Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » why not?


why not?

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

http://funkyimg.com/i/VdcQ.jpg
*логотип

Участники: May Chapman & Jack O'Reilly & Errol Shinoda (внезапно)
Место: Jolly Jack Pub
Дата: 25.3.2015
О флештайме:
О том, как юные провинциальные девочки ищут себе работу в столице штата Калифорния, а находят ирландский паб, и нет, рейтинг обещает быть на удивление низким.

Отредактировано Jack O'Reilly (2015-03-28 01:01:07)

+1

2

ВВ

http://savepic.net/6546611.jpg
С собой: небольшой рюкзак за спиной, в нем всякая мелочь.

Она уже прекрасно поняла, что в Сакраменто можно очень долго искать работу. Особенно, если ты здесь впервые и тебе все еще интересно, что, да как. Потому что большая часть пути похожа на созерцание всего вокруг, а сами собеседования проходили так быстро, будто их и вовсе не было. За несколько дней Мэй успела обойти несколько небольших кафе и три клуба. В последнем хозяин подозрительно и долго рассматривал ее, а потом спросил, умеет ли она танцевать. Мэй извинилась, забрала сумку и ушла. Все же, перспектива раздеваться на публике за деньги ее совершенно не прельщала. Лучше уж она погарцует между столиками или уберет чью-нибудь квартиру.
Сегодня это была только первая попытка, но блондинка просто засиделась на пляже, а теперь из-за этого никуда не успевала. Еще раз сверившись с адресом, записанным на листочке, она посмотрела на вывеску паба, а потом еще раз осмотрела улицу, будто эти полминуты помогли ей решиться.
Внутри было еще не очень людно, зато уже накурено. Девушка едва заметно поморщилась, проходя между столиками, прямиком к стойке, где суетился бармен. Для нее как раз было свободное место, рядом с которым сидел мужчина.
- Здесь не занято? – спросила она для порядка прежде, чем забраться на высокий стул. – Эй! – она махнула бармену, привлекая внимание. – Привет, - видимо, это была та девушка, с которой она разговаривала по телефону. Когда она приблизилась, Мэй улыбнулась и чуть привстала со стула. – Я звонила днем, спрашивала насчет работы.
Она пока еще не понимала, по какому параметру местные так быстро оценивали ее способность к работе. Об образовании ее почти никто не спрашивал. Да и зачем? Она же не претендует на место какого-нибудь там логиста или еще кого-то мудреного. А для того, чтобы ходить с подносом между столиками, образование не нужно. Обычно следовал стандартный ряд вопросов: откуда она приехала, сколько ей лет и как долго планирует задержаться на этой работе. Ах, да, показать документы.
Тем временем девушка кивнула на того самого, рядом сидящего мужчину, и продолжила работу, потому что кто-то в стороне уже требовал ее пристального внимания. Мэй снова опустила пятую точку на стул и повернулась к, пока еще, незнакомцу:
- Здравствуйте. Я – Мэй. Мэй Чепмен. Я звонила днем по поводу работы у вас и мне сказали, что нужно говорить с хозяином, - блондинка неловко поерзала на стуле и почесала нос. – Мне уже 19 и я раньше работала официанткой.
Девушка покосилась на тлеющую в его пальцах сигарету, а потом вновь перевела взгляд на лицо и чуть подалась вперед, будто могла не расслышать его ответ.

Офф

Если этого мало, сориентируй по размеру, допишу или подстроюсь дальше. Сам сказал, что играть надо быстро :р

+1

3

who cares?
Время на часах перевалило за полдень, а значит, пора завтракать. Чтобы все работало по такой схеме, нужно просыпаться во второй половине дня, и потом еще методично пинать хуи от тридцати минут до часа, шатаясь по квартире в боксерах и куря одну за одной. График к черту не нормирован, и это прекрасно, и даже легкий гомон, доносящийся с первого этажа, не мешает заниматься абсолютным ничем. Один окурок отправляется в банку – зажимаешь губами новую сигарету, и делаешь еще один круг по квартире. Может быть, ты типа прибираешься, хотя это больше похоже на шатание с перекладыванием хлама из одного угла в другой. И посыпание своего маршрута пеплом, как будто ты, как те немецкие дети из сказки с полузабытым названием, таким образом пытаешься отметить свою дорогу, чтобы найти путь домой. Тьфубля, что за странные ассоциации? Кажется, травка вчера была все-таки левая.
Тем не менее, в конечном итоге ты сидишь перед барной стойкой, и завтракаешь. На деле твой завтрак – это чашка крепкого кофе и еще одна сигарета, предположительно восьмая. Есть не хочется совершенно, хочется вытравить мерзкую сладость изо рта, которую там оставила плохая, очень плохая трава, чтобы ты еще раз брал товар у того барыги, а! Глоток кофе – затяжка, глоток – затяжка, и дым струится через ноздри. Больше горечи. Машинально тянешься к глазам, собираешься потереть их, но неожиданно натыкаешься на стекла – когда ты успел нацепить эти хреновы очки? Материшься, снимаешь и протираешь обычные стекла краем футболки, пока сигарета тлеет, зажатая уголком губ.
Народу в пабе пока немного – сегодня только среда, и наплыв посетителей если и будет, то ближе к восьми, когда соберутся желающие выйти к микрофону. Пожалуй, сегодня ты даже останешься и послушаешь их, не пойдешь никуда, хотя тебе, в общем, и не обязательно куда-то идти. На рабочем горизонте пока полный штиль, а значит, придется выполнять функции владельца паба, иначе говоря, пить и светить мордой в зале. В этом тоже нет ничего плохого.
От задумчивого созерцания бутылки с абсентом, стоящей в баре, отвлекает чей-то звонкий голосок над ухом, и это определенно не голос Робин, потому что у тебя не начинает дергаться глаз. Уже приятно, но все-таки, какой представительнице прекрасного, но дико заебывающего временами пола, понадобилась твоя нескромная персона? Хм. Бросаешь быстрый, оценивающий взгляд на блондиночку, интересующуюся соседним стулом – увы и ах, не тобой, вот же огорчение, Джеки! Но нет, тебе сейчас нет дела до хорошеньких старшеклассниц/студенток, поэтому только невнятно машешь свободной рукой, мол, садись, милая, можешь хоть лечь на стойку – тут вообще со свободой все легко и непринужденно. Втягиваешь воздух сквозь табачный фильтр, задерживаешь горячий дым в глотке до тех пор, пока слизистую не начинает щипать, и выпускаешь его, прибавляя помещению задымленности.
Кстати, какого хера Роб не включила вытяжку? Нет, тебе-то будет абсолютно комфортно и в плотном табачном кумаре, но не зря же вы эту хренову вытяжку вообще покупали и ставили, да? Пусть оправдывает потраченные деньги.
Пока малышка рядом о чем-то чирикает с Робин, возвращаешься к кофе и не слушаешь, о чем идет речь, до тех самых пор, пока посетительница – наверное, новенькая, лично ты ее ни разу не видел прежде, хотя можешь и не помнить, да и не знать тоже, - вдруг не здоровается с тобой, тем самым привлекая внимание. Слегка недоуменно переводишь на девушку взгляд, смотришь поверх очков и выдыхаешь новое облако дыма в ее сторону. Не специально, разумеется, тебе нет нужды демонстрировать свое неуважение.
Опачки. Девонька пришла не просаживать здесь свои деньги (или, что более вероятно, деньги родителей), а зарабатывать. Что ж, похвально, хотя кого ты обманываешь – плевать ты хотел, на самом-то деле, на светлые порывы к самостоятельности отдельно взятой белокурой личности. Личности, которую зовут Мэй. Забавно, однако, девочка-месяц, но шутить на этот счет будет слишком тупо, да и настроения нет.
- Агаааа, - это вместо «здравствуй», потому что ты, конечно, образец вежливости, но конкретно в этот момент просто окидываешь новую знакомую более внимательным, даже задумчивым взглядом, и только коротко усмехаешься, замечая, что она смотрит на сигарету, - Не куришь?
Делаешь еще пару затяжек, выдыхаешь в сторону, и устраиваешь сигарету на пепельнице, отодвигая ее немного правее. Ладно, это типа собеседование? Они до сих пор удивляют и немного коробят, но что поделать, если ты не только киллер, работающий один, но и внезапно владелец очень популярного заведения. Кто ж знал, что оно все вот так обернется.
- Джек. Можно на «ты», - подпираешь голову рукой и внимательно смотришь девушке в глаза, слегка улыбаясь; черт, ладно, все-таки берешь сигарету и медленно затягиваешься, - Ты же не местная, да? – хотя кто бы говорил, - И почему же ты уехала из родного города, красавица?
Выдыхаешь слова вперемешку с дымом. Да, ты не директор в офисе и в рот ебал все правила и схемы, по которым проводят собеседования. У тебя свой собственный план, а от работников паба требуются несколько иные качества, чем от прочих шестерок ресторанного бизнеса.

Отредактировано Jack O'Reilly (2015-03-26 09:25:50)

+1

4

Девушка спокойно выдерживает взгляд, она ведь и сама сейчас без всякого стеснения рассматривает мужчину, блуждая взглядом от принта на футболке и снова возвращаясь к лицу. Он и был хозяином заведения, так что от него зависело – она снова уйдет ни с чем или именно в этом пабе найдет себе работу, на которой задержится как можно более продолжительное время. Мэй даже героически выдержала клуб дыма, который плавно долетел до нее, и только поправила, сползшую с плеча, лямку рюкзака. Она не курила, но и видимого раздражения от запаха дыма, не испытывала. Может быть, привыкла еще дома, отец тоже иногда дымил, как паровоз. Нет, как два паровоза. Так что, если со стороны мужчины это было своеобразным испытанием, то она его точно прошла.
- Нет, не курю, - блондинка даже чуть припрыгнула на месте, мысленно надеясь, что это не будет препятствием. Она уже столько всего наслушалась, что не удивилась бы, например, тому, если хозяин этого паба не берет на работу некурящих. В этом была своя логика – человеку некурящему и совсем не переносящему табачный дым будет сложно привыкнуть к такой обстановке. Она улыбнулась, когда мужчина отложил сигарету и отодвинул пепельницу в сторону. – Но это не проблема, я нормально переношу дым.
Единственно, с чем ей придется бороться, так это со своей растерянностью при виде многолюдного зала. Но она рассчитывала на то, что когда познакомиться с остальным персоналом, то сможет справиться с этим. Легче переносить такое, зная, что рядом кто-то есть. Мэй была достаточно общительна для того, чтобы новые знакомства не стали проблемой. Мужчина, будто прочитав ее мысли, представился, и блондинка снова улыбнулась, покивала в знак того, что с радостью сразу перейдет на «ты». Ей вот, например, так легче было воспринимать человека старше себя, проще было общаться. Дальше последовали те самые, стандартные вопросы, первым из которых был интерес к городу, в котором она родилась.
- Лодай, - девушка подняла вверх указательный палец, собираясь, видимо, показать точное направление, в котором он находится, но передумала и опустила руку. На самом деле, она собиралась рассказать, где это, а потом поняла, что это никому нафиг не надо. Это было нормально. – Надоело быть вечной Золушкой для отца и брата, - честно призналась она и пожала плечами. – В большом городе интереснее жить, а там я прозябала бы в отцовской кафешке. Это ведь нормально – стремиться к самостоятельности.
Не будет же она врать, что приехала со светлыми побуждениями. Например, для поступления в колледж. Или потому что гналась за мечтой – стать великой актрисой, певицей и так далее, как это обычно бывало с молодыми девчонками. Да, у нее была мечта – выбраться из «глубинки», а если быть до конца честной – из полной жопы. Она своей мечты добилась, а это уже показатель ее целеустремленности, как-никак. Но этим блондинка хвалилась только мысленно, потому что сейчас все шло не так уж и гладко. Оставалось верить, что это лишь временные трудности.
- Меня устроит любой график! И я могу убираться, и мыть посуду! – будто в порыве отчаяния, Мэй обеими руками схватила мужчину за предплечье, от чего пепел с его сигареты упал на пол и распался на печальную серую горку между их стульями. Девушка проследила за ним и, опомнившись, отпустила руку Джека и добавила как-то смущенно. – Я могу прямо сейчас начать.
На мгновение блондинка отвлеклась на девушку за стойкой, а потом снова посмотрела на мужчину, вложив в свой взгляд максимум просящего выражения. Прям все, на что только была способна. В ее собственном представлении, на его месте, она бы расплакалась и обняла саму себя, незамедлительно приняв на работу.

0

5

Лодай. Это где вообще? Честно признаться, тебе, в общем и целом, положить, откуда конкретно приехала эта малышка, лишь бы, блять, не из Бостона – его что-то слишком много притащилось за тобой в Калифорнию. Чего только стоит это кудрявое недоразумение с глазами испуганного оленя… и с таким же количеством мозгов. Тьфу, хорошо, что младший где-то потерялся и хотя бы сегодня не маячит на горизонте, с ним же никакого терпения не хватит. И нервов. И виски, но последнее уже для тебя. Городок, который называет Мэй, кажется, находится южнее Сакраменто, и кажется, ты проезжал его пару раз, когда мотался в Лос-Анджелес. Маленькое такое селение, неудивительно, что девочка решила перебраться в столицу – ты бы на ее месте свалил бы из той дыры еще до исполнения восемнадцатилетия. Но уехала – молодец, так держать, да и причина тебе по душе гораздо больше, чем мечты о покорении голубого экрана и прочая хуета, которую доводится слушать от приезжих красоток. Тех, которых снимаешь в каком-нибудь клубе за пару бокалов мартини. Эта малышка, похоже, поумнее будет, и это не может не радовать. Пожалуй, ей потребуется больше пары бокалов.
Ха. Да нет, конечно, ты не думаешь о ней, как об объекте сексуального влечения, хотя она, конечно, милая, но в теории, и не сегодня, и вообще, не хочешь и не будешь ты ее трахать, малая слишком. Почти ровесница Робин, сейчас что-то с крайне сосредоточенным видом мешающей по ту сторону стойки. А вдруг влюбится, это ж проблем не оберешься. Нет, нет и еще раз нет, Джеки. Ты слишком ублюдок для такого романтичного возраста. А работу ей ты предложить можешь, с нынешним наплывом клиентов еще одна официантка явно не станет лишней, оплатить труд не проблема, но…
Но для начала надо бы разобраться, что эта крошка из себя представляет. Тебе нужны гарантии и совсем не нужны неприятные сюрпризы в виде доноса в полицейский департамент. Нет, отмажешься, конечно, связи есть, но лучше все-таки без лишнего геморроя. Мало тебе проблем в жизни, что ли?
Киваешь с усмешкой – конечно нормально; делаешь еще одну жадную затяжку, выдыхаешь дым в сторону и поправляешь очки костяшкой пальца. Девочка кажется тебе милой и сравнительно безобидной, во всяком случае, на первый взгляд. На копа под прикрытием явно не тянет, да и это было бы крайне тупо – подсылать к тебе работницу, а не просто партнершу. Если бы ты себя ловил, ты бы ловил на женские прелести, а тут что? Маленькая провинциальная прелестница. Пробить ее по своим каналам не помешает, но это можно сделать и после того, как вы придете к соглашению. От финала собеседования вас отделяют всего несколько вопросов, и ты собираешься было задать один из них, когда Мэй вдруг вцепляется в твое предплечье.
От неожиданности ты почти вздрагиваешь, пепел сыпется на пол, но это не особенно важно – приберут. А вот такое поведение кажется тебе необычным, даже странным. Девочке так нужна работа? Смотришь на ее пальцы, сомкнувшиеся вокруг твоей татуированной руки, потом в глаза, и слегка приподнимаешь брови, озвучивая немой вопрос. «Что, блять?» - примерно так, ты не злишься на подобное резкое нарушение зоны твоего комфорта, но это все-таки не тянет на приятный сюрприз. Похоже, она правда в отчаянии, или искусно его изображает, но если ей так уж нужен источник заработка, почему до сих пор не пошла в какой-нибудь клуб, ублажать тамошних посетителей. Неужели принципиальная? Это плохо. Это нужно сразу выяснить
Кажется, девонька все-таки соображает, что трогает тебя, и ее пальцы соскальзывают по выбитым на коже языкам пламени, по тонкому вертикальному шраму, и через секунду она снова сидит ровно, выглядит смущенно, настолько, что ты, выждав пару мгновений, вдруг заходишься негромким, прерывистым смехом. Черт, и откуда на твою голову такая юная, неиспорченная прелесть? Нашла, с кем связываться, конечно, умница. Еще и смотрит на тебя теперь, как тот хренов кот из мультика про толстую зеленую поебень – не помнишь названия (ни кота, ни поебени, ни мультика), потому что смотрел его будучи ужратым в компании… вот, не помнишь даже, кого. Наверное, это была Винни, потому что кто ж еще развел бы тебя на такую ерунду, воспользовавшись количеством алкоголя в крови и неумением в таком состоянии сказать «нет». Но взгляд помнишь, и вот сейчас точь-в-точь такой же: видимо, Мэй пытается развести тебя на жалость, откуда ей знать, что с тобой такие штуки не работают.
- Погоди, не суетись, - смех затухает почти сразу, сменяясь на кривую усмешку, - У тебя бывали, - делаешь вдох сквозь сигарету, - проблемы с законом? Алкоголь? Наркотики?
Выдыхаешь. Конечно же нет, достаточно просто посмотреть на ее мордашку, чтобы понять, что девонька не из тех, кто вечно влипает по уши во всякое дерьмо. Косишься на Робин, тихо хмыкаешь и делаешь еще затяжку, до фильтра, чтобы потом ткнуть сигаретой в пепельницу, безжалостно туша еще тлеющий огонек. На самом деле, ни условный и настоящий сроки, ни проблемы с алкоголем, ни наркомания не могут стать причиной, по которой ты откажешь в приеме на работу. В конце концов, у тебя полный набор вредных привычек, и не тебе кого-то осуждать. Ты вообще с удовольствием раскуришь косячок и выпьешь с любым из своих ребят, потому что, да, не паришься насчет всякой субординации.
- Любой график – это шикарно, милая, – тон звучит совершенно буднично, но глаза сужаются, взгляд становится пристальным и цепким, - Но видишь, ты такая очаровательная девонька, и я ничуть не сомневаюсь в твоих профессиональных навыках, - хотя, наверное, с поиском работы почему-то все-таки трабблы, иначе бы она так в тебя не вцеплялась, - А клиенты тут бывают разные, и если что-то случается – оно обычно не выходит из этих стен.
Делаешь глоток уже остывшего кофе, морщишься и тянешь из пачки еще одну сигарету, в очередной раз посылая нахер все правила здорового образа жизни. Доиграешься ведь, Джеки, заработаешь язву.
- Понимаешь, о чем я? – хмыкаешь, зажимаешь фильтр губами и щелкаешь металлической крышечкой зажигалки.

Отредактировано Jack O'Reilly (2015-03-26 20:01:27)

+2

6

Мэй снова перевела взгляд на мужчину, наблюдая за тем, как он забавляется над ней, что ее совершенно не задевало. Блондинка сама была в курсе, что иногда перегибает палку со своими выпадами и все реагировали по-разному – кто-то негативно, а кто-то вот так, позитивно. Она и сама немного  оживилась, осмотрелась по сторонам, чтобы убедиться, что никто не обращает на них особого внимания. Смех мужчины прекращается, но теперь он смотрит с усмешкой, а ей после озвученных им вопросов, хочется спросить «Ты это серьезно? Посмотри на меня». Но она, естественно, этого не спрашивает и лишь неопределенно пожимает плечами:
- Ничего серьезного, - ведь, поездка с пьяными подругами сразу после выпускного, когда их поймал «дядя-коп», который знал с пеленок каждую из них, не в счет, да? – У меня нет никаких зависимостей, - подтвердила она уже вслух мысли Джека, то есть ответила на его вопрос о наркотиках и алкоголе. – И я здорова.
На этом моменте можно было уже задуматься, насколько скучна была ее жизнь в родном городе. Не то чтобы Мэй была  падка на приключения и жаждала их в полной мере, она скорее любила наблюдать за приключениями других, но, черт побери… ей ведь всего девятнадцать и в старости вспомнить будет нечего. Может, именно это толкнуло ее на отъезд? Или в большей мере засчитывалась именно эта причина.
Дальнейшие рассуждения Джека сначала показались ей странными, и смысл их не сразу дошел до девушки. Что такого могло происходить в обычном пабе, что нужно было держать в секрете? Странно, да, но желания подняться и уйти, это предупреждение у нее не вызвало.  Возможно, он говорил о драках-разборках. Это же очевидные вещи. Паб – алкоголь – мордобой. Но что-то подсказывало девушке, что речь идет не только о драках. Ведь на такие случаи существует охрана или копы, тут уж никаких секретов быть не может. Речь шла о чем-то совершенно другом, о чем конкретно, сейчас ей даже не хотелось знать. Девушка сначала неуверенно покивала, посмотрела на мужчину, сидящего напротив, и выдохнула:
- Если обычно что-то не выходит из этих стен, то значит, так оно и должно быть. Значит, так оно и будет впредь. Я понимаю.
У ее, случайно найденной, соседки по квартире с поисками было так же - с переменным успехом. Лилиан, вроде, что-то нашла, но явно не испытывала восторга от найденного места. Мэй не хотела так работать, не хотела с отвращением думать каждое утро, что снова придется идти на работу. Так было, когда она работала у отца, и ей этого хватило с лихвой. Потому что круглыми сутками ее окружали одни и те же лица, ничего не менялось. Да, в пабе она точно немного выиграет, но это новое место и оно находится в большом городе. Ей нужны были деньги, а это был не худший вариант из тех, что ей пришлось рассмотреть. Конечно, накопленных ею денег хватит еще на пару месяцев спокойного существования, но это не означало, что можно было сидеть сиднем и ждать, когда они закончатся. Здесь, в Сакраменто, она могла полагаться только на себя, она ведь даже еще не звонила отцу, а ведь пообещала сразу, как только устроится.
В общем, на данный момент она уяснила уже две вещи: нельзя болтать о работе за ее пределами и нельзя трогать Джека руками, он это ясно дал понять одним только взглядом. Первое, по ее мнению, было совершенно нормальным желанием хозяина паба, а на второе можно было спокойно не обращать внимания, просто не забывать об этом.

+3

7

- Ну хоть кто-то не будет тырить алкоголь из бара, - усмехаешься и косишься на Робин, стоящую к тебе спиной, иначе бы эта заноза наверняка скорчила рожу. Ничуть не лукавишь, это стало уже своеобразной традицией у работников, и ты, в общем, не сердишься на них, только материшься и изредка угрожаешь пристрелить следующего, кто попадется. Но при этом сам же с удовольствием можешь вытащить из-за стойки бутылку виски, чтобы распить ее на пару с Тимом, одним из барменов. Ты не любишь правила, а вот виски любишь, и вполне поддерживаешь подобные убеждения «своей команды».
Нет, какая она все-таки очаровательная, а. Ни проблем с полицией, ни алкоголя, ни наркотиков, ни даже сигарет – кажется, девочка чиста, как дева Мария, не меньше. Еще и принципиальная, раз не пошла ни в один из ночных клубов, поди еще и девственница. Ты вот ни разу не удивишься, если дело обстоит именно так. Ну просто цветочек на фоне твоего окружения, которое, впрочем, ты сам себе подбирал. И пусть это уже не бостонские мелкие банды, все равно встретить подобное невинное создание кажется чем-то сродни чуду. Ты представляешь ее, работающей у тебя? Работающей на тебя? Это обещает быть забавным, и ты даже не знаешь, хочешь ли испортить девоньку сам, или понаблюдаешь, как это сделают другие. Если сделают – она может быть крепким орешком, и это вдвойне интереснее. Хэй, да ты стареешь, Джеки, раз перешел из действующих лиц в наблюдатели?
Пока она говорит, окидываешь взглядом помещение, зону своего безраздельного владения, и слегка щуришься от разъедающего глаза дыма твоей же сигареты. Паб, конечно, не тянет на притон, на какое-нибудь злачное местечко, полутемное, с постоянными клиентами в виде пары местных пропоиц и вечной грязью по углам. Когда ты открывал его, то думал, что он будет только прикрытием, мелким бизнесом, чтобы ни у кого не возникло желания удивляться, на какие шиши твоя ирландская морда вообще выживает в столице Калифорнии. Но из тихого заведения «для своих» паб перерос в популярное, мать его, место в этом чертовом городе. Как так получилось – не имеешь ни малейшего понятия, но тебе это нравится. Обычно здесь людно, накурено и уютно, именно в том понимании, какое ты вкладываешь в это слово. И, судя по популярности, не ты один.
Делаешь паузу длиной в несколько затяжек, задумчиво смотришь на девоньку через стекла очков. Кажется, она не сразу понимает, о чем ты пытаешься ее предупредить, и это неудивительно, при такой отдаленности от мира криминала. Но это даже на руку, значит, ее проблемы тебе решать не придется, во всяком случае, пока Мэй не освоится в городе и не вляпается в какое-нибудь дерьмо. Почему ты думаешь, что придется с ней возиться? Чуйка, наверное. Хорошенькие девочки обязательно попадают в плохие компании, а вот сейчас, например, даже устраиваются на работу. Ты, как человек-оркестр, сам по себе плохая компания, и мама этой потенциальной официантки наверняка говорила ей не водиться с такими дяденьками. Что ж, большой город вносит свои коррективы в воспитание.
Переводишь взгляд на блондиночку и коротко смеешься, кивая. Надеешься, что до нее все-таки дошло, и во всех (опять же, надеешься) смыслах светлая голова уловила суть.
- Умница, - выдыхаешь вместе с облаком дыма и снова впиваешься взглядом в хорошенькое личико напротив; где-то на заднем плане тихо звякает дверной колокольчик, прорываясь сквозь неторопливую ирландскую мелодию фоновой музыки, - Паб работает с полудня до шести утра, по праздникам – пока не уйдет последний алкаш. Обычно это означает, что круглосуточно, потому что их хуй выгонишь…
Делаешь рукой с зажатой в пальцах сигаретой невнятный жест в адрес присутствующих и стряхиваешь пепел в темно-зеленое блюдце-пепельницу, криво улыбаясь.
- Где-то здесь… - хочешь сказать, что где-то здесь ходит охеренно красивая леди по имени Ши, и вот ей-то как раз нужно будет показать всякую хуйню типа документов, но не успеваешь закончить предложение. На плечо вдруг опускается чья-то ладонь, и одновременно кто-то отрывисто целует тебя в затылок, так, что голова резко наклоняется вперед от толчка, и ты чуть не роняешь очки на стойку.
Кто-то? Ну конечно, блять, кто ж еще. Усмехаешься, собираясь расплыться в улыбке и обернуться:
- Эрр… ёб твою мать! – эта японская морда тычет тебя в ребра пальцем, и ты предсказуемо дергаешься, быстро разворачиваясь на стуле и пытаясь заехать брату кулаком в солнечное сплетение, но он разумно отступает на шаг. Скотина узкоглазая. И стоит еще, лыбится, так, что ты, вместо того, чтобы обложить его матом, не выдерживаешь и смеешься.
- Придурок, блять. Я тут типа работаю, - бросаешь беззлобно, с усмешкой, делаешь затяжку и оставляешь сигарету в пепельнице, стаскивая очки и водя стеклами туда-сюда по груди, - Не пугайся, красавица, это просто мой брат, - уже обращаешься к Мэй и подмигиваешь ей, вновь водружая совершенно бесполезный аксессуар на нос, - Никогда не делай так, как он: не подкрадывайся ко мне сзади, даже если хочешь поцеловать, я бываю немного нервным.
Пожалуй, пора заканчивать с собеседованием: если Эррол пришел по делу, то оно определенно будет интереснее, чем трепаться ни о чем. С другой стороны, не откажешься посидеть в компании брата и новенькой девочки, заодно присмотришься к ней получше.

Отредактировано Jack O'Reilly (2015-04-08 11:49:59)

+3

8

*ВВ
- Я тоже рад тебя видеть, - весело бросает Эррол, пока брат бубнит и возмущается.
Он широко улыбается и переводит взгляд с Джека на девушку, сидящую рядом с ним. Трудится в поте лица, конечно. Как О`Рейли работает Шиноде было известно не один год. И похоже, что ключевым словом в услышанном все-таки было «типа». Действительно занятым работой его видеть приходилось, но не в пабе и не на студии. К счастью, правда, сейчас обстоятельства не располагали к его реальной работе, но все же пусть все называет своими именами. Например, сейчас для описания происходящего почти наверняка подойдет что-то типа «я снова пинаю хуи». И хотя Эрр в этом не до конца уверен, но все-таки мог бы поспорить, что оказался как всегда прав.
И вот же ирландский ловелас – наверняка только недавно проснулся, а уже сидит за барной стойкой в компании молоденькой красотки. Ну конечно, стоило ли наивно надеяться, что брата удастся застать в одиночестве.
- Не ври мне. Какая работа в компании очаровательной девушки? – интонация звучит полувопросительно и шутливо, вопрос все-таки больше тянет на риторический. Эрр слушает следующие реплики брата и одновременно с этим подходит ближе, кладет согнутую в локте руку ему на плечо и продолжает, довольно улыбаясь, наблюдать за происходящим.
Только сейчас он замечает, что барной стойкой сегодня суетится Робин, одновременно с этим девушка поворачивается и видит его самого, подходить ближе, чтобы поздороваться, она не спешит, остается на месте и кивает, произносит какое-то приветствие, которое теряется в шуме и доносится до японца только обрывком. Эрр коротко машет ей в ответ, а потом жестом указывает на кофемашину, девушка снова кивает и уже направляется делать эспрессо.
В этот момент Джек заканчивает впаривать светловолосой собеседнице о том, что «немного нервный», и Шинода весело хмыкает его словам.
- Да, самую малость, - с издевкой в голосе произносит он и косится на ирландца, а после этого переводит взгляд и внимание на незнакомку, - А просто брата зовут Эррол, - он едва заметно приподнимает брови и протягивает девчушке руку для того, чтобы закрепить знакомство жестом.
За мягким рукопожатием следует фраза, говорящая о том, что знакомство ему приятно.
Шинода продолжает сиять и улыбаться. Сегодня отличный день, а вместе с тем прекрасное настроение. Дела складываются лучшим образом, планы на остаток дня обещают все только улучшить, и даже работа не перестает радовать, причем как студия, так и дело, связанное с оружием.
- К слову о работе, - он рефлекторно щелкает пальцами, тем самым привлекая внимание Джека, - Ты мне сегодня будешь нужен, - поворачивает руку для того, чтобы рассмотреть циферблат часов и немного лучше сориентироваться во времени, - У меня в пять вечера встреча, и было бы отлично, если ты смог поприсутствовать. Освободишься к тому времени?
Радует, что кому-кому, а брату ненужно ничего разжевывать и объяснять. Не надо тратить сил на бросание намеков или просить поговорить наедине. Если ирландец действительно будет незанят и согласиться, то пару-тройку деталей встречи можно будет разъяснить по дороге, но в целом он все должен уловить с первых, уже произнесенных, слов. А самое главное, что ему должно быть сразу понятно, что дело касаются не судии, хотя и из-за подобных пустяков его тоже иногда приходилось дергать, все-таки мнение касательно групп тоже иногда бывает полезным, но это случается реже и точно не сегодня.
- Ну так, что скажешь? – Эрр вопросительно смотрит на брата, а в этот момент Робин приносит чашку с кофе, - Спасибо, - говорит он уже девушке и подтягивает посудину к себе.
- И да, - взмахивает рукой, будто отгоняя от себя собственные мысли, - Я, наверное, свалю, чтоб вам не мешать, - Шинода обращается сразу и к девушку, и к брату, а потом хмыкает, треплет ирландца по затылку, и произносит реплику в сторону блондиночки, - Он, конечно, нервный и придурок, но может быть милым, если научиться с ним общаться. Да, Робин? – он замечает, что бармен околачивается рядом и явно слышит беседу, кивает в её сторону и получает в ответ полное скепсиса мычание.

+3

9

Мэй все это время пялилась на мужчину, сидящего напротив, то разглядывая цветные языки пламени на его руках, то через сизые клубы табачного дыма и очки, заглядывая ему в глаза. Она плохо разбиралась в людях, но ей нравился спокойный и уверенный взгляд Джека, пусть даже он откровенно смеялся над ней при этом. Кажется, ее ответ на предупреждения показался ему вполне сносным, потому что мужчина не заострил на нем внимания. Ее это  полностью устраивало.
- А…, - когда речь зашла о графике, Мэй хотела было спросить, кто ее будет менять с таким режимом, но не успела. К ним подошел, судя по произошедшему, знакомый Джека. За развернувшейся сценой Мэй наблюдала с улыбкой до ушей, оставалось только еще похлопать в ладоши и радостно попрыгать на стуле, демонстрируя восторг от реакции хозяина паба. Впрочем, Джек тут же пояснил, что, оказывается, это его брат, и они так друг друга поприветствовали, но вот ей не стоит так делать. Блондинка и не рискнула бы после того, что увидела – то, как его брат избежал удара только благодаря тому, что отступил в сторону. Вообще-то, трудно было подумать, что они могли быть братьями, потому что были совершенно разные. Внешнего сходства Мэй совсем не заметила, но это было уже не ее делом.
Блондинка даже немного теряется из-за того, что на нее обращают внимание и от того, что Эрр представляется ей. Разве можно не обращать внимание на такое отношение? Ей нравится эта обстановка и из-за окружающих начинает казаться, что она их всех уже давно знает. Конечно же, это просто впечатление и Мэй это понимает. В таком большом городе, ей просто повезло наткнуться на паб Джека, она ведь могла наплевать на все и пропустить еще один автобус, но не сделала этого. Появись она завтра, не факт, что место все еще было бы свободным.
- Мэй, - в ответ представилась блондинка, пожимая широкую ладонь. Она тоже улыбается в ответ, потому что улыбка Эрра оказывается заразительной. Хотя, не только улыбка, но и то, что он сыплет комплиментами. Удивительно, что Мэй еще не сидела вся красная, как помидор, просто не могла выдавить из себя ни слова. – И мне приятно.
За диалогом братьев она следила уже с любопытством. Взгляд девушки блуждал теперь от Эррола к Джеку и обратно. Наверное, нужно было сказать им, что она не собирается мешать  их разговору и быстренько скроется с глаз при необходимости, просто у нее остались вопросы, и лучше было дождаться ответа самого Джека.
- Обязательно научусь, - заверила она Эрра и снова улыбнулась, вместе с ним оборачиваясь на бармена – такую же, как она, не высокую брюнетку, примерно ее же возраста. Робин, значит. У них еще будет время познакомиться. А пока нужно было успеть с вопросами, Джек ведь еще ее никуда не отправил, чтобы заняться своими делами. – А что с моим графиком? – Мэй вопросительно уставилась на мужчину. – Я буду работать днем или ночью?
Мэй не была «жаворонком», но все-таки для ночных смен ей не помешал бы моральный настрой и преждевременная подготовка. В смысле, дневной сон, чтобы не выглядеть на работе размазней.
- Мне, вообще-то, без разницы, но не помешает уточнить. Я могу начать прямо сейчас, если нужно, - планов на остаток вечера у нее все равно не было, а вечера было бы достаточно, чтобы выучить ассортимент паба. – Могу даже остаться допоздна.
Все равно отправиться на прогулку вечером, в одиночестве, она бы не решилась, а дома ее ждало единственное занятие – чтение, которым она могла заняться в свободное время. Знакомых ведь у нее тоже пока не было, кроме, соседки по квартире, которая как раз где-то пропадала вечерами. Мэй догадывалась, что та решила со всей силы насладиться всеми прелестями жизни в большом городе и не лезла с вопросами. В конце концов, у Лилиан своя голова была на плечах, а Мэй вряд ли пошла бы роль «строгой мамочки». В общем, ничего общего, кроме жилплощади у них не было и не ожидалось, ввиду различий характеров, да блондинка и не рассчитывала ни на какую дружбу.

+1

10

Конечно, Эррол знает тебя лучше многих…да что там, лучше всех людей, живущих или когда-либо живших на этой гребаной земле, и он знает, насколько ты охоч до женского пола. Насколько часто вот так, сидя у собственной барной стойки, склеиваешь очередную красотку, чтобы мягко и ненавязчиво развести на секс. Обычно это, правда, случается ближе к вечеру, и непременно присутствует алкоголь, недвусмысленные намеки, взгляды, случайные касания и прочая банальная херня, которая, тем не менее, всегда действенна. Но это ж не значит, что ты у бара можешь только уговаривать девушку потрахаться, в самом-то деле! Ты, на минутку, еще и владелец заведения, не только его нахальное лицо.
А девочку, кажется, всерьез радует ваше взаимодействие: краем глаза отмечаешь счастливую улыбку от уха до уха, и ухмыляешься в ответ. Она впишется в команду, она определенно впишется, даже без алкоголя и пристрастия к наркоте, потому что паб – это, в первую очередь, место для веселья. Жаль, что блондиночка пришла после дня святого Патрика, ей определенно было бы, на что посмотреть, но успеется. Все-таки шумные вечеринки здесь случаются чаще перестрелок.
Брат облокачивается на твое плечо и встревает в диалог – игнорируешь и то, и другое. Первое кажется настолько привычным, что даже не фиксируется сознанием, а второе… Что ж, если ты не думаешь о том, чтобы рассматривать малышку в качестве потенциальной партнерши, никто не говорит, что Эрр с тобой согласен. Ты вообще скорее удивишься, если он не сделает в ее сторону ни одного поползновения, и тут уже неважно, будет тому причиной симпатия к Мэй лично или желание слегка ковырнуть твое самолюбие. Нормальная ситуация для Эррола в хорошем настроении, а оно у него, похоже, уже где-то за пределами добра и зла. Вон, довольная какая рожа, так и хочется врезать разок. Любя, по-братски. Кулаком.
Но прежде, чем ты успеваешь вернуться к прерванному инструктажу, или, например, двинуть локтем в бок брату, он щелкает пальцами и произносит совершенно магическую по своему действию фразу, которая мгновенно переключает твое внимание. Не так, чтобы ты забыл о незаконченном разговоре и сидящей рядом прелестной наивной девоньке – о ней ты вряд ли вообще забудешь, и, скорее всего, даже станешь незаметно наблюдать за ее работой. Во-первых, чтобы увериться, что ей можно доверять, а во-вторых… Такие экземпляры попадаются слишком редко, чтобы упускать возможность изучить их поближе. Но все это будет потом, а пока Эррол говорит «встреча», и где-то в глубине твоих глаз в этот момент определенно вспыхивают огоньки интереса пополам с весельем. Косишься на часы на запястье брата, задумчиво щуришься и довольно хмыкаешь:
- Без вопросов, я в деле. Мы почти закончили, правда, милая? – тонкие губы растягиваются в улыбку, которая вполне сойдет за дружелюбную, разворачиваешься к Мэй, слыша ее вопросы, - Насчет графика тебе надо будет переговорить с Ши, это администратор, такая… внеземной красоты женщина, которая куда-то съебалась не вовремя, - слегка киваешь на стоящую на стойке чашку эспрессо, - Ты, может, выпьешь чего, сок там? Да не стесняйся, я не укушу. Посидим втроем, как раз время скоротаем, а к работе позже приступишь, завтра, если что, или когда тебе там удобнее.
Усмехаешься сквозь кашель, поднимаешь остаток сигареты в пальцы и затягиваешься, пожирая пламенем последние крохи табака. Но это спокойствие обманчиво: тебе неплохо удается совмещать хотя бы относительную серьезность с веселой ебанутостью, совершенно нехарактерной ни для твоего возраста, ни для рода занятий. Настоящего рода занятий. Пожалуй, к таким представлениям малышке тоже придется привыкать. Потому что это ты.
И возмездие брату – святое, бля, и какая разница, что вам далеко за тридцать? Локоть бьет Шиноду под дых, а ты невозмутимо делаешь затяжку, тушишь окурок в пепельнице, издавая короткий, довольный смешок, и все-таки поясняешь:
- Потому что прекрати пугать девочку мной, бля, у нас тут со-бе-се-до-ва-ни-е, а не какая-нибудь херня. Да, я работаю, - издевательски делаешь упор на последнее слово, - И если по твоей вине лишусь официантки, будешь сам тарелки таскать. Я даже куплю тебе фартук и ебаный чепчик…
Конечно, ты шутишь. Ты знаешь, вернее, почти уверен, что блондиночка никуда не денется, потому что ей слишком, до неприличия сильно нужна эта работа, и если уж ее не напугал намек на некоторые события, которые могут происходить в пабе – не напугает и твой характер. И график. И вообще что-либо.

Отредактировано Jack O'Reilly (2015-03-29 11:24:50)

+2

11

Ну вот, девочка теперь тоже улыбается. Так гораздо лучше, а то выглядит какой-то слишком серьезной и загруженной, и это в ирландском пабе, пускай она даже пришла сюда не отдыхать, все равно непорядок. Хотя если быть честным, то дело действительно не в месте её нахождения, а в отличном настроении Шиноды, которое он, в самом деле, привык не держать в себе, а выплескивать на окружающих шутками, да и просто рассеиванием лучей счастья. Если для одних людей действовало правило «у тебя плохое настроение – испорть его окружающим», то японец обычно шел в противоположном направлении – если сам пребывал в хорошем расположении духа, то пытался захлестнуть окружающих той же волной.
И эта особенность обычно работала даже с Джеком, эмоциональное состояние которого вообще вряд ли могло контролировать хоть что-то в этом мире, даже он сам. Вот только в случае с ним были свои, так сказать, побочные эффекты. Веселый Джек – это Джек, распускающий руки. И если с дамами это работало одним образом, то на брата распространялось немного по-другому, а именно так как сейчас - ударом под дых.
- Мудак ирландский, - Эррол произносит слова сдавленно, одновременно с этим глухо и коротко откашливаясь; он называет брата даже слишком ласково и сдержанно для ситуации, а в ответ только со средней силой бьет по плечу. Если сейчас не свести подобные подначивания на нет, то пташка Мэй станет случайной свидетельницей шуточной братской драки, такой которая хоть и не должна происходить между взрослыми мужчинами, но все-таки является привычной для Шиноды и О`Рейли. Идиотизм и не формат, но что поделать, когда речь идет о родстве.
- Я в шоке, но уже действительно понял, что ты в кои-то веки работаешь, - и понятное дело, что прозрение не наступило из-за удара, ясность происходящему перед этим добавил разговор Джека и девчушки о графике работы, - Только вот я тоже никого не пугал, - мужчина отговаривается и садиться на соседний с братом барный стул, - Сам, смотри, нагрузил её так, что Мэй сидела мрачная. Кстати, - он добродушно ухмыляется, снова переключаясь на блондиночку, - Будет в самом деле пугать – обращайся ко мне. И даже не думай уходить, тут хорошо, тебе должно понравится.
Конечно, поводом для слов не становятся шуточные угрозы ирландца подрядить на общественно полезные работы в пабе, просто включается привычная доброжелательность. Хорошая же, похоже, девочка, зачем бару терять такую прелесть. И пускай Шинода знаком с ней всего пару минут, он может быть уверен в предположении, ведь уже слишком давно работает с людьми для того, чтобы ошибаться в первом впечатлении. Вернее, ошибки возможны, но не в таких же пустяковых ситуациях.
- Оставайся с нами, - после короткой паузы добавляет Эррол, обводя жестом помещение паба, и довольно щурится. Приглашение касается, как постоянной работы, так и предложения, выдвинутого Джеком, посидеть втроем до их отъезда. Правда, ведь неплохая идея; все-равно придется коротать время, а так будет бонус в виде новой компании. И времени достаточно – ехать недалеко, а значит, пока можно расслабится.
Эрр снимает куртку, перекидывает её через спинку стула и сразу после этого достает из кармана пачку сигарет с зажигалкой, тратит не более пяти секунд для того, чтобы закурить. Он медленно пускает сигаретный дым в без того прокуренный воздух. Может быть, в понимании светловолосой девчушки паб все же не дотянет до места, где хорошо, но он высказал свое реальное мнение – брат сделал шикарное заведение для отдыха, не зря оно стало так популярно среди горожан. За работой здесь тоже не соскучишься - постоянно мелькают толпы, среди которых встречаются интересные люди, а иногда реальные фрики, как, например, татуированный под зомби друг Джека. И движение в стенах заведения практически не прекращается, тут постоянно что-то происходит.
Шинода делает глоток из своей чашки и с улыбкой в очередной раз отмечает, что пиво у брата все-таки лучше, чем кофе. Оно не странно, не в кофейне ведь, но сорт зерен стоило бы поменять. Нужно будет как-то напомнить ирландцу, а заодно поддержать репутацию доебистого японца.

+2

12

Мэй уже успела вытянуться стрункой, усевшись, как та школьница-пятерочница, готовая впитывать в себя информацию, как губка, но при этом довольно улыбаясь. Будто кто-то зацепил уголки рта и закрепил за ушами, чтобы не вздумала делать серьезную мину. Ей действительно приятны были эти люди и поза «палкой» периодически менялась, указывая на то, что на одном месте девушке оставаться было уже сложновато, а всему виной были эмоции.
Джек тоже вот улыбается и объясняет ей, что по поводу нюансов она должна обратиться к его помощнице и блондинка невольно осматривает зал в поисках упомянутой женщины внеземной красоты, но пока что нигде ее не обнаруживает, поэтому поворачивается к хозяину паба и согласно кивает на предложение о соке:
- Да, можно сок, - ей ни сколько пить хочется, сколько першит в горле от табачного дыма. Сама Мэй уже сбилась со счета выкуренных Джеком сигарет, да она и не следила особо за этим, просто наблюдала и мысленно ужасалась. – Мне удобно завтра. Я точно не помешаю?
У Мэй сложилось двоякое ощущение, что она мешает разговору, но при этом братья, кажется, совершенно не против ее присутствия. Не то, чтобы девушка развесила уши и впитывала информацию, ничего существенного  они не обсуждали, но при этом она чувствовала себя не в своей тарелке. Хотя, длилось это не долго. Когда Джек в очередной раз заехал Эрролу, Мэй об этом забыла и рассмеялась, одновременно представляя внушительных размеров небритого мужчину в белом передничке и кучей грязной посуды на подносе. Картинка выходила та еще, поэтому трудно было сдержаться от смеха.
Девушка успокаивается только тогда, когда Эрр снова обращается к ней, и садится в пол оборота к стойке, чтобы удобнее было разговаривать. Так она будет видеть обоих.
- Я не мрачная, не правда, -  она смотрит на мужчину с упреком, но при этом улыбаясь,  и склоняет голову, а потом переводит взгляд на Джека. – Нет, он не будет меня обижать. Разве он может?
Мэй не была настолько наивна, конечно, просто сейчас не было причин для таких беспокойств. Да и к тому же, весь этот разговор проходил в шутливой форме и  ответила она также. Ей очень даже нравилась такая манера, если учесть, что она вполне готова была к отношениям «работодатель-работник» и никак не думала о таком неожиданно теплом приеме. Похоже, она нашла, как говорится, то, что ей нужно было. Теперь уже страшно было вспомнить о том, что она могла не прийти сюда.
- Но, если что, то я сразу к тебе, - пообещала она с наигранно серьезным выражением лица, но не сдержалась и улыбнулась. – Мне ведь больше и не к кому, если даже Джек меня напугает. Так что, это вам не шутки.
Через какое-то время можно будет задуматься о том, чтобы перебраться чуть поближе к пабу, когда она немного приработается здесь и если все будет нормально. Мэй никогда не была ленивой, так что вряд ли ее обвинят в плохой работе, а больше причин для увольнения и не могло быть. Хотя, это уже время покажет. Пока же девушка наслаждалась вниманием братьев и, кажется, в какой-то момент перестала думать и о табачном дыме, и о том недалеком будущем, когда ей придется в особо шумные вечера обслуживать подвыпивших клиентов.
Блондинка облокотилась о стойку, изредка поглядывая на посетителей, но в основном наблюдая за братьями. У нее со старшим братом никогда не было таких отношений. Конечно, он иногда возился с ней, но когда Мэй была еще маленькой. Да и то, когда его заставлял отец. И, глядя на такое родственное отношение друг другу, Мэй не просто стыдно было говорить об этом, даже вспоминать не хотелось.

+2

13

Между прочим, «мудак» - это он ласково. Да, вот такие высокие отношения, и, кажется, к тридцати пяти (а этой японской морде так вообще все тридцать шесть), высота ваших отношений только увеличивается в геометрической прогрессии. Лет в пятнадцать ты бы искренне и от всей души обиделся на подобное оскорбление, еще бы и в морду, наверняка, дал. Тоже от души. К двадцати на смену обидам пришло выработанное, демонстративное безразличие и посылание нахуй, а сейчас… да, черт побери, сейчас это даже не оскорбление, а что-то среднее между комплиментом и нежным обращением, принятым в семье. Мудак так мудак, ты, в общем-то, и не споришь, и даже почти не реагируешь на ответный удар, только выплевываешь сквозь зубы какое-то беззлобное ругательство и трешь занывшее плечо. На самом деле, тебе ничего не стоит сейчас развернуться и дать брату сдачи, но вы оба отлично понимаете, чем это может закончиться, если действительно войдете в раж. Кто-нибудь кого-нибудь уронит на пол, кто-нибудь кому-нибудь что-нибудь случайно разобьет, а потом вы будете ржать, как припадочные, мешая друг другу подняться. Кажется, некоторые завсегдатаи паба даже были свидетелями пары подобных братских драк, и никто особенно не удивился - на то он, черт возьми, и паб, чтобы здесь драться, но Мэй пока человек новый, и ее шокировать ни к чему. Девоньке, пожалуй, и так на сегодня хватит впечатлений. Да и вы трезвы, как стеклышко, для активного рукоприкладства на глазах у публики.
- Роб, будь умницей, сделай сок из… чего-нибудь, че у тебя там есть, - невнятно машешь рукой, обращаясь к бармену, и поворачиваешься обратно к сидящей рядом девушке, расплываясь в улыбке, - Не помешаешь, милая, о чем речь?
Вы в любом случае не станете обсуждать дела, касающиеся оружия, прямо здесь, когда вокруг полно лишних ушей, и, в первую очередь, это ушки двух юных красавиц. Да и вряд ли Эрролу требуется от тебя что-то особенное, отличное от стандартного присутствия в качестве гаранта безопасности и дополнительного контроля качества продукции, тьфубля, какие сложные слова, особенно с утра. И срать ты хотел на то, что «утро» плавно ползет к трем часам дня.
- Э, прекрати мне работников отпугивать, - сейчас было бы неплохо все-таки врезать брату еще разок, но ты чувствуешь, что за следующий удар пьющий кофе Шинода будет мстить особенно жестоко, потому что точно перевернет на себя чашку… хм, а какой заманчивый вариант. Бля, ну нет, Джеки, тебе же не пятнадцать лет, вам ехать скоро! Косишься на эту узкоглазую морду, щуришься, и выбираешь в качестве возмездия более щадящий вариант: быстро, но без лишней суеты выхватываешь из пальцев Эрра пачку сигарет и с такой же отработанной для воровства чужого курева сноровкой вытаскиваешь одну, зажимаешь зубами и подкуриваешь, правда, уже от своей зажигалки. Выпускаешь первое, рваное облако горького дыма, и довольно улыбаешься, впрочем, кажется, ты и не переставал?
- Когда это я кого пугал или обижал? – ну да, это почти правда, когда речь идет о работниках паба; из всех твоим скверным характером прилетает только Тиму, который лезет не в свое дело, и Ши, которая очень уж любит раздраконивать тебя до состояния припадка, а потом судорожно звонить Эрролу, чтобы тот успокаивал разбуженный ею вулкан. Не сомневаешься, что малышка Мэй будет вести себя разумнее, вон, и так все налету схватывает, умница. Она еще даже работать не начала, а ты ей уже доволен. Или это благодушие брата так действует? Потому что ты ощущаешь его жизнерадостность почти физически, Эрр так и светится улыбкой, и она, сука, слишком заразительная, чтобы ее игнорировать.
- Да я вообще невинен и кроток, как овца из ебаной библии, - хрипло смеешься, периодически наполняя легкие дымом – он похож на закуску к твоему смеху, спокойному, не истеричному, не злому, - Как я могу обидеть такую красавицу, мне ж Ши голову оторвет…
Ага, Шейла попытается оторвать, а потом Эррол будет прикручивать ей ее же голову за то, что опять полезла.
Губы изгибаются в усмешке, бросаешь взгляд на Мэй, в упор, а затем снова осматриваешь зал в поисках своего администратора, но, видно, она вышла поговорить по телефону со своей девонькой или что-то в этом роде. И, видно, они опять срутся, иначе бы Ши вернулась к своим обязанностям быстрее.
А брат, между тем, определенно входит в доверие к блондиночке, вон, она уже заочно принимает его помощь, пусть и в шутку. Ухмыляешься: будет забавно, если Эрру что-нибудь перепадет, ты за него даже порадуешься, даже задашь пару вопросов потом, но сам – нет. Не собираешься даже думать о девочке в таком ключе, хотя она, конечно, очень хорошенькая, и вполне себе совершеннолетняя на словах. Робин ставит на стойку стакан какого-то сока с трубочкой, ты придвигаешь его ближе к Мэй, пока она говорит с Шинодой, и мимоходом вслушиваешься в слова, медленно напитывая легкие сигаретной смолой. Вот значит как, идти не к кому. Хм. Это определенно информация к размышлению, если только она правдива, но ты пока повременишь с выводами. Пусть Эрр подбирается к ней ближе, если уж соберется, это тебе будет только на руку, хотя, вне зависимости от тебя, психологический портрет будущей официантки кажется таким идеально-невинным, что даже у тебя самого, даже правдивыми фактами, не поднимается рука его портить. До поры.
- Что, совсем никакого в городе? – прицокиваешь языком и выпускаешь дым колечками – явно развлекаешься, в обычной ситуации ты не шутишь с собственными вредными привычками, давно ставшими образом жизни, - Ну, не переживай: теперь у тебя в знакомых есть настоящий ирландский самурай с катаной! – расплываешься в ехидной улыбке, ощутимо похлопываешь Эрра по щеке и тут же благоразумно спрыгиваешь со стула. Сигарета зажата в углу рта, и очередной кусок пепла, сорвавшись с ее кончика, падает на пол.
- Пойду гляну, что за херня с вентиляцией, - обходишь брата по дуге, довольно ухмыляясь, - Малышка, может, съешь чего? А ты? – протягиваешь руку и мгновенно превращаешь аккуратную прическу Эррола в первобытный хаос, сразу благоразумно делая шаг назад.
Пункт климат-контроля и прочей электронной херни паба, находится возле кухни, так что, тебе в любом случае по пути. А раз уж подобралась компания, ты и сам не прочь позавтракать, хотя еще полчаса назад был настроен весьма скептически. Но что поделать, общество хорошенькой девушки и брата в отличном расположении духа может творить чудеса с твоим совершенно непредсказуемым настроением.

Отредактировано Jack O'Reilly (2015-04-01 20:32:46)

+2

14

К слову о мудаках, Джеки действительно сейчас реагирует на подобного рода «ласковые» словечки спокойнее, чем в годы юности, вернее, даже толком и не реагирует – максимум называет так же ласково в ответ. А ведь раньше он начинал очень забавно психовать, настолько старательно, что Эррола от этих возмущений периодически пробирало на хохот, и даже удар оскорбленного брата по почкам или в лицо не каждый раз останавливал веселье и очередные беззлобные издевки.
Запоздалая ирландская месть в виде украденного курева за все добрые братские слова на этот раз не вызывает никакой реакции у Шиноды. Он только хмыкает, пуская табачный дым, и усмехается. Такое поведение настолько привычно, что лень даже что-то говорить в ответ. Иногда от скуки Эрр может возмутиться или попытаться лишить брата сигареты в ответ, но сейчас это делать слишком лень. Просто спасибо на том, что О`Рейли хотя бы не стал из вредности тырить сигарету со рта у японца, пока тот её прикуривал, за ним сталось бы и такое.
В то время, пока ирландец возится с пачкой, пташка Мэй творит более забавные вещи – пытается убедить Эрра в том, что она совсем не загруженная и делает это с таким видом, что поневоле улыбка на лице становится ещё шире. Вы только посмотрите на эту девочку, на её лице упрек выглядит такой милой гримасой, что автоматически начинаешь представлять, как она будет злиться, и понимаешь, что она действительно донельзя хорошенькая и добродушная. И занесло же её в паб О`Рейли. Интересно, а долго она сможет оставаться такой простой и безобидной, оказавшись под влиянием работников заведения и его посетителей. Кроме всего прочего, девушка спрашивает, может ли Джек обидеть её. Вот же наивная душа.
- Не то чтобы, - Шинода начинает нагло врать девчушке в ответ, чтоб в самом деле не напугать её; Джеки, конечно, способен на многое, не факт, что станет делать, но может, - Но на всякий случай знай, что можешь обратиться ко мне.
Видеть, что Джек срывается на своих работников особо не приходилось, кроме, разве что, Шейлы и Тима, которые попросту соприкасались с ним слишком часто и иногда неосторожно позволяли себе переходить грани дозволенного, но кто знает это ирландского придурка, девочке ведь и вправду когда-то могут понадобится суперспособности Эррола в успокоении брата.
Такое же привычное явление, как стыренная братом сигарета – звонки от Ши и просьбы приехать поскорее и остановить намечающееся смертоубийство. Причем в случае с ней просьбы обычно формулировались без преувеличения. Администратор умела доводить брата буквально до нервного тика, а иногда у нее это получалось с не меньшим талантом и в отношении спокойного Шиноды, когда тот наспех приезжал в паб, чтобы прекратить их истерики. В такие моменты особенно сильно хотелось, чтобы брат притворил свои угрозы в жизнь, а мешать ему желание пропадало, но в итоге все-таки верх брало благоразумие, и девушка оставалась не только жива, но и невредима. Кажется, зря.
А вот и Джеки вспоминает о вспыльчивой девице, делает это уместно - она почти наверняка вступится за красотку в случае чего, но вот только все снова сведется к тому, что разруливать конфликт придется Шиноде.
- Не сомневаюсь, что она оторвет или даже откусит тебе голову, но лучше пусть Мэй сразу маякует мне, чтоб я потом ещё и Ши не выслушивал. Пожалей меня и моё время, овца ты ж наша, - а про Ши это ещё мягко сказано; он издевательски смотрит на брата и смеется, выпуская вместе с воздухом табачный дым, а после отмахивает рукой с зажатой в ней сигаретой и едва слышно прибавляет, - Или волк в овечьей шкуре.
Скорее, все-таки второе, но это неважно.
А вообще фраза о том, что Джек может напугать использовалась невзначай, Шинода даже не думал, что она настолько зацепит собеседников и вдруг разовьется в короткий, но полноценный диалог.
Отпив ещё немного кофе, он кивает девушке и её словам-согласию на помощь, а потом и сам собирается уточнить на тему того, что у нее нет никого в городе (кстати, это она тоже говорит с милой интонацией), но Джеки опережает его вопрос, поэтому мужчина только лишь внимательно слушает.
Слушает до тех самых пор, пока ирландец снова не оживляет свою деятельность и чувство юмора.
Блять. Ирландский самурай с катаной! Двадцать лет знакомы, а брат не устает придумывать новые издевательские фразы, связанные с национальностью Шиноды. Кажется, в этом направлении его фантазия может работать бесконечно долго.
Эррол заходится смехом и подумывает отомстить за то, что его только что нагло похлопали по щеке, но ирландец благоразумно обходит его стороной. Догадливый какой, не зря сделал.
- Сваливаешь, трус? – говорит он сквозь смех, поворачиваясь на стуле к брату, - Прихвати, значит, сэндвич какой-то, побудь хозяюшкой.
Когда О`Рейли дотягивается до него и треплет по волосам, Эрр кривит слегка недовольную гримасу и пытается ухватить его за руку, но мужчина вовремя отдергивает её. Японец произносит тихое, почти усталое «блять», поправляя прическу, и косится на него. И эта херня тоже продолжается на протяжении двадцати лет; Джеки постоянно не дают покоя его волосы. Бритый придурок, даже во время мальчишника, в ночь перед свадьбой умудрился покрасить ему волосы в синий. Зато потом сам ходил с синяком под глазом, а чуть позже и с красной шевелюрой, но это уже другая история.

Отредактировано Errol Shinoda (2015-04-03 04:32:13)

+2

15

Разговор о том, что, еще пока не знакомая Мэй, Ши разрулит любую ситуацию и явно не в пользу братьев, забавляет блондинку, и она снова улыбается, переводя взгляд с Эррола на Джека и обратно. Было весело наблюдать за этой шуточной перепалкой, которую они явно не собирались заканчивать.
Блондинка на секунду ловит внимательный взгляд Джека и вопросительно приподнимает брови, и совсем скоро рядом с ней появляется стакан с соком. Девушка с удовольствием отпила сладкий и прохладный напиток и с удивлением уставилась на мужчину после вопроса о знакомых.
Кажется, она зря заикнулась об этом. Чужой интерес к этому моменту выглядит каким-то подозрительным. Мэй сначала неопределенно повела плечом и отставила стакан на стойку. Очень легко сделаться параноиком в большом городе. Особенно после всех тех предостерегающих напутствий отца, чем может обернуться ее желание уехать из дома. С одной стороны, она понимала, что он просто беспокоится за нее, но с другой, Мэй знала, что отец был категорически против ее отъезда. Он любыми способами пытался ее отговорить, начиная от дорогого жилья и заканчивая мифическими маньяками.
- Есть пара знакомых, - ей этот ответ кажется достаточно расплывчатым, но он был правдой, так что добавить к этому она ничего и не могла. Знакомые эти были, к тому же, из разряда «познакомились и больше никогда не встретились», так что она решила напомнить Джеку, что она приехала из другого города. Приехала совсем недавно, и еще не успела обзавестись ничем более значительным. – Отец с братом в Лодае, а здесь соседка по квартире, которая вечно где-то пропадает. Она собиралась стать певицей, кажется, но нашла себе другую работу.
Мэй не стала уточнять, какую работу нашла ее соседка, особой интонации было достаточно. Наверное, такой поворот событий в жизни молодой девчонки был совсем не удивительным. Многие в погоне за быстрым заработком становились проститутками или стриптизершами. Никто от этого не застрахован. Самой Мэй и подумать было страшно о том, что бы она делала, окажись в безвыходном положении. Ведь она и не зарекалась ни от чего, но сейчас думала, что, скорее всего, сдалась бы и вернулась в гребаный Лодай. Отец бы тихо радовался, она бы вышла замуж за какого-нибудь автомеханика и нарожала ему пятерых детей. Вот, какая-то такая, не радужная картинка появлялась в ее воображении, когда она думала о родном городе.
Если мужчины ожидали какой-то душещипательной истории, то явно были бы разочарованы, но Джек наоборот, почти подбадривающее напомнил ей об Эрроле, добавив к его образу восточных ноток. Эррол в белом переднике и с катаной. Девушка снова рассмеялась, наблюдая за тем, как Джек предусмотрительно обошел брата стороной.
- Да, я бы перекусила, - Мэй с удовольствием согласилась, с утра она тоже обошлась только сэндвичем и кофе, так что отказываться было бы глупо. – Может, я помогу? – девушке было не удобно и действительно хотелось помочь. Все-таки, ее здесь встретили так тепло, и она не хотела выглядеть какой-то потребительницей даже в такой мелочи.
В закусочной отца никогда не было много посетителей, хоть она и стояла у дороги, на окраине. Все друг друга знали, одни и те же лица каждый день, если не считать случайно останавливающихся или путешествующих автостопом. Местные завтракали, кто-то мог и по полдня заседать с книгой или лениво потягивая кофе. Днем, в основном, было пусто. Это время в Лодае ее не радовало еще и тем, что большинство ее подруг, с которыми она училась, уже пристроили себя в жизни. Кто-то уехал учиться в колледж, несколько девчонок выскочили замуж и парочка из них уже тогда имели маленьких детей. Скукотища. Мэй не исключала возможности поступления куда-то, она даже взяла с собой все нужные документы, характеристики и рекомендации, которые ей в этом помогут. Но для начала ей нужна была работа, хоть какая-то стабильность. Уверенность в том, что ей не придется через две недели собирать вещи и отправиться восвояси ни с чем, прихватив лишь разочарование в собственных силах и полнейшем безволии.

Отредактировано May Chapman (2015-04-13 05:50:46)

+2

16

Шинода косится так неодобрительно и выдыхает так устало, что ты тут же расплываешься в довольной улыбке от уха до уха и коротко, торжествующе смеешься. Можно считать месть свершившейся, хотя это далеко не все, что ты мог бы предпринять в целях защиты своей чести, а если откровенно – то просто в целях поржать над братом лишний раз. Святое же дело, если для тебя вообще есть хоть что-то святое, но заебывать Эррола, пожалуй, входит в число ритуалов, соблюдаемых уже долгие годы. И стоило бы постесняться, если не возраста, то хотя бы общества девоньки, которая чуть-чуть – и годилась бы тебе в дочери, но слова «стеснение», кажется, вообще нет в твоем лексиконе в отношении собственной нахальной морды.
Ты не похож на киллера, когда сидишь за стойкой своего паба и клеишь очередную красотку, и уж тем более не тянешь на наемного убийцу в такие моменты, в обществе Эрра. Слишком веселый, слишком придурок, легкий, забавный, простой. По тебе не скажешь, что у тебя проблемы и такой груз прошлого за плечами, что другой бы с ним едва сдвинулся с места. Глядя на тебя, даже умненькая на фоне прочих Мэй вряд ли задумается о том, что ты когда-то был убийцей на службе у государства, а теперь просто сменил профиль, если, конечно, не заметит болтающийся на шее жетон. Ты слишком легкий сейчас, и даже вынужденная серьезность начала вашего «собеседования» рассыпается в пыль под мелодичный смех девушки и громкий хохот брата. Черт, а ведь эта японская морда, по сути своей, мог бы стать идеальным прикрытием, создавая для окружающих иллюзию твоей добродушности, только вот ты привык работать один, и не вмешивать в свои дела никого, особенно близких, а ближе Эррола у тебя никого нет. Ладно, это все лирика – нахуй лирику, когда можно веселиться! И вообще, реальность куда занимательнее мимолетных мыслей, всегда роем мечущихся по твоему пропитому разуму.
Вон, малышка, кажется, слегка напрягается от твоего уточняющего вопроса, видимо, все-таки побаивается. Разумно с ее стороны, даже при условии, что вы с братом совершенно не выглядите как что-то опасное, наоборот – два великовозрастных распиздяя. Ну, во всяком случае, ты: Эрр, вроде как, олицетворяет тут сдержанную, насмешливую усталость от твоих выходок, но ты-то знаешь, что он может дуреть ничуть не хуже и не меньше. Притворщик хренов. Тем не менее, Мэй судит очень здраво, но и ведет себя адекватно – еще один плюс ей в личное дело, от тебя. Вообще ты грешным делом начинаешь радоваться тому, что девонька зашла в твой паб, а не нашла себе другую работу. Это было бы слишком скучно.
Секунду-две борешься с желанием еще раз растрепать брату волосы, но все-таки берешь себя в руки и ограничиваешься легким подзатыльником. Это за «хозяюшку», наверное, а может и просто так.
- Стратегическое отступление, - прямо-таки лучезарно улыбаешься и подмигиваешь Мэй, - Да не, сиди, крошка, я справлюсь. Там без тебя найдутся работники ножа и тостера.
Скрываешься за дверью кухни и неожиданно зависаешь там надолго. Не то чтобы забываешь о том, что тебя ждут, но пока говоришь с поваром, пока тыкаешься в электронное табло климат-контроля, пока съедаешь несколько печенек в форме трехлистного клевера, пока перебрасываешься парой слов с Ши, которая появляется на кухне только чтобы пройти мимо с мрачным видом, забрать из своего закутка сигареты и с глубокомысленным «пиздец!» выйти обратно на задний двор… В общем, проходит около двадцати минут, может, чуть больше. Не думаешь, что Мэй заскучает в компании Шиноды, да и ему будет комфортнее подкатывать к ней в твое отсутствие – постоянные братские тычки, пинки и затрещины вообще мало способствуют раздаче комплиментов хорошеньким девочкам, уж тебе ли не знать. Хотя, к чести вас обоих, стоит признать, что за двадцать лет вы научились справляться со всеми трудностями, которые сами создаете. Себе и друг другу.
Когда ты возвращаешься в зал, дыма, кажется, становится меньше, а вот народу понемногу прибавляется. На часах, похожих на огромный ржавый барометр, который ты спиздил неясно откуда и повесил на стену, стрелки переползают за четыре часа дня, и это предсказуемо увеличивает число посетителей. Ты бы удивился и даже немного обеспокоился бы, будь все иначе, но, к счастью, нерушимая логика популярного заведения столицы Калифорнии продолжает работать, а ты – получать прибыль. Плюхаешь на барную стойку три тарелки с какими-то бургерами, фри и еще какой-то ерундой – даже не особенно смотришь, что именно повар набросал вам на просьбу «пожевать». И как, кстати, ты упер три тарелки за раз, а?
- Изучай меню изнутри, милая, - взбираешься обратно на высокий стул, привычным движением руки поправляешь очки, пододвигаешь тарелку ближе к Мэй, и тут же, почти не оборачиваешь, с невозмутимой быстротой тыришь половину сигареты у брата изо рта. Потому что тебе лень прикуривать и вообще возиться с зажигалками, а от окружающего запаха табака вперемешку с ароматами мяса, кофе, и, кажется, пива, невыносимо хочется курить. Делаешь затяжку и довольно ухмыляешься.
- Встретил Ши, она немного не в духе, - сквозь облако дыма корчишь рожу, должную, видимо, символизировать твоего расстроенного администратора, и шмыгаешь носом, снова расплываясь в улыбке, - Можешь подъехать утром, к одиннадцати, и все обсудить по графику. Если не выпустит тебя работать прямо завтра – смело требуй себе печенье и стакан молока в качестве компенсации. Скажешь – я разрешил.

Отредактировано Jack O'Reilly (2015-04-06 20:40:44)

+2

17

Девочка оказывается неместной. Это многое объясняет.
Шинода мало что знает о Лодайе, но то, что это небольшой городок в Калифорнии - слышал, а отсюда становится немного яснее, почему Мэй не брызжет во все стороны пафосом и лоском большого города, так часто встречающимся у её ровесниц. Кстати, о возрасте. Выглядит она лет на двадцать, и раз брат берет её на работу, то девочка почти наверняка совершеннолетняя, хотя уточнить у Джека не мешало бы, на случай если общение с ней сложится действительно хорошо.
Пташка со слегка настороженным видом щебечет о себе и соседке, а в этот момент Джеки продолжает страдать херней, не находя себе места и отвешивая Эрролу подзатыльник. Вот зря Мэй напрягается после его вопроса, в этом плане ирландский придурок совершенно безопасен, и интересуется он из чистого любопытства, такого же, которое только что заметил в себе Шинода. Его же девочке тоже бояться смысла не имеет, за ярко выраженным добродушием явно нет ложного дна. А вот Джеку, к слову, не мешало бы осторожнее давать брату подзатыльник. Пока ирландец пятится назад, Эрр успевает схватить его за плечо и отплатить оплеухой, несильной, но звонкой.
Братские подколы и перепалки не закончатся никогда, это очевидно. По прошествии двадцати лет тесного общения они немного трансформировались, но все равно остались такими же отчаянно веселыми, как и в юности. Многое не меняется, и это даже приятно. Будь все слишком серьезно, можно было бы очень быстро сойти с ума, утопнув в собственном занудстве.
И класть оба хотели на то, что паспорт уверенно показывает на тридцать с хуем лет. Они серьезные люди, но только там, где это необходимо (например, сегодня вечером во время встречи будет достаточно времени для серьезных разговоров), а в остальные моменты можно просто жить. И сегодня жизнь бьет ключом, а от этого как-то особенно хорошо.
- Катись уже, - Эрр посылает сквозь смех брата, слегка подталкивая в нужном направлении, чтоб тот не забыл куда собирался, а потом поворачивается к Мэй, улыбчиво и спокойно обращается к ней, - И как же тебя занесло в Сакраменто?
Ожидание О`Рейли проходит за приятной беседой с девушкой. Ненавязчивая болтовня о её переезде плавно сменяется тем, что Шинода рассказывает немного о себе (то что крошке можно знать; например, что он владеет студией звукозаписи). Между делом он вполне привычно из-за работы в музыкальной сфере интересуется, а не поет ли его собеседница, конечно, не так как это стала делать её соседка, а в самом деле. Совместный треп и шутки не дают заскучать, от этого время отсутствия брата почти не замечается. Он возвращается, когда они с Мэй оживленно беседуют, и Эрр курит очередную сигарету, курит до тех пор, пока ирландец не тырит её прямо со рта. Эррол брызжет тихим смехом, перемешавшимся с неразборчивым матом и прикуривает новую, доставая с пачки, лежащей на столе. Как чувствовал – ирландец просто не мог не сделать этого. Но возмущаться привычному поведению желания нет, можно разве что скорчить оскорбленную гордость и с шуточным, показным добродушием похлопать по спине со словами: «Не подавись, Джеки», - сделать это нужно обязательно сильно, так чтобы дым пошел брату не в то горло, и пожелание не сбылось. Выпуская облако дыма в прокуренное помещение паба, Эрр так и поступает. А после с довольным видом подтягивает к себе тарелку с принесенной едой.
Слушая, как брат инструктирует девчушку, он укладывает сигарету в пепельницу, оставляя её на некоторое время тлеть, и берется за сэндвич.
Слыша о Ши, Эррол беззлобно, но криво улыбается – снова она не в духе. Мужчина уже и забыл, когда видел её в хорошем настроении, обычно администратора «везет» встречать мрачной или разозленной. Конечно, в основном так все складывается из-за того, что большая часть их встреч происходит именно тогда, когда девушка звонит с истеричными просьбами успокоить Джека, но факт остается фактом. К тому же малоприятным. Остается надеяться, что знакомство с Мэй не выльется во что-то подобное.
Но пока об этом загадывать рано, пока общение только завязывается.

Отредактировано Errol Shinoda (2015-04-11 03:22:03)

+2

18

Ее, в принципе, и не удивило, что Джек отказался от помощи. Она могла навязаться, ей бы этого ничего не стоило, но она не стала и осталась с Эрролом. Они неплохо болтали, и если мужчина и заскучал бы в ее компании, то вряд ли она бы это заметила. Проводив Джека взглядом, она снова повернулась к Эрру и пожала плечами на его вопрос. Ей самой история о скучном маленьком городишке казалась такой избитой, что особого желания рассказывать об этом, блондинка не испытывала. Но, раз уж мужчина поинтересовался, она ему рассказывает. И о том, как лениво протекала там ее жизнь и о рутинной работе в отцовской забегаловке, и о своем желании поскорее свалить. Еще немного добавляет о планах, о том, что когда-нибудь она соберется с духом и отвезет документы, чтобы поступить в какой-нибудь колледж, но это звучит настолько расплывчато, что пока она и сама в это не особенно верит. Это все будет. Когда-нибудь.
Рассказ без нудных подробностей не занимает много времени. Зато Эррола Мэй слушает с удовольствием, особенно, когда он упоминает о студии. Она оживленно подпрыгивает на стуле, рассказывая, что в школе не только танцевала, но и пела. Учитель искусства все нахваливала ее тогда, но Мэй-то понимала, что у той просто не было никого другого. Конечно же, она не упустила возможности напроситься на экскурсию, прекрасно понимая, что разговор скорее шуточный, чем серьезный. Чтобы и это разбавить, блондинка еще ко всему прочему рассказала, как на своем первом выступлении в театральном кружке, запуталась в длинной юбке и навернулась со сцены. Кажется, тогда отцу пришлось везти ее в больницу с вывихом плеча. Зато ей этот случай вспоминали вплоть до выпускного класса, и она смеялась вместе со всеми.
Можно сказать, что за этим разговором время пролетело моментально и ей показалось, что Джека не было от силы минут пять.
- М-хм, - Мэй только согласно мычит на слова Джека о завтрашнем приезде, увлеченно пережевывая сэндвич и запивая соком.
Она немного волнуется из-за этого разговора о Ши, теперь уже сложно понять, кого ей надо «бояться» больше – Джека или администратора. Вообще-то, Мэй сама по себе неконфликтна и с легкостью избегала любых ссор. Стоит сделать большие испуганные глаза или состроить недоумевающий вид, как все решалось само собой и либо назревающий конфликт резко сворачивался, либо все заканчивалось смехом, в зависимости от настроения собеседника. Что-то ей подсказывает, что в пабе будет сложновато отыскать молоко с печеньем и что это всего лишь образные «плюшки». Даже если Ши ее отошьет завтра, то она найдет способ навязать свою помощь.
- Я все поняла. Завтра утром приеду и поговорю с Ши. Если она решит меня отбрить, то пусть пеняет на себя, - Мэй улыбнулась, отряхиваясь от невидимых крошек. – Но ты ведь все равно предупредишь ее сегодня, что у вас новая официантка?
Мэй сползла со стула, благодарно кивнув девушке-бармену, когда та забрала со стойки ее тарелку и недопитый сок. Казалось, что блондинка стала еще ниже, чем до того, как сидела на стуле. Может, это было ее собственным ощущением рядом с братьями… и вообще, с кем угодно. Сама Чепмен редко заостряла на этом свое внимание.
- Я пойду, а то и так заняла у тебя кучу времени, - да, блондинке сложно было в какие-то моменты думать о приличиях и неуместности своего поведения, но иногда норму она все же чувствовала. Злоупотреблять вниманием Джека после такого теплого приема, совершенно не хотелось. – Спасибо, что не оставил без работы, - девушка рассмеялась и поправила лямку рюкзака, заметив как бы между делом, в той же шутливой манере. – Эрр пообещал мне показать студию.

+2

19

Ты давишься дымом так шумно и так явно, что это почти картинно, и странно, что не роняешь зажатую в губах сигарету на барную стойку. Вовремя подхватываешь кончиками пальцев поперек фильтра, удерживаешь и заходишься громким кашлем курильщика, в котором привычный к общению с тобой человек без труда различил бы «бля, Эррол, сучья ты японская морда!». Конечно, на самом деле ты на него не сердишься, потому что не за что, да и вообще, ты сам первый начал, и было бы странно не получить от брата никакого возмездия. Заслужил, а раз не озаботился тем, чтобы отойти на безопасное расстояние – заслужил вдвойне. Пожалуй, происходи эта ситуация тет-а-тет, вы бы уже подрались, потому что оставить без внимания это ласковое похлопывание было бы нельзя. Но ты совершаешь над собой титаническое усилие, усмиряя то, что можно было бы назвать национальной ирландской любовью к дракам, хотя стоило бы просто твоей личной ебанутостью, и только смотришь на брата, щуришься и с улыбкой демонстрируешь ему средний палец. И снова кашляешь.
Запиваешь попавший не в то горло дым остатками своего холодного кофе, морщишься, быстро облизываешь зубы, и, в четыре глубокие затяжки докурив сигарету, тушишь ее в пепельнице, едва не задевая другую, принадлежащую Эрролу. Специально. Ты можешь двигаться с осторожностью, такой, что не будет ни одного неловкого, лишнего жеста, но зачем, когда можно расслабиться? Зачем, когда можно побесить брата, а заодно разрядить обстановку, чтобы твоя новая официанточка перестала смотреть на тебя, как на грозного работодателя. Потому что ты же ни разу не он. У тебя вообще беда с субординацией и корпоративной этикой.
Надеешься, что не запугал девочку разговорами о Ши, потому что она вообще-то душка. Ведьма, конечно, но как хороша, а как улыбается… Ты бы тоже мог сейчас мечтательно улыбнуться, если бы был таким же романтичным остолопом, как твой младший братец, которого, к счастью, все еще не видно на горизонте. Но в действительности Шейла никогда никого особенно не строила по струнке, размахивая хлыстом (хотя ей бы он, черт возьми, пошел), во всяком случае, ты такого не видел, а к тебе никто не приходил жаловаться. Может быть, потому, что знающим людям ты внушаешь больше страха, чем твоя администратор? А, не суть.
Вот еда, вот рот, еду нужно положить в рот, и будет твоему измученному ирландской диетой желудку счастье. Что ты и делаешь, откусывая от сэндвича сразу приличный кусок, почти половину, и жуешь, слушая, как говорит Мэй и как чавкает над ухом Эрр. Хотя ладно, стоит признать, что он не чавкает, но это уже дело десятое. Киваешь в ответ на слова девочки: пока ты не успел еще толком объяснить Ши, что у вас новая работница, но впереди целый день и приличный кусок ночи, к тому же, если забудешь, то вполне можешь скинуть смс. Или позвонить, прямо посреди ночи, и не видишь в этом ровным счетом ничего такого: Ши же тебе звонит? Причем, как правило, совершенно не по работе.
А про молоко и печенье ты, между прочим, серьезно: паб – это не бар, это заведение более широкого профиля, и нет у вас, разве что, всяких французских вин, детского меню и фуа-гра, да и то, вино определенно можно получить, если хорошенько попросить бармена. Вообще, если знать, у кого и что просить в пабе, можно получить не только алкоголь, но и кое-что повеселее, но об этом Мэй определенно не нужно знать – крепче спать будет. Во всяком случае, сначала, до тех пор, пока ты не уверишься в том, что девочке можно доверять.
Пока же она вдруг соскальзывает с высокого барного стула и говорит, что собирается уходить. Ты, в общем, не имеешь никаких причин ее задерживать, да и вообще, в процессе пережевывания сэндвича не особенно-то поубеждаешь молоденьких блондиночек в необходимости задержаться в вашей с Эрром компании. Поэтому ограничиваешься тем, что киваешь и невнятно машешь рукой, мол, без проблем, милая, обращайся, жду тебя завтра. Она тебе определенно нравится, целиком, вместе с наивностью, чистотой и энтузиазмом, да и не одному тебе. Студия? Косишься на брата и криво улыбаешься – знаешь ты эти его экскурсии, но, впрочем, поддерживаешь. Это не значит, конечно, что Эррол норовит затащить каждую девоньку, которой показывает свое место работы, в постель, но надо бы напомнить ему, чтобы все-таки поставил в студии новые диваны. На будущее. Кажется, какой-то из старых ты даже сам сломал в прошлый раз, когда вы веселились в компании молоденьких певичек. И, кажется, даже обещал Шиноде купить новый… Неважно, все потом.
Переводишь взгляд с уходящей Мэй на брата, вы оба молчите, но, похоже, почти читаете мысли друг друга, потом ты быстро смотришь на часы-барометр, спрыгиваешь со стула и догоняешь девочку в три шага. Вместо того чтобы окликнуть, приходится мягко удержать ее за плечо – рот все еще занят сэндвичем, и пока попутно обмениваешься с кем-то из гостей рукопожатием, а кому-то даешь прикурить, успеваешь все прожевать достаточно, чтобы изъясняться внятно.
- Слушай, нам все равно сейчас двигать, давай мы тебя подбросим до дома? Ты где живешь? – слизываешь с губ крошки, оглядываешься на брата и заодно – на часы, улыбаясь, - Хотя времени валом, можем хоть на другой конец города смотаться. Нахер тебе ноги бить, ну?
Хлопаешь себя по карманам, как бы проверяя наличие вещей первой необходимости, хотя и знаешь, что глок, как обычно, покоится за поясом.
- Ща, только сгоняю, накину что-нибудь, - подмигиваешь Мэй, вполоборота разворачиваешься в сторону Эррола, и повышаешь голос, - Ты за рулем, или как? – потому что в хорошем настроении Шинода может и пешком дойти от дома до паба, и от студии, и даже, наверное, сорок лет водить гребаных евреев по пустыне. Ты бы не удивился.

Отредактировано Jack O'Reilly (2015-04-13 17:13:46)

+3

20

Конечно, как можно обойтись без новой шуточной попытки отомстить за всё хорошие?  Вероятно, все-таки такой вариант существует, но точно не тогда, когда дело доходит до братских подколов.
Джеки широким жестом норовит выбит из рук Шиноды только что прикуренную сигарету, а тот, весело щурясь, откланяется немного назад, чтобы не пришлось тянуть из пачки ещё одну. Японец делает затяжку и смотрит на Джека так, будто посылает в далекое путешествие нахер со всей искренней братской любовью. Не-а, пусть даже не думает мешать курить ещё раз.
Мужчина довольно вдыхает никотиновый дымок, пока брат общается с девчушкой, обсуждая работу, слушает их разговор вполуха, особо не вникая в ненужные детали, ему то какое дело до подробностей трудоустройства. От курева он отвлекается разве что на еду и продолжает пребывать в состоянии некоторой гармонии с самим собой и всем миром в целом. Разговор частично проходит мимо него, хотя какой-либо безучастности Эррол не демонстрирует, в свои мысли слишком глубоко он тоже не погружается, продолжая улавливать отдельные слова и фразы из диалога. Поэтому, когда девушка вдруг начинает собираться домой, он мгновенно включается в беседу. Останавливать её, как и Джеки, смысла не видит - у каждого ведь свои планы, но на сборы все же реагирует. Так, когда Мэй снова говорит о его обещании показать студию, он утвердительно кивает её словам и добавляет:
- Кстати говоря, дай мне свой номер телефона – созвонимся и выберем свободный день для экскурсии.
Шутки шутками, но идея в самом деле отличная – будет возможность получше познакомиться, пообщаться. Девчушке, судя её по первой реакции, будет интересно узнать, как все устроено, а ему провести время в её компании. А в том, что она, оказывается, поет, есть отдельная прелесть, может быть, удастся послушать её и оценить способности. И если крошка действительно обладает талантом, то есть шанс, что она окажется полезна и в рабочих делах.
Но все-таки о работе в этом случае думается в последнюю очередь. И конечно, Джек это понимает, от этого так двусмысленно смотрит на брата, когда тот достает мобильный телефон, чтобы записать номер. Эррол открывает телефонную книгу и вскользь отвечает, казалось бы самым обычным взглядом, О`Рейли. Никаких заговорческих переглядываний не случается, но зрительный контакт должен дать ирландцу понять, что он не ошибся в предположениях. Все-таки за столько лет общения почти полностью отпала нужда прикладывать лишние усилия для того, чтобы понять друг друга. Даже раньше – в первые годы знакомства обоим удавалось улавливать намеки и предугадывать действия друг друга, будто под действием какой-то надуманной магии, из-за некоторой похожести, а сейчас, когда оба знают знакомы настолько хорошо, тем более не приходится напрягаться.
Так же не приходится обмениваться с Джеком даже парой слов, когда Мэй прощается и начинает двигаться в сторону выхода из паба. Ирландец угадывает желание остановить девушку и предложить подвезти её до дома, шустро нагоняет и озвучивает предложение. В это время Шинода докуривает сигарету, тушит её в забитой пепельнице и допивает свой кофе.
- За рулем, - коротко отвечает он брату, одевая в этот момент куртку.
Да, добраться до паба можно и пешком без особых трудностей, но сегодня не тот случай. День выдался насыщенным и вынудил много мотаться на автомобиле из района в район, о прогулках даже не было времени думать.
- Так в какой район тебя подкинуть? – спрашивает он девчушку, подходя к ней. Говорит спокойно, слегка напористо, так чтобы она и не думала стесняться и отговариваться от предложения, если вдруг ей станет неловко принимать предложение. Ещё одна поездка за сегодня не сделает день хуже, наоборот – скоротают с Джеком оставшееся время до встречи, а заодно избавят хорошенькую девочку от необходимости толкаться в общественном транспорте.
На секунду Эррол переводит взгляд с Мэй на О`Рейли, скрывающегося в лестничном пролете, и снова смотрит на нее в ожидании ответа. В это время мимо них проходит несколько, громко переговаривающихся, компаний, приходящих и уходящих, посетители паба.
В помещении уже стало шумно и людно, но до сих пор оно остается полупустым – ближе к вечеру людей прибавится, не смотря на то, что сейчас только середина рабочей недели. В пабе у брата всегда хватает желающих выпить, не смотря на день недели, вечера же обычно только приумножают их количество.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » why not?