Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I've gotta make a stand, but I am just a man


I've gotta make a stand, but I am just a man

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

https://40.media.tumblr.com/4dbcceebb2f8400b2b5a311e516c98c5/tumblr_nd18kdrLPJ1r30l9fo2_500.png

Участники: Evelyn Ward, James Wayne;
Место: дом Эвелин Уорд;
Время: сентябрь 2013 года;
Время суток: поздний вечер;
Погодные условия: пасмурно, осадков не ожидается;
О флештайме: однажды Джеймса "случайно" занесло под дверь своей давней знакомой. Неужели, все не так просто, как кажется? Почему он ранен? Почему не хочет ехать в больницу? Столько вопросов, но ответы на них Эвелин находит совершенно случайно... когда узнает, кто же такой Джеймс Уэйн на самом деле.

+1

2

http://25.media.tumblr.com/9e429eac5e6146a4fc432c55640d2f8f/tumblr_mhw566hIcc1qhcy0to1_500.gif

Guess you don't even know who I am

внешний вид
Если бы меня спросили, что я делаю поздним вечером в темных переулках. Наверное, ответ: гуляю, показался бы странным и неуместным. Всего лишь мое внеплановое задание от шефа, которого я тайно недолюбливал, ибо умеет же вырвать из дома, когда меньше всего хочешь куда-то идти. У меня был специальный "пейджер", который извещал меня о каких-то новых заданиях, деталях дела. В общем, в глазах семьи я выглядел всего лишь полицейским, которого неожиданно дергали в участок.
"Меньше знают, крепче спят".
Не знаю, как Джанет, хотя я был уверен, что раскрытая правда приведет к грандиозному скандалу, но Джеку понравилось бы, что его отец такой "крутой и сильный". Хотя, как раз сыну нужно было бы поменьше знать обо мне, ибо дети болтливы, да и для его безопасности. С моей профессией вообще лучше не иметь семью, детей, жену (даже бывшую официально), ибо какие-то ублюдки могли воспользоваться этим. Меня же всегда тянуло к нарушению правил, поэтому двадцать минут назад я попрощался с Джеком, поцеловал Джен в щеку и отправился на работу.
Примерно месяц я следил за делами одного господина, поговаривали, что он реализует не хилый оборот наркотиков. Доказательств как всегда не было, а вот все вокруг знали, что это именно он замешан в купле-продаже белого порошка. 

"В парке. Возле моста ты должен забрать пакет".

Отлично, теперь я еще должен был забрать наркотики. Ладно, такое я уже делал, да и ни один раз. Наглухо застегнул свою кожаную куртку, натянул кепку пониже, чтобы не привлекать внимание, и направился в сторону парка. Кстати, в нем редко кто гулял по вечерам, ибо тут собирались местные хулиганы, наркоманы и преступники. Эпицентр дивергентного поведения всея Сакраменто. Уж так вышло, что меня назначили на это дело, поэтому нужно было довести его до победного конца. А я не любил бросать на полпути начатое раннее. Парк встретил меня шумом деревьев, а еще прохладным ветром прямо в лицо. Это место я знал, как свои пять пальцев на руке, поэтому не удивился, когда сообщили именно о встречи возле моста. Никого вокруг не было, а я стоял возле левой части моста, озираясь вокруг. Я и не сразу заметил то, что не один. Уже стемнело, а освещение здесь было ужасное, как оказалось - под мостом меня уже ждали.
- А вот и он, - проговорил кто-то, подходя ближе, а меня немного напрягло то, что их было двое, а не один, как в указаниях "сверху". Шестое чувство меня никогда не подводило, а сейчас сердце подсказывало - осторожнее, осторожнее, осторожнее! У одного в руках пакет, у второго какой-то странный предмет. Не нравится мне это...
- А мы уже заждались, - продолжает сипловатый голос. Я вынимаю руки из карманов, прижав инстинктивно локоть к кобуре с пистолетом под кожанкой. Незнакомцы не спешат отдавать мне пакет, хотя должны были сделать это сразу и без лишних слов. Реакция у меня, конечно, хорошая, но я же не знал, что дело примет такой оборот!
"Дела плохи..."
Не замечаю даже, когда в руке одного из нападавших мелькает лезвие ножа. Второй удачно в это время отвлекает меня, поэтому я и не успеваю защититься, элементарно уклониться от удара в сторону. Бок сводит от внезапной резкой боли, меня пинают по задней стороне колен, чтобы сбить с ног. Кстати, у них это выходит, а я морщась от боли, прижимая руку к боку, падаю на землю. Пытаюсь терпеть, а еще закрыть голову от ударов. Дышать тяжело, а еще тяжелее сносить резкие пинки под бок, который полоснули ножом. В голове уже проносится мысль о том, что зря я сюда пришел, да еще и ближе к ночи. Меня оставляют в покое, отходя в сторону.
- Узнаем, кто это, когда прибежит в больницу, - буркнул один, когда они уже отходили в сторону, - а ему придется.
"Сукины дети!" - думаю я, морщась от боли. Теперь сводит не только бок, но и ребра. Надеюсь, что их не сломали, а то мои ребра еще пары переломов не выдержали бы. Нужно попытаться подняться, а еще сообщить об утечке информации, ведь эти двое явно ждали меня, как подставного покупателя. Значит, откуда-то узнали о слежке. Инстинктивно провел языком по зубам - все на месте, а то из-за этих глухих отголосков боли по всему телу, даже не понял, били по лицу или нет. Из разговора можно было бы понять, что все подвязано у них, обращусь в больницу, и узнают, кто я. Ну а дальше - меня могли найти где-то за городом, в мешке, а еще под землей.
"В лучшем случае".
Не с первого раза удалось встать на ноги, меня немного шатало, а еще, по-моему, кровь слева. Было темно, но рукой я чувствовал, что ткань футболки промокла, а еще куртка тоже.
"Господи, и что теперь?"
Прижав руку покрепче к ране (надеюсь, что там все не так плохо, как может быть), я побрел в противоположную сторону от моих нападавших. Мне нужна была помощь, а домой в таком виде я прийти никак не мог, да и не хотел. У Джанет случился бы приступ паники, да и Джеку видеть меня в крови не нужно было. Я снова натянул кепку на лицо, закрыл рукой кровь на боку и быстрее попытался удалиться из злополучного парка, набирая сообщение наспех. Конечно, теперь нужно быть предельно аккуратными.
"А мне лучше остановить кровотечение, а то аккуратным быть будет некому".
Я понял, что мне идти некуда, кроме как к Эвелин Уорд. Во-первых, она жила где-то рядом, во-вторых, была хирургом, в-третьих, мы же друзья. Память у меня отличная, а я успел пробить через нужных людей адрес Иви еще до того, как она меня в гости позвала.
- Другого выхода нет, - сказал я тихо, прижавшись спиной к стене здания, чтобы немного отдышаться, прийти в себя. До нужного дома оставалась пара минут, но меня все не покидали мысли о том, что я просто не дойду.
"Ты должен дойти. Не дойти, так доползти!"
Я через три минуты стоял напротив двери, позвонил в звонок. Тот факт, что передо мной девушка, да еще и давняя моя знакомая повлиял на меня, поэтому я нашел в себе остаток сил, чтобы выглядеть "более или менее нормально".
- Привет, - сказал я, улыбнувшись, - прости, что так поздно.
Я не дожидаясь приглашения войти, прошел в коридор, прикрывая за собой дверь. Правая рука все еще была прижата к боку, а левая...
"Черт".
Кровь на пальцах, теперь еще и на дверной ручке - плохо. Хотя, к чему это я! Иви все равно узнала бы об этом, да и я сюда пришел из-за этого.
- Мне нужна твоя помощь, - говорю я отчетливо, заглядывая в глаза, немного шокированной моим появлением, девушки, - надеюсь, что не помешал...
Я же как-то и не спросил у Эвелин про то, с кем она живет. Может, у нее тут муж и дети.
"Уэйн, Уэйн, Уэйн. Своего сына решил не пугать, а чужих детей, значит, можно?"
Немного прижимаюсь спиной к стене, чтобы перетерпеть очередной приступ боли.
"Чего же болит так? Господи".
Она хирург, она не боится вида крови, а еще должна помочь.
В Афганистане и похуже было этого - эти мысли меня немного подбадривали. Никакой техники, медицины, если попал под обстрел внезапно. Помогали себе сами, а иногда приходилось буквально на живую шить, резать, смотреть, как кто-то истекает кровью. Глаз нервно дернулся, ибо думать об этом сейчас хотелось меньше всего на свете, а умереть на пороге дома Уорд... вовсе не лучшая перспектива развития сюжета.

+1

3

Мы не знаем, на что способны, пока не столкнемся с трудностями. Неправильные вещи кажутся правильными, когда ты пытаешься помочь тем, кого любишь.
____________________________________________________________________________________________________
Казалось, что за последние несколько недель жизнь Эвелин перевернулась с ног на голову. Еще какое-то совсем малое количество времени всё шло по какой-то обыденной схеме. Девушка была счастлива со своим женихом, каждое утро вставала и шла на любимую работу, помогать людям, лечить их. Каждый вечер она возвращалась в уютный дом опять же к любимому человеку, который ждал её, готовила ужин, ложилась спать и по новой. Единственным исключением были дни, когда Иви приходилось оставаться на ночные дежурства и ночевать прямо в больнице, но и то – это уже стало своего рода рутиной. Она привыкла к такому спокойному раскладу жизни. И уж точно не была готова что-то менять. В конце концов, ей уже тридцать лет и самое время подумать о семье, о том, как наладить свой быт. Но, в один день вся эта идиллия рухнула как карточный домик. Будто на самом деле и не было ничего этого – никакой размеренной жизни и спокойствия. День, когда она увидела Уэйна.  Прошло уже столько лет. Она должна была забыть уже давно обо всём. Но, нет, внутри всё словно перевернулось, когда она узнала его, стоящего, как ни в чём не бывало в коридоре. Так странно, он почти не изменился. Только что-то во взгляде сменило привычное озорство на сознательность, мудрости, что ли. И в то же время, все года, что прошли с момента их последней встречи, словно исчезли навсегда. Иви вернулась в то время, когда вовсю веселилась и гуляла со своей лучшей подругой, а по совместительству сестрой Джеймса. Вернулась в тот день, когда впервые маленькой девочкой повстречала этого оболтуса и влюбилась. Искренне, впервые, по-настоящему. Она должна была уже забыть это чувство трепета, когда видела его всякий раз в доме Уэйнов, но нет, её сердце снова забилось чаще. Стыдно признаться, но, она уже и не могла припомнить, когда последний раз чувствовала что-то подобное с Лиамом.
Нельзя сказать, что в этом райском мире Эвелин действительно всё время светило солнце. Не бывает, чтобы всё было идеально и гладко. Отношения с женихом тоже уже стали своего рода рутиной. Они знали друг друга со школы и уже успели изучить друг друга от корки до корки. И, если Иви ещё старалась как-то меняться ради своего любимого человека, то его устраивало такое положение вещей. Он был консервативен, да и привык, что девушка не способна на конфликт, как таковой. Поэтому, порой с ним было очень сложно. Но, в конце концов, они уже столько лет вместе, что глупо уже что-то менять. Но вот только…Только само появление Джеймса – это просто нарушение всех устоявшихся режимов, это как будто гром среди ясного неба. Почему судьба распорядилась именно так, и он снова спустя долгие годы появился в жизни Уорд?
Этими вопросами терзалась молодая врач изо дня в день. С тех пор, как они столкнулись с Уэйном в больнице, она не могла думать ни о ком и ни о чём больше. Словно в голове произошёл щелчок, и все чувства юности вернулись снова и накрыли с головой. Душа разрывалась от неопределённости. Было как-то странно, что Джеймс вот так легко влился в эту её рутинную жизнь. Они почти каждые выходные выбирались в какое-то кафе, разговаривали обо всём на свете и Иви не чувствовала, что этот человек чужой, несмотря на то, сколько воды утекло с тех пор, как они виделись. Наоборот же, было стойкое ощущение, что они дружат уже очень много лет и никогда и не теряли друг друга из виду. И в то же время, Уорд приходилось врать своему жениху обо всём. Поразительно, ведь они не занимались ничем противозаконным, и у Иви и в мыслях не было изменять Лиаму или что-то такое, но возникало ощущение, что если она скажет всё как есть, тот не поймёт. Ведь у них с Джеймсом тоже своя история, да и просто не хотелось, чтобы он знал. Вот просто не хотелось. Уж слишком хорошо она знала своего избранника – точно бы закатил грандиозный скандал и запретил бы общаться. А Эвелин этого точно не желала.
Этот вечер тоже должен был стать одним из тысячи точно таких же вечеров. Лиам, правда, уехал в командировку в соседний город на несколько дней по работе, и Иви осталась одна дома. Ещё в больнице она подумывала взять ночное дежурство, но потом передумала и решила отдохнуть. В конце концов, побыть одной тоже неплохой вариант, особенно, когда несколько недель жених выносил мозг расспросами по поводу того, куда она пропадает каждые выходные. И, честно говоря, она уже устала ему врать. Так что нужно было отвлечься, почитать, посмотреть кино какое-нибудь. И только девушка расположилась поудобнее на диване, как вдруг раздался звонок. Взгляд брюнетки скользнул по часам на стене. Было уже достаточно поздно для гостей, да и не мог Лиам вернуться так резко без предупреждения – уж точно не тот человек, который устраивает сюрпризы. Она осторожно встала с дивана, когда раздался второй настойчивый звонок в дверь,  и поспешила открыть. Какого же было её удивление, когда на пороге она увидела Джеймса Уэйна. Того самого, что нарушил её покой несколько недель назад. Глаза округлились от удивления.
- Привет, - произнёс он, как-то слабо улыбнувшись, - прости, что так поздно.
Она не успела даже толком ничего ответить, как гость зашёл в дом, прикрывая за собой дверь. Его лицо было бледным, а руку он прижимал к боку. С ужасом Иви увидела следы крови на ручке. Да у него руки в крови!
- Мне нужна твоя помощь, надеюсь, что не помешал... – говорит тихо мужчина, прикрывая глаза явно от сильной боли.
- Что случилось? – спросила девушка, аккуратно помогая другу дойти до комнаты и усаживая его на диван.
- Хулиганы, - коротко бросил раненный, но Иви почему-то ему не поверила. Уэйн был очень скрытным человеком, и явно не из тех, кто вот так просто попадётся хулиганам. За несколько лет в Сакраменто Иви многое успела повидать и точно уяснила, что лучше не задавать лишних вопросов.
Девушка осторожно стянула куртку с него, стараясь не делать резких движений. Крови было просто невероятное количество: куртка, футболка – всё пропиталось, и комнату заполнял неприятный металлический запах. И хотя, Иви давно привыкла к этому и не боялась крови, но её по-настоящему пугало всё происходящее. А ещё…Она ужасно волновалась и боялась за Джеймса. Если он потерял много крови… Даже думать не хочу об этом.
- Как давно тебя ранили? Чем? – сыпала вопросами хирург, пытаясь выудить хоть какую-то информацию из своего пациента. Это было, правда, важно, потому что, определив характер ранения, можно было сэкономить время и быстрее помочь человеку. Но, Уэйн почему-то упрямился, и Иви пришлось насильно стянуть с него футболку.
- Ох, - невольно выдохнула от ужаса брюнетка, увидев, как из раны, буквально, хлещет кровь, - кто ж тебя так?!
Она максимально аккуратно уложила его на диван и побежала на кухню за водой, чтобы смыть кровь с раны, потому что ничего не было видно. По дороге она захватила обезболивающее, которое вообще удалось найти в доме, перекись, бинты – в общем, всё, что только могло помочь Уэйну.

+1

4

Я никогда не умел говорить правду, если не желал этого. Проще было придумать что-то лживое, нежели раскрывать все карты. Дело даже не в том, что это Эвелин Уорд, которую, по сути, я не так хорошо и знал. Вряд ли я сообщил бы кому-то о том, что выполнял задание из верхов ФБР, но был не очень аккуратен, поэтому меня и ранили. Мою тайну никто не должен был знать, тем более для безопасности родных и близких - я врал.
"Знаешь, я только что был в парке, где покупал наркотики, но что-то пошло не так, поэтому мне нужно срочно обратиться к профессионалу".
Уорд помогла мне добраться до комнаты, где тут же усадила на диван. Как раз вовремя, а то из-за потери крови и боли совсем на ногах не мог стоять. Нас учили в армии, да и на войне, что самое главное - не закрывать глаза. Пытаться не поддаваться сонливости и желанию вырубиться, ведь потом можно не проснуться. Я же не хотел умирать так рано и глупо. Действительно, очень-очень глупо! Я представлял себе смерть немного иначе: Джек уже самостоятельный, а я погибаю на каком-нибудь сложном задании, рискуя жизнью ради спасения кого-нибудь. По-моему, достойная гибель? Лучше, чем окончить дни земные из-за потери крови!
"Столько раз выкарабкиваться из полнейшего дерьма, а тут так попасть. Все никак у людей, Джеймс".
Иви стянула с меня куртку, а потом и футболку, которую теперь можно выбросить на свалку, ибо не только в крови, но и с дыркой. Глупые мысли всегда посещали меня в самый неподходящий момент: как мне идти домой в грязной куртке, да еще и без футболки? Что люди подумают.
"Ты идиот, Джейми".
Покрепче сжал зубы от боли, но сдержал в себе непрошенный звук. Я же не девчонка, чтобы ныть из-за этого. С ранних лет привык к ситуациям полнейшей задницы, поэтому и сейчас старался сохранять контроль над чувствами и эмоциями.
Я сделал вид, что не расслышал вопрос девушки, просто проще было молчать, чем о чем-то сейчас ей рассказывать. Мне нужно было обезболивающее, а то скоро я сдохну не от потери крови, а от боли.
- Чееееерт, - прошипел я тихо-тихо, когда заметил, что весь бок в крови, руки тоже, а еще ломит ребра. Уорд ушла куда-то, оставив меня один на один с собой, своей раной, адской болью и мыслями. Такое чувство, что мне кусок мяса вырвали. Я поморщился, когда попытался улечься удобнее...
- Ножевое ранение, - выдохнул я резко, жмурясь от прикосновения к коже, - меньше тридцати... минут назад.
Эвелин вколола мне дозу обезболивающего, но легче не стало.
- Тебе нужно в больницу, - сказала Уорд, когда начала медленно утирать кровь с кожи, чтобы лучше разглядеть рану. Я запаниковал: неужели все так плохо?
"Нельзя в больницу!"
Я резкой схватил рукой запястье Иви, направляя на подругу испуганный взгляд.
- Мне нельзя в больницу, - повторил я свои мысли, - никак нельзя, чтобы они нашли меня там...
Снова острая боль стянула бок, а я закусил губу, впадая в жар.
"Терпи, Джеймс, терпи".
- Сделай что-нибудь, - продолжил я, все еще сжимая запястье Уорд, - иначе я умру прямо на этом диване, буду приходить к тебе по ночам после смерти... 
Конечно, немного юмора никогда не помешает! Я с нажимом смотрел в глаза Эвелин:
- Ты сможешь... Ты должна!
Уж не знаю... на что я рассчитывал? Может, на то, что она послушается меня - раненого и ненормального идиота, который решил завалиться к ней в гости поздним вечером. Я убрал руку, сжимая ткань дивана крепко... Медленно терял связь с реальностью, но повторял в голове: не закрывать глаза, только не закрывать глаза.
- Им не нужно знать, кто я, - шептал я тихо-тихо, когда уже совсем начал не контролировать свою речь, - они найдут меня там, найдут...
Снова резкая боль в боку, а потом отголоском по ребрам. Наверное, там гематомы, главное, чтобы не было переломов. Она же хирург, она умеет зашивать... мне можно ей доверять.
Конечно, между нашей последней встречей до Сакраменто прошло десять лет, не меньше, но я почему-то внутренне тянулся к Уорд, хоть мы и не общались с ней никогда близко. Просто подруга моей сестры, которая иногда оставалась у нас ночевать, а еще временами, я подбрасывал ее до дома, когда стемнеет. Из рассказов Венди - Иви хорошо училась, закончила медицинский с отличием, а еще любит помогать людям. как раз эта помощь мне и была нужна сейчас. Что-то было в Эвелин такое, родное, забытое, но трепетно теплое... Будто она всегда была рядом, напоминая о былом. Детство, юность, столько всего было в Бостоне. Плохого и хорошего. Законного и противозаконного. Как же давно...
Дышать было тяжело, я почти не чувствовал боли, но зато слышал, как иголка протыкает мою кожу, потом трение нити. Не самый приятный на свете звук...
"Плюс один шрам. Какой за эти тридцать с хвостиком..."
Я закрыл глаза, погружаясь в странное состояние. Вроде бы я спал, но все равно слышал, что происходило вокруг... Мне было тяжело разомкнуть глаза, сказать что-то, поэтому я находился в некой "коме". Лекарство меня вырубило, но вот сознание и рассудок никак не хотели отключаться... В голове отдавались звуки того, как девушка собирает инструменты, потом идет куда-то... она же спасла мою жизнь, даже не верится. В парке я думал, что сдохну где-нибудь под деревом, а теперь все не так уж и плохо. Снова чувствую, что что-то касается моего тела, утирая остатки крови... я не понимал, точнее онемевший бок не различал температуру и структуру ткани. Теперь она еще и другие шрамы заметить могла, хотя... чему удивляться? Я же был в армии, на войне, а до этого рос не в самом благополучном районе Бостона.
"Таких... как я пруд пруди".
Эвелин куда-то ушла, а мне стало как-то особенно холодно... и... одиноко?

+1

5

Часом буває так що хочеш почути
Речi яких б нiколи не знати
I тягне за руку тебе в то мiсце
Де думаєш краще б очей не мати

Эвелин была лучшей на курсе, лучшей практиканткой в больнице, потому что всегда чётко знала алгоритм действий, всегда спокойная и быстрая, но сейчас вся эта уверенность в том, что она на самом деле делает, улетучилась со скоростью света, как только она поняла, что человек, который ей абсолютно небезразличен, может умереть у неё на руках. Страх. Всепоглощающий ужас охватывал её с каждой секундой всё сильнее и сильнее, потому что она безумно боялась, что не успеет, не сумеет помочь Уэйну и всё будет кончено. В другой бы ситуации, и, если б это была не Уорд, человек бы начал переживать, мол, что она позже скажет полиции, как объяснит то, что на  диване лежит труп практически незнакомого человека. Но, только не Иви. Ей было безразлично, что будет с ней в данную секунду. Единственно, что её заботило сейчас – это Джеймс, который истекал кровью и нуждался в помощи. Как-то внезапно и слишком стремительно она превратилась снова в неуверенную, испуганную девочку, а не хирурга. Страх – последнее, что должен чувствовать врач, но женщина ничего не могла с собой поделать. Не даром же в больницах существует негласное правило, что хирург не имеет права оперировать родственников и близких друзей. Эмоции в такие моменты зашкаливают, и бывает трудно держать себя в руках, оставаться хладнокровным, когда ощущаешь, что шанс потерять человека, увеличивается с прогрессирующей скоростью.
Она быстро опустилась на колени перед лежащим на диване мужчиной и набирала из ампулы обезболивающее в шприц, когда он всё-таки решился хоть что-то ей сказать и прояснить ситуацию. Она осторожно прикоснулась к коже, стараясь нащупать вену, чтобы сделать укол. Больно было даже смотреть на его страдания, поэтому она старалась как можно меньше касаться его, чтобы не причинять лишнего дискомфорта.
- Ножевое ранение, - выдохнул Джейми, - меньше тридцати... минут назад.
Услышанное её вовсе не обрадовало. Ведь, если человек получает ножевое – необходимо немедленно оказать первую помощь, хотя бы попытаться остановить кровотечение. В таких случаях – тридцать минут – это уйма потерянного времени. А, если ещё и учесть, что Уэйну пришлось добираться до её дома, растрачивая силы, то дела обстояли очень плохо. Катастрофически много потерянного времени, - с ужасом подумала Иве, но старалась не подавать виду. Профессиональная привычка – скрывать от пациента то, что на самом деле думаешь. Хотя Уэйн не казался тем человеком, что начнёт паниковать. Эвелин была наслышана о том, что он и служил и работал в полиции, и знала по себе, что храбрости ему не занимать. Но, возможно, эта самая храбрая храбрость и привела к такому итогу?
Она быстро вколола ему лекарство, но оно не могло подействовать в ту же секунду. Требовалось время, которого у них не было. У неё, в частности. А ещё кровь. Слишком много крови и кровотечение никак не останавливалось. Уэйн заметно побледнел и хирургу это ужасно не нравилось.
- Тебе нужно в больницу, - дрожащим голосом произнесла Иви, утирая кровь с кожи, стараясь рассмотреть структуру ранения. Всё-таки в больнице было больше шансов, что Джеймс выживет. Девушка поразилась самой себе, с каким хладнокровием сейчас рассуждала мысленно о шансах своего друга. Ему необходима была медицинская комната, серьёзная операция, возможно, даже переливание крови, потому что он потерял слишком много. Для этого не нужно было иметь даже высшего медицинского образования, чтоб определить. Внезапно, Уэйн схватил её крепко за запястье, заставляя взглянуть в глаза. Впервые за всю историю их знакомства она увидела, что он боится.
- Мне нельзя в больницу, никак нельзя, чтобы они нашли меня там... – заговорил он быстро и закусил губу, сдерживая очередной стон боли.
- Ты что, припарковался не там или что? Я постараюсь…
- Сделай что-нибудь,  иначе я умру прямо на этом диване, буду приходить к тебе по ночам после смерти...
Джейми пытался шутить, но сейчас было вовсе не до смеха и её пугало, что он уже начинает бредить от болевого шока. Его рука необычно крепко сжимала её запястье, а от безумного взгляда по коже пробежали мурашки.
- Но…я не знаю, справлюсь ли без операционной, - забормотала она дрожащим голосом.
- Ты сможешь... Ты должна! – не слушая ее, продолжал парень, глядя на неё с нажимом.
- Я не уверенна.
-  Им не нужно знать, кто я, они найдут меня там, найдут... – бормотал Уэйн, наводя своими словами ещё больший ужас на несчастную Эвелин. Она собрала воедино все свои силы и твёрдо решила, во что бы то ни стало помочь ему и справиться со всем. В руках чувствовалась дрожь, когда она взяла иголку и нитку. Так, Иви, успокойся немедленно! - мысленно приказала врач себе, стараясь сконцентрироваться на ранении и продела иголку через кожу мужчины, делая первый стежок. Она сосредоточенно повторяла одно и то же движение по схеме, параллельно утирая кровь с кожи. Обезболивающее явно подействовало, потому что Уэйн заметно успокоился и уже не дёргался от каждого болезненного спазма. Спустя какое-то время Иви оторвалась наконец-то от раны, закончив зашивать, и взглянула на лицо Уэйна. Дыхание было еле слышным и глаза закрыты. Она вздохнула, собирая инструменты с лёгким звоном. Ему необходимо было отдохнуть, восстановить силы, Иви понимала это, поэтому она легонько утёрла отстатки крови, и забинтовала бок, чтобы не занеслась инфекция. Затем, девушка сгребла окровавленную одежду своего пациента и направилась в ванную. Нужно было себя занять чем-то, иначе бы она просто сошла с ума. Она вытащила из карманов куртки всё содержимое, чтобы бросить одежду в стирку. Конечно, копаться в чужих вещах – это последнее дело, но Эвелин нужны были хоть какие-то объяснения. В конце концов, она только что спасла ему жизнь и обязана была знать, кого вообще спасла. Потому что, по сути, она толком не знала, кем был Джеймс Уэйн. Хотя, нет, не так. Она знала, кем он БЫЛ, но кем же он СТАЛ?
Девушка внимательно рассматривала какие-то бумажки, чеки, и тут зазвонил мобильный, вибрируя на полу рядом. От этого звука она невольно подскочила и взглянула на экран: «Лиам». С секунду она колебалась, но всё же подняла трубку.
- Привет. Как ты там? – поинтересовался жених. Иви взглянула на свои всё ещё запачканную чужой кровью руку и как можно спокойней ответила.
- Да всё хорошо.
- Чего не позвонила? – допрашивал её парень.
- Я немного занята была, - задумчиво ответила она, параллельно рассматривая бумажник и права Уэйна.
- Чем?
И тут Иви вытащила из кармана пистолет и ещё какие-то документы, похожие на удостоверение полицейского, но не совсем.
- Я тебе позже позвоню, - сказала она в трубку, тут же отключаясь, и не давая шанса Лиаму даже ответить.
Она в абсолютнейшем шоке рассматривала каждый документ, жуткий пистолет, осознавая, что ввязалась во что-то очень серьёзное, и что слова Джеймса о том, что его найдут, вовсе не были бредом больного человека. Брюнетка запустила руку глубже в карман и наткнулась на бейдж федерального агента.
- Ох, боже, - невольно вырвалось у нее. Иви себе всякое могла придумать, но, то, что тот самый Джеймс Уэйн станет когда-нибудь федеральным агентом – в последнюю очередь.
Девушка забросила вещи в стиральную машинку и сложила аккуратно содержимое рядом и вернулась в комнату со свежим полотенцем, чтобы утереть оставшуюся кровь с кожи мужчины. Она осторожно и плавно протирала кожу, рассматривая многочисленные шрамы и татуировки на его теле. Невольно она даже засмотрелась, но тут же одёрнула себя и поспешила собрать оставшиеся инструменты на кухню, оттирая кровь со своей одежды. То и дело она заглядывала в гостиную, чтобы посмотреть, как там Джейми. Наконец-то, когда она привела всё в порядок, присела в кресло рядом с ним и в скором времени провалилась в сон.

+1

6

Мне с раннего детства доставалось по физиономии от соседских ребят, потом драки в школе, уличные разборки, армия, война, работа. Для меня ощущать боль - это часть повседневности, поэтому я привык к виду крови, ран, синяков и ссадин. Сколько на теле шрамов? Наверное, я сам уже и позабыл, как и когда получил каждый. Теперь придется на время позабыть о беге, тренировках в спортзале, миссиях. Плохо, очень плохо, но лучше, чем загибаться от боли под деревом в парке, истекая кровью. Хорошо, что они не добили меня, не очень хотелось умирать, тем более столь глупо. Мое тело нашли бы через неделю, если не больше. В этом месте всегда тусуются "отбросы общества", а я уверен, что им бы было совершенно начхать на то, что рядом валяется чей-то хладный труп.
Я забылся беспокойным сном, ощущая, как кто-то аккуратно утирает бок от крови. Так медленно, нежно, стараясь не причинять большей боли. Вспомнил, как в военном госпитале медсестрам было не до этого - главное оперативность, а не гуманность. Да, они хотели помочь, что и делали, но избавить от боли никак не могли. Успокоить тоже. Кому-то из ребят везло, когда они попадали в руки какой-нибудь перепуганной молоденькой работницы, которая не привыкла к безразличию. Те девушки старались заменить тебе сестру, мать, жену... Иви, наверное, было бы тяжело оказаться в горячей точке. Невозможно приголубить каждого раненного, а тем более подарить ему свою заботу, нежность и любовь. Нельзя привязываться к солдатам, ведь каждый из них может больше не вернуться. Смешно, что за столько лет человечество не поняло одного - войной ничего не разрешить. Сколько же можно выяснять все споры убийством простых людей? Мирных жителей, детей, женщин, обычных ребят, которых выдернули из семей, родных домов, оставили один на один с врагом. Думал ли кто-то, что на "той" стороне такие же парни, которые проливают кровь так же, как и ты, но лишь за свою страну, за свой дом, жену, детей и родителей. Не хотелось приравнивать Афганистан к Мировым Войнам, но... все абсолютно так же, лишь с той разницей, что затронуто не так много людей, а еще на дворе двадцать первый век. Политики и ученые готовятся к мировому прогрессу, хотят покорять космос, но при этом до сих пор не научились жить в мире и согласии. Я не только видел, как тяжело крепким, взрослым мужикам на войне, я сам был там. [float=right]http://s6.uploads.ru/SwrtD.gif[/float]Хуже этого ничего нет. Ломаются даже те, кто перед сменой состава говорил, что умеет абсолютно все, мол, ничего такого - сидишь себе в окопе или базе, обстреливая нападающих. Так бывало до первого наступления. Тебе приходится убивать, иначе убьют тебя. Наверное, каждый запомнит своего первого убитого, а потом легче... первый, самый запоминающийся и сложный. Он ничего не знает, не подозревает, что на мушке, а потом... ты задерживаешь дыхание, прицеливаясь, медленно жмешь на курок. Я тогда зажмурился, чтобы не видеть, как тело падает на землю. Кто давал мне право обрывать чью-то жизнь? Но еще в армии, в морской пехоте вбивали в голову одно: "Если перед тобой враг, его нужно убить, потому что тот точно не станет медлить и жалеть тебя." После первого уже можно не закрывать глаза, можно даже смотреть, как он безжизненно лежит на земле. Тогда в тебе запускается какой-то механизм, будто ты играешь во что-то. Тебе становится мало, мало того, что ты делаешь, поэтому ты каждый день хочешь побить свой старый рекорд, оправдывая себя тем, что убиваешь за "правду, добро, за освобождение." Сходишь с ума, когда сидишь без дела, зная, что ты можешь помочь кому-то "там". Эйфория проходит в те минуты, когда тело сковывает страхом, а сердце в груди замирает. Рядом убивают твоего товарища, ты не видишь этого, только слышишь, как глухо он падает где-то в метре от тебя, что-то шепчет в предсмертной конвульсии, но ты не в праве помочь, ведь перед тобой другая задача. Я ни раз возвращался в лагерь в крови, но эта была не моя кровь, а кровь тех, кто стоял со мной плечом к плечу. Когда в них попадали, отрывало не только руки... хуже всего, когда тебе приходится еще пару часов находится в этом месте. Из-за жаркого солнца тело разлагается куда быстрее, а этот запах. Жженного человеческого мяса, крови, пыли... Шум в ушах из-за выстрелов, грохот гранат. сколько же стерпела земля, сколько крови она в себя впитала? Я никогда не забуду и первое ранение, когда я не успел залечь на землю, а в меня попали. Прямо в плечо, еще бы немного и в сердце, куда и целились. Было смертельно страшно не из-за того, что я подохну, а из-а того, что случится это со мной где-то в госпитале, а не здесь. Через пару недель я снова вернулся, ибо не мог оставить "там" друга, да и был не в праве бросать начатое дело. После того, как меня подстрелили, я стал злее и осмотрительнее. Правда, за те годы не малое пережил: еще ранения, контузия, а в последний день и вовсе... чуть не погиб, но меня вовремя спас Джек, рискуя собственной жизнью. Если бы не он, то я отправился бы домой в мешке для трупа. Кстати, после этого я снова пережил потерю слуха на пару дней. Взрыв гранаты, а потом обстрел... меня вырубило тогда на пару минут, голова раскалывалась, а еще я потерял ориентир в пространстве. В ушах обрывки звона и шума, еще пыль везде, какие-то знаки от сослуживцев, но я не успевал... и не успел бы, если не лучший друг.
Я часто видел во сне войну, те ужасные моменты моей жизни, которые я бы хотел навсегда позабыть. Мне было сложно снова начать жить, как раньше. Ночью становилось по-настоящему страшно и тяжело, когда старые боевые раны давали о себе знать, а последствия контузии вовсе сводили с ума. Мое подсознание играло со мной, заставляя снова и снова видеть то, что не каждый способен выдержать. Я не мог проснуться, хотя понимал, что все сон. Иногда случалось так, что сны были слишком реальны, поэтому я открывал глаза, ощущая, как меня лихорадит от жара, как сбито я дышу... на глазах слезы, а еще так мерзко на душе и сердце. Хочется забыться, но не выходит. Если до "развода" меня будила Джанет, то сейчас я мог еще полночи мучиться от кошмаров в полнейшем одиночестве. Иногда мне казалось, что я совсем один... меня даже некому пожалеть, хотя меньше всего на свете я хотел этого. Не признался бы, ведь я же Джеймс Уэйн. Разное бывало в жизни, поэтому бороться со своим снами я должен был тоже сам.
Обезболивающее перестали воздействовать на рану, голову, поэтому я снова ощутил боль в боку, когда спал. Мне снилось что-то смазанное, непонятное, но стоило ране дать о себе знать, как снова пришли кошмары. Снова я сжимаю в руках оружие, опять слышу, как свистят пули, летят гранаты, кричат люди. Потом затишье, а я замечаю, как на поле выбегает мой сын. Что он там делает? Как оказался в этом месте? Совсем один? Почему он? Я рвусь из-за укрытия к нему, крича, чтобы он уходил... как раз в эту секунду на него направляют свои автоматы все. Я кричу, чтобы убили меня, но не его... но поздно. Шум автоматной очереди, а я резко падаю на колени перед Джеком...
- Нет... нет... - уже говорю я, сжимая кулаки. Меня снова лихорадит от жара, а еще я оказывается сплю. Боль в боку, даже вздохнуть не могу. Неужели, это правда? Меня ранили?
- Что... там? Почему так больно... - бормочу я, жмурясь. Знаю, что не один... как же жарко в комнате. Девушка включает прикроватную лампу, я могу взглянуть на нее. Эвелин бледнее приведения, а мне по-настоящему страшно. Уже не понимаю от чего: моего сна? Моей раны?
- Тихо-тихо. Ты в безопасности, - говорит Уорд, но мне не становится легче. Подруга смотрит на мой бок, а я то его не вижу, потому что сложно повернуть шею - затекла после сна.
- Что там? - снова спрашиваю я, хватая Иви за руку, чтобы она отвлеклась.
- Ножевое ранение, но не очень глубокое.   
- Мать твою! Лучше бы мне ногу прострелили... - выругиваюсь я, закусывая губу.[float=left]https://31.media.tumblr.com/e16687758947065c91344d2e3526d775/tumblr_mykdnhwkc91remz2ko6_250.gif
[/float] Уорд говорит мне, что все будет нормально, но меня снова окутывает паника. Я не знаю из-за чего, обычно это случалось только тогда, когда происходили срывы. Последствия все той же войны и ранений. Я за секунды иногда заводился, раздражался. Иви успокаивает тем, что все заживет, но я не могу сомкнуть глаз. Опять. Бессонницы бывали частыми спутниками. Девушка где-то рядом, но я ее совсем не вижу, не чувствую... опять я один на один с собой. Иногда хочется от этого спрятаться, но я не могу бежать от себя.
- Тебе нужно поспать, отдохнуть... - слышу голос, но мотаю головой.
- Не могу... - шепчу я, морщась от того, что по коже пробегаются мурашки, а под повязкой снова пульсирует боль. Кажется, что на моей коже до сих пор кровь, но это всего лишь пот, - опять снятся кошмары... не уходи... - бормочу я, хватая руку Иви, которая гладит меня по щеке, чтобы успокоить. Неужели... я нужен ей? Она беспокоится за меня? Мне становится легче, когда ладонь Уорд скользит по щеке, поглаживая. Простая нежность творит чудеса, потому что через минуты две я проваливаюсь в сон, все еще сжимая руку девушки - так я был спокоен, что она никуда не уйдет, будто рядом. Я забылся... мне ничего не снилось, а это лучше, чем кошмары о войне. Мне было так спокойно, что рана перестала беспокоить меня, по крайней мере, я не чувствовал уже той боли, что была.

+1

7

https://38.media.tumblr.com/66fb4260a4d78991c8bd2e237d88f6f6/tumblr_meqc77AyFr1qleje6o1_500.gif

It's not always rainbows and butterflies
It's compromise that moves us along
My heart is full and my door's always open
You can come anytime you want


Говорят, что наши страхи преследуют нас в наших снах. Засыпая, мы не можем контролировать то, что чувствуем, то, что видим и зачастую подсознание пытается сыграть с нами злую шутку, демонстрируя то, что сидит где-то в глубине самых тёмных уголков души. Эвелин была простым человеком, и у неё были свои опасения, страхи, несмотря на то, что она старалась храбриться всегда и бороться с паникой всякий раз, когда на кардиомониторе отображалось замедленное сердцебиение пациента. Самый большой страх врача – не успеть помочь, потерять человека прямо на операционном столе и потом смотреть в глаза родственникам, принося плохие вести. Но, Уорд всегда старалась держать себя в руках, не выдавать волнения. И соврёт тот медик, который скажет, что никогда не беспокоиться ни о чём во время работы. Но, сейчас… В этом доме, в этой комнате всё произошло слишком быстро, слишком стремительно, хотя казалось, что прошла целая вечность с того момента, как Джеймс постучался к ней в дверь и как заснул на диване, пребывая под действием сильно действующих лекарств. Трудно было поверить, но прошёл всего лишь какой-то час, и ощущение времени как-то незаметно исчезло, ускользнуло от девушки. Теперь она находилась в каком-то полусне, потому то не могла окончательно отключиться даже от усталости. В голове прокручивалось произошедшее, словно в замедленной съёмке, дополняясь жуткими образами. Вот, она видит побледневшее лицо Джеймса в мраке, его глаза широко открыты и во взгляде читается мертвенный ужас, а она не может помочь. Не может ничего поделать. Кровь. Всё застилает кровь, ярко красным пятном на полу. Его руки такие холодные и становиться так жутко. Он будто ускользает от неё в темноту, а она бежит, кричит, но всё бесполезно. Смерть пытается отобрать его у нее, и Уорд ощущает свою беспомощность, как будто её посадили в стеклянную банку и заставили наблюдать за этим кошмаром. Взгляд опускается на руки. Они в его крови. Вязкие, липкие. Дыхание перехватывает от панического ужаса и в голове мысль долбит молотом: не спасла, не сумела, убийца.
- Нет... нет... – слышится голос издалека, и Иви резко вскакивает, с каким-то облегчением осознавая, что ей всё приснилось. Девушка посмотрела обеспокоенно на диван, где лежал мужчина.
- Что... там? Почему так больно... – бормочет Уэйн, держась за бок, и Иви подошла ближе к нему, включая лампу, чтобы посмотреть, что там с ранением.
- Тихо-тихо. Ты в безопасности, - старается его успокоить хирург, заглядывая осторожно под повязку, чтобы убедиться, что рана не начала кровоточить снова. Кожа под руками горела и Иви беспокоилась, чтобы там не было заражения, но вроде как просто воспаление от швов.
- Что там? -  он резко хватает её за руку снова и от этого прикосновения у неё аж мурашки по коже пошли уже второй раз за вечер. Она отвлеклась от его бока, и взглянула на него. В глазах неподдельный страх, безумие и это невольно напомнило того Уэйна из сна. Мёртвого Уэйна. Девушка встряхнула головой, стараясь выбросить дурацкие мысли. Всё хорошо. Он жив. Всё будет хорошо.
- Ножевое ранение, но не очень глубокое, - как можно спокойнее объяснила Иви. Рана и правда была не такой глубокой, как показалось в начале и это очень обнадёживало.
- Мать твою! Лучше бы мне ногу прострелили...
Нет, всё-таки он не изменился ни капельки, - подумала Уорд. Это даже утешало её, потому что ей нравился тот Уэйн, которому было всегда плевать на всё, готовый рисковать, попадать в любые передряги. Она любила того Джеймса сильно и пусть он об этом не узнает. Но, это всё было секундное облегчение, потому что мужчину трясло от паники и страха. Очевидно, что у него был посттравматический шок, и она была уверенна, что сказывалось ещё и его военное прошлое. Война ломает людей, выкручивает их мозги, словно губку и никто не остаётся прежним. Если ты однажды побывал там, стрелял в невинных, слышал взрывы, видел, как убивали твоих товарищей – ты никогда не сможешь этого забыть. По-настоящему, никто не возвращается с войны. Головой все эти люди остаются там, на поле битвы. Эвелин доводилось оперировать нескольких парней, что вернулись с горячей точки. Она видела огонь в их глазах, видела как им плохо от того, что они знают, что такое настоящая боль и страх. И то же самое она видела сейчас в глазах Уэйна. Как же ей хотелось помочь ему. Спасти от тех кошмаров, что гнались за ним по пятам. Она не знала, что с ним произошло за эти годы, и не могла знать, что скрывается за тенью его прошлого. Как он стал федералом, как так жизнь его повернулась? Но, она отчаянно хотела облегчить его страдания, спасти его хоть на несколько часов.
- Чшшш, всё нормально. Жить будешь, - из последних сил пыталась успокоить паническую атаку Джеймса Эвелин. На него было больно смотреть. Бледная кожа, которая горела огнём от ранения и безумные глаза, налившиеся кровью.
- Тебе нужно поспать, отдохнуть... – произносит она тихо, поглаживая его по щеке ладонью, но его лихорадило слишком сильно, чтобы так легко успокоиться.
- Не могу... опять снятся кошмары... не уходи... -  шепчет сбивчиво раненный, схватив за руку, которой она его гладила. Снова предательские мурашки по коже и она гладит его второй рукой, стирая капельки пота. Медленно, нежно, стараясь не тревожить сильно.
- Просто поспи, я никуда не уйду, честно, - шепчет она тихо, наблюдая, как Уэйн проваливается в сон, держа всё ещё крепко её за руку. Она накрыла его ладонь своей и тоже уснула быстро, положив голову на край дивана, немного сжимая его руку.
***
На этот раз Иви уже не тревожили такие сильные кошмары, но она проснулась от назойливого звонка своего мобильного телефона. С трудом она открыла глаза и обнаружила, что так и спала, держа Уэйна за руку. Неприятное ощущение стыда накрыло её, заставляя убрать руку. Это всё неправильно, - пронеслась в голове мысль. Она не должна была… Иви взглянула на экран мобильного. Лиам снова звонил, будто подсмотрев, что делает его невеста. Снова укол совести. Она ведь так и не перезвонила вчера. Наверняка, он уже себе там напридумывал. Да, и Уорд вполне могла его понять. Ведь она уже давно перестала ему объяснять что-либо. Как будто два чужих человека жили под одной крышей. Иви вздохнула трудно, бросив взгляд на спящего Джеймса, и как можно тише прошла в коридор, чтобы не разбудить его.
- Да, Лиам, привет, - тихонько проговорила она в трубку, придавая своему тону как можно больше непринуждённости, - прости, что не перезвонила, я уснула.
- Ну, я так и понял. Ты почему так тихо?
- Просто…нуу…в общем, долго объяснять. Мне нужно тебе кое-что рассказать. Только не перебивай, - заговорила иви, осторожно подбирая слова. Всё-таки она была ещё неуверенная, хочет ли сказать жениху правду обо всём.
- Что? – в его голосе слышалось неподдельное беспокойство.
- Я тут помогаю своему знакомому хорошему. Он болеет очень серьёзно, и я согласилась посидеть с ним, помочь, потому что ему нужен уход, а больше некому. Я же всё-таки врач. Прости, что сразу не сказала, - отчаянно врала Эвелин. Почти врала. Она просто недоговаривала всего, потому что боялась реакции своего парня. Она отлично знала, как Лиам ненавидит Уэйна, и ей было просто страшно признаться во всём.
- Оу, ну, хорошо, что хоть сейчас сказала. Ну, ладно, что ж. Ты нужна ему, Ив, - произнёс после долгой паузы парень, - я, собственно звонил сказать, что задержусь тут ещё на пару дней. Конференцию перенесли, так что я приеду чуть позже, чем должен был.
- А, ну, хорошо, буду ждать, - ответила Уорд, невольно выдыхая облегчённо. Ещё не хватало, чтобы Лиам увидел Уэйна, лежащего у них на диване с ножевым ранением.
- Ну, я позже позвоню ещё, малышка, целую!
- Пока, - попрощалась Иви и отключила телефон. Она заглянула в комнату, где всё ещё лежал Уэйн, и закусила губу. Ну, что ж. Будем тебя выхаживать.

Отредактировано Evelyn Ward (2015-05-03 15:11:50)

+1

8

http://26.media.tumblr.com/tumblr_m31o9i1jqk1qmxasjo1_250.gif

Лучше всего в ней было вот что: она замечала мое существование. Другие смотрели на меня так, будто я досадная помеха между ними.

Я проснулся от боли в боку, поэтому сначала с минуту не мог понять, что происходит, а главное, где я нахожусь. Веки тяжелые, будто на них сверху налепили клейкую ленту, во рту сухо, а вот по коже бежит пот, даже сейчас чувствую его. Ненавидел просыпаться в "луже", но часто просто не мог контролировать сны, поэтому со временем привык спать без футболок. В комнате светло, картина какая-то на стене, комод, обои в цветочек, занавески... Я точно был не у себя дома.
"Как же болит голова, - подумал я, приложив руку ко лбу, зажмурившись, - меня кто-то бил? Плохо помню".
Прикрыл глаза, вспоминая, что вчера произошло. Был дома, потом пошел в парк, там меня кто-то избил, а теперь я нахожусь в квартире Эвелин Уорд. Почему у нее? Наверное, мне стоило раньше позаботиться о друзьях, которые разбирались в ранах и не боялись крови. Иви являлась единственной моей знакомой, которая была не только врачом, но еще... я ей верил. Мы из одного "теста", то есть городка, а такое просто так не забывается, а тем более не продается. Девушка вчера меня вытащила с того света, не сдала в больницу, которая меня бы спасла, но на пару недель, ибо меня бы вычислили.
"Нужно позвонить начальнику... уверен, что они уже отправились искать мой труп в том парке, либо думают, что меня устранили".
В комнате никого не было, поэтому я потянулся к телефону, что лежал на тумбе.
"И позвонить Джанет, а то на уши поднимет участок полицейский, а мне это не надо".
Пока набирал номер на телефоне (думаю, что Иви будет не против, что я воспользуюсь ее домашним телефоном), заглянул под плед. На боку бинт, повязка, а еще снова заболело, когда напряг мышцы.
"Мне теперь пару дней точно нельзя будет выходить куда-то".
- Джеймс? Это ты? - спросила моя супруга, а я ответил спокойно:
- Да, просто кое-какие дела. В общем, мне нужно время, я сейчас не в городе, звоню из гостиницы. Меня не будет неделю, может, больше, может, меньше... - размышлял я, ведь не знал, когда смогу нормально передвигаться, - я буду звонить, когда смогу. Прости, что опять сваливаю на тебя всю заботу о Джеке, но... так надо. Передавай ему привет, - закончил я, выдыхая.
Джанет приходилось терпеть мой график, который никто и нигде не прописывал, поэтому я мог внезапно проспать на пару дней, она к этому привыкла, но все же... даже если мы в разводе, пусть и неофициальном, но я отзванивался домой, ведь там не только Джен, но и мой сын. А мальчик никак не должен был страдать из-за глупости родителей, а тем более из-за моей работы.
Я попытался лечь удобнее, но боялся, как бы швы не разошлись. Ехать в больницу - худший из возможных вариантов, даже, наверное, хуже смерти. Уж лучше умереть здесь от потери крови, чем потом где-то кормить рыб.
"Где мои вещи?"
Только сейчас я понял, что в кармане куртки был пистолет, мобильный и удостоверение ФБР...
"Черт!"
Хотя я предполагал, что Уорд нужно все рассказать, но я думал, что смогу уйти от прямого ответа. Связаться с начальником мне нужно было срочно, но я не мог этого сделать без телефона. Ничего лучше придумать, чем дождаться прихода Эвелин - не смог. Она пришла через пару минут, но сначала заглянула в комнату.
- Я все еще жив, - сказал я, улыбнувшись немного, - я воспользовался телефоном. Кстати... - начал я издали, - вещи мои. Ну... ты... в общем, ты все знаешь, да? Глупо спрашивать, когда вижу, что знаешь, да и это очевидно!
Я заглянул в глаза Иви внимательно:
- Я все объясню, только дай мой телефон, - я протянул руку, - мне нужно кое с кем поговорить. Я бы сам взял, но...
"Теперь я даже до туалета дойти не в силах без помощи".
Глупая мысль, когда ты ранен, а вчера чуть не сдох.
"Черт. Мне же придется потом просить ее..."
Но я пресек поток ненужной информации, что забивала голову.
- Спасибо, - ответил я, когда получил свой сотовый, - даже цел. Это хорошо, - проговорил я тихо, когда уже звонил своему шефу. Эвелин стала случайной свидетельницей моего разговора с начальником, но я был уверен, что она никуда бы не слила эти данные, да и не поняла половины из сказанного мной. Единственное, что было ясно: я не могу закончить дело, сейчас в безопасности, в больницу не обратился, а человеку, что рядом можно верить.
- Я свяжусь через пару дней, отправьте за этим придурком кого-то еще, но лучше пустите слушок по больницам, что один из пациентов, поступивших этой ночью скончался. Упомяните про ножевое ранение, потерю крови и позднее обращение, - говорил я уверенно, - я ... я не указываю, про... хорошо, делайте, как знаете, но те ребята больше не выйдут на дело, пока не убедятся, что угрозы нет. Угроза - я. Убейте меня слухами, информацией, а они сами поплывут в руки.
И почему мой шеф был таким идиотом?
Иви все еще здесь, а я не могу толком накричать на собеседника, ибо не по уставу, да и как-то...
"Брось, ты в ее компании пиво пил, матом ругался, а еще, может, девушек сосал. По-моему... все худшее она уже видела".
- Так вот... как ты могла заметить и понять, - начал я, когда убрал телефон в сторону, - я не просто полицейский. Я работаю на ФБР, наверное... для тебя это стало еще большим удивлением, чем то, что я коп. Да... время бежит, люди меняются, а я все тот же Джеймс, которого чуть не убили вечера в парке, - я поморщился, когда засмеялся, - о моей профессии лучше никому не знать, поэтому... будет странно, если меня обнаружит кто-то у тебя дома из твоих знакомых?... кхм... Ты замужем?
"Если меня придет и добьет ее муж, то это будет еще обиднее. Хотя... какой-то мужик валяется на диване в полуголом виде, тут будет не до ран".
Венди давно не рассказывала мне об Иви, точнее мы как-то не говорили о друзьях, да и я давно видел сестру, но почему-то... шестое чувство говорило мне, что у Эвелин удачно сложится жизнь. Умная, красивая, не такая занудная, как другие, а еще хорошо выполняет работу. Таких девушек сразу кто-то забирал под венец, кто-то умнее, чем я.
- Просто... мне, наверное, лучше перебраться в какую-нибудь гостиницу...

+1

9

We are the heroes of our time
But we’re dancing with the demons in our minds

Странно, что Иви не чувствовала страха из-за своих догадок, из-за того, что в один вечер её такой обыденный и рутинный мир пошатнулся из-за появления Уэйна. Он стал призраком прошлого. Того, от которого она неосознанно пыталась сбежать, хотя она себе любила доказывать, что это не так. Нет, ей было классно в Бостоне, там прошло всё её детство, там были родители, которых она мечтала перевезти к себе в Сакраменто, там она впервые полюбила и встретила Лиама. Но, порой, было грустно от того, что её жених не был первой любовью, но, безусловно, претендовал стать последней. А Иви всё плыла по этому течению жизни и порой сомневалась в том, что всё должно быть именно так. Она сбежала из Бостона, потому что хотела нормально жить. Хотела перестать мысленно, возвращаться к Джеймсу, которого когда-то отчаянно и как-то по-детски полюбила. Первая любовь чаще всего бывает неразделённой  и оставляет глубокий след в нашей душе, но для Эвелин – это было что-то большее. Иначе, как ещё объяснить то, что её, без пяти минут жену успешного адвоката, так заинтересовал Джеймс? Тогда в коридоре, когда она услышала его фамилию – могла же просто пройти мимо, ведь так? Могла же просто забыть об этом и  продолжать спокойно жить? Но не захотела ведь.
Мы всегда предполагаем, а как могла наша жизнь повернуться будь всё иначе? Существует ли вообще судьба? Почему они встретились в Сакраменто именно тогда, когда Эвелин должна через несколько месяцев выйти замуж, а у Уэйна, похоже, тоже жизнь бьёт ключом, полная тайн, которые не должны были её касаться? Как это всё объяснить?
Уорд  заглянула в комнату, чтобы проверить, как там поживает её горе-пациент, и от неожиданности вздрогнула, услышав его хриплый голос.
- Я все еще жив, - произнёс он, улыбнувшись и Иви почувствовала, как у самой уголки губ поднимаются. Поразительно, что он ещё в настроении улыбаться, - подумала девушка, - хотя, чему удивляться. Это же Джеймс.
- …я воспользовался телефоном. Кстати... вещи мои. Ну... ты... в общем, ты все знаешь, да? Глупо спрашивать, когда вижу, что знаешь, да и это очевидно!
- Ну, да, я видела.
Уорд закусила губу, разглядывая внимательно Джеймса, вспоминая, как нашла все эти значки, а ещё…пистолет, который она спрятала между одеждой, пока стиралась куртка. Что-то ей подсказывало, что Джеймсу лучше не врать и не притворяться дурочкой. Он видит её насквозь прямо сейчас, но хотела ли она каких-то объяснений? По сути, они друг другу никто, так, призраки прошлого друг друга. Она – влюблённая и правильная девчонка, а он крутой парень, которому море по колено. Что у них общего? Тем более что уже столько лет прошло. И Иви толком его не знает. Прошлое остаётся в прошлом, ведь так?
- Я все объясню, только дай мой телефон,  мне нужно кое с кем поговорить. Я бы сам взял, но...
- Да, конечно, не дёргайся, тебе нельзя делать резких движений, а то швы разойдутся, - проговорила она спокойно, взяв телефон со стола и вручив Уэйну.
- Спасибо, даже цел. Это хорошо, - добавил мужчина тихо, и Иви задумалась, что вероятно те, кто с ним это сделали, очень торопились и это были явно не грабители в ночном парке. Но, это же не моё дело, так? – попыталась отогнать от себя лишние мысли Эвелин. Как-то невольно она стала воспринимать всё, что произошло с ним близко к сердцу. А ведь она врач, она не должна поддаваться эмоциям.
Иви подошла к окну, и опустила шторы, чтобы солнце не било так по глазам, ну и чтобы не смущать Джеймса, когда тот говорил по телефону. Но, всё же, какое-то непонятное любопытство заставило ее, напрячь слух, когда мужчина заговорил в трубку быстро.
- Я свяжусь через пару дней, отправьте за этим придурком кого-то еще, но лучше пустите слушок по больницам, что один из пациентов, поступивших этой ночью скончался. Упомяните про ножевое ранение, потерю крови и позднее обращение.
Уорд ощутила холодок по спине, немного сжав ткань шторы. У неё перед глазами была эта картина вчера еще – умирающий Джеймс у неё на руках, холодное тело и глаза полные ледяного ужаса. Девушка потрясла головой, отгоняя от себя это видение.
- я ... я не указываю, про... хорошо, делайте, как знаете, но те ребята больше не выйдут на дело, пока не убедятся, что угрозы нет. Угроза - я. Убейте меня слухами, информацией, а они сами поплывут в руки.
Иви повернулась к нему, как раз в тот момент, когда он отключил связь. На него всё еще было больно смотреть: синяки под глазами, бледная кожа, но он был жив,  и от этого становилось легче. Она осторожно села, напротив в кресло, приготовившись выслушать всё, потому что она тревожилась за него.
- Так вот... как ты могла заметить и понять, я не просто полицейский. Я работаю на ФБР, наверное... для тебя это стало еще большим удивлением, чем то, что я коп. Да... время бежит, люди меняются, а я все тот же Джеймс, которого чуть не убили вечера в парке,- он засмеялся, и рука Иви дрогнула, когда он поморщился от боли.
- О моей профессии лучше никому не знать, поэтому... будет странно, если меня обнаружит кто-то у тебя дома из твоих знакомых?... кхм... Ты замужем?
Брюнетка настолько погрузилась в то, что он сказал до этого, что не до конца уловила последний вопрос.
- Эээ, что? – переспросила девушка, - ааа, оу… - по непонятной даже для себя причине она замялась, ощущая, как её щёки заливаются румянцем. Кольцо, которое подарил ей Лиам, когда предложил выйти за него, жгло палец, и Иви незаметно накрыла его рукой. Всё же, ей не хотелось говорить о женихе. Господи, ну не молчииии!
- Просто... мне, наверное, лучше перебраться в какую-нибудь гостиницу...
- Ну, нет, я не замужем, - пробормотала она тихо, - не беспокойся. Тут ты в безопасности и никто не узнает, я обещаю. Не глупи, в гостиницу я тебя не пущу в таком состоянии. Поживёшь у меня недельку, пока не поправишься. Тебе нужен отдых, - серьёзно произнесла девушка.

+1

10

Как снег на голову свалился. Иначе не назвать то, что произошло вчера поздним вечером. Понимаю, что была безвыходная ситуация, но я даже не подумал об Эвелин. Может, она не сможет помочь. Вдруг она бы сдала меня, потому что мы не были такими уж хорошими знакомыми, которые доверяли друг другу на все сто. Мое внутренне чутье не подвело меня на этот раз тоже, потому что Уорд сделала все возможное для моего спасения, даже больше. Смутно помню вчерашнюю "операцию", а еще какие-то странные сны. Все в голове перемешалось, а я знал лишь одно - она способна на многое ради меня. В чем было дело? В доброте этой девушки? В ее врачебной клятве помогать всем и всегда? В том, что мы из одного городка? В Венди?
"Венди сто лет не рассказывала о своей подруге, хоть я и немного покопался в ее биографии. Отличный врач, пример для всех вокруг".
Да, она являлась тем человеком, который должен был вырываться из Бостона, стать примером для подражания. Иви выполнила свою задачу на все сто процентов. Уже тогда, при первой встрече, которую я смутно помню, девочка дала знать, что умна не по годам, а еще обожает танцы, школу и мою сестрицу. На подсознательном уровне тогда я понял, что, возможно, Уорд как-то странно посматривала в мою сторону, да еще та драка с ее бойфрендом. Мерзкий тип был, удивляюсь, как я ему зубы не выбил все в тот день.
"Нечего было задевать меня за живое. Идиот".
Вот такие воспоминания у меня были о том парне, который строил из себя непонятно кого, а в итоге потом плевался кровью. Я как-то и забыл о нем, если бы не встреча с Эвелин, да и не вчерашняя встряска головного мозга, даже память освежилась.
Мой вопрос немного был неуместен, но я же должен все знать, вдруг чего произойдет, откуда ждать беды. Если у Уорд был муж, то ему вряд ли понравилось бы то, что в гостиной теперь новый жилец. Убежать я не смогу, даже нормально сдачи дать тоже, поэтому "предупрежден - значит, вооружен".
"Не замужем? Отлично". - подумал я, невольно улыбаясь своим мыслям. Не то, чтобы я рассчитывал на что-то, просто так безопаснее. Я не понимал, почему у Эвелин никого не было, ведь она красивая, умная и добрая. Таких в наше время мало, поэтому все это было весьма странно.
Я хорошо помнил тот день, когда встретил девушку в больнице. Словно это было вчера...
-----------------------------
Очередной осмотр, который я так не любил из-за кучи глупых вопросов, анализов и прочей ерунды. Нужно было пройти все круги Ада, не меньше пяти врачей, а еще потом результаты занести куда нужно. Я сидел у кабинета врача, рассматривая руки. Сказали подождать немного, ведь все готово было давно. Ждать я не любил, да и не умел. С детства говорили, что у меня в заднице шило. Знаете, а тяжеловато без дела сидеть, когда у тебя в пятой точке то самое шило. Я как-то пытался отвлечься, все думал о том, как перестать ссориться с моей же бывшей женой.
- Мистер Уэйн, - раздался голос справа. Девушка из кабинета улыбается мне, указывая куда-то в сторону, - пройдите в кабинет за углом. Вас там ждут.[float=right]https://38.media.tumblr.com/5676c1654cf3db5a15bdb4868d4e4fd5/tumblr_ni9wwoX5Fm1u80x2go2_250.gif[/float]
Было странно слышать это, ведь меня должны были отпустить, дав какую-то справку. Я удивился, ибо на здоровье не жаловался давно, только беспокойно спал, да и мигрень бывала мучила, но я как-то привык к этому.
- Что-то не так? - спросил я, приподнимая бровь, когда встал с места. Медсестра успокоила меня тем, что мне нужно кое-что подписать в каком-то документе, который сейчас не у нее. Я направился туда, куда указали, прикрыл за собой дверь, когда вошел внутрь. В кабинете было светло, на подоконниках цветы, просторно и свежо. Возле стола стояла ко мне спиной какая-то девушка, судя по униформе - врач.
- Вы просили зайти? - поинтерисовался я, рассматривая все вокруг.
- Да, да, мистер... Уэйн, - ответила незнакомка, обернувшись. Наши глаза встретились, от чего мне стало немного не по себе. Будто меня сейчас насквозь прожгли, - или, может, Джейми?
Я растерялся на пару секунд, не понимая, откуда эта девушка знает мое прозвище со времен Бостона. Ну, да, меня так обычно называли ребята из моего окружения, иногда сестра тоже окликала по привычке так. Я не мог понять, кто передо мной. Если этот человек знает омоем прошлом, то мне не очень выгодно с ним теперь общаться. Любопытство во мне превысило все возможные инстинкты самосохранения, мол, Уэйн, сделай вид, что ничего не понимаешь, тебе же лучше.
- Мы знакомы? - я прищурил глаза, всматриваясь в черты лица доктора, лишь потом понял, кто это. Да, просто табличка на груди с именем и фамилией: "Эвелин Уорд. Хирург".
- Вот так сюрприз! А ты заметно выросла с нашей последней встречи, - сказал я весело, улыбаясь счастливо, ведь мне нравилось встречать кого-то из своей юности, - не ожидал тебя здесь увидеть!
Я как-то по-братски и крепко обнимаю Иви, прижав к себе.
- Хирург? Неплохо...
Девушка смотрела на меня внимательно, а еще я заметил, что она совсем изменилась. Стала какой-то другой... Но что-то в ней сохранилось от той Эвелин Уорд, что я знал в Бостоне. Может, любопытный и умный взгляд? Добрая улыбка?
-----------------------------
- Я думал, что тебя давно уже похитил кто-то под венец, - пошутил я, разглядывая Иви, - удивлен, что у меня сын скоро в школу пойдет, а еще собака живет... дом свой, странная женщина в нем. Непривычно... - размышлял я вслух.
Я подождал пока Уорд сядет в кресло рядом, чтобы нормально ей все объяснить.
- Ладно. Шутки в сторону, - проговорил я серьезнее, - я останусь здесь, но как только смогу уйти, то сразу же это сделаю. Не хочу доставлять тебе неудобство, а еще я во сне разговариваю. Громко смеюсь и люблю посмеяться над совершенно не смешными вещами. В общем, я самый ужасный сосед, который может только быть.
Я улыбнулся, поправляя на себе плед.
- Ты уже нашла удостоверение в кармане, поэтому смысла врать не вижу. Я работаю на ФБР. Понимаю, что проще представить меня маньяком и убийцей... но... это так. Полиция - просто прикрытие. Вчера неудачно был пойман, но все обошлось. В больницу нельзя, сразу засекут, тогда узнают обо мне все, а я не должен рисковать безопасностью своей семьи.
Если и есть что-то важнее работы - это Джек и Джанет. Да, она его мать, женщина, которую я когда-то любил, поэтому до сих пор уважаю, ценю и оберегаю ее.
- А что нового у тебя? - я хотел отвлечь Иви от темы о работе, ей незачем было все это знать.
"Меньше знаешь, крепче спишь".

+1

11

Even if you cannot hear my voice
I'll be right beside you dear

Поразительно, как жизнь честной и правильной девочки Эвелин Уорд превратилась в сплошную ложь. И, как же быстро это произошло. Иви никогда не отличалась огромным талантом к вранью или сокрытию правды – это вовсе не было её талантом, скажем так. Эвелин всегда была кем-то вроде тех занудных девчонок-святош, которые состоят в танцевальных или литературных кружках и стараются не ввязываться в проблемы. Она всегда старалась быть правильной во всём, что делала: в своём отношении к людям, в учёбе, работе. Да у неё никогда и не возникало необходимости кому-то лгать. А что же сейчас? Джеймс Уэйн перевернул её мир с ног на голову, и она превращалась в ту, кого просто не узнавала. Причём с его появлением, тяга к неправильным вещам увеличивалась с прогрессирующей скоростью.
Она ничего не знала о том, кем он стал, как его жизнь обернулась за столько лет, и какого черта он вообще забыл в Сакраменто? Они с Венди уже давно потеряли связь, и она была без малейшего понятия, что творилось с Джейми в последние годы. Так бывает, что пути людей расходятся даже, если вы были самыми лучшими друзьями на протяжении долгих школьных лет. Иви и Венди объединяло что-то большее, чем просто дружба. Они были как сёстры, поддерживали друг друга во всём, помогали. Уорд понимала её с полуслова, хотя Венди и не была такой однозначной в каких-то ситуациях, как Эвелин. Но, всё же, сестра Джеймса стала для неё какой-то отдушиной, опорой что ли, да и своего рода мостиком к нему самому. Ведь, это именно Венди их можно сказать познакомила вообще. Сама того не подозревая, она стала причиной того, что Иви влюбилась по уши в её брата. Но, после выпуска, они стали всё реже созваниваться, они поступили в разные колледжи, в абсолютно разных городах и было уже сложно видеться каждый день, как раньше. Уорд, казалось, вырвалась из Бостона, начала новую, насколько на тот момент ей казалось, даже счастливую жизнь. Ведь, юность – это всегда прекрасно: новые люди, знакомства, друзья. Твой круг общения меняется на сто восемьдесят градусов и от старой жизни остаются только воспоминания. Скучала ли девушка по родному городу, по Венди, даже по Джеймсу, которого едва знала? Конечно. Ей не хватало безумных посиделок с Уэйнами допоздна у них дома, не хватало едких комментариев лучшей подруги, всего того, чем была наполнена её жизнь до учёбы. Но, так случается, что люди просто постепенно исчезают из наших жизней. Незаметно так, неощутимо они уходят, а на замену им приходят новые. Существует даже теория, что круг общения каждого из нас меняется раз в пять лет практически кардинально, но мы этого не замечаем особо. Но, Эвелин никто не предупреждал о том, что прошлое может ворваться в твою настоящую жизнь так резко.
Она чётко запомнила момент, когда соврала Лиаму впервые. Тот день, когда она узнала, что новый пациент их больницы – это Джеймс. С того самого момента она себе места не находила, всё думала и думала о том, что скажет, а стоит ли вообще говорить, а помнит ли и так далее… Неудивительно, что её жених заметил перемены в настроении своей невесты. Парень всё допытывался, в чём дело и что вообще с ней происходит такое, и Иви пришлось соврать, что просто загружена работой. И, самое поразительное, что её даже и совесть то не мучала из-за этого. Хирург знала все тонкости отношений Джеймса и Лиама еще с юности, и провоцировать очередной бессмысленный конфликт было бы не очень здорово. Но, как все мы знаем, одна ложь тянет за собой вторую и так дальше по цепочке, пока ты по уши не оказываешься в этой гадости. Ей не нравилось ему врать. Ей не нравилось то, что она не грызётся на счёт того, что не может, казалось самому дорогому в жизни, после родителей, человеку сказать о том, что чувствует по поводу всего этого. Да, она не узнавала себя такой: дерганной, нервной, вруньей. Но, было какое-то ощущение внутри, что всё так должно быть. Порой, делая неправильные вещи, мы на самом деле движемся к чему-то правильному. И, Иви со всех сил старалась держаться за эту мысль.
- Я думал, что тебя давно уже похитил кто-то под венец, - пошутил он, разглядывая Иви, - удивлен, что у меня сын скоро в школу пойдет, а еще собака живет... дом свой, странная женщина в нем. Непривычно...
Эвелин улыбнулась. Трудно было воспринимать Джейми в серьёз вообще когда-либо: что в юности, что сейчас. Они словно сто лет не виделись, и в то же время как будто это было вчера, и они не расставались. Она не знала, шутит ли он по поводу сына, собаки, какой-то женщины…Ведь, это же Уэйн. Трудно представить его счастливым обладателем осуществившейся американской мечты. Да кто угодно, только не он. Всегда рисковавший собой, всегда рвущийся по делу и себе на уме Джеймс Уэйн стал счастливым отцом и мужем? Похоже на какую-то фантастическую историю.
- Если бы мне это сказал кто-то, когда мы учились в школе, что ты станешь… - она запнулась, подбирая правильное слово, - таким, семейным что ли, я бы рассмеялась в лицо этому человеку, уж прости за откровенность. 
А ещё её поразило то, как он был уверен в том, что она уже давно замужем. Неужели я такая предсказуемая?
- Так что мы друг друга разочаровали что ли, в какой-то степени, - она весело усмехнулась, усаживаясь в кресло напротив и рассматривая Джеймса.
- Ладно. Шутки в сторону, я останусь здесь, но как только смогу уйти, то сразу же это сделаю. Не хочу доставлять тебе неудобство, а еще я во сне разговариваю. Громко смеюсь и люблю посмеяться над совершенно не смешными вещами. В общем, я самый ужасный сосед, который может только быть.
- Думаю, я  смогу привыкнуть. Уверенна, худшее уже позади, - рассмеялась Иви и заговорщицки прошептала, - я уже видела тебя без футболки и с ножевым. Меня сложно будет удивить или испугать ещё больше, - она вновь усмехнулась, убирая волосы за ухо.
- Ты уже нашла удостоверение в кармане, поэтому смысла врать не вижу. Я работаю на ФБР. Понимаю, что проще представить меня маньяком и убийцей... но... это так. Полиция - просто прикрытие. Вчера неудачно был пойман, но все обошлось. В больницу нельзя, сразу засекут, тогда узнают обо мне все, а я не должен рисковать безопасностью своей семьи.
- Ну, я всё понимаю, конечно. Просто, я немного в шоке, потому что ты не из тех людей, как мне кажется, кто будет работать на ФБР, наоборот, - Иви прикусила язык, ясно понимая, что слишком уж честно она всё выговаривает. Порой, нужно просто промолчать, а не откровенничать с человеком. Всё же, они не были лучшими друзьями и не Эвелин судить о нем, - ну, в общем, да. Оставайся столько, сколько будет нужно, я не хочу, чтобы ты лишний раз волновался.
- А что нового у тебя?
-  Тебя это, правда, волнует? – усмехнулась Уорд, - то есть, ну, тебя вчера чуть не прирезали где-то, и я зашила тебе рану практически в полевых условиях, а ты хочешь узнать, что у меня нового? Может, я тебя на органы продать собираюсь, или вырезала вчера кое-чего из ненужного, - засмеялась брюнетка, пытаясь разрядить обстановку и поднять настроение своему горе-пациенту.
- Давай оставим меня на потом. Лучше расскажи как так ты семьёй обзавёлся, да ещё при том, что у тебя такая...мм, своеобразная работа?

+1

12

Конечно, если и мне сказали в юности о том, что я буду работать на федералов, то я громко рассмеялся бы в лицо того человека. Смешно. Несовместимо. Невозможно! Я хоть и не был малолетним преступником, но совершил слишком много дел, за которые мне должно быть стыдно. Перепалки с отцом (раз мы даже сошлись в драке), другими парнями, непристойное поведение в школе и периодические побеги из-под опеки родителей - это лишь цветочки. Было еще кое-что похуже: мелкое воровство, хоть я ни в чем и не нуждался, развод на деньги, угрозы, выпивка, травка, убийства. Нет, если вы думаете, что убивать тяжело - я соглашусь, но если ты перед этим выпил очень много джин-тоника, а потом все это закурил порцией отменной травы. В таком состоянии как-то не до совести, да и не до разумности. Когда в очередных стычках я угрожал кому-то убийством, я не врал. Я был на многое способен, если меня чем-то задеть, достать. Джеймс Уэйн никогда не славился сдержанностью и спокойствием, поэтому знающие люди никогда не нервировали меня. Какой дурак станет перед быком махать красной тряпкой? Я наплевательски относился к любым правилам, поэтому и нарушал их. Презирал копов, учителей, взрослых, любого человека, который посягал на мое личное пространство и время, а главное лишал столь любимой свободы. Обычно мне все сходило с рук, наверное, поэтому я до сих пор уверен, что можно натворить много всего, но не поплатиться за это. Так вот, как я докатился до такой жизни? Как человек из Чарльстауна обзавелся семьей, стал вдвойне предателем законов Города? Не помню, как это началось. Наверное, когда другие морпехи вышибали из меня дурь, а потом еще Афганистан. Война ломает людей, но еще и делает их сильнее, меняет до неузнаваемости.[float=right]http://24.media.tumblr.com/2cef0a65ac6556564eefc70c289231e3/tumblr_mno4sdbBdh1rofdz5o6_250.gif[/float] Я тоже стал по-другому смотреть на мир вокруг, понял, что нужно что-то менять в своей жизни. Мне нельзя было возвращаться в Бостон, снова пускаться во все тяжкие. Я хорошо знал, что, вернувшись домой, снова возьмусь за старое. Группировке нужен был лидер пока не было Джека, но я принял решение - раз и навсегда покончить с этим. Может, меня осуждали (хотя тут даже ясно, что стали ненавидеть), но в Городе действовало правило. Если ты не с нами, то против нас. Я собрал вещи и рванул подальше, потому что хотел начать все с нуля. Вербовка. Можно было свалить принятие решения на то, что меня завербовали. Но я же не такой уж и внушаемый, поэтому все было осознано. Я знал, куда иду, зачем. После войны самое то - еще не до конца потерял сноровку. Не думаю, что возможно разучиться стрелять из автомата, обращаться с оружием, ведь когда-то от этого зависела жизнь. Я не хотел до конца забывать свою юность, даже большую часть я до сих пор вспоминаю с улыбкой. Никогда у меня не было таких друзей, как там. И не будет, я знал об этом. Наладить отношения с кем-то из Города я мог, но не хотел. Половина из них убита, другая половина разбрелась по стране, кто-то сидит в тюрьме, а кто-то даже слишком близко ко мне, чем я думал. Мозолить глаза бывшим друзьям, когда официально для всех ты коп, а на деле работаешь на ФБР. Глупо, неразумно и опасно. Не хотел ввязываться во все это, потому что теперь каждый за себя. Мне могли пустить пулю в спину даже те, кого раньше я считал братьями. Нужно было быть начеку. Теперь доверять можно лишь себе.
"С недавних пор Уорд вошла в тот круг лиц, которым придется доверять. Никто из моих знакомых, даже Джанет, никто из них не знал о том, что я работаю в ФБР. Теперь Эвелин в курсе, а от этого не легче".
Я бы хотел сказать, что меня вряд ли бы это волновало, если бы не обстоятельства. Теперь я в долгу, да и любопытно стало, почему у Уорд не было семьи. Смешно, ведь в юности я думал, что всегда буду холостяком, который использует женщин в свое удовольствие. Теперь у меня есть сын, была жена, которую я когда-то любил. Ирония судьбы.
- Не думаю, что мои органы кому-то пригодятся, - сказал я, усмехнувшись, - ты же не из тех людей, которые живут для себя, никогда такой не была. Я слишком хорошо помню, как Венди хотела быть такой же, как ты. Слава Богу, что сестре не пришло в голову брать пример с меня.
Моя сестра была младше, у нас был только общий отец, но Венди всегда обожала меня. Во всех семейных ссорах вступалась за меня, хоть получал я обычно по заслугам. Сколько бы лет не прошло, девушка каждый раз прислушивается к моим словам, даже сейчас часто приходила в гости, просила помощи. Я не мог отказать ей, потому что любил. Да, она навсегда останется маленькой девочкой, которая не виновата ни в чем. Нет, все мой отец, который бросил мать, а меня забрал в другую семью. Именно он виновник, но я со временем научился прощать.
- Я никогда не искал себе женщину, которая будет со мной и в горе и в радости, пока смерть не разлучит нас, - проговорил я голосом типичного святоши, что обручает новобрачных, - все это чушь, уж поверь. Наверное, я бы сто раз подумал, если бы знал к чему все может привести.
Я был хорошим отцом, любил сына всем сердцем, но если бы мне дали шанс изменить как-то жизнь, то я никогда бы не женился так рано. Теперь уже поздно сожалеть, тем более Джек - это лучший подарок судьбы. Единственный человек, кроме Венди, за которого и умереть не страшно.
- Для всех вокруг я же полицейский, - продолжил я, - ты тоже знала меня, как обычного детектива из отдела. Моя жена до сих пор уверена, что я просто на сложном задании. Когда мы с Джанет познакомились в 2006 году, я и не думал, что через год стану отцом.
"Бывает и такое".
- Ну а потом все получилось именно так, как должно было получиться в жизни Джеймса Уэйна. Через два года брака мы решили, что с нас хватит этой ерунды, поэтому уже лет пять воспитываем Джека вдвоем, не подавая документов о разводе. Это тяжело, тем более с моей работой. Понимаю, что странно жить с бывшей женой под одной крышей, но зато я уверен, что сын под присмотром, да и привычка...
"Слава Богу, что мы договорились не водить своих "новых партнеров" в дом. Джеку лучше пока не знать об этой великой афере, хотя... по мне, нужно уже обо всем рассказать, потому что обманывать всю жизнь мы не сможем".
- В общем, моя идеальная семья и брак не так уж идеальны, как может показаться со стороны, - закончил я, прикрывая глаза, задумываясь о том, что рано или поздно я снова буду жить один, но мне так не хотелось расставаться с Джеком. Я боялся, что стану отцом "по дням", а потом какой-нибудь "дядя Роберт" займет мое место. Джен одна не останется, а сын все равно будет расти рядом с матерью... придет час, когда мальчик может начать называть чужого человека папой. Я не должен был этого допустить.
- Раз уж у нас игра "расскажи правду и излей душу"... Твоя очередь, тем более тебе теперь придется со мной разговаривать каждый день, а я... я же почти чужой человек.
"Нас связывает лишь Бостон, Венди и настоящее".
Я понял еще кое-что: Иви придется не только предоставить мне крышу над головой, но и свое общество, еду, заботу. Да, теперь я вряд ли смогу без чей-то помощи переодеться.
"Привыкну к боли. Нельзя садиться на шею".

Отредактировано James Wayne (2015-06-14 14:48:05)

+1

13

http://31.media.tumblr.com/tumblr_medke8fxKG1qdfs7xo7_250.gif

Time, is going by, so much faster than I,
And I'm starting to regret not spending all of here with you.
Now I'm, wondering why, I've kept this bottled inside,
So I'm starting to regret not selling all of it to you.
So if I haven't yet, I've gotta let you know

Странным был сам факт нахождения Уэйна в гостиной у Эвелин. Это всё казалось настолько нереальным, как будто какой-то нехороший повторяющийся сон. Не так она представляла себе эту встречу, да и что говорить, она вовсе не надеялась когда-либо ещё встретить Джеймса. Тогда надцать лет назад – она была совсем девочкой, и старший брат лучшей подруги казался чем-то недосягаемым, каким-то идеалом подростковой мечты. Все хорошие девочки обычно влюбляются в плохих мальчиков, но всё это было несерьёзно, всё это было как-то по-детски наивно. Ведь, по-настоящему, Иви никогда не дружила с Джеймсом, да и общего у них нет, и не могло быть ничего. Просто страдания юной девушки  по парню-хулигану.  Он уехал, исчез очень давно, практически не давая о себе знать, а Эвелин поплыла по своему течению. Дорожки разошлись, и каждый пошёл своей собственной дорогой. Так, что надеяться на сказочную встречу – было бы глупостью. Ей уже не пятнадцать лет, чтобы верить в чудеса. Она взрослая, достаточно успешная в своей сфере женщина. С прекрасными перспективами, любящими людьми вокруг и больше ничего же не надо, так?
Даже её дом напоминал один из того множества, что показывают в типичных фильмах. «Американская мечта» - достаточно просторный для большой семьи, но чертовски огромный для одинокой женщины, которая даже в компании своего жениха порой себя чувствует как-то не так, как должен чувствовать себя счастливый человек. Лиам был прекрасным парнем, этого у него не отнять. С кучей достоинств, успешный адвокат с голливудской белоснежной улыбкой и  голубыми глазами. Ещё со школы с ним она присутствовала хотя бы иллюзия защищённости, и что всё будет в порядке. Но, этот парень не был примером идеальной поддержки. Люди встречаются, сходятся на каком-то духовном уровне, поддерживают в трудные и радостные минуты, а Лиам умел разделить радость, но никак не горе. Когда отец Иви заболел, он просто отпустил ее, в Бостон молча, не спрашивая нужна ли помощь. Да, и, если тебе кто-то дорог и ему плохо – ты не спрашиваешь, нужна ли поддержка или что-то. Ты просто берёшь и делаешь это. Но, Уорд была настолько зациклена в тот момент на семье, на том, что нужно было бросить все силы на то, чтобы помочь родителям выкарабкаться из этого положения, и не стала упрекать жениха. Возможно, девушке не хватало жёсткости и твёрдости в отношениях с мужчинами. Да, у неё и опыта толком не было. Она не знала никого так, как она знала Лиама. Он стал единственным верным вариантом на тот момент, и нельзя было отрицать, что им было хорошо вместе. Но, с каждым днём, с каждой новой его поездкой на конференции в соседний город её не покидала мысль, что и без него она себя прекрасно чувствует. Но, как быть, если ты вместе с мужчиной практически с  семнадцати лет и не знаешь другой жизни. Наверное, это был страх, страх перед чем-то новым. Ей просто было страшно даже подумать об этом. 
Но, вот в эту секунду она сидит напротив человека, которого когда-то знала, и познакомилась намного раньше, чем с собственным почти что мужем и ощущает гораздо больший спектр эмоций по отношению именно к НЕМУ, чем за последние года два-три к Лиаму. Всё это сложно. Человеческие взаимоотношения, судьба и череда случайностей, которая их свела именно так. Да уж, его должны были ранить ножом, чтобы он оказался рядом со мной сейчас, - подумала девушка, немного усмехнувшись, - не самое приятное обстоятельство встречи.
Прошло столько лет с их последней встречи, а она всё ещё улавливала те юношеские черты лица, что ей нравились в нём. Его улыбка крепко врезалась в память и глаза, - всё ещё такой же озорной, но уже с отпечатком прошлого. Эти глаза повидали много ужасного, много крови, жестокости. И это всё отражалось в Джеймсе. Он уже не был тем бездумным парнем, каким она его помнила, он  повзрослел, возмужал, и это не могло не вызывать восхищение в ней, как в человеке, который ежедневно сталкивался с последствиями этой жестокости. Первые его перемены она уловила ещё после возвращения из Афганистана, но сейчас… Он как будто тот самый человек, и в то же время вовсе переменился.
- Не думаю, что мои органы кому-то пригодятся, - сказал он, усмехнувшись, - ты же не из тех людей, которые живут для себя, никогда такой не была. Я слишком хорошо помню, как Венди хотела быть такой же, как ты. Слава Богу, что сестре не пришло в голову брать пример с меня.
- Венди всё равно тебя любила,  да и любит до сих пор, думаю, хотя и не взяла с тебя пример. Но, она восхищалась тобой, - улыбнулась Иви, - как свойственно любой младшей сестре. А ведь Эвелин и сама восхищалась с самой первой встречи Уэйном. Да, пускай он был сложный и непонятный, но он был сильным и защищал Венди от всех и всего, что могло её задеть когда-либо. Интересно, это всё еще так?
- Я никогда не искал себе женщину, которая будет со мной и в горе и в радости, пока смерть не разлучит нас, - продолжал тем временем Джеймс, - все это чушь, уж поверь. Наверное, я бы сто раз подумал, если бы знал к чему все может привести.
Иви внимательно его слушала, непроизвольно засматриваясь, ведь ей и правда было интересно узнать о его жизни, о том, как вообще живёт этот человек, что с ним стало.
-…Это тяжело, тем более с моей работой. Понимаю, что странно жить с бывшей женой под одной крышей, но зато я уверен, что сын под присмотром, да и привычка... В общем, моя идеальная семья и брак не так уж идеальны, как может показаться со стороны, - закончил свой рассказ Уэйн, и теперь Эвелин стало понятнее, что этот человек живёт очень сложной жизнью и что, ему как никогда нужна сейчас поддержка. Ведь, когда у тебя маленький сын, которого нужно оберегать, и жена, пусть даже бывшая и вы живёте фальшивым браком, то приходиться что-то скрывать. На благо семьи.
- Было бы интересно познакомиться с твоим сыном, - пробормотала брюнетка, сплетая свои пальцы. Интересно, он сильно похож на самого Джеймса? Подумать только…сын. Кроме того, Уорд уловила некую параллель в их с Уэйном судьбах, если так можно было сказать. Он никогда не верил в счастливый брак, и, тем не менее, женился, у него есть сын и он доволен тем, что у него есть. Иви же наоборот – всегда думала, что выйдет замуж, обзаведётся детишками, будет счастлива с мужем. Но, вместо этого -  у неё даже помолвки человеческой не было, и она живёт под одной крышей с человеком, который даже соседским мальчишкам не улыбается никогда.
- Раз уж у нас игра "расскажи правду и излей душу"... Твоя очередь, тем более тебе теперь придется со мной разговаривать каждый день, а я... я же почти чужой человек.
- Ну, после всего того, что произошло, ты уже не совсем чужой человек мне, ерунды не говори. И, рассказывать особо не о чем. Я никогда не жила жизнью полной приключений, хотя и мечтала об этом в школе, - она невольно улыбнулась, вспоминая о своих детских фантазиях, о путешествиях, - отучилась на медицинском, магистра получала тут в Калифорнии, и меня отправили на практику в госпиталь в Сакраменто, а потом всё как-то так завертелось, что меня оставили и вот, - она обвела руками комнату, демонстрируя владения.
- Теперь я здесь, штопаю ножевые ранения по старой дружбе, - она рассмеялась тихо, нарочно, избегая темы личной жизни. Ему не хотелось врать, да и сложно это давалось ей в принципе. А, говорить о Саммерсе  - это ворошить прошлое и просто не хотелось.
- Давай, я тебе сделаю перевязку, - предложила Эвелин, помогая мужчине присесть на диване удобнее, - теперь ты обречён на мою заботу. Но, не волнуйся, всё будет в порядке. Через неделю поправишься, обещаю.
***
Так, прошла уже неделя, как Джеймс появился на пороге у своей подруги с ножевым ранением.  Проблема с тем, что в любую минуту мог вернуться Лиам, отпала сама собой, потому что парень поехал сразу на какой-то ещё другой съезд, и, в общем, вернуться должен был только недели через полторы. Уорд оттягивала момент признания во всём ему, потому что просто боялась, что он всё неправильно истолкует, а так, Уэйн поправиться, уедет и всё станет как раньше. Уже через несколько дней, как всё случилось, к пациенту вернулись  силы, и он стал потихоньку вставать и даже передвигаться по дому самостоятельно. Иви очень радовалась, что всё шло так гладко, и  искренне надеялась, что так будет и дальше. Но, и расставаться с ним ей не очень хотелось. За эту неделю они сильно сблизились,  разговаривали каждый вечер, играли в карты, смеялись вдоволь, вспоминая какие-то смешные истории. Это было просто волшебным временем.

+1

14

https://24.media.tumblr.com/06a1602182bf486a48c2fad6e003beb9/tumblr_n6xszwROT11rofdz5o3_250.gif

Любовь, ласка, забота, понимание и уважение со стороны одного человека гораздо ценнее, чем «популярность» среди толпы.

Странное дело: вся из себя идеальная Эвелин Уорд до сих пор не обзавелась семьей и детишками, а я - человек, который был на грани добра и зла, уже скоро поведу сына в первый класс. Я пытался понять, что же она не так делала? Прилежно училась, никогда не слышал из ее уст матерных слов, поступила в университет, имеет престижную работу, уважаема в общества, а друзей, наверное, половина округи.
"В чем же дело, Иви?" - спросил я мысленно, вглядываясь в глаза девушки.
Венди выросла, поэтому не трепалась со мной о своих подругах, да и вообще почти не делилась личными проблемами, потому что "во всем разберусь сама". Знаю я это - сама. Когда дело требовало моего участия, то сестра тут же находила меня, буквально из-под земли достать могла. Я был не против, потому что любил свою чертову сестренку, не смотря на то, что она была сводной. Я был федералом, который иногда шел разбираться с ухажерами Венди, с "парнями, которые обижают". Ведь ей давно не десять, но до сих пор угрожает всем обидчикам тем, что "придет мой брат, он вам трусы на голову натянет". По правде - хватало только угроз, причем без называния того, кем и где я работаю, потому что это нарушает все возможные правила ФБР. Как там говорится? Девушку из деревни можно увести, а деревню из девушки нет. У меня была своя поговорка: "Парня из Города увести можно, но Город из парня - никогда". Замашки оставались, я даже не представляю, как я избавился от сленга. Пришлось очень потрудиться, чтобы меня потом "свои" же не нашли.
- Да, Венди всегда любила меня больше, чем это нужно, - ответил я, усмехнувшись.
Для нее я навсегда останусь хорошим старшим братом, даже, наверное, если убью с десяток детишек. Все равно она будет думать, что я лучший на свете человек. Странно, но это так. Девушка находила оправдание любому моему поступку, выгораживала перед отцом, потом сама за это и получала от него.
"Ничего не изменилось".
- Было бы интересно познакомиться с твоим сыном, - сказала Иви, а я снова попытался сесть на кровати, потому что лежать, словно, парализованный не хотел.
- Познакомлю вас обязательно, - ответил я, - Джек любит болтаться со мной по городу в выходные, тогда мы часто зависаем вместе с.. друзьями моими, - подобрал я нужное слово, потому что нормальных и настоящих друзей в Сакраменто у меня не было, кроме тех, что когда-то называли братом, а теперь, если представиться шанс - не прочь снести бошку.
- Но чаще мы вдвоем куда-то ходим, потому что ему куда интереснее слушать что-то о работе в полиции, всяких преступниках, Городе... - заболтался я, потому что мог еще долго рассказывать о своем младшем Уэйне, - с мамой не так классно. Думаю, что после того, как я снова смогу бегать за всякими негодяями, то Джек узнает и о моей спасительнице. Ему можно многое рассказывать, потому что он умеет хранить секреты под грифом "отцовские дела".
Вот уж, что было забавно. Сколько бы я не говорил Джеку о своих заданиях, своем прошлом - ничего не смогло ускользнуть за пределы нас двоих. Джанет была не в курсе, а это идеально. Меньше знает, крепче спит. Смешно, но маленький мальчик имел более устойчивую нервную систему, чем его мать.
- А ты ведь спасла мою задницу. Если бы не ты, то мой труп нашли в том парке только через пару дней.
"Если нашли бы, конечно".
Я внимательно слушал историю жизни Иви, подмечая то, что было очевидно и на первый взгляд. Конечно, мне на руку то, что у нее нет семьи. Одно дело прятать у себя раненого человека, когда ты один, а другое, если семеро по лавкам. Не думаю, что Уорд стала бы рисковать психикой детишек, да и, наверное, муж был бы против.
"Но мы же даже не друзья... хотя, она спасла мою шкуру - это даже больше, чем просто дружба".
Я решил, что после того, как смогу передвигаться по городу - обязательно свожу Эвели в какое-нибудь кафе, либо ресторанчик. Думаю, что она заслужила это, как никто другой.
- Если через неделю не поправлюсь, то придется тебе меня добить, либо еще терпеть. Даже не знаю, что из этого ужаснее.
Я усмехнулся, но тут же зажмурился, когда Уорд решила сделать мне перевязку. Да, было чертовски больно.
"Лучше бы пуля".
Да, я еще тот садист.

--------------------------------------

Уже на третий день я понял, что все не так плохо, как я думал. Даже начал ловить себя на мысли, что благодарен тому мерзавцу за шанс снова познакомиться с Эвелин. Я слишком много лет пропустил из жизни этого человека, поэтому для меня было две Иви: та мелкая девчонка из Города и эта веселая девушка, мечтающая о моем выздоровлении больше, чем я сам. Первые деньки было паршиво, потому что без помощи Уорд не мог ходить, но теперь медленно, но самостоятельно передвигаюсь по дому. Ради того, чтобы вылечить меня Эвелин взяла отгул в больнице, а я решил своему начальству докладывать раз в неделю, потому что хотел немного отдохнуть. Единственное - ужасно скучал по сыну, который звонил каждый день на мобильник, чтобы спросить, почему меня так долго нет. Джанет, конечно, была не в курсе того, что я просто ранен, но Джек знал, опять поклялся хранить эту тайну.
- Джек передает привет моей спасительнице, - сказал я, когда мы с Иви сидели на кухне. Девушка что-то готовила у плиты, а я резал овощи для салата.
- Да. И смотрите там, чтобы папе было хорошо, а еще он любит кофе, - проговорил мальчик, когда я поставил телефон на громкую связь, пытаясь не смеяться.
- Все будет нормально. Папа скоро вернется, - ответил я, взглянув на свой бок, - на днях, думаю.
Джек попрощался, потому что собака в парке решила погрызть какую-то дрянь, а удержать лабрадора не так просто. Мой сын был весьма самостоятельным для своих лет: умел читать, сам собирался куда-либо, гулял один с собакой, ходил в магазин за продуктами, мог даже один провести вечер и ночь (с этим мы не рисковали).
Мы поели, а потом решили вместе посмотреть какие-то старые фотографии Эвелин. Она долго упиралась, потому что не хотела лезть за ними в шкаф, потом не хотела отдавать мне, но благодаря своему коварству: альбом через минуту оказался в моих руках.
- Я думал фишка "смотри, что это там" давно не прокатывает, - засмеялся я, - но ты всегда покупалась на нее.
Уорд селя по правую от меня руку, внимательно разглядывая фотографии вместе со мной. Вот родители Иви, я помнил их хорошо, особенно отца, который был знаком с моим.
- Как твои родители? - спросил я, перелистывая страницы, смеясь над забавными фотографиями маленькой Эвелин, - интересно, где-то тут должен быть я, наверное. Не помню, чтобы меня фотографировали на каких-то праздниках, которые проводила сестрица, - говорил я задумчиво, разглядывая знакомые лица. Венди и Иви на танцах, вот на каруселях, а если присмотреться, то можно заметить мой локоть.
- О, я помню тот день. Меня заставили идти с вами в этот чертов парк аттракционов, - я посмотрел на Уорд с улыбкой, - а потом мерзкие клоуны напугали Венди, пришлось домой уехать. Да, физиономию того мужика я надолго запомнил.
Оказалось, что на дне рождении сестры меня удалось поймать в кадр.
- Ну и рожа у меня тут, - засмеялся я тихо.
Не заметил, как альбом стал более взрослым. Уже с фотографий на меня смотрела не девочка десяти лет, а вполне милая девушка в куртке футбольного игрока.
- А это куртка того... как его там звали...
Я задумался, но никак не мог вспомнить имя парня Эвелин, который однажды решил устроить на улице заварушку, но все пошло не по его плану.
- Помню, как он из себя строил непонятно кого, - пробурчал я тихо, - ну и петух.
Что меня удивило больше всего: моя фотография. Я даже не помнил, когда ее сделали, а главное -кто? По-моему, в тот день мы решили сходить в кино компанией...

+1

15

Если орел - Люблю, Решка - Ненавижу... Наша монета упадет ребром.. Сердцу больно, оно просит быть тише, Чтобы сильно не жалеть потом..

Даже за три дня Иви удалось безумно привязаться к своему новому сожителю. Она как будто заново познакомилась со своим каким-то давним другом. Хотя, на самом деле, они с Джеймсом никогда не были друзьями толком. Это даже приятельством не назовёшь. Просто, она маленькая подруга его сестры, влюблённая в него по уши. И, по всем законам жанра об этом знал только её дневник, который она вела, как и полагается всем девочкам-подросткам. Сколько раз она писала, как наваждение заветное: Иви+Джеймс в сердце? Ох, уже и не припомнить. Она была ребёнком, девочкой, которая просто увлеклась взрослым и плохим мальчиком с дурацкой причёской. Она выросла, переросла уже. И, когда она начала встречаться с Лиамом – упорно убеждала себя, что всё прошло. Но, нет же. Он как заноза – крепко засел в голове, занимая каждую её мысль. И стоить отдать должное Джейми, так его любили называть во дворе, умел появиться тогда, когда его вовсе не ожидаешь увидеть. Устроить взрыв, в буквальном смысле взбудоражить сознание, которое только-только смирилось со всем происходящим. Как ураган, как смерч – он появлялся так же внезапно, как и исчезал. Напрасно Эвелин пыталась разузнать хоть что-то у Венди. Та и сама была не очень в курсе того, что происходит в жизни брата, а потом и вовсе сама исчезла из жизни Уорд. Частенько девушка тосковала по своей подруге детства. И, может быть, это толика лукавства, но так она хотя бы чувствовала хоть каплю присутствия Джеймса в своей жизни. Когда она училась, делала карьеру – она совсем забыла про свое прошлое, про то, что все могло быть иначе. Не раз она думала, чтобы произошло, если бы она успела сказать тогда ему, что уже много лет чувствует к нему что-то намного больше, чем должна. Просто признаться, хотя бы отпустить это, а не зацикливаться изо дня в день, не мучать себя годы тем, что могло произойти, будь она немного смелее. Оттолкнул бы ее тогда Джейми? Взбесился, рассмеялся – что? Ей бы достаточно было любой реакции, кроме равнодушия разве что. Хотя, он иногда был таким козлом, что трудно было предугадать толком, что он сделает в следующий миг. Его поездка Афганистан – что-то совершенно из ряда вон выходящее для соседского хулигана. Сколько их? Этих мальчишек, что носятся в Городе с пушками наперевес, у которых духу хватит пристрелить лишь того, кто невинен, кто безоружен? Лишь у единиц хватит смелости поехать туда, откуда есть все шансы просто не вернуться.  Иви не понаслышке знала, что это такое. Что война творит с мужчинами. Она видела те ужасные вещи, что с ними сделала служба – безногие, безрукие, контуженные, со страхом на всю оставшуюся жизнь. Тот, кто побывал там однажды – уже никогда не будет прежним. Уорд одновременно и злилась и переживала за брата своей сестры. Возможно, даже чуть больше, чем его родная сестра. Тогда она была ещё наивной чирлидершей, но с годами – пришёл опыт, пришло осознание, что наша жизнь – это не шутки. Тем более, когда ты имеешь дело с теми, кто рискует ею изо дня в день. Ты ценишь жизнь ещё больше. И, не раз бывало, что Иви задумывалась о том, выжил ли Джеймс? Смотрит ли он по-прежнему на это звёздное небо где-то там. А, ведь она даже писала ему письма, только ни одно из них не было отправлено своему адресату, ведь она не знала, даже не догадывалась, где он находится.
Джеймс, наверное, единственный, кого Эвелин действительно любила. Она не испытывала того трепета сердца, того замирания, когда находилась рядом со своим теперь уже женихом. У неё никогда не тряслись коленки от осознания, что этот человек – твой. Иви не могла толком объяснить, что это было. Возможно, забвение просто. Симпатия, но вовсе не глубокое чувство. И её не покидало ощущение, что, что-то в этой жизни она делает не так как надо. И, возможно, она просто свыклась с тем, что так задумано.
Но, эти три дня с Джеймсом. Новым Джеймсом. Это было так странно. Ведь, казалось, она оживает лишь от общения с этим мужчиной. Она снова смеётся над действительно смешными шутками, говорит о том, что каждый из них успел увидеть за то, время пока они не общались. Наверное, глупо и лицемерно, но подсознательно Эвелин сравнивала своего жениха с Уэйном. Ведь, у него никогда не было тех возможностей, что имел Лиам в свое время удачно воспользовавшийся связями отца. Но, спустя столько лет, Иви буквально ощущала, что с этим парнем, которого три дня назад порезали какие-то подонки в парке, у нее больше общего, чем с человеком, с которым прожила почти десять лет. Как же так? Неужели я совершила столько ошибок, чтобы сейчас этот человек появился в моей жизни снова. Её душу перевернули, вывернули наизнанку – она не могла уже остановиться и рассказывала всё Уэйну, как старому другу. Все годы разлуки стирались и даже то расстояние, на котором, обычно, этот замкнутый парень держал всех вокруг, стиралось до нуля. За три дня! За семьдесят два часа эти два человека стали настолько близки, как будто и не было этого его исчезновения, этих лет. И они снова те мальчик-хулиган и пай-девочка, что и раньше.
По ночам Иви не могла уснуть по долгу, потому что её терзала совесть. Единственная вещь, которую она тщательно скрыла от Джеймса – наличие жениха. Они с Лиамом уже несколько лет помолвлены, она помнит, как он сделал ей предложение -  в том местном милом ресторанчике, что находится на углу. Проникновенные слова, он становится на одно колено – всё так романтично. Любая бы девушка позавидовала Иви в тот момент, но у неё в душе пустота. Нет того сантиментального сжатия сердца от чувств, которые описывают во всех романах для женщин. Она даже заколебалась с ответом, ведь до этого их отношения были на грани уже, они постоянно ссорились. Лиама раздражало, что он видит Иви лишь по утрам, когда она возвращается с дежурства, а ее добивали его постоянные командировки. Секундная пауза. Он думает, что она шокирована от счастья, а она – пытается разобраться в том, что же ответить. Его глаза наполнены ожиданием и с её губ слетает долгожданное «да». Но, она не хотела этого. Просто не могла разочаровать этого парня, который всё же был в неё влюблён. Может, его любви хватит на нас двоих. С тех пор её захлёстывает чувство вины. Перед собой, перед своим суженым, перед его родителями, перед своими. А теперь ещё и это. Разговоры о свадьбе уже давно ушли на второй план, а график стал лишь напряжённей и они почти не видятся. А теперь в её доме находится мужчина, которого она, кажется, любила всегда. Нет, нет, так неправильно. Я должна сказать ему правду, - с такими мыслями она засыпала по утро, а потом что-то мешало. Вернее, Иви находила причины, почему не сказать. И, всё же, женщины странные существа, руководящиеся своей собственной логикой.
- Джек передает привет моей спасительнице, - сказал Джеймс за спиной, разговаривая с сыном по телефону. Иви не видела этого парня, но он уже безумно нравился ей. Поразительно, как он был привязан к своему отцу, что даже согласился скрыть от матери правду. Судя по рассказам, да и по разговорам на громкой связи, Джек был очень похож на Джеймса – такой же самостоятельный, верный. Эвелин будет не хватать этих разговоров, наверняка, ведь Лиам категорически не хочет детей, а ей уже тридцать, и, если не сейчас, то, потом может и не быть шанса.
- Да. И смотрите там, чтобы папе было хорошо, а еще он любит кофе, - раздавал указания парень по телефону.
- Слушаюсь, сэр, - засмеялась Иви, поворачиваясь к Джеймсу. Ужин уже был практически готов. Она старалась радовать мужчину разнообразием и использовала все свои навыки кулинарии.
- Все будет нормально. Папа скоро вернется, на днях, думаю.
Иви согласно закивала, потому что действительно – Уэйн очень быстро шёл на поправку и раны на нём затягивались, как на собаке.
Наконец-то, они поужинали, и мужчина внезапно захотел посмотреть старые фотографии Иви. Она очень долго упрямилась, потому что там они могли наткнуться и на другие фото, которые бы открыли весь её обман, а она была не готова сейчас рассказать всё. Уж слишком хорошо всё шло, чтобы это всё портить.
- Я думал фишка "смотри, что это там" давно не прокатывает, но ты всегда покупалась на нее, -смеялся Уэйн, всё же выдернув альбом из её рук.
- А ты всё так же ведёшь себя как противный мальчишка, - усмехнулась Эвелин, усаживаясь рядом с ним. Всё же было интересно рассматривать эти старые фото. Будто снова возвращаешься в прошлое.
- Как твои родители?
- Да нормально. Они решили остаться в Бостоне всё-таки, я иногда езжу к ним в гости с… - она осеклась на полуслове, но к счастью, Уэйн не обратил внимания, перелистывая страницы.
- Интересно, где-то тут должен быть я, наверное. Не помню, чтобы меня фотографировали на каких-то праздниках, которые проводила сестрица, - проговорил Джеймс задумчиво, вглядываясь в фото. Там как раз были их общие фото с Венди. Интересно, как она?
- О, я помню тот день. Меня заставили идти с вами в этот чертов парк аттракционов, - он с улыбкой взглянул на Иви, от чего она невольно даже смутилась, -  а потом мерзкие клоуны напугали Венди, пришлось домой уехать. Да, физиономию того мужика я надолго запомнил.
- О да, я помню, - засмеялась девушка, припоминая тот забавный случай, - тот клоун был как из романа Стивена Кинга. Никогда не позову своим детям клоуна на день рождения.
Дальше они наткнулись на фото самого Джеймса, которую Иви бережно хранила в этом альбоме. Ему же не объяснишь, как она, будучи девочкой, целовала эту фотографию перед сном.
- Ну и рожа у меня тут, - засмеялся Уэйн.
- Ну, какая есть, - парировала Эвелин, поглядывая на своего гостя.
И вот, дальше пошли фото, которые Иви не очень рвалась показывать. Старшая школа. Она в куртке Лиама, они только-только начали встречаться. Он-капитан футбольной команды, она – чирлидерша. Просто сюжет для подростковой романтической комедии. А ещё она хорошо помнит, как в тот день Джеймс избил его за то, что он обижал Иви.
- А это куртка того... как его там звали...
Иви умолкла, боясь даже слово сказать и покраснела, как рак.
- Помню, как он из себя строил непонятно кого, ну и петух, - пробурчал Джеймс, а Иви про себя подумала: а я теперь невеста этого петуха.
И вот, снова фотография Уэйна. Тут он уже совсем взрослый, взгляд изменился. Её сделала Эвелин, чтобы запомнить его таким – молодым, красивым, с глазами полными всё ещё жизни. Она боялась, что больше не увидит его. Так бы хотя бы осталось фото. Бывало, она доставала этот альбом и открывала именно это фото, разглядывая его задумчиво.
- Это я сфотографировала, - призналась внезапно Иви. Ей сейчас казалось, что она бы хотела, чтобы он знал об этом.
- А потом ты уехал, исчез, - вздохнула Уорд, пытаясь закрыть альбом, чтобы ненароком они не наткнулись на другие фото, где могли быть они с Лиамом снова.

+1

16

Я скажу правду: никогда не чувствовал себя настолько помолодевшим, как за эту пару-тройку дней. Снова казалось, что мне лет пятнадцать, а все из-за Уорд, которая возвращала меня на десятки лет назад. Туда, куда я сначала не хотел приезжать, а потом, откуда не думал, что уеду. Чарльстаун - болото, которое засасывает тебя с каждым днем все больше и больше. С каждым новым днем, новой дракой или разборками, с новыми знакомыми, успехами и неудачами. Если ты раньше жевал землю под ногами, то тебе хотелось вырваться из всего дерьма. Если ты был лучшим, то должен был удерживать свой статус и место в Городе. Муравейник, где каждый связан с другими, а они в свою очередь еще с кем-то. Огромная семья, которая иногда гладила по головке, а через секунду готова была снести ее. Там, где я вырос не любили приезжих, но мне удалось не остаться внизу лестницы иерархии. А потом я сбежал. Может, мне стоило бы остаться, но я боялся, что перейду черту, а потом не сумею вырваться из лап "любимого" городка. Я бежал от будущего, которого не видел в Городе. Бежал от ответственности. Бежал, чтобы не быть свергнутым. Приходят молодые - это естественно, но мне не хотелось, чтобы меня потом кто-то прогибал под себя. Сколько бы я выдержал? Лет десять, максимум пятнадцать. Это в лучшем случае, если бы меня не подстрелили по пьяни, не упекли за решетку или я бы сам не наложил на себя руки. Наркотики. Думаю, что после жизни в Чарльстауне ты становишься зависимым, потому что все вокруг курят или нюхают, а потом шприцы, ломка. Неизвестно, каким бы я был, если остался там. Мои друзья бы втянули меня в какую-нибудь аферу, а потом я бы загремел в тюрьму.
"Ирония, что теперь я сажаю".
Я бы предпочел сдохнуть с гордо поднятой головой, но не быть свергнутым. Почему-то вспомнил того парня, который смотрел на меня с фотографии. Он был первым, кто вселил в голов мысль о том, что не вечно же мы будем самыми главными и крутыми. Кажется, его звали Лиам?

В тот день я вернулся домой из пекла, которые многие называют Адом на земле. Война. Сколько смысла в этом слове при всей бессмысленности его. Не понимаю, зачем убивать друг друга. Зачем вести бои? Это все я понял только спустя какое-то время, ведь по началу... для меня перестрелки - были играми, забавой. Я ошибся. Когда увидел смерти, когда сам чуть не погиб, когда не был в шаге от потери друга. 
Приехал домой за вещами, чтобы никогда больше не возвращаться в Город. Меня ждали в академии ФБР, но душой и телом я был в самом преступном районе Бостона. Мне нравилось, что меня не забыли, но я старался не светиться. Раз это был последний мой день дома, то я посветил его семье, то есть сестре. Она была так рада меня видеть, а еще ее подруга - Эвелин. Черт, кажется, что только вчера она бегала во дворе и играла в куклы. Теперь передо мной выпускница последнего класса старшей школы, первая красавица, отличница, умница. В общем - все эпитеты можно было отнести к Иви в тот миг. Мы с девушками пошли в кино, на какую-то комедию, потому что боевик я не выдержал бы. Слишком много движухи было в недавней моей жизни. Хватит пока. На всеобщее удивление по дороге домой мы повстречали - Лиама. Из болтовни и наездов я понял, что это бойфренд Уорд. Слишком самоуверенный и мерзкий тип. Он мне сразу не понравился, особенно, когда начал обижать свою же девушку. Я далеко от отношений с женщинами и романтики, но не любил, когда на моих глазах обижают детей, стариков и слабый пол. Хватило одного резкого движения, чтобы прижать мерзавца к стене лицом. Затыкаться он не думал, а надо бы.[float=right]http://img2.timeinc.net/ew/dynamic/imgs/110125/renner_240.jpg[/float]
- Кто ты такой?
У Эвелин в те секунду словарный запас иссяк, а Венди не было рядом. Капитан футбольной команды был чуть ниже меня, но все равно не смог выбраться из-под моего натиска.
- Я Джеймс Уэйн... ты вообще попутал что-то я вижу... ты с кем тут хотел разбираться? - закипал я медленно от обиды и ярости, что накрывали волной. После Афганистана у меня просто крышу сносило. Инстинкт самосохранения почти на нуле, потому что каждый день я думал, что могу не вернуться.
- Отпусти меня... иначе я сейчас тебе морду набью... - бурчал бойфренд Иви, пока та молчала за моей спиной. Венди схватила меня за руку, оттаскивая назад, но я уперся ногами в асфальт так, что теперь и бульдозер не сдвинет. Мне стало смешно от его слов. Клоун, ей Богу.
- Джейми.. пойдем домой... он труднопроходимый, - говорила сестра, но я хотел поучить этого мудака манерам хорошего тона и поведения. И как обычно говорится: парень сам поставил точку во всем происходящем. 
- Да.. Джейми слушай свою малявку сестру и иди домой пока живой.
Меня это так задело, что я без всяких слов резко и сильно ударил юношу лицом о стену. По-моему, у него хрустнул нос, не важно. А потом рукой по животу, чтобы меньше болтал. Венди вскрикнула от неожиданности, оттаскивая меня назад, но я не собирался продолжать. Не хватало загреметь в участок за драку.   
- Вот. Теперь можно и домой.
Я посмотрел на Иви:
- Ты с нами... или останешься с ним?
Она долго не думала, пошла с нами, тогда я даже подумать не мог, почему.

"Может, я ей нравился?" - подумал я, взглянув на фотографию в руках.
- А потом ты уехал, исчез, - сказала девушка как-то особенно грустно, а я почувствовал себя неловко. И правда, я всех оставил там, в Городе. Отца, мачеху, сестру, друзей и Эвелин. Тогда я не думал об этом.
- Тайная жизнь агента Уэйна, - пробурчал я тихо, улыбнувшись немного, - но... вот. Я снова с тобой. Все тот же Джеймс, если не смотреть в зеркало, то я даже не ощущаю свои тридцать с хвостом.
Я вдруг понял, что мне хочется, чтобы в Сакраменто у меня был свой человек. Родной. Из юности. Который понимал бы меня.
- Может, я покажусь тебе странным и навязчивым, - решил взять быка за рога я, - может, сходим куда-нибудь, когда я смогу передвигаться без помощи посторонних?
Я заглянул в глаза Уорд, потом продолжил:
- Просто... я почти в разводе, а ты единственная девушка, которая не вызывает у меня отвращение.
"Мастер комплиментов!"
Почему бы и нет? Она же свободная... нет мужа. Можно просто проводить вместе время, хоть иногда.

Отредактировано James Wayne (2015-09-18 13:57:04)

+1

17

Тянутся хвосты
Миллиарды звезд сошли на нет
С тех пор как мы с тобой на ты

Пока они сидели вот так рядом, рассматривая фото, Иви почувствовала настоящую ностальгию. Даже как-то грустно от того, что ты помнишь всё, будто это было вчера, а прошло десять с лишним лет, а то и больше. Даже тогда, несмотря на все мелочные проблемы, которые тогда казались просто катастрофическими, они все были юными, счастливыми по-своему. Иви старалась брать от жизни всё, и это не значило, что она попала в дурную компанию и приходила домой под утро пьяная в стельку, вовсе нет. Её родители были абсолютно нормальными в этом отношении и никогда не давили на дочь, мол, не пей, не кури, с плохими мальчиками не водись. Наоборот, отец сказал, мол, хочешь курить – вот тебе сигареты, хочешь пить – вон в шкафу стоит алкоголь, бери, сколько хочешь, но, пожалуйста, не делай этого в подворотне где-то и непонятно с кем. Собственно, поэтому, наверное, Эвелин и не тянуло никогда к такому роду развлечениям. У неё было всё отлично, честно говоря. Идеальная жизнь для идеальной девочки. Чуть ли не единственная в школе, кому нравилось учиться, которая знала, чего хочет получить от этой жизни. Команда поддержки – основной состав, парень – капитан футбольной команды. Хотя, Лиама нельзя было назвать идеалом, но, по крайней мере, Эвелин была уверенна в нём, и могла забыть о дурацких мечтаниях по брату своей лучшей подруги, который уехал непонятно куда и непонятно как надолго. Наверное, тогда она даже убедила себя в том, что всё сложилось как нельзя лучше. Да, Лиам был заносчивым, высокомерным иногда, но Иви было всё равно. Она предпочитала не замечать этого, а все девчонки вокруг завидовали ей и твердили, как девушке повезло с бойфрендом. Возможно, это даже была влюблённость, но с только с возрастом понимаешь, что, наверняка ошибался всю жизнь. Ведь, как иначе объяснить то, что «любимый» парень напрочь вылетел из головы с появлением Джеймса на горизонте. Как же глупо было сохнуть по нему настолько сильно и отчаянно, как Эвелин, когда у неё, по сути, было всё, о чём только может мечтать девушка. Но, как же правы те, кто говорят, что хороших девочек всегда тянет на плохих парней. И, в то же время, Джейми не был плохим. Он был неоднозначным, даже в какой-то степени запутавшимся, иначе, как разъяснить то, что он метался всегда из стороны в сторону, от плохой компании – в Афганистан, потом обратно, а потом просто исчез.
И, всё же, Эвелин хорошо запомнила их последнюю практически встречу. Джеймс тогда только-только вернулся домой, и они всей дружной компанией двинулись в кино. Иви невольно засматривалась на парня. Она…восхищалась им. Потому что Уэйн вернулся совсем другим. Она была выпускницей уже, и Джеймс был старше их с Венди на лет шесть, но он выглядел действительно взрослым тогда. Что-то неуловимое в глазах: боль, нотки страха и какая-то непонятная грусть. Можно было только представить, что он увидел там, как тяжело ему приходилось совершенно одному, без поддержки, потому что не всё равно было только его сестре, которая старалась ему писать регулярно. Иви не осмеливалась этого делать, потому что,…Потому что они не были друзьями. Ни тогда в детстве, ни сейчас, когда она подросла. И, она жалела об этом, хотя прекрасно понимала, что кроме Венди  - их ничего не связывает.
Трудно себе представить, что почувствовала Уорд, когда встретилась  с Джеймсом в тот день. Сердце забилось чаще, щёки тут же залил румянец, который она тут же постаралась скрыть. К счастью, никто ничего не заметил, но Иви была безумно рада его видеть. Рада, что он жив-здоров и война не покалечила его. По крайней мере, физически. Теперь то они могли общаться практически на равных, без этих возрастных барьеров. И всё бы было хорошо, если б они не натолкнулись на Лиама, который всегда любил делать поспешные выводы. К тому же в их отношениях он всегда считал себя главным, а Эвелин – ведомой. И…Она слушалась его. Что-то подсказывало ей, что с ним лучше не вступать в споры и ей нужно держаться за него. Хотя в тот день терпение лопнуло. Если постоянно натягивать струну – рано или поздно она порвется. Вот и тогда, когда бойфренд закатил истерику прямо на глазах у изумлённых Венди и Джеймса, Уорд хотелось провалиться под землю от стыда.
Кажется, у них должно было быть свидание или что. Хотя свидание с Лиамом – это всегда обсуждение жизни самого парня, а Иви просто слушает и кивает время от времени. И, собственно с годами то ничего и не поменялось. А тогда, столкнувшись с ним на улице, парень ясно дал понять, что его не устраивает то, что Иви забыла про него из-за другого. Венди отошла за мороженным как раз, а Эвелин стояла с Уэйном.  И по законам всех драматических фильмов их увидел Лиам. Господи, как же было противно слушать его дурацкие обвинения в свой адрес. Но, ладно бы в свой – футболист тут же принялся отпускать едкие комментарии в адрес Уэйна, который особой выдержкой никогда не отличался, а после войны  - так вообще.
Девушка не успела опомниться, как Лиам оказался прижатым к стене и Джеймс ударил его в живот. Дыхание перехватило от всего происходящего, и она даже пошевелиться не могла, наблюдая за всем этим. Уэйну как будто снесло крышу, и казалось, что он просто размозжит её парня о стену сейчас. Венди подбежала, оттаскивая брата от обидчика, но тот был непреклонен, а Лиам по своей дурости продолжал оскорблять парня. Иви даже сама не понимала, что происходит и заворожённо смотрела за всем этим. По-хорошему, она, как верная девушка должна была тоже оттаскивать Уэйна от несчастного, кричать на него, злиться, но нет. Брюнетка понимала, что он прав и то, что он делает – это правильно. Лиам заслужил это. И, она не в праве останавливать всё. Что-то хрустнуло, и Иви с ужасом заметила, что Джеймс поломал нос её парню о стену и ударил под дых.
- Ты с нами... или останешься с ним? – вывел из ступора голос Уэйна. И…она не долго думая, пошла за Уэйном. Лиам еще долго сыпал проклятьями в её адрес и адрес парня. Это стало последней каплей в их отношениях и в следующий раз они нормально говорили только уже, будучи в университете. Тогда всё закрутилось снова, когда футболист понял, что Уэйна нет, и не может быть поблизости.
И, всё же…Эвелин ещё много лет задавала себе самой вопрос: почему она так беспрекословно пошла за Джеймсом, а не осталась помочь тому, кого по сути, как бы любила. И, кто бы мог подумать, что потом она опять вернётся к тому, кто наорал тогда на неё при всех, кто обидел её друзей. И, что потом она будет сидеть с Джеймсом вот так близко и рассматривать эти фото. И, всё же ей было грустно. От того, что то время, когда им было хорошо, и всё было просто – ушло безвозвратно и напоминание об этом  - только пожелтевшие фотографии на страницах старого альбома.
- Тайная жизнь агента Уэйна,- пробормотал мужчина, улыбнувшись немного, - но... вот. Я снова с тобой. Все тот же Джеймс, если не смотреть в зеркало, то я даже не ощущаю свои тридцать с хвостом.
Эти слова были произнесены с какой-то такой ноткой теплоты, что Иви даже невольно улыбнулась, вглядываясь в эти глаза напротив. Два измученных судьбой, пусть по-разному, человека. Она прекрасно отдавала себе отчёт в том, что ещё пару дней – и он уйдёт и ей придётся снова окунуться в свою собственную жизнь с головой. В жизнь, которая её не совсем устраивала, но которую она попросту боялась изменить. А Уэйн снова исчезнет, как обычно. Потому что он тайный агент под прикрытием,  а я дежурный хирург в больнице. Потому что у меня есть жених, и потому что жизнь несправедлива.
- Может, я покажусь тебе странным и навязчивым, - вдруг начал Джеймс, пока Иви рассматривала обложку альбома, - может, сходим куда-нибудь, когда я смогу передвигаться без помощи посторонних?
Уорд словила на себе внимательный взгляд Уэйна, и сердце сделало кульбит в груди. Брови поползли вверх от удивления. Просто, она думала, что мужчина вряд ли захочет продолжать общение, ведь столько лет прошло и их, кроме прошлого, а теперь и его тайны – ничего не связывает.
- Просто... я почти в разводе, а ты единственная девушка, которая не вызывает у меня отвращение.
[float=left]http://33.media.tumblr.com/a281b8c717ec43ac205694037d9c90e3/tumblr_n5jf86VDVy1qhhxd4o3_250.gif[/float] - Оу, - вырвалось удивленное у Эвелин, которая вот уж никак не ожидала услышать такое от мужчины, по которому умирала всю свою сознательную жизнь. Она прикусила губу, боясь ответить вообще что-либо, и в комнате повисла неловкая пауза. Если это была попытка сделать комплимент и сказать, что она ему нравится, то она определённо засчитывается. Хотя, Господи, что я делаю?! Это же всё неправильно. У меня Лиам. Уэйн, ну какого черта ты снова разрушаешь мою жизнь, даже не подозревая об этом?
Тишина в комнате лишь накаляла обстановку и Иви не знала, как правильно всё сказать. Ну, жее, скажи уже хоть что-то!
- Эмм, Джеймс… - начала девушка, боясь смотреть в глаза собеседнику, - прости, пожалуйста, но у меня жених. Нам не стоит видеться, - выдохнула хирург, ощущая как её саму ломает всю от этих слов, которыми она уничтожает вообще все шансы на то, о чем даже и мечтать не могла, - прости, пожалуйста. Я должна была сказать сразу.

+1

18

Я так хочу тебя вернуть, но время топит мои мысли.
Я без тебя продолжу путь нелепой одинокой жизни.
------------------------

О чем я думал, когда решил, что Уорд побежит за мной на край света? Слишком самоуверенный, будто бы все так просто. Нет, Джейми, пора уже привыкнуть, что эта чертова удача поворачивается к тебе задницей всегда, когда она нужна. Не только удача, но и вся жизнь. По-моему, с самого детства... кто-то решил поставить эксперимент надо мной. Развод родителей, переезд с отцом в новое место жительства, Бостон, дурная компания, морская пехота, Афганистан, ФБР, а еще вечные проблемы с женщинами. Раньше я думал, что мир крутится вокруг меня, мол, щелкну пальцами, и рядом появится хорошенькая девушка. Это все срабатывало даже тогда, кода я еще был глубоко женат. На меня обращал внимание противоположный пол, но как-то это все было не совсем к месту. Либо мне было не до романтики, либо я был в этот момент времени женат, либо на задании, либо... Я снова задумался над тем: нравился ли я Иви раньше. Пусть для меня это останется секретом, потому что лучше я буду думать о том, что когда-то она видела во мне совсем другого Уэйна, не такого, каким я был. В моей голове Эвелин будет той, которой я нравился, потому что об этом приятнее думать, чем о том, что я ей безразличен совсем. Сейчас, тогда... всегда.
Мне сразу не понравилось молчание Уорд. Я мог подумать, что угодно. Слишком тороплюсь? Но я же ничего не предлагаю серьезного, только вместе посидеть в кафе когда-нибудь. Просто Иви мне нравилась. Может, прозвучит странно, но именно такой она мне и понравилась. Добрая, отзывчивая и веселая. Женщина, которой мне так долго не хватало рядом. Бывшая жена давно перестала быть такой, да и нельзя два раза войти в одну реку - мы это хорошо осознавали, поэтому сейчас решили все же продолжить жить, но уже не вместе, как обычно. Я, как настоящий мужчина, не стал делить дом, мебель и вещи. Просто оставил все Джеку и Джанет, решив, что за полгода сумею насобирать на съемную квартиру, а потом как-нибудь разберусь. Я получал достаточно средств, чтобы обеспечить не просто семью, а огромную семью, а еще где-то в банке лежали сбережения под процент. Вообще, я копил их на новую машину, но... жить в авто мне точно не понравится. Планы меняются.   

Уорд и ее:
- Прости, пожалуйста, но у меня жених. Нам не стоит видеться.
Немного меня вышибли из колеи. Знаете, ведь у меня все было продуманно. Я уже представлял, как в свободное время с Эвелин сижу в кафе, а потом провожаю ее до этого самого дома. Уже даже подумал о том, что с радостью познакомил бы ее с Джеком. Наверное, ему бы понравилась Иви, а потом мы все месте сходили в парк аттракционов, где я в тире выиграл бы игрушку, которую мы с сыном подарили бы Уорд, а она мило потрепала бы нас обоих по волосам...
"Далеко идущие планы были".
Главное и ключевое слово - были. Все полетело непонятно куда и зачем. Жених, который непонятно где пропадал все эти дни. Мне даже стало неловко за то, что я начал уже строить какие-то планы с Эвелин... хотя, постойте, не стыдно, а обидно до глубины души. Выходит, что у меня ничего не выйдет, потому что она не сказала сразу о том, что ее сердце занято другим человеком. 
- Жених? - проговариваю я, хмурясь, почему-то я невольно начал думать о том, что теперь точно никуда не денусь. Я был таким упрямым. Иви должна была пойти со мной куда-нибудь, чтобы я точно убедился в ее чувствах ко мне.
- Прости, пожалуйста. Я должна была сказать сразу.
И что говорят в таких случаях? "Ничего, я совсем не расстроился из-за того, что ты умолчала о своем женихе. Мне не обидно, может, немного, ведь я первый раз в жизни веду себя с женщиной не как засранец". Может, все из-за того, что она меня с того света вытащила, когда согласилась зашить рану прямо посреди гостиной.[float=right]https://38.media.tumblr.com/8b6bad826b4a3f73c95da68a9d514545/tumblr_ni9wwoX5Fm1u80x2go6_250.gif[/float] Значит, это не симпатия к ней, а благодарность. Но я редко кого благодарю. Мне стоило огромных усилий удержать в себе вся язвительные фразы, которые сейчас вертелись на языке.
"Нельзя ее обижать.... сам виноват. Размечтался".
- Ничего, - проговорил я, невольно усмехаясь криво, - рад за те... за вас. Все дела, - смотрю в глаза Иви бегло, - я просто думал, что...
"Что через пару недель мы могли бы даже официально попробовать сходить на свидание".
- ... забудь. Но мы же можем... сходить куда-то, как старые друзья? - спросил я, отводя тему разговора куда-то в сторону, - я через пару дней смогу передвигаться, но на работу сразу не выйду...
"Черт, она же знает, что я работаю на ФБР. Теперь мне придется за ней приглядывать в любом случае".
- Просто где-нибудь посидим, либо погуляем. У меня в этом городе нет друзей, - сказал я, пожав плечами, - таких, чтобы я им доверял, а тебе я почему-то верю. Может, потому что ты спасла мою задницу, а это дорогого стоит.
Я усмехнулся, чтобы немного разрядить обстановку в комнате. Теперь мне было интересно, что за жених, но об этом я могу узнать и позже.
------------------------
Через пару дней я уже мог жить без помощи Иви, поэтому решил отправиться домой. После того разговора про жениха... отношения между нами немного изменились, ведь она начала вести себя как-то наигранно. Я ощущал, что теперь между нами стоит этот самый жених, хоть она и не говорила с ним при мне. Знаете, мне даже казалось, что его не было, а Уорд нужно было найти причину, чтобы не идти со мной на "свидание". Боялась меня, может? Я изменился со времен Бостона, да и не давал Эвелин повода опасаться меня. Наоборот, обычно я вставал на ее защиту, если это было необходимо.
- Спасибо, что не оставила умирать у своей двери, - проговорил я, улыбаясь, когда натягивал куртку, - теперь я знаю... куда мне ползти, если снова что-то случится. Ладно, шучу-шучу.
Убираю пистолет подальше, корочки, телефон, смотрю в глаза Иви внимательно.
- Теперь ты у меня на мушке, - подмигиваю, - буду за тобой приглядывать. Я... оставил тебе свой номер. Звони.
И снова смотрю в глаза внимательно. Знаю же, что не позвонит, потому что...
Жених.
Я просто прощаюсь и ухожу. Понимаю, что это наша первая встреча после юности, наверное, последняя, если я не перейду к активным действиям. Странно, что мне не хочется домой. Только ужасно соскучился по сыну...
- Папа через минут сорок будет дома. Хорошо, я заберу тебя с тренировки пораньше. Заеду сейчас, - говорю я в трубку, оборачиваясь к дому Уорд. Кажется, что она смотрит в окно.
Наивный.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I've gotta make a stand, but I am just a man