ничем не подталкиваемый и никем-ничем не поддерживаемый рухнул на пол. Но его тут же схватили за руки. Ну, не за руки. Правильнее было сказать - под локоть. Хват был внушительно крепким, а потому вероятности снова растянуться не было.
Картер был оттащен в уголок клуба (в том, что это клуб, он уже не сомневался), где и приходил в себя последние минут пять-пятнадцать.
- Эй, парень, ты в норме?
- Смерть? - Амон поднял глаза на спасителя и ничего дельного не увидел. Черное пятно, переливаясь и колыхаясь, стояло перед ним; голос, а точнее вопрос о норме и о самочувствии был задан откуда-то сверху, издалека.
Смерть? Ты пришла за мной? - сделав акцент на слово "ты" пропищал Амон. Потом, видимо, его что то торкнуло и он выдал следующее:
Ты пришла за мной?
Но на сей раз выделено было слово "пришла". Так повторилось и третий раз. Не зря же там говорят что-то про троицу. Три поросенка, троекратные повторы, тыры-пыры.
Ты пришла за мной?
В слово "мной" он вложил столько удивления, что, казалось, сейчас мальчишка лопнет от печали и страха. Но он был крепок как никогда, адреналин в его жилах кипел, кровь бурлила и приливала, отчего лицо стало красным.
- Смилуйся! Я еще так молод!!! Прошу! У меня двое детей, муж-лапочка, старенькая мама, молодая еще совсем бабул...бабк...шш...бабушка! - Амон вцепился в ногу неизвестности, которую представлял ни кем иным, как Смертью, и забился в конвульсиях, бормоча о пощаде.
- Я думаю, с тебя хватит. Домой доберешься?
А тут бедного Амона Картера просто напросто вштырило.
- Как? Ад уже мой дом? Но.... СМИЛУЙТЕСЬ, ПРОШУ-У-У-У! - взревел Амон так, что десятки глаз уставились на парочку.
Амон же понял, что так может только разгневать Смерть, и что самым правильным способом выхода из ситуации, как и из этого клуба - драпать. Смываться. Улепетывать. Сбегать. Внутренности били сигнал СОС во всю.
И Амон побежал. Ползком рванув и впилившись лицом в чьи - то ноги, парень понял, что забыл встать, что и стало его следующей целью. Поднявшись и прошагав два - два с половиной шага к чему-то от этого существа, Амон перевалился назад, вперед, начал размахивать руками, предотвращая падение, но все же ничто не спасло его от участи растянуться на полу и при этом неплохо так удариться головой. Если у Амона где-то и оставалась трезвость и здравый рассудок, теперь об этом можно было забыть.
- Блин - с выражением выругался Амон, потирая лоб (хотя ушиблен был затылок).
- И что вообще меня в город понесло? Оййй...
Попытка встать обернулась бы еще одним происшествием и, наверное, проблемами  с головой. Парень понял это. Чем то не своим. Но понял.
- Я не доберусь до дома сам, извините - сокрушенно произнес Амон, осознав, что отполз где то на шаг от существа, вступившего с ним в диалог.
При сиих словах Амон вытащил мятную конфету, распаковал ее и, запихав за щеку, принялся рассасывать, прикрыв глаза, так как те не видели ничего, кроме расплывчатости.

+1

5

Пьяные люди очень забавные. Неловкие и забавные, за которыми можно наблюдать, но через какое-то время становится не по себе это делать: они будто как дети, которые не могут как следует защититься от нападок (просто в расчет не берем агрессивных алкоголиков).
Незнакомец на диване напротив выглядел также беспомощно, как маленький щенок, потерявший ориентацию в пространстве и все же это не мешало Оливеру оставаться более-менее беспристрастным к обстоятельствам. Чужих проблем на своей голове только не хватало, и без того каждый день наполнен приключениями да посягательствами на личную жизнь Меркьюри. Приходится терпеть, давать отпор, и еще множество всего, куда явно не входит 'печься о мелком парне, совершенно не умеющем пить'. И сейчас Олли спокойно опускает тот факт, что парень оказался не в том месте не в то время, был отчаянно споен мужиком, который отчалил в сортир. Что ж, стоит оставить всё как есть?
Блондин рассеян и потерян, в явном шоке и уже распластался на полу. Оливер пытается схватить его за предплечье и поднять на ноги, но незнакомец ведь не устоит, да и каждый раз очень умело извертывается, уходя от цепкой хватки Оливера.
- Черт, парень, да ты в конец охренел, - с каких пор Оливеру не насрать? С каких пор его волнует на вид семнадцатилетний мальчишка, которому еще и бухло налили. С таким-то юным и невинным лицом.
Теперь Оливер как-то недоволен барменом, который просто обязан был спросить документы.
И, блять, Меркьюри останавливается, выпрямляется и вспоминает почему раньше ему всегда было насрать на подобные вещи.
Что с этим неловким мальчишкой не так? Или, как раз-таки, так?
Блондинистые волосы растрепаны, в глазах пляшут пьяные огни, он озирается по сторонам и пытается схватиться тонкими пальцами за чужие ноги; ну чем не кот, набравшийся валерьянки?

Парень отползает в бок и наконец успокаивается, что-то достает. Оливер же подходит ближе и присаживает на корточки напротив него.
- Конфеты? Что же не взбредет в голову по пьяни, да. От мяты от тебя нести будет только сильнее, кстати, - усмехается, оставаясь на месте и разглядывая, всё ли в порядке после попыток атаки пола.
- Ты где живешь? Надеюсь, предки есть дома, за такси заплатят, - равнодушно выдает Оливер и поднимает юношу за локоть, на этот раз второй рукой обхватывая за плечи, чтобы тот не утек меж пальцев и не отправился в неловкий побег, быстро перемещаясь между людей в баре. Стоило просто вывести его из этого места да и дело  концом. Для усиления собственной уверенности, Оливер уже начал продумывать свой план дальнейших действий: найти нужного человека, поговорить с другим, выяснить насчет колец. Всё выглядит довольно убедительно и ничто не закрадывается в голову, что бы намекало про помощь ближнему своему.
Учтиво обходя все тихие высказывания совести, Меркьюри наконец толкает ногой входную дверь и выходит наружу, все также держа рядом с собой подростка.
Вечерняя прохлада и свежесть тут же обволакивает, что должно помочь хоть немного прийти в себя. Хотя состоянию мальчишки вряд ли что-то поможет. Будет чудом, если он не отрубится раньше того, как успеет сказать таксисту свой адрес. Не хорошо будет очнуться в больнице или вытрезвителе. Или хорошо. Будет знать как наебениваться в подозрительных барах в компании себя и незнакомого мужика.
Аккуратно усаживает его на бетонный выступ дома, стараясь удерживать, чтобы тот не завалился куда-нибудь вбок.
- Как самочувствие? - стандартный вопрос, простое отвлечение внимание от всего кругом, пока Оливер достает телефон и набирает номер такси.
- Бля, какой черт тебя вообще дернул сюда заявиться, а? - губы чуть растягиваются в улыбке, не удерживается от усмешки.
Подносит телефон к уху, говорит такси названия бара и что клиент пьян, что стоило бы ему помочь сесть в машину и отвезти до дома, адрес которого он потом скажет.
Конечно, понимает, что незнакомый парень скорее всего опять что-то выкинет, но это ни разу не будет на совести у Меркьюри. На совести, которой вообще чего-то немного плевать. Лишь изредка он поглядывает на блондина с долей понимания и желанием помочь, а потом просто напоминает, что головной боли и так хватает, на плечах еще пьяного ребенка для полного набора отсутствует.
- Значит так, больше ничего не выкидывай. Ты пьян, ясно? - кладет руку на его плечо, склоняется сверху и смотрит прямо в глаза, пытаясь объяснить ситуацию, - ты пе-ре-брал. Никуда не ходи, ни с кем не разговаривай кроме парня из желтой тачки, - хлопает юное личико по щеке и отстраняется, смотрит по сторонам. Странная тишина кругом. В этом районе вообще мало кто ходит обычно с целью прогулки, что этот мальчишка тут потерял?
- А теперь я пошел, у меня дела и совершенно нет времени с тобой нянчится. Всего хорошего, - поджимает губы, смотрит на блондина и, засовывая руки в карманы джинсов, уходит в сторону от бара, подальше от всего этого дела. Как бы быстрее приехало такси, как бы его увезли домой и как бы быстрее перестать тревожиться по поводу того, что чей-то сын, возможно, сегодня не вернется домой.
Плевать.
Плевать.
Плевать.
В который раз напоминает себе, что это не его забота.
Заворачивает за угол и медленно направляется подальше от этого странного бара, где каждый раз происходит какая-то херня.

0

6

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » drinking game