Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » truth or dare


truth or dare

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Anna Gallagher, Sebastian Underwood
Место: офисное здание в деловой части Сакраменто
Время: вторая половина января 2015
Время суток: середина рабочего дня
Погодные условия: сухой воздух офисных помещений
О флештайме: "Раз уж мы застряли в лифте, давайте коротать время за салонными играми, как на трансатлантическом лайнере".

0

2

Лифт, слегка вздрогнув, остановился, но двери не открылись. Это стандартный лифт офисного здания, обычно в нем помещается человек десять, но сейчас мы оказались здесь вдвоем – я и красивая брюнетка, за которой я наблюдал краем глаза, когда она поправляла у зеркала прическу. Она хмурится и встревоженно оглядывается по сторонам.
Откуда она и куда собирается? Неизвестно. В нашем здании много офисов арендует помещения. Я, например, возвращаюсь с пятнадцатого этажа, где находится дирекция информационного концерна, в свою редакцию, на третий.
Мы оказались запертыми в прямоугольной серой металлической коробке, наподобие сейфа. Довольно резкий электрический свет, на стене напротив закрытых дверей зеркало. Ближе к потолку – я поднимаю голову – какие-то щели для вентиляции.
Не страшно, конечно, но неприятно.
- Если свет не погас, это значит, ничего страшного, - пытаюсь я обнадежить свою спутницу. Хотя понятие «спутница» в данном случае весьма условно, мы ведь никуда не едем. - Мелкие технические неполадки. Попробую вызвать  ремонтников.
Я тыкаю в кнопку, в ответ  тишина. Куда же ты смотришь, родная страна? Ох, рифмы, отвяжитесь, это совещание у руководство по поводу рекламных слоганов у меня весь мозг съело. Я там десятка два этих речевок для кампании сочинил, теперь в голове все рифмуется автоматически. Надо следить за собой, чтобы чего не ляпнуть. А то дополнительно испугаю девушку. Этого мне не хотелось бы. Я приглядываюсь. Моя спутница сразу располагает к себе, у нее темные волосы и озабоченный вид умной и чуткой женщины, застрявшей в лифте. Вопросительный, но теплый взгляд темных глаз.
- Что-то не работает.
К счастью, есть мобильная связь. Я набираю на мобильнике телефон своей помощницы и сообщаю ей, что застрял в лифте по дороге от начальства. Позвони, говорю, в ремонтную службу. В ваших интересах, говорю, достать меня отсюда поскорей. А то, говорю, я сейчас буду редакцией по телефону руководить, вы у меня все взвоете. Кстати, передай Бену, чтобы сбросил статью про лучшие рестораны, у меня электронная почта работает. В редакции еженедельного, полурекламного, полуинформационного издания всегда горячая пора. Вот и сейчас - Рождество не так давно прошло, уже пора готовиться ко Дню Святого Валентина. У нас, как в американских драгсторах, где красные плюшевые сердечки и праздничные коробки с шоколадом выставляют на полки уже в середине января.
Я прислушиваюсь. Снаружи, вроде бы, тихо, никого, но я все равно на всякий случай барабаню кулаком в дверь. Мы достаточно близко к густонаселенным нижним этажам, кто-нибудь да услышит.
Я ловлю взгляд черноволосой женщины. Судя по виду, она не из тех, кто впадает в истерику по малейшему поводу. Впрочем, оказаться в запертом помещении без возможности выбраться – повод не такой уж маловажный. Когда я об этом думаю, мне становится как-то неуютно, и я пытаюсь отвлечься. Например, можно порадоваться, что я сегодня в честь совещания у начальства побрился и надел костюм. К сожалению, он такой же серый, как и окружающие стены, но другого у меня не. Зато этот костюм сшит у настоящего английского портного, и выглядит респектабельно, как Виндзорский дворец.
- Скоро должны починить, - говорю я. – Я здесь работаю на третьем этаже в редакции, за этот год лифт застревал несколько раз. Так что процесс ремонта налажен, я надеюсь. Остается только ждать. Коротать время за приятной беседой и салонными играми, как на трансатлантическом лайнере... Надеюсь, этот инцидент не слишком нарушил ваши планы?

0

3

Никогда не знаешь, какая неожиданность даже в размеренной жизни будет подстерегать за ближайшим поворотом. Легкий поток мыслей Анны, которая сейчас была полностью погружена в собственные планы, был прерван. Резкая остановка лифта провоцирует собой легкую встряску и Анне приходится обхватить поручень рукой, чтобы не налететь на соседнюю, полностью зеркальную стену. В ней она видит свое испуганное отражение, темные глаза которого отображают страх и растерянность. Свет, как ни удивительно, не гаснет, и женщина удивленно оглядывается на мужчину, который, казалось бы, растерян не меньше нее, но усилием воли хранит холодное самообладание и подмечает, что если до сих пор освещение осталось, то серьезных поломок нет. Это ее слегка, но успокаивает. Волнение поднимается легкой волной к сознанию, напоминая обо всех планах - совсем скоро она должна была вернуться домой, чтобы отпустить няню, которую и так не особенно любила нанимать, обращаясь к услугам приходящего человека только тогда, когда это было жизненно необходимо. И сейчас она могла задержаться неизвестно на какое время, потому что легкая степень волнения
  Анна отпустила поручень, убедившись, что больше никаких встрясок лифту не грозит. Легко отозвавшись на голос, она пожала плечами, поднимая голову и осматривая лампочки, которые даже не мигали:
  - Думаете? Надеюсь, что правда ничего страшного, - усилием воли заставив себя не паниковать, женщина проследила за действиями мужчины, который безуспешно пытался наладить связь с диспетчером, однако этого не получилось. Анна вздохнула, - может быть, попробовать чуть позже? Наверняка о поломке уже знают и они уже отправили ремонтников сюда?
  В ее голосе звучит надежда, когда женщина поворачивается и опирается рукой на поручень. Легкая степень волнения сменяется быстрыми мыслями о том, что ей бы безумно хотелось сейчас выбраться из этого лифта и отправиться по своим делам. Единственное, что было положительным во всей этой отрицательной ситуации - это то, что ее собеседник не оказался паникером, который бы сошел с ума от одной лишь мысли о том, что ему придется провести какое-то время взаперти в совершенно закрытом и небольшом пространстве. Сама Анна, хоть и могла серьезно испугаться за собственную жизнь, всегда могла найти моменты, которые бы ее успокоили и вернули в прежнее расположение духа, оставляя спокойной и уравновешенной. Женщина улыбнулась уголками губ, замечая, что в экстремальной ситуации они оба ведут себя на удивление спокойно.
  - На третьем этаже? Журнал "Миллениум"? - мягко проговорила Анна, заметив, что угадала и вновь улыбнулась, - я очень часто вижу его рекламу, когда прихожу сюда, вот и запомнился, - хорошо, что телефон в лифте наверняка ловит, поэтому она успеет предупредить няню, если задержится - вообще такое здание не располагает к тому, чтобы его важные части ломались и выходили из строя, поэтому все зависит только от работников, которые должны среагировать на вызов, - моим планам? Совсем немного, я ездила в офис мужа, он работает в адвокатской конторе, а сейчас собиралась домой. У вас работает телефон? - открыв свою сумку, Анна решила проверить свой сотовый на наличие связи, однако никакого сигнала от него не исходило, поэтому женщина подняла вопросительный взгляд на мужчину.
  Вот это обстоятельство не очень хорошо на нее подействовало. Если бы у Анны не было срочных дел и переживаний за Роуз и Генри, то она волновалась бы на одну десятую долю меньше, но сейчас самое главное ей было выбраться отсюда, несмотря ни на что и поспешить домой. Женщина взглянула на кнопку, с помощью которой они никак не могли вызвать диспетчеров и выдохнула, призывая себя сохранять спокойствие.
  - Как думаете, нас скоро отсюда вызволят? - она задает вроде бы простой вопрос, хотя надеется, что мужчина даст положительный и скорый ответ: вне зависимости от того, как все произойдет на самом деле, Анне важно было знать, что они скоро выберутся отсюда. Она не была из тех, кто паниковал из-за простой и легкой - как утверждалось в самом начале разговора - поломки лифта, но и не чувствовала себя комфортно, запертая в железном сейфе. Именно поэтому, наверное, их разговор был по большей степени абсолютно непринужденен.

+1

4

Моя спутница – хотя, почему спутница? Мы ведь никуда не двигаемся – испуганно осматривается, но сразу же овладевает собой. Похоже, эта женщина не любит показывать свои эмоции.
Она отвечает мне любезно, ее лицо озаряется короткой улыбкой, но затем снова становится непроницаемым. Невозможно прочесть, приятно ей мое общество, или нет.  Обычно при первом знакомстве у человека на лице мимолетно отражается симпатия или антипатия. Совершенно иррациональные чувства, о которых еще говорят «первое впечатление – самое верное».
Серые стены лифта тоже совершенно нейтральны.
"Свет мой зеркальце, скажи, да всю правду доложи..."
Зеркало отражает закрытые двери и стройные, с тонкими щиколотками ножки в "лодочках" классического стиля. Юбка, к сожалению, обычной для делового костюма длины.
- ...Нас скоро отсюда вызволят?
- Понятия не имею, - пожал я плечами. – В Америке я в лифтах пока не застревал. Во всяком случае, здесь не душно  - вон, под потолком есть отверстия для вентиляции. Не пропадем.
В родной Северной Ирландии мне тоже застревать в лифтах не приходилось. Как бы кошмарно ни выглядел исписанный непристойными надписями и местами пожженный лифт в многоквартирном здании, где прошло мое детство, работал он на удивление исправно.
Я застрял в лифте один раз в жизни, в Лондоне. Этот случай подпадал под определение умышленной порчи чужого имущества. Если нажать одновременно четыре кнопки, то заклинит электронную систему управления, и чинить лифт будут не меньше часа. Правда, для этого требуется также четыре руки. И по меньшей мере один заядлый экспериментатор. Но про этот случай женщине не расскажешь – во всяком случае, эта история не для первого знакомства.

О чем я думаю?! Своим разнообразным воспоминаниям я могу предаваться потом, в более подходящем для этого месте. Может быть, бедняжке не по себе оттого, что она вдруг оказалась с незнакомым мужчиной в запертом помещении?

- Меня зовут Себастьян, - представляюсь я с легким поклоном.

Это, без всякого сомнения, женщина серьезная и положительная – недаром ведь она как бы невзначай упомянула в одной из первых своих фраз о том, что замужем. Теперь вид у нее скорее озабоченный. Она взрослый, ответственный человек - семья, муж-адвокат; наверняка, десяток вопросов, которые без нее не решатся.

- А у меня телефон ловит, - отвечаю я на ее вопрос. - Наверное, зависит от провайдера. Если хотите, позвоните с моего, куда вам надо. Вот, пожалуйста, - я протягиваю ей мобильник. – Разговаривайте, сколько угодно, у меня безлимитный тариф.

Мне не хочется, чтобы женщина волновалась. Но десяток способов успокоиться, которые приходят мне в голову сами собой, когда я смотрю на красивую брюнетку, ей не подходят по причине семейного положения и наверное, морального облика. Пока она разговаривает, я могу придумать еще что-нибудь.

Надо признаться, я воспринимаю людей прежде всего как сексуальные объекты. Если бы я жил лет сто назад, я мучился бы совестью и возможно, даже задумывался бы о лечении, кто знает. Да и будь я современным американцем, тоже чувствовал  бы себя неправым, вот ведь парадокс. После короткой оттепели в 1960-70-х нравы Америки вернулись к пуританской суровости.  Но я со своим извращенным взглядом на мир чувствую себя в безопасности – мысли читать пока еще никто не научился. Видеть в человеке потенциального любовника – это просто интереснее, чем смотреть сквозь него. Так интереснее жить. Разве что немного одиноко. 

0

5

  Думать, как в детстве, что каждая передряга сулит приключение, Анна уже разучилась. Казалось бы, все в этой жизни было направлено на то, чтобы она быстрее выросла. Она не сопротивлялась течению жизни, наоборот, всегда с поднятой головой воспринимала любую передрягу, которая происходила в ее жизни. И сейчас поломка лифта - это самое меньшее, что ее беспокоила из привычного круга забот мамы и жены, а, чтобы к ним приступить, ей было необходимо выбраться отсюда. Хорошо, что в ее компании оказался не паникер: в его обществе вести себя сдержанно казалось гораздо проще, чем можно было себе представить.
  Мужчина в противоположному углу лифта улыбается и называет свое имя.
  - Очень приятно, Анна, - легко выговаривает она, стараясь этим впечатлением заглушить тревогу от происшествия. Ей, как и новому знакомому, еще ни разу не приходилось застревать в лифте, особенно в таком большом офисном здании, где, по идее, все должно быть прекрасно налажено. Тряска прекратилась, поэтому ладонь Анны соскальзывает с поручня, за который она держалась во время и она подходит к мужчине, делая один лишь маленький шаг - кабина лифта достаточно узкая, чтобы принять телефон из рук в руки без лишних движений. В глазах Анны загорается огонек благодарности.
  - Спасибо! - с благодарностью отзывается Анна, принимая из рук мужчины телефон, - я не займу много времени, - тут же спешит заверить она, начисто выбросив из головы напоминание о безлимитном тарифе. Сейчас все ее мысли занимает Генри, который остался с няней, - Шарлотта? Шарлотта, дорогая, прости, я могу опоздать... Да, тут небольшая заминка из-за застрявшего лифта. Со мной все в порядке! Я буду чуть позже, пожалуйста, не оставляй Генри и Роуз, - последняя просьба встречает множество негодования через динамик и женщина опасливо оглядывается, чтобы не ввязывать нового знакомого в свою личную жизнь. К чему навязывать это, когда он совершенно не обязан знать кто и зачем ждет ее дома, - спасибо, Шарли.
  Теперь можно выдохнуть. Можно быть уверенной, что теперь все в порядке, дело осталось за малым - уверенность в том, что сын в порядке слегка расслабляет Анну, и она уже более настроена к диалогу, нежели чем до этого. Женщина возвращает телефон обратно, на секунду задумавшись. А в офисе наверняка уже заметили передрягу с лифтом, потому что такая отлаженная система с тысячей работников никак не может остаться без лифта, а заодно - без вызволения своих "узников", совершенно случайно оказавшихся здесь. Интересно, этот мужчина является автором и принес в издательство рукописи или наоборот, правит чужую работу, позволяя предложениям звучать более лаконично и правильно?
  - Спасибо большое, - поблагодарив нового знакомого, Анна не стала сводить глаз с его лица. Он к себе располагал уже тем, что так любезно поделился телефоном, и она не могла не испытывать к мужчине благодарности, - тогда, может, у вас остался кто-то в издательстве? Можно было бы связаться с ними и рассказать о том, что мы застряли, - ее лицо вновь озаряется улыбкой, после того, как она замечает множество кнопок на приборной панели. Какая-то из них должна оказаться нужной, - или свяжемся с диспетчером.
  Эта мысль пришла к ней достаточно поздно, однако была воспринята сознанием как панацея. Действительно, они сейчас могут позвонить в какой-нибудь отдел, или связаться напрямую с диспетчером, если они сами не могут выйти на связь. Подходя к панели с кнопками, Анна поискала наиболее внушающую доверие, где был нарисован значок громкости. Надеясь, что она тут ничего не сломает, женщина нажала кнопку, оглядываясь на Себастьяна и ожидая ответа от диспетчера.

+1

6

Не иначе как почувствовав нажатие на кнопку нежной женской руки, динамик  пробудился к жизни. Вот, сразу бы так! Раздался треск динамиков, а затем голос диспетчера. Ну вот, теперь связь сработала. Это обнадеживает.
Не тратя времени на приветствия, я сразу перешел к делу.
- Мы застряли в лифте номер – я прочитал цифры в уголке металлической панели. – Сохранять спокойствие? Тут женщина торопится домой, к ребенку! – почему бы не воспользоваться обрывками информации, услышанными в телефонном разговоре? «Ребенок» это волшебное слово во всем цивилизованном мире. – ...А когда починят-то?
- Говорят, скоро, - оглянулся я на привлекательную брюнетку. – Советуют сохранять спокойствие, Анна.
Это прелестное и благозвучное имя, оно само звучит как-то умиротворяюще.
- Даже странно кажется, что вдруг, внезапно, выдаются полчаса, свободные от всяких дел. Особенно если куда-то бежал, и что-то надо срочно решать. Но я вот даже рад, - и я решительно прячу телефон в карман. – Я что-то вроде руководителя среднего звена и, получается, сейчас не успею ни к начальнику издательского дома, ни к своим подчиненным в редакции. Пусть все творят, что им вздумается, я умываю руки.
Я и вправду демонстративно отряхиваю ладони.
- Хранить спокойствие, вот наша задача. Что вас успокаивает, Анна?
Правда, интересно! Существуют на свете безмятежные женщины, которых вообще не особо выведешь из равновесия. Но вроде бы Анна не такая, она сдержанная, но все же волнуется. Она, похоже, трепетная натура. Хочется предоставить ей все, что может ее успокоить. Вышивание? Горячее какао с зефирками? Вид из окна на колыхающиеся на ветру поля лаванды в Южной Франции? Вечерняя карточная игра, из тех, которые так любят американские пары верхних слоев среднего класса? Ох нет, только не это, карты слишком предсказуемы.
- Хотите, поиграем в загадки? Ну, есть такая игра, «правда или вызов», правил я точно не помню. Да в лифте особо и не развернешься с вызовами, правила можно слегка изменить в соответствии с обстоятельствами. Скажем, я делаю о вас некое предположение. Если я угадаю, то… - я вскинул взгляд в потолок, ища там полузабытые подробности игры. – То я могу задать вам вопрос, на который вы обязаны ответить правду, или могу попросить вас сделать что-то. По вашему выбору. Правда или вызов – кажется, ничего не перепутал. А если не угадаю, то уже вы можете узнавать про меня всю правду, или приказывать мне совершить какое-нибудь действие.
Когда я начал все эти правила излагать, мне показалось, что это чертовски хорошая идея. Я эту игру видел только в обрывках молодежных американских кинокомедий, и там она казалась чертовски увлекательной и порождала всякие занимательные коллизии. Но это же мне только дай поиграть. Я запоздало подумал, что добропорядочной американке я могу показаться маньяком. Но с другой стороны, я спокойно стою в своем углу довольно просторного лифта. Угрожающих движений не делаю, жестикулирую в меру. Анна до сих пор не стала звать на помощь, это добрый знак. Обнадеженный, я продолжил.
- Вот например, Анна: я предполагаю, что вас успокаивает запах лаванды.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » truth or dare