Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » A piece of cake


A piece of cake

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Участники: Frank Altieri,  Michael Rinaldi, Frederick Klemente, Sonny Pulsone
Место: яхта Агаты Тарантино, река Сакраменто
Место: 17 марта 2015 года, 4 часа дня
Погодные условия: легкий ветер, довольно солнечно
О флештайме: Строительство скоростной железной  дороги в Калифорнии должно стать величайшим инфраструктурным проектом в истории штата. Согласно амбициозным планам строителей, дорога не только соединит между собой Сан-Франциско и Лос-Анджелес, Сакраменто и Сан-Диего, но и создаст более 66 тысяч рабочих мест - есть на что потратить бюджетные денежки. Но плохи были бы мафиози, если бы не решили заработать на этом богоугодном деле - стоимость проекта почти семьдесят миллиардов долларов, неужели хоть часть из них не должна осесть в кармане Коза Ностра?

По этому случаю на яхте Агаты Тарантино состоится встреча лидеров калифорнийской мафии, на борту сойдутся большие шишки из преступных семей Сакраменто, Сан-Франциско и Лос-Анджелеса, чтобы обсудить, как войти в тему со строительством дороги - и, главное, как распределить сферы влияния. Разделить кусок самого жирного пирога в истории организованной преступности последних лет - задача проще некуда, не правда ли?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-03-17 14:04:09)

+3

2

Проект по строительству высокоскоростной железной дороги, планирующий соединить между собой все крупные города Калифорнии, был самым амбициозным за последние несколько десятков лет не только для их штата, но и для страны в целом. Оцениваемый в семьдесят миллиардов долларов он вызывал массу споров и протестных акций, проходивших еще в период обсуждения, и, тем не менее, был одобрен в надеждах на будущие выгоды, которые, по словам губернатора, они все ощутят и непременно уже с начала строительства самой первой линии. Как люди деловые и занимавшиеся бизнесом именно в строительной сфере, Фрэнк с Майком мимо этих самых «выгод» пройти ну никак не могли, рассчитывая заполучить какой-нибудь многомиллионный контракт, а лучше несколько, так чтобы в ближайшие лет пять-десять, пока будут вводиться в эксплуатацию ж/д станции и прочие инфраструктурные объекты, они, особо не напрягаясь, могли стричь бабло. И таких умных, само собой, было не мало – не только из их штата, но и со всей страны, а также с территории соседних и не очень государств – которые тоже рассчитывали занять одно из тех «66 тысяч рабочих мест», о которых на торжественной церемонии вещал все тот же губернатор. Среди «их друзей» желающих покормиться из бюджетной кормушки, в которую вдруг грозились высыпать трюфеля и фуагра, и подавно навалом было. Поэтому они и организовали сегодняшнюю сходку, на которой должны были присутствовать самые влиятельные боссы калифорнийского филиала Коза Ностры, чтобы заранее оговорить перспективы сотрудничества и поделить сферы влияния. Что касалось Сакраменто, Лос-Анджелеса и Сан-Франциско, здесь вопросов не было, однако вот Сан-Диего грозился стать настоящей спорной территорией, ведь интересы там имел не только дон Сальвиаттти, глава лос-анджелесской Семьи, но и Альтиери представлявший Сакраменто и их босса, Гвидо Монтанелли, разумеется. И те и другие имели там своего человека, которым между собой поладить так и не удалось, и кажется, это тоже обещало стать темой для разговора.
- Этот хер харкнул мне на лобовуху.
- И за это ты переехал его машиной? – Фрэнк глянул на кузена своей жены, который и из Сан-Диего умудрялся портить ему жизнь, вот такими, к примеру, случаями, сбив племянника капо одной из Семей, с которой у Торелли итак были не самые теплые отношения еще со времен Донато. – Пацан, говорят, калекой теперь останется. И Сальвиатти ушат дерьма на меня выльет.
- Да пошли они оба. Ублюдок сам напросился. - Отмахнувшись, Дэнни отошел от борта яхты, возле которой разговаривал с Фрэнком и направился к закускам и выпивке, намереваясь открыть уже одну из бутылок.
Одолжив у Агаты накануне яхту, именно на ее борту гангстеры и планировали устроить свою сходку, чтобы обсудить вопросы участия в строительстве железной дороги. Помимо того что прогулка под парусами подчеркивала статус, в пользу именно этого места для встречи говорило еще и то, что прослушивать их здесь, на открытой палубе, вряд ли удастся. Начав свое путешествие еще вчера они прошли по Сакраменто-ривер в Сан Пабло Бэй и вышли к знаменитому проливу Золотые Ворота, на южном берегу которого располагался Сан-Франциско, в одной из бухт этого солнечного города Сонни и пришвартовал их яхту, где они на следующий день, то бишь уже сегодня, должны были встретиться с боссами – Сальваторе «Рыжим Сэлом» известным также, как «Сэл-Молоток» Моретти, доном Семьи из Фриско, и упоминаемым уже ранее доном Сальвиатти из ЭлЭй.
У Сэла-Молотка (прозванного так во времена, когда владел магазином по продаже строй инвентаря), а точнее у консильери его, звали которого Джоуи ДиНаполи, они, Фрэнк, Майк, Дэнни и Фредо, оставив Сонни сторожить лодку, провели полночи в одном из его ресторанов. И вместе с ним же на следующий день вернулись на яхту, где к ним должен был присоединиться и сам Моретти, отсутствовавший вчера из-за дня рождения дочери, ну и дон Сальватти, разумеется.
- Да ты постройнел! Красавчик! – приветственно пожимая руку и похлопывая по плечу, Фрэнк отметил, что Сэл несколько поуменьшился в объемах с момента их последней встречи. Конечно, по-прежнему оставался жирным, но прогресс, тем не менее, на лицо.
- Жена бегать заставляет. В могилу раньше времени свести хочет, - усмехнувшись, ответил. – А Гвидо где? Слышал, его жена… ушла от него, - было заметно, что слово ему пришлось подбирать. – И кто у вас сейчас консильери?
- Никто, пока без консильери управляемся. Ему меня хватает, должно быть, - нескромно подметил. – Не смог он приехать. Да и ты же знаешь, строительство это по моей и Майка части.
Покивав головой, Сэл заметил Клементе с Ринальди и, обменявшись рукопожатиями, сдержано поприветствовал их тоже.
- Фредо. Майк. Давно не виделись. Фред, у тебя дочь появилась? – продемонстрировал осведомленность и тут. А Фрэнк меж тем отметил, что о дочери Клементе знали уже все от восточного до западного побережья. Знал ли Моретти о том, что она и стриптиз танцевала, оставалось разве что догадываться. Хихикать на такие темы в присутствии ее отца было в любом случае не уместно. Что же касалось Сантино, его Рыжему Сэлу видеть прежде не приходилось, и он рассчитывал на то, что ему его представят.

+2

3

Cтоя на борту яхты, рядом с Фрэнком и Фредо, Майкл Пеллегрино Ринальди не мог не ощущать некоторого волнения. В кожаном плаще поверх черного костюма,  капитан южной стороны наблюдал за тем, как  речные волны разбиваются о причал – и размышлял о будущей встрече. Он был одним из горячих сторонников и инициаторов захода в тему со строительством скоростной железной дороги, в ней для Альтиери и него лежал путь к миллионам долларов и еще большему росту авторитета в Семье. Однако разговор предстоял нелегкий -  у Торелли, со времен чудодейства Донато, и так были  довольно скверные отношения с мафиозной семьей из Лос-Анджелеса. А тут еще неясный вопрос с Сан-Диего и похождения неугомонного  родственничка Фрэнка,  Дэнни, искалечившего  племянника важного человека. Как бы тут вместо конструктива в конфликт не скатиться, а конфликты в мафии чреваты войнами. А ответственность потом будет на андербоссе, который здесь замещает Гвидо.
- Доброго дня, Cэл, все потихоньку. Как Доменика?  Как дети?– спросил Майки, крепко пожимая руку Сэлу «Молотку» Моретти. Дон Сан-Франциско был все тем же начинающим седеть и заканчивающим полнеть здоровяком. Разве что живот да, чуть-чуть поубавился – впрочем до того, как Сэл возглавил семью, был он более подтянутым.  Видимо, правду говорят, от нервов толстеют.  Кивнул головой на Пульса – Сонни Пульсоне, мой друг. Работает с Фрэнком, мной и  Тарантино.
Поднял глаза, услышав скрип колес об асфальт.  Неподалеку от судна остановилась черная «БМВ» седьмой модели, удлиненная и с затемненными стеклами.  Лакированная дверь открылась, и из нее появилась до боли знакомая троица. Через мгновение они уже по трапу поднимались на яхту,
Джакомо  Сальвиатти, за это время почти не изменился –  круглая лысая голова, морщинистая кожа, на жирных пальцах – тяжелые перстни, усыпанные крупными бриллиантами, каждый не меньше десяти штук баксов потянет. Он был всегда тучным настолько, что едва ноги передвигал – правда теперь, вообще двигать их не мог, дона Лос-Анджелеса везли на инвалидной коляске. Говорят,  ему парализовала ноги в прошлом году, когда родного сына,  одного из капитанов, закрыли на пятнадцать лет по закону РИКО. Про эту трогательную историю говорили многое -  но Майку на ухо шептали и про иное. Якобы, когда возникла опасность, что отпрыск может уйти с семьей в программу защиты свидетелей, его супруга и детишки были немедленно вывезены добрым дедушкой в неизвестном направлении. А плоть от плоти получила намек – что если предаст отца, то получит дочек и супругу по частям. В итоге все наладилось  -  сын благополучно сидел, не нарушив Омерты, а его семейство получало пособие. Так ли было в точности, Ринальди не знал, но сама репутация Сальвиатти позволяла так говорить – он отличался полной беспощадностью и волчей хваткой, недаром столько лет у власти.
Рядом с ним,  придерживая спинку инвалидного кресла, шагал представительный мужчина в двубортном пальто, лет эдак пятидесяти.  Под орлиным носом – густая черная поросль, в отличии от большинства других гангстеров он носил усы. Этого человека капореджиме узнал тоже:  Роберто Гвендони, андербосс Семьи Крусанти и  двоюродный брат дона Джакомо. В последние годы, по мере роста осторожности, Сальвиатти предпочитал иметь дела и передавать распоряжения почти исключительно через родичей, вот постепенно и протолкнул  Гвендони в свой ближайший круг.
Чуть позади двигался хмурый крепыш с гладким пробором, примерно возраста Фрэнка и Майка. Которому тренировочные штаны и кожаная куртка пошли  бы куда больше, чем плохо на нем сидевший пиджак от Хуго Босс. Грегори «Бурундук» Феррони,  капореджиме,  представлявший интересы криминальных заправил Эл-Эй в Сан-Диего.  Почти полуавтономный князек, свободно хозяйничающий в своем небольшом болоте.  Парень, племянника которого идиот Дэнни так неудачно переехал машиной.
- Cал, кого я вижу! – ухмыльнулся дон Сальвиатти, когда его колымагу на колесах наконец вкатили вверх по трапу. Первым делом он устремился к Моретти, демонстрируя, что только они здесь достигли столь высокого статуса. Хлопнул того по выдающемуся животу. – Гляжу, осунулся, неужто и тебя жена заманила в эту ересь? Доживешь до моего возраста, поймешь, что это все ерунда.
Затем нажал на кнопку регулировки скорости, направляя кресло прямо к Альтиери.
- Фрэнки-бой,  bon giorno!  Давай-ка, наклонись ко мне! А давно ли мы с твоим дядей катались на такой же яхте,  в тот cамый год, когда этот засранец Буш заделался губернатором Техаса. -  лицо Сальвиатти светилось добродушием, но те, кто знал его взрывной нрав, высокомерие и жестокость, понимали, что это лишь маска – Ты навещаешь старика, надеюсь? Как дела у Гвидо? При всей приязни в прокуренном басовитом голосе крестного отца, в его интонациях звучала и определенная снисходительность – еще бы, он управлял Семьей Крусанти в те времена, когда Фрэнк был еще простым соучастником, да и Витторио Донато не более  чем солдатом. В 2015  Джакомо стукнуло 64 года и в кресле босса он просидел двадцать лет, с тех пор, как принял власть из рук получившего пожизненное Карло Терволино.  Царствовал беспрерывно, за исключением пяти лет, на которые и сам попал в узилище. Во время этого периода Сальвиатти контролировал дела через доверенного наместника. Которому потом,  выйдя из тюрьмы, вскоре благоразумно пустил пулю в голову. – Привет, Майк, все таким же франтом.  Слышал про твой клуб, молодчага – ну да наших кабаков в ЛА вы не переплюнете, хе-хе. – сказал он, обнимая Ринальди. – Блажен, кто верует, дон Джакомо. – улыбнулся в ответ мафиози, и затем повторно представил окружающим Сонни. Сальвиатти на мгновение нахмурился, поглядев на Пульсоне – Парень, ты ведь у Настройщика работал? А теперь, получается, в Торелли?  Что же так, Большое Яблоко надоело? – среди своих прочих сомнительных «достоинств»  криминальный хозяин Лос-Анджелеса отличался в том числе и феноменальной памятью, собирая все возможные сведения о  происходившем в теневом мире, в том числе и, на первый взгляд, мелочном.
Вслед за этим, не задерживаясь, подкатил прямо  к Клементе, стиснув его ладонь – Как поживаешь, Фредерик? Также слышал о радостном известии. Ну, каково это, быть отцом?
Андербосс Гвендони и  капореджиме из Сан-Диего, тем, временем в свою очередь заявляли пришедшим свое почтение -  первый довольно величественными рукопожатиями, второй дежурными объятиями. Бурундук Феррони пока, по счастью, еще не увидел Дэнни.
- Надо же, ни одной бабы или американца! Прямо чудеса, может на камбузе спрятались? – вдруг очень тихо заявил пышнеусый кузен лос-анджелесского дона, искоса поглядывая на Фрэнка.  Случайно расслышавший Ринальди прикусил губу при этом намеке.
- Времена меняются, мне помнится в свое время Донато на переговоры свою супружницу и копа-янки прислал… По поводу оружия… А теперь вот все чином чином. - неопределенно протянул Сальвиатти, тоже вроде как шепотом, при этом потирая упитанные ручонки. В те времена две семьи были на ножах, если не сказать еще хуже – и по сути  много ли изменилось? В  преступном бизнесе забывают и прощают нескоро.
Вскоре взаимные расшаркивания и комплименты интерьеру судна подошли к концу.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-03-18 17:31:16)

+2

4

Сонни слышал о масштабных проектах всех мастей, и знал, как они зачастую имеют обыкновение заканчиваться - вот по мотивам одного такого ещё кино сняли, с Леонардо ДиКаприо в главной роли... Пульс имел обыкновение не доверять ничему грандиозному и громкому, и сам не хотел лезть слишком высоко, понимая, что падать в этом случае будет во много раз больней, и многих можно потянуть за собой попутно; да и староват он был, пожалуй, для того, чтобы начинать гонку за власть - уж точно не власти в организации Торелли и всей Мафии в целом, да и частью Семьи он, впрочем, так и не стал, хотя и не исключал, что это станет возможным, и что даже в скором времени... кто знает, в их бизнес приходят по разным причинам, кого-то и после пятидесяти "принимают", кого-то - не принимают вовсе, но именно это и позволяет ему прожить долгую жизнь, пережив несколько поколений "больших людей". Таких, как доны Сальвиатти и Моретти или их младшие боссы, например, к которым его сегодня подпустили на максимально близкое расстояние - вот по каким критериям Сантино мог посудить о том, что в свои сорок перешёл в статус ожидающих посвящения (оставалось догадываться - естественно, ему о таких вещах даже Агата не скажет), оказаться с ними на одной лодке - это ещё большая честь, чем запустить руку в одну с ними кормушку: в Калифорнии, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе, всё ведь так или иначе касается их. А что насчёт глобальности проектов - так на это наплевать; даже если их "Титаник" потонет, то недостаточно быстро для того, чтобы прихватить и их вложения вместе с собой, иначе этой встречи и вообще бы не произошло; заработают они на его стройке - а "плавания", состоится оно или нет, им ждать долго в любом случае. Пока что Сонни просто чувствовал себя частью чего-то большого - и не знал, насколько это хорошо или плохо; это просто... было. Даже в собственной жизни нельзя взять под контроль абсолютно всё, чего уж говорить о железных дорогах?
- При всём уважении, я никогда не работал с Настройщиком, мистер Сальвиатти. - отрицательно покачал головой Сантино. Может, память у дона Сальвиатти и была хорошей, он сумел провести параллель между Фортуно и Пульсоне (из чего Сонни тоже сделал вывод о том, насколько его имя и персона узнаваемы в их деле теперь) но осведомлённость о делах Нью-Йорка явно была неполной. - Всего лишь гостил у правительства в одно время с ним. - но и там они друг с другом взаимодействовали нечасто, в основном, через третьи лица - за все шесть лет, что они провели за решёткой одновременно, они и друг с другом-то вступали в диалог всего раза три-четыре. Да и боссом Семьи Настройщик стал уже потом - Сонни этому не способствовал, да и вообще никак не влиял, вряд ли и смог бы из тюрьмы. Так что Пульсоне не соврал - с Фортуно он никогда не и работал толком, так, что называется - пересекались. Работал он на Джила Динаполи - однофамильца Джоуи (или, может, родственника? Хотя - вряд ли, или они были бы знакомы лучше). Впрочем, даже несмотря на эту ошибку; надо сказать, дон Сальвиатти даже в инвалидном кресле производил впечатление - он вовсе не выглядел слабым, по сравнению с ним даже Сэл-Молоток со своими жалобами выглядел более жалко. И машина у него, что надо - Пульс даже издалека успел разглядеть БМВ.
Пока боссы общались друг с другом, Майклом и Фрэнком, Бурундук - с коим Сонни уже имел честь быть мелком знакомым, во время время своего короткого визита в Сан-Диего - оттянул его чуть в сторону, не давая подслушать разговор - хотя Сонни особенно и не горел желанием становиться его свидетелем. Потому колкое замечание в адрес, в том числе, и той, на чьей яхте они вообще собрались сегодня, Пульсоне - возможно, и к счастью - не услышал.
- А где этот наркоман, Фрэнков родственничек? Прячется от нас? - Грег, в виду своего обособленного положения, возглавляя филиал Семьи Крусанти, не испытывая такого же сильного давления сверху, как капитаны Нью-Йорка, имел возможность сам почувствовать себя боссом; но хладнокровия, по сравнению с Джакомо и Роберто, у него было явно меньше. А он родственником Джакомо не являлся - стало быть, и до его племянника, сбитого Дэнни, дону Сальвиатти дела было немного.
- Был здесь... и сомневаюсь, что уплыл. - в любом случае, Сонни его выдавать не торопился, не желая быть стукачом, во-первых, а Дэнни, как-никак, был вместе с ними, в их бригаде; во-вторых, не желая катализировать скандал. Что-то там о конфликте между Дэнни и тем бурундучонком Сантино тоже слышал. Да что там - все их деле всё слышат, и всё друг другу известно, важно лишь насколько глубоко каждый может заглянуть по отдельности... - Приходит в себя, наверно. После вчерашней ночи. - хотелось сказать, что сейчас не время и не место устраивать разборки, но Сонни смолчал - не он должен это говорить Бурундуку, не ему давать ему советы. Не потому, что они заведомо неверные, а потому, что бурундук этот вполне может включить и барана... что касается Пульса - у него есть MP5 в рубке, вот он и олицетворяет собой его функции на сегодня.
- Фрэнк, я завожу мотор. И там Грег спрашивает о Дэнни... - коротко шепнул Сонни, проходя мимо Альтиери, направляясь к штурвалу.

Плащ
Под плащом

+3

5

Весна - пора любви, больших планов и... исчезновения дочери. Собака Хатико имени Клементе не удалась еще в самом зародыше и после недели ожидания, он быстро превратился в таксу-ищейку... Вернее, такими ищейками в его круге были Насморк и Мэнни.
Хотя, сам Дитер признался, что "мартовские коты" в роду Клементе, это нормально. Когда-то Фред так сбегал в Сан-Хосе к Ло, сейчас Джина пошла по стопам отца. Только у нее ветер в голове и куда могло занести ее очаровательный, юный зад, было известно лишь Богу. Но, временами мистер-дэнди все же получал сообщения о том, что с той или иной его банковской карты было снято столько-то и столько-то, там-то и там-то. Он бросал солдат на поиски, а те бились лбами о пустоту, которую находили вместо язвы Клементе.
И тем ни менее, время шло. А от него, в очередной раз, сбежала женщина. Звучит так, словно, Фредерик типичный сказочный герой "Синяя Борода", только без бороды.

Во всей этой мартовской беготне, с горшками на складе, Джиной в "стране пропащих вещей" и личных философских рассуждений было то событие, которое его коммерческая жилка ну никак не могла пропустить. Такой куш, естественно, Клементе был заинтересованным лицом. Железная дорога. Это ведь злачный пирог и само собой, все хотели урвать свой кусок. Хотя, с другой стороны, это не было по его части, но интерес был свой. К слову, у Клементе всегда свой отдельный интерес в том или ином деле. И не каждый раз он отчитывался в том, что планировал или делал. Это касалось лишь грандиозных планов Востока Сакраменто. Это касалось склада с горшками и белым порошком. Но, вот были моменты, которые он несколько упускал для общих ушей. Не потому, что не хотел огласки среди семьи, скорее, не был еще уверен, да и были вещи, которые касались непосредственно лишь его участка. Так было с пропажей Джины, так было с его личной заинтересованностью в одном байкерском клубе, его планах на один банк... и было еще что-то. Что он не хотел упускать. Но, пока это оставалось идеей в черепной коробке бандита.

А вот меньше всего Фредо хотел поднимать ту запретную тему, которая все же всплыла брюхом вверх, словно, дохлая рыба.
- ... Фред, у тебя дочь появилась?
И так же эпично исчезла, к слову. Сталь выдержки. Улыбнувшись уголками губ, Фредерик кивнул утвердительно головой. Не выносить же грязное белье из своей семьи.
- Судя по всему, это известие облетело все побережье. Думаю, это уже не новость.
Пожимая руку Сальвиатти, Клементе проявил всю свою вежливость, по отношению к гостям.
Выдержка - неподходящее слово, но первое, что приходило на ум.
- Ну, каково это, быть отцом?
- Я бы сказал весьма познавательно, - констатация факта, не более того, - а временами даже весело.
И вот оно озарение снизошедшее неожиданно в кругу Коза-Ностры. Недо-отец прекрасно понимал, что новость о его чаде разлетелась моментом, начиная с ее фееричного шоу в недрах стриптиз-клуба. Благо, хоть не ткнули этим событием, как щенка в свою же лужу.
Это все дрянные гены бабки Джины. Потратив столько времени на поиски, капо даже не удосужился прокрутить в голове тот самый вечер в клубе Майка, а ведь с него и стоило начать. Сынок мэра, с этого мальчишки и стоило начать поиск. Осталось, не забыть дать наводку своим солдатам. И даже, скорее, Нику. Тот сможет лаконично и красочно подойти к отпрыску Стоуну.

И собственно говоря, именно эта волна мыслей несколько выбила из колеи. Мистер-дэнди выпал из внешнего мира и пропустил последующие разговоры. Но, в какой-то момент логическая цепочка дошла до своего завершающего звена и мафиози так же резко вернулся к собравшейся Козе-Ностре, успев нашептать своему солдату Никколо, чтобы тот занялся разведкой в ближайшее время. Это было так, как между прочим. Не несло никакого значения для всех и скорее всего, этот тихий диалог не был даже услышан никем. Но, он был нужен, лишь потому, что Фредо не портативный компьютер и мог забыть о собственных умозаключениях.
Ник кивнул головой. Сегодня именно он находился рядом, так как большинство ребят Фреда уже были заняты, каждый своим делом. Ведь он любил, когда все выполнялось четко и был какой-то порядок. А пафос сейчас был для него не в тему, слишком много вопросов скопилось на которые Клементе хотел бы услышать ответы. Выбивала из колеи лишь его дочь.  Но, и здесь он выбрал выжидательную позицию. Время расставит все по своим местам.
Никколо

Отредактировано Frederick Klemente (2015-03-23 19:54:05)

+3

6

- Живы-здоровы, слава богу, - ответил Майку, пожимая ему руку и благодарно кивая головой за то, что справился. - Сам как? Мне говорили ты женился.. Правда что ли? - В отличие от своего «коллеги» из Лос-Анджелеса, проблем с семьей и родственниками, таких которые бы стали мешать их делу, у Сэла никогда не было, наверное, потому что обе его дочери никогда и не лезли в этот бизнес, считавшийся мужским. Слыл он хорошим семьянином, и поэтому никого ничуть не удивило, что шумной пьянке в компании гостей из Сакраменто он предпочел семейный праздник в честь 15-летия своей младшей дочери. В общем-то, с тех пор как «Молоток» встал у руля Семьи, он лишний раз и не светился в обществе других гангстеров, стараясь, все свои дела вести через подручного, Джои ДиНаполи, и лишь для важных встреч, в политическом обозревателе которые бы назвали «на высшем уровне», делал исключения.
Представлять Сакраменто чуть ли не в лице босса, а ведь в отсутствие Гвидо именно ему предстояло принимать все решения, самолюбию Фрэнка очень льстило. Более десяти лет прошло, прежде чем из солдата он превратился во второе лицо организации – спасибо тем массовым арестам, как бы цинично не звучало… В каком-то роде этому и дядин арест посодействовал, который сидя в тюрьме, не мешал отныне поступать Фрэнку так, как тому казалось правильным. Профсоюз, грузоперевозки и строительная тема стали практически полностью ему подконтрольны, и там куда Джозеф Нери не решался лезть и одергивал своего племянника, сейчас они с Майком нагло вламывались, не боясь выдвигать условия и устанавливать свои правила.
- Добрый день, дон Джакомо, - наклонившись, как тот и просил, Фрэнк сжал его руку и приобнял, также делая вид, что рад его видеть. – Ээ.. В котором году до нашей эры это было? – добродушно посмеявшись, уточнил о годе, когда «засранец-Буш» (то ли старший, то ли младший) стал губернатором Техаса, намекнув на его и дядин почтенный возраст, разумеется. Шутить с ним, впрочем, Фрэнк старался осторожно, прекрасно зная, что Сальвиатти хоть и выглядел ископаемым, до сих пор оставался одним из самых опасных гангстеров западного побережья, который безжалостно перемалывал под собой любого, кто становился у него на пути. Еще старик Нери советовал с ним лишний раз не связываться, рассказав несколько занятных историй из его жизни. – Навещаю, конечно, и мать к нему ездит, - мать, впрочем, была у него куда чаще, а Фрэнку же, к стыду своему, все времени не хватало. Однако раз в два месяца он, тем не менее, старался к нему заглядывать, ну или когда дела того требовали. – Передать ему привет? – Вряд ли дядя обрадуется привету от этого человека, но учтивости ради, Альтиери поинтересовался. – У Гвидо в порядке все - ресторан свой открыл, возродил тот, который принадлежал его отцу и деду во Флориде. – О своих терках с боссам он, разумеется, рассказывать ничего не стал, надеясь, что Сальвиатти хотя бы об этом не знает. По правде сказать, Фрэнка сильно удивила осведомленность босса Семьи Крусанти, в особенности касательно Пульса, который что в Ньй-Йорке, что в Сакраменто выше соучастника никогда не поднимался. Альтиери для сравнения и на своих территориях далеко не всех в лицо и поименно знал, а уж про другое побережье и говорить нечего было. Впрочем, дон Джакомо мог навести справки уже после того, как Сонни прибился к Торелли – здесь за сравнительно небольшой промежуток времени Пульсоне успел много, где засветиться и даже андербоссу организации по физиономии въехать, оставшись при этом живым и здоровым, и даже сотрудничая с ним до сих пор, чем в некотором роде уникальность свою продемонстрировал.
- Если у тебя какие проблемы с Джин, ты скажи, вдруг помочь сможем, – отойдя в сторону и придержав Фредо за локоть, Фрэнк негромко обратился к нему, давая понять, что слух о пропаже его дочери также вышел за пределы восточной команды. Узнав об этом, андербосс как и многие другие считал что девчонка просто сбежала. Она не знала отца двадцать лет и привязанности к нему не имела, не так уж удивительно, что решила послать его нахер и жить своей жизнью. Но и Фредерика, конечно, как отец Альтиери также понять мог – тот чувствовал ответственность за нее и беспокоился.
- Заводи, - кивнул проходившему мимо Пульсу и напрягся, услышав, что Грэг начал расспрашивать про Дэнни. Фрэнк, впрочем, с самого начала понимал, что этого разговора избежать не удастся. И стоило о нем вспомнить, как родственничек всплыл – поднялся на палубу, должно быть, из гальюна и окинул взглядом присутствующих. На Грэге он взгляда дольше, чем на остальных не задержал, уделив лишь донам особое внимание.
- Дон Сальваторе, дон Джакомо, - протянул руку каждому из них после того как Фрэнк его представил. – Большая честь для меня. Ну, так чего, может за стол переговоров уже? – кивнул в сторону кают, в одной из которых был накрыт стол с напитками и закусками, как бы подав команду Фрэнку и остальным начинать уже основную программу мероприятия. – Как вам яхта? – завязывая беседу, поинтересовался у высоких гостей, пока те перемещались с палубы во внутренние помещения лодки. Уж языком почесать Дэнни был всегда горазд. Сейчас однако это больше на попытку заговорить зубы походило. – Сестре нашего босса принадлежит. Красивая, по-моему, - посмотрев на мачту высказал собственное мнение и усмехнувшись уточнил, - яхта, - а не Тарантино. Хотя и Тарантино ничего, но в присутствии Пульсоне лучше такого лишний раз не говорить. Мало ли как поймет? - И скорость хорошую развивает. Пульс, сколько узлов берет? – крикнул, пытаясь дозваться до Сонни.
- А что у Гвидо сестра есть? – удивленно поинтересовался Сэл и оглядел собеседников.
Работники пристани тем временем помогали отшвартовывать им яхту и подсказывали Пульсу, чтобы тот вырулил, не задев ни одну из многочисленных стоявших здесь лодок.

+2

7

-  Преувеличиваешь, Сэл. У меня только того… cтриптиз-клуб открылся. – усмехнулся Майк Ринальди, услышав из уст босса Сан-Франциско очередное упоминание о своей женитьбе. За последние годы муссирование cлухов об изменении его семейного статуса с уверенным  называнием различных кандидатур уже стало привычным. Вот и в Нью-Йорке, первое о чем его спросил дядя Джимми, было, не вступил ли Ринальди в узы брака. Интересно, вот Фредо такой же закоренелый холостяк, чего же его об этом не спрашивают постоянно? Беседуя с Молотком, капореджиме краем глаза следил за происходившим вокруг. И краем уха тщательно прислушивался к тем разговорам, которые велись.
- В девяносто четвертом, Фрэнки. Ты тогда, напомни, в какой класс ходил?  - губы Сальвиатти расплывались в улыбке, он отвечал на шутку шуткой, но его глаза, по обыкновению, не смеялись. Затем благодушно покивал лысой головой – Передавай привет, и Гвидо, и дядюшке. Отъехал на своей автоматизированной колеснице в сторону, к другим присутствующим. В то время, освободившись от присутствия дона,  Роберто Гвендони приблизился к Фрэнку, слегка хлопнул того по плечу – Ну как оно, Большой Ф.?. Как Джуниор? Мой Тони вот в Дартмут прошел – в  голосе андербосса из Лос-Анджелеса звучала гордость счастливого отца. Усмехнулся – Хотя когда мы ходили недавно на матч «Доджерс» с  «Нью-Йорк Метс», вопил, как в начальной школе.
Тем временем, Cальвиатти,  милостиво покивав головой объяснениям Пульсоне, уже отвечал Фредерику. – Поверь мне как четырежды отцу и девять раз деду,  чем дальше будет, тем интереснее. Секунду помолчал. -  Ты, кстати, женился, болтают? И вроде с новой женой был на открытии Майкова клуба? Стоявший неподалеку Ринальди ухмыльнулся и чуть было не дал сам себе пять – вот он, момент справедливости, не только его вымышленную личную жизнь обсуждают. И тут же пожалел Фредо – до чего в преломленном виде сплетники в итоге изображают реальные события.
- У нас там в каюте твои любимые сэндвичи с лобстером есть, надеюсь ради них забудешь о фигуре? – спросил  Майки-бой у Сэла-Молотка. -  Джоуи, как думаешь, сегодня у нас все не за рулем или кому-то придется томатный сок налить? – фыркнув, обратился Ринальди к консильери ДиНаполи. Разумеется, это было стебом, когда это гангстеров останавливала пара принятых на грудь стаканов, если возникала необходимость сесть за руль своего любимого «линкольна» или «кадиллака» - Фредо, тебе мартель, разумеется? -  подмигнув, Ринальди улыбнулся капитану восточной стороны, напоминая ему о той пресловутой попойке на стройке,  когда якобы не употребляющий спиртного мафиози-аристократ вдруг весьма лихо налег на коньяк. Ну так сегодня повод не меньший – встречаются ведь криминальные заправилы из трех крупнейших городов Калифорнии,  делить самый жирный за последние годы пучок зелени. И такое дело решать под шипение минеральной воды просто неприлично.  Вопросительно глянул на Альтиери, не пора ли звать гостей за стол. Cам приглашать не стал – главный тут Фрэнк, он представляет Гвидо, является здесь хозяином, по сути.  Ему и распоряжаться.
Но вся эта гангстерская деликатность и соблюдение  негласного церемониала пошли прахом  - ибо в дело вступило чудовище по имени Даниель Росси.  Который, после того, что натворил,  не только не стал держаться потише, но  и оживленно полез в общение с донами Сальвиатти и Моретти, распоряжаясь грядущим пиршеством словно он тот был cnfhibv, а они с Фрэнком и Фредо так, погулять вышли.  Ринальди с трудом удержался от того, чтобы не застонать и не изобразить популярный в Сети жест, который молодежь именовала «фейспалмом». Ему изначально касалось, что  брать с собой Дэнни до того, как урегулирован их конфликт с Бурундуком, не лучшая идея. Но что поделать, если их Семью в Сан-Диего представляет именно он, а сегодня Сан-Диего наверняка станет предметом обсуждения? Из-за спины Сэла-Молотка Майки-бой Ринальди скорчил Дэниелю упреждающую гримасу.
Пожевав бледными стариковскими губами, Большой Джек Сальвиатти с искренним интересом посмотрел на протянутую руку Росси.  Неотрывно смотрел несколько секунд.  Его подручный, Гвендони, замер около своего шефа словно сделавший стойку на дичь сеттер. Так уже повелось в Семье Крусанти, где  ловить малейшее желание босса постепенно стало гарантией выживания.  Это было обеспечено теми штабелями трупов солдат, капо и даже членов администрации собственной организации,  которыми был выложен долгий трудовой путь  старого босса.  Даже намека на какую-то самостоятельность тут не было, и андербосс был лишь первой из гончих в понукаемой сжимаемой в морщинистой ладони Сальвиатти дубинкой стае, которой надлежало бросаться на того, на кого укажет хозяин. Устраивало ли такое положение вещей Роба Гвендони, веселого и инициативного мужика, был другой вопрос. Но его никто не спрашивал.
- Стол дело хорошее. Я лично,  по праву  четырежды отца и девять раз деда, которому девкам нравится не надо, намерен закусить плотно.- наконец среагировал на слова родича Джульетт  престарелый  Джакомо, но в то же время словно не замечая Дэнни. Он посмотрел на Фрэнка, тоже ожидая от него приглашения, затем многозначительно покосился на своего подручного. Который тут же принял сигнал.
- Здравствуй, здравствуй, Дэнни. А Грега принимать  тут тебе, стало быть, не честь? –  с недоброй ласковостью спросил он, кивая головой на Феррони. Затем он придвинулся к Альтиери и Ринальди, дернул черным усом.- Фрэнк, Майки…  Мне не хотелось бы омрачать вечер, но…  Думается,  помимо ситуации с дорогой, нам придется обговорить  и иной вопрос. У нашего друга здесь есть обоснованная претензия  к Дэниелю. Почему он обратился именно к этим двоим, было ясно – Франческо тут замещал Гвидо и был ближайшим  родичем Росси, а Майк был капитаном южной команды, в которой Дэнни вроде как состоял, хотя реально уже довольно давно безвылазно сидел в Сан-Диего.
Историю про связи между Агатой и их главой Майк Ринальди освещать не стал, оставив это дело другим. Но тоже нашел нужным окликнуть Пульса. - Красивая и вместительная для таких габаритов. Сонни, сколько здесь кают, не подскажешь?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-03-25 17:56:52)

+3

8

Кто на ком женился, кто там сколько раз отец, дед или прадед, и кто в какой класс ходит - на высшем уровне начали нудеть, словно на благотворительном балу, и Сонни мог только порадоваться за Агату, которой здесь не было; предоставить им яхту на пару дней было довольно хорошим решением - в какой-то степени участвуя, она могла и не присутствовать... Пульсоне же, вспоминая свой опыт обращения с судами всех мастей, малыми и не очень, был нужен тут в качестве рулевого, поэтому свалить имел возможность разве что до пристани, бойко, но и не слишком громко, чтобы не мешать разговору остальных, общаясь теперь с её работниками, отшвартовавшимися яхту, и дымя сигаретой - вот здесь уже была больше его стихия. Правда, и здесь ему покоя особо не дали, не позволив выпасть из тусовки окончательно, начав приставать с вопросами.
- Двадцать пять! - отозвался подняв в воздух руки, на правой показав два пальца, а на левой - пять; имея в виду не семь узлов, разумеется. Дэнни всё-таки вылез на свет, эхо его голоса доносилось даже до Пульса, и судя по тому, что он видел, когда поворачивался в сторону яхты - тот уже успел докопаться до всех, кого видел вокруг себя. И вообще, Сонни и с самого начала не исключал, что по итогам встречи они не только о железной дороге договорятся, но и в море что-нибудь сбросят, примотанное к тяжёлому, или им с Ником (а возможно, Майком, Фредо или Бурундуком тоже) придётся куда-нибудь что-нибудь в срочном порядке отвозить... Впрочем, время покажет. Отпустить же Дэнни в Сан-Диего явно идеей тоже была не лучшей, сродни той, как озверевшую овчарку выгнать жить в лес. Учитывая, что Сонни с тем "лесом" и сам контакты имел, своим поведением Даниэль и на него тень отбросит...
- Три! - откликнулся, тоже показав на пальцах. Каюты, конечно, не особо большие, третью и каютой назвать нельзя, по сути - скорее помещение для матросов, с парой коек, место явно не для донов. Впрочем, они ведь не жить собираются на этой яхте (хотя даже если у них мотор откажет, а на море будет штиль, какое-то время они всё равно протянут - с таким шикарным столом, с такими подкожными запасами, как у Молотка и инвалида-колясочника, точно с голода за два-три дня не помрут), капитанам и солдатам Семьи Торелли на обратной дороге хватит и тех двух кают, чтобы отдохнуть, Сантино же по возвращению домой отоспится.
Выбросив сигарету, и стараясь удерживать в голове советы тружеников пристани по тому, как лучше вывести плавсредство из доков, Пульсоне вернулся на палубу, но вскоре снова скрывшись из глаз, только плеснув себе немного коньяка в бокал; ему-то за столом присутствовать особо некогда, да даже и не особо к лицу влезать в дела больших людей, руки будут заняты рулевым колесом - но поддержать остальных тоже необходимо при этом. Так что бокал встал на столик в капитанской рубке, рядом с лежавшей там же капитанской фуражкой, которую Сантино не стал одевать, не желая никого спровоцировать аналогией со словом "шкипер", и с другой стороны - себя не желая олицетворять, как обслугу. Яхта плавно тронулась с места, выруливая из бухты. За шумом мотора голосов остальных стало и вовсе не слышно, появилось время подумать о своём - о позавчерашней встрече с дочерью одного из своих знакомых по тюрьме, к примеру...

На лице Грега, на его руках, сжимавшихся в кулаки, небольшие, но крепкие - действительно, как бурундучьи лапки, - тем временем, было написано, как тяжело ему было сдерживаться - очевидно, что только присутствие его боссов рядом, особенно дона Сальвиатти, его и тормозило; если бы он сорвёт эти переговоры - скорее всего, присоединится к своему племяннику, вместе и с Дэнни тоже, здесь уже не Сан-Диего, где он мог бы диктовать свои условия - и Джакомо, даром, что опирается на семейные связи, вперёд бизнеса их никогда не ставит.
- При всём моём уважении, Фрэнки, мой племянник сейчас даже подтереться сам не в состоянии, а твой, который в этом виновен, на яхте плавает и ест за чужой счёт. Ты собирался сделать с этим хоть что-нибудь? - запас терпения у Ферроне не то, чтобы мал, но ограничен; и если Торелли ничего с этим делать не станут - то вполне может сделать что-то и он сам, тем более - в Сан-Диего, который он знает лучше, чем все присутствующие вместе взятые. Его родственник и подопечный лежит в тамошней больнице, которая ещё и выставит за лечение хороший счёт, но это ни в какие сравнения не идёт с тем, что придётся заплатить в будущем - а ноги парню и вовсе никакие деньги уже не вернут, если у врачей это сделать не получится. - Я не могу вести бизнес таким образом. Я требую компенсации. - может, у них там, в Сакраменто, такой беспредел и считается нормальным, но он даже в Сан-Диего, где большая часть жителей и по-английски-то говорят с акцентом, сумел навести порядок, и этот порядок будет поддерживать, пока является тамошним представителем интересов дона Джакомо, думал Ферроне. А Сальвиатти, как четырежды отец и девять раз дед, и вовсе должен понимать его, как никто другой - хотя и делает вид, что не слышит этого разговора, заместив себя Робом, больше по стратегическим причинам, чем из-за того, что ему вся ситуация по боку.

+2

9

Поведя головой, Фредо едва заметно утвердительно кивнул в ответ андербоссу. Он его услышал, это было более, чем достаточно. Иной раз молчание в ответ, не есть пренебрежительным жестом или "пропуском мимо ушей". Иной раз, это ценнее всех выхлопов исходящих со рта человека. Можно сказать хоть тысячу слов в ответ, но даст ли это толк? Порой, не всегда.
Доверие создается годами, особенно в таких кругах, как к примеру, семья Торелли. Здесь не важно количество брошенных фраз, а скорее, умение доказывать на деле. Нет, это совершенно не означало, что завтра он встанет и потребует каких-то действий от них. Но, правда. "Семья, это семья." Вот он большой и жирный плюс всем, кто завязан в мафии. Это не лесть, обычное констатирование фактов.
Иной раз, и рукопожатие может многое подсказать. Казалось бы обычный жест приветствия, но он более весом, чем тысячу фраз о благополучии или здоровье. Жесты, как и глаза не врут.

Хотя, при нынешнем расположении вещей во всем мире, когда люди стали носить линзы, вместо естественных глаз, и когда тональность в голосе меняется с каждой секундой, гораздо проще молча кивать "да" или "нет". Ведь, по сути, все эти всплывающие разговоры о женитьбе Майка, что несомненно, сам Фредерик ради хохмы вспомнит капо южной стороны, или к примеру, разговоры о яхте Агаты, которая к слову, была в действительности хорошей. Хотя, сам Клементе и не был знатоком в морских делах, вот байк - да, его он уже с удовольствием разобрал бы по частям и собрал обратно. Но, это упущение из основного хода событий. Все это, не более чем, настраивание инструментов. А в данной ситуации, как подоплека к предстоящим разговорам и решениям. Это возможность наладить определенную волну в непринужденной и дружественной обстановке.
И сейчас не стоило зацикливаться на своих личных проблемах. Личное, всегда было и есть личным. По факту, даже эти встречи с "коллегами" из Лос-Анджелеса являются не чем иным, как прямыми обязанностями того же Фрэнка, да и в целом обоих капитанов.
-  Ты, кстати, женился, болтают? И вроде с новой женой был на открытии Майкова клуба?
А как красиво все начиналось. Но, к подобного рода вопросам, он был готов. А впрочем, их задавали ему часто и не всегда впопад. Это, своего рода, очередная подоплека к разговорам обо всем и ни о чем, а то, что исходя из логических соображений, это неверно... А какая разница? Мы посмакуем, все что смакуется на досуге, в перерывах между лобстерами и разговорами о железной дороге. К слову, о последней никто еще не завел тему, хотя изначально именно она была веским поводом этого семейного пикника в водных пучинах.
Всунув руки в карманы брюк, Фредо довольно иронично улыбнулся:
- Видимо, злые языки упустили тот момент, что "жена" моя так похожа на меня.
Иди дочь на жену... И даже если сейчас ему ткнут носом в то шедевральное выступление Джины в обнимку с шестом, пожалуй, капитан найдет все равно пару добротных слов, выгородит свое "потерянное" чадо и еще подумает над тем, чтобы ее засватать. Но! Это доля юмора от меркантильной душонки мистера-дэнди. На деле же никто и не думал сватать Джину, ее бы для начала найти и притащить в отцовский дом, где Ветта уже впала в депрессию, а Мэнни, как шкодливый пес, поджал хвост.
- Фредо, тебе мартель, разумеется?
Но, нет. Здесь Майки несколько ошибся. У Клементе были иные мысли на сей счет. Скажем так, культ здорового тела опять вошел в моду и так же напоминал о себе, каждое утро, когда мафиози вставал на беговую дорожку. Точнее, это было своего рода распутьем. Тот культ говорил одно, но мозг кстати повелся на предложение Майка. И как минимум, лишь потому, что та предстоящая тема в действительности располагала сама по себе к тому же алкоголю.
Улыбаясь своей кошачьей ухмылкой, словно напоминая Ринальди стройку... иф ю ноу, вот ай мин! Клементе бегло и утвердительно кивнул, указывая пальцами примерно сколько он планировал сегодня выпить. Конечно, это еще один повод для злых языков поговорить, а впрочем? Ведь голове утром болеть его, а не их. Да, и вопросы крайне любопытные все-таки стоит решать на полу-трезвую голову, а может, он просто завел себе манеру быть не таким как все. Даже, черт возьми, в Коза-Ностре! Этакий, гадкий утенок среди ... неважно.
- Мартель, мартель.
Говорите, говорите... Я послушаю.

Отредактировано Frederick Klemente (2015-03-29 18:23:14)

+3

10

- Кто бы мне напомнил, дон Джакомо? – посмеявшись, ответил на шутку престарелого босса. С памятью у Фрэнка было в порядке – из тюрьмы он тогда вышел – но углубляться в воспоминания того давнего эпизода, когда ему пришлось полдня просидеть в машине у пристани, не стал. К чему это? Вряд ли Сальвиатти в том девяносто четвертом знал о его существовании… Что, кстати, и неплохо вовсе. Вспоминать самого себя и свои поступки в двадцатилетнем возрасте Фрэнк без фразы «oh, my god» не мог, он и сам поражался, как умудрился остаться тогда живым и отсидеть всего лишь два года. Покивав утвердительно головой в ответ на просьбу передавать привет дяде и Гвидо, андербосс повернулся к андербоссу лос-анджелесскому, также решившему справиться о состоянии дел в семье своего «коллеги», а заодно успехами собственных чад похвастаться, и положил ему руку на плечо.
- В Дартмут? – искренне удивился, памятуя о том, что Тони, сын Роба, учился довольно посредственно, и как рассказывал Гвендони-старший однажды чуть из школы не вылетел. Должно быть, папаша очень хорошо вложился в образование отпрыска, раз уж его взяли. Или за пару последних лет он наверстать умудрился? – Круто. Но не слишком ли далеко? – выбирая с Алессией университет, где можно получить медицинское образование, они, разумеется, и Дартмут рассматривали, однако в конечном счете отмели его, потому как находился он, аж на другом побережье. – У меня Алессия в прошлом году в Калифорнийский поступила, здесь, рядом. Зато под контролем моим, - усмехнулся. Или же скорее под материнским контролем, что, в общем, тоже не плохо. – Джуниор в школе учится...
- Господи, да обменяйтесь уже контактами в фейсбуке! – не дав закончить, вклинился в разговор Дэнни, уставший слушать о многочисленных родственниках, которых у них, итальянцев, всегда навалом было. – Мой племянник будет самым крутым бейсболистом. Знаешь, какая у него подача? – изобразил замах. – Это кстати я его научил. Я ведь тоже в школьной команде когда-то играл.
- На скамейке запасных сидел, - хмыкнув, поддел разошедшегося кузена.
- Я самый младший там был!
- Коротышкой  ты был, называй вещи своими именами. О, Доджерс и Метс? – услышав от Гвендони название команд, на игру которых они с Майком и Джуниором также ходили, Фрэнк встрепенулся и переглянулся со своим лучшим другом, который в это время болтал о чем-то с представителями Семьи из Сан-Франциско. – Мы тоже, - кивнул головой, впрочем, говорить о том, что ездили, не стал, чтобы случайно не попасть под подозрение в убийстве Алессандро, их бывшего капо, которого они с Ринальди ушатали после игры в тот же день, - смотрели. Хорошая игра была. Все вырваться хотим, и приехать, ну чтобы вживую посмотреть, ты же знаешь, мой сын тащится от Доджерс, да времени нет. Но как-нибудь обязательно заскачем. – Оставив Роба, который тем временем решил справиться о личной жизни Фреда, Фрэнк подошел к Майку и Сэлу, разговаривавшим о еде. – Да, полянка у нас будь здоров. Доменике ничего не скажем, можешь расслабиться, - подмигнул Молотку, которого впрочем такие шутки кажется мало вселили. Лишить итальянца возможности вкусно и сытно есть? По истине бесчеловечно. Оттого видать грусть в его глазах и читалась. – Главное Пульсу не наливайте, а то потопит нас еще.
- У вас тут парни разве что шлюх не хватает, - посмеявшись, отметил ДиНаполи, которому вечеринка, то есть деловые переговоры, все больше и больше приходились по душе.
- Шлюхи в порту как положено. Устроим по прибытию.
Пйомав на себе тяжелый взгляд Сэла, Альтиери хотел было скомандовать уже перемещаться за стол переговоров, однако опередивший его Даниель взял эту честь на себя. Фрэнку мало что оставалось, кроме как кивнуть головой и повести гостей в каюту.
- Четырежды отец, девять раз дед, - отворачиваясь, бубнил Дэнни, так что вряд ли кто-то мог разобрать его речь помимо него самого. – Девкам ему не надо нравиться по другой причине… парализованы поди у него не только ноги, - сдерживая смех шепнул рядом с ухом Ринальди и воровато обернувшись удостоверился что никто больше этого не слышал. А когда все же мистер Сальвиатти обратился к нему, быстро вернул лицу серьезное выражение.
- Грега? – посмотрел на Феррони и кивнул головой, - рад ему очень. – Разумеется, рад Даниель не был, но сказать что-то другое он не мог, на том, что им с Грегом необходимо выяснить отношения настоял и Фрэнк. В присутствии боссов это делать лучше всего – так можно избежать ненужной крови. Никто ведь не станет в их присутствии хвататься за пушки?
- За чужой счет? – не сдержался-таки кузен андербосса. – За твой что ли? – Учитывая, что Дэн засылал Майку и Фрэнку, организовавшим это, он не считал, что кормился здесь за чужой счет.
- Дэнни, заткнись ради бога, - одернул его Альтиери, надеясь, что и Сальвиатти своего Бурундука сдерживать будет, если тот вдруг начнет перегибать. – Грег, - обратился к капитану лос-анджелесской Семьи, - нам всем очень жаль, что так вышло с твоим племянником. И Дэнни тоже сожалеет, - выразительного взгляда на кузена хватило, чтобы тот хотя бы промолчал в ответ на это, что в определенной интерпретации можно было счесть за согласие. – Но давай будем честны друг с другом. Питер, - так звали его племянника, - тоже себя не вполне корректно повел, наехал на члена нашей Семьи и его хорошего друга, - пускай и не в прямом смысле наехал в отличие от Дэнни, и, тем не менее… Племянник Грега ведь и сам решением вопросов занялся, не утруждая себя культурным диалогом. Фрэнк не собирался «скармливать» кузена своей жены и члена организации в угоду дипломатическим отношениям. Не из-за Питера Феррони по крайней мере, который также ясностью рассудка не отличался, и пользуясь покровительством своего дяди пытался строить из себя хозяина в городе, не стесняясь посылать нахер уважаемых людей, пускай и приезжих. Дэнни рассказывал, что этот Питер со своими приятелями недоумками приперся в заведение его друга, которое тот прикупил, и разгромили там бар с выпивкой на кругленькую сумму, дескать, это их территория. Попытка поговорить с ним закончилась известно чем… Фрэнк, в общем-то, не исключал, что это сам Грег зеленый свет дал на то, чтобы прижали начинавшего разворачиваться в Сан-Диего представителя Семьи Торелли.
- И чего ты хочешь? – любопытства ради поинтересовался андербосс, параллельно с этим откупоривая бутылку вина. Мартель – это хорошо, но пока им лучше трезвыми оставаться. Когда пожмут руки, вот тогда налечь и на напитки покрепче можно будет.

Отредактировано Frank Altieri (2015-04-01 10:12:31)

+2

11

Разговоры продолжали струиться, подобно мирно журчащему ручейку. И никто со стороны бы не сказал, что эти дружелюбно беседующие о детях и университетах люди при необходимости готовы бы были схватиться за стволы – и если бы дело дошло до дележа бизнеса,  без тени сомнений залили бы кровью всю белоснежную палубу великолепной яхты. Но Майк Ринальди был стреляным воробьем – и потому сегодня скорее прислушивался к болтовне, чем позволял себе ею увлечься, постоянно памятуя о лежавшем в кармане глоке (пусть и немедленная схватка между собравшимися здесь шишками была крайне маловероятна).
- Вырос уже, пусть в Дартмуте научится самостоятельности. А то здесь с него Патриция прямо пылинки сдувает. Ну, а ты Джуниора куда думаешь направить? -   продолжил тему  об отпрысках Роб Гвендони, но тут сей степенный разговор прервал неугомонный Дэнни со своим рассказом об бейсбольных успехах Фрэнка-младшего. Гвендони с  интересом приподнял бровь. – Да ну? Я и сам неплохим питчером был, когда учился. А ты, Майк, играл в команде?
- Нет. – лаконично ответствовал Ринальди, которого этот факт несколько уязвлял еще с детства и на котором он не хотел акцентировать особого внимания. Вместо этого раскурил сигару и с некоторым усилием засунул ее в зубы – ветер дул сильнее и грозился вырвать из рук изделие страны победившего социализма.  Вместо этого улыбнулся Фредо.
– Присоединюсь к тебе, насчет мартеля, мне этот напиток счастье приносит. И в самом деле, ведь они с Фрэнком пили его и в тот день, когда отжали клуб у Рубинштейна. Выпустив изо рта несколько дымовых облаков, ганrстер обратил свой слух к беседе между доном Сальвиатти и Клементе.
- Значит, наврали, все время врут. – резюмировал босс Лос-Анджелеса  разговор по поводу женитьбы Фредо, затем сменил предмет разговора. – А ты, значит, тоже темой с дорогой интересуешься? Собираешься инвестировать? Вроде ты раньше не занимался строительством.
- Фредерик умеет видеть выгодные перспективы, у него этого наследственное. – заметил Майки-бой, поглядывая в окно на разбивающиеся о борт судна черные волны.
- Много слышал о твоем отце, Фредо. Говорят, чуйка на деньги у него было прямо-таки врожденная. – произнес Сальвиатти, и протянул к капитану южной стороны  свою собственную сигару, вдвое толще, чем Майкову. Когда Ринальди чиркнул зажигалкой, та оказалась еще и весьма вонючей, словно набитой какими-то адскими корешками из котла ведьмы или русской махоркой, например. – А вообще, по моему, главный принцип бизнеса – позаботьтесь о своих центах, а доллары сами о себе позаботятся. Не согласны?
Дэнни, тем временем, продолжал школьничать и острить, нашептывая на ухо Майку различные замечания насчет Большого Джека. Тот в ответ прошептал – Ну мозги у него точно не атрофировались, так что осторожней будь.
Начавшаяся дискуссия о племяннике Бурундука прервала все эти буколические рассуждения, делавшие слет бандитов похожим на  семейное барбекю на природе. Так сказать, сорвала маски,  обнажила шпаги из ножен – правда, лишь наполовину и как бы прикрыв сверху шелковыми платками. И Майки-бой, который должен был защищать и своего солдата, и свою Семью,  не мог не принять участия.
- Все так, как сказал Фрэнк. Нас очень огорчает происшедшее. Блять, у меня у самого племянник есть, и когда молодой, в расцвете сил, парень вот так попадает в больницу – это ужасно. – капореджиме печально покачал головой. Затем поднял глаза на Феррони.  - Но, Грег, у нас жесткий бизнес, тут принято отвечать за слова и действия, тебе ли не знать. Дэнни –  член организации. Если на него наезжают, он обязан ответить. Пусть не таким страшным образом, но…  Согласись, что Питер поступил необдуманно, попробовав откусить то, что ему не принадлежало. И  необдуманно, забыв об уважении  к « своим парням». – если это Бурундук приказал родственничку наехать на бар,  которому покровительствовал солдат Торелли, то это другая тема. Способная вызвать более серьезные разборки, чем самодеятельность молодого дарования и несоразмерный ответ ебанутого кузена Альтиери.- Но, повторюсь, я не могу оправдывать поступков нашего друга...  Однако вред можно исправить. Что врачи говорят, Грег? Что нужно, чтобы поставить его на ноги? Операция?
Роберто Гвендони было открыл рот,  казалось, готовый согласиться с доводами, но здесь Сальвиатти  кинул  на Альтиери взгляд cвоих водянистых глаз. Его замашки благодушного дедушки вдруг разом пропали – и никто бы не сказал, почему  это произошло так резко и внезапно. Тем был и опасен дон Лос-Анджелеса, ты никогда не знаешь, когда он нанесет удар.
- Вот что я скажу, Фрэнки, Грегори. Мне насрать.  Насрать, кто там из ваших родственников кого как давит, плюет на капоты, бьет посуду в барах. Насрать, понимаете? И если Питер хамит посвященному, должен понимать, что в ответ может прилететь, и не только кулак, но и пуля. Молчи, Грег, я пока говорю.–  голос Большого Джека Сальвиатти стал еще более хриплым и низким, чем обычно, он рокотал, как рассерженный водопад. – Но суть вот в чем. У тебя отличная семья, отличный дом. Что бы ты сказал, Франческо, если  бы к тебе домой пришел какой-то чужак и попытался бы оттеснить тебя,  на том основании, что у него хер больше? Принял бы это как разумный довод, э? Так вот, Сан-Диего – наш дом, мой дом. Его держит Грег для меня – и они с Питером там свои. А Дэниель приезжий, пусть и ваш с Майком посланец. Вас мы глубоко уважаем. Но если Дэнни работает там, то должен уважать права хозяев. Согласовывать с ними свои действия. А не хватать самовольно, что под руку попадет – и потом калечить одного из наших на том основании, что у него хер больше. Понял мою логику? Босс приподнял кустистые седые брови, глядя на Бурундука –Тебе Дэнни  что-то говорил насчет своих планов на ту харчевню?
Затем попыхтел, почесал высунувшееся во время монолога из-за края рубашки брюшко – круглое, крепкое, поросшее жесткими волосами.  И протянул бокал к Фрэнку, ожидая пока тот откроет бутылку.
- Ну да впрочем... Ссоры между своими всегда не к добру. Мы же здесь одно дело делаем. Давайте подумаем, как решить этот вопрос с мальцом и Росси. Грег? – его голос опять стал псевдодобродушным. Но Майкла, как и раньше, он обмануть не мог.
- Ах он, сукин сын. Теперь ясно все. Для него тема с Питером и Дэнни – лишь предлог для того, чтобы утвердить свое  главенство в Сан-Диего. Заострить тему, что там все его, а у нас нет ни шиша полномочий. И соответственно не пустить нас в местные строительные дела по дороге. Или скинуть с барского плеча какие-нибудь объедки.
- Кажется, пора уж останавливаться, далеко зашли. Не в Тимбукту же плывем? – хладнокровно сказал Майкл вслух, выглянул из каюты и громко крикнул – Эй, Сонни! Ставь на якорь где-нибудь и давай к нам, винца выпьем.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-04-05 19:53:22)

+2

12

[NIC]Greg Ferroni[/NIC]
[AVA]http://s018.radikal.ru/i505/1504/9c/e68dce80eb63.jpg[/AVA]

Дэнни перемещался по палубе, а вслед за ним - перемещался и внимательный взгляд Бурундука, не сходя с парня ни на секунду. Грегори словно сверлил его глазами, подмечая каждое его движение, каждый шаг, считывая мимику, насколько позволяло зрение в его не таком уже молодом возрасте; думая, что племянник Фрэнка нервничает - льстил своему бандитскому самолюбию, предполагая, что нервничает он именно из-за него, но и злился из-за этого в три раза сильнее, скорее чувствуя, ну или додумывая, что ещё хуже, чем слыша шуточки, которыми он пытался перебрасываться с Торелли. Но ярость свою пока способен был сдерживать, оставляя её где-то на предельном, но не запредельном уровне - чуть было не сорвался, правда, когда Дэнни огрызнулся в ответ, но Фрэнк его осадил вовремя, и Бурундук не успел рвануть исправлять руками то, что пока можно было бы исправить словами. Откровенно говоря, Грегори был бы счастлив увидеть Даниэля в соседней от своего племянника палате, но рассматривал так же и другие варианты, помня один нехитрый принцип - что с мёртвых процентов не спишешь. А инвалид, соответственно, работать в полную силу не способен. И хотел уже было напомнить об этом, как в разговор вступил дон Джакомо. К слову об инвалидах...
И ведь Сальвиатти был прав - Сан-Диего давно уже являлся территорией Семьи Крусанти; ни Торелли, ни лично Фрэнка или его подручных-родственничков туда никто не звал ни с какими студиями, и он не стал возражать ранее, позволив им обосноваться там, просто назначив свою цену (рассчитывая на то, что команда Фрэнка и его команда, объединив усилия, смогут создать более надёжную защиту от правящих тут "коренных" латинсов)- но теперь, когда начались проблемы, уже жалел об этом. Или по крайней мере - о том, что не запросил больше.
- О, оставь ты, Христа ради, сожалеет он!.. - отозвался на слова Фрэнка. Дэнни и сожаление - слова, которые в одном предложении смотрятся, как мясо на одной тарелке с шоколадом, он жалеет разве что о том, что закинуться не может прямо при всех, и не о чём больше. - Мне он ничего не говорил. А вот Питер упоминал, будто Дэнни решил, что этот бар процентом облагаться не будет. Фрэнк, это было чьим решением?
По своей сути, такие места, как Сан-Диего - попросту карцеры, куда сливают всех тех, кто не смог удержаться на основных территориях Мафии - самых неудержимых, борзых и отпетых бандитов, решительных, но не признающих ничьего главенства. Грегори сам был одним из таких; его племянник был одним из таких, и большая часть его команды была соответственной этому месту - под стать и Дэнни, и Пульсу, что тоже какое-то время не был угоден Фрэнку в Сакраменто. Даже самые злобные, не поддающиеся дрессировке, псы могут принести пользу - с этим рассчётом Джакомо Сальвиатти когда-то отправил Бурундука в Сан-Диего, заранее зная, что когда тот подомнёт часть его террторий под себя, останутся два варианта - убрать его, заменив кем-то более сговорчивым, либо - оставить королём этой доходной помойки. И Феррони это тоже понимал.
- Я хочу, чтобы Дэнни оплатил все медицинские счета Питера. Не ты, Фрэнк, - Бурундук тыкнул пальцем в Даниэля, - а лично Дэнни, из своего собственного кармана. -  чтобы он стал его личным должником. И Грегу было точно так же насрать, как дону Джакомо, каким образом парень собирается эту сумму выплачивать - залезет в другие долги, ограбит кого-нибудь, пусть хоть милостыню идёт просить на порог тамошней церкви - если с его итальянской физиономией кто-то из местных ему подаст хоть цент. - И ещё я хочу, чтобы Дэнни извинился перед моим племянником. Лично. Ну а бар этот... - Бурундук почесал голову. - На хрен долю. Питер станет его официальным совладельцем. - учитывая, что работать на Семью он уже вряд ли сможет в любом случае, ему очень не помешала бы такая прибавка к инвалидной пенсии - законный бизнес, легальный доход, и опять же, парень при деле окажется - если умудрится не профукать бизнес, так и вовсе до конца дней будет обеспечен. К тому же - и Торелли, и Крусанти, будут иметь в Сан-Диего общее заведение, где всегда смогут присесть, выпить, поговорить - и это их сближению может поспособствовать. Бурундук переглянулся с доном Сальвиатти, ожидая его одобрения либо неодобрения.

- Сейчас сделаем, шкип! - отозвался Сонни, показав Майку большой палец. Можно было бы хоть в Японию уплыть, если из Страны Восходящего Солнца их не торпедируют, даже запас горючего небольшая проблема - если закончится, паруса можно будет спустить. Он, конечно, не профессиональный моряк, да и не моряк вовсе, а морской пехотинец, это разные вещи, но с этим тоже бы как-нибудь справился - при помощи Дэнни, так и тем более. Но с такой командой далеко уплывать как-то стрёмно, того и гляди, никакой торпеды не понадобится... Сбросив якоря, Пульсоне, с уже опустевшим стаканом в руке, вскоре вошёл в каюту к остальным, почтительно кивнув донам, и подошёл к столу, чтобы плеснуть себе выпивки.
- Ну что, они договорились до чего-нибудь? - задал вопрос Фредо и Никколо вполголоса. Может, и стоило бы послушать... кажется, он единственный здесь, у кого нету ни детей, ни жён, ни племянников; но это ведь тоже не навсегда, Пульс планировал перемены в скором будущем. А впрочем, быть может, они уже наступили...

[SGN]http://s018.radikal.ru/i503/1504/27/66dedc1c366b.png[/SGN]

Отредактировано Sonny Pulsone (2015-04-01 09:36:33)

+2

13

Разговоры обо всем и ни о чем. Фредо все ждал, ждал. Когда затронут ту тему, ради которой и состоялся этот "водный" пикник. Но, пока шли беседы, да и попойка намечалась, судя по всему. Вертя в руке стакан с мартелем, он слушал. Временами улыбался, кивал головой или заинтересованно наблюдал за ними.
Нет, это было все не потому, что не интересно. Скорее, в рутине своих дней, Клементе привык настраивать жизнь так, что такие отдыхи бывали такой редкостью, что даже удивляли своей открытостью и простыми разговорами "ни о чем".

Мартель, конечно, не приносил счастья, как Майку... Но, разряжал обстановку. С той лишь разницей, что для непьющего человека, он был несколько ... Хотя, нет. В тему. Как раз здесь и сейчас.
– А ты, значит, тоже темой с дорогой интересуешься? Собираешься инвестировать? Вроде ты раньше не занимался строительством.
Верно. Не все злые языки, значит, обсуждают его семейное положение. Но, упустить такой злачный шмат? Да, еще если ты Фредерик Клементе? О, нет. Извольте, даже если роль в этом деле у него будет посредственная, он все равно сунется. Лишь потому. Лишь потому, что финансы - его стихия. Инвест. Да, пожалуй, это идеальный вариант для таких "белых воротничков", как сам Фредо. Подпирая голову рукой, капо перевел взгляд и поджав не надолго губы, услышал Майка.
- Да, это верно. Строительство не мой конек. Но, мой конек финансы. Этот проект слишком злачен. И здесь все это понимают, - сделав глоток мартеля, он продолжил, - и я в том числе. Инвестирование - да. Я, вполне, могу на это пойти и пойду. Дорога всем нужна.
Даже если я и не занимаюсь стройкой. М-м-м. Такой проект и обойти мимо? Не-не-не.
Слишком много амбиций. Но, пожалуй, их здесь хватало с лихвой и при хорошем раскладе яхта Агаты уже под тяжестью этого качества должна была пойти ко дну. Но, Сонни сбросал якорь, а его солдат Никко молчал.
К слову, этот малый старался всегда молчать. Это был его большой и жирный плюс. В отличии от Мэнни, Никколо умел слушать, слышал и... молчал. Он, как записная книжка, самого Фредерика. Но, вот что было странно для самого капитана, его солдат не пил. То-ли преследовал тот же культ здорового тела, то-ли отвращение было. Хотя, он был единственным трезвенником в команде Фреда, не считая самого капо.

- Ну что, они договорились до чего-нибудь?
Пожав плечами, Фредо так же тихо ответил:
- Да, нет. Ты как раз вовремя. Только начали и от прелюдии медленно перешли к самому главному.
Это не был сарказм в сторону собравшихся, хоть и отчасти он тоже. Это, констатирование факта. Не выдержав, Фредо обернулся к Сонни и с юмором проговорил:
- Ну, что Сонни, выпей с нами.
Глядишь и разговоримся по делу. И хотя, мысль относилась не только к Пульсу, это скорее касалось всех в общем. Да, Клементе в некотором плане хотел услышать мнения всех, касательно строительства скоростной дороги. Вкладывать деньги нужно с умом! - скажет вам Фредерик Клементе. И вот этот проект мог быть таким, вернее, он станет таким. А у каждого здесь свои взгляды и интересы. Его взгляд всегда упирался в финансовую сторону, но оно и не удивительно.  Ведь совсем недавно, капо все же нашел точки соприкосновения с Центральным банком Сакраменто. Это могло не только помочь окончательно вернуть и утвердить былую репутацию его отца, но и приумножить финансовое состояние, причем и семьи Торелли тоже.
- Ну да впрочем... Ссоры между своими всегда не к добру. Мы же здесь одно дело делаем. Давайте подумаем, как решить этот вопрос с мальцом и Росси. Грег?
И вот звучало все так славно. Обет "Омерта". Да только, взаправду все? Навряд-ли. "Паранойя" мистера-дэнди давала все основания думать, что выдирать этот шмат придется ни ему, или Фрэнку с Майком, которые имели к строительству гораздо больше интерес, чем и занимались. Нет, сейчас вопрос становился в интересный ракурс. Смогут-ли они всем квартетом выдрать этот кус, или?
Поглядывая на всех по очереди, Клементе выбрал ту самую выжидательную позицию, заведомо давая себе установку не напиваться... от пьяного мозга толку мало... особенно, сейчас.

Отредактировано Frederick Klemente (2015-04-07 23:09:40)

+2

14

Дэнни, Питер… Задумывался ли о последствиях хотя бы один из них, прежде чем заварить всю эту кашу, расхлебывать которую приходилось боссам? Фрэнк в этом сомневался. И тот и другой действовали по наитию, и по правде говоря, Грегу сейчас радоваться следовало, что его племянник жив вообще, пускай и с перспективой остаться инвалидом до конца своих дней. В общем-то, и Фрэнк этому радовался, потому как в противном случае, имей они труп, решать эту проблему пришлось бы еще труднее. Как Сальвиатти и сказал, сам Питер его волновал мало, но произошедшим он не преминул воспользоваться, чтобы указать Торелли где именно их место, а было оно, по мнению престарелого дона вовсе не в Сан Диего. Справедливость слов Большого Джека оспорить было трудно. Заявись некто на его территорию и начни вести там дела, Фрэнку бы это тоже не понравилось, особенно если бы этот кто-то стал вести себя по-хозяйски, отказываясь делиться доходами и посылая тебя нахер. Альтиери это все понимал с самого начала, когда они только планировали разворачивать деятельность в Сан-Диего, и с Грегом, как представителем Сальвиатти на этих территориях, они обговаривали условия сотрудничества.
- Мы понимаем, что это ваш дом, - кивнул головой, стараясь не сильно раздражаться от той настойчивости, с которой дон Лос-Анджелеса тыкал их как котят мордами в лужу. – И из уважения к вам, когда у нас появилась возможность здесь заработать, предложили вашей Семье сотрудничество с нами и хорошую долю. – Торговались они тогда тоже не просто. В жадности Сальвиатти равных на западном побережье не было – почище евреев. И, тем не менее, сумели договориться, о чем Фрэнк и напомнил, чтобы поуменьшить количество предъяв в их адрес. – Никто не пытается вас оттеснить, я повторюсь, то, что произошло можно считать недоразумением, причем с обеих сторон была явная необдуманность. – Дальнейшего разжигания конфликта Фрэнк не хотел, но и хвост поджимать не собирался, тем более что со слов Дэнни все обстояло несколько иначе, нежели обрисовывал Феррони. Разумеется, кузен и сейчас, когда прозвучало его имя, возразил словам Грега, внеся одно уточнение:
- Давай не будем опускать тот момент, что твой племянник вместе со своими дружками-недоумками в первую очередь пошел бар громить, а не со мной разговаривать. – Возможно, Питер и не упоминал этого, но вот Дэнни уже одно это считал причиной переломить ему хребет. Кому из них двоих верить оставалось выбором каждого собравшегося. Фрэнк, понятное дело, верил своему кузену, не столько даже потому что тот был ему родственником, сколько из более выгодной для Торелли трактовки.
- Питер получил заслуженно, - вынес свой вердикт Альтиери. – А что касается доли с этого гребаного бара… это мы еще обсудим, - попытался замять тему и перевести ее на потом, чтобы перейти поскорее к главной теме дня. Однако это не очень успешно получилось, потому как Феррони помимо прочих требований, в числе которых были счета за лечение, на что Фрэнк, скрипя зубами, еще мог пойти (Дэнни, разумеется, заставив их оплачивать, а никак не из своего кармана отстегивать), то вот требование сделать Питера совладельцем той забегаловки заставило, как это выразиться… прихуеть. Андербосс перевел взгляд на Грега и жестом осадив готового протестовать Дэнни, озвучил встречное предложение:
- Дэнни извинится, - согласно кивнул головой. – Они оба пожмут друг другу руки. – Руки ведь у Питера не переломаны? Признаться, Фрэнк и не в курсе был, в каком именно состоянии находился племянник Грега, но это и неважно было. Важно было все это дерьмо прекратить. – Оплатишь ему лечение, - взглянул уже на кузена, его эта новость явно не обрадовала, но возражать в присутствии боссов не стал. Далее андербосс вновь посмотрел на Феррони, - Питер компенсирует убытки бару - все что он и его друзья погромили, они должны будут оплатить. И получите долю с этой забегаловки - десять процентов. – Это Фрэнк считал справедливым, а вот то, что предлагал Феррони, нагло пытаясь отработать бар, с этим он соглашаться не собирался. Позволять другим доить себя и своих людей Альтиери правильным не считал, пускай Грег в другом месте лохов поищет. – Всех устраивает? – Понятное дело Бурундука это не устраивало, поэтому Фрэнк и глянул на Сальвиатти, ожидая ответа от него. – У нас есть более важные вопросы, которые мы должны обсудить, а мы тратим время на дележку этой вшивой забегаловки. – Уже ко всем обратился, в том числе к представителям Сан-Франциско, которых уж точно этот бар не волновал. Они здесь многомиллионные контракты на строительство обсуждать собирались, а не пару-тройку тысяч, которые мог приносить предмет текущего спора. По выражению лица Молотка было видно, что его эти мелочные разборки начинали раздражать. О чем-то перешептываясь со своим андербоссом он, тем не менее, пока не ввязывался и не раздавал советы, как поступить тому или иному. Кивнул разве что в знак согласия с последними словами Фрэнка.

+2

15

Слушая  разглагольствования Сальвиатти,  Ринальди едва cмог скрыть усмешку – как же, Сан-Диего их владения. Да только забыл упомянуть Большой Джек, что делят они его с кучей отлично вооруженных мексиканских и вообще латиноамериканских банд, которые при желании порвут Грега и его команду как тузик грелку. И Семья Крусанти по сути теперь лишь одна из многих организаций, которые там ведут дела.  Так что заявление босса Лос-Анджелеса о своей монополии там излишне пафосно и не совсем соответствует действительности -  но спорить об этом Майки-бой пока не стал, прибережет как оружие на случай более существенных разногласий. Он сюда пришел говорить о дороге, она имела значение – а не мелкие разборки между двумя долбоебами и распределение доходов от продаваемых в баре друга Дэнни пива и сосисок.
Выслушав предложение Фрэнка,  дон Джакомо пожевал своими толстыми губами, отхлебнул вина. Его, как прекрасно понимал Ринальди, также эта история в сущности мало волновала, была лишь поводом сделать правильную прелюдию к тому, чтобы поставить Торелли раком в вопросе о строительстве. – Десять маловато будет, я бы сказал двадцать процентов.  И вместе сообразим,  что еще можно придумать для парня, чтобы он зарабатывал и приносил пользу обоим семьям, с его-то ногами. Фрэнк? Грег? Что скажете? Если андербосс тут был в равном положении с крестным отцом ЛА, то Феррони, понятно,  со своим руководителем особо спорить не мог – хотя зная его нрав, могло быть всякое. К слову сказать, капитан южной стороны заметил, что, когда Дэнни обозвал Питера недоумком,  Роб Гвендони на  мгновение положил Бурундуку руку на плечо, словно призывая к сдержанности. Тем временем,  тряся своим вторым (а то и третьим) подбородком,  Сальвиатти перешел наконец к главному делу. – Так что у нас там с основной темой?  Все тут, думаю, понимают, что в строительство самой железной дороги нам не влезть – там такие корпорации зубы точат, что с ними не равняться. А вот cтанции около Сан-Диего, Фриско и Сакраменто… Вполне, вполне.    Его подручный оживленно подкрутил ус, мысль о таких деньгах явно будоражила Гвендони -  Там еще в Сан-Хосе, Мерседе, Бэйкерфилде и Палмдейле предполагаются.
Будучи одним из инициаторов вмешательства в сей проект,  Майк выступил вперед, как докладчик на конференции. Даже его тон невольно стал несколько академическим. – Cовершенно верно. Более того, ведь там даже есть квота на местные предприятия… Чтобы делалось именно руками калифорнийцев… Поддержка малого бизнеса, то-cе… Хочу отметить, что тут особенно важно работать вместе.  Скоро будут конкурсы, на заключение договоров генерального подряда на строительство и реконструкцию станций...   Тут он слегка запнулся – далеко ведь не все были обременены здесь незаконченным юридическим образованием, как он. Нет, Cальвиатти с его опытом, Фрэнк, давно ведущий строительный бизнес, и экономист Клементе наверное понимали, что такое «генеральный подряд» - а вот насчет Пульса и даже Феррони  полной уверенности не было.  Ненавязчиво пояснил.  - Получается, выигравший конкурс сможет, с согласия заказчика, решать, кому отдать в субподряд второстепенные договоры – на охрану стройплощадок, поставку оборудования и прочее. Для нас это лафа. Только вот надо стать этими самыми генеральными подрядчиками. Приподнял брови. – Все конкурсы будут кстати организовываться властями штата в Сакраменто, потому тут не будет такого, что каждый на своем участке кого-то обрабатывает. Нам надо будет объединить усилия и повлиять на одних и тех же людей, чтобы получить эти контракты. Это было уже определенным уколом в адрес Сальвиатти. Тот так кипишился насчет «своей территории» в Сан-Диего – а вот распределяться-то будет все на земле Торелли, у них и завязки в органах власти штата покрепче. Много Лос-Анджелес здесь без их разрешения наделает.
- Вроде у них там какие-то особые условия конкурса, верно? Не обычный порядок? – спросил Роберто Гвендони, наливая себе, Майку и Фредо мартеля.  Капо южной стороны кивнул головой.
- Они для этого специальную хрень создали, Калифорнийскую Администрацию Высокоскоростных Дорог. Она и дает обоснования для финансирования всей этой мути,  все бизнес-планы рисует и контракты распределяет.  Деньги они получают и из местных органов власти, и из Вашингтона – но рулят всем, по сути,  хмыри, cидящие в Администрации. – промочив горло коньяком,  ответил Ринальди.  – Ее совет директоров состоит из девяти членов. Пятерых назначает губернатор, двоих  - комитет по процедурным вопросам сената штата,  еще двоих – спикер собрания штата.  Решения принимают большинством голосов.  Недавно прошлый состав уволили,  новых еще не поставили. Вот нам и надо повлиять сообща на то,  чтобы туда сели удобные для нас люди – или же сделать тех, кто сядет туда, для нас удобными, саpisce? Помолчал, давая присутствующим переварить данную им информацию. Теперь всем должно было быть понятно, что здесь на хромой козе не подъедешь  - не получится взять в оборот какого-то одного своего чувака и все слопать в одно рыло, объегорив других. Получат все коллективно, подмяв Администрацию под себя – или же ничего не получат.  А по отдельности каждой мафиозной семье такое провернуть явно было не под силу.
- Ну, давайте, выложим карты на стол? Какие у кого есть возможности, контакты,  как кто может поспособствовать общему делу? Фрэнк,  Сал, Фредо? – спросил Сальвиатти, играя с бокалом. Затем залез в карман пиджака, выдержал интригующую паузу,  достал какую-то бумажку.  – Я лично уже знаю, кого назначит спикер cобрания, мой сенатор с ним играет в гольф аж с 1986 года. – небрежно бросил  босс Семьи Крусанти, подчеркивая слова «мой сенатор». Тыркнул носом в тот факт, что у него такой присутствовал, в отличии от Торелли. Это был старый дурак, в основном известный тем, что попадал спьяну в автомобильные катастрофы и обвинялся в сексуальном харассменте – но тем не менее по нынешним временам это было очень впечатляюще,  даже не все нью-йоркские семьи могли похвастаться ручными политиками. –  Джеффри Кейдж и Мардж Октопусс.  Первый был маститым маркетологом, известным своей cтрастью к азартным играм. Другая  -  оголтелой феминистикой,  бывшим членом Конгресса. Когда-то виде протеста против шовинистических требований  заявилась на общественном пляже в мужских трусах и топлесс, чем вызвала фурор в консервативной прессе того времени.  Благодаря этому сделала успешную политическую карьеру. Теперь всем надоевшей карге решили кинуть очередную кость, посадив в Администрацию, после того, как на всех прочих поприщах свою полезность (если таковая и была) она исчерпала.
- Боже, эта престарелая лесба, с ней каши не сваришь. – закатил глаза Ринальди,  раскуривая сигару и чокаясь с Клементе стаканом с мартелем.  После такой новости ему захотелось выпить. -  Но главное – это директора, назначенные губернатором, их целых пять.  Если они будут у нас в кармане, всех остальных можем послать на хер. А если не будет хотя бы одного-двух, можно махнуть рукой на этот куш.
- А как залезть в голову к этому долбаному губернатору?  Кто знает, какие мудаки его будут там консультировать по этим назначениям. Он может и с Белым Домом советоваться, и с главным офисом своей чертовой партии. Могут какие-нибудь неподкупные богатеи там оказаться. –  Роберто Гвендони  откусил кусок сэндвича и залпом осушил бокал. По мере увеличения количества выпитого алкоголя и при переходе к столь интересному предмету разговора,  употребляемые гангстерами выражения становились все более крепкими – теперь можно было понять, что находишься на бандитской сходке, а не на слете учителей воскресных школ. Впрочем, возможно, разница так и так была бы не такой большой. – А может проще действовать? Взять за жопу других участников конкурса и добиться нашей победы? Так сказать, не сверху, а снизу?
- А зачем класть все яйца в одну корзинку?  Можно и то, и другое проделать. Да и тут все СМИ будет бурно освещаться, надо осторожнее быть. Если Администрация окажется в нашем кармане, надежнее будет, по-любому.  – возразил Ринальди.  Пока что диалог шел конструктивный,  они делали общее дело – ибо до дележа, собственно, еще не дошло.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-04-16 16:15:30)

+2

16

Неудивительно, что представляющая Сан-Франциско сторона начала скучать, они оказались вообще этого вне разговора, не имея интересов в этой делёжке забегаловки Дэнни и парализованных ног Питера, а поддерживать любую из сторон для них в такой ситуации - себе будет дороже, так что Моретти и ДиНаполи пока просто выпивали, лениво, хотя и с некоторым интересом (развлекаться ведь как-то надо было, концентрироваться на выпивке сейчас - для них мысль тоже плохая) следя за развитием событий. Да что они - Пульсоне, хоть и Питера, и Дэнни, и кое-кого из тех, кто тусовался вокруг них, знал лично, и в Сан-Диего тоже побывать успел, тоже успел соскучиться - хотя руки только что были заняты штурвалом яхты. Но он-то, в отличие от первых двух лиц семьи из СФ, мог налечь на спиртное чуть более основательно. Ну или коснуться каких-то своих тем, пока большие ребята обсуждают свои вопросы - ему, как пока ещё маргиналу, это сойдёт с рук. Так что шутки-то в словах Фредо не так много.
- На тюрьме я одного нигера знал. Борзый был до невозможности. А потом его как-то раз подловили на лестнице четверо, устроили "тёмную", и нечаянно сломали позвоночник... так вот, ноги-то у него отказали прочно - зато мозги на место встали. Он свою банду возглавил потом. - вполголоса, чтобы, ни дай бог, не услышали ни дон Сальвиатти, ни его родственник, ни, тем более, Бурундук, поведал Пульс Фредерику, Нику, Молотку и Джоуи. Намекал он на Питера, разумеется. Хотя и на Дэнни, не в меньшей степени; может, если поубавиться от одной конечности - поприбавиться в голове? Якудза, говорят, и по сей день себе пальцы на руках рубят, если оступаются. Инвалид-колясочник этот потом ещё много чего сделал - и в частности, в тот раз, когда они с Майклом и Ливией летали в Нью-Йорк - это из-за его стараний тоже. Аарон Вудман того нигера звали.
- Ты кто, нахер, такой... - Гвендони очень вовремя остановил Бурундука - потому как тот действительно вспылил на этот раз, готовый уже броситься на языкастого Дэнни, сжав свои мелкие, но крепкие кулаки. Семья Торелли предложила им сотрудничать, когда у них появилась возможность зарабатывать, в их собственном доме, территории Семьи Крусанти. Из уважения. Замечательная ситуация. К чёрту латиносов; хотя, Грегори с интересом посмотрел бы, что получилось, проверни они такой же трюк с кем-то из доминирующих в Сан-Диего... Впрочем, у этой поганой семейки ведь был уже подобный инцидент? Когда с "карамельными" племяннику Монтанелли дружить понравилось больше, чем с теми, кто говорил с ним на одном языке?..
- Я могу согласиться на двадцать процентов. - кивнул, наконец, Бурундук, в душе искренний благодарный своему боссу за то, что вступился, не дав его обобрать, позволив Дэнни тем самым ещё и заработать на его горе. Совладение по документам - удочка, может, и крупная, конечно, но счастья попытать всё равно стоило; Питеру и двадцати процентов будет нормально для полноценной (если можно будет её так назвать) жизни, а там, может, и ешё что-нибудь выйдет...
"Алиллуйя." - Сонни отсалютовал Грегу своим бокалом. Вся ситуация с калеками ему была неприятна (нечасто такие вещи вообще кого-нибудь радуют, впрочем), и Бурундуку он сочувствовал, ещё сильнее - сочувствовал и его "бурундучонку", но это мало чего стоило - бизнес есть бизнес, он представитель Торелли, был бы у Феррони в команде - тогда и защищал бы его интересы. На этом всё и держится. Это часто и приводит к тому, что возникают подобные конфликты, конечно, но без этого тоже никак...
Суть дальнейшего разговора, в принципе, Сонни был знакома ещё по собственной молодости: говоря без заумностей, простыми словами, нужно было влезть в структуру, путём давления на важные элементы этой структуры. Классическая схема рэкета, работавшая долгие годы. Просто в их случае - размах был куда более широким; принцип же сохранится... и кажется, Пульс понимает, кому именно придётся оказывать это "давление" - уже потому, что он вообще среди них присутствует, имея возможность видеть общую картину. Присутствуя при историческом моменте, он - в любом случае причастен, следовательно, дальше его и втягивать в это будут всё более и более глубже, люди их круга не очень любят плодить слишком много субъектов "извне", общие проблемы - это общие проблемы. В общем - как и говорилось, это классика. А с тем, чтобы запугать кого-то, у Сантино проблем не возникнет - у каждого есть своё место, у каждого - своя роль, Пульс вот силовик, и это даже в его интересах выражается. И в способах достичь поставленных целей.
Так что ему просто стоит ждать, когда скажут, кого нужно мочить...
- Октопусс? - взглянув на Фредо, Пульс, за спинами остальных, отвернулся, поставив стакан на стол, потому что с фамилии этой пробивало на смех - в совокупности с дальнейшим характеризующим комментарием Майкла, так и подавно. Никаких Марджей он лично не знал, разумеется, но для "престарелой лесбы" фамилии более говорящей нарочно не придумаешь... особенно если пишется она ровно таким образом, каким Сонни подумал. Или нет, всё-таки нарочно? Может, это псевдоним такой?

+2

17

- Насрать, пускай двадцать, - согласился, не желая устраивать базар ради заведения отнюдь не сулившего каких-то сверхприбылей. Дэнни в любом случае нужно было проучить, чтобы в следующий раз занимался разрешением конфликтов самостоятельно. Кто такой Питер Феррони? Да никто – имбецил с интеллектом одноклеточного. Вместо того чтобы давить его средь бела на глазах у людей, можно было зайти к нему вечером в гости и по-тихому накормить свинцом, коли уж имелись к нему претензии. Разумеется, вся эта хрень не станет поводом для Даниэля начать засылать в Сакраменто меньше, или если точнее выразиться, не станет поводом для Фрэнка требовать с него меньше – пускай, где хочет, там и ищет дополнительные источники дохода, которые покроют ему расходы по медицинским счетам Феррони-младшего. Если возникать и действовать на нервы не будет, то эти источники он найдет быстро – через строительство все той же скоростной железной дороги, первая ветка которой должна была связывать Сан-Диего и Лос-Анджелес. Пока Дэнни находился в этой «ссылке» у него была реальная возможность подняться, лишь бы не повторял таких идиотских поступков. Поймав на себе взгляд кузена, Фрэнк отметил, что тот на него смотрел далеко не с той же благодарностью, с которой Грэг принял решение своего босса. И Дэнни в свою очередь понимал, что решения своего андребосс менять не будет, во всяком случае, не за этим столом. Решив продолжить этот разговор позже наедине, вслух возражений Даниэль никаких не произнес и демонстративно переключился на алкоголь, дескать, насрать было и ему тоже.
Наконец когда они переключили тему на ту, которая значилась в повестке дня, оживились и представители Фриско – сидевшей на диете Сэл успел к этому времени прикончить несколько сэндвичей с лобстерами. Обтерев толстые пальцы салфеткой, и сделав большой глоток из бокала с вином, он подключился к обсуждению суливших им перспектив:
- Корпорации… Но ведь на строительство железной дороги нужны будут щебень, песок, гравий. Ну, из чего там все это дерьмо строится. Стройматериалы им закупать придется.
«А еще перевозку их организовывать, - подумал Фрэнк, но вслух не произнес». Уж тут со своими связями в профсоюзе грузоперевозчиков они сумеют вписаться в тему и без давления на так называемую Администрацию. Давить им придется на подрядчиков, которые будут осуществлять строительство, а уж опыт в этом был большой и схемы наработанные имелись. Понятное дело делиться здесь с Лос-Анджелесом или Сан-Франциско желания у Альтиери не было, именно поэтому он и помалкивал, ну, по крайней мере, до тех пор, пока на него не перевели взгляды – сама тема грузоперевозок их может и не особо волновала (подобные профсоюзы редко обходились без участия криминала, так что и в своих городах Сальвиатти и Моретти имели похожий бизнес), а вот карьеры с песком и щебнем, находившиеся не далеко от Сакраменто и давно являвшиеся частью промысла Торелли, вот туда они руки засунуть вовсе не возражали. В общем, пришлось кивнуть головой, понимая, что в первой линии строительства будет отнюдь не Сакраменто и черта-с два они с Майком толкнут песок, щебень, цемент, да что бы то ни было, в обход своих так называемых партнеров. С другой стороны, приложив общие усилия, они явно увеличат объемы продаж.
Со всеми этими планами, маячившими перед ними возможностями, не долог был час, когда они создадут свою собственную корпорацию. Фактически они обсуждали сейчас ее создание – объединение различных структур, организаций ради достижения общей цели, и глаза от предвкушения горели у всех присутствовавших.
- Для продажи и перевозки стройматериалов нам не нужны будут члены этого гребаного Совета, или как его там… Администрации Дорог, - озвучил ДиНаполи, не собиравшийся махать рукой на куш.
- Да, надо будет контакты непосредственно с подрядчиками налаживать, - согласился Фрэнк. И это было, безусловно, проще, нежели связываться со всякими там престарелыми лесбами. Услышав ее фамилию, Альтиери в отличие от развеселившегося Пульса закатил глаза, имея представление о ком шла речь – с ней и в самом деле каши не сваришь, такие кадры и на угрозы не ведутся, и взяток не берут. И трахнуть ее Ринальди вряд ли согласится, как провернул недавно с Харпер-Броулен.
- Если объединив ресурсы, наладим логистику по всему штату, нас они обойти не сумеют, - потянувшись за сэндвичем, подметил андербосс. – Майки, Фредо, как эта хрень называется? Концерн? – поинтересовался у друзей, которые за время учебы в колледже наверняка успели научиться различать все эти типы организаций. Ну, а что? Будет у них свое собрание акционеров и свой совет директоров. Свой калифорнийский синдикат.

p.s. чего скромничать, ну

Отредактировано Frank Altieri (2015-04-17 23:44:39)

+2

18

- Совершенно верно, уж поставлять-то стройматериалы строящим линию мы можем просто поиграв мускулами перед подрядчиками. – оживился Ринальди, с большим уважением взглянув на лучшего друга. В делах бизнеса у него голова работала великолепно, и ум был острее шпаги. – Но тут также нужно объединение усилий. Однако и от того, чтобы завладеть договором генподряда на строительство, хотя бы на одном участке, отказываться нельзя.  И здесь нам, чтобы победить, надо действительно создать некий концерн или консорциум – неважно, как назовем, Фрэнк. Нелегальный преступный синдикат, который коллективно будет разбираться с подкупами, шантажом, запугиванием – и легальная ассоциация юридических лиц, которая сообща будет все строить и поставлять.
- Если сдюжим. – скептически произнес Гвендони, откусывая кусок сэндвича и вытирая рот салфеткой. От вина его лицо уже слегка покраснело и намокшие усы утратили прежний победный вид. – Ты не ответил на вопрос, Майки. Мы никак не можем предопределить, кого назначит губернатор. Там могут быть люди, на которых повлиять вообще нельзя! Вроде сучки Окто…пусс.
- Октопусс, да.  Эта фамилия по ее словам имеет французское происхождение, Сонни, она реальная. – пряча улыбку, ответствовал  Майкл. Несколько раз жадно затянулся сигарой – и в комнате запахло ароматным дымом.  Ринальди прищурился – Вы знаете предысторию смены прежнего состава Администрации?
- Не один ты тут грамотный до хуя. – огрызнулся Сальвиатти – его явно раздражало, что Майк знает  о чем-то больше, чем он. – Губернатор там начудил, его Обама лично вызвал тогда в Вашингтон, намылить задницу и напомнить, что средства выделяются на проект в том числе из федерального бюджета. Явно сведения были у Большого Джека все от того же сенатора – о сем эпизоде в кулуарах власти много cудачили.
-  Ну-ка нахер! Это ниггер мылит зад нашему губернатору? А не ему ли мылят задницу по всему миру – русские, кто угодно? У нас же децентрализованная власть! – взорвался Гвендони. Как яростный республиканец, он не любил демократов, имел предубеждение против черных и при этом, как большинство американцев, вообще питал недоверие к «жирным котам в Вашингтоне» и Белому Дому. Но сейчас андербосс Семьи Крусанти явно выбрал не лучшее время для политических дискуссий – дон Джакомо неожиданно протянул сильную руку и резко притянул к себе Роба за конец галстука – Я говорил, блять! О такой хрени иди в клуб дебатов болтать, а мы дело обсуждаем. Его физиномия побагровела – что ж, Сальвиатти был известен своими неожиданными взрывами.  Его подручный энергично закивал. – Потише, Джек, без проблем…
На несколько секунд в комнате воцарился напряженная тишина. Затем босс Лос-Анджелеса, засопев, отпустил кузена и взяв со стола крекер, стал его грызть. А Майкл смог продолжить.
- Cовершенно верно,  дон Джакомо.  Губернатору тогда пояснили – что его действиями недовольны и если он не будет прислушиваться, то партия не поддержит его на праймериз в следующих выборах… И было решено, что будет назначено не слишком заметное доверенное лицо,  угодное одновременно Вашингтону и Сакраменто, которое будет играть большую роль при этих назначениях, и само сядет в Администрацию…. – потянувшись, как кот, Майкл с улыбкой оглядел других гангстеров.  Недоброжелатели могли бы назвать его позером – и в чем-то так и было, он любил внешние эффекты.  И сейчас тянул, даже рискуя очередным взрывом Сальвиатти.  – И так уже решила Леди Фортуна, что я неплохо знаю это лицо.  Копируя жест Большого Джека, вытащил из кармана пальто свернутую газету и громко зачитал:
- «4 марта 2015 года губернатор назначил мистера Рональда Ллойда Уэбстера главным секретарем по инфраструктурным вопросам и старшим советником. В возрасте тридцати пяти лет, мистер Уэбстер стал одним из самых молодых лицом, занимающим эту должность в истории штата Калифорния. Окончив Гарвардский университет со степенью магистра экономики,  мистер Уэбстер работал в структурах Государственного департамента, офисах Белого Дома и Корпусе финансовых советников при президенте. В своем публичном заявлении мистер Уэбстер заявил о намерении соединить в работе «калифорнийскую открытость со столичной деловитостью…» Ну и так далее. Отдав газету остальным мафиози, Майкл  влил в себя остатки мартеля, покрутил стакан в руках и продолжил. – Так уж получилось, что мы с ним знакомы – но раньше я не думал, что он нам понадобится, вращался в тех кругах, до которых нам как до Пекина раком. Самую историю своего знакомства с чиновником озвучивать не стал, она восходила еще к давней, в 2006 году,  поездке в Нью-Йорк, когда Майк, будучи под коксом и амфетаминами, не дал незнакомому молодому человеку захлебнуться в собственной рвоте в одном из туалетов элитного клуба «Морфеус». - Но теперь он готов нам содействовать – семья у него влиятельная, папаша конгрессмен и раньше был послом и заместителем министра энергоснабжения. Но с деньгами у них проблемы, в прошлом году пришлось объявить о банкротстве  компаний. А у этого парня политических амбиций и жадности на трех парней. Он понимает, что в этом проекте он калиф-на-час, а потом вернется к прежним младшим ролям – и желает выжать из него все, что возможно. Говорит, может нам помочь выиграть конкурс. Где-то надавить, где-то подсказать. Но будет ожидать вознаграждения  - как деньгами, так и делами. Что скажете? Собственно, именно эта счастливая случайность и подтолкнула Майкла к тому, чтобы пропагандировать участие в столь глобальной заварушке - до этого он  cильно позозревал, что все, помимо них, поделят акулы бизнеса. Но карту эту приберегал, сообщив только в общих чертах Альтиери.
- Интересно…  А не наебет? И не втянет в какую-нибудь дрянь, вроде ЦРУшных или ФБРовских игр? - протянул андербосс Лос-Анджелеса, несколько ошеломленный этими сведениями.  – Ну а независимо от этого – как мы поделим пирог-то?
- Пока что только один конкурс на генподряд грядет, на строительство от Сан-Диего до Лос-Анджелеса. В пригороде Сан-Диего, в Сорренто-Вэлли расширение станции, а в  Оушенсайде и Сан-Клементе с нуля будут сооружать. И одновременно там же будут саму линию прокладывать, можем поставлять им материалы. -  промолвил Сальвиатти, и при этих его словах все посмотрели на Грега Феррони -  уступающий в ранге всем этим боссам, он приобретал значение, так как реальные деньги начнут поступать именно с его территории. Когда в Сакраменто и Сан-Франциско до дела дойдет и дойдет ли, еще вопрос (вторая фаза, как-никак), а вот здесь, в Сан-Диего и идущих далее мелких городках зелень будут рубить уже сейчас. – Думаю, всем ясно, чья эта земля, а, Грегори? Большой Джек намеренно обратился к Бурундуку, его представителю в тех местах. Выдержал вкусную паузу. – Но если у вас есть политический ресурс, который поможет победить, можем и поделиться. То есть их с Фрэнком разговоры о том, что надо все делать вместе в силу объективной необходимости  Сальвиатти пропустил мимо ушей. Вернее, он все слышал и даже принял в душе – но желал это представить так, что все-таки это проект его,  а партнеров он туда пускает из милости. Вестимо зачем – чтобы дать меньше в грядущем синдикате. – А консорциум почему нет, давайте создадим. Но тут нужно четко понимать, кто сколько бабла вкладывает, и кто что делает.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-04-19 10:27:41)

+2

19

Ситуацию с племянником Бурундука, вроде бы, разрешили; и Сонни помаленьку снова начинал скучать - разговоры подобного рода были уже не совсем для его ума, и больше он понимал из ругани, чем из умных терминов; хотя это не значило, что ему переводчик требовался - кажется, ситуацию в общем и целом он достаточно схватывал. Достаточно, чтобы, прикинув её глобальность, задуматься о том, кем он сам-то станет по итогам всей заварухи - стольких денежных средств, чтобы вложиться, в распоряжении Пульсоне, конечно, не было, ему вкладываться придётся "трудом", если можно так назвать его деятельность - но, собственно, это и даёт чуть более широкое поле для деятельности. Кто сколько вкладывает, тот столько и получает, и касается это не только вложенных денег... Подняться на этом можно, сделать имя. Если даже лет через пять, или когда там этот проект будет завершён, имя Пульса будут с ним связывать - это уже своего рода достижение. В зависимости, правда, кто будет связывать и в каком направлении... Боссы обсуждали перспективы, Пульсоне же уже сейчас задумался о подводных камнях - без проблем, с полицией, с судами, тоже наверняка не обойдётся, слишком уж глобально, даже без вмешательства ФБР и ЦРУ, чтобы пройти незамеченно гладко - тот же "Титаник", опять же... и вряд ли их всех утопит единственный айсберг, конечно - но, скажем так: Сальвиатти и его приближённые, Сэл-Молоток со своей командой, Фрэнк и Майкл, Фредо - это те люди, которых не могут не спасать при шторме. А вот его... в лучшем случае - он и будет одним их тех, кто и будет их спасать, спуская шлюпки на воду; в худшем - из тех, кто захлебнётся в трюме. А учитывая, где он находится сейчас, вообще не "плыть" -  уже не вариант. Иначе его и попросту выбросят за борт, во время вполне хорошей погоды.
Но как глубоко он сам в это хочет залезть?..
Сонни не был частью чего-то настолько масштабного; да при нём решения такого размаха и принимались впервые, раньше он был куда более ограничен и в деятельности, и в круге общения, да и территориально тоже - что на задворках Нью-Йорка, что в тюремном комплексе, окружённом водами Ист Ривер, что в Сакраменто - что-то, конечно, могло касаться всего города, или просто немалой его части, или всей огромной тюрьмы, но... не целого штата. Не то, что страх, но - некоторое возбуждение Пульс испытывал; только пока сказать не мог - нравится оно ему или не очень.
- Вот повезло ей... - хмыкнул. Да и неудивительно, что она лесбиянкой заделалась, с такой-то фамилией, раз уж она ещё и реальна. Французского Сонни тут видел мало (хотя экспертом и не был), зато на английском ему это слово фонетически напоминало осьминога, и ещё, хоть и поменьше - манду. В таком сочетании... неудивительно, в общем. Такому имени не в Конгрессе место, а вон... на "Пульс Интерпрайзес". Может, стоит взять на заметку? Но уже как псевдоним...
Разговор о политике Сонни стал интересен ровно на том моменте, как между инвалидом-колясочником и его родственником возникла короткая перепалка. Гвендони и его струну неосознанно задел - Пульс-то был в какой-то степени патриотом... ну, когда-то, очень давно, был - должно же было быть что-то патриотическое в американце, который набрался достаточно наглости, чтобы записаться в морскую пехоту? Тех, кто этого "чего-то" не имел вовсе, впрочем - "любить родину" там учили быстро, и в прямом смысле, и в переносном... И Пульсоне, хотя его скорее можно назвать демократом, согласен был сейчас с Робом где-то в душе - обидно и за демократию тоже. Впрочем, место для подобных разговоров, и впрямь, не подобающее. А что касается его самого - внутри Пульс оставался всё тем же морпехом, просто служил сейчас под другим флагом и получил приказы от других командиров (так что хоть Обаму, хоть Буша, вполне мог послать на хер при случае).
Сонни взял в руки переданную Майклом газету, пробежавшись глазами по статье, но скорее приличия ради; не его круг общения, не его сфера - с людьми такого сорта он разве что через скамью подсудимых может общаться, хотя и для этого ему придётся очень много чего натворить. Со слов Фрэнка, всё больше становилось понятно (хотя и раньше было довольно очевидно), что ему во всей этой заварухе предстоит пойти по пути более лёгкому и давно уже знакомому, контролируя ситуацию "снизу" - подрядчики, строители, водители... если Альтиери когда-либо его допустит туда, конечно. Впрочем, если не удаётся ни надавить, ни подкупить, ни трахнуть, даже из высших кругов, то он всё равно может пригодиться - либо для четвёртого варианта, либо для того, чтобы придумать, каким ещё образом можно всё-таки провернуть первые три; как бы высоко человек не забрался, как бы дорого себя не ценил, он остаётся человеком - и подход есть к любому из людей. Этому Пульс научился ещё у тёзки консильери СФ - нью-йоркского ДиНаполи. Цели могут быть большими или не очень; а вот способы, в итоге, обычно между собой схожи...
Грегори прямо засветился, когда дон Джакомо упомянул его имя - не сколько потому, что это ему было приятно, а сколько потому, что тот был прав - и этот факт хорошая возможность тому же племяннику отложить на пожизненную инвалидную пенсию, и самому здорово приподняться.

+1

20

- Конкурс один, но это большой конкурс, - встрял Альтиери, перебивая Большого Джека. – Линия Сан-Диего – Лос-Анджелес в плане запуска значится первой, срок сдачи до конца 2016 года, там три периферийные станции, все верно, - кивнул андербосс, подливая вина в
бокал Сальвиатти. Хрена лысого они бы этого жирного борова, известного своей жестокостью и жадностью, привлекли к участию в проекте, если бы строительство разворачивалось не на его территориях. Крусанти могли быть о себе сколько угодно высокого мнения, но вот у Альтиери мнение касательно их участия было несколько иным – как и в истории с тем баром, вокруг которого развернулся спор в начале их встречи, если брать в условие один лишь территориальный принцип, на который так давил Большой Джек, предложить Семье из Лос-Анджелеса они могли бы лишь двадцать процентов не более, так что Дону Джакомо следовало бы озвучить аргументы повесомее, строя тут из себя босса боссов.
- Джеки, - жестом осадил своего «коллегу» Сэл, его, как и Фрэнка, эта мания величия со стороны лос-анджелесского босса начинала напрягать, а ведь Сан-Франциско тоже далеко не беспомощны были и на роль вассалов, которую им всем отводили Крусанти, соглашаться не намеревались. – Контракты будем делить вне зависимости оттого, чья это земля, их хватит на всех.
- У нас будет свой так называемый совет директоров, - вновь подключился Фрэнк, отвечая Большому Джеку о вопросах распределения и заодно поддерживая Сэла, с которым у Торелли были давние хорошие отношения. Взять тот же порт, через него не только Сан-Франциско осуществлял товарооборот, соседняя Семья из Сакраменто много лет пользовалась их доками для контрабанды, в том числе и угнанных тачек, на которых особенно крупно срубали, сотрудничая с узкоглазыми. – Мы будем стоять над этим концерном - три наших Семьи. И мы же будем распределять все контракты. Собираясь в том же составе что и сегодня – дон Джакомо от Лос-Анджелеса, дон Сальваторе от Сан-Франциско и я от Сакраменто. - Как обычно не поскромничал поставить себя в ряд с первыми лицами мафиозных Семей Калифорнии, раз уж председательствовать сегодня приходилось ему и Майку, а не Монтанелли, давшему им в этом деле, как и в прочих касавшихся строительства, карт-бланш. Впрочем, вариации состава, разумеется, могли меняться, и если Гвидо вздумается в очередной раз включить босса… что ж, задвинуть себя совсем Фрэнк, конечно же, не даст, но в разумной степени подвинуться был готов, чтобы не тревожить паранойю их крестного отца.
- И давайте что ли более глобально смотреть на вещи, - обратился уже по большей части именно к Сальвиатти, более остальных проявлявших собственничество по отношению к проекту. Говорил с ним Фрэнк смело – как-никак на своей лодке был и бывший морпех под боком имелся - но в то же время так, чтобы старый дон не подумал будто бы его здесь не уважали. Рассорившись с Сальвиатти, им точно ничего светить не будет, это Альтиери понимал прекрасно. Но ведь и Лос-Анджелес к своим партнерам должен относиться с тем же уважением? – Никто здесь не претендует ни на чьи территории, но этот проект, он затрагивает весь штат, и чтобы, выражаясь фигурально, переебать все стадо, мы должны действовать сообща. – Задержал взгляд на Большом Джеке, а после приличия ради перевел на Сэла – касалось это всех здесь присутствовавших. В одиночку каждый из них подавится таким куском пирога; ресурсов и мощностей не хватит ни у одной из Семей, чтобы выжать из проекта все то, о чем они здесь говорили. А вот объединившись, сытыми все они будут не год и не два, и все пять лет, на которые рассчитывался проект. - Ну, так как, выпьем за успешное сотрудничество? - приподнял свой бокал, призывая и остальных сделать то же самое.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » A piece of cake