В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Дышу тобой и нами


Дышу тобой и нами

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://se.uploads.ru/zJxTe.png


Участники: Флетчеры всем составом
Место: Сакраменто
Погодные условия: по разному, в основном тепло
О флештайме: Наша жизнь во всем своем великолепии и разнообразии

Отредактировано Tom Flatcher (2015-03-23 23:32:10)

+2

2

Кружка громко грохнула о стол, когда усталый папа окончательно клюнул носом и чуть этим самым местом своего тела не ткнулся о столешницу. Телевизор на кухне работал негромко, но достаточно слышно, чтобы дети, наконец, отвлеклись друг от друга и придумывания всяческих каверз, и просто сидели смирно. Да и то, оба то и дело пытались раскачать свои высокие стульчики, мельтешили руками и ногами в воздухе. И это потрясающе – раз дети активные, значит, ничем не болеют, их ничего не беспокоит, адекватные здоровые ребятки. Но вот именно что, их ничего не беспокоит. Ни то, сколько времени показывают часы, ни чем заняты родители. А то, что у мамы и папы есть занятия, кроме них, Даббл-Джи и знать не хотят, что доказывают ежедневно.
От кофе на столе осталась лужа, и Том потянулся за тряпкой, чтобы вытереть. Уже год назад он не мог себе позволить свиничать в квартире, а сейчас тем более в доме, где жена ревностно следила за порядком. И куда хотелось возвращаться, бежать сломя голову, прекрасно зная, что там ждут, выслушают, поймут. И безмерно любят. И там есть те, кого до безумия любишь и боготворишь ты сам. Ради кого готов пойти на все, любое безрассудство или риск, лишь бы у них вес всегда было хорошо.
Мужчина широко зевнул, от чего смотрящая на него дочь громко рассмеялась. Да, этой ночью они опять задали им с Джейн жару, не желая засыпать практически до утра.
-Хорошо вам, разбойники, вы дома остаетесь, спать будете, - снова зевнул отец семейства, надкусывая пережаренный кусок хлеба, только что выплюнутый тостером. – И нам совершенно наплевать, что папа сегодня весь день будет похож на овощ на пару... И вам же подавай в конце дня поездку на побережье, так? – доел тост, вставая рядом со стульчиками, поглаживая своих детей по их чистым волосикам. От них и пахло уютом, домом... ребенком. Запах шампуня, присыпки... и их запах... для него это стало настоящим блаженством, ровно как держать эти хрупкие тельца на руках, почти не чувствовать веса, но осознавать, что массу этого сокровища весами не измерить. Только широтой души, облаками счастья... неземным наслаждением.
День обещал быть самым обычным, за исключением лишь того, что вечером они с женой собирались впервые вывезти детей, чтобы показать им Тихий океан с другой его стороны. Мужчина снова широко зевнул, чуть не подавился, когда в кухне появилась сонная любимая.
-Хэй, ты чего поднялась? Я еще полчаса никуда не собираюсь, мы вполне пока справляемся. Вроде как взаимно договорились не хулиганить, - пошел ей навстречу, сразу притягивая к себе за талию, поцеловал в лоб. Носом по привычку зарылся в волосы у нее на лбу, а рука ощущала приятную мягкость ее халата. – Так, кругом! Марш в кровать обратно, мама! – почему он так долго отказывал себе в таком удовольствии – быть отцом и мужем?

+2

3

Утро. Как же она не любит это время суток. Никогда не любила. А сейчас, когда ее чуть подташнивает, а малыши все никак не хотели отпускать ее чуть дальше, привыкнув к грудному молоку, буквально связывая Джейн по рукам и ногам, совсем стало тяжело. Но это утром. Через минут тридцать Джи будет как огурчик.
Том заворочался под будильник, а в детской гремели игрушки, что означало Джордана и Джереми уже проснулись, и пока терпимо не требовали внимания, забавляя себя погремушками. Едва подняв голову от подушки, тут же была отправлена обратно, со словами Спи я сам, Джейн завернулась в одеяло и уснула призрачным сном. Все слыша, но не реагируя, зная, что Том справится. Но не могла она лежать. Как так, с утра нагрузить мужа заботами, когда ему еще целый день заниматься с воспитанниками, и потом они поедут к океану, что не близко вовсе.
Сев на кровати, Джейн едва открыв глаза, упала обратно. Ее закружило. Как сказать Тому о третьем ребенке? Он же с ума сойдет. Видя, как он над близнецами воркует, то теперь к ним прибавится она и их малыш. Ей стало его искренне жаль. Она не досмотрела там в Австралии, отдаваясь всему, что ее встречало. Да и муж словно поменялся там, такой начальник и глава семьи, что та Джейн, тот стержень семьи, перестала быть командиром в семье Флетчеров, принимая Тома как мужчину над собой. А попробуй не прими. Замучает, приятно.
Кое-как дойдя до ванны, женщина умылась и, закутавшись в халат, потрогала едва виднеющийся животик. А с близнецами уже было видно и прилично. Спускаясь по лестнице, Джи приняла решение огорошить мужа новостями. Остановившись, Джейн с улыбкой посмотрела на фотографию ее самых любимых людей на свете: Том, Джей, Ирэн и близнецы. Она тогда кое-как уговорила их без нее сфотографироваться. И вот теперь это творение висит в гостиной.
Подойдя к двери, женщина остановилась, слушая, как Том разговаривал с детьми, и могла не подглядывать, сказать, что делает каждый из малышей. Открыв дверь, Джейн протирая глаза, заплелась и, смотря сквозь ресницы на свое счастье, попала в руки Тома. Она не переставала поражаться себе и тому, что ее чувства к нему не только не угасали с каждым годом, что она вся погрязла в доме и детях, находила на мужа хоть минутку, росли.
- Нам надо поговорить… - женщина прижалась к его груди щекой, зевнула. Она просто упивалась ароматом его тела, шумно втянула воздух, чуть пошатнулась в его руках, но мужчина вероятно не почувствовал, так как сжимал ее крепко, что она стала выпутываться. – Ты нас раздавишь…
И тут же замерла. Не так она хотела ему сообщить эту новость. Подняв взгляд на мужа, Джейн внимательно пыталась разглядеть его реакцию. Близнецам еще нет и года, а она беременна уже почти три месяца их третьим малышом.

+2

4

Ее близость успокаивает его. Даже если он эмоционально уравновешен в данный момент, все равно если она рядом, то Флетчер будто начинает сам светиться изнутри, как и она. Гореть для нее, но не сгорать. Чтобы свет, льющийся из его души, шел ей, их детям, и не гас никогда. Что бы ни случилось. А уж Том позаботится о том, чтобы точно ничего не произошло, из-за чего пришлось бы гасить свет. Ну уж нет, он – мужчина, защитник, и за самое дорогое в своей жизни готов биться до конца. Победного, и никак иначе.
Руки, обвитые вокруг ее тела, на удивление, придавали ему уверенности в себе. Мягкости, податливости ей, само собой,  нежности, направленной только на нее, да, но еще и чисто мужской уверенности в своих силах, возможностях, и своей власти над ней. Ведь как он сам был ее личным рабом, так и она круглосуточно была его персональной служанкой. И это положение взаимного понимания, что когда и куда не переставало удивлять и завораживать. Ведь как так можно, чтобы ты начинал говорить фразу, а ее за тебя уже договорили? Или наоборот, ты все высказал, а тебе в ответ поток несогласия. Да такого, что без стальных аргументов не обойтись, иначе дело пахнет извинениями.
Запах ее волос, тела... опьяняет? Нет. Дурманит, будоражит все внутри, да так, что даже самый крепкий алкоголь не способен, а голова остается ясной. Правда, только с одной мыслью: любить ее и быть ею любимым, а весь остальной мир пусть катится к дьяволу в преисподнюю.
Как не хотелось отпускать ее от себя! Время, когда ее нет рядом, странно кажется пустым. Если рядом нет детей. Но Том понимал, что пусть и не выспавшийся, но сейчас он из дома тю-тю, может и в обед прикорнуть у себя на диванчике в кабинете, а жена останется с разбойниками на весь день одна, тоже недостаточно спавшая этой ночью. Поэтому Флетч никак не мог оставить ее сейчас рядом с собой, как бы ему ни хотелось этого. Ни хотелось прижаться к ней плотнее, обнять крепче, прочь халат, просто водить по ее рукам, щекой тереться о ее волосы, слышать ее смешок, потому что она боится щекотки. Все это лишь приятные мелочи, но из них складывается вся жизнь, смысл в которой появился благодаря Джейн.
-Ты говоришь о себе в третьем лице? – разворачивая жену спиной к себе, придерживая за плечи, говорил ей в макушку, зарывшись туда лицом. Блаженство. И говорить такое о волосах может только либо сумасшедший, либо по уши влюбленный. – Ты точно еще не проснулась, родная. Марш-марш обратно в кровать, Вы, Ваше Величество.
От Тома не укрылось, что жена как-то съежилась после своих слов, скукожилась. Даже несмотря на его настойчивость и типа шутку. И это заставляло задуматься. Надеюсь, это реально просто сонливость.
-Давай-давай, в кровать, отдыхать. Разбойники тебе себя еще покажут сегодня, тебе нужно набраться сил для наших мелких вошек, - мягко подтолкнул в поясницу, другой рукой легонько шлепнув по ягодице любимую жену, сам делая вместе и за нее шаги к двери. А дети все смотрели телевизор, совершенно не придавая значения разговору родителей. А он приобрел довольно интересный поворот. И правда, ступор всегда уверенной в себе Джей спокойствия никогда еще не приносил.

+1

5

Ее мир стал иным давно. Когда между ними была первая крупная ссора, там в зале. Потом года периодических взаимных шипений. Наверное, это все так было нужно, чтобы теперь она была самой счастливой женщиной на свете, рядом с таким мужчиной. Когда-то Том говорил, что он эгоист каких поискать. А она ему говорила обратное. А сейчас… Это безумец, который превратился в самого заботливого, маниакально беспокоящегося отца, внимательного и понимающего мужа. И второй год ее жизнь это сумасшествие. Обретая семью, Джейн не потеряла брата, который был буквальнона седьмом небе от племянников. Даже пару раз пропускал тренировки, валя все на Джероми и Джордану, что онине дали ему, несчастному прийти в зал. и Том прощал. Но потом отыгрывался на следующий день.
Джейн едва передвигала ногами, сопротивляясь Тому, не понимая, как сказать мужчине о причине ее такого состояния. Она не выспалась. Да сон вообще для женщины в последнее время стал роскошью. Близнецы стали спать всю ночь, но ее мучил вновь токсикоз, небольшой. И как ее муж не заметил смену рациона семьи. Она перестала готовить капусту, от запаха которой внутри все переворачивалось. Печь пироги перестала, так как у нее на тесто стала чесаться кожа. К врачу надо бы поехать, а она все тянула.
- В третьем… - она попыталась повернуться вновь, но Том, держа ее за плечи, подталкивал к двери, что она просто не могла пошевелиться. – Подожди.
Увернувшись, она пошатнулась. Да, давление точно скачет. Близнецы прикованные Роки и Бульвинклем, сидели не шевелясь, смотрели на приключения этих говорящих животных.
- Том, - Джейн взяла его руки в свои, ощущая как ее тонкие ладони просто утопают в его крепких и сильных руках. – Я беременна.
И в подтверждение своих слов, прикоснулась его ладонью к уже заметному животику. Джейн смотрела на мужа, пытаясь понять реакцию. В прошлый раз вышло совсем плохо. А теперь…
- Ты чувствуешь? – водила его рукой по себе, а второй ладошкой своей провела по его щеке, выводя мужчину из ступора. – Ты вновь станешь папой.
Аккуратно приподняв его голову, смотрелась в родное лицо любимого человека. обняв его крепко, зашептала:
- Том. Все хорошо. Просто это неожиданно для меня тоже. Я хотела сказать тебе еще пять недель назад, но оттягивала. – Джейн вновь посмотрела на мужа с тревогой. – Мы же хотим еще одну креветочку? Мы же родим еще? Скажи что-нибудь?
Джордана вероятно увидела маму и заплакала. Джейн разрывалась между мужем, которого будто прибило новостью и дочерью, которая потянула к ней ручки. Отпустив Тома, женщина взяла малышку на руки, что та вцепилась в мать, словно она куда-то уходит:
- Все хорошо родная моя. Мама тут.
Она протянула руку к сыну, чтобы тот не последовал примеру сестры, нежно поглаживая малыша по щечке, поглядывая на мужа.

Отредактировано Jane M. Flatcher (2015-04-19 14:24:39)

+1

6

Один человек не может стать для другого кислородом. Это просто против законов природы, мироздания. Против всего, нарушая все-все правила. Но когда любовь подчинялась хоть какому из существующих законодательств?  Когда было такое, что по-настоящему влюбленные пренебрегал чувством? Нет, ну, может, и было, но долго он все равно бы не смог, ведь без чувства жить нельзя, уже ровно кК без воздуха. А все просто сосредотачивается на одном человеке, в одном теле, в душе, единственной и неповторимой, и ты для себя понимаешь, что однозначно тебя как тебя не существует, уже есть только вы, мы. Вместе. Иначе задохнемся, и не будет никого, иначе никак.
А ты уже наркоман, ведь дышать своим персональным воздухом вызывает неслабое привыкание. Ведь он всегда такой особенный, такой родной, и сладкий, и терпкий, и свежий, и мягкий, обволакивающий, возбуждающий... свой. Настоящий ремейк «Парфюмера», но заключенный в одной женщине, просто перевернувшей весь мир с ног на голову и обратно. А ты наркоман, ты только и можешь, что бежать за следующей дозой, иначе просто загнешься без нее. Без нее одной, той самой, твоей, любимой, настоящей.
И тебе даже не важно, что ты примерно такая же зависимость для нее, как она для тебя. Важно то, как она необходима тебе, потому что ты себя не мыслишь без нее. Без ее поглаживания по небритой щеке, ворчания из-за беспорядка, слез, капающих на кровоточащую рану, скандалов из-за бокса... доброй улыбки, с которой начинается каждый новый день, тепла тела, прижимающегося к твоему, заканчивая день минувший... Вне ее внимания ты станешь уже ничем – бесплотным духом, неприкаянным, потому что твоя собственная душа давно в ее нежных, но крепких руках.
-Что подожди? Никуда я не подожди. Ты меня не слушаешься, дрянная ты девчонка, - Том редко когда упоминал их разницу в возрасте, больше того, ее не чувствовалось в их отношениях, но сейчас это выглядело именно очень комично, но обоснованно: старший заботится о младшей.
Подался вперед, чтобы шутливо укусить за шею, но жена вырвалась и чуть не упала, Том еле успел ее подхватить. И только позже испугался, что мог сжать слишком сильно.
-Прости меня, я не хотел, - помог выровняться, теперь она стояла к нему лицом и держала за руки. Детям пока было все равно, что происходит вокруг. А жене явно нет. И она заговорила.
-Ты – что?
Мысли из головы просто вымелись прочь неровным строем. Беременна? Еще одним ребенком? Еще один мелкий Флетчер, мамина и папина заноза и радость? 
Том просто ошалел. Глаза широко раскрыты, рот чуть приоткрыт в глупой улыбочке, а рука, покорно руководимая женой, ощупывает бугорок внизу ее живота. Он уже там. Ребеночек.
Куда-то подевалась его способность разговаривать. Он сейчас только и мог, что моргать и чуть сжимать ее руки. Ему вот-вот стукнет сорок, и тут третий ребенок. Да это же настоящее счастье! О такой полной семьей и мечтать нельзя!
Конечно, родная, любимая, золотая! Хоть рой креветочек, хоть кого! От тебя! Мелкие Флетчеры! Ура!
Он только открыл рот, чтобы сказать, как подала голос дочь. Джейн подошла к ней, не обделяя вниманием и сына. Тренер, выходя их ступора, на негнущихся ногах подошел к своей семье, молча взял сына из стульчика, после забирая второй рукой у жены дочь, подошел к ней ближе, наклоняясь почти к самому лицу.
-Моей любимой курочке-наседке нельзя брать в руки тяжести. Мне нужен здоровый третий цыпленок. И она сама, - наклонился, улыбаясь, потерся кончиком носа о кончик носа. – Ты не устаешь одаривать меня самыми дорогими подарками, любимая. Как же я буду отдавать долги? – мягко коснулся губами ее губ, нежно целуя, чуть прихватывая своими, маняще, не страстно, но дразнящее, от середины к уголку...
Но тут захныкали ребята – им стало не видно телевизор. Нехотя отрываясь от жены, боксер, смеясь, усадил мелких разбойников по местам, притянул жену к себе за талию, целуя в висок.
-Ты у меня самая потрясающая, необыкновенная... самая-самая... я люблю тебя, - бормотал ей в спутанные волосы, с любовь во взгляде смотря на старших детей. Как звучит-то... непривычно... – Все. О работе своей можешь забыть. Теперь твоя работа здесь.

+1

7

Джейн прижалась губами к щечке дочери, которая обхватила ее за шею, уютно устроившись на маминых руках, как ни в чем не бывало, смотрела дальше мультфильм. Будто стульчик поменяла. Джереми тоже ухватился за палец матери, увлеченно что-то болтая себе под нос, успокоившийся, что все рядом, смеялся звонко над всякими смешными поворотами в кадре.
Том будет каждую такую новость переносить с трепетом, восторгом и беспокойством. Если вспомнить как он узнал о близнецах, то сейчас чуть легче. Флечтер сильно изменился после того, как они с Джейн решили жить вместе, а потом пожениться. Дети еще больше притянули их двоих, хотя казалось бы куда уж сильнее, но все же. Джи не знала каким богам молитвы возносить за такое счастье как Том. Он будто ждал ее как подарок, забытый на витрине. Но сейчас, когда они вместе идут по улице, девушку переполняет гордость за своего мужа, на которого оборачиваются женщины, приостанавливаясь, а его взгляд смотрит на нее. И Джейн буквально тонет в его глазах, в которых плескается нежная страсть, страстная нежность.
- Курочке? Том! – Джейн рассмеялась, отдавая ему дочь, сморщила чуть носик, потерлась о нос мужа в ответ. – То креветочки, то цыплята. Зоопарк какой-то, а не семья.
Эти губы… она потянулась к нему, поглаживая по спинкам детей, отдаваясь этому поцелую, как в последний раз полностью, прикрыв глаза.
- Ты в вечном рабстве у меня, милый, - дав мужу усадить малышей обратно, обвила его шею руками, прошептала: всю жизнь. Твое наказание быть отцом этих сорванцов и быть моим мужем.
Она целовала его, чуть приподнимаясь на носочках. Утягивает. Том всегда ее утягивает в водоворот чувств, что кружит вот уже второй год, и не прекращает. Стоять рядом с ним, вдыхать аромат его тела, ощущать сильные руки мужа на себе, будто тебя всегда защищает он – что может быть лучшим для любящей женщины.
- Том, если бы ты знал, как я люблю тебя! Не предать! Слова все сказаны, остались лишь эмоции. – провела ладонью по его щеке, улыбаясь как колется щетина, - страшно подумать, чтобы было, если бы ты не приехал в Сакраменто, не нашел Джея… Ох.
Она прижалась к нему, как ребенок прильнула в могучей груди мужчины, пытаясь укрыться от страшных мыслей в его объятиях.
- Не начинай, - она вывернулась из его рук, присела за стол, двигая к себе хлопья и бутылку молока, - дети вырастут, и через год пойдут в сад. Там и малыш подрастет. Том!
Джейн сидя е нему спиной, буквально чувствовала его взгляд кожей. Ее работа извечный спор как и бокс. Но если со вторым Джейн кое-как свыклась, то потерять работу отказывалась на отрез. Она врач! Не какой-то менеджер, без него продаваться товары будут, если они нужны населению. А лечить людей….
- Включи чайник пожалуйста. Покушаем и поедем к врачу. Надо малышей показать, да и мне пройти первый осмотр.
Джейн старалась не смотреть на мужа, боясь, что спор опять затянется в перепалку, что бывало частенько раньше. А потом она будет переживать, а Том уйдет на работу, а она поедет к нему, будет отвлекать, просить прощение. А ему заниматься с учениками, а получается он просто выясняет отношения с ней. его напарники всегда смеются, когда она показывается на пороге. И однажды так и сказали «Джейн, что же ты опять натворила?».

+1

8

Держать ее рядом, чувствовать, как она сама льнет все ближе, улыбаться в ответ на ее улыбку... не просто божественно... непонятно. Странно. Потрясающе. Необычно, каждый раз по-новому, никогда не одинаково, кроме разве что постоянного тепла, которое волной накатывает, накрывает с головой, как только она оказывается в зоне досягаемости рук или хотя бы взгляда. Это не просто ток, электричество, которое бежит по проводам, чтобы напитать энергией какой-то прибор – нет, здесь в миллионы раз круче. Стрекочет так, что то и дело все готово к чертям взорваться. И все только в радость, потому, что без этого питания начинаешь чахнуть, загибаться... умирать. Без этого голоса, улыбки, поглаживания по щеке... Скажете – привычка, да, именно. Но самая полезная и важная привычка, которая только и может быть в этом мире. Привычка любить и быть любимым.
Кажется, что их и так много: он сам со своей профессией, плотно въевшейся в жизнь, она, охватывающая своей юрисдикций и дом и больницу, где ее уважают и считаются с мнением доктора Флетчер, Джейсон, несчастье ходячее, оболтус, но обещающий стать натуральным себе чемпионом страны, его девушка, как там ее, а, Ирэн, помогающая Джей, милая, добрая, но какая-то... любил он таких в свое время насаживать на свою удочку: и поговорить есть о чем, и требует к себе обхождения соответствующее, цену себе знает, и красавица. Но боксер уже в ранге ветеранов блядства, а во-первых счастливый муж и отец, и да, возвращаемся к перечислению – креветки Джереми и Джордана, непоседы такие, что хоть за голову хватайся – умудряются выматывать двух женщин только так, еще и на отца с дядей остается куча энергии. И теперь будет еще один. Или одна. Не важно. Они станут еще счастливее, чем есть сейчас. Непременно станут.
Еще один ребенок! Еще один! Господи Иисусе, Святая Дева Мария, кому молилась моя мать, что мне в руки само плывет самое драгоценное богатство, о котором она грезила почти всю мою молодость? Элизабет Флетчер, ты ли сотворила это, или молодая миссис Флетчер настоящая фея?! И да, и да!!
-Моя фея, - провел рукой по ее щеке, уходя на шею, лишь чуть-чуть прикасаясь к коже, щекоча, дразня, поцеловал ее в нос, не переставая улыбаться. Кажется, что он сходит с ума. Этого не может быть! Еще один ребенок! Еще один! Прекрасно!!
-Что значит не начинай? – руки плетьми упали вдоль тела, но боксер почти сразу же сложил из под грудью, представая в очень грозной позе, возвышаясь за детскими стульчиками. – Это ты не начинай, трудоголичка. Что тебе там, медом намазано? Я не желаю нанимать всяческих нянь и прочих, которые припрут в дом всякую заразу, когда ты кому-то там непонятному будешь что-то отрезать!
Ох уж эта их вспыльчивая натура.. они оба друг друга стоили, но как же не хотелось омрачать такое приятнейшее известие ссорой на извечную тему. Не сказать, что Том был старомоден во взглядах и грезил, чтобы жена только и сидела дома. Нет, ему очень нравилось, что жена имеет определенный карьерный рост, репутацию, даже гордился, что женат на одной из лучших практикующих хирургов города, если не штата. Но дети – это совсем меняет дело. Нет, серьезно, ни одна работа не стоит того, чтобы бежать на нее из дома, где трое маленьких детей. Том тоже урезал свой рабочий график, чтобы больше бывать дома, помогать жене с детьми. Плюс, они совершенно не нуждались в деньгах, так что острой необходимости в работе для Джейн нет. Разве что ее упертость и уверенность, что она обязана быть доктором в больнице.
-У нас разве на сегодня были планы поездки в больницу? Ты мне не напомнила, - щелчок чайника, его мерный гул. Том подошел к жене, целуя ее в макушку. Она всегда была примерно на уровне его губ... хотя, он всегда находил место и возможность целовать ее куда хотел сам. – Предупрежу Мэтта, что задержусь.
Забрал грязные тарелки детей, поставил в мойку, вернулся за стол, взял свою чашку, отпил из нее. Кофе уже подостыл и стал горьким, но он вес равно пил – бодрость превыше всего. И скоро она ему понадобится, как никогда.
-И давно ты знаешь о прибавлении? – наливая ей в кружку кипяток, поинтересовался, устраиваясь на стуле напротив. У него на тарелке осталась полвина тоста, который он начал намазывать малиновым джемом. Не любил он всякие хлопья и каши, которые появились в шкафах благодаря Джейн, поэтому  тостер тоже являлся постоянным атрибутом их кухни.

0

9

- Просто не начинай. Я с ума сойду дома, когда вы все разлетитесь по своим делам – большим и маленьким. И мои руки уже забыли, что такое игла или травматологический молоток. Я и зашить не смогу аккуратно. Ты просто не понимаешь меня. И я не хочу. Я отказалась от услуг посторонних теть едва детям стало три месяца. Неужели думаешь стану просить о найме сейчас? Нет уж. Справляемся. Справимся.
Джейн посмотрела на свои аккуратные тонкие пальцы, которые слегка стали суше от постоянной возни в воде. Но это ерунда против того, что она потеряет навык. Этим девушка дорожила не меньше чем семьей.
- Что за понятие «отрезать»? ощущение, что я мясник какой-то. Бррр.
Джейн стала намазывать свежий батон маслом, потянулась за сыром, который обожала. Перед ней появилась кружка горячего чая, ароматно пахнущего.
- Я думала, съезжу одна. Девочки побыли бы с малышами, пока я пройду обследование. Но теперь ты все знаешь, поэтому поедем вместе. Просто ты и так постоянно оставляешь Мэтта одного. Он скоро уволится от тебя.
А близнецы сидели, как ни в чем не бывало, болтали ножками и смеялись. Чтоб еще понимали. Конечно, телевизор это не приветствовалось Джейн, но иногда это спасение от поползновения по ней сына и дочери. Буря улеглась с поцелуем Тома, внутри разлилась река благодарности к нему, что он не обострил темы «Госпиталь», понимая, что сейчас уж она точно никуда не пойдет работать
- Пять недель назад узнала. Все не находила времени. То ты уставший, то я замотанная. Ты мы уже спим ты приходишь. Но признай, сюрприз удался, - девушка улыбнулась, - уже три месяца. И об одном прошу – не двойню. Иначе я сойду с ума точно. Но это мы узнаем сегодня.
Встав со стула, подошла к раковине, быстро помыла посуду, стала вытаскивать детей со стульчиков. Джереми по привычке положил ладошки на ее лицо и старался укусить за подбородок.
- О нет родной! Нам ехать и как мама с твоими зубками покажется доктору?
Чмокнув ребенка в носик, от чего тот закатился смехом, привлекая внимание сестры. Джордана не стала ждать, когда мама и брат наиграются, стала тянуть ручки тоже.
- Милая, пойдешь к папе?
Том уже вынул ее, что дочь, задевая ладошкой щетину отца, тоже засмеялась.
- Привыкайте, наш папа ежик. И он не хочет бриться. Надо его поругать.
Смеясь они пошли наверх, переодеваться. Посадив детей на кровать свою, Джейн оставила мужа с ними, в детской стала выбирать, что надеть на малышей. Джордана уже была кокеткой, отказываясь от штанишек. Значит платье.
- Вот, я пойду, искупаюсь. А вы не сведи те отца с ума, а то я вас знаю.
Том уже стал препятствием лежа на кровати, а близнецы ползали по нему.

+1

10

Мужчина скептически поджал губы, не желая пока что вступать в полемику насчет вопроса «работа мамы Флетчер». Теперь и ежу понятно, что из-за следующего ребенка она точно в ближайшее время не выйдет в госпиталь как работник, и этот разговор вполне может быть отложен без всякого рода обязательств на неопределенный срок, и к тому времени, когда она снова жестко поднимет вопрос «Я хочу работать» может измениться многое, и даже не факт, что она вообще скажет ему это.
И это был бы идеальный для Тома расклад. Его личного дохода вполне хватало, чтобы обеспечивать семью, а австралийские деньги или работали, вложенные в бизнес, или отправлялись на депозит, преумножая капитал Флетчеров. Том продолжал дело отца, и продолжал его во всем. К тому же, теперь есть и дочь и сын, которым нужно обеспечить достойное будущее, и появится еще ребенок, и деньги будут нужны для всего: учеба, кружки_интересы, машины, и прочее. Плюс, жилье, бизнес. Потому что одному из детей Том хотел оставить школу, а другому овечий бизнес. Пусть это и выглядело, как мысли какого-то толстосума (что не особо отходило от реальности), но было необходимо, потому что и первое и второе имели для Грома равное значение: Дрохэда и овцы – его жизнь, семья, прошлое, бокс- его душа, настоящее, будущее, надежда. Он слишком многое отдал и тому, и другому, чтобы что-то не оставить под патронажем кого-то с фамилий Флетчер после того, как сам уйдет на покой, во всех смыслах.
-Мэтт? Он в доле бизнеса, родная, ты забыла? Да и не в наших принципах уходить с хлебного места - улыбнулся жене, будто увидев перед собой сердитое лицо напарника. Они с ним и правда очень разные, но касательно бокса могли бы быть сиамскими близнецами. Им даже не нужно было вступать в долгие разговоры, чтобы принять важные решения касательно тренировок, соревнований, комплектаций команд. Здесь они нашли друг друга и терять друг друга невыгодно обоим.
-Все, проехали твою работу. Разберемся позже. Да, и твой сюрприз играет в мою пользу, -пока она мыла посуду, подошел сзади, приобнял за талию, поцеловал в макушку. Это стало уже обыденностью, но не потеряло своего сакрального, нежного, возбуждающего смысла. Эти двое и правда были половинками одного целого, и это нельзя было не заметить. – Твой сюрприз тоже Флетчер и он поддерживает папу.
Отпустил жену, когда она закончила, взял дочь со стульчика, держа ее одной рукой, пальцы второй дал ей в ручки. Она всегда любила перебирать их, будто уже в уме считала. Мужчину это донельзя забавляло, он поцеловал Джордану в волосы и отправился вслед за женой в спальню, собираться.
Оказавшись с детьми один на двоих на их с женой большой кровати, из валиков собрал препятствие с одной стороны, сам лег с другой, то и дело хватая за ножки ползающих бесенят, чтобы не лезли близко к краю.
-Алло, Мэтт, доброе утро! Не представляешь, насколько, - сонный голос друга не обещал Флетчу ничего радостного пока, но когда австралиец унывал? – У меня новость, две. Две хорошие. Я будущий многодетный отец! Джейн беременна! – Мэтт даже не поздравил его, но от услышанного начал просыпаться и что-то связно отвечать. – И мы едем в больницу, что-то там делать. Я опоздаю немного. И давай сегодня обсудим новое расписание – оно нам точно не помешает. Да, тренировку начните без меня. Да. До встречи!
Поймал сына почти у самого края, откинув в сторону телефон, притянул сорванца к себе, начав щекотать животик, Джордана увидев это, громко запротестовала, требуя внимания и к своей персоне. Том рассмеялся – да, еще одна двойня им точно ни к чему.
-С легким паром, - подхватывая детей на руки поприветствовал жену, выходящую из комнаты, полной пара. Вдвоем они одели детей, Джейн нагрузила мужа сумкой с детскими пожитками и двумя наряженными креветками и осталась собираться сама, а Том отправился к машине, усаживать их и ждать там жену.
Усаживая детей в сидения он трижды получил мелкими кулачками в нос, оглох от их громкого щебетания, чуть не забыл сумку на тротуаре, когда, наконец, не вышла Джейн и не села на переднее сидение, заранее проверив свое семейство на предмет беспорядка.
-Генерал мама, мы готовы, все без происшествий, - Джереми запустил своей игрушкой в сестру, игрушка упала на пол и машина огласилась дружным плачем.
-Грядет веселый денек... – нога на педали газа и Том уже следит за движением, пока Джейн во всю исполняет роль строгой мамы.

+1

11

Долго возится было нельзя, иначе Том просто сойдет с ума. близнецы были шустрыми, и сама мама кое-как успевала за ними, отбирая у них то подушки, которые они грызли, то пульты, какой по счету они уже поменяли, то отгораживая цветы от цепких ручек детей. Да, тут в пору самой не свихнуться. Но такой образ жизни стал привычным, и сама Джейн уставала уже меньше, пребывая в вечном движении, зная что и как. Да и малыши будто чувствовали ее натруженность, могли посидеть минут пятнадцать на месте.
Искупавшись, Джейн вошла в комнату. Три улыбки встречали женщину, которая рассмеялась им в ответ. Она была самой счастливой на свете. У нее самый замечательный муж на свете, чудные детки. Ее одиночество кончилось с осознанием ими с Томом чувств, он заполнил ее мир собой, став главным, единственным, любимым, желанным и всем-всем-всем, подарив Джейн этих чудесных малышей. Ловко переодев сына и дочь, давая возможность мужу тоже натянуть на себя джинсы и рубашку, быстро собрала немалый скарб для Джереми и Джорданы, обвешав Флетчера всем, усадив на руки детей, спокойно стала собираться сама. С дальней полки достала брюки для беременных, боясь узкими штанами стянуть уже появившейся животик, поверх легкая рубашка и длинный кардиган.
Едва открыв дверь, Джейн оказалась в мире маленького скандала между сыном и дочерью. И пока они выезжали со стоянки, пыталась успокоить девочку, воркуя и поглаживая той ножку.
- Представляю реакцию моего врача. А девочки то, как будут рады. Том, я понимаю, все так быстро. вновь появится младенец, но ты же рад? Ведь ты виноват в его появлении, - хитро улыбнулась мужу, который посмотрел на нее, остановившись в пробке.
Дорога была запружена автомобилями, что до госпиталя они добрались через час.
В холле как всегда народу не продохнуть, но все было спокойно, а значит, город не постигла авария или еще чего похуже. К ним сразу подлетели ее коллеги, щебеча над близнецами, а Джейн лишь улыбалась стоя рядом с мужем. Если бы он знал, как она гордится им. Почему сейчас закралась эта мысль? Да потому что стоящие неподалеку новенькие сотрудницы, пожирали глазами Флетчера, возвещающегося над всеми. Толи врачи все маленькие, толи Том слишком высок.
- Потом кое-что скажу, а пока нам надо взвешиваться. Мы скоро. Пойдем, - Джейн шепнула Тому, - а то тебя съедят взглядами, а я еще и убью в  ревности и тебя и их.
На лифте прибыли к кабинету ее лечащего врача.
- Джейн Марано, ах да, все забываю, Флетчер. Что принесло тебя в мою обитель? Совесть взыграла позаботиться о своем здоровье?
- Будем считать так, - чмокнула старика в щеку, проходя в кабинет. – Мне надо УЗИ. И скажи пожалуйста там один или два.
- Ты беременна? О чудесно! Давай давай, посмотрим.
Джейн отдала сына мужу, сама же прилегла на кушетку, поднимая рубашку. С волнением смотрела на монитор, нервно покусывая нижнюю губу, вскрикнула:
- Один! Ура! Еще двойню я не потяну.
- Количество узнали, давай посмотрим подробнее.
Джейн слушала размеры ручек и ножек, головки и тельца, понимая, что в этот момент она могла бы сдвинуть горы, столь сильна была в своем счастье. Женщина со слезами на глазах посмотрела на мужа, прошептала:
- Я люблю тебя!

+1

12

Сосредотачиваясь на вождении, Том не забывал и про семью, ведь его дети, если уж разойдутся, то пиши пропало – пока не нагрянет Апокалипсис, не угомонятся. Ну, или пока не появится Джейн. Вот как они, женщины, умудряются так общаться с детьми, что те практически сразу замолкают, полностью поглощенные беседой со своей мамочкой, когда как отцу хоть из кожи вон вылези, станцуй макарену и залезь обратно – ничего не выйдет. Как плакал, так и продолжит заливаться слезами и заходиться криком, или в принципе ор не утихнет, пока не произойдет что-то эдакое, ну, или не придет мама. Прямо замкнутый круг.
Со стороны Тома, конечно, было бессовестно так вот отлынивать от своих прямых обязанностей отца, но он все ждал, что наступит наконец тот день,  когда его авторитет и ремень будут стоить больше, чем мамины угрозы и крики. Просто дети пока слишком малы, чтобы понимать, что папа в семье главный. Пусть даже в семье главная мама, как всем уже давно известно.
Но Том всегда старался по максимуму уделять время детям, чтобы дать Джей хоть толику отдыха. И сейчас в его голове роем носились мысли, как же помогать жене больше, не принося в жертву свою работу еще больше, чем он это делает сейчас. При ней, само собой, такие разговоры заводить и не стоило – она сразу же взвалит весь дом на себя, отправляя его в зал, плюс потом еще и будет то и дело заводить разговоры о своем возвращении на работу. А как он сам будет себя чувствовать, зная, что пусть жена и поступила, как он хотел – вела хозяйство и занималась детьми, когда он сам будет мало времени проводить дома, чтобы работать в полную силу. Нет, мужчина до чертиков был влюблен: а) в свою жену, которую мысленно боготворил, и б) в своих детей, в возне с которыми он забывался, не следил за временем от удовольствия и отдыхал душой. Ведь это самое главное богатство в его жизни.
-Ты тоже приложила к этому руку, и не только, дорогая, - улыбнулся ей, доставая из пол сидения новую упаковку влажных салфеток, выпавшую после крайнего визита в магазин, и отдавая ее жене. –Конечно, я рад! Ты о чем! Чем больше, тем лучше! Мы молодцы с тобой, Джей! План по захвату мира работает! – поцеловал ее руку, и они выехали из пробки.
На парковке у больницы быстро нашли место, и когда машина заняла место, семейство выгрузилось из нее, чуть не перепутав все сумки и всех детей. Том нес сына и большую детскую сумку, свободной рукой придерживая жену за талию, а у нее на руках извивалась Джордана, не в пример спокойному Джереми. И какими же они вырастут и кого я сделаю боксером? Неужели, маленькую Джей?
Только они оказались в стенах госпиталя, как мужчина закатил глаза. Джейн здесь знали исключительно все, и все хотели поздороваться, потискать детей, справиться о здоровье и просто улыбнуться старой знакомой. А его вся эта толпа только напрягала, и он желал, чтобы они поскорее пропали с глаз долой. Он придвинул любимую ближе к себе, скупо улыбаясь и кивая, приветствуя все, пока они наконец не оказались в лифте и не поехали на нужный этаж.
В ответ ей не сказал ничего, только поймал пальцами ее подбородок и крепко поцеловал, как бы расставляя приоритеты, хотя сама она из знала прекрасно. Она – единственная, неповторимая, любимая, обожаемая!
Свободной рукой пожал руку знакомому врачу, улыбаясь и приветствуя его. Тот был настоящим профессионалом и с ним можно было ни о чем не волноваться.
Оба ребенка оказались у него на руках и он, с волнением, как и Джейн, уставился на экран монитора, где вот-вот появится набор пятен и прочего – их ребенок.
На экране все плыло, менялось, пока не замерло и не было обведено линией. У Тома дыхание перехватило, будто в первый раз. Он лишь сильнее прижал к себе притихнувших близнецов, подходя ближе, немигая смотря на белое пятнышко. Они что-то там говорили, но боксеру было не важно. Он впервые видел своего будущего сына.
-И я люблю тебя, родная. Спасибо за такой подарок, - опустив детей на кушетку, практически в руки жены, одной рукой придерживая спинку дочери, наклонился, рукой проведя по волосам Джейн, потерся носом о нос и поцеловал жену, нежно, ласково, немного причмокнув от удовольствия.
Их будет больше.
Это настоящее СЧАСТЬЕ!

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Дышу тобой и нами