Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » pardon my french


pardon my french

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Emilia Keeley and Ajax C. Evian
прибл. октябрь 2007; Grenoble, France
Иногда, абсолютно не планируя, наши случайные и забавные ошибки сделанные по невнимательности, превращаются в роковые встречи...

Отредактировано Beatrice Tyrell (2015-12-19 14:24:07)

+1

2

внешний вид

Однажды это должно было случиться. Однажды моя невнимательность должна была сыграть злую шутку, так как рано или поздно, лимит удач у неудачницы всегда заканчивается, и приходится сталкиваться с реальностью. На самом то деле, несмотря на весь свой сложный характер, я всегда отлично знала свои недостатки, только вот никому бы никогда не созналась в этом. Да, мир намного лучше принимает зазнавшихся сволочей, нежели искренних милашек, так что зачем сворачивать с легкого пути? Я знаю что когда-то, возможно, это мне обернеться куда более серьезным, но кто живет и задумывается о последствиях? Вот и я не собираюсь. Идея жизни на один день мне нравилась куда больше, нежели долгосрочные планы и серьезные мысли.
Именно поэтому я решила поехать во Францию. После лета проведенного в Калифорнии, как бы мне там не нравилось, мне все таки хотелось чего-то иного. Я любила учиться, и всегда прилежно старалась, ведь я не имела права "подкачать" репутацию Кили. Кили всегда лучшие, Кили сильнее всех, Кили особенные. Племя из которого мы родом всегда отличалось невероятной выносливостью и организованностью. Наши предки всегда были на высоком почете у всех и вся. Да, тогда интересно как же так оказалось что отец последовал не по устланному звездами, жизненному пути, у себя на родине, а пошел по дороге крови и перемолотых костей в чертовых Штатах? С самого начала жизни слушая дифирамбы о своей семье, происхождении, отце, в моей душе варилась ненависть с каждым днем. И к моменту когда эта кислота стала совсем густой, а случилось это летом, когда отец попытался меня выдать, в мои восемнадцать лет, замуж, мне было достаточно. Я хотела жить по другому и я буду жить по другому. Если все восемнадцать лет своей никчемной жизни, мне указывали что и как делать, постоянно унижали и заставляли чувствовать себя плохо, то больше этого не будет. Никогда. У меня не было нормального детства, нет, не потому что не было игрушек, лучшей одежды, классических книг, это все как раз было, в огромном достатке. Но все это не спасло от того что мне было плохо всю жизнь. Жизнь с истеричкой мачехой и алчным отцом, равнодушным старшим братцем и единственным нормальным - младшеньким, сделала свой след. И лишь только сейчас, в эти последние два-три месяца, я наконец начинала чувствовать себя свободной. Я любила свой родной город, всегда буду его любить, но Нью-Йорк был для меня, словно большая плита, под которой я не могла дышать. И лишь только сейчас, я наконец начинала забывать эти неприятные ощущения, когда даже домой приходить не хочется, ибо знаешь что тебя там ожидает. Каббала каждый день да и только.
Именно поэтому, едва закончив школу, я уехала. Теплая Калифорния мне всегда нравилась. Однако, пару недель назад, просто размышляя, я поняла что возможно мне не так хочется учится, именно сейчас. Да и тем более, больше никто не имел права мне приказывать. И что же я сделала? Правильно, как многие американцы, что пытаются найти себя в этой жизни, я уехала в Европу. Деньги не были проблемой, благо что деньги подаренные на совершеннолетие, многими родственниками и знакомыми еще не окончились, да и Шон тайно присылал деньги. Так что я буквально отправилась куда мои мысли привели меня. И это оказалась Франция, а если быть точной, именно Париж. Это был не мой первый раз тут, так что этот город огней, кабаре, многочисленных бистро, круасанов и шампанского, меня не так привлекал, в отличии от моих соотечественников. Недели проведенной в Париже мне хватило чтобы понять что я хочу продвинуться дальше. Меня никто не мог остановить в моих целях и задумках, так что в сегодняшнее утро, я абсолютно уверенной села в экспресс Париж - Марсель, вместе со своим небольшим голубым чемоданчиком и сумкой в руках. И представьте, мое удивление, когда спустя три часа, я обнаружила что оказалась в ... Гренобле!
Видимо, когда я покупала билеты в кассе, либо я говорила с бабушкой из Палермо по телефону, что уже второй месяц подряд, критиковала меня за внезапный уезд из отцовского дома, как она не ненавидела отца, они видимо спелись; либо я слушала музыку. Третьего не дано. Возможно, я бы была убеждена что я нахожусь в  Марселе, только вот здесь было слишком холодно для морских краев, да и табличка с картой города, стояла прямо на вокзале. А ведь в Марселе у меня был забронирован номер в небольшом отельчике на неопределенное время и вообще, мне так давно хотелось побывать в Провансе. Черт возьми, мой план пошел коту под хвост и это было ужасно понимать что я в этом виновата, просто потому что отвлеклась. Или просто мой французский был настолько плохим, что пять лет обучения действительно прошли даром. И если в Париже еще не было таких проблем, то здесь, кажется каждый четвертый или пятый понимал мой родной английский и это просто бросало меня в уныние. Лишь только благодаря интернету, мне удалось понять где здесь находятся отели, и найдя один, я сняла себе номер. Это было маленькой победой, если не считать того что было ужасно холодно. Видимо, из Штатов я почти не прихватила с собой теплых вещей. Интересно, чем я думала когда паковала вещи в чемодан, но видимо не самым нужным местом.
Наступал вечер и мне не оставалось ничего другого, как с тяжелым телом и усталой головой, отправиться в бар. Благо, что тут они все таки были, видимо туристический сезон не за горами, ну или просто, город такой развитый? Что я знала о Гренобле? Ничего, действительно ничего. Что-то о том что здесь находятся горнолыжные курорты, но не более. Заходя в бар я не думала не о чем, мне просто хотелось наконец заказать себе бутылочку настоящего голландского «хайнекена» и расслабиться хотя бы немного за весь этот сложный день. В моих мыслях не было ни минуты сомнения в успешности, я приготовилась уже к тому что наконец погружусь в себя и никто ко мне не будет цепляться, как вдруг, внезапно... Ох, карма, ну за что ты такая жестокая? Критически отмерив придурка что сел рядом со мной у стойки и так "ненавязчиво" мне подмигивал, мне просто становилось противно и мерзко, с каждой минутой нахождения в этом баре.

+1

3

Woodkid - I Love You
внешний вид
Мне было двадцать три с половиной года, не знаю, что мне давала эта пресловутая половина при учете на самом деле, но "хвостик" добавлял немного солидности и значимости морально. Мне нравилось ощущать себя взрослым и статным, тем, кто может претендовать на звание свободного, состоятельно, полноценного человека, а море - по колено и горы - по плечо, наверное, у каждого в этом желторотом возрасте. Как бы то ни было, мне было легко на душе, а горизонты еще не давили мигренью на виски в сумерки перед сном, в то золотое время меня звали перспективным и отчего-то сулили недосягаемые высоты в менеджменте международной корпорации. Позвольте представиться: меня зовут Эян Эвиан, мне кажется, или ты повторяешь эти слова уже в третий раз, катая текучие звуки по нёбу? Забавно, матушка тоже находила сие бесконечно мелодичным и отчаянно благозвучным, а вот отец в шутку окликал меня не иначе, как Fanfan La Tulipe, я же просто привык не делать акценты на смущенные полуулыбки девушек при знакомстве, стоило мне назвать имя, в конце концов, я всегда оставался Кристофом по деду. И я сознательно задержался на этом моменте чуть дольше приличного, ведь, именно с этого и начинается мое увлекательное повествование, итак, вечер молодой осени в Гренобле, еще слышны крики городских птах в лучах заката, небо раскрашено причудливым градиентом с востока на запад, от золотой кромки через лиловые ленты облаков до самой синей каймы, сколько хватает взгляда; если поднять голову, легко можно разглядеть узоры разорванных ветрами и самолетами туч в форме скелетов стегозавров и диковинных рыб; останавливаюсь, завороженно исследуя прищуром соцветия наступающей на французские улочки ночи. К чему данное эстетическое извращение? Ненавидеть мир вокруг, оказывается, чертовски просто, несложно быть сосредоточенным на самом себе, личных проблемах, переживаниях, а потом просто катиться по склону вниз к отвесному обрыву между острых скал - насмерть, мне двадцать три, у меня идиотское имя и прекрасная фамилия, с которой в этой стране большинство дверей можно открывать без стука, меня ничего не гложет, кроме праздного интереса к мимолетным явлениям вокруг, я мечтаю провести жизнь на пике впечатлений, а работа по философии осталась на барной стойке одного приятного заведения сегодня после раннего ужина в компании знакомой с курса: девушка щебетала о погоде, моих привычках и ее планах на ближайшие десять лет, мне оставалось лишь добродушно сушить резцы и кивать в такт мимике моей маленькой собеседницы. Я не был заинтересован достаточно или сколько-нибудь, но мне льстило это ее обязательное внимание, словно у нас с Клер в самом деле есть точки пересечения, кроме шумного секса на скорую руку в уборной кафетерия, пока любопытные глаза сотрудников ресторации не нашли наши переплетенные по-сиамски тела на мониторе в одном из окошек с камер видео-наблюдения.
Ладно, по правде, я никогда не был повесой в прямом смысле этого слова, скорее, художником, очередным французским импрессионистом, стремившимся перешагнуть Альпы усилием мысли, пока не опустел бокал с Шардоне, мы с моей страной друг друга стоили и явно друг другом могли бы гордиться.
Захожу в нужную дверь, бар уже пестрит шквалом разномастной толпы, пробираюсь к стойке, чтобы спросить о папке с записями, на которые убил все прошлое воскресенье, пожертвовав поездкой в Пьемонт, бармен кивает мне загодя, приветливо машет пятерней, в ответ выкрикиваю его имя и пробираюсь через вереницу посетителей с удвоенным усердием, дай-ка подумать, сейчас я выпью содовой, перекинусь парой слов со знакомыми, а потом откланяюсь, тогда успею добраться до дома без лишней мороки. Полмесяца назад я благополучно слетел в кювет, оттачивая мастерство дрифтинга, поэтому еще какое-то время буду вынужден передвигаться на своих двоих, рожденный в богатой семье, я рискую больно ударить по репутации и нервам родителей своей пламенной любовью к экстриму, так что, для большинства окружающих в Гренобле я - обыкновенный золотой мальчик, у которого не грех дернуть в темной подворотне новый смартфон или бумажник, однако, как обманчив порой внешний вид.
По-свойски падаю на свободный стул, по мою левую руку гнездится очаровательная шатенка в обществе ухажера, не вникаю в суть их диалога, даже не уверен, разговаривают ли они вообще, дергаю кислотного цвета трубочку в стакане с газировкой, краем глаза наблюдаю за очередным безликим взрывом радуги на плазменной панели, музыкальный канал отвлекает от всяких раздумий приятными изгибами полуголых девичьих тел с экрана, музыка из динамиков забавно не совпадает с видео-рядом, порождая смешные казусы и эпизоды, вызывающие легкую усмешку своей нелепостью. Выхожу из анабиоза минут через пятнадцать, когда ощущаю спинным мозгом пристальный взгляд в затылок, медленно оборачиваюсь через плечо туда, где еще недавно обменивалась страстными взглядами и подмигиваниями пара примерно моего возраста. На сей раз, девушка выглядит слегка напряженной, с секунду раздумываю: отвернуться или встрять.
- Привет, - почти блядская улыбка, будто в моем бокале Текила Бум или самый высокоградусный Лонг-Айленд из существующих, опускаю свободную руку на предплечье девушки, знаю, через сорок пять секунд я пожалею об этом поступке, но прямо сейчас всё это кажется вполне благоразумной идей под знаменем белого рыцарства. - Ты где пропадала весь вечер?
Резко дергаю миниатюрную фигурку шатенки на себя, рефлекторно глотаю ком в горле и утыкаюсь носом в копну медовых волос девушки, имитируя для окружающих страстный поцелуй в преддверии еще более страстного коитуса. Имитирую, поэтому сцепляю пальцы на хрупких запястьях и ощущаю кожей прерывистое, оцепеневшее дыхание, чертовщина.
А потом тяжелая лапа ложится уже на мое плечо, успеваю мысленно усмехнуться, увернись я от этого апперкота, моя новоявленная знакомая точно получила бы перелом своего очаровательного носика, стискиваю зубы и кулаки, удар выбивает из колеи, но мне удается устоять на ногах, изо рта на футболку тянется лента крови, щурюсь скорее от злобы, отточенный выпад справа, потом слева, лбом в переносицу и коленом в солнечное сплетение. Сплевываю под ноги, не оборачиваясь иду в сторону сортира, собираюсь умыться и привести себя в божеский вид, задался чертов вечерок.

+2

4

Cults - Go Outside

Знаете, иногда так бывает. Иногда бывает что ничего не планируешь а кто-то врывается в твою жизнь. И все. Как удар снежком в голову, как внезапная весна, появляются такие новые ощущения, что потом начинаешь задуматься как же ты жил без них раньше. Более того, ты даже не знаешь ответа на этот вопрос. Находясь в отчаянных поисках нового, ты никогда не знаешь когда же именно получишь это новое. Мы можем планировать сколько угодно, определить свою дальнейшую жизнь в четкие рамки расписания от пеленок до смертного одра, но никогда не бывает так. Никогда не бывает так, как нам кажется что будет. И чем раньше понимаешь, тем лучше. Так как от этой жизни, действительно не стоит ничего ожидать. Ведь если задумываться, то черт побери, так недалеко и с ума сойти. Ожидания никогда не оправдываются, а я... я никогда не умела ожидать. Я вообще ничего не жду. Я была просто недовольна своей жизнью, однако в плане устроенности, я точно знала что когда придет тот грустный момент кончины моего отца, да, это будет не скоро, но когда-то ведь этот момент наступит, все его незаконно заработанные денежки, перейдут в распоряжение моей неустроенной семейки. Вы можете меня назвать невиданной сволочью, богатой и ошалевшей скотиной, что всю жизнь получала все что задумывала, как угодно, любой ценой, вы не будете не правы, но мне будет все равно. Может, вы этого никогда не заметите, но я не собираюсь доказывать своих слов, но мне не чужда борьба. Я не знаю, возможно меня кто-то проклял по рожденью, но уже сейчас я чувствую что спокойной жизни мне не видать. Впрочем, ее я и не ищу. Если бы искала - я бы была послушной папиной доченькой, что не создает ему никаких проблем, а делает как он скажет, и даже если бы и вела распутный образ жизни, то делала бы это определенно тайной. Только вот я несмотря на столько своих негативных черт, я всегда была искренней перед самой собой. И всегда делала то что мне хотелось. Сейчас же, в данный момент, мне лишь просто хотелось наконец ощутить вкус жизни. Всю жизнь, меня держали в золотой клетке, и возможно, сейчас я могла бы напомнить животное которое выпустили на волю. Богатая девчонка что хотела жить... звучит смешно? Нет, вообще не так забавно, как может показаться. Я хотела быть просто свободной от всех предрассудков, быть вольной птицей. Но за меня всегда все решали. Изучение латыни, греческой мифологии, игре на пианино и классической литературе на дому? Позже игра на скрипке и курсы языков? Мой папочка давал мне все, однако меня это не спасло от меланхолии и молчаливости все детство, что позже и вовсе превратилось в приступы клаустрофобии, которые моя дорогая и любимая мачеха лечила тем что запирала в кладовке на всю ночь, благо чтобы дите отучилось от своих чертовых и чокнутых привычек. Вы можете назвать меня озлобленной дурой, я даже не обижусь, но может вы поймете почему же я так хотела уйти. Почему же я хотела наконец задышать на полные легкие, не боясь больше ничего и никого.
И сейчас мне было хорошо. Мне всегда нравилась Европа, благо гены предков, безумная комбинация ирландских и итальянских кровей. Как-то однажды, мой одноклассник назвал меня прямо идеальной находкой для мафиози. Наверное, он не ошибался. Ирония, но меня всегда привлекали опасности и риск. У меня всегда было просто невероятное чутье и невероятный дар на привлечение разных казусов и неудач на себя как магнит. Не каждый этим обладает, так что можно назвать Эмилию Кили, просто исключением из всех возможных правил. Впрочем, вы бы действительно не ошибились, если бы так и сделали. Вот и сейчас, когда нормальный человек бы тотчас отправился в место куда следовал, не изменяя своим планам, я решила остаться тут, в неизвестном мне месте, где у меня не было ни одного знакомого. Впрочем, их не было и в Марселе, впрочем, нормальная восемнадцатилетняя девушка бы сейчас сидела у себя спокойно в обещанной стране и грызла гранит науки, а не ошивалась по Европе, но я наверное лучше знала что же мне именно нужно. Или не знала, просто наивно убеждала себя в этом, благо что всегда была упрямой как осел, мои итальянские предки могли бы мною гордиться. Кстати, о них. Пытаясь не обращать внимание на блондинистого придурка, что просто таращился на меня, причем до такой степени, что это уже кажется начали замечать и другие люди, так как я уже начинала ловить на себе сочувственные и не очень взгляды, это мой нормальный способ борьбы со стрессом - полное абстрагирование от ситуации, я вспомнила о том что возможно, моим следующим местом назначения вполне бы могла стать Сицилия. Нет, не подумайте, я не такая чокнутая чтобы сбежать из родительского дома в дом бабушки и дедушки, но просто я скучала по ним, родителям моей матери, они были строгими но чудесными людьми, и вообще они были единственными кого я считала своей семьей. Как вы уже могли заметить, моя семья - это понятие более чем растяжимое и непонятное, но эти люди, действительно желали для меня всего самого лучшего, и все эти годы, я проклинала отца и за то что он не согласился чтобы воспитывали меня именно они, упрямо стоя на своем, что вот, он отец, идеальный отец и именно он...
Я не успела разобрать что же он говорил. Я лишь знала что никогда его не видела, едва успев разглядеть, но даже тогда, я почувствовала на себе тот прищур голубых глаз, колкого цвета, однако в момент разговора он прямо сиял. Кажется... он говорил по английски, да? Не знаю. Я ничего не слышала, лишь смотрела на его глаза и улыбку, как завороженная, а потом, он притянул меня к себе и... Что он вообще делал?
Я не была недотрогой, но и свободной девицей меня тоже назвать нельзя было. Однако, сейчас я была просто в полном шоке, от происходящего. Что за страна. У меня всегда было странное отношение к Франции, возможно просто из-за того что я являюсь итальянкой, но не суть. Однако, это сейчас было моими последними мыслями. Мое дыхание замерло, я лишь закрыла глаза, по коже пробегали мелкие мураши. Все это... все это было слишком необъяснимым, слишком невероятным... и нет, я безусловно потребую от этого наглеца объяснений!
Я не успела сделать что либо, как вдруг рука того придурка, что наверняка уже мысленно уложил меня в постель, притянула этого неожиданного моего спутника к себе, и начала дубасить... А я... я даже ничего не сделала. Ничего не говорила и ничего не делала, в этом городе я всего три часа, но из-за меня уже дрались. Дурдом какой-то. С минуты, я лишь стояла в оцепенении, пытаясь понять что же точно происходит, но все это было слишком быстрым для меня. Затем, я начала кричать, что-то вроде крика отчаяния, но я не знала как будет по французски «рассоедините их кто нибудь», хотя в этой ситуации, когда уместнее был бы мат сапожника, но благо что меня учили быть хорошей девочкой и ударяли по губам, когда из моих губ вылетали ругательные словечки.
Но все закончилось. Все закончилось так же быстро как и началось. Я оглянулась а его не было. Моего странного "спасителя", если его можно так назвать, и след простыл. Я начала искать его глазами в толпе, и увидела фигуру, что направлялась в сторону. Не о чем не думая, я была слишком в шоке, я хотела побежать за ним, но вдруг меня остановил тот придурок, однако тут уже я не растерялась и проявила свою фирменную ирландскую натуру. Остановилась, улыбнулась, и заехала ногой в пах. Мда, так будет гораздо лучше. Даже не обернулась, побежала дальше за брюнетом, и к моему удивлению, он был все еще тут - я видела его со спины, как он удалялся по едва освещеному проходу.
Окликнула его, пару раз, но кажется он меня либо не слышал, либо не хотел слышать. Интересно, обиделся что ли? Если так задуматься, наверное это вомзожно, но я правда не виновата! Я не просила его вступаться за меня, сама бы справилась. Наконец, я едва его догнала, остановила у уборной, хлопнув по плечу. Он обернулся. Нелепое молчание, но наверное это нормально? Внимательно рассматриваю его, стараясь запомнить лицо. И снова, тот самый взгляд, глаза - это то что мне всегда бросалось первым у людей. Не люблю светлоглазых, хотя сама ею являюсь, парадокс не так ли но все же... я не могла оторвать с него взгляда. Вообще удар был нехилым, у него текла кровь и...
- С тобой все в порядке? Извини меня за это, это я... не отрывая взгляда с немного перекошенного носа и кровавого лица, спрашиваю на английском, затем понимаю что может он меня не понимает и повторяю свой вопрос на своем бедовом французском:
- Tout va bien? C’est de ma faute : excuse-moi. -  я достаю из сумки салфетки, хочу помочь ему, просто потому что я то виновата в том что у него такой прекрасный вечер. А он вдруг... он вдруг почему-то все так же улыбается или же мне кажется? Кто еще может улыбаться после того как его отдубасили? Даже рыцари в средние века так не делали, хотя что мне знать про рыцарей...

Отредактировано Emilia Tyrell (2015-03-26 00:22:47)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » pardon my french