В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » После я увижу твои сонные глаза.


После я увижу твои сонные глаза.

Сообщений 21 страница 40 из 47

1

Участники: Джеймс Сандерс и Мария Милагрос
Место: Кембридж
Время: 1981 год
Время суток: -..-..-..-..-..-..-..-
Погодные условия: -..-..-..-..-..-..-..-
О флештайме: В далеких восьмидесятых, когда на свет еще не появились ни Лиам, ни Даниэль, личная жизнь Марии и Джеймса била ключом. Правда говорят, что университетские годы - золотые. Так много дел, так много амбиций. Нужно все успеть, нужно быть успешным / успешной, и не сбиваться с нужного курса. Планы на пять лет вперед, блестящее образование, стажировки в разных уголках огромной планеты, второе высшее, научные работы, вечеринки и друзья. Всё это прекрасно, но ведь мы даже не знаем, а что же будет завтра. А завтра будет любовь, которая поставит под угрозу все эти планы.

http://savepic.su/5496180.jpg

Отредактировано James A. Sanders (2015-04-05 23:26:45)

+3

21

Химия между двумя людьми происходит по-разному. У каждого есть своя история знакомства, своя история любви. Влюбленные могут рассказывать ее по сто раз с улыбкой на лице, кокетливо перемигиваясь и стеснительно хихикая.
Химия между двумя происходит по-разному. Бывает так, что ты впервые видя человека, просто окунаешься в него, хочешь его полностью и без остатка. Объект твоего вожделения стремительно заполняет все твои мысли. Получив желаемое, ты или успокоишься и продолжишь быть с этим человеком, либо успокоишься и поймешь, что это было временное помутнение рассудка. Третьего, увы, не дано.

А порой это и не химия вовсе. Вы виделись уже сотни раз, возможно, даже неплохо общались и никогда не думали об отношениях. Интерес, совместная работа - вот, что вас сближало. Вы никогда не представляли друг друга без одежды, вы никогда не думали о сексе, и даже если думали, эти мысли могли вызвать лишь пунцовый цвет лица и смех. Всё изменится резко, бесповоротно, так странно, но непременно изменится. Поможет случай. ( а может и сама Судьба) И всё изменится. И начнется совсем другая история. История любви.

Если посчитать, сколько раз за последнее время Джеймс видел Марию, то цифра будет трехзначной. Раньше он не искал  с ней встреч, так получалось чисто случайно. Но теперь, думается, он сам хочет, чтобы  эти случайности выпадали гораздо чаще.
— Обещаю тебе. Хожу только пешком. - с улыбкой проговорил он, глядя на маленького ангела. Ему уже не казалось, что всё это случайности. Судьба знает, какую карту вовремя перевернуть, а он ей доверял.

— Если ты из-за меня не сдашь зачет, я этого не переживу, так и знай. - он не хотел, чтобы Мария сейчас уходила. На душе было подозрительно спокойно, несмотря на то, что еще пару часов назад он был в экстренной ситуации. Сандерс не на шутку испугался, когда услышал голос врача. Он хотел спрятать куда-нибудь Марию ото всех глаз. Подальше и от этого врача и от Брендона и от ее вечных подружек. Девушка шустро нашла выход из положения, и всё обошлось. Сердце Джеймса стучало так быстро, будто бы он сам прятался где-то там, под кроватью. Этот азарт в сердце и огонь в глазах будто бы вернул его в детство.
— Как вы себя чувствуете?
— Доктор, вы не представляете насколько хорошо.
— Всё шутите?
— Неа. Я серьезно.
— Голова не болит? Тошнота?
— Сон. Сонливость, доктор. Доброй ночи. - Джеймс хотел поскорее закончить разговор, но доктор будто бы специально стоял и не торопился выходить из комнаты. Когда же он все-таки ушел, Сандерс громко рассмеялся, посмотрев на Марию. — Ты разлохматилась, дай поправлю. - Джеймс аккуратно поправил выбившиеся непослушные пряди волос, пристально вглядываясь в ее лицо. Тусклый фонарь освещал его, и Джеймс мог наконец-то разглядеть ее бездонные, живые глаза. Он хотел о многом поговорить с ней. Так много вопросов, так мало ответов, но девушка ясно дала понять, что он сейчас должен прикусить язык, закрыть глаза и уснуть. Как бы ему не хотелось этого делать, но спорить он с ней не стал. Просто улыбнулся, кивнул головой и аккуратно лег на подушку.
— Спокойной ночи. -тихо прошептал и закрыл глаза. Через пять минут он снова их открыл. Мария внимательно читала учебник. Он долго смотрел на нее, запоминая каждую деталь, каждую мелочь. " Ты прекрасна." - промелькнуло у него в голове, но выдавать себя он не хотел. Сандерс не смог понять, как отрубился, но когда он снова открыл глаза, было уже утро.
— Доброе утро. Готова к зачету? - едва открыв глаза, спросил Джеймс. Мария все еще была здесь, однако, сумочка была собрана, да и она уже вот-вот уходила. Джеймс тяжело вздохнул. "И что я буду делать здесь, в неподвижном положении еще пару дней?"
— Ты еще придешь? - поинтересовался он.

+1

22

Мария больше прислушивалась к дыханию Джеймса, ожидая когда тот окунется в мир фантазий и сна. Странно все это для нее, девчонки шестнадцати лет. Но она привыкла ухаживать за младшими, помогая матери, когда те болели, читая им то историю рима, то порядок власти в королевствах, то рыцарские рассказы. И первое что рассказал ее брат, было правление Кромвеля. Тогда учителя в начальной школе были поражены знаниям его, но он честно признался, что знает историю лучше, чем сказки.
Глаза слипались, спина налилась тяжестью от положения эмбриона, что Мария аккуратно встала и стала ходить по комнате, размахивая учебником, пытаясь запомнить все. Давалось легко. Структура, анализ, вывод – это основа работы юриста. Если есть железные исторические факты, хотя такого мы найти не сможем, всегда были «преувеличители» среди летописцев, врунишки, но все же, можно построить логическое доказательство правоты того или иного закона.
Девушка иногда замирала, когда ее взгляд останавливался на безмятежном лице Сандерса, улыбалась каким-то мелькавшим мыслям, снова, как маятник, начинала ходить. Но тут парень стал шарить рукой по постели Неужели во сне помнит, что я тут? быстро оказалась рядом, также аккуратно оказалась рядом, чуть пододвигая его к стенке, накрывая показавшуюся его ногу из-под одеяла. Ее бросило в жар, что Мария почувствовала как ее щеки загорелись, и вероятно она покраснела. Чтоб я еще раз…. Зажмурилась, набросила кончик одеяла на него, отвернулась к учебнику.
Рассвет незаметно прокрался в комнату, что девушка открыла глаза, тихо простонала. Она уснула! Не доучила! А так хотелось спать еще! И как это он меня еще не спихнул на пол? Наверное ученый и знает как ночевать с девушками в одной постели. Мария отскочила, оглядываясь на спящего Джеймса. Ее едва не затрясло от таких мыслей. Что за непонятная ревность?! Очнись! Да да, умываться.
Аккуратно привела себя в порядок, стала ждать пробуждения Сандерса.
- Доброе утро, - улыбнулась сидя на краю стола, покачивая ногой. – Я выучила. Так что успокаивай свою совесть, я все сдам. А ты обещай не страдать детством в одном месте, и вылечится быстрее. Я думаю, что мне на смену придут твои друзья. Скучать не дадут. А теперь наступает последний этап квеста «Навести Джеймса в больнице» - выбраться незаметно.
Она выглянула в коридор. А там народу, и все как зайки-энерджайзеры, туда сюда. Только что не вверх и вниз. закрыла дверь, смотря во все глаза на парня.
- А это труднее, чем я думала. Второй этаж говоришь, - Мария подошла к окну, распахнув, свесилась глядя вниз. – Невысоко, никого. Парапет. Все Сандерс, - залезла на подоконник, - скучать запрещаю, калечить себя под табу, спать и выздоравливать – вот тебе мой закон. Пока.
Она уцепилась за раму и ловко слезла на парапет, оттуда к лестнице, которая была в шагах десяти от его окна, и вот Мария спрыгивает вниз.
- Ложись! – помахала ему, снимая халат, побежала в сторону студенческого городка.

Ее тронули за плечо.
- Мисс Милагрос, вы написали?
Мария испуганно посмотрела на впереди сидящего парня, который знаками ей показывал Ну ты чего?!
- Да, кажется… но не все.
- Вы сегодня спали?
- Да, частично. А это имеет значение для зачета?
- Осталось пятнадцать минут. Я надеюсь вы меня порадуете.
Девушка опустила глаза в листки бумаги. И тихо ахнула. Всего сделано процентов тридцать, а это даже на “F” не тянет. Кивнув, протерла глаза, стала лихорадочно отмечать ответы, уверенная, что просто рисует бездумно. Она уснула. Помогла подругам и другим однокурсникам, а сама уснула. Со звонком, подскочив, на ходу дописывала на спине спереди идущего Майка, который в знак благодарности, еле плелся к столу учителя.
- Ох, спасибо. Вроде бы все. А теперь спать.
- Ты всю ночь учила?
- Ага. Ладно, увидимся завтра.
Открестившись от подруг, жаждущих сплетен как репортеры желтой прессы со словами Интервью не даю, буквально убежала в кампус, где искупалась и рухнула в кровать, бросив одежду возле стула, где и лежал ее телефон.

+1

23

И она оставила его одного. Джеймс смотрел в потолок и улыбался. Он прокручивал в голове все предыдущие дни. Дни, в которых фигурировала только Она.  Ему нравилась ее детская беспечность, ее наивность и острота ума. Его забавляло то, как она говорила, сколько и что. Каждое ее слово и каждое ее действие было не похоже на шаблонное поведение остальных дам. Те, словно под копирку, начитавшись модных журналов, строили из себя не весть знает что и при этом претендовали на большее. В Марии не было всего этого. Она не старалась кому-то понравится, и всё что девушка делала, исходило только из ее души.
Сандерс чувствовал, как переживала девушка. Он видел ее слезы. Это не могло не тронуть его. За мыслями о Марии Милагрос время пролетело стремительно, и вот уже день близился к своему логичному окончанию. Примерно в семь вечера в его палату ворвались трое парней. Они шумели за всю больницу, привлекая к себе постороннее внимание. Джеймс снисходительно улыбнулся и закатил глаза. Он уже привык к этому бесконечному хаосу и шумихе вокруг них.
— Кхм. Пускать она не хотела. Сексуальная медсестришка. Я еще покажу ей, кто главный. - возмущался Джимми и активно жестикулировал руками, показывая непристойные жесты.
— Бровь почти заживает. Голова прошла? Встретили твоего дока, сказал, что скоро выпишут. - Цао положил большой пакет на угловой столик. Из него торчал корешок книги, фрукты и что-то еще.
— Сигареты, книга, еда, мужской журнал. Всё, что нужно. Жизнь идеальна. - Нолан подмигнул и легонько похлопал по плечу Джеймса.
— Жаль, что ты здесь валяешься, как кусок мяса. Общественная жизнь кипит, бурлит. Завтра бал. Организаторам все-таки удалось сделать его раньше. Если ты помнишь, обычно он был в конце месяца. Уже видел, как толпы девок, повизгивая, побежали за платьями. Будут маски-пляски. - с энтузиазмом сказал Джимми.
— Ты можешь ущипнуть любую девушку, она так и не поймет, кто это сделал.    
Ребята засиделись у Джеймса. "Мария была права. Они не дадут мне заскучать."

Сегодня светила почти полная луна.  Она падала на пустую часть кровати. Джеймс положил на лунный свет свою руку и пристально смотрел. Складывалось такое впечатление, что его рука светится. Чувствовал себя гораздо лучше. Вдруг, к нему резко пришло осознание того, что он хочет пойти на этот бал. Сандерс закрыл глаза и представил, как Брендон будет увиваться за Марией. Прикасаться к ней каждую секунду и называть своей девушкой. Неприятный холод пробрал спину Сандерса. "Не бывать этому." - подумал он. Свои чувства к Марии он олицетворял сквозь призму воспоминаний о Саре. Он чувствовал трепет, долг, хотел уберечь от плохих людей и непоправимых ошибок.

Он и не заметил, как медленно выпал в царство Морфея. Ему снова снилась Сара. И снова эта детская площадка, с неприятно палящим солнцем. На этот раз Сара была намного добрее и радостнее. Они долго говорили с Джеймсом о жизни, но утром она снова просочилась сквозь пальцы, не оставив  и следа. Едва Сандерс проснулся, к нему зашел врач.
— Выпишите меня. - с мольбой в голосе сказал Джеймс.
— Сотрясение мозга - это не шутки. Полежал бы еще пару деньков.
— Я обещаю, что буду осторожен. - но доктор был непоколебим, и только на двадцатой минуте беспрерывного спора, Сандерсу удалось уговорить его. Но с одним условием - Джеймс всё время лежит в палате, не употребляет алкоголь, не ходит на шумные мероприятия. Джеймс, соглашаясь с доктором, кивал головой. Делал серьезное лицо и даже пытался убедить себя, что никуда не пойдет. В обед он уже был в своей комнате. Друзья были на парах, поэтому Сандерс мог спокойно разложить вещи и почитать. Джеймс уже знал, что сегодня вечером он вновь увидит Марию. "Надеюсь, сегодня не случится ничего не предвиденного."

+1

24

Сквозь сон Мария слышала, как возвращались и уходили подруги, как кто-то из них аккуратно ее накрыл одеялом, шикая на пытавшихся шуметь. Ей казалось, что она дома, что это мама, тайком появилась в  ее комнате, и нежно смотря на свою бунтарку, нежностью окутывала дочь, присаживаясь на кровать. Мария ощущала себя двояко. С одной стороны и выросла, с другой еще ребенок. Ее непосредственность иногда воспринимали за проявление инфантильности, но едва девушка начинала говорить, то это впечатление исчезает, и вы видите перед собой повзрослевшую Милагрос.
Она проснулась рано утром, выспавшаяся и бодрая. Солнце только вставало над университетом, окрашивая кроны деревьев алыми лучами, легкий ветерок дул в приоткрытое окно. Мария слезла с кровати, улыбаясь, смотрела на сонных подруг. Ей захотелось пробежаться по траве, еще покрытой росой, и умывшись, облачившись в спортивный костюм, Мария решила прогуляться до булочной, чтоюы купить свежего хлеба и масла. Как раз на завтрак хватит всем.
Легкой трусцой, в капюшоне, будто отгородилась от всего мира, девушка выбежала за пределы университета, как ее окликнули.
- Милагрос, подожди.
Мария была удивлена весьма сильно. К ней бежал друг Джеймса, также одетый в спортивный костюм.
- Ты тоже любитель утреннего спорта? А мне казалось, что больше спецы по утреннему снижению горения труб, - рассмеялась, - извини. Меня просто тянет подколоть. Так что ты хотел? Мне просто вернуться надо успеть, пока девочки не проснулись.
- Ты за булочками? Так я тоже туда. айда вместе.
- Хорошо. Может ты представишься. А то как-то в голове отложить» это друг Джеймса Сандерса» не очень, да и не кричать тебе «Привет, друг Сандерса».
- Цао. Так привычнее.
- Ну, тогда, - она протянула на бегу ему ладошку, - Мария.
- Теперь я понимаю…
- Что именно?
- Да я о своем.
Дорога обратно была веселее. Цао и Мария искали любой подвох друг в друге, или окружающих их предметах, чтобы посмеяться. На развилке, девушка толкнула его плечом и побежала к себе. Ну конечно, проснуться они. Проще в космос на крыльях улететь, чем заставить их встать. Мария тихо двигаясь, заварила чай и приготовила завтрак. Ей было приятно, когда приготовленные ею вкусности или даже просто сервировка для всех, была приятна для друзей. Встав на стул посредине комнаты, загробным голосом проговорила:
- Просыпайтесь! На ваш завтрак напали пыль и призраки! Поднимайтесь!
- Ааааа! – Синди вскочила на кровати, махая руками. – Убью тебя! Ты совсем уже!
Мария умирала со смеху, сидя на грядушке стула, смотря как подруги выпутывались из-под одеял, пытаясь понять кто нарушил их дивный сон.
- Не совсем, чуточку…. Анджела….. не надо!
Подруга накинула на нее одеяло и повалила на пол, громко смеясь.
- Ты! Не дала мне досмотреть сон! Тебе вменяется преступление против человеческого настроения на весь день! Но у тебя есть облегчающее обстоятельство…. Сегодня бал и у меня отменное настроение.
- Чего сегодня?! – Мария лежала на полу, смотря на подруг. – О нет! я никуда не иду!
- Идешь! Потащим! Как напиться где-то ты первая, а как бал так ты в кусты? Дудки!
- Да мне идти не в чем! Не хочу!
Никто ее уже не слушал, сидя за столом и наслаждаясь завтраком.

Учеба как-то странно пролетела, будто кто-то гнал ее к вечеру, чтобы предаться буйству музыки и танца. Мария целый день отнекивалась от подруг, которым доставляло удовольствие Милагрос третировать этим балом. Потом Брендон поставил в известность своего костюма, не намекая, а буквально требуя от нее платья в тему выбранную им.
- Я не иду! Так что ищи себе другую. Правда, ты будто глухой. Я устала тебе повторять.
- А и не надо. Она идет со мной.
Ей казалось что челюсть ее уже устала отвисать, и просто кривилась, а сама девушка поворачиваясь, едва не засветилась. Это был ее утренний попутчик Цао.
- И когда это тебя успел он пригласить, если ты спала весь день? – тон Брендона набирал децибелы.
- Утром, когда занимались пробежкой. И так, леди Мария, вы согласны принять мое приглашение?
- Ну…. – она сложила губки в трубочку, вертя глазками по остановившимся студентам, которые с интересом смотрели на них. – Я согласна!
- Ну и отлично. Я зайду за тобой.
Вот так и получилось вновь капнуть в душу Брендона каплей злости, может хоть поймет, что достал ее уже. А нет…. Там будет видно.

Отредактировано Maria F. Sanders (2015-03-29 23:01:47)

+1

25

вв
— Ты что здесь делаешь? - удивленно спросил Джимми.
—  Вот так сюрприз! - заверещал Нолан
— Тебе не следовало так быстро выписываться. - странно протянул Цао.
Ураган, состоящий из этой святой троицы, разбудил Сандерса. Он потянулся, улыбнулся и сказал :
— Я в деле. Рассказывайте, где этот бал. Как в прошлом году? - зевая, спросил Сандерс. Он прекрасно помнил прошлогодний бал, когда его девушка обиделась на то, что он не узнал ее в карнавальной маске, и закатила жуткую истерику. Она кричала, всхлипывала и била его своими кулачками. Джеймс хотел и пытался перевести все на шутку, но у него не получалось. Девушка просто не хотела его слушать, настаивая на своем бреде, а в конце и вовсе заплакала. На следующее утро в ее глазах и глазах ее многочисленных подруг, он был настоящим козлом и подлым ублюдком, к тому же ему приписали славу ловеласа и Казановы. Наверное, как раз с прошлой осени его и считают самцом, который может обидеть, и все благодаря уже бывшей девушке. Сандерс не склонен гоняться за авторитетом, общественным мнением и планкой той морали, которая существует в его круге общения. Он скептически отнесся к этим сплетням, но сейчас подумывает о том, как бы такая репутация не навредила ему, ведь в голове Марии может прочно залечь тот образ, который создали окружающие. Правда, тогда те слезы накануне были бы не искренними ( да что там! их бы и вовсе не было)
— В чем дело, вы не рады меня видеть? - он посмотрел на каждого из ребят, особое внимание заостряя на Цао, зрачки которого неестественно бегали из стороны в сторону.
— Просто мы заботимся о твоем здоровье, ну. - после неловкой паузы сказал Джимми и рассмеялся. Сандерс расслабился и тоже протянул улыбку до ушей.
— Вы сегодня Марию не видели? Как она? - тут же спросил Сандерс, так как ему было действительно интересно.
— Джеймс, она вроде бы хорошо. И этот Брендон явно в нокауте. - Джимми сел на угол кровати Джеймса.
— Не понял. - Джеймс привстал с кровати. Он и подумать не мог, что Цао пригласил девушку на бал. Всё происходило стремительно : едва Нолан сказал имя того, кто обставил Брендона, Джеймс резко встал с кровати и вцепился в горло Цао. Да так, что ноги бедолаги не доставали до пола. Его лицо посинело, сам он пытался отбиться, но Сандерс был сильнее. Намного сильнее. Во всё это безумие вмешался Джимми, а Нолан просто не мог поверить в происходящее. Джимми кое-как удалось разнять ребят.
— Это пока твой друг лежит в больнице. Да какой ты друг после этого? Пустышка. - Сндерс с силой стукнул кулаком в стену, буквально в нескольких дюймах от головы Цао, и быстро выбежал на улицу. Все костяшки на правой руке были сбиты, но Джеймс не обращал на это внимания. Он достал сигарету и быстро закурил. Буквально за три больших тяжки и ему стало легче. Сандерс верил в мужскую дружбу и считал, что никакая девушка не сможет стать помехой или яблоком раздора, но Мария... Она не была змеей-искусительницей, она была настоящей, искренней девушкой. Если уж кто и виноват в этой ситуации, то точно не она. И Цао в тот момент был вовсе не другом, хотя, после он говорил Джейму, что сделал это только ради него, мол, чтобы Брендон не был ее кавалером в тот вечер, ведь Цао не знал, что Джеймс наплюет на все правила и сам пойдет на бал. Сандерс не верил. Он не хотел слышать и слушать ни Джимми, ни Нолана, которые хоть и принимали сторону Цао, но всё равно прекрасно понимали и то, что чувствовал Джеймс.
— Бро, ты влюбился? Сколько  в тебе было злости, ты бы видел себя. - аккуратно начал разговор Нолан, но Джеймс пресек его попытки завести диалог.
— Я не хочу говорить об этом. Собирайтесь молча. - сердито буркнул Джеймс, надевая свой парадный костюм. Цао чувствовал себя виноватым за то, что пригласил Марию, а Джеймс чувствовал вину за тот порыв гнева, но ни один из них не подошел и не извинился.

Идти без пары Сандерс не хотел. "Хотя чего я ожидал? Мария не моя девушка, она может делать всё, что захочет" И ему не составило труда позвать с собой хорошенькую девушку. Это приятный аксессуар, бонус, если хотите, к нему, такому яркому и уверенному в себе Джейму Сандерсу.
Сандерс надел черную кружевную маску и зашел внутрь огромного особняка. Его интерьер походил на средневековое пристанище богатых фамилий, что не могла не порадовать парня, так как еще с детства он обожал истории про рыцарей, принцев и великих сражений. Его голова раскалывалась, он чувствовал себя нехорошо, но всё равно рвался в бой. Он увидел Её, рядом стоял Цао, вид у него был не слишком счастливый, удручённый. Джеймс покачал головой. Он не мог злиться по долгу. Слишком быстро заводился, но и слишком быстро остывал. "Милагрос, Милагрос, что же ты со мной делаешь..." - он смотрел на нее издалека, любуясь ее красотой. Она была еще красивее, и казалось, что Она (вне всяких сомнений) просто предел совершенства. Когда все начали кружится в танце и обмениваться партнерами ( как это часто делали в те времена) Джеймс, пользуясь моментом, быстро заключил Марию в свои объятия и повел в танце.
— Такой, как Вы, определенно нужен принц! Я весь к вашим услугам, миледи. - он притянул ее к себе и тихо шепнул на ухо.

Отредактировано James A. Sanders (2015-03-31 00:55:46)

+1

26

Вв

http://charla.ru/uploads/images/f/a/6/0/10/d9ed8996b7.jpg

Мария буквально сбежала от гневного взгляда Брендона, махнув Цао на прощание, тяжело дыша оказалась около дерева. А вслед бежала Анджела. Они обе стояли запыхавшиеся и не отрываясь смотрели друг на друга.
- Тебя пригласил Цао?!
Мария была удивлена голосом подруги, в котором было столько осуждения и ревности что ли. Показав пальцем Подожди, испанка прислонилась к стволу дуба.
- Он это сделал, чтобы отвадить Брендона. Не иначе. Но… - Мария дернула подругу на себя, всматриваясь в ее глаза, которые бегали как две черные точки куда угодно смотря, но только на Марию. – Он тебе нравится?!
-Тише! – Анджела зашипела, оглядываясь. – это так видно?
Испанка выдохнула:
- Еще бы.
-Но ты же…
-Никому! Но! Он любит утренние пробежки. Намек поняла?
- Ты сегодня утром с ним встретилась?
- Агааааа, - протянула Мария, смеясь над покрасневшей подругой, таща ее в кампус. – Ты уже выбрала платье?
- Да, еще летом. А ты?
- Я… а оно надо? Мне нет. делать там нечего. Я ж говорила, что не пойду.
- Но тебя пригласили, это раз. И два, затворницей сидеть не выйдет после того, как ты махом заправилась тремя рюмками.
- Не напоминай! Как вспомню, так все впечатления так это утро,- Мария передернула плечами.
- Время еще есть… подберем…
- Анджела! Не начинай!
Подруга задумчиво отмахнулась от испанки как от мухи, остановилась. Милагрос ничего не понимала, что творится в голове девушки, пошла к комнату, так как объяснения буквально застряли в воздухе. До вечера Мария просидела одна, занимаясь, делая проект по культурологи, как дверь распахнулась и в комнате нарисовались, иначе не скажешь, лучезарно улыбающиеся соседки, держа в руках платья. Мария повернулась на стуле, недоуменно смотря на все представление.
- И где вас носило?
- Там уже нет, - ее сдернули со стула, покружив, Синди начала стаскивать с испанки спортивную кофту. – Давай давай. Тебя уже кавалер ждет.
- Прекратите!
- Так. Глянь в окно.
Мария не доверчиво подошла к окну, смотря на уставившихся на нее подруг, ничего хорошего не обещающих ей, - отодвинула штору и увидела стоящего Цао. Мария чуть не поперхнулась. А парень помахал ей, показывая, чтобы она упускалась.
- Я не могу… Я не пойду… я не готова… Ай! Вы чего!
Пробовали отбиться от троих девушек? Если да, то вы понимаете, что Марии это не удалось. И через десять минут она стояла перед зеркалом в нежно розового цвета платья, с корсетом по талии, плавно уходящего под ее грудь.
- Это че я?
- Ага, - стройный хор голосов.
Мария улыбнулась своему отражению, собрала волосы по бокам, наклонилась, рассматривая девушку, которая смотрела на нее.

Цао

http://www.privy.net/upload/net/privy/www/fck/image/Daniel-Wu-Director.jpg

Анджела

http://www.tvblog.ro/wp-content/uploads/2012/03/janel_parrish.jpg

К корпусу, где был организован бал, с Цао они шли медленно. Марию мучил вопрос – почему он так поступил, и тем более она знала, что ее лучшая подруга с ума сходит от этого парня. А ей самой нравился другой. Мария видела, что Цао был, не так весел как утром или в университете. Его явно что-то тревожило. Испанка чуть ускорилась и остановилась перед ним:
- Так. Дальше пойду только после прояснения. Первое. Что случилось, что ты будто лимонов наелся. И второе. Зачем ты пригласил меня? Чтобы отвадить Брендона? Давай на чистоту.
Парень помялся и, вздохнув ответил:
- Это из-за Джеймса. Я же не слепой как тебя тяготит общество этого шмеля, да и видно, что Джеймс тебе нравится, да и…
- Что я? Хотя ладно. Это сейчас не важно. Спасибо тебе, Брендон и правда сильно умеет доставать. А случилось что?
- Не я должен говорить.
- Тогда я скажу. Тебе нравится какая-нибудь девушка в университете?
Цао посмотрел на Марию как на приведение:
- А вот это уже не твое дело.
- Мое. С недавних пор, - она сама не знала как сказать причину. – Просто скажи, я не выдам тебя. Одному близкому для меня человеку ты очень нравишься.
- Чего в тебе такого, что правду хочется сказать? – он посмотрел по сторонам, выпалил тихо, - Анджела. Твоя соседка по комнате.
Мария чуть не запрыгала от радости, едва сдерживаясь. Молча взяла его под руку, повела в внутрь помещения. Маску она не стала надевать. Не любила скрывать лиц, проще уж капюшон. Теперь ее задача была свести этих двоих. Но как? Они стояли возле колонны, пока не начался танец, и Цао взяв, ее за руку повел в круг.
Едва успев повернуться вокруг себя, как оказалась перед другим партнером, чьи руки оказались более крепкими и наглыми. Мария оперлась ладошками о его плечи, затем одну вложила в его, услышала знакомый голос, улыбнулась, прошептала:
- Кажется, принц болен, и должен был лежать. А Миледи бы пришла к нему навестить сегодня вечером. Но, увы, принц оказался просто непослушным мальчиком, за что его надо наказать тремя ложками рыбьего жира.
Музыка перешла в легкий вальс, где партнеры уже не менялись. Мария смотрела в прорезь маски, в эти голубые глаза, которые сейчас, как и тогда при луне, казались бездонными, черными. Обвив рукой шею Джеймса, девушка другую положила на его грудь, отсчитывая стук его сердца, положила голову на его плечо. Была музыка, кончилась – Мария не замечала. Ей было уютно рядом с Сандерсом. Но тут ее взгляд выдернул из толпы одиноко стоящую Анджелу и танцующего Цао.
- У меня есть одно дело. Выйди на улицу, от входа вправо чуть. Я сейчас.
Мария подошла к Анджеле, что-то шепнула той, показав на удаляющегося Сандерса, затем пошла к Цао.
- Я прошу прощения, но мой кавалер был достаточно одинок без своей дамы, - нагло выдернула парня из цепких рук партнерши (кажется Мария нарвалась на чей-то грозный взгляд), вышла с Цао на улицу, держа его под рук, ничего не объясняя. Подойдя к Джеймсу и Анджеле, Мария обратилась ко всем.
- Я ничего не знаю. и не хочу. Но, - взяла под руку Джеймса, улыбнулась ему. – Надеюсь ты не против, что я пришла на бал не с тобой, а с твоим другом, который к его чести пожертвовал своими чувствами к этой девушке, дабы Брендон окончательно не убил меня, пригласил сюда. Анджела, я не имею право, но если не скажу, буду плохой подругой. Ты нравишься Цао. – первая челюсть на земле.- Цао, ты нравишься Анджеле. - грохот второй тут же разнеся по округе. - Ну вот. А ты, принц, если хорошо себя чувствуешь, то еще танец и гулять. Согласен? А вы…. – Мария сконфуженно улыбнулась, будто извинялась за свое наглое вмешательство, - найдете о чем поговорить. И Анджела, ты имеешь право выбрать пытку мне.

+1

27

— Кажется, принц болен, и должен был лежать. А Миледи бы пришла к нему навестить сегодня вечером. Но, увы, принц оказался просто непослушным мальчиком, за что его надо наказать тремя ложками рыбьего жира. - Джеймс усмехнулся. Ему нравилось то, как она отвечает и что она отвечает. Каждая ее фраза просто блистала остроумием и глубиной.
— А может, мне просто нужен один поцелуй от своей принцессы? - шепнул ей на ухо. Он назвал ее своей, и что-то моментально щелкнуло внутри него. Но, непременно, называть ее своей ему доставило сверх удовольствия. Этот пикантный момент был оборван ее указом. Сандерс не стал ничего спрашивать, просто покинул ее общество и сделал так, как она велела. На пути к выходу он встретил ту, от которой его выворачивало наизнанку.
— Ты не звонишь. Какого черта? - его бывшая девушка крепко взяла его за руку и увела в дальний угол зала. Она все еще обращалась с ним, как с ее собственностью. Джеймса очень бесило ее поведение, но он набрался терпения и просто молча стоял, уставившись на нее с толикой презрения в глазах.
— И что ты молчишь, Сандерс? - она истерично поджала губы, ненавистно посмотрела на него, затем, потупив на него взгляд, смягчилась :
— Ладно, пупсик. Я была не права, да? Простишь меня? - она ласково взяла его за руку и поцеловала в губы. Сандерс громко рассмеялся.
— Пупсик? Была не права? Амалия, в чем ты была не права? У нас просто НЕ получилось отношений. Мы разные. Ты это прекрасно знаешь. - он снова говорит эту фразу, как говорил неделю назад, и две, и три.
— Переспал и всё? Конец?
— Боже мой. У меня не было цели переспать с тобой, Амалия. Увы, но до отношений я и не представлял на сколько надоедливой и болтливой ты можешь быть. Извини, меня ждут. - резко бросил Сандерс, теряя последние капли терпения.
Когда Джеймс наконец-то вышел, его за руку поймала Анджела.
— Ну и что происходит?
— Я то почем знаю. Жди маленького вождя. Она все объяснит. И дай спокойной покурить. - он закурил сигарету, хотя врачи настоятельно просили его воздержаться от этого пагубного дела. Злость и раздражение - вот, что он чувствовал в данный момент, а еще он с нетерпением ждал темноволосую принцессу и искренне не понимал, что происходит...
Наконец-то Мария появилась, а рядом с ней был Цао. Джеймс ни на шутку разгорячился. "Хотят официально объявить себя парой. Друг называется. Надеру ему морду еще раз. " И Сандерс стоял, оторопев, узнав, что все это значит на самом деле. Цао и Анжела просияли от счастья, Сандерс кивнул Цао. Они не стали бы выяснять отношения при девушках, и тем более сейчас, когда обоим стало понятно, что сегодня произошло просто недоразумение. Оказывается, Цао действительно хотел помочь другу и убрать из конкурентов Брендона ( который, как таковым, конкурентом и не являлся, зато неплохо действовал на нервы Джеймсу и всем его друзьям)
— Удачи. - подмигнул Джеймс и прижал к себе Марию.
— Тебе бы свахой быть. Открой свою конторку, влюбленные будут тебе благодарны. - они, улыбаясь, шли в сторону красивого, большого парка. К ним на встречу стремительным шагом шел Брендон. Его кулак был наготове. "Сегодня явно день для пускания в ход кулаков." - тяжело вздохнул и прошептал Марии
— Не ударю - ударит он. Ударю - ты побежишь его жалеть. Но заметь, я этого не начинал! Только в целях самообороны! И только один удар. Ведь принц должен забрать свою принцессу из лап чудовищно-надоедливого дракона - Сандерс усмехнулся своей фирменной усмешкой и, когда Брендон промахнулся, ударил кулаком Брендона в бок. Тот взялся за живот и согнулся.
— Ты, конечно, прости. И, думаю, продолжать не стоит. Просто прочь с дороги. - Брендону было стыдно перед Марией. Во-первых, за то, что он так бездумно полез к Джейму, а во-вторых, за то, что промахнулся и выставил себя на посмешище.
Джеймс взял Марию на руки.
— Бежим от дракона! - она была такая маленькая, такая хрупкая, а ее звонкий смех сладким эхом раздавался по всему парку.
Он отпустил ее, когда они зашли вглубь парка. Темно. Тусклые фонари освещают их лица.
— Целуй своего спасителя, иначе я в жабу превращусь. Тебе нужна жаба?

+1

28

Мария положила подбородок на плечо Джеймса, смотрела на смущенных Анджелу и Цао, но таких счастливых, прошептала Сандерсу на ухо:
- У вас уже появилась принцесса? Ах, я не успела, - испанка ойкнула, смеясь, будучи прижатой сильной рукой к этому рыжему Дьяволу, обнимая егоза шею, - жалко их просто. Если бы я не встретила рано утром Цао, ничего бы не было. А так мы разговорились, потом Анджи выдала себя. Потом Цао мрачнее тучи, ну и я не удержалась. А чего? Они так и будут на «разных трибунах сидеть». А так, им подарили билет в последний ряд последнего киносеанса.
Музыка осталась в стороне, как и злобный взгляд девушки, не получившей согласия или что там ей хотелось от Сандерса, а впереди несся ураган по имени Брендон. Мария переживала, что один еще не оправился, а второй будет не сдержан. Она крепко ухватилась за ладонь Джеймса, чувствуя как ее рука потеет, Мария не знала, что делать. как помешать двоим не столкнуться, когда ты едва достаешь до плеча каждому. Хоть кричи Помогите!
Испанка мотала головой, не соглашаясь с доводами, ее аккуратно отстранил Сандерс, отходя в сторону идущего Брендона. Какой дракон! К черту сказки! Слова застряли. Милагрос не обращала на притяжение слова «свою», сейчас важно, чтобы двое остались целыми. Она вздохнула с облегчением, когда Джей сдержал слово «одного удара». Спасибо, Отче! На взгляд Брендона девушка ответила лишь слабым отрицанием, что ты не понимаешь иначе, как смеясь, ухватилась за плечи Джеймса:
- Ты сумасшедший! Ты слышишь,о безумец!
Ей казалось, что они не бежали, вернее Сандерс, а просто парил над землей, так как Мария не чувствовала покачивания на его руках, толчков. Она смотрела на его профиль, просто улыбаясь, покусывая нижнюю губу.
- Приехали, - шепнула ему на ухо, опускаясь на ноги, которые утопали в густой траве, забытой садовником и выросшей до неприличия, не достойной даже названия «газон» по меркам чопорных профессоров. Ведь все, что не по линейке – вне рамок консерватизма, которым славился университет. Будто заморозились тут все.
Мария была храброй девочкой, но сейчас вся ее смелость помахала рукой, и смеясь, наверное, забралась на дерево. Испанка подняла взгляд на Джеймса, слегка наклоняя голову на бок, рассматривая его лицо в свете тусклого фонаря, такого друга молодежи, будто говорил Я погасну, если надо, но можно одним лучиком подгляжу за вами.
- Не превратишься… я не дам…. – ее горячая ладошка коснулась его гладко выбритой щеки, проводя пальчиком по его улыбке.
Мария понимала, что сходит с ума, тонет в его взгляде, который не отпускает, не дает спрятаться от него, тянул к себе, манил как цветок пчелу, как мотылек к пламени, и она не боялась обжечься. Наоборот. Хотела этого. А после…
Скользнув рукой по его плечу, испанка потянулась к губам парня, несмело прикасаясь горячими устами к «меду», которым обещал напоить ее Сандерс. Это был ее первый поцелуй, настоящий, захватывающий. Почувствовав на спину крепкие ладони Джеймса, который как лианами ее оплетал, будто знала, что делать, вторглась в его пространство язычком, простонав на сопротивление с его стороны. Ей был брошен вызов!....
Задыхаясь, Мария едва смогла оторваться от жарких губ Джеймса, прикрыв их ладошкой, скрываясь на его груди, прошептала:
- Может просто походим?
Она наслышана о его резкости и «меткости» в плане девушек, но почему-то казалось, ей не стать «очередной». Мария сама себе этого не позволит, да и, видя глаза Сандерса, понимала, что он не станет «танковать» в ее сторону.
Дыхание отказывалось становиться ровнее, когда девушка и парень единым целым, стояли под развесистыми ветвями деревьев.

+1

29

Сандерс не хотел вспугнуть эту маленькую пташку, но и не смог сдержать порыв своих желаний. Он хотел ее, и он чувствовал это почти всякий раз, когда видел Марию, а сейчас - особенно. Но легкомысленно относится к ней, он не желал. Этот поцелуй значил для него намного больше, чем просто очередная забава на теплый, романтический вечер. Сандерс крепко прижал девушку к себе. Поцелуй получился томным, мягким и чувственным. Но Джеймс не мог совладать со своим собственным "я", поэтому уже через пару секунд их сплетение приобрело четкий подтекст того, что парень хочет чего-то большего. Его рука хозяйски бродила где-то в области бедер девушки, затрагивая и ягодицы. Ему нравились ее мягкие, сочные губы. Ее неловкие, острожные движения, но в мыслях Сандерса были уже далеко не поцелуи.
— Прости. С удовольствием похожу с тобой просто так. - он, приложив усилия, оторвался от ее манящих губ и улыбнулся. Еще никогда в жизни Джеймс никого не целовал с такой страстью и в тоже время нежностью.
Он крепко взял ее за руку, они шли вдоль красивых аллей и маленьких фонтанчиков.
— Расскажи мне о себе. О своей семье, взаимоотношениях в семье. О твоих увлечениях. Мари, ты когда-нибудь была влюблена? - наконец-то они вдвоем,  а посему каждый может задать интересующий его / ее вопрос, и никто им не помешает дать развернутый, душевный ответ.
— Ты очень похожа на мою сестру. У нее такие же густые, длинные темные волосы. Вы бы с ней подружились. - он вдруг резко затих, крепче сжав руку своей юной спутницы. Ты не замерзла? Все хорошо? - заботливо спросил он.
Темные тучи грусти сгустились над ним, он не хотел подавать вид, но у Джейма не выходило.
— Ладно, расскажу о себе. Я родился в Сакраменто. Детство было счастливым. Первая игрушка - мягкая мартышка Марта. Первое слово - лес. Первый поцелуй - в тринадцать. Первый секс - в шестнадцать. Первая влюбленность - в те же шестнадцать. Никогда никому не говрил слово "люблю", кроме матери и сестры. Не выговаривал букву "р", а как начал выговаривать, пришлось отправлять меня к логопеду, так как я слишком резко ее говорил, буквально рычал на всех. Учился хорошо, но не идеально. - он пытался вспомнить все ключевые моменты из его жизни. Джеймсу хотелось лучше узнать Марию. Узнать то, что другие не знают. Он хотел, чтобы она открылась.
— Тебе никогда не нравился Брендон? А Цао? - Сандерс завалил девушку вопросами, но делал это учтиво и осторожно.
Где-то вдалеке послышались чьи-то шаги, Сандерс удивленно вскинул бровь, поближе притянул к себе Марию. Чем дальше они заходили вглубь парка, тем сильнее слышался шелест травы, листы и тихий шепот.
В густой траве лежали двое : Анджела и Цао. Ребята тихо прошмыгнули через эту парочку и только потом рассмеялись.
— Да уж, страсть их одолела. - Джеймс не стал мешать друзьям. Он бы и сам рад целовать так Мари. Окутывать ее своими жаркими поцелуями с ног до головы, но, понимая, что еще не время, засунул эти мысли и мечты подальше. Сандерс довольствовался тем, что имел сейчас. Этого ему вполне достаточно. Мария Милагрос - рядом, разве не это самое главное?

+1

30

Мария перехватила его руку на своем бедре, сплетая пальцы с его, не давая вольности разума сводить с ума их обоих. Что ж в этом парне такого, что внутри мотыльки разлетались, бабочки запорхали и ветер страсти превратился в ураган? Мария кивнула, оторвалась от него едва не застонав от того, что потеряла теплоту его объятий. Но всего и по чуть-чуть. Схватить все и сразу можно потерять интерес.
Держась за его руку как за спасательный круг в водовороте мыслей о происходящее, Мария немного потупив взор, шла рядом с Джеймсом, а самой казалось она парит.
- О семье? Папа профессор истории в университете Валенсии, мама художник. Правда больше рисует дома, на заказ и для души. У меня брат и две сестры. Младшие. Любовь к истории от отца у меня, а рисовать я так и не научилась. Хотя может просто не старалась принять это в себе. Не знаю. – А вот следующий вопрос ее немного смутил. Такой откровенности никак она не ожидала. Они едва знакомы, а Джеймс едва не в душу ей смотрел. – Мне шестнадцать. Учеба была моей страстью. А точнее книги. Нет, я не влюблялась. Времени не хватало на это. – Он мог подумать, что она синий чулок, пропускающий все прелести молодости мимо, копаясь как книжный червь среди фолиантов и бумаг. Но это не так. Милагрос просто не видела того, к кому бы ее потянуло, по-настоящему. Как сейчас. Что губы до сих пор горели от обжигающего поцелуя.
Мария поняла, что он зашел на тропку темы, которая по какой неведомой ей причине была ему болезненна, чувствуя, что девушка для него та соломинка, за которую он сейчас держался. Обняв другой рукой его за руку, чуть приблизилась, положив голову на его плечо, пальчиками поглаживая Джеймса по плечу, будто нежно, не навязчиво успокаивая. Услышав краткий экскурс в его биографию, тихо рассмеялась.
- Хорошо. Родилась в Валенсии. Детство было беззаботным. Я очень рано научилась читать. Первая книга моя «Сказки Шарля Перро». Игрушка первая, - Мария задумалась. – Мне стыдно немного, но это кукла Эванс, связанная из кусочков тряпочек платья мамы. Я его порезала, едва добравшись до ножниц. Это осознанная в воспоминании кукла. А так всякие паровозики. Я люблю машинки. Первое слово – «мапа», это мама и папа вместе. Училась отлично, последние два класса сдала за один год, и поступила сюда на два года раньше, чем обычно. Первый поцелуй, - она вновь замялась. Куда делась боевая, дерзкая девчонка? Она просто вероятно влюблялась в опасно красивого парня, идущего рядом с ней, - сейчас.. с тобой..
Мария отвернулась, пытаясь скрыть свое смущение.
- Секс… не было. Все. – замотала головой, отчего ее кудри выползли из-под заколки, - больше не будем о сокровенном. А то ты прям досье собираешь. Дутуктив.
Мария просто рассказывала ему то, что никогда и никто от нее не услышит. Она не боялась, что на утро весь университет будет знать это. Джеймсу она доверяла… почему?? Сама себе пожала плечами. Вероятно, про обезьянку Марту вряд ли знаю даже его друзья.
- Он симпатичный. Но его вечное напоминание о себе, буквально вбивание в мою голову «ты моя» сыграло обратно. Он стал раздражать. Хотя с ним есть о чем поговорить. Но я его боюсь. Иногда в его взгляде вижу столько злости, что не знаю чего уж и ждать. А Цао… он хороший собеседник. Тех полчаса ранним утром было достаточно, чтобы убедиться. У тебя хорошие друзья. Не ругайся с Цао, все хорошо же. А то злая миледи точно накажет принца. Дада, отвертеться не получится.
Но тут они замерли. Такие тихие звуки, пробирало до косточек от интереса и ситуации – кого-то застукали. Сцепленные пальцами руки легли на ее талию, что Мария буквально стала единым целым с Джеймсом, улыбаясь, пожала плечами, одними губами произнесла:
- Мешаем кому-то.
Они медленно крались среди свисающих низко ветвей деревьев, и вышли чуть в стороне от страстно целующихся друзей. Уткнувшись в плечо Сандерсу, чтобы не рассмеяться на всю округу, быстро ретировалась оттуда, утягивая Джеймса прочь.
- Да. Долго же они вокруг ходили. Хотя всего-то я и Анджела третий месяц тут.
Знаете, как в сказке «Тропинка казалась узкой, они жались друг к другу, боясь оступиться и сорваться с обрыва». Так и Мария шла, обнимая парня за талию, посмеиваясь с ним над всякими смешными воспоминаниями из детства.
А жизнь это океан, тебя качает, редко бывает гладко и спокойно. Вот и сейчас, когда Мария и Джеймс были в своем мире, упиваясь друг другом, просто болтая, как им в спину донесся смех. Мария уцепилась в пиджак Сандерса, буквально чувствуя, как он напрягся.
- Успокойся. Все нормально. Джей…
Резко вырвавшись из его рук, встала перед ним, пытаясь завладеть его сниманием, сама говорила стоящему позади Брендону:
- Тебе нет покоя? Напился – веди себя прилично. – Когда это она успела стать центром борьбы? Мария не обладала красотой, ростом, чтобы вот так оказаться меж двух огней. – Джеймс, не надо. Пусть мелит что угодно ему. Пойдем.
Но тут к Брендону подошла, шатаясь, блондинка.
- О! Сандерс. Тебя на малявок потянуло. Что ты говорил Бренд, испанка горяча.
Мария ахнула, прикрыв рот рукой, прикрыв глаза, выдохнула:
- Если ты их послушаешь, то не подходи ко мне больше. Я не собираюсь быть темой на языках всего университета. Я не упрекаю тебя за прошлое. Но не мешай его с настоящим.
- Мария, Джеймс.
Синди и Кэт. Мария улыбнулась, смахивая одинокую слезу, повернувшись, помахала подругам.
- О, тяжелая артиллерия подоспела, - Брендон едва стоял на ногах.
- Что кузнечик сок оказался забродившим и нимфа рядом без ветра шатается. Вы дойдете хоть? – Синди в своем репертуаре. – Ты чего? Из-за них что ли? Ну так эта красотка всем известна «Я колдунья. Моя специфика слоны из мух». Прекрати.
Мария, кивая,  расплакалась, держа Джеймса за руку, обняла свою боевую подругу. Из дверей вышли друзья Джеймса, остановились, смотря на представление под луной.

+1

31

Сандерс пытался запомнить каждое ее слово. Любая мелочь - огромная деталь, если дело касается Марии Милагрос. Иногда, проводя всего лишь неделю вместе, можно понять, что этот человек особенный, и его ни в коем случае нельзя отпускать.
— Тебе шестнадцать. Ты еще совсем малютка. - девушка озвучила свой возраст, и он вдруг вспомнил, что это, действительно, так. Страстный поцелуй вызвал у него смутные чувства. "Она слишком мала." - подумал он и окончательно прогнал все неуместные взрослые мысли. Мапа. - сказал он вслух и от души рассмеялся искренним детским смехом.
— Со мной у тебя был первый поцелуй?! Вот так новость! Теперь  я несу за тебя ответственность. Если бы я знал, что это твой первый поцелуй, я бы сделал по-другому. Смотри. - Джеймс взял ее на руки, аккуратно убрал непослушные прядки с ее лица и поцеловал в губы. Свой язык юноша оставил при себе, он просто поцеловал ее в губы со всей нежностью, которой мог.
Эта девушка в глазах Сандерса завоевала уважение и доверие - совершенно непорочна и юна. Она заслуживает только самого лучшего.
— Цао очень хороший друг. И Анджеле он подходит. Ты можешь не переживать за подругу. Цао - не Джимми, больше одной девушки иметь не будет. - Сандерс ехидно засмеялся. Все прекрасно знали репутацию Джимми. Она была еще похлеще Сандерской. И если Джеймс никогда не хотел быть героем-любовником, а все как-то получалось, то вся жизнь Джимми была направлена именно на это.
— Вообще, дружба - хорошая штука. Если ты умеешь дружить, считай, ты уже хороший человек. Видимо, я дружить не умею... Хотя... В общем, я поговорю с Цао. С утра произошло недопонимание. Я узнал, что он пригласил тебя и... - наконец-то Джеймс и Мария были на одной волне. Сейчас уровень их эмоциональности и искренности зашкаливал. И всё было бы идеально и неповторимо, если бы не очередной дурацкий нелепый случай.

"Пьяный дегенерат и потаскушка" - Джеймс был вне себя от гнева. Он смотрел на Брендона и белобрысую, стиснув зубы и крепко сжимая кулаки. Почему-то его слов никто не понимает, а вот кулаки - шикарный аргумент.
Мария как-то пыталась успокоить Брендона, но все ее попытки были тщетны. И Сандерс бы прошел мимо, даже не взглянув на этого опущенца, если бы он и его подружка не ляпнули то, чего категорически говорить было нельзя. Это стало красной тряпкой для быка-Джеймса.
— А ну пошли вон отсюда. - шыкнул на них Сандерс, словно на пару грязных маленьких крыс.
— Мария, ты будешь сто пятьдесят первой девушкой, которую он оттрахает  и кинет. Просто запомни. - Брендон залился омерзительным смехом.
— Ублюдок. - Сандерс отпустил руку Марии. (девушка держала его очень крепко во избежание драки)
С каждой секундой здесь собиралось все больше и больше людей. Вот уже подоспела и подруга Марии. Брендон кидал свои фразы, не задумываясь о том, как он потом отплатит за свой поганый язык. Сандерс не хотел видеть слез Марии, стоять и смотреть на то, как она расстроилась было для него огромной пыткой. Ее слезы стали последней каплей в чаше терпения Джея.
Луна. Природа. Теплый ветер. Дамы в красивых платьях и юноши в официальных костюмах. Классическая музыка, красивая речь и вальсы. Но праздник, полный романтики, вдруг в одночасье превратился в потасовку.
Сандерс накинулся на Брендона (который, к слову, был готов к такому повороту событий и за спиной уже имел маленький перочинный нож) Алкоголь делает из людей монстров. Как только тяжелый кулак зарядил Брендону в челюсть, в ход пошел его нож, который был вовремя перехвачен Сандерсом.
— Ты что, совсем сдурел? - прокричал Джеймс. Алая кровь потекла на зеленую траву.
— У него нож! - прокричал Цао. И друзья Сандерса тут же подбежали к соперникам. Все это время друзья стояли неподалеку, наблюдая за происходящим. Они не хотели останавливать Джеймса. Во-первых, Брендон был виноват, а во-вторых, Сандерс ненавидел, когда его друзья заступались за него. Он всегда хотел разбираться самостоятельно. Но ситуация вышла из-под контроля.
Сандерс вернулся к Марии, крепко схватив свою руку, чтобы остановить кровь. Он порезал ладонь ножом.
— Если я тебя когда-нибудь увижу рядом с Марией, пеня на себя. Меня уже никто не остановит. Тебе ясно?  - прорычал Джеймс.

Сандерс уверил друзей, что все в норме и скоро он пойдет в общагу, затем обратился к Милагрос
— Я провожу тебя, пойдем. - они вновь оказались вдвоем. И хотя вечеринка все еще продолжалась, Сандерс по понятным причинам не хотел продолжать веселиться. Они шли домой быстрым шагом, Джеймс молчал и не проронил не слова.
— Я сейчас, ты переодевайся и ложись. - когда они зашли в комнату, Джеймс наконец-то нарушил молчание. Сандерс пошел в ванную комнату, чтобы промыть рану. Мария хотела помочь, но он резко отказал ей.
Когда Джеймс закончил свои дела, Мария уже лежала.
— Ну все, спи. Надеюсь, тебе не будет страшно. Твои девочки скоро придут, а этот урод больше не подойдет к тебе, обещаю. И еще раз увижу твои слезы из-за таких, как они, мне придется тебя наказать. Больше никаких слез, окей?

+1

32

Милагрос не могла поверить в то, что слышала. Как можно так обливать грязью тех, кого ты не знаешь вовсе. Девушка видела, как едва не зверел Джеймс, что в таком состоянии, при его росте и силе, он мог просто убить Брендона, который стоял рядом с девушкой и старательно больно подбирал слова. Мария шептала как мантру, пытаясь предотвратить драку, достучаться до Джеймса.
- Я прошу, пойдем отсюда.
Вокруг пребывали студенты, заслышавшие или им передали, что на улице представление поинтереснее, чем обжимающие танцы. Неужели так не хватает людям новостей из мира, что они глазели на них. И при этом все слова Брендона слышали. Что же будет завтра утром?
- Синди, скажи ему, пожалуйста.
Мария уже не знала к кому обратиться, чтобы остановить Сандерса, потому что ее рука опустела, а парень бросился на пьяного Брендона. Милагрос готова была побежать вслед за ним, но тут подоспела Анджела, и вдвоем с Синди, да еще и Кэт рядом, успокаивающе обняли дрожащую испанку:
- Все обойдется. Успокойся. Он должен заступиться. Иначе просто будут считать его тряпкой, а тебя… Мария…
- Нет! я не стою этого! Его могут выгнать! Вы не понимаете!
- Скорее Бренд под зад получит приказом об отчислении, чем Сандерс. Тут вон свидетелей полно, заступятся. И неужели ты думаешь, мы останемся в стороне.
Пока подруги пытались ей что-то объяснить, события принимали абсолютно не благоприятный оборот простого кулачного боя. Вскрикнув, испанка стала вырываться из-за заслонявших ее Синди и Анджелы, как увидела бежавших к Джеймсу друзей.
- Да пустите!
Мария толкнула Синди, сделав два быстрых шага, остановилась, так как Джей шел к ней, сжимая ладонь. Что с Брендоном было совершенно не интересно. Мария перевела взгляд с руки Санедрса на его лицо. Сколько злости, праведного гнева. Потом подошли его друзья. Испанка молчала, боясь, что ее голос дрогнет, слезы, которые только перестали бежать по ее щекам, вновь хлынут. А сейчас Джею хуже, так что надо забыть о своих переживаниях.
- Давай в общагу, перевязать надо.
- Успокойся, - Марию потряс кто-то за плечо, вероятно она стояла в оцепенении, смотря на Джеймса.
Друзья что-то говорили, но девушка вовсе не понимала о чем, пребывая в мыслях о произошедшем, заламывая пальцы, стараясь сдерживаться. Если бы она не заплакала, может всего инее было. Кивнув, молча обошла Цао и Синди, быстро пошла рядом с Сандерсом, обнимая себя руками. Вечер вдруг стал холодным. Ее бил легкий озноб, хотя она почти бежала, едва поспевая за Джеймсом. Они свернули за угол, скрываясь от всех, оставляя публику без «красивой постановки», которые пойдут дальше танцевать. Она не хотела идти. Ну почему ее вечно никто не слушает!
Открыв комнату, взяв ключи из ящичка за стойкой охранника, которого по счастливому стечению обстоятельств не было на месте, включила свет. Мария протянула Джеймсу бинт, вату, пластырь, которые были в аптечке, молча предлагая помощь, но парень, взяв все, сказав, чтобы она ложилась в кровать, осталась в комнате одна. Девушка поежилась от его тона. Будто оттолкнул ее как надоедливую. Но Мария понимала, что ему больно.
Стоя перед зеркалом, она стягивала платье, которое уже не радовало ее, как перед балом. Ее ничего сейчас не радовало. Натянув на себя пижаму, она забралась под одеяло, легла, смотря на дверь, где через некоторое время появился Джей.
- Останься.
Одно слово. Но сколько в нем мольбы не оставлять ее. Она отодвинулась к стене, освобождая ему место, прижала голову к плечу, стараясь не пустить слезы вновь. Джей лег рядом, на одеяло, которое разделяло их, сняв пиджак, и Мария положив голову на его плечо, вцепившись пальчиками в планку его рубашки, уснула, едва прикрыв глаза. Он был рядом, успокаивая ее, перебирая волосы Милагрос, ровный стук его сердца, как колыбельная.
Как пришли подруги, как ушел Джейсон, испанка ничего не слышала и не чувствовала. Слишком сильно было ее потрясение. Снилось, что она бежит по коридору, у нее ключ. Двери двери двери, а открыть она может только одну. И Мария будто билась, искала.
Проснулась девушка разбитая, чувствуя, что ее лицо слегка опухло. Вероятно, что во сне она все же плакала. На тумбочке стоял слегка остывший чай и на блюдце лежала булочка. А кровати были пусты. Ее просто не стали будить. Время было около одиннадцати. Мария села на кровати, вспоминая прошлый вечер. слабая улыбка прокралась на ее губы от воспоминаний о Джеймсе и ее первом с ним поцелуе. Остальное сейчас имело мало значения. Но увидев бинты и пластырь, Мария подскочила. Как он? как его рука? Ведь Джей только пережил аварию, и вновь потрясение. На ходу выпивая чай, быстро съедая свежий круасан, испанка натянула на себя темные брюки и рубашку, пиджак с эмблемой университета, застыла перед столом. Что у нас сегодня? Я проспала историю и математику. Значит потом культурология и физкультура. Ох, бассейн. Покидав все в рюкзак, испанка вылетела из кампуса, побежав в главный корпус, узнать расписание Сандерса.
У Джея был курс уголовного права после обеда, а потом они состыковывались курсами на физкультуре. Значит в столовой он будет. Пойду туда. Мария спокойно вышла и свернула в сторону основного учебного корпуса.
- Мисс Милагрос.
Испанка застуканная во время пар гуляющей по улице, виновато повернулась в сторону профессора Пинктона.
- Вы заболели?
- Мммда, вчера мне было не хорошо. И утром я решила поспать подольше. Но я в порядке.
- Хорошо. Задание возьмете у друзей. Там тема проекта для вас передана была. Надеюсь получить удовольствие от прочтения вашей работы.
- Спасибо, - Мария заикаясь, ответила, проводив мужчину взглядом, облегченно вздыхая.
Оказавшись в столовой, девушка села в дальний угол, скрываясь за большим цветком, стала ждать друзей, но главное Его.

+1

33

- Останься. - тихо прошептала девушка. Хотя Сандерс очень хотел поскорее уйти, чтобы, не дай Бог, не сорваться на Марии, он всё же остался. Его сердцебиение разом пришло в норму, а агрессивные мысли как рукой сняло. Она была рядом, и всё не по чем. Мария положила голову на его плечо, ласково проводила своей крохотной ладошкой по его волосам и через несколько минут уснула крепким сном.
- Мы не помешали? - через двадцать минут после того, как миниатюрная брюнетка окунулась в мир снов, зашли ее соседки по комнате.
- Нет, конечно. Я уже ухожу. - откашлявшись, Джеймс аккуратно встал с кровати, чтобы не разбудить Мари.
- Да ладно. Оставайся. - Анджела махнула рукой, но Сандерс удивленно вскинул одну бровь и попятился к выходу. "Вот еще. Спать в окружении девчонок."
В своем шестьсот шестьдесят шестом его ожидали Джимми, Нолан, Цао и еще пару-тройку парней. Ребята до утра разговаривали, эмоционально обсуждая тот переполох на балу. Все приняли сторону Сандерса, хотя имелись и те, кто возмущался его поведением. В основном это были друзья Брендона, синие чулки и забитые ботаники. Но, как известно, Джейма общественное мнение вообще не волновало. Уснул он ближе к утру, а проснулся буквально через пару часов по будильнику. Кое-как справился с синяками под глазами, простоял под душем полчаса и пошел на пары. Сандерс чувствовал себя обессиленным. Ему нужен был отдых. Каждый день случалось все больше и больше странных событий. И  сегодняшний день не исключение. Его вызвали в деканат.
- Джеймс Сандерс, мы узнали об инциденте, произошедшем вчера. Брендон Хоккинс заявляет, что вы стали инициатором драки, в ходе которой достали нож и нанесли неглубокое ранение, попав в бедро Брендону. После чего вы пригрозили ему. - декан университета был человеком справедливым, умным и никогда не делал преждевременных выводов. Джеймс догадывался, что Брендон всю ночь думал, как отомстить, а на утро пошел в деканат, заручившись парочкой друзей аля свидетелей.
- Да, я начал драку. Но у меня не было ножа. - Джеймс не любил оправдываться. Особенно его раздражало, когда ему говорили то, что он не делал, но должен был доказывать обратное.
- Но Брендон Хоккинс пришел к нам с утра. Он показал рану. Его слова подтвердили четверо ребят с разных курсов. - " интересно, что он им пообещал за это." Сандерс сидел напротив декана и сжимал в руке карандаш. Через пять минут терпение юноши лопнуло.
- Знаете что. Мне это надоело. Я не знаю, откуда у этого ублюдка какая-то рана. Я не знаю, что он пообещал тем тупицам, которые решили его прикрыть. Если хотите - отчисляйте.   - Джеймс встал из-за стола и направился к выходу.
- Этот сукин сын обидел невинную девушку, напился в слюни и размахивал своим чертовым ножом. Я пытался его отнять, в итоге. Вот. - Сандерс поднял порезанную ладонь.
- Стойте, Джеймс! - с тревогой воскликнул декан, но Джей уже вышел из кабинета.
Подозрительно, но Брендона нигде не было. Наверняка, он просто боялся показываться, во избежание новых синяков.
- О, Милагрос. Как твои дела? - Цао, Джимми, Нолан и Анджела подсели к девушке со своими обедами.
- Выспалась? - спросил Джимми и недвусмысленно подмигнул. То-то Джеймса полночи не было. Наградила своего принцы? - у Джимми всегда были плоские шуточки. Он получил шлепок от Нолана. - Ладно-ладно. Шучу. Джеймс быстро шел к ребятам, волосы у него были взъерошены, а в глазах снова был гнев. Ну просто не Сандерс, а машина ярости.
- Всем привет. - сказал он, подсев к Марии и поцеловав ее в щеку. - Если меня отчислят, устройте сладкую жизнь для Брендона до самого выпуска. - возмущенно сказал он и откусил пол гамбургера. Слух о том, что Бренд настучал на Джейма, разносился со скоростью света.
- Мне нужно уехать на пару дней домой. - обратился он ко всем ребятам. Отец позвонил с утра, просил приехать. У него какие-то проблемы вселенского масштаба. В добавок, они вечно ссорятся с матерью. Раньше их мирила Сара, а теперь эта функция принадлежит исключительно Джеймсу.

+1

34

Столовая постепенно заполнялась студентами, которые увидев Марию, кивали в знак приветствия, но были и те, кто смотрел на нее едва не волком. Что могло еще произойти с утра? Неужели все всю ночь пересказывали историю о потасовке, причиной которой она стала? Так хотелось сбежать, скрыться. Она не была маленькой в понимании многих. Мария умела за себя постоять, но когда появляется кто-то, кто подставляет тебе плечо, принимая на себя удары, предназначенные не ему, ты прячешься за спину. Сказать, что Джеймс в одно мгновение стал ее молодым человеком… Девушка сама не знала как назвать их отношения. Дружба? Тогда тот поцелуй никак не вязался с этим определением. Больше чем симпатия? Времени прошло слишком мало.
От мыслей ее отвлекли подошедшие друзья Джея и Анджела. Мария улыбнулась, обнимая в ответ подругу, с немым вопросом смотрела на нее – А где Джейсон? Та в ответ пожала плечами, положив Милагрос голову на плечо. Мари видела с каким обожанием смотрели друг на друга Цао и Анджела. А их компания резко стала больше.
- Все хорошо. Две пары подарены подушке, что может быть лучше.
Мария вспыхнула от шутки одного из друзей Сандерса, постаралась не показать этого, отшутилась:
- Полночи мы все были на представлении. А завидовать не хорошо.
Парень ойкнул от вразумительного толчка в плечо, бросился извиняться, только что не целовал Марии руки. Она отпихнула его, показав движением пальчиков Кыш. В дверях показался Джейсон, и Мария, не сводя с него тревожного взгляда, сжала ладонь подруги. Провела ладошкой по его щеке в ответ на нежный поцелуй, девушка развернулась к нему лицом, тревожа мирно спавшую Анджелу на своем плече:
- Я что-то пропустила? За что тебя должны отчислить? Джейсон!
Вновь прикоснувшись к его лицу пальчиками, повернула его лицо к себе, требовательно вглядываясь в эти голубые глаза. Но Сандерс буквально «убил» ее своим отъездом.
- Когда ты уезжаешь?
Цао отвлек испанку на себя, что она нехотя посмотрела на него:
- Ну как бы сказать….
- Как есть! – едва не приказав, ответила Мария.
- Брендон…
- Это я уже поняла. Что Брендон? Мне пойти других расспросить? А то все смотрят так, будто я виновата во всех смертных грехах всего университета.
Нолан, посмотрев на Сандерса, понимая, что тот едва сдерживает себя, лишь гамбургер и рука Марии на его ладони еще как-то останавливают того от каких-либо действий.
- Этот идиот проткнул себе ногу тем ножом и выставил так, что нож Джея и он его ранил.
- И об этом уже знают декан и ректор. Почта устной сказки работает без сбоев. Только ты не переживай.
- Переживать? О нет, что ты. За что волноваться? Вот за это? – Мария начинала сама закипать, и такую ее никто здесь не видел. Она дернула руку Джеймса, показав глубокий порез его ладони. – пустяки.  - сарказм так и плескался в ее речи.
- Милагрос…
- Анджела, я спокойна.
Девушка поднялась, закидывая на спину рюкзак, со словами Увидимся в бассейне, быстро вышла из столовой, боясь, что за ней кто-то пойдет. На улице тут и там стояли кучками студенты, и Мария выскочив на порог здания, свысока огляделась. недалеко стояли друзья Брендона. Испанка устремилась к ним, при этом рюкзак надевая на плечи, освобождая руки.
- И где мне найти вашего друга?
- Тебе мало вчерашнего?
- Я в него не вливала алкоголь. Я ничего ему не обещала. Так где?
Они мялись как девицы на выданье
- Хорошо. Найду сама.
Они что-то пытались ей сказать, но испанка удалялась от них в сторону кампуса своего курса. Ее охватила такая злость, что Милагрос едва не бежала в надежде не ошибиться в направлении. Из общежития, слегка прихрамывая под руку со вчерашней барышней, вышел Брендон. Мария ускорилась и буквально врезалась в него намерено, отталкивая блондинку. Брендон был ростом как Джеймс и испанка макушкой доставала ему до подбородка. Но даже рост не мешал ей «поговорить» с парнем.
- Ты ополоумела? Тебя Сандерс укусил?
- Нет. поцеловал. И поэтому я буду предельно нежна с тобой.
- Даже так.
- А теперь слушай меня, - Мария не стесняясь (в таком состоянии она вообще не думала о каких-либо рамках приличия) выставила колено вперед, слегка поднимая его вверх, что Брнедон охнул. – Если ты не расскажешь ректору правду, то под твоим глазом будет красоваться «фонарь» и все будут знать, что малявка одолела такого мачо как ты.
- Эй, ты чего себе думаешь!
- А тебя я вообще не замечаю, - Мария тихо произнесла, слегка напирая руками на Брендона. – Я тебе говорила тысячу раз – никогда не стану с тобой встречаться. Ты не понял. Предпочитаешь калечить сам себя? Попросил, я бы помогла. Или Синди. Брендон, - Мария чувствовала, что злость испаряется, и на ее место приходит усталость, - ты же умный парень, что с тобой случилось?
- А ты подумай?
- Да к черту «любовь». Я поняла бы, если бы я что-то обещала, дала надежду. Ведь ничего.
Отпустив прня, Мария потерла пальцами лоб.
- Ты понимаешь, что из-за твоего вранья Джеймса могут выгнать? Ты покалечил себя и его. только твоя рана заживет, а он останется без образования. Ты жизнь калечишь! Нельзя быть таким эгоистом.
Блондинка пыхтела рядом, боясь подойти, или просто красота дороже.
- Если Джея отчислят, поверь, ты лично на себе испытаешь ураган Мария на себе. Обещаю.
Девушка устало вздохнула, пошла в сторону бассейна на физкультуру. Раздевалка была пуста, и она, искупавшись, переоделась в купальник, сидела на лавочке, безразлично смотря в окошко под потолком. Быть храброй трудно, тяжело. Но справедливость придает столько силы, что ты готов ради правосудия свернуть горы, но цели достичь. И Мария искренне надеялась, что ее цель убедить Брендона была достигнута.
Он уезжает…

+1

35

Сандерс не стал держать Марию. И он прекрасно знал, куда она направляется. Брендон не посмел бы ее тронуть, а если бы это и случилось, то ему явно бы потом не поздоровилось. На трезвую голову он не бэдбой, а просто назойливый паренек, Джейму незачем было думать о плохом.
Джеймс устал от того, что происходит вокруг. Его не радовали окружающие, пары, друзья, кампус. Такое случается, а, значит, нужно на время сменить обстановку, и все вернется на круги своя. Единственное "но" - он будет скучать по Милагрос и полностью оборвать с ней связь, хотя бы на пару дней, было бы проблематично, если не сказать мучительно. Когда Мария убежала, Джеймс сказал:
- Вы приглядите за ней. Если что случится, сразу звоните. Я только что посмотрел, что мой рейс будет либо через полтора часа сегодня, либо завтра вечером. Я сейчас же уеду. Мне нужно бежать. - Сандерс положил телефон в карман, махнул рукой и пошел собирать вещи. "Может, это хорошо, что с Марией не пришлось прощаться." - он не любил долго топтаться на месте. Да и что тут криминального? Он уезжает на пару дней,  а не навсегда. Хотя, если его все-таки отчислят, то придется более серьезно подходить к своему отъезду. И уж тогда он точно больше не увидит Милагрос. Они просто пойдут по двум разным путям. По двум параллелям, которые никогда не пересекутся.

Когда все вещи были собраны, Джеймс аккуратно написал на клочке бумаги : 228765113 и быстрым шагом добрался до комнаты Милагрос.
- Ты чего не в бассейне? - Сандерс искренне удивился, увидев Анджелу.
- Да я купальник забыла, а ты чего здесь делаешь? Мария уже давно там.
- Передай это ей. Скажи, вернусь после завтра. Я был бы рад, если бы она писала мне универские новости. И просто писала... - кашлянув, он протянул ей чуть измятый листок бумаги.

Сандерс едва ли не опоздал на самолет. Он по характеру такой : может сделать странный, необдуманный поступок; может быть сегодня здесь, а завтра уже там, и никто его не остановит. Джеймс хотел почувствовать свободу, он мечтал о том, чтобы снова ходить по любимым улочкам Сакраменто. Сандерс обожал этот город. Едва самолет взлетел, Джеймс задремал. Ему даже что-то снилось, но только что он, увы, не запомнил. Его кто-то легонько пихнул в бок, заставив, проснуться. – Сэр, приготовьтесь к посадке. – прозвучал тихий, заботливый голос стюардессы. Сандерс потер глаза, вытащил из ушей наушники, выключил свой плеер. Посадка была мягкой, Сандерс всегда выбирал рейсы именно этой авиакомпании : и пилоты – настоящие профессионалы, и еда – вкусная, и стюардессы – сексуальные. Всё то, что нужно.

– Джеймс! – первой выбежала мать. Она обнимала Сандерса так, что он весь посинел, затем, сдержанно, вышел отец. И так же сдержанно пожал руку, будто бы это не его сын, а очередной деловой партнер. Джеймс приехал в одиннадцатом часу, он чувствовал усталость и пообещал матери, что пообщается с ней с утра. Сам же тихонько нырнул в такую родную комнату, лег ласточкой на кровать и широко улыбнулся. В его комнате висело много фотографий : кубки, грамоты, Сара. Даже ее игрушки уютно разместились на его полках. Он не выкидывал ее вещи, а, наоборот, можно сказать, коллекционировал. То найдет маленькую куколку за диваном и обязательно поставит ее на полку. Его комната – смесь девичьи-детских вещей и юношеских. Он подумал, как было бы здорово, если бы Мария поехала вместе с ним. Эта безумная идея уже несколько раз приходила в его голову. Но они даже не пара, о чем речь! И ей нужно учиться, это он теперь на грани отчисления.
Сандерс на протяжении всего дня думал о Марии. Это поразительно и необъяснимо, но парень уже успел соскучиться по ней. Переживал, как бы Брендон снова не взялся за свое. Теперь Джеймс далеко и не сможет дать отпор. Может быть, ему не стоило вообще уезжать так резко? « Это всего на пару дней. Интересно, а думает ли она обо мне…» - успокоил себя Сандерс и глубоко вздохнул.

Отредактировано James A. Sanders (2015-04-11 22:13:45)

+1

36

Голоса приближались, что заставило Марию подняться. Настроение как-то съехало от всех событий. Странно, я даже не почувствовала как Джеймс ушел. Ладно потом у него спрошу. А что? Да хоть который час, лишь бы услышать его голос.
- Ты уже тут? Куда так стремительно убежала?
- Да так… - Мария встретилась взглядом с бывшей девушкой Джейма, вздохнула, взяв шапочку и полотенце, прошептав: потом расскажу, - вышла из раздевалки.
Разминка прошла спокойно, за исключением, что блондинка все шушукалась с подружками, а на трибуне сидел «больной» Брендон, косившийся в сторону испанки. Мария хотела скорее оказаться в воде.
- И так. Кто умеет плавать вправо, кто барахтается по средине остались. Кто вовсе не знает, что делать руками и ногами остаемся у последней дорожки, ждем моих заданий.
Мария отошла вправо. Вода ее стихия. Девушка умела плавать и хорошо. К ней присоединилась Кэт, а вот Синди натужено улыбнулась, пожав плечами, осталась в кучке барахтающихся.
- Кэт, ее надо научить плавать. А то как-то нечестно. И кстати, куда запропастилась Анджела?
- Она купальник забыла, - подруга тихо рассмеялась. – Не мудрено.
- А что такое?
- Ну мы когда пришли вчера, застали такую картину, - Мария с нетерпением покусывала губу, - ну что ты спишь на плечо Джеймса, а ему бы уже и самому спать пойти. Потом он ушел и Анджела заявила, что спать не хочет. В общем, пришла под утро. Собрала сумку и на учебу. Тебя запретила будить.
- Цао.. Да, ребята точно с ума сходят.
- Подожди, чувствую ты тоже присоединишься к ним.
Мария рассмеялась.
- Милагрос. Тебе как всегда весело.
- Ну как бы плакать неохота. Тут и так воды вон сколько. А еще и я нареву.
Тренер хмыкнул, подняв вверх большой палец, свистнул:
- Первая и вторая дорожка три по сто. Первые сто кроль, вторые сто брасс, третьи сто кроль. На последнем бассейне ускорение. Третья и четвертая дорожка тоже самое, но без времени и любым способом. Ну а вы мои топорики, берем доски и на мелкоту.
Мария нырнула по свистку, проплывая под водой метров пятнадцать, вынырнула и в быстром ритме поплыла…..
Стоя под душем, облокачиваясь о стену, испанка теребила кончики мокрых волос, была в мыслях рядом с Сандерсом. Подруги понимали, и терпеливо ждали когда она сама выйдет. Вода приносила облегчение уставшим мышцам, будто обновляла шумом своим мысли, что Мария решительно вышла из душа.
- Что у нас еще?
- Ну полчаса до культурологии. Я хочу зайти в кампус. Что-то не вдохновляет меня на культуру Греции такие волосы мои.
- Хорошо. Я бы никуда больше не пошла.
- Мария, ты чего? Сейчас тебя Рыжий поцелует, и ты вновь станешь сиять.
- Да причем тут поцелует или нет. Он уезжает.
- Ой, ну все прям, - Синди обняв Милагрос за шею, чуть сдавила, потянув на выход, - как уехал, так и приехал.
Мария скривилась, передразнила подругу, и они втроем дурачась, дошли, или допрыгали, или добежали, кто как видел это все, до комнаты. Анджела отдала ей тут же листок, что настроение пошатнулось. Уехал. Мария молча, отправила в стирку купальник и полотенце, заплела волосы в толстую, тугую косу, и, взяв денег с собой, ушла на лекцию.
Забравшись неприлично высоко на парту, села. Аудитория заполнялась. В двери показался Нолан, помахав ей рукой, что удивило девушку, но махнув, чтобы шел сюда, отодвинулась, давая тому сесть.
- Ты заблудился?
- Да нет. Цао ищу. Теперь его не найти.
- Как и Анджелу. Но она была в комнате, когда мы пришли.
- Ты не обижайся на Джеймса. Не в его привычке прощаться. Но мы то рядом. Так что сегодня вечером на площадке в баскетбол погоняем. Часов в семь пойдет?
- Да, я потом сбегаю в город. Мне позвонить надо.
- Хорошо. Только просьба – не влезь куда-нибудь.
- А пошли со мной. Я Джеймсу хочу позвонить сходить.
- О! это идея. Чур я первый говорю, а то вы как сядете на уши…. – парень закатил глаза, что Мария рассмеялась. – Иди уже.
Нолан исчез, и рядом приземлилась улыбающаяся подруга. Лекция тянулась как бесконечная резинка. Мария гипнотизировала номер телефона, в тетради ни строки, в голове ничего, кроме образа Сандерса, рядом нагло задремавшая Анджела. Кэт и Синди на первой парте за четверых пишут лекцию. Даже индивидуальнее задания они прослушали.
Потом комната. Минуты ожидания. Не прилетел не дергайся. Потом баскетбол. Весело, да не то. Мария как сонная пропускала мяч мимо рук, не бежала, а ходила. Но никто ей нислова не говорил. И вот пример но десять вечера. Девушки пошли в кампус, и Нолан обещал зайти. Пять минут одиннадцатого. Десять минут….
- Иди. Вон бежит.
Едва оказавшись в коридоре, Мария торопливо помазала подругам, побежала в конец коридора, где ее уже ждал Нолан. Вдвоем они как корабли пробирались через поток студентов, входивших и выходивших, расталкивая руками, оказавшись на улице, побежали в город, в телеграф. Заказав разговор, стали ждать. Едва телефонистка сказала «Сакраменто вторая кабина», они в нерешительности замерли.
- Иди!
Толкнув Нолана в кабинку, осталась снаружи. Мария не знала, что будет говорить Джеймсу. Но очень хотела услышать его голос. Ожидание самое противное, что может быть в жизни. Она понимала и смеющегося Нолана, и мысленно вытаскивала его оттуда. Столько противоречий!
Дверь открылась, и испанка услышала:
- Давай брат, м тебя ждем. Отдаю трубку, а то меня заживо спалят ее глаза.
Ударив парня в плечо, Мария показала Иди отсюда, присела на кресло, в нерешительности сделала три глубоких вздоха.
- Привет.. это я.
Она молчала. Он молчал. Лишь дыхание было слышно. Накручивая провод на палец, девушка проговорила первая:
- Ты уехал не попрощавшись. Но я знаю, что не любишь. Друзья сказали.
Слушая Джеймса, Мария сползла в кресле, улыбалась.
- Устала. Загонял тренер сегодня нас. потом баскетбол с твоими неугомонными друзьями. Но сил не было. А весело…. – она запнулась. Ну не говорить же, что она в растерянности, что его нет. Пока рановато для такой тоски и признания о ней, - да. Тебя не отчислят. Блондинка хвалилась, что это ее заслуга. Объяснила почему ты так по-рыцарски поступил.
Он просил все все говорить.

+1

37

Порой, студенческая жизнь здорово утомляет. Джеймс Сандерс был рад оказаться там, где его никто не достанет. Здесь не будет расхаживать Брендон; не будет мозолить глаза его бывшая; не будут ходить сплетни о том, что он опять где-то с кем-то переспал. Сакраменто для него было тихое местечко, где он мог набраться сил и успокоиться. Конечно, и в доме не все так просто, а после смерти Сары он был рад уехать от сюда прочь. Говорят, время - лечит. Возможно, так оно и есть. Глубокая рана Джеймса уже не так кровоточила, как раньше, но боль ее было не унять. Сара всегда будет жить в его голове, душе и сердце. Даже когда последние яркие воспоминания сотрутся, и останется лишь  смотреть на уже черно-белые фотографии, додумывать, дорисовывать факты из прошлого... Нет. Она навсегда останется с ним. Он по-другому начал относиться к этому дому. Раньше - холодный, пустой, одинокий, полный воспоминаний, он вдруг стал надежным убежищем от универских проблем. Сандерс никогда не искал легких путей, не убегал от проблем, но сейчас в нем что-то щелкнуло. И ему гораздо спокойнее было оставаться дома.
- Сынок, спускайся. - Джеймс услышал ласковый голос матери, и как три года назад ответил :
- Только пять минут! - будто впал в детство, вернувшись в самую яркую, сказочную, красочную пору. Сандерсу и сейчас не много лет, но детство с каждым днем убегает от него, просачивается сквозь пальцы. Он становится взрослее, а поступки требуют большей ответственности.
Он сел за стол и почувствовал, как легкий холодок пробежал по его телу. Непривычно. Он, мать и отец. В одно время за одним столом.
- Я с нетерпением жду, когда ты выпустишься. Ты ведь знаешь, у меня на тебя большие планы. - с тактом, по- деловому сказал отец. Он всегда так разговаривал с Джеймсом.
- Да, отец. - без эмоций ответил младший Сандерс и, потупив взгляд, принялся ковырять вилкой в тарелке.
- Отец... Ты подумал над моим предложением? Бойцовский клуб. Помнишь? - не так давно Джеймсу поступил очень интересный звонок. Его приглашали участвовать в боях на ринге и быть настоящим боксером. Сандерс загорелся этой идеей, но нужно было одобрение отца.
Джеймс думал, что отец достаточно соскучился, и не будет начинать конфликт, повышать голос, ругаться, но, кажется, Джеймс плохо знал своего отца, ибо после слов парня лицо отца побагровело.
- Ты думаешь, я для этого тебя растил? Ты думаешь, бить морду на глазах у всех - это приятное зрелище?
- Но, отец, это спорт! Ты ведь мужчина, ты должен меня понять.
- Я твой отец. Ты - мой наследник. Наследник моей компании. Я мечтал о рассудительном, серьезном, умном парня, а что в итоге? В итоге я вижу легкомысленного балбеса. Пора взрослеть, Сандерс младший - мать было хотела вмешаться в этот разговор, как прозвенел телефон. Будто бы спас семью от нагрянувшего конфликта

Джеймс резко встал из-за стола, чуть ли не повалив стул на пол.
- Алло.
- Эй, чувак. Какие новости?
- А... Нолан. Это ты. Позвонил вовремя. Ты молодец.
- Да. Я такой. Так ты не ответил, как дела?
- Паршиво. Снова скандал. А если отец узнает, что меня отчисляют... Я и представить не могу, что со мной будет.
- Да никто тебя не отчислит. Ты только приезжай скорее. Тухло. Никто меня перепить не может.
- Ну если никто не может перепить, то это действительно тухло, бро.
- Ладно. Я не один с тобой поговорить хотел. Тут Мария. Прожигает мои глаза, не терпится. - Нолан еще пару минут поговорил с Сандерсом, и затем передал трубку Марии.
Он отчетливо слышал ее дыхание. Джеймс закрыл глаза, представив, что Милагрос вот-вот рядом с ним, рукой дотянуться.
- Привет, малышка. Да, ненавижу все эти слова. Тем более, это на пару дней. - он не ожидал, что она захочет с ним говорить, и был приятно удивлен. - Как дела?
- Блондинка просила? Мария, ты ходила к Брендону, да? Что ты ему сказала? - он, конечно, догадывался, что она пересекалась с ним, но хотел услышать это именно от нее самой.
- Я уже скучаю по тебе. Честно. Такое странное чувство. Раньше я никогда ни по кому не скучал. Даже по блондинке. - Джеймс рассмеялся. Он помнил, как нелепо было встречаться с ней. Он не чувствовал ничего. Будто ему сделали анестезию в сердце. А с Марией он вдруг заново начал жить. Его чувства обострились. И это прекрасно.
- Будь осторожнее пока меня нет, хорошо? А то мало ли что. У меня плохое предчувствие. - тихо прошептал он.
- Тебя надо беречь.

+1

38

Мария улыбалась, слушая голос Джеймса. Весь день, как только клочок бумаги с номером попал к ней, она маялась. И вот теперь внутри все выписывало кульбиты. Сердце готово было разовраться от волнения и нежности, что буквально расползалась в ней от осознания, что он скучает, что это взаимно.
- Все замечательно, - Да нет! Ты уехал, что может быть тут хорошего?! Но не сказала, - ходила. Прости меня. Но дать ректору выгнать тебя, не разобравшись в ситуации, я не могла. Тем более, что я являюсь  причиной всего конфликта. Просто сказала, что если тебя выгонят, то Брендон лично на себе испытает ураган по имени Мария. А девушка была с ним в тот момент и все слышала. Что заставило ее пойти и рассказать хотя бы свою версию, я не знаю. Цао сказал, что тебя не отчисляют. А потом Джимми пришел и сказал, что… - эта часть рассказа была до боли в душе неприятна, но это факт и Джеймс по приезду узнает от других, - что ты заступился за нее.
Мария задумчиво смотрел на деревянную стенку кабинки для переговоров, слушая голос того, кто в одно мгновение стал для нее чем-то большим. Тихим голосом проговорила, водя пальчиком по коленке, рассматривая теперь уже пол, скрываясь от Нолана за волосами, чувствуя как ее щеки начинают гореть, а значит они красные.
- Я тоже скучаю… Думала, что увижу. А когда Нолан сказал, что ты уже уехал. Джеймс, - как ровно легко его имя на ее губы, что показалось чем-то сладким, - можно не упоминать девушку при разговоре со мной? Как-то присутствие третьего лица заставляет положить трубку.
Марии стало грустно. Они с Джеймсом хоть и знакомы недавно, но ее испанский темперамент уже вовсю окутывал парня ревностью Милагрос. Конечно, она не покажет и виду, сделав это лишь неприятным оттенком разговора, но внутри бушевал нешуточный пожар. Хотя кто они друг другу? Может и не нужно было вот так вечером мчаться и звонить? Навязываться? Она запуталась.
- Со мной рядом наши друзья. Ничего со мной не случится. Брендон дисквалифицировал себя сам. А больше некому мне что-то предъявить.
Мария улыбнулась на его беспокойный голос, вернее нотки в нем. Ей было приятно, что самый красивый парень университета обратил на нее внимание, оставив позади более выгодные партии. Думать о дальнейшем девушка не хотела. Есть сейчас, и оно прекрасно.
- Зачем меня беречь? Я что Венера Милосская? – девушка рассмеялась. – Все будет хорошо!
В трубке послышался голос оператора, что деньги закончились и у  них минута. Мария резко выпрямилась, нахмурившись на мысль, что сейчас он исчезнет.
- Джеймс… - торопливо проговорила, - я буду тебя ждать…
И связь оборвалась. Мария не услышала, что он ей ответил. Да и не важно. Главное он услышал ее. В молчании с Ноланом, они дошли до ее кампуса, и кивнув на его До завтра, девушка скрылась за дверью. Как в тумане, Мария искупалась и легла спать. Подруги что-то говорили, тормошили ее, а не вышло даже, чтобы Милагрос взглянула на них, погруженная в мысли о Сандерсе. Что ж ее так зацепило в нем? Улыбка? Взгляд? Или его отношение с первых минут знакомства? Да, ее очень сильно впечатлило тогда, когда он буквально отнес ее в комнату после трех стопок выпитого спиртного, что мог бы «раскрутить» ее на все, Мария бы не задумалась над правильностью его действий. Приняла бы. Все перевернула ночь в больнице. Так кружит вокруг нее вихрь Джеймс, что девушка не успевает отойти от одного события в своей жизни, как тут же начинается другое. И везде он.
Будильник как назойливая муха жужжал на ее тумбочке, требуя от Марии открыть глаза. В него полетел медведь, но промахнувшись, тот угодил в спящую Синди, которая закричав, подскочила:
- Мария! Какого ты его завела в такую рань, если не встаешь?! И еще это плющевый!
На другой тумбочке зазвенел другой будильник.
- Вы… издеваетесь!
И дружный смех покатился по комнате. Утро было приятным. Кампус гудел как улей. Ванну заняла Кэт, любитель тратить всю воду. и Мария сидела на кровати в пижаме, обнимая подушку.
- Знаете, я, наверное, влюбилась.
- В Сандерса? Ну тут, наверное, диагноз, - Синди деланным видом придала ладонь ко лбу Марии и сказала: вы больны.
- Доктор, я умру?
- Да ну тебя! Тоже мне сказанула. Если только от переизбытка чувств. И то откачает поцелуем. Лекарство же рядом будет. Прописываю тебе, - Синди задумалась, а все притихли, едва сдерживаясь от смеха, - двадцать поцелуев при встрече. Полегчает.
Мария закатила глаза, упав на кровать, подумала А ведь Синди права. Я хочу его поцеловать.
День тянулся как резинка. Контрольные сыпались как горох на головы студентов, которые как ходячие мертвецы ходили по коридорам, бубня, уткнувшись в тетради. Кое-как написав высшую математику, компания друзей, получив записки своих кураторов по предметам, разбрелась по аудиториям. Мария и Джеймс как, оказалось, выбрали проект по римскому праву, и были в числе лучших. Когда вошел профессор, то сразу обозначил, что будет беседа, никаких лекций, чисто организационный момент.
- И так. Через три дня стартует соревнования меж юридическими факультетами вузов страны. Предметов пять. Одна из которых «Римское право». Я долго совещался, читал ваши работы. Выбрал двоих. Всего поедут десять человек. По два на предмет. Мария Милагрос?
Девушка медленно поднялась, не веря смотря на учителя.
- Поздравляю. Ты покорила меня своими знаниями, ораторским искусством и своей точкой зрения, которую ты всегда доказываешь, даже вопреки учебникам. И Джеймс Сандерс?
- Его вызвали домой. Он прилетает сегодня.
- Отлично. Значит, время собраться и подготовить доклад и закончить проекты. На этом все. Мария, ты и Джеймс должны будете к пяти подойти в административный корпус и получить все необходимые брошюры и заполнить бумаги для получения пособия и выездных документов. Всем спасибо.
Мария упала на лавочку. Первый курс, и такое достижение. У ней подходили и поздравляли. Кто искренне, кто с завистью. Но лишь один человек стоял и со злобой смотрел на обескураженную Милагрос.
- Что? – растолкав стоящих рядом с Марией студентов, блондинка остановилась напротив испанки, - ты обошла меня? Да что творится? Тупых берут на такие серьезные мероприятия!
- Прошу прощения, о степени iq я бы не стала кричать. А то можно поспорить и проверить, - Мария поднялась с вызовом смотря на девушку. Как же устала она от нападок этой красавицы. И что Джеймс в ней когда-то нашел? Или до сих пор видит?
- Ты… - блондинка приблизила к испанке лицо, зашипела, - думаешь отнять Сандерса? Черта с два выйдет! Ты не умеешь в постели то, что я ему давала, и буду давать!
Мария буквально рассвирепела, оттолкнула девушку так, что та если бы не руки стоящих рядом, упала бы на соблазнительный зад.
- Ты чего малявка руки распускаешь?
Мария едва успела увидеть, как над ней занеслась рука защитника обиженной старшекурсницы, прикрыла лицо руками, тут же согнулась, поворачиваясь спиной к нему. Ее толкнули, что Милагрос села на лавочку. Она не видела, кто это был, лишь молилась сбежать ото всех как же все ее допекло! А еще престижный университет!

Отредактировано Maria F. Sanders (2015-04-26 13:29:31)

+1

39

-Мария, я ничего не понял. То ли слышно плохо, то ли мой мозг в Сакраменто находится в отключке. Но если меня не отчисляют, это правда здорово. Тогда я скоро приеду. Жди. - мягкая улыбка проползла по его лицу. Он, конечно, совсем и не думал, что его отчислят. Ведь зам.декана и декана он не считал за ослов. Об их биографии он читал еще задолго до поступления. Кто глава заведения - очень важно, поэтому он учится именно в Кембридже, а не где-то в другом месте, хотя он рассматривал и другие университеты. Но то, что Мария заступилась за него ( не только Мария, но и его друзья, которых, как оказалось, больше, чем он ожидал) заставило поверить в то, что он нужен/важен. На фоне дома в Сакраменто, там, далеко-далеко, находится снова стало теплее душе. Отец никогда не высказывал особую нужду в своем сыне, то ли дело мать. Но мать - это другое. Какая мать не любит своего ребенка? Только если редкостная сучка, с потертой вшивой репутацией. ( да и то, где-то в глубине души и у такой можно найти сгусток материнской любви) А вот взаимоотношения отца и сына - сложный, не всегда понятный феномен. В некоторых семьях бывает всё просто, а в таких, как семья Сандерс, вечная невидимая, незримая, но ощущаемая холодная война. С детства Сандерс хотел быть лучшим во всем, только чтобы порадовать своего отца. Но в итоге, все что он не делал, ободрение отца не получало.
- Ты - красавица! Оглянись по сторонам и увидишь, как много парней хотят заполучить тебя. Ты круче, чем Венера Милосская. Это тебе сам Джеймс Сандерс говорит. Ага. - Джеймс, словно мальчуган, хихикнул в трубку, про себя думая, что эта шикарная девушка почти его. Она, по крайне мере, скучает по нему. А это уже пол дела.
- Ни о чем не думай. Не вступай в конфликты. Я скучаю по тебе, малышка. Пока. До связи. - звонок окончен. Джеймс закрыл глаза и провалился,  в самый что ни на есть сладкий сон. И, кажется, ему снилась Мария Милагрос...

На следующий день, пока Сандерс спал до обеда, в Кембридже разгорались не шуточные страсти.
Бывшая девушка Джеймса ( о имени ее здесь речи никогда не шло, так как это, в принципе, не важно) Вся ее натура охарактеризуется лишь одним словом ( которое здесь часто употреблялось), а именно - блондинка. Не имея стереотип о пустоголовых блондинках, Сандерс всю душу вкладывал в ее "блондинистость". Мать Джеймса всю жизнь имела длинные роскошные белые волосы, однако в наличии у нее ума, никто не усомниться. А вот та, что встречалась с Джеймсом была образцом для анекдотов. Но при всем при этом имелся у нее и один парадокс - ей всегда хотелось казаться важной и умной. Поэтому девушка участвовала во всех мероприятиях и даже в научных конференциях, кружках, семинарах. Подлизывание преподавателям - вот ее конек. А сейчас ее глаза полны ярости и негодования, устремленные на хрупкую, но отважную Марию Милагрос.
- Ты… - блондинка приблизила к испанке лицо, зашипела, - думаешь отнять Сандерса? Черта с два выйдет! Ты не умеешь в постели то, что я ему давала, и буду давать! - ее лицо покрылось уродливой самодовольной ухмылкой. Слова, которые красят ее только, если это слышит аудитория тестостероных парней. Слова, которые показывают ее неприличие, бескультурье и полнейшую бестактность, если это слышит нормальная аудитория.
Нолан был поблизости, заступился за Марию. Вроде бы блондинка успокоилась, подождала, пока ее защитники-дружки Сандерса пойдут по своим делам, и снова ринулась в бой.
В ее голубых глазах был отчетливо виден гнев, зависть, ревность, обида. Она стукнула Милагрос по плечу, затем ударила по колену ( что очень болезненно, и лучше вам не пробовать), затем схватила ее за волосы и начала тянуть вниз, к полу, чтобы та упала.

- Сколько можно спать. Отец уехал с утра. Вы с ним даже не попрощаетесь. - мать тянула его за одеяло, но на ее лице не было ни капли злости. Сандерс специально не встал пораньше. Зря он приехал. С отцом разговаривать совершенно не хотелось, да и прощаться тоже. Он понял, что здесь он по-прежнему одинок. И ничего не изменится. Позавтракав,  начал медленно собирать свои вещи. До самолета оставалось два с половиной часа.

+1

40

- Никто не имеет право лишать человека выбора, как в том, что есть, кого любить и кого ненавидеть. Так что не решай за него. Проедет, спроси. И никогда не смей очернять имя человека. Твое счастье, что мы еще не юристы с дипломом. Поверь я влупила бы тебе на полную за клевету. И никакие гроши твоего отца тебе не помогли бы отсидеть полгода, где ты смогла бы подумать о произошедшем, и это, я просто уверена, отбило бы у тебя охоту открывать свой рот раньше, чем созреет разумная мысль в твоей голове. Спасибо Нолан.
Мария села на лавочку, пребывая в шоке от новости, от скандала, который все продолжается и кажется набирал обороты все больше и больше. Тихо поговорив с друзьями, Мария не заметила как Синди и Джимми отошли к другой группе ребят, оставляя Милагрос одну в задумчивости.
Удар по плечу был неожиданнен, что ей пришлось опереться на локоть. Мария резко подскочила.
- Что еще… Ах.
Колено будто прострелили от удара острым кончиком носка туфли, что испанка чуть согнулась, опираясь ладонью о колено.
- Ты что совсем лишилась рассудка?
Но ее потянули за волосы вниз, что пришлось встать на колени, опираясь о пол руками. Ну уж так унижать никому не позволено. Мария ребром ладони ударила блондинку по голени, по кости, что так закричала как будто ее резали на части без анестезии. Почувствовав свободу в волосах, Милагрос боднула девушку головой в живот, при этом ладонью проникла той под колено, что девушка с толчка упала на пол. Послышался треск черепной коробки об пол. Испанка налетела на обидчицу, придавливая ту за горло к полу, шептала, медленно, вразумительно и четко:
- Никогда не поднимай руки, если не знаешь противника.
Блондинка кричала как сумасшедшая, дергаясь под сидевшей на ней Милагрос.
- Девочки! Прекратите! Амалия ты совсем от ревности сбрендила? Мария, - нежное поглаживание по голове давало разуму испанки прийти в себя. – Отпусти ее. Задушишь же. Не хватало еще, чтобы  тебя отчислили.
- Я сама уйду к черту из этого благородного университета. А то от такого благородства меня уже тошнит.
Мария слезла с блондинки, схватила рюкзак и быстро пошла в сторону выхода. Ей кричали вслед, но друзья понимали, что трогать ее не стоит. Мария была очень горяча по темпераменту, только если ее не дергать по струнам сильно, то это сама милашка. Но если вот как сейчас, то испанская кровь бурлит сильнее гейзера.
- Мария, что с тобой?
- Ничего. Анджела, прошу не ищите меня. Я никого, именно НИКОГО, не хочу видеть. Прощай.
- Как прощай! А ну стой!
- Пусть остынет.
- Цао, что произошло? Это как надо было ее довести, что она с холодным гневом мне сейчас ответила?

- Амалия. Они подрались. Мария ее сделала. Ай да малышка.
- Чего ты восхищаешься! Не хватало еще бороться за ее неотчисление.
- Да никто не станет даже заморачиваться на эту тему. Поверь, девичьи разборки не парней. Куда она пошла?
- Это все из-за Сандерса да? Ей что теперь все его бывшие будут предъявлять права бывших?

- Он приезжает вечером, и вот тут надо держать его едва не связанного. Он же придушит Амалию.
- О нет! Я не доставлю ему этого удовольствия. Пошли.

Что происходило дальше, Мария узнает потом, а сейчас испанка бежала со всех ног в сторону библиотеки. Никуда и ни зачем она заходить не собиралась. Скрыться. Исчезнуть. Девушка готова была забрать документы, понимая что разочарует отца, но есть куча других университетов, где она смогла бы получить образование. Вбежав по лестнице, не встретив никого на своем пути, Мария тихо вошла в читальный зал. Мисс Кирк знала ее, и лишь кивнув, сделала отметку о приходе нового читателя. Испанка прошла вдоль стеллажей, набирая книги для доклада, спряталась в самом дальнем углу, где сидела всегда, что ее не видят, отчего всегда удивляются –как она может быть готова, раз в библиотеке не появлялась? Сев на пол, Милагрос устало опустила руки на ноги, равнодушно уставилась в корешки книг «Собрание сочинений греческих ораторов», заплакала. Как же она устала от всего. Всю свою жизнь примерная, никогда никуда не влезавшая. И тут вот вам – получи красавица. Она уже с болью в сердце подумала дать отворот поворот Сандерсу, чтобы спокойно закончить учебу. Ии хотя бы первый курс. Но как? Ноет же внутри все от мысли о расставании.
О ней кажется, забыли, так как Мария дописав все, просто уснула, наплакавшись на книгах, свернувшись калачиком меж стеллажей.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » После я увижу твои сонные глаза.