Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » После я увижу твои сонные глаза.


После я увижу твои сонные глаза.

Сообщений 1 страница 20 из 47

1

Участники: Джеймс Сандерс и Мария Милагрос
Место: Кембридж
Время: 1981 год
Время суток: -..-..-..-..-..-..-..-
Погодные условия: -..-..-..-..-..-..-..-
О флештайме: В далеких восьмидесятых, когда на свет еще не появились ни Лиам, ни Даниэль, личная жизнь Марии и Джеймса била ключом. Правда говорят, что университетские годы - золотые. Так много дел, так много амбиций. Нужно все успеть, нужно быть успешным / успешной, и не сбиваться с нужного курса. Планы на пять лет вперед, блестящее образование, стажировки в разных уголках огромной планеты, второе высшее, научные работы, вечеринки и друзья. Всё это прекрасно, но ведь мы даже не знаем, а что же будет завтра. А завтра будет любовь, которая поставит под угрозу все эти планы.

http://savepic.su/5496180.jpg

Отредактировано James A. Sanders (2015-04-05 23:26:45)

+3

2

Лето 1983 года.
Мария сидела в своем любимом кресле, остекленевшим взглядом смотря сквозь стекло окна. Девушка была в диком напряжении, ожидая почтальона. Шутка ли, в шестнадцать лет закончить школу, за год два последних класса, и подать заявление не абы куда, в Кембридж! Родители пытались ее отговорить, прося отдохнуть раз уж школу закончила так скоропалительно, но Мария была непреклонна. Ей казалось, согласись она сейчас с ними и все, отец перестанет в нее верить. Она ревновала его к сестрам и брату, на фоне которых выделялась испанской красотой и способностью к глубоким измышлениям. Уже с детства была девочка с поляризацией эмоций. То она строга в рассуждениях, приводя столько доводов в пользу того или иного факта, то ее слова, как кенгуру, скакали в порыве выплеснуться из нее, что понять Марию можно было с трудом. Психолог бы сказал, что у девочки комплекс неполноценности. Но он бы так сильно в своей карьере ошибся.
Остановившаяся у порога машина, звонкий голос матери и Мария уже стоит в дверях коридора, нервно покусывая ноготок мизинца.
- Мама! Ну отпусти человека! Хватит разговаривать!
Женщина, практически копией которой была Мария, с улыбкой протянула ей письмо, и чуть задержав то сжимая пальцами, произнесла, смотря так, как никогда в жизни:
- Ты бежишь из дома. Ты бежишь от меня. Но знай, - мать коснулась ее волос, проводя пальцами по ним, - ты мой первенец, с тобой связано первое слово «мама»… Я очень тебя люблю…
Мария, не ожидавшая такого, стояла с проклятым, да уже проклятым письмом посредине коридора, глотая слезы, но так и не повернулась, чтобы посмотреть в спину уходящей женщины. Если бы она это сказала год назад, да за ночь до отправки документов, Мария бы ни за что не стала подписывать конверт адресом Кембриджского университета. Но увы…
***
Октябрь. Месяц начала всех событий. Мария успешно прошла, все тестирования возможные и нет, легкие и сложные, доказывая, что ей здесь место! Сначала ее дразнили «малявка», но после первой вечеринки, куда ее вытащили однокурсницы, поняв, что девушка вовсе не «синий чулок», а умеет и, главное, понимает отличие время до восьми вчера и после, что ее умные и заумные речи весьма забавны и интересны, а не заунывны и усыпляющие, приклеилось прозвище «сова». Яркая, темпераментная, которая может одним словом заставить первых красавцев курса и красавиц университета задуматься над каждой произнесенной буквой, спорящая с профессорами, что чаще всего заканчивалось ее победой, но отнюдь не стремящаяся к статусу «номер один, вздыхайте по мне». Такая была она, Мария Милагрос.

Сидя на лекции, девушка ощутила, как по ее спине ползет чья-то рука, намеренно трогая пальцами лямку ее нижнего белья сквозь рубашку. Выставив руку вперед, бросила карандаш на стол, резким движением ударила сидящего сзади парня аккурат в лоб, что тот взвыл тихо, а профессор, повернувшись, подумал, что у нее есть что добавить.
- Прошу Мария. Если ты сейчас переспоришь меня, поставлю автоматом экзамен.
Но это был ее первый впросак. Девушка понятия не имела о чем идет речь, и как назло доска учителю сегодня была не нужна. Кивнув, она стала спускаться к кафедре, стараясь уловить, что же написано в тетрадях сокурсников.
- И так, Цицерон и его закон о структуре органов законодательной власти. Предлагаю тебе сторону против. Докажи мне, что он не прав.
- Тут много говорить не надо. Цицерон шел путем разрастания ответственных и полномочий, что вело к разрастанию штатов, помощников, другим словом говоря, прихлебателей. Отсюда зачатки бюрократии, волнение людей в томительном ожидании решения их проблем, и это не смотря на твое положение в обществе, деньги и количества рабов-гладиаторов.
Впервые ее речь была краткой. Но экзамен она получила. Профессор держал свое слово. На перемене, когда они курсом пытались прорваться в столовую, Мария будто почувствовала на себе чей-то взгляд, но обернуться ей не дал Брендон, парень, который не первый раз дает ей понять, что не страшен ему испанский нрав, увлекаемая им в сторону дверей рая для студентов, откуда пахло восхитительными печеностями и кофе.
- Ну ты положила его на лопатки, - его рука будто была на месте, ладонью свисая с плеча Марии.
- Брендон, тебе не кажется вот это, - постучала его по руке, - немного лишним.
Она улыбалась, говоря якобы – Я просто спросила.
- Неа, все на своих местах.

Отредактировано Maria F. Sanders (2015-03-18 13:00:50)

+3

3

внешний вид

30 Seconds to Mars – Was It A Dream?

Джеймс Сандерс учился на втором курсе одного из самых престижных университетов в мире, на одном из самых перспективных факультетов. Казалось бы, его давняя мечта сбылась, но мысли о Саре не давали ему покоя.
"Дорогая Сара, вот уже два года, как тебя нет, а я тут радуюсь жизни, улыбаюсь и смеюсь, хожу на вечеринки. Боже, Сара, какой бы ты красавицей выросла! И умницей. Отец точно бы гордился тобой,  а я особенно. Я бы с удовольствием отгонял от тебя толпы поклонников, давал им хорошего леща, оберегал тебя, как хрупкий маленький цветок." - Джеймс часто думал о своей сестре. В любой ситуации эти мысли не переставали его покидать : во время экзаменов, поцелуев с девушками, ночных похождений; с утра и перед сном - она всегда была где-то рядом, и он искренне верил, что она смотрит на него где-то там, с небес, и улыбается. Он в четверг каждого месяца ( именно в четверг ее сбила машина) покупает ярко-алые розы, ее любимые, ставит их себе на стол в кампусе и считает, что она прекрасно видит их и благодарит его. Пару ребят посмеялись над его привычкой покупать розы раз в месяц, за что один остался без зуба, а у другого нос сломан (благо, без смещения) Сара Сандерс была очень похожа на мать. Джеймс запомнил ее жизнерадостной, беззаботной, с белоснежной улыбкой и немного смуглой кожей. У Сары были иссиня-черные очи, длинные темные густые волосы. Он даже научился делать косы, и  иногда, когда ему было лет тринадцать, они играли в парикмахерскую. Он чудил на ее голове,  а она потом долго расчесывала свои волосы гребешком, но никогда на него не ругалась. Он ведь и правда старался, ну и что, что вместо косы ее волосы были завязаны в четыре узла. Любовь к сестре пройдет через много-много лет, Джеймс никогда не забудет ее улыбку, даже когда ему будет пятьдесят.
Октябрь. Сара погибла четвертого октября тысяча девятьсот восемьдесят первого года. Джеймс прогуливается по парку, расположенному недалеко от главного корпуса. Сейчас у многих пары. Здесь тихо и спокойной, он даже слышит, как мучительно медленно падают листья с деревьев. "Словно с жизнью прощаются. Сара не успела попрощаться, жаль. У нее бы просто не было времени. Она всего лишь переходила дорогу, спешила... Спешила к семье." - сегодня было десятое октября. Джеймс недавно приехал из Сакраменто. Он уезжал на пару дней к отцу и матери, они вместе ходили к Саре, относили цветы. Когда мать и отец ушли, Джеймс остался с Сарой наедине. Он долго сидел на холодной земле и разговаривал. Рассказывал, как живет, чем дышит, говорил о друзьях в Кембридже, о девушках - ни слова. До его сердца еще никто не смог достучаться, кроме матери и сестры. К девушкам он относился, как типичный симпатичный паренек. Они были, будут и есть. - так он думал. Это как красивая оправа к нему, к бриллианту. Да, он был достаточно самоуверенным в себе, любил усмехаться, а порой шутки его были похабны и грубы. Девятнадцатилетний паренек, не нуждающийся в дополнительном куске хлеба. В Кембридже было много таких, они прекрасно осознавали свое превосходство над другими. Просто некоторые это тщательно скрывали, а другие, наоборот, гордились этим. 
Прогулявшись по парку, он вернулся в университет. Пара по юридической психологии прошла успешно. Он действительно увлекся этим предметом. Джеймс был уверен - чтобы стать хорошим юристом, нужно быть хорошим психологом. Джеймс был одним из лучших студентов, плюс к этому он организовывал вечеринки и помогал первокрусникам. — Джеймс, спустись в пятьсот пятую аудиторию после обеденного перерыва, скажи, что пара переносится на завтра, мне нужно уехать. - преподаватель по юр. психологии, мистер Блейк, собирая свой кожаный чемоданчик, дал указание Сандерсу и поспешно удалился. Джеймс кивнул головой, а пока было время, решил немного перекусить. У дверей буфета стояла длинноволосая девушка. "Сара!" - сердце Джеймса бешено застучало. Длинные темные волосы, невысокого роста... Он прожигал ее взглядом, и как только она хотела повернуться, к ней подбежал какой-то парень. Сандерс ускорил шаг и прошел мимо.
После перерыва, он, как и обещал, был в пятьсот пятой аудитории. Там собралось много людей в ожидании мистера Блейка. Джеймс поднялся на кафедру, постучал в микрофон и сказал
— К сожалению, мистера Блейка сегодня не будет. Лекция перенесена на завтра, в семнадцать сорок пять. Всем спасибо за внимание. Можете быть свободны. - в третьем ряду слева сидела та самая "Белоснежка". Теперь он отчетливо видел черты ее лица. Глаза иссиня-черные. Кожа смуглая. Сандерс потрёс головой, чтобы избавиться от воспоминаний о сестре.
—  Здравствуй. Я предлагаю помощь первокурсникам. Есть какие-то проблемы, вопросы, пожелания? - когда людей в аудитории осталось совсем немного, он подошел к незнакомке. Рядом с ней сидел паренек, никуда не отходил и был явно напряжен. Мда. Если бы Джеймс знал, что это первые слова, обращенные к будущей жене, он бы придумал что-нибудь получше.

Отредактировано James A. Sanders (2015-03-18 21:31:58)

+3

4

Вв

http://image2.ru/2krota/uploads/posts/2010-01/0tv6vixg38_2krota.ru.jpg

Мария сидела за столом, на котором стояла кружка чая и тарелочка с парой булочек, положив подбородок на ладонь, равнодушным взглядом скользила по голодной толпе студентов, торопящихся закинуть в себя хоть что-то и смотаться на пары. Да, Кембридж еще тот лабиринт, а разбросанность корпусов столь сильная, что иногда задаешься вопросом – А зачем физкультура вообще? Пока добежишь от одного корпуса до другого как раз норматив на милю. Рядом без умолку трещал Брендон, то и дело пытаясь растрясти Марию и вовлечь в разговор, но та мотала головой, мол отстань, продолжала изучать лица. Все такие разные. И почему ей захотелось взять карандаш и сделать хотя бы пару набросков, но увы, в свое время девушка полностью отказалась признавать в себе зачатки генов матери, так и не став художником от слова «худо». Она могла рассказывать, придумывать образы, а вот бумага с ней не хотела дружить, принимая лишь всякие заумные мысли да правильные ответы.
Мимо прошла Кэтрин Штанмайер, ее соседка по комнате, которая с утра сделала всем в мозгу дыру, стуча как дятел по темечку, приговаривая:
- Учится надо днем, а ночью спать.
Что в итоге, все нормально встали, она не выспалась.
- Кэт, стой! Штанмайер! Вот ты ж…
Мария подскочила и бросилась в толпу, оставив изумленных собеседников с вопросом И зачем она тебе? Дернув девушку за рукав, Мария крикнула той в лицо, так как иначе Кэтрин не «слышала» и как оказывается не чувствовала:
- Кэт!
Та встрепенулась и замерла.
- Ты чего кричишь! Не в Колизее!
- А ты не на острове, чтобы игнорировать, когда тебя зовут.
- Так что ты хотела?
- Завтра семинар у меня, Анжелы и Бригитты. Ты понимаешь, что это значит?
- О нет! вы опять будете сидеть до утра. Когда сказали?
- На первой паре. Так что либо ты привыкаешь, либо мы тебе будем скотчем заклеивать рот. Честное слово, мне показалось, что после твоих нотаций, у меня в мозгу ветер.
- Какой ветер?!
- Дыра там у меня!
- Ты говоришь какую-то ерунду.
- Ладно. Ты просто не выспалась, вот и цепь на твоем велосипеде остроумия прокручивает.
Взяв ее под руку, чтобы Брендону было неповадно, вновь использовать ее как стойку для его руки, девушки пошли в аудиторию номер пятьсот пять. Но как бывает, не везет так не везет. Справа от нее, столкнув кого-то, упал Брендон. Вместо профессора кафедре подошел парень, которого Мария никогда до этого не видела. А так запомнила бы, это уж точно. Небрежно растрепанные волосы, высокого роста, телосложения… а в костюме не разглядеть. Рядом прошелся по толпе шепот и такой «умирающий» вздох:
- Он такой душка.
Мария усмехнулась. Он стал ей стразу не интересен. Раз так о нем отзываются барышни с ручкой меж пальцев за триста фунтов стоимостью, значит парень и сам такой же сноб. Отвернувшись, стала рассматривать свои туфли, теребя ручку рюкзака. Кэтрин ушла сразу, сказав, что будет в комнате пить снотворное, на что Брендон, рассмеявшись, спросил:
- Кто ее так довел?
- Мы.
Коротко и ясно. Его рука опять уютно устроилась на ее плече, но Марии было все равно. Она уже была мыслями в завтрашнем семинаре. Увидев остановившиеся перед ней ботинки горчичного цвета, Мария медленно подняла взгляд. Перед ней стоял тот, по ком тут умирали стайками. Но Милагрос сама оторопела, пристально смотря в его глаза. Голубые… она помотала головой, но не отказываясь, а стряхивая оцепенение. Но Брендон первым принял решение и поднявшись, взял Марию за руку, отчеканил: Разберемся сами, повел ее прочь. У двери, она обернулась, но увы, парень разговаривал уже с другими, и не обращал внимание на тех, кто так пренебрежительно отказался от его помощи.
В коридоре вновь толпа, а по внутреннему радио донеслось:
- Студенты первого и второго курса в актовый зал.
Мария выдернула руку, и просто шла рядом, а ее спутник все болтал с кем-то присоединившемся к ним на пути к актовому залу. Почему она его не пошлет? Да просто иногда он не такой болтливый зануда, сним бывает весело. Все расселись, на сцену вышел декан юридического факультета.
- Добрый день. По традиции, тянувшейся еще со дня основания университета, октябрь месяц музейной работы. Вы все будете разбиты на группы, по шесть человек. каждая группа будет отвечать за определенный участок в музее, и в течение месяца помогать сотрудникам с экспонатами: протирать, двигать, описывать. Делать все, что те скажут. почему делаем это?...
Кто-то крикнул:
- Музею много-много лет. Знаем. а можно сразу к распределению, а то тренировка.
- Вы правы, но перебивать не культурно.
Позади раздался шепот Майка:
- Если он не проглотит обиду, слушать нам мораль часа три.
- Не думаю. Смотри как переминается с ноги на ногу.
- И что?
- Торопится. Все просто.
Получавшие задание, выходили из зала. Мария ждала, когда назовут ее, чтобы идти учить получебника, как доносится:
- Зал истории войны Красной и Белой розы. Группа Джеймса Сандерса. - Поднимается голубоглазый. – Сандра Хемильтон, Брендон Моррис, Эдмунд Кэмерон, Бригитта Мартин и Мария Милагрос.
Они протиснулись мимо оставшихся сидеть в ожидании распределения, вышли на улицу. Брендон теперь уже видя какую-то ступорность девушки, взял ее под руку и смерил подошедшего к ним Джеймса. Но если ее «ухажер» подумал, что она из-за Сандерса такая, то ошибся. Времена правления Цезаря еще тот лабиринт из дат и событий, а всего лишь ночь дана.
- Отстань а?

Отредактировано Maria F. Sanders (2015-03-19 22:03:24)

+2

5

А незнакомка томно улыбалась, не сказав ни слова. Но в этом не было ни капли доли высокомерия. Напротив, казалось, она бы и не отказалась ответить, вот уже набрала воздух в легкие, но ее опередил тот самый паренек, которого Джеймс видел полчаса назад около входа в буфет.    —  Разберемся сами. - он демонстративно взял девушку за руку и потащил за собой.  Джеймс не стал ничего говорить в ответ, а лишь усмехнулся и покачал головой. " Просто ты слишком не уверен в себе, парниша." - сказал бы Сандерс, но, увы, не мог, ведь в стенах универа нужно вести себя подобающим образом,  и никак иначе. Он снисходительно отнесся к выходке этого парня, так как понимал, что, должно быть, он чувствует. "Он определенно запал на нее. Но они не пара. Это видно." - прокрутил у себя в голове и обратился к тройке девушек, которые стояли в стороне будто бы в ожидании куратора-второкурсника Сандерса. —  А вам, девушки, чем помочь? - с улыбкой спросил он, не оборачиваясь назад.  —  А у нас в комнате окно не открывается, похоже, там какой-то винтик сломался. Можете помочь? В долгу не останемся. - кокетливо сказала первая, а вторая подхватила мысль подруги, третья одобрительно интенсивно кивала головой. - Я не специализируюсь по части винтиков, но помощь вам пришлю. Ждите вечером. - деловито ответил Джеймс. Девушек такой ответ явно не устроил, но продолжать развивать эту тему не имело смысла, Сандерс уже был в пяти шагах от них, разговаривая с друзьями.   —  Что вечером делаешь, Джей? - Нолан, высокий, чернокожий паренек, похлопал Сандерса по плечу и ослепил белоснежной улыбкой.   —  А что? Есть предложения? Попойки не предлагать. Не могу отойти от выходных. - Джеймс сделал серьезное выражение лица и просверлил друзей острым взглядом.  —  Расслабьтесь. Или вы всерьез поверили, что я начал вести здоровый образ жизни? - ну а дальше всё как обычно. Нолан передал Джеймсу клочок бумаги, на котором был записан адрес сегодняшней вечеринки. Ребята часто зависали у друзей, которые жили в окрестностях Кембриджа, так как в кампусе устраивать шумные алкогольные вечеринки было запрещено, да  и не этично. Каждый третий мог бы спокойно снимать квартиру, но они не делали этого намеренно. Согласитесь, веселее находится почти все двадцать четыре часа в окружении шумихи и сверстников, нежели быть, своего рода изгоем, и после пар скудно и уныло отправляться в тихое логово.   —  Студенты первого и второго курса в актовый зал. - Джеймс закатил глаза и поплелся в назначенное место вместе с тремя друзьями. За сегодняшнее утро он уже заметно устал, поэтому мечтал поскорее закончить трудовой день и расслабиться уже вечером, на вечеринке. По дороге в актовый зал Джеймс развернул клочок бумаги.
King Street. 34 d —  Нол, чей этот дом? - заинтересованно спросил Сандерс, усаживаясь на место где-то в начале зала.   —  Здесь живет первокурсница. Сама родом из Кембриджа. Родители уезжают на уикенд в Лондон. Дом в ее распоряжении, вот она и решила закатить вечеринку. Джорджина Армстронг. Неплохая девчонка. - Джеймс кивнул головой и прослушал объявление. " О, черт! Как я мог забыть про этот музей." - Сандерс выходит к декану и ждет шесть подопечных. Из шести человек он знал только Эдмунда, да и то плохо - они пересекались пару раз. Джеймс объяснял, где деканат. "Опять эта девушка и ее дружок. Это уже интересно. Напасть какая-то." — Меня зовут Джеймс Сандерс. Значит так, завтра в десять утра встречаемся у входа в музей. При себе иметь перчатки и сменную обувь. - Джеймс поморщился. Десять утра - ужасное время, когда предстоит не спать всю ночь. - Это еще не всё. Желательно не пропускать. Если будете регулярно ходить, получите полуавтомат по истории.  А для тех, кто хочет поразвлечься сегодня, советую запомнить адрес. Кинг стрит, тридцать четыре ди. - взгляд Сандерса пал на Белоснежку. Он просверлил ее своим взглядом и подмигнул. — Буду рад тебя видеть. - легко и задорно произнес он. — И тебя, Сандра. Ты ведь хорошо танцуешь, Нолан мне нашептал. - от чего девушка залилась пунцовой краской. — Всем до встречи. С кем-то до вечера. С кем-то до завтра. - он был рад разделаться со всеми делами. А еще, ему было интересно, примет ли этот вызов миниатюрная брюнетка. Сандерс хотел познакомиться с ней, но этот Брендон крутился подле нее, словно Цербер. Вышел ( а быть может даже выбежал) из дверей университета и вдохнул полной грудью запах свободы. А потом достал сигарету и закурил. Без этого никак. Увы.

Отредактировано James A. Sanders (2015-03-19 20:29:33)

+2

6

Вв для него

http://www.desktopstars.ru/md/salma-hayek/page8/1024/Salma-Hayek-1024x768-063.jpg

Кругом одни начальники, куда не кинь взгляд, все намериваются помыкать первым курсом. Но Мария будет не Мария если позволит этому любимцу томительных душ щелкать пальцами только по той причине, что он…. А собственно кто он? Сандерс. Случайно не тот, кто так размазал на римском праве четверокурсника в каком-то поединке ораторов, на который Мария не попала по причине умирания на контрольной по математике. Если это он, то… Мария смотрела открыто и с искоркой во взгляде. они будто балансировали на одном канате, с которого попадали все рядом стоящие, и теперь или она его, или он ее скинет.
- Я думала там все выдают. Ладно, - сложила руки на груди, слушала дальше с большим интересом пытаясь в своей голове произвести выборы в президенты этого вечера – семинар с его тоской, или вечеринка с вызовом голубых глаз и отдыхом. То то Кэт выспится. И когда это Сандра успела показать свои таланты? Учимся всего-то второй месяц. Мария удивленно перевела взгляд на восторженную девушку, посмотрела чуть дальше нее на Бригитту и подмигнула. Подруга поняла сразу этот блеск в глазах Милагрос. Сегодня Цезарь будет лежать тихо, не шурша страницами книги, понимая, что проиграл в чистую веселью. Но сам император  бы непременно понял Марию.
Джеймс ушел, а Брендон готов был уже разразиться тирадой, набрав воздуха, как испанка подняв палец вверх, буквально приказывая тому молчать, задумчиво произнесла, смотря на подругу:
- Бриг… Ну может на часик сходим?
- А я что против?! Я уж думала мне тебя придется уламывать.
Оставив мечтательную Сандру, злого Брендона позади, взявшись за руки, девушки быстро скрылись за поворотом коридора, шепча, обсуждая коварный план.
Сбежав по лестнице, Мария обернулась на запах табака и голоса. Сандерс и его «коллеги» по цеху развлечения что-то обсуждали. Они встретились глазами, и испанка вернула ему его подмиг, тряхнула копной черных волос, легкой трусцой припустила к кампусу. Она приняла его вызов.
И все же книгу Мария прочла, бегло, рвано, лишь бы что-то отложить чисто на завтра в голове и не провалиться после таких успехов. Она бы сама не позволила себе этого. На ходу цитируя, расчесывала волосы, что никак не соглашались с ее предложением аккуратно лечь и не мешаться, все норовили взлететь в разные стороны. Выбор был прост. Испанский образ со слегка обнаженными, манящими мужчин частями ее тела, сапоги на каблуках, что звонко щелкали при ходьбе. И все это приправлено алой помадой и маняще-чарующим взглядом карих глаз. Кэт хмуро смотрела на сборы, ворча:
- А завтра как? Будете спать весь день.
- Упустить первое приглашение, значит остаться вне круга. А вот второе можно и отклонить.
Ну да, особенно когда тебе явно дают понять, что именно тебе из всех было сделано предложение. А остальные так вдогонку.
- Завтра будет праздник у всего кампуса. После пяти вечера не будет слышно никого, кроме жужжащих мух за окном, которым все никак не хочется найти норку и заснуть на зиму. Кэт, не переживай. Будем к часу. Или раньше…
Бриг рассмеялась:
- Ну да, к часу дня скорее.
Из окон лилась музыка. Возле дома можно было, наверное, только что просочиться между машинами, стоящими едва не друг на друге и вокруг. Дверь открылась и Брендон, ну куда ж без него, улыбаясь, раскрыл объятия:
- Ну ничего себе! Я сражен. Милагрос, опасная наша Мария.
Девушка взяла его за запястье и опустила руку, проходя мимо. А там, в гостиной, вовсю отрывались от земли студенты. В углах чопорные студенты, которые днем являли собой образчик примерного ученика престижного университета, ночью же преображались, сбрасывая маски, являли всем себя мастерами танца, поцелуев и разнообразными фокусами как взять стопку так, чтобы вызвать восторженные возгласы далеко нетрезвой толпы. Мария прошла сквозь танцующих, и увидела стоящего в стороне Сандерса. Уголками губ усмехнувшись на его окружение, взяла со стола стопку, и залпом выпила.
- Мария! – Бригитта крикнула, так как  звуки битов были такими, будто тут сборище глухих напрочь людей.
- Что? Развлекаться так по полной.
Диджей остановив музыку, объявил танец под музыку «Sam Brown Stop». Как оказалось Бриг брала уроки танцев, а Мария как истинная испанка умела танцевать едва заслышав музыку. Девушки повернулись друг к другу, проводя по плечу друг друга пальцем, резко столкнулись ими и вскинув руки, медленно стали оседать вдоль тел каждой, приседая на одну ногу, а вторую вытягивая назад. Легкий поворот головы, смыкание пальцев, и вот они кружат в медленном повороте, не разрывая взгляда. кто танцевал рядом, отступили, другие присвистнули, кто-то подбадривал их весьма пошлыми  вскриками. А девушкам и дела не было до других. Полностью погрузились в атмосферу песни, отражая на лице море страсти. Сзади на ее обнаженную талию легла чья-то рука, прижимая к себе, второй заводя голову за подбородок, и тут же надавливая на затылок, заставив опустить Марию опустить взгляд в пол, не позволяя той рассмотреть наглеца.

+2

7

Джеймс Сандерс жил в комнате номер шестьсот шестьдесят шесть с еще тремя парнями. За что их прозвали "адскими парнями". Вместе с ним жил Нолан, Джимми и Цао. В Кембридже ежегодно учится около ста разных национальностей. Цао, китаец, родом из Пекина, всегда заражал ребят смехом и позитивом. Этим он и девушек привлекал. Они умилялись над его шармом и простодушием. Цао учился на четвертом курсе, и был самым старшим из их компании. Джимми был абсолютным антиподом Цао. Он был капитаном университетской команды регби, каждый день ходил на тренировки и в тренажерный зал. Его мечта была стать известным спортсменом, его никогда не влекла наука и тяга к знаниям. Он не был глуп, но каждую проблему рассматривал довольно поверхностно.  Он вел блокнот, в котором был список тех девушек, с которыми у Джимми была близость. Между прочим, неделю назад Сандра Хемильтон была с ним на свидании. Джимми встречается с Сандрой, но благо девушка не знает о существовании еще двух. Джеймс всегда удивлялся этому поразительному дару Джимми. "И как он еще не спалился? Хитрый и изворотливый." Ну а Нолан играл в баскетбольной команде. Хотел стать вторым Майклом Джорданом. Плюс к этому Нолан был верующим христианином и по воскресеньям ходил в церковь (но это не мешало ему пить алкоголь) Нолан был на третьем курсе и уже два года встречался с Веро'никой. А что сказать о Джеймсе? Он был младше их, но при этом обладал весомым авторитетом. Никогда не был ничьей шестеркой. Ребята не ущемляли его права, он был душой компании. Нолан постоянно подыскивал ему девушку на длительные отношения, Джимми предлагал секс втроем, а Цао учил его китайскому. Все вмести они и правда были этаким адским хаотическим движением. В совокупности навыки одного, минусы другого и общие плюсы давали крепкую дружбу и поддержку. Сандерс будет долгое время поддерживать с ними связь и после университета.
В их комнате всегда был порядок ( что, вроде бы, не свойственно парням, однако, Нолан был абсолютным чистоплотным перфекционистом) Он вечно заставлял собирать раскиданные носки Джеймса и кидать их в корзину для белья, которая также имелась в комнате по настоянию Нолана. — Бросай свой баскетбол и дуй в священники. Буду называть тебя падре, а ты будешь отпускать все мои грехи после попоек и бурных ночей. - открыв шкаф, с улыбкой произнес Сандерс. Нолан дал ему щелбан. — Твои грехи отпустить сможет только сам Бог. Их слишком много. - Нолан плюхнулся на кровать, играясь с баскетбольным мячом. ( крутил на одном пальце.) —  О чем спор? - в комнату зашли Джимми и Цао. Все начали готовиться к вечеру. И если у девушек во фразе "готовиться к вечеру" сразу возникают ассоциации косметики, вечерних нарядов, выбора образа, прически и прочего, то в понимании адских парней готовиться - это выпить по бутылочке пива и обговорить план действий.
На Джеймсе были джинсы, фирменные ботинки и поло бледно-голубого цвета. ( что несомненно подчеркивало цвет его глаз) Кинг Стрит находился в трех кварталах от университетского кампуса. Ребята дошли до назначенного места за полчаса. Вечеринка уже была в самом разгаре. Не в их правилах было приходить в начале. Джеймс зашел в дом, пропихиваясь между плотным скоплением людей на кухню, дабы подцепить бутылочку пива. Сандерс открыл бутылку и задумчиво смотрел куда-то вдаль. — Джей, здесь Мишель. И Сандра тоже здесь. Мне нужна помощь. Если они столкнуться друг с другом, будет полная, тотальная катастрофа. - кажется, Джимми наконец-то влип. Две его девушки находились сейчас в этом доме, набитым студентами. — Я предупреждал. - Сандерс похлопал Джимми по плечу и засмеялся. " Люблю говорить фразу - Я предупреждал. Просто обожаю." Джеймс увидел тонкое, хрупкое запястье. Длинные тонкие пальчики, которые потянулись к рюмке  с текилой. Этот обжигающий напиток залпом полетел внутрь миниатюрной брюнетки. "Она пришла. Я знал." — Я дам тебе 50 долларов, если ты выпьешь три стопки текилы подряд, не запивая, и не прослезишься. - приветствие в стиле Сандерса. " Я рад тебя видеть" - в переводе на нормальный, человеческий язык. — Жгучая, как текила. Ты истинная испанка. Безусловно. - он не стесняясь прошелся взглядом по ее телу, особое внимание уделяя ее декольте. Всё это пришлось отложить, так как зажигательная песня вскружила кокеткам голову. Сандерс внимательно смотрел за происходящим, попивая свое пиво. Джеймс поставил пиво и обошел Марию сзади. Он прижал ее к себе, но всё происходящее длилось не более десяти секунд. Резко убрав руки, он вновь подошел к столу, на этот раз налил себе стакан виски. А, когда песня закончилась, он спросил — Ну так что, осилишь три стопки текилы?

Отредактировано James A. Sanders (2015-03-20 00:59:49)

+2

8

Горячая ладонь буквально обжигала ее тело, рука повелительно, не давая права сделать шаг в сторону, или отбросить от себя наглеца, зачарованная ощущением близости, Мария вздохнула глубоко, но тут же оказалась будто брошенной. И все же. Удалось зацепить Сандерса, хотя цели такой она не ставила перед собой. Ей не нужны были отношения, которым надо было уделять не только время, но и нервы. С таким как Джеймс спокойно находиться было бы просто нереально. Едва замолкала музыка, девушки обернулись.
- Да не вопрос. Наливай.
Бригитта одернула Марию, показывая, что не надо.
- Все будет нормально, - прошептала испанка, делая шаг к столу. Друзья голубоглазого обступили их, ожидая чьей-то победы, за которую они потом все дружно скрестят бутылки и бокалы, выпив. На столе оказались три стопки, заполненные до одной линии крепким напитком. Что я делаю?! Но проиграть значит показать слабость. Не в роду Милагрос это. – Считай.
Девушка улыбнулась, подхватив двумя пальцами стопку. Ее горло обожгло, что хотелось закашлять, но она сразу выдохнула. Касаясь второй стопки, сделала глубокий вздох. Язык отказался вообще воспринимать вкус, будто обиделся на безумность хозяйки. Выдох. Перед глазами как-то поползло все. Третья немного пошла не так, но Мария приподняла голову, выдыхая протяжно, стараясь сдержать слезы. Облизав губы, повела головой в сторону Сандерса, так как просто глаза отказывались ползти и ловить образ парня.
- Просто на будущее, не бери меня на слабо. А деньги отдай в фонд общества анонимных алкоголиков. Кажется, вы скоро там будете знакомиться с сидящими на стульчиках. – Икнув едва заметно, Мария похлопала стоящего рядом парня, - представление окончено. Девочкам спать, а мальчикам…. Отнимать у него пятьдесят долларов.
Бригитта как почувствовала, предложила подруге руку, и они вышли из дома, вдыхая свежий воздух.
- Ну и что это было?
- Это… Да так, парень возможно считает, что – Мария икнула уже в голос, - ой, кажется нам пора до кроватки. Завтра объясню.
Они медленно брели к кампусу, так как Марию штормовало как девятый вал, пробирал смех и икота не унималась.
- Бриг, слушай. А деревья ходить умеют?
- Ну, началось. Пить меньше надо.
- Вот выпила бы и сейчас мы бы вместе убегали от них. По-бе-жа-лииииииииииии.
Знаете как на беговой дорожке в спортивном зале бегаешь. Вроде и милю, а перед тобой все та же стенка. Вот также и девушки, а вернее одна из них. Казалось Милагрос, вот он кампус, а ощущение на ее два шага, дом делал десять.
- А чего он удаляется! Эй.
Бригитта умирала со смеху, едва держась на ногах.
- Прекрати смеяться! Мы с тобой и до утра не дойдем. Все. Привал.
Мария села на траву, и ее тут же повалило набок. Глупости делает каждый. Главное чтобы не было последствий. А так. Шестнадцать лет пора сумасшествия и безумия. Подняв палец вверх, испанка рассмеялась:
- Я гуманоид! У меня десять… нет, пятнадцать пальцев на руке.
- Если ты не прекратишь, я умру, прям тут, лопну от смеха.
- О нет! Бриг, я не смогу тебя по кусочкам собрать. Темно же.
- Прекратиииииии, - они смеялись лежа на траве, а где-то шумела музыка, кто-то пробовал первую затяжку, шептал первое Да. Золотая пора юности. – Кажется нас сейчас заметят. Притворись пеньком, я бревно. Быстро!
Мария шикала на подругу, отбиваясь от нее слабыми ударами ладоней, так как Бриг держалась за нее и тоже стала икать. Мимо них прошли несколько человек, не обратив внимания. Привыкли наверное. Девушки попытались встать, но вновь упали как черепахи на спину.
- Все. Я никуда не иду. Ты мне завтра прихвати учебники. Поверь найдешь тут же. Я буду спать.

+1

9

Fall Out Boy – Centuries
И она осилила эти три стопки. Взявшись за дело с самоотдачей, на все студенческий показ ( а в первую очередь, на показ Джеймсу) она выпила три стопки текилы. Ее курносый носик задрался вверх, чтобы слезы не вытекли из глаз. " До чего же забавная." - подумал в этот момент Сандерс, с добродушной улыбкой поглядывая на Марию.  — С такими темпами, ты в скором времени сама будешь сидеть рядом со мной на стульчике. Боюсь, втянешься. А женский алкоголизм не лечится. - скрестив руки на груди, с ухмылкой процедил Джеймс. Он и не думал обидеть девушку, прекрасно знал, что она воспримет его дерзость за своеобразный знак внимания. Милагрос резко развернулась, и немного повиливая бедрами, направилась в сторону выхода. — Ты непременно должен ее укротить, Джей-Джей. - присвистнув прошептал Джимми на ухо.  — Боюсь, сегодня ее укротила текила. Три рюмки залпом для маленькой девочки - это полный нокаут. - задумчиво проговорил Сандерс.  — Да, хватит тебе. Всего лишь три. - возразил Нолан, держа за руку Веронику, которая то  и дело оглядывалась по сторонам в поисках чего-нибудь интересного. Она бы и была образцовой девушкой, если бы постоянно не попадала в передряги. Причем приключения на свою пятую точку находила исключительно сама, без каких-либо посредников. Вот так талант.  — Я готов с тобой поспорить, что Мария уже не может посчитать количество пальцев на правой руке. Да и на левой. Да и вообще. - и только он сказал это, как в голову ему пришла идея. Он окончательно отложил пиво в сторону  и вышел из дома на поиски отважной брюнетки.  — Джеймс! - его окликнула хозяйка дома. " Интересно, откуда она знает меня." - он никогда с ней не общался. Белокурая высокая девушка с ярко-зелеными глазами, как у дикой кошки, подошла к нему и, завернув прядь за ухо, спросила:
— А ты чего уходишь? Тебе не весело? - Джеймс нахмурился, обескураженный таким нелепым вопросом от той, кто, собственно, закатил вечеринку. Он не хотел обижать ее, да и не сказать, что ему было скучно, просто персона Марии в данный момент привлекала его больше.  — Что ты. Не переживай. Я, наверное, скоро вернусь. Только улажу кое-какие дела. Если меня будет искать Нолан, передай, что я не спился и со мной все в порядке. - небрежно ответил Джеймс и пошел в сторону кампуса. Блондинка хотела взять его за руку и потащить обратно внутрь дома, но Сандерс лишь качнул головой, улыбнувшись. Найти Марию и ее подругу не составляло труда. Эта парочка что-то кричала и громко смеялась. Итак, где-то в траве, шевелилось это маленькое недоразумение. Мария закрыла глаза, что-то сквозь смех лепетала, а когда открыла, увидела Джеймса прямо перед собой. Он смотрел на нее сверху-вниз и ухмылялся.  — Я уже вызвал службу поимки пьяных девушек. У тебя есть десять минут, чтобы добраться до своей комнаты и лечь спать, иначе они приедут, заберут тебя, и ты навсегда останешься там. Страшно? - сказал он, пристально вглядываясь в глаза Марии. Два черных уголька весело плясали, зрачки то и дело бегали из одной точки в другую. — Бригитта, я провожу вас. - строго процедил Джеймс, протягивая руку Марии, чтобы та встала.

+1

10

Мария лежала на траве, улыбаясь как ребенок, смотря в небо. Было такое странное состояние, при котором ты будто паришь, или висишь, или… не понятно. Но плохо не было это точно.
- Бриг, смотри, а звезд то сколько.
Подруга сидела рядом, теребила ладонь испанки, поглядывая на ту.
- Давай попробуем встать. Ну черт тебя дернул пить. Представляю что завтра будут злые языки говорить.
- Они отсохнут, так как правды будет грамм плесени с этих языков. Да пусть хоть упьются словоблудием. Мне все равно. Я знаю, что и как, а чего хотят видеть другие – это их фантазия.
- Я бы переживала.
- О чем? О том «А она напилась и куда-то делась, наверное, с кем-то в углу предавалась непотребным вещам. Ха, три Ха.
- Ты смелая.
- Неа, я просто знаю кто я! Я – Мария Милагрос, - девушка вскинула руки вверх, будто пыталась доказать всем вокруг, что это имя будет узнаваемо в кругах адвокатских - будущий адвокат! а под одеяло смотреть будет только муж. Не переживай. Лучше скажи, как тебе Сандерс. Прикольный, да?
- Да по нему большая часть университета сохнет. Только и слышно. Ах, он так целуется, ах он так хорош. А какие глаза. Честно? Уже противно. И как он терпит это.
- Он в этом как гусь купается, - они рассмеялись, и Мария прикрыла глаза, не замечая, что подруга притихла. – А завтра мы с тобой будем сдавать что-то, и просто, - ее голос становился тише, Мария начинала засыпать, - обязаны хоть два с плюсом получить. Будем надеяться… - водила пальцами по воздуху, будто рисовала что-то свое, вовсе не смотря на «картину», и вскрикнула, открыв глаза. – Воттыжблинпривидение, - протараторила.
Мария часто задышала, прикрывая лицо руками. Она не ожидала, что Сандерс будет так рядом и весьма близко. Раздвинув два пальца, она посмотрел на него, склонившегося над ней. ох уж мне эта ухмылка, так и стерла бы с лица… поцелуем. Аааааа, не не не. Никто не слышал меня и я сама.
- Сандерс, - попыталась ударить его по ноге, но рука пролетела мимо и упала на траву. – откуда ты тут? хотя да, откуда и мы. Погоди… - она уже во все глаза смотрела на него, на мгновение перестала терять связь с реальностью, но потом и его «изображение» поехало, - а ты чего с пивом расстался? Кончилось? – попыталась подняться, но ее повело, спина вновь лежала на травяном покрывале, а сама испанка водила безумным взглядом, чувствуя, что если она не встанет, то ей будет завтра не то что плохо, лежание грозило заболеть, причем не слабо.
- А служба это ты? Страшно? Неа, весело. Там таких как я будет толпа после твоих споров. Или я одна поддалась… - вот его лицо, оп, Бриг рядом, оп Сандерс. Карусели, - я сама могу.
Сколько строгости в его голосе, будто папа. Уцепившись все же в его ладонь, подпираемая руками подруги, Мария поднялась, проверяя ноги на амортизацию. Перебор. Ее пружинило как прыгунчик. И было уже все равно, стоять неинтересно, кружит, качает, роняет. Упав головой на плечо парня, сделала шагов пять заплетающимися ногами. А потом земля куда-то делась, и Мария ощущала, что парит.
- Надеюсь, она отойдет к завтра.
Милагрос слышала разговор, будто сквозь толщу воды, уместившись в руках Джеймса. Но не понимала, что это он. Мысли потерялись, сон давил как тысяча бетонных плит. Где-то охали соседки по комнате, вероятно расстилая ее постель с огромной розой на подушке и подельнике, сгребая в строну медведя Архимеда в половину человеческого роста и тряпичную куклу Афину с мечом и щитом. Скорее всего, с тумбочки как всегда полетит ее книга латинского и сборник текстов римских ораторов. А потом тишина.

Утро. Мария простонала в подушку, вытянулась на кровати, бубня:
- И кто лампу включил? Выкрутите лампочки! Не издевайтесь!
- Эту лампочку вряд ли. Вставай. И так первую пару проспали. Ну Кэт, ну погоди. Не разбудила.
Как оказалось, Мария и Бриг пришли первыми и рано, а вот другие девчонки подтянулись к трем ночи. Мучительно поднявшись, испанка встала, не убирая подушку от лица, шаря одной рукой по тумбочке, ища… а собственно что?
- Не пойду на зачет. Пусть прогул ставят.
- Эээ нет. а у кого я списывать буду?
- Я вот такая, - убрав подушку от лица, Мария одним глазом взглянула в зеркало, - никуда не пойду.
Комнату едва не разнесло от дружного смеха:
- Тут все такие.
Они кое-как собрались, пока Бриг не принесла лед, и все стали протирать лицо, просыпаясь от холода и явного облегчения. А по коридору уже с криками бегали проспавшие, и открыв дверь, Мария поняла, что таких весь кампус. То то преподаватели будут без работы. Мимо пронесся какой-то парень, потом другой, но остановился:
- А ты молодец! Так уделать Сандерса.
Закатив глаза, испанка хлопнула дверью под дружный хохот.

Отредактировано Maria F. Sanders (2015-03-20 23:31:07)

+1

11

Она лежала на холодной траве и смеялась над Джеймсом. Но он не был в обиде, ее голос, смех, безобидные детские шутки, наоборот, заставляли его сердце теплеть и быстрее биться. Он скучал по искренности. Да. Именно по ней. Ведь  сейчас сплошь и рядом двойные стандарты и ценности, которые и ценностями назвать-то сложно. Сандерс завидный жених только потому, что чуть ли не половине прекрасного женского пола нужны деньги и респектабельный муж. После окончания Кембриджа Сандерс наберет авторитет, начнет работать. Плюс ко всему, ему даже проходить собеседование не нужно, ведь огромная компания его отца в скором времени перейдет в его цепкие лапы. Но, между делом, не всё так просто, ведь отец Джеймса не отдаст ему компанию просто так. Он долгие годы будет мучить мальчишку, доводя до точки кипения. ( и не лучше ли пройти простое собеседование у работодателя, и не быть под родительским гнетом и постоянным контролем?..) Но речь сейчас не об этом. Сейчас он помогает встать на ноги невинному цветку, бутоны которого вот-вот раскроются, озарив своей красотой, всех и каждого.
— Воттыжблинпривидение - "пьяное маленькое чудовище" Эта фраза заставила сменить его гнев на милость, он старался оставаться таким же взрослым и серьезным, но уголки губ предательски поползли вверх. И уже тогда Сандерс понял, что не сможет долго злиться на Марию.
Нехотя, но всё же девушка приняла помощь от Джеймса и поднялась с холодной земли. — Поддаются все. И ты не исключение, как бы ты сама того не хотела. Я между прочим слышал, что ты меня обсуждала. Слишком громко говорили, сами виноваты. Но не переживай, я сделаю вид, что вовсе этого не слышал. - со смехом сказал Сандерс. Он скептически относился к тому, что говорили за его спиной. Девушки в основном обсуждали его упругую задницу, глаза и улыбку, а парни точили на него зубы. Но и в первом и во втором случае, Джеймсу было, мягко сказать, плевать, потому, как он искренне не понимал, почему все так уделяют внимание его персоне. С первого курса, с первых дней пребывания  в Кембридже он просто хотел быть активным. Хотел прожить студенческую жизнь так, чтобы запомнить потом на долгие годы вперед. Хотел успевать всё, именно поэтому за два года обучения в университете он попробовал практические все кружки и все направления, начиная с театрального и заканчивая исследовательской научной деятельностью. Он пробовал себя во всем, не забывая о главном - юриспруденции, которая всегда стояла на первом месте. Сандерс не был лучшим ни в театре, ни в науке, но его запомнили, как активиста с неплохим задом. Каждый день он заводил новые знакомства, каждый день видел новые лица. Память на имена у него была хреновенькой, если честно, но имя Мария он сразу запомнил. А как же не запомнить обворожительную обладательницу этого имени? Сейчас Мария была на его руках. "Легкая, как пушинка. Мог бы носить ее каждую секунду, все равно бы не почувствовал." - поймал себя на мысли Джеймс. Духи Милагрос вдарили ему в ноздри : аромат был наиприятнейший; довольно свежий, неброский, по-настоящему весенний, но в тоже время с нотками чего-то жгучего, испанского.
— Бригитта, и часто с ней такое случается? - они медленно шли в сторону кампуса и затеяли разговор.
— Нет, конечно. Ей всего шестнадцать. Она у нас умница, просто гений. - бросила в ответ Бриг, интенсивно жестикулируя руками и поглядывая на полусонную Марию. Сандерс удивленно вскинул брови и чуть ли не уронил Милагрос. " Она еще совсем девочка." Сандерс почувствовал некое угрызение совести за то, что сам помог ей напиться сегодня. Он бы вмазал любому, кто заставил бы Сару выпить стопки текилы.
— А откуда она родом? - немного подпрыгнув, чтобы крепче ухватить Марию, спросил Джеймс.
— Из Валенсии. Ее отец профессор, ученый. Он ей так часто присылает письма, скучает. - Бригитта вспомнила, как только сегодня с утра ее подруга радостно размахивала им перед ее носом. Так за разговором с подругой Марии Джеймс и не заметил, как они вошли в их комнату. Атмосфера там была крайне девчачьей, но довольно забавной.
Он уложил девушку в ее постель, а Бриг тем временем убирала все игрушки и куклы. У Сандерса подрагивали губы. Он смотрел на это милое невинное существо и не мог сдержать порыв эмоций. Нет, Джеймс не романтик. Не поэт. Но эта картина затронула его до глубины души, ибо очень напоминала картину из прошлого. Всего два года назад Джеймс убирал игрушки, укладывал Сару, сидел на уголке ее кровати, пока та окончательно не уснет. Теперь все  в прошлом. Он другой. Её больше нет.
— А дальше я сама. - пробубнила Бригитта. Сандерс пожелал спокойной ночи, уходя кинул взгляд на спящую Марию.
Сандерс не стал возвращаться на вечеринку. Он был слишком загружен мыслями, поэтому просто пошел спать. Тем более в десять утра ему нужно было быть в музее. Когда Нолан, Цао и Джимми вернулись, Джеймс уже давно спал крепким сном.

На следующий день.
Сандерс был, как огурчик и у входа в музей ожидал своих подопечных. Ему не терпелось увидеть Марию и соорудить пару шуточек в ее сторону. Все шестеро сегодня опаздывали. Джеймс сел на ступеньки музея и достал сигарету. С утра с друзьями поболтать так и не удалось, они все спали непробудным сном, но Джеймс чувствует, что сегодня, когда он их встретит, они будут выедать ему мозг и устраивать расспросы по поводу его резкого исчезновения вчера на вечеринке.

Отредактировано James A. Sanders (2015-03-21 01:32:30)

+1

12

Они собирались, смеялись, весело обмениваясь шутками об увиденном вчера, как громкое. О черт! не заставило всех обернуться. Бриг стояла посредине комнаты с тапочками и перчатками.
- Музей!
- Точно! – Мария кинулась к часам, - мы опаздываем, прилично… на много… а впрочем, - она остановилась и рассмеялась, - у нас главный кто? Джеймс Сандерс. А он что? Служба спасения. А это значит?
- Мария, не убивай мой мозг логикой в похмельное утро, - взмолилась сидевшая на кровати Анджела, смотря на всех взглядом "Закройте дверь с той стороны и возвращайтесь послезавтра".
- Да ладно тебе, - Милагрос отмахнулась, - Он нас вряд ли сдаст, настучит про опоздание. Но вопрос в другом – зачет.
И тут в дверь сильно постучали, и Анджела доведенная всеми до состояния кипения самого тугоплавкого металла, распахнула дверь, рыкнув:
- Придурок! Дай поспать, иди отсюда.
Брендон так и застыл с поднятой рукой, чтобы постучать еще раз, а его лицо вытянулось как спагетина. Синди, девушка с ангельским личиком, но отнюдь не поведения одуванчика, молчавшая до этого (она вообще молчалива в основном, но как-то вписалась в эту компанию, и девушки уже не представляли себе вне своей пятерки) медленно подошла к двери:
- Если ты сообщить что-то хочешь, открыв свой рот, то говори, а нет, я уберу руку с плеча подруги, - постучала демонстративно пальчиками по Анджеле, - она поможет тебе найти выход, причем, не касаясь тебе вовсе. Навигатором станет.
- Да ну вас! Недопили что ли вчера? Чего злые? Зачет будет завтра! А еще завтра соревнования по баскетболу между юристами и биологами.
- А мне нравится этот университет, - Анджела встрепенулась, блаженно улыбаясь. – Баскетбол, баскетболисты… Ты прощен Брендон. Дай одеться.
- Мария я тебя жду внизу.
- Хорошооооооо, - испанка усадила Архимеда и Афину на кровати, - Бриг, а что вчера было после того как появился Сандерс?
- Стоп стоп стоп, - уже Синди будто очнулась, - ты сказала Сандерс? Рыженький, голубоглазый, с ехидной улыбкой? – Мария кивнула, как ни в чем не бывало собиралась в музей. – И что было?
- А это нам может поведать только Бриг. Я отключилась.
- Ты напилась? – Анджела стояла в изумлении.
- Ну как напилась. Так в легкую. А нечего меня на слабо брать.
- Так это ты выиграла пятьдесят баксов у Сандерса?? Все жужжали, а мы в догадках, кто ж так смог.
- Да чего там мочь то? Три рюмки залпом. – Мария скривилась, вспоминая привкус на языке. – А это гадость.
- Ну ладно. А дальше?
- А дальше для меня утро. Бриг, ничего такого я не ляпнула?
- Ну как сказать…. – подруга хитро протянула слова.
- Только не говори, что мы с ним… - испанка охнула от осознания своего безрассудства, но внутри теплилась надежда на разумность Сандерса.
- О нет! я, верно, сохранила тебя для мужа, - они рассмеялись, и мария облегченно вздохнула, – но ты на всю округу признала его красавчиком. И он слышал это.
- Ааааа, ну фух, это ж и так ясно без моих слов.
- Синди, в следующий раз мы идем на вечеринку с ними.
За разговорами и смехом, они разошлись каждый к своим заданиям благотворительности и бесплатной раздачи рабочей силы. Бриг и Мария шли под ручку, а позади мчался Брендон.
- Вы как вышли, что я не заметил? – он был явно раздражен. Вчера он потерял испанку из виду, потом узнал, наверное, куда она делась. И вот теперь. Бригитта улыбнулась, отпустив руку Милагрос, что-то рассказывая, а Мария опять почувствовала тяжесть на своем плече.
- Слушай, у меня печать стоит «Мария подставка для Брендона»? чего ты на меня вечно наваливаешься?
- Ты моя девушка. Привыкай.
Испанка закашляла, уставилась на парня. Вот уж вовсе наглость первой степени. Называется без меня меня женили.
- Не угадал. Я ничья. Я своя собственная. А если хочется все и сразу, так это тебе по другому адресу.
- Не ерничай. Как появился Сандерс ты стала какой-то другой.
И в подтверждение его слов, на лестнице при виде подходящих первокурсников, поднялся Джеймс, явно недовольный их опозданием. Молча кивнув им, повел на место работы. А тут было очень интересно. Рыцарские доспехи, картины размером с приличный ковер висели на стенах, мебель той эпохи. Мария пока переобувалась, чуть не упала раза три, крутя головой.
К ним подошел куратор зала.
- Кто имеет понятие о линиях совмещения теней?
Мария задумалась. Мама когда-то рассказывала как сделать так, чтобы контуры объектов не смотрелись так явно выдернутыми друг от друга, и показывала ей движения кистью.
- Ну я слышала.
- Ну так вот. Два раствора. Для темного и светлого. Надо обработать картины.
- Ого! А что реставраторов нет? вдруг я испорчу. Нет, не буду.
- Если бы это могло испортить, мисс Милагрос, то вас бы на пушечный выстрел не подпустили сюда.
Мария покраснела, беря два ведерка и кисточки, нахмурившись прилюдному отсчитыванию за свою глупость, пошла к высокой стремянке. Взяв кисточки в зубы, залезла, повесив ведра на специальные крючки, рядом висели тонкие тряпки. Перекинув ногу, наверху было мягкое сидение прибито, будто оседлала лестницу, связала волосы в пучок, присмотрелась к картине. Мелкие трещинки, едва уловимые, если не знаешь где искать, покрывали полотно. Рядом поставили еще одну стремянку, на которой оказался Сандерс.
- Предупреждаю, пить не буду, - тихо рассмеялась.- И прости за вчера, если обидела. Ничего не помню. Ну и за помощь получишь шоколадку. Но это потом.
Мария застыла, с кисточкой, смотрела в улыбающиеся глаза Джеймса. Так легко с ним, нет того груза как с Брендоном.

Отредактировано Maria F. Sanders (2015-03-21 14:51:11)

+1

13

Кинув окурок от сигареты в урну, Джеймс кивнул пришедшей шестерке. Он при всем желании не мог скрыть своего недовольства, но в тоже время понимал, что потерять счет времени на первых в жизни настоящих вечеринках и проспать утренние будильники - обычное дело для первого курса. Что уж там говорить, даже для последнего. Просто люди бывают разные. У кого-то есть внутренняя установка и чувство долга, осознание того, что от него, возможно, завися другие, а кто-то забивает на все дела и живет как хочет. — И вам утро. Утро доброе. - скептически произнес он и повел ребят внутрь здания. На Марию он даже не взглянул, не хотел, чтобы его взгляд на ней кто-то уловил. Сейчас итак много слухов поползло, а Сандерс больше всего на свете ненавидел чужую болтовню за своей спиной. Миссис Уотсон, женщина лет пятидесяти пяти, была смотрительницей  зала истории войны Красной и Белой розы. Она расплылась в улыбке, когда увидела светловолосого Джейма.  — О, Джеймс. Я думала, вы уже и не придете.  Доброе утро. - женщина поздоровалась сначала с Сандерсом, затем обратилась к остальным ребятам. Она была невысокого роста, немного полная, в очках, подвешенных на золотой цепочке, чтобы не терять их и надевать в любое время. Причёска короткая, волосы каштановые, а глаза ярко-зеленые. Сандерс помогает ей уже второй год, здесь ему всегда рады.  Он немного поболтал с миссис Уотсон, проследил за тем, чтобы все были  в сменке и перчатках, а затем вышел в просторный холл, где кроме него не было ни души. Задумчиво уставился на какую-то картину, как вдруг сзади его кто-то окликнул :
— Я понятия не имею, что было вчера ночью, но до меня дошли кое-какие слухи. Мария моя девушка. Понимаешь? - на плечо Джеймса упала рука Брендона. Его цепкие руки прямо-таки вцепились в кожу Сандерса, от чего тот напрягся, но виду не подал.
— Твоя проблема в том, что ты слишком не уверен в себе. Тебе не хватает мужественности. - даже не оборачиваясь, медленно, но отчетливо проговорил Сандерс, всё еще смотря на картину.
— А твоя проблема в том, что ты слишком уверен в себе. Слишком пафосно, слишком. Это бесит. - сквозь зубы процедил Брендон, отпуская свою руку с плеча парня.
—  Я создан для того, чтобы бесить людей, Брендон. А теперь иди работай. Разговор бессмысленен. - Брендон кипел от злости. Его лицо приобрело неестественный красный оттенок, но он ничего не мог с этим поделать. Сандерс же и правда не хотел обидеть мальчишку, но он не рассматривал его, как своего соперника или конкурента даже на хотя бы пять процентов из ста.
Джеймс жутко не выспался, очень хотел поскорее закончить дела, вернуться в комнату и лечь спать. А тут еще какой-то первокурсник заявляет свои права на девушку, которая достойна гораздо большего.
Вся эта ситуация жутко раздражала Сандерса, но он пока не понимал, к чему это все приведет. Еще какие-то пару дней назад он и не подозревал о существовании Марии Милагрос, а сегодня все разговоры сводятся только лишь к ней.
Брендон ушел, оставив Джеймса одного. Он еще немного постоял, потупив взгляд уже на другую картину, а затем вернулся в вверенный зал, чтобы помочь первокурсникам.
Сандерс поставил стремянку рядом с Марией. Все были заняты делом, и только лишь зоркий глаз Брендона то и дело поглядывал в их сторону, но Сандерс предпочел сделать вид, будто бы совершенно этого не замечает.
— Голова не болит, принцесса? - ехидно спросил он, ловко орудуя кисточкой ( приноровился за два года)
— Ооо... Так меня еще никогда никто не обижал! Вчера узнал о тебе всего понемногу, спасибо Бригитте. Она была разговорчива. И да. Мне понравился твой медведь. Чей это подарок? Как его зовут? - с улыбкой спросил Сандерс.  Он хотел немного больше узнать об этой уникальной девушке. " Красивая" - подумал Джеймс, глядя на нее. Длинные роскошные волосы были убраны, полностью открывая его взору лицо. Немного пухлые, еще детские щечки; озорные глаза, и тонкие кисти рук - всё это просто сводило Сандерса с ума и сбивало с толку. — Я бы поспорил с тобой еще на что-нибудь. Уж очень мне нравится с тобой спорить.

Отредактировано James A. Sanders (2015-03-21 23:43:27)

+1

14

Они сидели, будто на жирафах, которые качали «шеями» от их малейшего движения. Но вероятно оба и Мария и Джеймс обладали чувством пространства, ловили легкое покачивание стремянок, балансировали, тянувшись к картине.
- Нет, не болит. А я правда обидела? – Мария села на лестницу, растерянно посмотрела на Сандерса, который улыбался. Прекрати ты улыбаться, и девушка едва успела одернуть себя, что бы не пройтись кисточкой по его улыбке. Так, что-то ты совсем контроль теряешь, милая, это последнее, что на таком расстоянии делаешь с ним. – Да, - вслух ответила своим мыслям. На вопросительно вскинутую бровь парня, она отмахнулась, - да, Бриг умеет… что??? Она рассказывала обо мне?! ну прекрасно, - испанка драматично закатила глаза, приложив ладонь тыльной стороной ко лбу, косо посмотрела на Сандерса, - ты узнал мои тайны! Ах, я опозорена, и замуж никто не возьмет.
Она рассмеялась на весь зал, что казалось, стены задрожали.
- Мария, аккуратнее, - голос Брендона вызвал у нее усмешку. – Ты упадешь.
- Не зуди! Вроде не муха, - девушка вернулась к обработке картины.
Ну почему до нее доходит так туго. В мыслях всплыл медведь.
- Ты и в комнате был. Что ж ночевать не остался? Или Бриг выставила как лишний предмет интерьера. Она может. Так мы потеряли в бою с ней два тумбочки и стул, - она смеялась тихо, лишь плечи и рука подрагивала. – А медведя подарил папа, когда мне было шесть лет. Я тогда в школе, в коридоре доказывала, что знаю законы Архимеда, что я читала о них. А мне не верили. И я села в коридоре на лавочку и сказала, что не уйду, пока меня не заберет папа. Ему позвонили, объяснили. И вот у меня Архимед, который приехал тогда за мной. А я все равно доказала, что знаю. Знаешь как? Налила в таз воды, поставила на парту и положила туда пенал мальчика, с кем спорила. Вода вышла за края, а дальше ты представляешь. Архимед стойко отбывал наказание со мной.
Мария уже не работала, а сидела и рассказывала истории, а Джеймс работал за двоих, переползая на ее половину картины.
- А не боишься проспорить? Вон про вчера все трещат без умолку. Наш кампус просто как улей. И да, я выиграла? – протянула руку, - выигрыш верни мой.
Дело спорилось под разговоры, и через час они закончили верх, что надо было спускаться ниже. Они слезли, и пока Джеймс выставлял высоту стремянок, Мария принесла бутылки с водой, протянула одну парню. Молча попивая, девушка рассматривала картину, подойдя ближе, аккуратно трогая пальчиком.
- Это ж сколько терпения надо такое нарисовать?
И они вновь залезли. Усталость немного подкрадывалась, что говорить не хотелось, стало жарко от напряжения. Частота смены цвета была чаще, и смена растворов стала чаще, что Мария прикусив зубками нижнюю губу, сосредоточенно всматривалась в изображение, чтобы не ошибиться. Спина затекла, руки дрожали, а лицо вспотело, что выбившиеся из хвоста волосы, прилипли.
- Все. Не могу больше. А можно завтра продолжить? А то я не разогнусь просто.
На полу как то стало проще. Потянувшись, позвала Бригитту.
- Ты все? А то надо бы перед матчем хоть что-то в голову вложить, раз такой шанс выпал не упасть в грязь лицом перед Цезарем.
- Ага, ты упадешь. Не удивлюсь, если еще и на латыни ответы подсунешь мистеру Робертсу. То то смеху будет. Он ж не проверит работы, будет твою проверять.
Они смесь, стали оттирать руки от всяких средств обработки.
- Ты готова?
- Нет. Ты иди, мы догоним… может быть.
- Ты на матч пойдешь? Я зайду. – Мария хотела было отказаться, как голос Брендона, не принимающий никаких возражений отчеканил, - я зайду. Так что жди.
Спорить себе дороже, и Мария сказав Сандерсу. Пока, пошла с подругой под руку из музея. Ей хотелось, чтобы зайти за ней предложил не Брендон, доставший ее за неделю хуже чем медведя пчелы, а Сандерс. Странно как-то все. Сутки, а уже такой интерес в ней к нему. Учиться надо, а она думала не о том. Вспомнился отец, и Мария прогнала мысли о парне, понимая, что это не даст ей быть для папы лучшей.

Вечером, когда до матча осталось примерно час времени, Мария закрыла учебник, устало протерла глаза. Идти уже никуда не хотелось. Подушка, которую она скомкала в порывах непонимания тех или иных высказываний, пытаясь вникнуть, манила сильнее общего веселья, которое обещал матч. Анджела спала, Кэт дремала. Бриг и Синди что-то писали. Идиллия для ботаников.
В окно полетел камешек. Они переглянулись. Бриг выглянула, как сидевшая ближе всех к нему.
- Мария, это кажется тебя.
Испанка застыла, скрестив пальцы.

Отредактировано Maria F. Sanders (2015-03-22 01:13:01)

+1

15

— Не переживай, она ничего такого не рассказывала. Знаю только что ты родом из Валенсии, тебе шестнадцать лет и что твой папа профессор. На этом пока всё. - спустившись с лестницы, произнес он. Возьмут тебя замуж, не переживай. Еще очередь стоять будет, так и знай. - совершенно серьезно сказал он. Для него девушки делились на два типа : 1) погулять 2) строить отношения. Так вот с той, с которой он гульнул пару раз, он никогда не будет строить серьезные отношения. Да и смысл? Если девушка так просто ложится с тобой в постель, есть высокий риск того, что она на следующей неделе ляжет в постель с другим, а Сандерс не привык кого-то делить. Он жуткий собственник. В их диалог была вставлена реплика Брендона. Сандерс, перейдя на шепот, сказал : — Ты бы присмотрелась к этому пареньку. Он в тебя по уши влюблен, даже страшно представить насколько.   Джеймс не язвил, после сегодняшнего разговора с Брендоном, он всерьез задумался над происходящим. Есть парень, который так старательно добивается Марию, почему, собственно, не дать ему этот шанс? Джеймс уже понял, что не под каким предлогом не обидит эту девушку, и побаивался, что нечаянно причинит ей боль или даже некие неудобства. Ведь, увы, девушки от Сандерса просто выли. Его бывшая до сих пор ищет с ним встреч, хотя они встречались всего лишь пару месяцев. Она и на вечеринке вчера была, просто Сандерс не хотел даже видеть ее,  и ребятам давно сказал, что не хочет слышать и каплю новостей об этой персоне. Он не держал на нее зла, но она слишком часто вешалась ему на шею, от чего у него образовался рвотный рефлекст при одном только ее виде.
А потом Мария и Джеймс разговорились : парень узнал о забавной истории появления Архимеда в ее жизни, рассказал, что у него тоже был медведь. Линкольн. Но брать его с собой в Кембридж не стал, оставил у сестры. Правда не уточнил, где сестра. ( пушистый Линкольн уже два года сидел на холодной плитке, охраняя Сару) Рассказывая свои забавные истории из детства, ребята плавно перешли на обсуждение картин и искусства. Джейму было интересно слушать ее мнение, вид на все, что происходит вокруг нет. Немного наивно, по-детски, она говорила о серьезных вещах, что не могла не задеть Джеймса. Он еще раз отметил, что эта девушка  и правда умна не по годам. Они разговаривали без умолку, но пятиминутный перерыв все-таки устроили, когда Мария отлучилась буквально на пару минут за водой. Протянув бутылку Джеймсу, брюнетка лучезарно улыбнулась, заставив Сандерса улыбнуться ответно. Последние пятнадцать минут они усердно работали до пота лица. Сандерс то  и дело косился на Марию и улыбался. Ему нравилось ее сосредоточенное лицо и серьезный вид. — Конечно, можно продолжить завтра. Признаться, я думал, ты скажешь это намного раньше. И вот, возьми. - когда руки наконец-то освободились, Джеймс полез в карман и достал пару бумажек зеленых. — Своё слово всегда держу. Уходя девушки постоянно болтали о матче, Джеймс сделал вывод, что сегодня они туда пойдут. Прощаясь, Джеймс пожал руку Марии, как великого труженика, сделав лицо, что вот-вот наградит ее медалью.
Когда первокурсники ушли, Сандерс еще на час остался, попивая чаи с миссис Уотсон. Вернулся в комнату позже обеда, где его уже поджидали друзья.
— Ты скучный. Ты зануда. Ты ушел вчера, объявляем тебе байкот. - с особой интонацией сказал Джимми.
— Я скучный. Я зануда. Вчера ушел и правда хотел вернуться, но назад было лень идти. Ты справился со своими девушками? - прыгнув на кровать с ногами, спросил Джеймс. На его ноги строго посмотрел Нолан и зашипел, Сандерс закатил глаза и убрал их с кровати.
— Да. Адреналин играл в крови. Еще немного, и спалился бы. Ведь ты должен был меня прикрыть, что ты за человек такой, Сандерс. Не друг ты мне больше. Если бы они обе бросили меня, тебе пришлось бы вытирать мои сопли и слюни. - страдальчески сказал Джимми. Но Джеймс прекрасно знал, что Джимми нашел бы еще двух, а о тех даже не вспоминал. Потом разговор зашел о Марии, где Сандерс был не очень-то многословен. Он не хотел, чтобы ребята заподозрили что-то серьезное или хотя бы интерес, который у него, безусловно, присутствовал.
Он проспал до вечера, проснулся в седьмом часу.
— Слыш ты, соня, на игру идешь?
— Иду, только улажу кое-какие дела. - у Джеймса не было особого желание смотреть игру, и он бы спал дальше, если бы не внезапная идея, которая только что ударила его в голову.
Вечером, с помощью меткого глаза Джеймса, маленький камушек попал точно в цель - в окно комнаты, где жила Мария. Бригитта высунулась, улыбнулась и отвернулась, а через пару минут окно открыла Мария.
— Выходи, мы едем гулять. - прокричал Сандерс, кивая в сторону красного "ямахи", который Джеймс одолжил полчаса назад у своего друга.

Отредактировано James A. Sanders (2015-03-22 13:52:52)

+1

16

Загадочный взгляд Бриг был для Марии как сигнал. Она бросилась к окну, опираясь на плечо Синди, распахнула окно. Испанка едва не выпала в него, как внутри все скакнуло от стоящего под окном и улыбающегося Сандерса. Так романтично.
- Гулять… - а внутри голосок Ты куда это так резво собралась с ним? Стать очередной «мисс лежавшая под Сандерсом». Но я не буду лежать… Ну это ты так думаешь… Этот мысленный диалог продолжался буквально доли секунды, и Мария, наклонила голову набок, пристально посмотрела на парня. – Ага, жди. Я сейчас.
Закрыв окно, поползла по столу обратно. Синди сидела с открытым ртом, Бригитта смеялась. Кэт и Анджела протирали глаза с вопросом Что-то произошло?
- Мария, - Синди повернулась, - это тот о ком я думаю?
- Не знаю. Я мыслей твоих не читаю. Но это Джеймс.
- О! Уже Джеймс, это интересно, - Анджела оживилась, садясь на кровати.
Испанка выпрямилась, посмотрела на каждую из девушек, закатила глаза:
- Прекратите! Вы ж меня не дослушали.
- Ну, ты поведай.
- Не пойму, завидуете или что?
- Нет, просто мы тебя не пустим с ним. И все. Так что куда ты там собралась? Гулять? Отменяется.
- Эй! Вы чего! Я еще тут себе мам и пап не находила! Прекращайте!
- Ты понимаешь, что хочешь сделать? Тебе мало вчерашнего?
- Да блин! – Мария топнула, садясь на кровать, - я собираюсь на матч, а куда он мне все равно. Вы что?!
- Ааааа, - все разом зашевелились, - так это…. Пойдем все.
- Ну, вы даете! А я то думала вы подруги, а вы дополнительные уши моих родителей! Не, ну это надо было такое в голову пустить! Ну вы….
Мария возмущалась под смех подруг, и оказавшись у двери, замерла.
- А знаете, я наверное… - и на крик Стой! рассмеялась, - подожду вас на улице и мило с ним поболтаю. Быстрее.
Милагрос выскочила на улицу, поправляя куртку, сбежала по ступенькам. Ветер набросился на нее, набросив распущенные волосы на лицо, что пришлось, почти вслепую идти в сторону Джеймса, собирая копну в хвост ладонями.
- Привет, - остановившись, достала из кармана шоколадку, - я обещала. Держи. А откуда чудо-конь?
Она обошла мотоцикл, проводя пальцем по рулю, нажимая на кнопочки. Ей дико хотелось почувствовать скорость, ветер, прижаться к спине Сандерса и просто мчаться, но нет. Девушка видела в его глазах интерес, перемешанный с некоторым победным вызовом. Мимо них проходили студенты, чуть тормозя, смотрели на мотоцикл, потом на Марию и уже потом на парня.
- Понимаешь, - Милагрос ждала, когда выйдут девчонки, - я бы с радостью прокатилась с тобой, но мама не велит. А на счет влюбленного Брендона… Не всегда мы получаем желаемое.
И тут ее позвали.
- Не скучай!
Она помахала оторопевшему парню рукой, и убежала за подругами. Обернувшись, с нежной улыбкой посмотрела на Джеймса, и они скрылись за углом. К спортивному залу как лавина стекались со всех сторон люди. Вливаясь в поток, девушки очутились возле трибун.
- Пойдемте, а то сейчас Брендон придет, хочу, чтобы ему не было места рядом.
- Что достал?
- Не представляешь как. Хотя бы поговорил, хочу я или нет.
Они забрались на одну их трибун, где были болельщики их факультета. На площадке разминались команды, вдоль кромки танцевала группа поддержки. Мария задумалась, что возможно обидела Джеймса, но так скоро дела не делаются. Да и становиться «очередной» галочкой в его списке желания не было. Появился злой Брендон с друзьями, и, посмотрев на Марию, привлек ее внимание к себе. Она подала знак, что вижу тебя. А он в ответ показал, что после матча ждет ее там, где он сейчас стоит.
- А он злой.
- Но я ему ничего не обещала! Ну его.
Свет погас, и под аплодисменты представили участников команд.

+1

17

Джеймс облокотился на своего железного коня, достал сигарету , и кольца прозрачного белого дыма обвили паренька. Казалось, в томительном ожидании прошла целая вечность, как вдруг, наконец-то, миниатюрная брюнетка спустилась и стояла прямо перед его носом. — Спасибо за шоколадку. - с улыбкой произнес он, протягивая руку, чтобы взять ее. — Мотоцикл одолжил у друга, хотел просто прокатать тебя с ветерком и невредимой твоим подругам. - Джеймс был и сам в состоянии купить "ямаху", но в кампусе деть ее некуда, а вот Райан снимает квартиру, у него там мини авто парк. Парень щедр и время от времени дает своим друзьям прокататься. Сандерс хотел уж было посадить ее сзади себя и стартануть, как вдруг она произнесла то, что он менее всего ожидал. "Ах, вот оно значит как. Ну хорошо." - нахмурившись, подумал Джеймс. Затем спустились ее подруги, как сторожевые псы, пристально смотрели за его каждым движением, что даже рассмешило Сандерса. — Хорошего вечера, Мария Милагрос. - ухмыляясь, торжественно произнес он, затем быстро запрыгнул на красный мотоцикл, показательно дал газу и резко стартанул. Через секунду его уже не было видно, и след исчез, оставив клубы пыли и песка.
Сандерс не был расстроен, но он искренне не понимал, почему она выбрала этот вариант, ведь "мама не велит" - звучит глупо, если она в девятистах верстах от тебя и уж точно не увидит всего того, что тут твориться. Он ехал вдоль пустой дороги по переулкам Кембриджа. Периодически поглядывал на звездное небо, но считать звезды ему все никак не удавалось. Одни звезды резко сменялись другими. Он ехал на игру, но до нее так и не доехал, на перекрестке в него чуть было не влетела откуда-то взявшееся машин, зеленый старый жук. Чтобы столкновение не произошло, он резко крутанул рулем направо, и так же резко нажал на тормоз. "Ямаха" задним колесом влетела в дерево, а Сандерс упал на землю (благо не асфальт, ведь на нем даже шлема не было) Водитель зеленого жука остановился и подбежал к парню.
— Вот, черт. Ты живой? Я не заметил тебя, слишком быстро ехал. Надо отвезти тебя в больницу. - испуганно и быстро произнес мужчина. На вид ему было лет сорок пять, работящий. Он аккуратно погрузил Сандерса на заднее сиденье и поехал в сторону Грин Стрит. У Джеймса была рассечена бровь, её пришлось зашивать, плюс легкое сотрясение мозга. Он отделался всем этим, хотя могло бы быть и хуже. Он минут десять побыл в отключке ( потерял сознание уже в больнице), а когда очнулся, то уже лежал в палате. "Хорошо, что Мария со мной не поехала." - первое, о чем подумал парень. Владелец зеленого жука не уезжал, и лишь убедившись, что Сандерс в порядке, покинул больницу. Джеймс был не в обиде на водителя, он повел себя правильно и честно. Он попросил, чтобы тот позвонил Райану, и через двадцать минут парень уже был на месте.
— Братишка, тебя немного потрепало. Выглядишь не очень.
— Что там с твоим мотоциклом? - спросил Джеймс. Ему было неловко и дико неудобно, но Райан улыбнулся и ответил :
— Ямаха жива, нужно поменять заднее колесо и немного подкрасить. Мелочи, не переживай. Сейчас позвоню Джимми, тебя ищут. Сандерс пообещал, что придет на игру, но он так и не появился, Цао думал, что Джеймс с Марией, но девушка сидела на нижнем ряду с подругами, Сандерса поблизости нигде не было.
А тем временем игра уже подходила к ее логическому завершению, Джимми легонько коснулся плеча Милагрос и щепнул ей на ухо.
— Ты не видела Джей- Джея? Он должен был быть с тобой. - Сандерс никогда бесследно не исчезал от друзей, он всегда предупреждал, куда идет. Правда, иногда увиливал от ответа, но ребята догадывались, где его искать, и почти всегда были правы, а сейчас они пребывали в полнейшем недоумении.
И только после матча им позвонил Райан, это был уже двенадцатый час ночи. На стадионе еще оставались люди, в том числе и Мария. Ребята пробежали мимо нее что-то говоря о больнице, ямахе и Джеймсе. Увы, в палату их уже не пустили, сказали, что Сандерс отдыхает. Цао, Джимми и Нолан, расстроенные, медленно поплелись в комнату. Договорились, что придут с утра.

+1

18

Толпа. Ревущая. Волна из рук. Свист и крик в порядке вещей. Не орешь?! Ты не наш! Не пытаешься сломать в прыжке трибуну?! Ты отстой! Адреналин был осязаем, сотни глаз сверкали азартом и предвкушением победы своего факультета. На каждый двухочковый вой. Трехочковый…. Странно и как это крыша не взлетела от такого потока воздуха сотни голосов.
Мария будто купалась в волнах бушующего океана, уже с хриплым горлом кричала то речевки, то гимны. А вокруг все такие. Юристы уверено лидировали в счете, обставляя соперников на двадцать пять очков, которые отыграть за пять минут нереально просто. Это им надо встать как кеглям и не двигаться. Но нет! Так они не поступят. Такой поддержки, сумасшедшей, с ноткой истерики не было давно. Будто ряды первокурсников пополнись «сиренами».
- Да! Юристы вы не гуманисты! Победу держи, соперника круши! – орала толпа, раскачиваясь в последние минуты этой вакханалии спорта.
Мария почувствовала, как ее плеча коснулись, хотела по привычке скинуть руку, думая, что Брендон пробрался, и теперь мешает смотреть игру, но тут ее уха коснулся шепот, уловивший перерыв в реве. Мария обернулась, слегка приподнимая лицо к говорившему. Его образ слегка был для нее в тумане, но определенно она его видела. Где? А когда парень произнес имя Джеймса, то в ее глазах проскользнул испуг, заставивший ее развернуться к молодому человеку, мотая головой, смотря пристально своими большими глазами:
- Должен, но не со мной. Он уехал… А куда я не знаю. Что-то случилось?
- Да нет, просто спрашиваю, - парень стал отодвигаться, чтобы сесть ровно, как Мария схватила его за рукав куртки. – Что-то случилось, - по слогам произнесла, требовательно дернула его за куртку.
- Да не знаю.
- Узнай!
Он странно на нее посмотрел, кивнув, поднялся и ушел из спортзала. Для испанки игра потеряла интерес. Мария не знала друзей Сандерса, чтобы отыскать кого-то, расспросить.
- Я на воздух. Там подожду вас.
Подруги пожали плечами, и лишь Синди странно посмотрела на изменившееся лицо девушки. Милагрос выбежала на улицу. Того парня и след простыл, а где жил Джеймс она не знала. Пройдя на спортплощадку, Мария потуплено смотрела в одну точку, не замечая ничего и никого. Ну вот какое мне до него дело? Ну… Да не нукай ты! Вот теперь стой и жди хоть каких-то новостей. Толпа хлынула из дверей, громкими криками провозглашая победителей, а испанка стояла под кольцом уличной баскетбольной площадки и ждала того, кто говорил с ней в зале. Подруги с компанией сокурсников, подошли, но трогать Марию не стали. Вероятно, Синди слышала все и рассказала. Но нет! Этому просто надо в душу залезть:
- Мария, как они их сделали!
- Ну да, они. Ты то там не играл.
- Ты чего опять! Какая муха тебя укусила?!
Джеймс Сандерс - Как тебе объяснить? – испанка подошла ближе к Брендону, смотря под ноги, а вокруг все замерли, - сейчас какой век? правильно. Двадцатый. Рабство и принуждение отменили когда? Век назад. Так какого шута ты меня давишь «моей девушкой»! – Мария вскинула голову, смотря снизу вверх на парня, - повторяю по слогам – Я НЕ ТВО-Я ДЕ-ВУШ-КА! Частица Не здесь главное слово. Просто оставь меня в покое.
- Черта с два! – он схватил ее за плечи, Мария пискнула, и его тут же оттащили от нее. Она испуганно посмотрела на парня, потирая горевшую кожу от его сильного сжатия. – Ты моя и точка!
Мария растолкала всех и пошла в сторону кампуса, не оборачиваясь на крики подруг. Английский не понимает. Испанский тем более. На каком же объяснить?! ее душили слезы бессилия, а мимо быстро, едва не бежали друзья Джея. Больница?! Сандерс в больнице! Так. В городе один госпиталь, куда его могли увезти. Узнать палату. Девушка быстро побежала к кампусу, буквально взлетая по лестнице. В комнате она забросила книгу по римскому праву и свои тексты, взяла кепку, чтобы спрятать волосы, если что, телефон, и выбежала на улицу. Курс Сандерса жил в стороне от Музея, значит, Мария не столкнется с возвращающимися подругами. Но так на душе стразу стало муторно, и испанка написала записку им «Со мной все хорошо. Увидимся на зачете. Мария» и прикрепила к двери комнаты, вернувшись внутрь для этого.
Быстро скрывшись за поворотом, девушка пошла к кампусу курса Джеймса, как увидела идущего парня, который с ней заговорил и еще двое других:
- Постой!
Они обернулись:
- А ты чего тут? Топай спать, малявка еще толкаться в темноте.
Она видела, что они расстроены.
- Я слышала про больницу. Скажи палату.
- Тебя не пустят.
- Это уже вопрос двадцатый. Просто скажи номер… - она смотрела на него блестящими глазами, что они верно подумали Ну все, влюбилась девчонка, но вид ее говорил о беспокойстве не шуточном, поселившемся в этой маленькой девочке, будто боявшейся потерять что-то дорогое,  - пожалуйста.
- Двадцатая. Второй этаж.
- Спасибо.
Она, закинув рюкзак за спину, продевая руки в ручки сумки, побежала в сторону госпиталя. Путь не близкий, километра два. Но она не замечала. Авария. Раз они говорили про мотоцикл, выделяя его как отдельное что-то, то Сандерс попал в аварию! Он что не умеет ездить?!
Оказавшись возле госпиталя, Мария рассматривала окна. Где горел свет, где просто тускло, мерцала лампа на столе, а кто-то уже спал. На первом этаже было открыто окно. Она подтянулась на руках, и как оказалось, это была комната отдыха врачей и медсестер. Но там было пусто, анна кресле лежал халат. Отлично! Милагрос оглянулась, и на ее удачу недалеко стоял спиленный пенек, вероятно предназначенный для посидеть на улице. Подкатив его, она живо забралась на подоконник, спрыгнула в комнату. Замерев, прислушалась. Тихо. Сняв куртку и кепку, запихала все в рюкзак, надела халат, и мышкой выскользнула в коридор, прокралась к лестнице.
Звезды, которые пытался считать Джеймс, сопутствовали Марии, и она быстро оказалась около палаты под номером двадцать.
Сандерс спал, распластавшись на широкой кровати, а его лицо освещал фонарь, который горел прям напротив его окна. Мария стояла над ним, покусывая губу, смотря на его зашитую бровь. Дрожащими пальчиками прошлась по контуру его лица, волосам, и отошла к окну, забравшись на подоконник с ногами, обняла их и тихо заплакала. Почему? Если бы она поехала с ним, то ничего бы не случилось. Он наверняка гнал как сумасшедший. Учить вовсе не хотелось, хотя надо бы – так от мыслей отвлечет. Но посмотрев на кровать, чуть не свалилась с подоконника. Джеймс смотрел на нее, проснувшись.
- Почему? – она тихо аккуратно сползла со своего «стула», подошла к нему, - почему, черт тебя побери, ты не думаешь о себе! Что за «я самая быстрая молекула во вселенной»! Идиот! Ты просто идиот!
Мария ударила кулаком в кровать рядом с его рукой, а другой, ладошкой вытирала слезы.

Отредактировано Maria F. Sanders (2015-03-24 00:28:04)

+1

19

— А если бы всё не обошлось? Если бы ты сейчас был рядом со мной? Еще рано, Джеймс. - маленькая темноволосая девочка недовольно покачивала головой из стороны в сторону. Она села на качели, пытаясь оттолкнуться от земли и раскачаться. Погода стояла замечательная : на небе ни одного облачка, а солнце такое теплое, мягкое, нежное ( ни жарко, ни холодно; поздняя весна) Сандерс с рассеченной бровью сидел напротив качелей,  на ярко-желтой скамейке. Он хотел было достать сигарету и по привычке закурить. Он полез в карман, но, к своему удивлению, не обнаружил там ни пачки, ни зажигалки. — И бросай курить. - нахмурившись, строго проговорила девочка, сильнее раскачиваясь из стороны в сторону. Ее длинные волосы развивал ветер, Джеймс, как завороженный, смотрел на длинные непослушные локоны. — Я не виноват. Он сам в меня врезался. - после долгого молчания сказал Сандерс. — А если бы ты не задумался, то смог среагировать лучше. Да и вообще... На кой черт ты взял мотоцикл. Хотел удивить эту девочку? - слова маленькой брюнетки не соответствовали ее возрасту. Она говорила вещи намного серьезнее и глубже своих лет. — Вы с ней похожи, кстати. Она тебе не нравится? - поинтересовался Сандерс, на что девочка начала тормозить ножкой качели, улыбнулась и сказала : — Она хорошая. И я знаю кое-что, но говорить не стану. Не могу. Вам суждено быть вместе. - девочка окончательно остановила качели. — В смысле? О чем ты говоришь? - недоумевая, спросил Джеймс. Он встал со скамейки и взял малышку за руку. — Сара, о чем ты говоришь? - он повысил голос, взял ее руку крепче, девочка побледнела и заплакала, когда Сандерс ослабил свою хватку, слезы не прекратились, а яркое солнце постепенно начало сменять тусклый уличный фонарь и палату. Сара растворилась в воздухе, не оставив и следа. Слезы. Всхлипывания. Сара.
Джеймс удивленно смотрел на темную, хрупкую, миниатюрную тень на подоконнике.
— Как ты здесь оказалась? - это были первые слова Сандерса. Мария плакала, и от этих слез Джеймс быстренько пришел в себя. Ему всегда было не по себе при виде женских слез. Он считал себя виноватым в этом. Его мать и Сара редко плакали, но когда плакали - он хотел сделать все возможное, чтобы они перестали это делать. Так и сейчас - Мария плачет, а он до дрожи хочет всё исправить. "Неужели, она так сильно переживала?"
— Прекрати плакать. Я здесь, со мной ничего не случилось. Всё на месте. Я по-прежнему такой же красавчик, каким еще был с утра, да? - заулыбвшись спросил он, и взял ее руку в свою. Влажная от слез, маленькая, совсем крошечная в его большой ладони. Он бережно поглаживал ее, затем поднес к своему рту и в знак благодарности поцеловал. — А завтра не выспишься из-за меня, чудо. - ласково прошептал Джеймс, глядя на Марию. Она была очень красива и невинна. Это то, что привлекло его еще с самых первых секунд их знакомства. Удивительна.
— Хорошо, что ты не поехала со мной. Как игра? Наши победили? Который час? - Сандерс нахмурился, он пытался привстать с кровати, но голова жутко раскалывалась и кружилась. Он весь побледнел и лег обратно. Кажется, что последствия этой аварии всё же начали проявляться, да и бровь болела, но боли Джеймс никогда не боялся. Только не физической, это уж точно. Боль душевная - вот что хуже.

Отредактировано James A. Sanders (2015-03-24 00:44:20)

+1

20

Девушка смотрела на улыбающегося Сандерса и не понимала, что смешного он находил во всей этой ситуации. Ее немного колотила дрожь от осознания мысли, что едва не потеряла… Хотя что? Все было туманно в ее голове при мысли о Джеймсе. Но одно Мария понимала – если бы не счастливый случай или что там еще могло вмешаться в сегодняшнюю аварию, Сандерс мог погибнуть.
- Какая разница, как я здесь оказалась? – пальчиками поводила по его ладони, которую он держал в своей. Едва ощутимое прикосновение его губ к ее руке, перевернуло внутри Милагрос все вверх ногами. Просто и нежно. – Не буду, - вытерла слезы, присела на край кровати, не отбирая у него своей руки. – Да, ты не робот это точно. Все детальки на месте. – Мария слабо улыбнулась. Джеймс просто прогонял ее тревогу одной своей улыбкой, такой искренней и в тоже время чарующей,- а ты только с утра красавчик? Днем страшнеешь, вечером просто ужасен, и лишь ночь возвращает тебе прекрасный образ?
Они тихо рассмеялись. В коридоре послышались шаги, но они прошуршали мимо палаты парня. Комната, окно, фонарь. Темнота, свет, едва ощутимые искры двоих.
- Ну, уже сегодня, - Мария взглянула на часы, поворачивая ручку так, чтобы на циферблат упал луч от фонаря. – Вряд сон нагрянет. Давай договоримся, что ты больше так не будешь делать? Что следующая прогулка будет пешком. Просто обещай мне!
Она не просила. в ее голосе звенели нотки приказа, но заботливого, будто эта клятва убережет его от такой напасти, как скорость на железном коне. Мария и не заметила как легкими движениями поглаживала его ладонь, то уводя глаза от его пристального взгляда, то вновь возвращаясь в этот омут, что его голубые «озера» сейчас были черными. Он засыпал ее вопросами, пытаясь шевелиться на кровати, и испанка увидела, как боль легла тенью на его лицо, аккуратно прижала Джеймса за плечи к кровати, прошептала:
- Лежи. Игра была… - Мария пыталась в себе вызвать те эмоции, что творились в ней на трибунах, но пара слов того шепота, который сразил ее, будто запечатал радость, оставляя лишь беспокойство. Ее темперамент был жгучим. Мария могла взвинтиться в миг, беспокойство просто снедает ее, что отец всегда говорил Будь чуточку спокойнее, так нельзя. Но как? Как ей совладать с собой. Это была она. Живая, открытая. Таких людей, как филантропов можно пересчитать и занести в красную книгу – осталось мало. – победили… кажется. Я не досмотрела. Твой друг отвлек.
Девушка отвернулась, стараясь не показать ему как ей было страшно, что все перестало иметь хоть какое-то значение. Но почему? Вкрадчивый голосок спросил внезапно. Но девушка не смогла ответить. Она не знала. Просто так надо и все.
- А время поздно уже. Ты спи. Я посижу, а утром пойду на занятия. Я больше прохожу сейчас….
Голос врача:
- Я проведаю мистера Сандерса, и вернусь.
Мария подскочила. Джеймс улыбался, а девушка, бросив ему рюкзак на кровать, показала руками, чтобы скрыл одеялом, повернувшись к двери, попятилась, так как ручка поворачивалась. Но что-то держало врача там, давая секунды испанке спрятаться. Кровь бушевала в ушах, что Мария едва слышала, сидя в шкафу, о чем говорили мужчина и Джеймс. Но когда раздался щелчок дверного замка, она не удержалась и выпала на пол.
- Чтоб я еще…. Раз… - она поднялась, отдуваясь, тряхнула головой, заставляя копну волос уйти с лица, - с тобой не бывает нормально ничего и никогда? Шпионка ты ж нашлась. Вернее я ж.
Они рассмеялись, и Мария потянулась за сумкой. Отбила его руку, которой он держал ее рюкзак, не пуская, строгим голосом произнесла:
- Твое дело спать, мое дело учить и охранять твой сон.
На стене в изголовье кровати была прикреплена лампа, что Мария аккуратно подвинула Сандерса на подушке, села рядом с ним, скидывая кроссовки, забралась на кровать.
- Все. Молчи. Римское право это мозгоубиватель. Но усыплятель еще лучше. Так что я читаю, ты спишь. Надеюсь, утром никто не спустит меня за шкирку в окно. – Мария посмотрела на парня через плечо, улыбнулась.  – Спокойной ночи.
Подобрав ноги, чуть пришлось съехать вниз, раскрыла самый скучный учебник.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » После я увижу твои сонные глаза.