vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Хоть стой, хоть падай


Хоть стой, хоть падай

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://38.media.tumblr.com/dd0f576cb91f353b73c922388b7f5f27/tumblr_ni6bbgcEjQ1twboxzo1_500.gif
Макс и Сидни
3 марта
квартира Браунов

+1

2

[float=right]http://24.media.tumblr.com/bb54d4946a5309d5aad673fcffcab219/tumblr_mvndipbJcT1qlzcovo1_250.gif[/float]   От волнения у меня слегка перехватывало дыхание. Мне нужна эта работа. Я очень устала от работы официанткой. В районе, в котором я живу, это единственное нормальное кафе, чтобы до него добраться, мне не нужно пользоваться транспортом и не нужно идти по стремным страшным закоулкам. Но место это популярное, почти не остается времени на отдых, и посетители в большинстве своем жадные и наглые. Много требуют, а чаевых почти не оставляют. К концу рабочей смены я еле ношу ноги, и что уж говорить о второй работе, которая мне тоже нужна. Но никакого самообладания не хватит, чтобы заставить себя идти на вторую работу, когда адски гудят ноги, а любое незнакомое лицо вызывает отвращение.
   Для кого-то, возможность работать нянечкой - унизительная возможность. Но для меня это самый настоящий шанс. Работа должна быть раз в пять легче, а зарплата обещала быть больше. Кроме того, я надеялась втереться семье в доверие, чтобы можно быть брать с собой Гарри. Потому что бедолага остается в продленке почти до девяти вечера. Всех остальных родители уже забирают к этому времени, и только один мой бедный малыш сидит на крыльце и ждет свою маму. Мне всегда очень стыдно перед ним, но другого выхода у меня нет. Но он, кажется, всё понимает, хоть и смотрит несколько осуждающе.

   Мне никогда раньше не выпадала возможность побывать в таком красивом доме. На первом этаже всё отделано мрамором, лифт, какие я видела только по телевизору. В стеклянной будке сидит мужчина в форме, видимо охранник. Я собираю всё своё самообладание, чтобы не съежиться под его взглядом, но, на моё удивление, он смотрит на меня вежливо, а затем учтиво киваю. Поразительно. Стараясь выглядеть не сильно удивленной, на ватных ногах иду к лифту, и, честно говоря, боюсь к чему либо прикасаться. Всё вокруг кажется мне чужим и слишком роскошным. Глупо конечно, но в какой-то момент мне начинает казаться, что от моих рук здесь останутся грязные следы.
   В квартиру меня пускают сразу. Я пытаюсь представиться и объяснить, зачем я пришла, но женщина в фартуке (видимо тут работает), лишь кивает мне, закрывает дверь и уходит в неизвестном направлении.
Если бы где-то на теле был индикатор удивления, мой бы уже полыхал всеми цветами радуги, и голосил на максимальной громкости. Что, блин, не так с этими людьми? Почему никто не обращает на меня внимание?
Хорошо, давайте я сейчас возьму вот эту стерео-систему, если, конечно, у меня получится её оторвать от пола, вынесу, продам, и месяц смогу лежать на диване, не переживая о том, где брать деньги. Но, конечно же, я так не сделаю.
    Квартира огромная. Я пока только стою у двери, и у меня целых три выбора, куда пойти. Как в сказке. Направо пойдешь, налево пойдешь, прямо пойдешь... Только тут никаких указателей нет, и я в растерянности. В конце концов, решаю пойти прямо и спустя пять минут бесцельного брожения, в течении которых я ощущаю себя бедной, грязной и несчастной, я все-таки нахожу кожаный белый диван, напротив которого на стене висит огромная плазма. Жаль, выключенная. Я бы с удовольствием на ней что-нибудь посмотрела. Помню, я как-то заходила в магазин, и там продавался такой огромный, скругленный телевизор, изображение на котором было таким четким, что мне захотелось предложить этому телевизору выйти за меня замуж. Но потом я опустила взгляд на ценник и поняла, что даже если я продам все свои органы, денег у меня на него не хватит. Для кого такие телевизоры вообще делают?? Видимо для обитателей этой квартиры.
   С каждой минутой мне всё больше хочется получить эту работу. От одной мысли о том, что я каждый день буду находится в такой роскоши, у меня начинают дрожать коленки и потеть ладошки. Или это не от мыслей, а в принципе у меня такая реакция на волнение? Ладно. Не важно.
   Присаживаюсь на краюшек холодного дивана, очень нервничаю. Руки на коленях, спина прямо, приложить все усилия, чтобы не выглядеть, как серая напуганная мышь. Ждем. Кого?

+1

3

вв;
букет;

День выдался так себе, честно говоря. Прилетел я рано утром в весьма хорошем настроении, но встреча с Самантой априори не могла сулить ничего хорошего. Эта ненормальная мало того,  как это обычно бывает с бывшими девушками, свалилась мне словно снег на голову в знойную жару, так еще и сказала, что ее дочь – это моя дочь. Я, ей, разумеется, не поверил, но кроха сомнения прочно засела в сознании. Не мог я быть отцом и так долго не знать об этом! Не мог и все тут. Тем более, при взгляде на девочку у меня в груди ничего не екало, а если бы малышка и правда была моей, я думаю, я бы это почувствовал. Чертами лица она больше всего походила на саму Сэм, но ничего от себя я в девочке не углядел. Скорее всего, Бенсон просто решила воспользоваться ситуацией и разыграть меня. Обязательно ей это припомню! Однако столкновение с фрагментами прошлого не изменило моих планов на вечер, с Самантой я еще успею разобраться, ровно, как и с подставной дочерью. Сегодня я хотел сделать кое-что, совсем мне не свойственное моей натуре, а именно устроить свидание для Роберты. Она обычно сидит дома, если нет родителей, и рисует логотипы на заказ, если есть – то гуляет и приходит домой часов в одиннадцать вечера, значит, у меня в запасе несколько часов. Сворачиваю в цветочный бутик, один из самых дорогих и изысканных в нашем городе и прошу помочь милого флориста в составлении букета. Хочется, чтобы он был спокойным, весенним и женственным. Давно пора напомнить Старк, что она не брутальный мужчина в юбке, а все-таки девушка. Женщина за стойкой с пониманием кивает мне, принимаясь вытаскивать из разных ваз по одному цветку и компоновать так, чтобы удовлетворить мой путанный и непонятный запрос. Желание клиента – закон. Правда, мне было плевать, что там выйдет в итоге, лишь бы смотрелось нормально и не было слишком громоздким. Получаю миниатюрный цветной букет и расплачиваюсь за будущий подарок для Робби. Полки в магазине как назло уставлены до невозможного милыми игрушками: котята, медвежата и львята ровными рядами сидят на навесных дощечках и смотрят жалостливыми глазками-бусинками, мол, «купи меня, сука, купи». Решив, что мисс Обнимашка, живущая в шкафу, в соседе пока не нуждается, покидаю заведение. Что теперь? Выгляжу прилично: поверх серой футболки накинута легкая кожаная куртка, потому что на улице сегодня ветрено. До дома пешком идти минут двадцать, каких-то четыре квартала, так что я решаю не мариноваться в общественном транспорте, а вернуться в квартиру собственными силами, к тому же торопиться мне некуда, можно подышать свежим воздухом.
Через треть часа вожусь около входной двери, приветливо махая охраннику рукой.
- Привет, Джаспер, а Роберта дома? – лучше подготовиться заранее и сочинить речь на подходе. Как ни странно, перед ней я совсем не волновался, это же Робби, Господи! Что ей может не понравится? Точнее не так. У мисс Старк такой склад характера, что её либо все раздражает, либо на все плевать она хотела. Изредка, правда, радуется хорошим заказам и озаряющему ее тонкую натуру вспышкам вдохновения.
- Только что пришла, - коротко отвечает охранник, практически не отрывая глаз от системы видеонаблюдения. Он меня не очень-то жалует и разговаривать, по всей видимости, не хочет. Ладно, значит Бобб дома. Решив не тянуть кота за причинное место, я своим ключом открываю дверь квартиры, тут же оказываясь внутри. В нос ударяет запах запекающейся курицы, а также чего-то сладкого и пряного. Что там удумала наша новая домработница? Отец менял их каждый месяц, потому что Нолу они не устраивали: слишком любопытная, слишком худая, слишком глупая, слишком нерасторопная, расточительная, неаккуратная и так далее, - у Магнолии была тысяча и одна причина на то, чтобы вынести мозг отцу и уволить сотрудника.
- Здравствуйте, - замечая в моих руках букет, который я и не собирался прятать, женщина понимающе сжала губы и улыбнулась.
– Если это Роберте – то она уже дома, - знаю-знаю, огибаю домработницу, направляясь в комнату Старк. Но за дверью никого нет, в квартире тишина, только со стороны кухни что-то потрескивает. И куда ты отправилась?
Поочередно обхожу все комнаты, добираясь до второй гостиной, той, в которой стоит белый кожаный диван. Редко захожу в эту комнату, так как она по сути гостевая, и что мне в ней делать – ума не приложу. Замечаю Робби, которая сидит подозрительно смирно и тихо, уставившись в выключенный телевизор, закрывающий половину стены напротив.
Осторожно подхожу к ней сзади и обнимаю, суя под нос цветы. – Ты чего тут расселась, как неродная? Я по всей квартире тебя ищу. Дорисовала свой логотип для «Сладкого города»?
Оставляю букет в ее привычно холодных пальцах и возвращаюсь в дверной проем, выглядывая в коридор.
Одета она тоже как-то непривычно, вместо темной куртки легкий серый плащ, узкие синие джинсы… Ладно, это же Робби, кто знает, что ей придет в голову в следующий момент.
- Зайди в мою комнату через десять минут, хорошо?

+2

4

Проходит пять минут, затем десять. Мне крайне неловко. Постукиваю пальцами со своим коленям, ерзаю, от чего кожаный диван подо мной забавно скрипит. Стыдно признаться, но на чем-то кожаном я сидела, может быть, максимум пару раз в жизни. Не дома, конечно, а когда меня заносило куда-то по делам. Например, один раз хозяйка кафе отправила меня в гостиницу, нужно было встретить там человека и принести папку с какими-то бумажками. И вот там я тоже сидела в кожаном кресле, в холле, около лифта. И мне очень нравится этот звук.
Удивленно вздрагиваю, когда меня вдруг заключают в объятия. Глаза у меня становятся круглыми, как блюдца, но впереди меня только стена и телевизор, так что моё удивление - моё и только моё достояние. Растерянно смотрю на букет цветов, который уже через несколько секунд оказывается у меня в руках. Милые цветочки... Будто невидимая рука подносит букет к моему носу. Я и сама не замечаю, как уже сижу и с шумом втягиваю в себя воздух, наслаждаясь ароматом. В таких ситуациях мою голову начинает клинить, реакция заторможенная, а мимика не успевает за моими эмоциями. Поэтому Максу моё удивление не кажется слишком сильным. Я растерянно гляжу на цветы, но так глядела бы любая другая девушка, которая не ожидает подобного сюрприза.
Я вижу этого парня первый раз в жизни. Он красивый, от него приятно пахнет, и он улыбается тепло и доверительно. Хочется смотреть на него, и хочется ловить его взгляд на себе. Невольно краснею и отвожу глаза, снова смотрю на свой букетик. Точнее, он не совсем мой...

- Я... Полагаю, что да, закончила, - наружу рвется нервный смех, но я держу себя в руках. Всё это происходит со мной на самом деле? Кому расскажешь - не поверит. Я вышла на связь с людьми, которые общаются, и делают этого довольно хорошо, судя по цветам, с Робертой? Это вообще возможно? В целом городе придти устраиваться на работу именно в тот дом, который регулярно посещает сестра-близняшка. Которую я, кстати, не видела уже... сколько лет назад? Года два, может быть? Да, я уехала в Сакраменто вслед за семье, но не искала встречи и связь не налаживала.
Это так странно... Мороз по коже. Осторожно провожу ладошкой по своему плечу, перебарывая искушение ущипнуть себя. Нет, Сидни, ты не спишь. Эта райская обитель - место, в котором живет твоя сестра. И от одной только мысли об этом, живот скручивает от зависти.
- Хорошо, - покладисто соглашаюсь я, а когда парень скрывается за дверным проемом, вскакиваю на ноги и бесшумно следую за ним: я понятия не имею, где тут находится его комната, так что лучше проследить и выяснить. Стоит отметить, что я всё еще не решила, как мне поступить. Но пока мысли беспокойно мечутся по черепной коробке, и пока в висках пульсирует от напряжения, тело выполняет наипростейшие, самые рациональные и нейтральные действия. Согласиться, вести себя правдоподобно, узнать, как действовать правдоподобно в дальнейшем. Если я решу вдруг уйти, ни одно моё телодвижение меня не скомпрометирует. Никто не знает, как я веду себя обычно. Может как раз как-то так?

Идти оказывается недалеко. Я запоминаю дверь, а затем прохожу мимо по коридору, направляюсь к окну, из которого открывается шикарный вид на город. Зависть душит меня и мне физически плохо от этого. Кружится голова, тяжело дышать, давит в висках. Хочется плакать. Иногда в нашей жизни происходят события, которые переворачивают жизнь с ног на голову, полностью меняют её без права вернуть всё назад. Именно так случилось со мной. И всё это, Господи Боже... могло быть моим. Все эти красивые, прилично одетые люди знали бы меня в лицо и делали за меня грязную работу, я ходила бы тут, как королева, и не знала, как жутко болят ноги после двенадцати часов беспрерывной ходьбы от столика к столику. Я не знала бы забот, жила в своё удовольствие. Но разве это честно? Всё, что я сделала - это позволила своему ребенку родиться, а не умереть еще в зародыше, решила быть честной с собой и решила быть с человеком, которого любила. Вот так людей наказывают за подобные поступки.
Рукой опираюсь на стекло, потому что в какой-то момент кажется, что меня сейчас сложит пополам. Мой милый Гарри вынужден жить в тесной сырой комнатенке и видеть меня только по утрам, да перед сном, и всё могло бы быть по-другому... На стекле остается мутный след от моей ладони. Мне стыдно и унизительно. Никогда в жизни я не чувствовала себя такой грязной.

Я не стану тут работать, это становится для меня очевидно. Я не хочу связывать себя с людьми, которые уже связаны с моей сестрой. Я не буду навязываться. Но всё же... Разве зазорно испытывать любопытство? Желать хоть одним глазком взглянуть на жизнь, которой у тебя никогда не было и не будет? Десять минут уже прошло. Я возвращаюсь к двери в комнату парня, имени которого не знаю. Робко стучусь, а затем толкаю дверь и вхожу. Я посмотрю только одним глазком, а потом уйду и больше никого не побеспокою...

+2

5

OneRepublic – Stop and stare

Знаете, как я понял, что влюбился в нее? Хотя бы раз в день мои мысли невольно возвращались к Роберте. Я представлял, как зайду сегодня в комнату и увижу спину художницы, ссутулившуюся над большим белым листом бумаги. Шелк ее волос будет струиться по спине до самого пояса, и девушка будет настолько поглощена творчеством, что не заметит меня. Я много раз прокручивал в голове всевозможные варианты событий, которые бы случились после того, как я почти бесшумно оказался за ее спиной с букетом желтых цветов. И каждый из них казался мне недостаточно правильным и верным. Я старался найти идеальные слова, продумать безупречную обстановку, сделать все для того, чтобы не просто приручить эту брошенную девчонку, я хотел показать ей, что она заслуживает большего, гораздо большего, нежели то, на что претендует. Самооценка у Робби на три метра ниже уровня плинтуса, хоть она никому и не показывает своей неуверенности в себе. Всегда дурацкая одежда, за которой она, словно за скорлупой, скрывает свою истинную сущность. Сарказм, который источает ее прелестный пухлый рот; скептическими фразами она якобы защищается от окружающих, скудные мимика и жесты, потому что Робб не умеет смеяться над собой и над другими. И я хотел, искренне хотел сделать ее мир лучше, подарить ей веру в себя.
Мои идеальные зарисовки пошли к чертовой матери, когда я увидел ее, сидящую ровно, как египетская статуэтка, на белом диване в дальней гостиной нашей квартиры. И тогда я поступил спонтанно – просто обнял ее и неумело сунул связку цветов чуть ли не в нос шатенке. Она ничего не ответила, так и сидела, как китайский болванчик, только прищуривала глаза и вдыхала аромат бутонов. Это вполне в духе Робби Старк – самая наискупейшая реакция на подарки и объятия. Я хочу вытащить ее из ракушки, хочу, чтобы она открылась, она же не железная, в самом то деле?
От нее непривычно пахнет духами, запаха которых раньше я не улавливал. Никаких признаков табачного дыма, травы и спиртного. Это несколько смущает меня, когда я касаюсь кончиком носа оголенного участка ее шеи. Раньше никогда не замечал у себя подобного интереса к этой части тела, но шея Бобби манила и гипнотизировала. Перекладываю ее мягкие волосы, которые стали чуть короче и светлее, с одного плеча на другое, снова раз укоряя себя за то, что совершил очередную глупость. Влюбился в свою сводную сестру. Если это не влюблённость, то что? Раньше я никогда особо не замечал, какую причёску носит моя избранница, не запоминал запахи и даже имена. С Робертой все обстояло иначе, ее я помнил слишком хорошо, и образ не желал выветриваться их головы. Не очень умно в моем возрасте бегать за практически школьницей, но я привык ни в чем себе не отказывать и жить одним днем. И одной ночью. Сегодня я хотел сковырнуть ее сознание и перевернуть внутренний мир мисс Старк. Сделать нечто неожиданное, то, что перевернет ее отношение ко мне, и я надеюсь, в лучшую сторону. Как и многие девушки, Робб хоть и строптивилась, но вряд ли сильно отличалась от остальных типичных жительниц Сакраменто, по крайней мере, по части дел сердечных. А значит, мой план сработает. Это не просто холодный расчёт, составленный для того, чтобы уложить ее в постель, это то, на что я сам очень долго собирал свое мужество. Вроде мелочь такая, пойди и устрой девушке свидание от души, но для меня это не просто – наступить себе на горло и спрятать на один вечер мудака, которого во мне привыкли видеть чужие люди. Я смел во всем, что не касается отношений, в любви же я часто пасую. А перед Робби я пасовал больше, чем перед кем бы то ни было, может, как раз потому, что мне было наплевать, что обо мне думали женщины, которых я трахал одну-две ночи, а затем забывал их лица и номера?
Целую ее в макушку и отступаю. – Тогда жду тебя через десять минут, - повторяю на всякий случай срок, отведенный на ожидание ей и на подготовку мне.
Сначала захожу в свою комнату, точнее, в свою бывшую комнату, потому что сейчас в ней живет Робб, нервно прохаживаюсь несколько раз взад-вперед и перемещаюсь в ванную. Там умываюсь холодной водой и внимательно смотрю на свое отражение в зеркале. Какой же я все-таки дурак! И почему нервничаю? Ничего особенного, обычное свидание. Обычное свидание с девушкой, которой ты очень хочешь понравиться. Вот и все.
Затем беру курс на кухню и забираю у миссис Мерил (так зовут нашу новую горничную), поднос с двумя бокалами красного вина и фруктовым салатом. Она пытается навязать мне еще по тарелке с курицей, но я отказываюсь, не хочу есть, аппетита нет совсем.
- Оставил бы ты ее в покое, Макс, она твоя сестра, если об этом узнает Александр, то ничего хорошего точно не выйдет, - отчитывает женщина, на что я устало вдыхаю, решив не вступать в полемику. Она права, ничего хорошего не выйдет, но ничего хорошего я и не планирую, верно?
Через пять минут я снова в спальне, бокалы и вазу с салатом переставляю на бежевый стол, по его периметру расставляю несколько маленьких круглый свечей, чиркаю зажигалкой поочередно над каждой, комната тонет в полумраке, из колонок ноутбука струиться приятная мелодия. Я знаю, что Роберта слушает тяжелый рок, я в нем не разбираюсь и причисляю себя к меломанам, поэтому скачал несколько первых попавшихся мне в каком-то паблике приятных композиций.
Когда девушка тихо, словно опасаясь нарушить мой покой, приоткрыла дверь, я шагнул к ней на встречу, перехватывая запястье.
- Отлично выглядишь сегодня, всегда бы так.

+1

6

The Wind and The Wave – Time After Time

Он смотрит на меня влюбленными глазами. Он смотрит на неё влюбленными глазами. В них читается восхищение, любование, нежность, трепет, забота. Смесь, от которой сердце бьется чуть быстрее, и хочется улыбаться. Однако я чувствую себя не очень хорошо, мне стыдно. Это всё принадлежит не мне, и сейчас я фактически обманываю этого приятного парня. Если бы он знал, что я - не Роберта, смотрел бы он на меня так? Конечно нет.
Но я не помню, когда в последний раз кто-то с таким трепетом смотрел на меня. И в очередной раз я испытываю зависть, которая разъедает меня изнутри.
Замираю в дверях, не решаюсь сделать шаг вперед и уговариваю себя не убежать прочь. Наверняка он подумает, что я веду себя странно. И какая-то часть меня хочет, чтобы он догадался о том, что я не Роберта. Пусть узнает, как-нибудь увидит, пусть назовет самозванкой и вышвырнет прочь. И я продолжу жить так, как жила, в голове останется лишь несколько мучительных воспоминаний, которые сотрутся со временем. Потому что он смотрит на меня так завораживающе... и я понимаю: если я сейчас не уйду, воспоминаний окажется намного больше.
И всё же, я не ухожу... С удивлением оглядываю комнату, не могу скрыть улыбку. Всё так мило и романтично, что я даже немного смущаюсь. Это первый раз в моей жизни, когда я оказываюсь в подобной ситуации. Мне хочется подумать: никто и никогда раньше не делал ничего подобного для меня! Но горькая правда маячит тут, совсем рядом. Не делал, не делает и не сделает. Почему здравому рассудку нужно обязательно отравлять такие замечательные моменты?

Я молчу, словно воды в рот набрала. Наверное это странно. Я вижу, что парень ждем от меня какой-то реакции. Интересно, это тот самый Макс, с которым я разговаривала по телефону? Голос вроде бы похож, но я не уверена. Наверное, стоит его поощрить. - Это очень красиво... Никто и никогда не делал для меня такого! - мой голос чуть-чуть дрожит. То ли от восхищения, то ли от стыда, то ли от забавного осознания того, что я говорю чистейшую правду.

- Я рада, что тебе нравится, - улыбаюсь шире и потихоньку начинаю вливаться в эту забавную игру. Делаю круг покруг своей оси, чуть растопырив руки, чтобы он мог хорошенько осмотреть меня со всех сторон. И я опять не знаю, для чего это делаю. Потому что хочу, или для того, чтобы он не узнал во мне Роберту.
Кажется, что могу вести себя естественно. Нужно просто реже думать о том, кто я такая.

Присаживаюсь на стул напротив Макса и на какое-то время забываю о своей зависти, о притворстве и лжи. Меня перестает беспокоить бесчестность моего поведения, не терзает чувство стыда. Я заслуживаю немного счастья? Это всё случилось не случайно. Небольшая приятная передышка перед новым изматывающим забегом. Я заслужила. Всё будет хорошо.
И я улыбаюсь. И смеюсь, и выгляжу счастливой, довольной улыбкой. Я не знаю, кто такая сейчас Роберта, не знаю, как одевается, что Максу нравится моя скромная одежда, но если бы знала, могла бы поспорить: Макс никогда не видел её такой улыбчивой и счастливой. Но пусть ему будет приятно... Наверное, я могу показаться загадочной, потому что аккуратна в своих репликах и действительно стараюсь не выдать себя случайно.

Вино способствует расслаблению. Оно хорошее и вкусное, я такого никогда не пила. Стараюсь не сильно налегать, чтобы он не принял меня за алкоголичку. Наклоняюсь вперед, ближе к нему, и пальцами провожу по его ладони, лежащей на столе. Робкий и осторожный жест, от которого у меня мурашки бегут по коже. Наверное, я заигралась, но от чего-то ощущаю себя влюбленной. - Это всё - так неожиданно. И приятно. Что навело тебя на мысль о таком вечере? И... Тебе стоит делать так чаще, - нужно дать шанс насладиться Роберте тоже.

0

7

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Хоть стой, хоть падай