Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Переезд он такой переезд


Переезд он такой переезд

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

КВАРТИРА
жилой комплекс недалеко от центра Сакраменто

http://s003.radikal.ru/i202/1503/f2/0888921b17ce.jpg

http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_01.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_03.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_04.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_05.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_06.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_07.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_08.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_09.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_10.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_11.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_12.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_13.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_14.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_15.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_16.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_17.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_18.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_19.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_20.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_21.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_22.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_23.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_24.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_25.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_26.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_27.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_28.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_29.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_30.jpg
http://hqroom.ru/img/2013/06/LA_hqroom_ru_31.jpg

Участники: Хелен и Гвидо;
Место: Новая квартира Хелен;
Время: 20 апреля 2015 года;
Время суток: 10:00 - 00:00;
Погодные условия: тепло, светит солнце, дождь не собирается - погода радует;
О флештайме: когда ты переезжаешь стоит задумываться о том во что паковать вещи, каким перевозчиком перевозить коробки и каким образом все это добро поднимать на сороковой этаж. Высоковато...

+1

2

То, чего Монтанелли не очень-то хотел, всё-таки свершилось - Хелен продала свой прежний, но ещё так мало знакомый ему дом, решив перебраться в место поменьше... и кажется, следующим шагом по её плану было сыграть на разнице в денежной стоимости, попытавшись начать свой собственный бизнес - а это уже означает ещё и то, что между ними снова могут начаться разговоры, которых Гвидо не хотел бы: разговоров на деловую тему, хотя и это ещё полбеды - за таким общением неизменно последуют соответствующие действия... Действия в любом случае последуют. Какое бы дело не начала Хелен - оно в любом случае коснётся Монтанелли и его друзей; а если не друзей - то скорее всего, врагов, что было бы ещё хуже. Ну... пока Хэмминг не говорила о планах ничего конкретного, и Гвидо попросту старался не забивать себе голову на эту тему ничем иным, помимо её переезда в новую квартиру. Подумать и так было, над чем - об активности новоиспечённой ирландской организации в городе под руководством Флэнагана и его родных, о Сынах Анархии, основавшихся в Сакраменто почти одновременно с ними, и о том, что появление и первых, и вторых на городской карте может существенно подкосить те договорённости, которых он с таким трудом добился под конец прошлого года. Что может довести и до войны - а амбразуры, сейчас, особенно с переездом Хелен в новую квартиру, будут совершенно не к месту. Не говоря уже про то, что и в отношениях с Лос-Анджелесом у них снова надвигается кризис - прямо как во времена супругов Донато, и схватка тоже может стать соответствующей... вплоть до того, что снова встанет вопрос о том, не исключить ли Торелли из калифорнийской Комиссии - и на чьей стороне в этом случае окажутся главы остальных семей, начиная от риверсайдских мальков, заканчивая дядей Джимми из Нью-Йорка, это тоже ещё вопрос. Далеко не всегда всё бывает гладко. Но Хелен, к счастью, не видит и малой доли этого - а задача Гвидо состоит в том, чтобы так было и дальше; и дело не только в них двоих - дело в том, что он - глава Семьи, и там, где их жёны, подруги, дети, ничего не увидят - и подавно не увидит тот, кто находится на расстоянии.
Доверие. В их мире оно означает всё - кто бы что не говорил, иногда оно идёт даже превыше денег, а иногда становится и вовсе слепо, к в отношениях между мужчиной и женщиной; группировка, организация, это больше, чем просто банда, очень многие из них - люди семейные, и держатся за свои семьи; оттого и называются они Семьёй - оттого и мафия является бессмертной. Без верности и чести - деньги ничто. Это как мебель и сантехника - без квартиры или дома.
- Давайте аккуратнее с вазами, эй!..
- Джеки-бой руководил грузчиками, таскающими вещи Хелен из грузовика в лифт. С перевозчиками проблем как раз не возникло, одолжить у фирмы Фрэнка пару грузовиков на несколько часов - задачей было не слишком сложной. Не сложнее, чем смена замков, которые теперь достанутся кому-то другому... вместе со всем домом.
- А я говорил, что люблю твой вкус?..
- но мнение Гвидо о затее Хелен с переездом переменилось, как только он пересёк порог квартиры. Удивительно, как она умудрялась сочетать разные вещи: квартира совсем не выглядела тусклой, блеклой или неуютной, деревянная отделка на удивление гармонично смотрелась с пластиковой, не создавалось ощущения, будто чего-то не хватает, или наоборот - что-то здесь лишнее, не подходит одно к другому. Функциональность и простота граничила с красотой и изяществом - вот такой, по мнению Гвидо, должна смотреться настоящая современная квартира; а не модный в Европе и Азии минимализм. Впрочем, пока что Хелен не разместила здесь всю мебель, и потому вид и простор комнаты несколько портили коробки, которые грузчики всё подносили и подносили. Но Гвидо здесь определённо нравилось. И нравилось делать в голове попытки угадать, что и где Хэмминг разместит в своём новом жилище... Это почти как репетиция. Монтанелли действительно всерьёз начинал задумываться о том, что когда-нибудь Хелен и его домом займётся так же, вплотную; можно сколько угодно растягивать "конфетно-букетный" период, конечно, но в его возрасте - это будет уже попросту смешно и нелепо. А что ещё в его возрасте неправильно и глупо - так это холостяцкое положение, которое фигуре его величины даже и не к лицу, пожалуй - это вредит социальному статусу, можно сказать, как в случае с политиками или бизнесменами, мужчина не должен жить один, и не должен появляться на светских или любых других вечерах в одиночестве или компании только своих друзей... Даже дон Сальвиатти, ныне прикованный к инвалидному креслу, человек семейный. Впрочем, Монтанелли и не женитьбу имеет в виду... пожалуй, два раза для итальянца - это уже само по себе перебор. Это тоже могут не одобрить и в высших, и в "средних" кругах... для Гвидо тяжелее всего в том, чтобы быть боссом - это находится в центре внимания. Тот, кто оказывается наверху, всегда зависит от тех, кто внизу - могут ведь и сбросить, раскачав...

Внешний вид

+1

3

*внешний вид*

Плевать, что на улице самый разгар весны - для Хелен этим утром наступило рождество. Небольшие ремонтные работы в ее новой квартире были окончены, туда завезли некоторую мебель и прочее - заказанное заранее Хэмминг в магазинах. Всегда приятно наблюдать за тем, как что-то создается, как твои руки касаются интерьера и заставляют его ожить - стать уютным, подходящим именно тебе. На протяжении составления небольшого проекта с дизайнером и своей хорошей подругой, Хейли предлагала тысячу вариантов как устроить пространство - где сделать кухню, в каких цветах исполнить гостиную и какую мебель завезти.
Она опиралась не только на свои предпочтения (хотя на них в основном), но и на предпочтения Гвидо. Ведь Монтанелли за этот месяц успел стать довольно весомой частью ее насыщенной жизни - она советовалась с ним в некоторых вопросах, делилась своими мыслями, переживаниями, порой - проблемами. Радости и горести, как там говорят? Называйте как хотите. За годы поиска для себя хорошего мужчины она научилась разграничивать пространство на свое и не свое. Как и обещала - Хелен больше не лезла в дела итальянца. Жизнь текла своим чередом. Дом, работа, дети, Гвидо, его дети... Виттория с каждой их встречей занимала все более прочное место в сердце Хелен. И она чувствовала, что это небезразлично самому Монтанелли, который, порой, слишком подолгу заглядывался на них обоих. Но американка все еще не была знакома с его сыном - Дольфо. Это ее не то, что бы настораживало, но расстраивало. С одной стороны - она была готова к встрече с мальчиком. С другой же - Гвидо должен был подготовить ребенка. Если к такому вообще можно подготовить. К новой женщине в семье.
Наблюдая за грузчиками и Джеки Хелен следила, что бы ничего не разбили и не перевернули вверх-дном. Некоторые композиции интерьера лежали в ее гараже около года, и теперь они найдут место в новой квартире. Улыбаясь, почти как идиотка она ввела Монтанелли в квартиру и замерла в ожидании вердикта. Конечно же - не хватало еще половины мебели. Остальная должна была прийти в разное время - но уже заказана. Но даже такая мелочь как отсутствие нескольких кресел, большого обеденного стола и стульев не мешали воспринимать жилище по-своему хорошо или плохо.
- Ух, мне кажется, что пока не говорил...по крайней мере в этих стенах уж точно, - уголки губ поползли вверх, когда она услышала похвалу своего мужчины. - Правда тут еще не хватает кое какой мебели и текстиля, - она указала на панорамные окна, сквозь которые в квартиру попадало огромное количество света. Пройдя мимо дивана и оставив на нем свою сумку она подошла к окну, посмотрела вниз - улица, кишащая людьми, автомобили - как ей нравился этот панорамный вид. Отсюда она могла видеть реку, парк - может быть если присмотреться она заметит тот самый ресторанчик с крутящимся колесом. Именно тот, в котором они праздновали победу над несправедливостью и...быть может...начало отношений.
- Я влюбилась в этот вид с первого взгляда, - возможно, он, еще немного, напоминал о Нью-Йорке. Ведь окна ее квартиры там выходили как раз на Центральный парк. И она могла, просыпаясь каждое утро, видеть зеленые насаждения, озеро. Могла выпить чашку чая или кофе, сидя за столом у панорамного окна - понежиться в лучах утреннего теплого солнца, которое, через стекло, казалось еще более теплым, даже горячим. - Представила, каким он будет ночью. Огни города, тусклый свет фонарей там, у самой кромки воды, катера, яхты, которые курсируют по водной глади, - что-то Хэмминг совсем размечталась. - Пошли покажу остальную часть квартиры?
Парни все еще таскали коробки под неусыпным контролем Джеки. Хелен могла быть спокойна - свое дело ребята выполнят хорошо. Она провела Гвидо вначале на кухню, давая ему время оценить саму обстановку - широкое рабочее пространство, интересное решение со столом, который как бы "вытекает" из рабочей поверхности, яркие стулья, еще упакованные в полиэтилен и бумагу. Тут еще не хватало посуды, ваз, прочих мелочей, которые так необходимы хозяйке для каждодневного пользования. Дальше - гардероб, большая ванная комната с широким окном, и спальня.
- Ну что скажешь? - Хелен улыбнулась, наблюдая за реакцией Монтанелли, стараясь предугадать что он думает по поводу всего этого безобразия в смешении стилей. Эта квартира кардинально отличалась от дома - воздушного замка, который претил ей уже настолько, что хотелось перемен - особенно после происшествия почти двухмесячной давности. Страх прошел, но воспоминания остались - от них никуда не деться. И теперь они же останутся с Хелен, как и многие другие - в памяти. Это невозможно забыть, но об этом можно попробовать не вспоминать. Отключив, таким образом, ту часть своего сознания, которая отвечает за негатив. Запирая на замок в ней все воспоминания о прошлой жизни. С появлением в ее буднях Гвидо - для Хелен словно настал новый период, который ей хотелось бы продлить на как можно более длительный срок.

+1

4

Возможно, Гвидо изначально не нравилась эта затея и ещё по одной причине, довольно эгоистичной, если взглянуть со стороны, но всё же: в его жизни, за последнее время, случилось уже довольно много переездов. Его собственный переезд в новый дом, связанный с приятными эмоциями, конечно - но всё равно, не такой простой; переезд семейного ресторана из Майами-бич в Сакраменто с последующим открытием - достижение, которым он гордился, и которое потребовало ещё больше усилий. Потом, выезд Сабрины из дома, в котором он жил раньше - пусть и косвенно, но его и это касается тоже... Переезд его сестры, наконец - хотя Агата вообще довольно часто переезжает. И это только за последнее время, если исключить из внимания последние несколько лет; его дом, и квартиру Маргариты, которая сгорела в пожаре, устроенном Хабибом... Некоторое время назад вокруг Гвидо всё менялось очень стремительно. В итоге это привело его туда, где он сейчас находился; но иногда ему самому казалось, что он так до сих пор и не смог к этому привыкнуть. Впрочем, два года - на позиции босса, это тоже ещё не срок. По сравнению со многими другими, кто был до него, кто возглавляет другие Семьи, в той же Калифорнии, не говоря уже о других штатах, это ещё совсем мало. Правда, каждый год, проведённый в кресле босса, накидывает ему и год в паспорт - вот в чём загвоздка: Гвидо не молодеет, и не уверен в том, сколько лет у него ещё есть в запасе. И в связи с этим тоже, пора бы уже сделать так, чтобы окружающая обстановка вокруг него не менялась так часто... чтобы не возникало необходимости для этого. Совсем без перемен, конечно, тоже нельзя - "законсервироваться" не получится, и то, что происходило в Фьёрделиси - яркий пример тому, что бывает, если пытаться слишком активно. Становишься просто мумией, запертой в собственном саркофаге. И в итоге - одного порыва свежего воздуха бывает достаточно, чтобы всё, что есть вокруг, рассыпалось...
- Только представила? - улыбнулся Монтанелли, оглядываясь на Хелен. Да уж, глядя на город с такой высоты, видя этот простор, над жилыми домами и дорогами, километр пустоты над городсой теснотой, трудно не размечаться... ночной Сакраменто прекрасен - Гвидо уже приходилось его видеть с высоты птичьего полёта под покровом темноты несколько раз раньше, но, правда, в эти моменты ему было не до того, чтобы любоваться им... - Пошли. - кивнул Гвидо, подставляя локоть, чтобы Хелен могла взять его под руку, словно они и впрямь направлялись на прогулку; квартира, впрочем, была достаточно большой, чтобы по ней и впрямь можно было гулять, а не просто перемещаться, и панорамные окна окончательно способствовали тому, что создавалось впечатление открытого пространства - несмотря даже на мебель, которая уже присутствовала, и которая только появится в будущем.
- Что скажу? Это бесподобно. Прямо как ты.
- приблизился, коснувшись губами щеки Хелен. Настоящая квартира деловой женщины - что тут сказать, она подходила и для бизнеса, и для приёма гостей... и для повседневной жизни - одинаково хорошо. И Хэмминг смотрелась с ней, гармонично, что ли - новое жильё ей подходило. Ощущалось, что она выбирала, а не махнула, не глядя, на первую же попавшуюся квартиру, ей было не всё равно... Эмма и Брайан наверняка это тоже оценят, когда увидят - интересно, кстати, передался ли им от матери столь же отличный вкус?.. Гвидо не очень охотно верил в творчество дизайнеров - он верил в решения самой Хелен. И не только того, что касалось дизайна и декорирования; не только он пока ещё не познакомил её со всеми своими детьми - и остальные Хэмминги о нём тоже знали, в лучшем случае, понаслышке. Это не совсем честно и не совсем правильно, конечно, но однажды всё встанет по своим местам... Дольфо, в конечном счёте, перемены тоже будут кстати - пусть это и жестоко звучит, но каждый новый день отдаляет его от исчезновения матери. Тем или иным образом, смириться ему придётся, тут уж ничего не поделаешь. И Гвидо тоже пришлось это сделать. Возможно, даже и до того, как он сделал то, что сделал.
- Так как насчёт того, чтобы дождаться темноты здесь?.. - хитро улыбнулся, приобнимая Хелен, и взглянув за окно. Армия картонных коробок росла, но уже скоро должна была достигнуть своего пика, и тогда вещи и мебель начнут искать свои законные места в квартире - процесс небыстрый, но у них всё равно должно бы остаться время наедине... Чтобы полюбоваться ночным, никогда не спящим, городом, в котором они оба обрели своё пристанище, пусть и в очень разное время; а в конце концов - и друг друга... Повесить шторы, любуясь видом одновременно. Хотелось бы надеяться, что сегодня не случится ничего такого, из-за чего одному из них пришлось бы спешно покинуть квартиру. Дом под присмотром Рокки, да он и чувствует там себя, поди, уже как у себя самого дома, а дети под присмотром няни... - Или можем сходить до магазина, а затем проверить способности кухни. - будет, чем себя занять... А на кухне Монтанелли всегда найдёт, что сделать - если есть хоть что-то, из чего можно приготовить ещё что-нибудь.

+1

5

Переселишься — узнаешь цену покинутого места. Так говорил ее отец. Он считал, что жить надо в одном месте и на всю жизнь - сидя на месте, обживая его и делая из дома не просто пристанище для себя, детей, внуков. Из дома надо сделать родовое гнездо, которое будет напоминать следующим поколениям о том, что двигало предками - что нравилось, что было в моде и кто из них какой посильный вклад внес в сотворение общего мира.
Считается что Бог потратил семь дней творения на создание мира... Шесть дней Бог творил мир, а на седьмой почил. Только вот время в нашем понимании появляется, согласно книги Бытия, на четвертый день. Таким образом, это не седьмой день из земных, а седьмой день вечности, которые не известно сколько могут соответствовать земным суткам..
Предполагают, что возможен и восьмой день, творения - это страшный суд и появление нового неба и земли. У Бога один день как тысяча лет, а тысяча лет как один день. Но даже этого не хватило бы людям. Им всегда мало - сколько бы не было отмерено. Лежа на смертном одре человек задумывается - как много я еще не успел. А надо бы сказать - спасибо Господи, за то, что позволил прожить так долго. Ведь некоторые не умирают пожилыми - некоторых забирают еще в утробе матери.
Хелен нравилось, что Гвидо был полон энтузиазма и все таки поддержал ее с идеей переезда - это было именно то, чего ей так не хватало. Именно сейчас, когда она стояла у перепутье. И не знала, куда двигаться. Новая квартира - думалось - лучший способ подтолкнуть себя к новым решениям. 
- Ну...будешь удивлен, но я еще ни разу не оставалась в квартире после заката, - да это было даже для нее удивлением. Просто вечера у нее проходили чаще всего в обществе самого Гвидо, подруг или вообще в рабочем состоянии. Квартирой она занималась в перерывах между работой и еще бог знает чем - как всегда срочным и неотложным. Иногда ей казалось, что она не страховой агент, а врач-реаниматолог на скорой помощи. Только платят больше и крови не видишь.
- Ох, сегодня ты меня балуешь комплиментами, - она приподнялась на носочках и поцеловала Монтанелли ответно в щеку. Грузчик занес очередную коробку и сгрузил ее на пол. - Еще штук семь - навскидку - и мои вещи будут все. Представь - за десять лет нажить только эту маленькую стопку коробок.
Ну с этим она приуменьшила. Стопка не была маленькой. Скорее она напоминала довольно большую гору - но гору, состоящую в основном из одежды, обуви, сумок, сковородок, кастрюль, тарелок, ваз - которые так дороги сердцу. Так же где-то там, в глубине были фотоальбомы, фото рамки с немного выцвевшими, за время, фотографиями. Милые сердцу безделушки, отдельная коробка с документами, которые она могла хранить дома. И остальная мелочь - которая в общем и целом значит не так много - не будь хозяина вещиц.
- Это будет прекрасно, - ответила она сразу на два предложения. Потому что во-первых ей безумно хотелось есть - со всеми этими упаковочными работами Хейли забыла не то, что позавтракать, но и пообедать еще со вчера. А во-вторых это была прекрасная возможность побыть с Гвидо наедине, насладиться обществом, поговорить обо всем и не о чем - наслаждаться видом города, а после, может быть, понежиться в горячей ванной и лечь спать...или не спать? Бог знает какие мысли лезли в голову миссис Хэмминг, когда она потянулась к первой попавшейся коробке - на ней было написано "туфли". значит эту - в гардероб и разобрать она ее может позже. Надо было найти пометки "кухня" и распаковать хотя бы часть посуды - что бы было во что и с помощью чего, готовить.
- Итак. А теперь игра на миллион - найти в этой горе коробки помеченные надписью "кухня", - с энтузиазмом предложила Хелен, уже начавшая ходить вокруг кипы, примеряясь с какой стороны лучше снять коробку поменьше, что бы не надорваться. - Распакуем одну-две, пока ребята донесут все наверх, а потом можно в магазин, - сказала она больше самой себе - в пустоту, чем Гвидо.
- А, вот еще - я буду устраивать новоселье, дорогой. Приглашу детей, кузена. И хочу что бы ты был. Пора вас всех познакомить, - она увидела нужную коробку и подняла руки, что бы снять ее, привалив к груди. Пыхтя и увлеченно опуская груз на пол, Хелен поглядывала на Монтанелли, стараясь понять его реакцию на новость. - Что думаешь? Сможешь пережить сумасшедший вечер с моим семейством? Не обещаю, что все пройдет так же гладко, как у тебя, но дробовик я спрячу в сейфе, если что, - думала она о дочери, которая не всегда умеет сдерживать свои порывы. Эмма могла как придать всему шарм - так и испортить на корню. И если Брайен привык мириться с любым решением матери, то дочь - нет. А еще Отто - ох боже мой, но он-то взрослый человек и понимает, что у Хелен должно быть свое пространство. Хотя этот своенравный немец может вытворить что угодно. Но хоть ему нечего делить с Гвидо. А ее детям есть...воспоминания об отце и ее. Думая о том, что предстоит не самый легкий вечер она не заметила, как остановилась и уставилась в одну точку, словно застыв.
- Ты что-то говорил? - переспросила она, словно выходя из прострации, в которую погрузилась пару секунд назад.

+1

6

Учитывая, что птицы вьют новое гнездо каждую весну - может быть, родовые поместья и не стоит сравнивать с их домами... чтобы зима, пришедшая однажды, не разрушила их или не заставила покинуть, оставив родной дом; ведь чем дольше зима не приходит - тем суровее она может стать. А впрочем, сколько людей, столько и мнений - кто-то считает, что дети должны покинуть родное "гнездо", свив своё собственное, когда вырастут, и пойти своей дорогой (так по-американски), другие предпочитают держаться вместе всю свою жизнь, поддерживая друг друга, заботясь о том доме, в котором они живут, не стремясь вырваться из него... как было с семейном ресторанчиком Монтанелли когда-то, например. А у третьих в чести и отправить состарившихся родителей в дом казённого содержания - переселив из того места, где они провели, может, и не всю свою жизнь, но её часть (и при этом и действительно считать, что совершили для них великое благо). А для стариков такой переезд, тем временем - ситуация вынужденная, даже насильная во многих случаях; так что иногда стоит сказать спасибо только за то, что у тебя просто есть выбор, как поступать и что ещё сделать. Поэтому Гвидо не было смысла противиться переезду Хелен в новый дом; да и права это делать он никакого не имел...
Удивительного, впрочем, было немного - квартира-то ещё не была в её собственности, а с продавцом она виделась явно не в тёмное время суток (да и Гвидо не оценил бы, что Хелен после заката встречается с кем-нибудь ещё - вечера, действительно, они часто проводили вместе; такие, когда это было возможно, конечно - кое-какие дела Монтанелли было проще и правильнее сделать под покровом темноты, и ещё дети могли потребовать внимания к себе - особенно младшая, а встречаться его доме, из-за Дольфо, идеей было всё ещё не очень хорошей...
- Не такую уж и маленькую. - усмехнулся Монтанелли. Во всяком случае, Хэмминг смогла "нажить" что-то - а жизнь Гвидо, всё-таки, подразумевала под собой, пусть не постоянные, но более-менее регулярные перемены. Касаемо дома, одежды, которую он носил, и даже людей, которые его окружали - общество мафии не может быть статичным, из соображений даже банальной безопасности, как стоячая вода рано или поздно протухнет - так и в преступном клане заводятся крысы и тараканы, когда жизнь становится чрезмерно сытой... это уже проходили. А вещи... не только люди, но и вещи могут прятать на себе что-то, что может навредить ему. Например, микрофоны - давно уже ставшие одними из худших врагов для мафиози, но научившие их ещё кое-чему - думать, что они говорят, как они говорят, когда и где... Монтанелли знал, что такое быть на прослушке. А его образ жизни вообще не позволял привязываться к вещам - как и к большинству людей тоже... это не означало, что он не умеет любить - это означало, что он умеет терять. И если взглянуть с такой позиции, то получается, что за все тридцать лет своей "работы" чистильщика, всё, что он нажил - это саквояж с инструментами; но став боссом - он и его потерял. Жизнь вне закона подразумевает, что по закону - у тебя нет почти ничего. Но в тени - ты можешь быть королём... Хелен же была королевой и при свете. А их отношения, для Гвидо - как будто тем мостом, что соединяет для него то, и другое... шанс хотя бы ненадолго выйти из своего образа.
- Давай я помогу... - предложил Монтанелли, приподнимая одну из самых тяжёлых коробок и переставляя её на другое место, в поисках тех, искомых, с посудой и кухонной утварью - наверняка тоже нелёгких, хотя, в настоящее время давно уже научились делать такие сковороды, что не оттягивают руки при готовке... впрочем, Гвидо старался не слишком-то доверять подобным вещам, с антипригарными покрытиями или с сомнительным составом: во-первых, на кухне ты должен быть сосредоточен, и доверять голове, а не сковороде или таймеру на плите, а ультрасовременные шутки - попросту расхлябывают внимание; а во-вторых - рассчитано всё это на сокращение времени, то есть - конвейерный подход, отнимающий у того, что ты делаешь, самое главное - душу. Ещё раз о привязанности к вещам - это двояко. В ресторанчике "Маленькая Сицилия" есть множество вещей, которым лет больше, чем самому Гвидо; а на его собственной кухне - есть несколько вещей, которыми пользовалась ещё его мать, когда он был маленьким.
- Знаешь... ты права. - Монтанелли приостановился с коробкой в руках, но затем и её отложил в сторону. Да, всё правильно, давно уже пора расставить все точки над нужными буквами и познакомиться, наконец, с дорогими Хел людьми - чтобы не возникало ощущение того, что она от них прячет кого-нибудь; они давно уже взрослые люди - и они сами, и её дети, и её кузен и подавно. И Гвидо, в свою очередь, сделал встречное предложение: - А что, если на этом вечере Дольфо будет меня поддерживать?.. - тоже ведь вариант - познакомится. Во всяком случае, Хелен для него уж точно перестанет быть незнакомой тётей, да и всех остальных они представят мальчику, как друзей его отца - да, пусть и для него тоже новых... Если уж они собираются стать, как одна семья. - Я говорю - не будет неловко, если я приведу сына?..

+1

7

Конечно же она не была против присутствия Дольфо. Она была бы рада и Виттории - если бы малышка не была слишком маленькой, что бы понимать, что происходит вокруг. Этот светлый, солнечный ребенок заставлял Хэмминг старшую улыбаться искренне, легко.
- Конечно я не против, я буду даже рада, - поднимает она взгляд на Гвидо, наблюдая как тот передвигает ящики, - вам обоим, - заканчивает она и тоже отодвигает очередную коробку, не отрывая ее от пола.
Им давно пора пустить друг друга не только в свои постели, но и куда дальше в жизнь, чем это есть сейчас. Они оба не молодеют с каждым днем. Время быстро тикает, спеша, словно оно скоростной поезд, задержавшийся на какой-то станции и теперь пытается догнать время. А они...они спешат жить, не зная, что будет завтра. Не хотелось представлять картину скорой кончины Хелен или Гвидо. Ведь, что касательно, второго персонажа этой истории все было куда более запутанно.
Если Хейли перестала задавать вопросы, это не значит что оные у нее отсутствовали. С каждым днем их, напротив, становилось все больше. Они оседали тяжким грузом на душе, делая жизнь, если не невыносимой, то, хотя бы, усложненной. Она хотела верить в слова Монтанелли о том, что все будет в порядке и что у него все под контролем. Но насколько долго это сможет продлиться? Как много пройдет времени, прежде чем она столкнется с той, теневой частью его профессии, о которой знала только понаслышке и то из газет.
Парни занесли по коробке и Джеки-бой доложил, что груза больше нет - они закончили. Гвидо перемолвился с мужчиной парой слов, в подробности которых Хэмминг не вдавалась - больше занятая распаковкой одного из ящиков. В этом лежали тарелки и столовые приборы, аккуратно переложенные полотенцами и салфетками. Достав часть тарелок она направилась на кухню и поставила их на столешницу, возвращаясь за остатком-коробкой, которую тут же утащила с собой. Раскладывая по отсекам ложки, вилки и ножи, женщина думала о том, что получится ли из их отношений с Гвидо что-то по-настоящему крепкое и серьезное. Насколько велики его намерения? Конечно же, Виттории нужна была мама - женское начало, которое помогло бы девочке не превратиться в пацанку, воспитанную табуном мужчин и одной-единственной няней, которая не сможет ей дать всего. Пустая коробка была выставлена в угол комнаты - там можно было собрать мусор, который они потом вынесут. Скорее всего завтра.
Гвидо занес еще одну коробку на кухню. Открывая ее, Хелен увидела ножи, перечницы и наборы со специями.
- Вот, то, что нужно. Нам это пригодится, - она достала подставку и два десятка небольших баночек с кардамоном, красным и черным перцем, мускатом, паприкой и прочими - более экзотическими порошками, столь полезными в готовке. Гвидо достал из ящика большой деревянный салатник, упакованный в коричневую шершавую бумагу - специально для посуды.
- Это в ящик, вон тот - на вторую полку, пожалуйста, - она указала позади себя, все еще занятая расстановкой специй. Место им нашлось на столешнице на небольшом удалении от варочной плиты.
Когда часть посуды была найдена, а немного пустых коробок скопились в углу, было решено отправиться в магазин. К тому же, супермаркет был в нескольких шагах от дома - можно было не трогать машины и пройтись пешком. Да и покупать они не собирались много. Только то, что пригодится именно сегодня для ужина. Кстати...а что будет у нас на ужин? Этим своим вопросом она и поделилась с Гвидо:
- Так что ты мне приготовишь в честь праздника? - он давно обещался показать мастер-класс на кухне, но все никак не доходил до самих действий. - Готова сегодня отдаться в полное подчинение шеф-повару и следовать любым указаниям. Или вообще наблюдать со стороны. Устроит открытую кухню, - лучезарно улыбнулась Хейли, опираясь на предложенный Монтанелли локоть. Они шагали по улице, двигаясь в сторону магазина. Он - в деловом костюме строгого кроя. А она - в обыкновенных джинсах и клетчатой рубашке. Такие разные и, одновременно, одинаковые.
Хэмминг была довольна собой - ей удалось переступить и через эту планку, поставленную жизнью. Может быть это и не самый ее лучший поступок - продать частный дом и въехать в квартиру. Но, хотя бы, обоснованный. Да и тут до Берни - рукой подать. Подруга жила всего в паре кварталов. А значит, скоро придется жать ее с пустым сахарником (этот как бы предлог) и бутылкой вина. А еще пиццей - без коронного блюда Хелен не пустит ее даже на порог (шутка, само собой).
Утро было в самом разгаре - солнце нещадно обжигало дома, машины, людей - все, что попадалось у него на пути. Так что спасительный холодок магазина оказался кстати. Хейли взяла свободную тележку, положила в нее свою черную сумку и вкатила ее в зал через автоматические раздвижные двери.
- Итак, командуйте, сир. Чего пожелаете? - игриво поинтересовалась она, взглянув Монтанелли прямо в глаза. 

+1

8

Гвидо хотелось бы надеяться, что Хелен понимает, насколько важен для него тот факт, что его дочь заставляет её искренне улыбаться, потому что словами это он выразить вряд ли смог бы однажды. По крайней мере, теми словами, которые Хелен поймёт, или которые придутся ей по душе; при всём своём внешнем лоске, итало-американцы и по сей день народ довольно грубый и прямолинейный, и семейных или внутрисемейных отношений это тоже касается, особенно если речь о них - "своих парнях", связанных общей клятвой (неважно, кто её давал - на первый взгляд бывает трудно отличить "посвящённого" в тайну от обычного бандита с улиц, или и не бандита вовсе, а простого гражданина, вышедшего из рабочего офиса, спортзала или торгового центра - особенно в современных реалиях). В том-то вот и дело, что и няня у Виттории была не одна - за время её жизни уже успело смениться несколько (и вот ещё одно слово о переменах и доверии), а ребёнку нужно видеть кого-то перед собой постоянно - привыкнуть к кому-то; кому-то, кто не будет напоминать Джеки-боя или Рокки манерой одеваться и выражаться, кто сможет дать ей необходимую часть материнского тепла и ласки, необходимую для любого ребёнка - и особенно девочки. Гвидо так не хотел бы, чтобы Виттория стала похожей на свою мать... и то, что он позволил Хелен познакомиться с его детьми, особенно с младшей, пустил её в свою жизнь и свой дом - это уже очень много значит. Больше, чем он мог бы ей объяснить словами. Если грубо - это означало, что их связывает не только постель. Что всё, что происходит между ними - серьёзно. Кто бы что там не сказал...
- Счастлив, что ты понимаешь... - знакомство с Дольфо, в таком ключе, шаг небольшой - но это ничуть не умаляет его серьёзности. И когда-нибудь, наверняка и очень скоро после этого знакомства, они сделают и следующий - а его сын, так или иначе, уже будет подготовлен к этому. Хэмминги не будут ему чужими, как не были, к примеру, Саммерсы. Слишком торопиться, впрочем, тоже не стоит; то, что он - мафиози, это не означает, что он каждый день уходит на войну из дома... Гвидо не собирается умирать завтра или послезавтра, его смерть в любом случае вряд ли будет чем-то внезапным, чего невозможно будет предугадать и предвидеть, предпосылки к этому он должен будет заметить... и успеть отреагировать - если не предотвратив это, то... сделать хоть что-то. Защитить Хелен, своих детей, тех, кто держался за него - он давно уже стал слишком большой фигурой, чтобы покинуть доску тихо. Вполголоса перекинувшись с Джеки-боем парой фраз вполголоса и распрощавшись с ним - уже громче, Монтанелли вернулся к вещам, помогая Хелен отыскать кухонные принадлежности среди них. Не "столкнулась", конечно, но вот только что она уже коснулась теневой стороны его жизни - да и давно уже касалась, если вдуматься, жизнь невозможно чётко разграничить на личное и рабочее, Гвидо сам пробовал когда-то - но это не тот случай. Можно скрывать что-то долго - но нельзя скрывать что-то вечно. Чётко следуя её указаниям, Монтанелли поставил салатник в названное хозяйкой кухни место и подошёл к подставке со специями, коротко вдыхая их аромат - принюхавшись.
- Помнишь, я обещал научить тебя готовить каччиаторе?
- в тот день, когда они вышли на свидание прямо из зала суда - и поцеловались на набережной, неподалёку от ресторанчика с гребным колесом. День, который можно назвать началом их отношений - когда они становились по-настоящему серьёзными. Нет уж, указания - это слишком пресно и жёстко, указания подразумевают под собой подчинение - и это что-то из его "другого" мира, хотя Монтанелли и там проявлял жёсткость не так уж часто, как мог бы, считая, что лучше научить чему-то, чем указывать... не всегда, конечно. Далеко не всегда. Но в их случае, когда речь идёт о готовке, а не лидерстве или власти, он не хочет оставлять Хелен вне её собственной кухни. Это было бы несправедливо, пожалуй. И неправильно, если он "вживётся" в её новую кухню раньше самой хозяйки.
- Самое главное, что нам понадобится, это куриные грудки... Можно очищенные от костей, хотя я предпочитаю это делать сам. - и это только начало; что касается продуктов и их выбора - так Гвидо превращается в того ещё сноба... если можно назвать снобизмом придирчивость к качеству продуктов, а не к цене; и возможно, Хелен именно сейчас ждут самые утомительные полчаса за день - но Монтанелли уже достал из кармана очки и нацепил их на нос, внимательно разглядывая пластиковую упаковку. Супермаркет - вообще не то место, где он хотел бы закупаться, конечно; в идеале - он вообще должен был бы видеть тех куриц, которые стали этим мясом, ещё живыми и разгуливающими по родной ферме... такой идеал, конечно, недостижим. - Помидоры... можно просто томатную пасту, но будет уже не то. И, да, черри. - с другой стороны, как человек, связанный с пищевой продукцией, он как никто близок к собственным идеалам. Консервированные помидоры отправляются даже без рассмотрения - эти на данном прилавке вообще появились, в некоторой степени, благодаря ему. Его земляки, можно сказать - с Сицилии. - Я видел, что дома у тебя есть перец... А сушёный орегано есть?

+1

9

Ей было хорошо рядом с Гвидо - спокойно. Ее чувства сейчас можно сравнить, пожалуй, только с лодкой, оставленной где-то в океане, которую бросало волнами, то в одну, то в другую сторону. Она попадала в шторм, ее заливало водой, било о скалы - но это небольшое суденышко из, почти прогнивших досок, выстояло и нашло надежный порт, где можно было устроится на какое-то время. А то и навсегда. Но "навсегда" - это так долго, а жизнь, как водится, любит подбрасывать неожиданные сюрпризы.
Иногда кажется, что взрослые относятся к своим чувствам намного трепетней подростков, или, даже, детей. Некоторые предпочитают проверять партнера месяцами, прежде чем понять, что могут ему довериться. Другие - вначале доверяются, а потом стараются проверить: точно ли он тот самый. В их с Гвидо случае все шло спокойно, не очень быстро - но и не медленно. Любые отношения когда-то начинаются. И когда-то заканчиваются - даже если заканчиваются смертью второго. И Хелен очень надеялась, что последнее случится еще не скоро. Все таки она мечтала убаюкивать еще и внуков. Которых, кажется, не дождется никогда. Потому что ее дочь замуж не собиралась, а сын прятал свою девушку (если та вообще была) как зеницу ока. Растерянности миссис Хэмминг не было предела.
Хелен степенно шагала рядом с Монтанелли, поглядывая на полки с продуктами. В голове она прикидывала, что им может понадобиться. Гвидо остановился у прилавка с куриным мясом. Обычные фабричные упаковки - таких куриц выращивают десятками тысяч для убоя. Их закармливают комбикормом для массы, колят уколы для черт знает чего и держат в неприглядных условиях - садизм в чистом виде.
Будь Хелен воспитана по-другому, быть может она стала бы вегетарианкой. Но в ее семье мясо было почти всегда. Отец любил стейки средней прожарки, и мамину индейку на день благодарения, которую та выбирала самолично за несколько дней на небольшом рынке - пока не разобрали самые лучшие тушки. А потом и готовила сама - без помощи кухарки. Это доставляло ей удовольствие - хозяйничать перед приходом гостей, которые будут восхищаться именно ее блюдом, а не тем, где она достала повара.
Наблюдая за тем, как придирчиво Гвидо выбирал курицу Хейли невольно улыбнулась. Он нацепил на нос очки и внимательно изучал этикетки - словно это действительно подскажет ему, вкусное мясо или нет. Когда грудки, все же опустились в тележку, пара направилась к овощам и фруктам. Помидоры черри.
- Тебе обычные и черри? Или только черри? - Хелен оторвала одноразовый пакет их небольшого автомата и, держа его одной рукой, второй - проверяла кроваво-красные плоды. У этих помидор не было запаха, в них не было пользы. Но - куда деваться, если под боком нет ничего лучше, чем обычный супермаркет? Взвесив помидоры черри она отправила их в корзину и взяла еще, на всякий случай, три больших помидора. Было написано, что они прямиком из Италии. Как же-как же. Уже по отсутствию запаха можно было понять - это тепличные. При чем выращивали их тут же, в Сакраменто.
- Есть орегано, а базилик тебе еще не нужен? - предположила она. Ведь как итальянская кухня и без базилика? Это как конь без седла.
В магазине было не многолюдно. Они с тележкой, да еще пара домохозяек, которые в перерывах между возвращением детей со школы и готовкой ужина, решили наведаться в магазин - закупить необходимые продукты. Время только-только перешагнуло за полдень. Хелен и Гвидо неспешно прогуливались среди полок, складывая в корзину нужные ингредиенты для каччиаторе. Уже от одного названия у Хэмминг урчало в желудке. Что же будет, когда новую кухню окутает флер ароматной жареной курочки. Запах, который не может оставить безразличным ни одного человека на этой планете.
Но перед этим надо было сделать столько дел - хотя бы достать шторы и повесить их, потому что в одиночку с этим чудищем швейной техники Хелен не справится. Хотя нет - справится, но это займет вдвое больше времени, чем с Гвидо. Ведь один может поддерживать тяжелый тюль, а второй вдевать ролики в пазы.
- Я боюсь ту гору ящиков, которую парни сгрузили в гостиной. Такое чувство, что я их вечность разбирать буду, - между прочим высказала свои мысли женщина, толкая тележку перед собой. - Если не две вечности, - на губах отразилась улыбка. Но у них впереди был весь день - целые двенадцать часов свободного времени. А там еще и ночь. Но все равно - разбирать основные вещи, такие как одежда, документы и прочее Хелен собиралась уже после, когда настроится на это. или когда поймет, что сделать это придется так или иначе - потому что надо во что-то переодеться.
- Будем брать что-то выпить? - они как раз проходили мимо винного ряда. И Хейли немного бросила шаг. Гвидо мужчина - пусть решает, что хочет. К тому же ему лучше знать, что лучше подойдет к каччиаторе.

+1

10

Гвидо вегетарианство уж точно не грозило... вегетарианская итальянская кухня - это вообще что-то из рода каких-то извращений, как детское шампанское, например; сначала ты отказываешься от нормальной пищи, потом - от нормального человеческого образа жизни, а там уже и до гомосексуализма рукой подать. Хищность - это вообще в человеческой природе. Даже если, по теории Дарвина, люди и приматы имели общих предков, так и большинство крупных обезьян на самом деле - существа хищные, хотя этот факт почему-то не получает такого уж широкого распространения, и считается, что любимая пища обезьян - это бананы. Да и на той "кухне", где заправляет Монтанелли, вегетарианцев тоже едва ли будут жаловать, в их обществе это будет скорее означать проблему: либо со здоровьем, либо с головой. И тот, кто не может по-человечески питаться, вряд ли будет вообще что-нибудь делать по-человечески... А впрочем - случаи разные бывают, Монтанелли с большим энтузиазмом будет рассматривать конкретные, чем говорить обо всех в целом. В любом случае, человеку, в отличие от животного, даётся выбор... Если говорить о Гвидо, то он считал, что овощи полезны, и следовательно, способны продлить жизнь - но с отказом от мяса это едва ли как-то связано.
Но, если уж говорить о долголетии, то жизнь продлевает всё-таки не пища - а счастье. Во всяком случае, Монтанелли (а ему самому уже немало) ещё не встречал ни одного старика-долгожителя, который бы жаловался на свою жизнь, мечтая побыстрее уйти из неё. Даже Поли Реццола-старший, член их Семьи, разыгравший умственное помешательство, чтобы не отправиться в тюрьму, по-своему был счастлив, пожалуй. Хотя в итоге и на самом деле немного тронулся - но учитывая и возраст, и то место, где он находился... не так удивительно это и было. Гвидо хотел быть счастливым, разумеется. И был бы тоже счастлив увидеть своих внуков; увидеть, как его дети добиваются чего-то в жизни, будь то первые шаги, которые предстоит вот-вот сделать Виттории, или успехи в бизнесе, в их деле, что сделает Лео, хорошее образование, что получит Сабрина однажды - а она как-то раз сказала, что хотела бы получить даже два - и Дольфо, который вполне может стать первым Монтанелли, который не будет частью того же мира, что и его остальные родственники - или же стать лучшим помощником своего старшего брата когда-нибудь... или разбогатеет. Если ему достанется коммерческая жилка мамы. Гвидо примет любой его выбор... Его счастье - в тех, кто его окружает. И Хелен - тоже частичка его счастья.
- Обычные - это консервированные, в собственном соку... бери и те, и другие. - кивнул Монтанелли, не став тратить время на пошаговые объяснения - Хелен всё скоро увидит собственными глазами. Сладковатые черри придают блюду особый вкусовой оттенок, да и просто выглядят красиво, основополагающей роли не играют - можно их заменить свежими, или отказаться от них вовсе, с учётом томатной пасты. Но Гвидо предпочитал этого не делать... как и у большинства поваров - у него тоже были свои способы приготовить то или иное блюдо. Банка с томатным пюре тоже отправилась в тележку.
- Конечно, нужен. - согласно покивал Монтанелли, и сам уже собиравшийся упомянуть о ней, но Хелен его опередила. Он тоже не столь обязателен, впрочем, но хуже блюдо уж точно не сделает, если будет в разумных количествах. То же самое касается не только базилика. - А как ты относишься к рукколе?.. - вот это ингредиент на любителя, и не все знакомые Гвидо его переносили, да и сам он, если уж и использовал его, старался делать это максимально аккуратно - вкус у этого растения довольно острый и едкий, для многих даже противный, для большинства - отвлекающий, способный перебить вкус основного блюда. Добавив ко всему великолепию пару луковиц и головку чеснока, прихватив бутылку оливкового масла, Гвидо толкнул тележку дальше.
- Ну, если не перешагнуть через этот страх - это и впрямь займёт вечность. - резонно заметил Гвидо. Коробки могут долго стоять в гостиной - пока пылью не покроются; но понадобятся они наверняка раньше, так что распаковаться придётся... хотя бы вот за шторами - окна без штор для Монтанелли вообще было чем-то неправильным, от слова "пошлым", даже и на сороковом этаже - не жить же, словно в аквариуме? К тому же, шторы имеют и стратегическое значение. Для таких, как он. Таких, которые могут и в окно сорокового этажа заглянуть, если это очень сильно понадобится... Он, конечно, не оружейный эксперт, но дальнобойные винтовки с оптикой все слышали; а ему и быть под прицелом такой уже доводилось.
- Если хочешь... к каччиаторе хорошо подходит красное, полусухое. Есть даже способ замариновать её в вине, но лично мне он не очень по нраву. - для этого способа нужно приготовить винно-масляную смесь, что даже звучит достаточно дико. Вино - напиток слишком благородный для подобных действий, его нужно пить; если это хорошее вино, конечно, а не... уже само по себе есть смесь, не "маслянистая", так порошковая. - Амароне делла Вальполичелла? - нараспев произнёс Монтанелли, приглядевшись к винному стеллажу и вытащив одну из бутылок, разглядывая этикетку, а затем показав её Хелен.

+2

11

И все таки да. Касаемо продуктов Гвидо был еще тем снобом. И если бы Хелен столкнулась с ним именно в магазине, а не в его же доме, быть может, первое впечатление было бы другим. Но сейчас она только улыбалась и послушно набирала помидоры, думая о своем. Например, куда ей пристроить ту коричневую вазу из редкой глины, которую она привезла из Таиланда. Или где расставить семейные фото - в гостиной на низкой тумбе, или в спальне на высокой? Куда деть немногочисленные книги, которым пока не найдется места из-за отсутствия полки. Десятки маленьких мыслей, идей и домыслов приходили в голову женщины ежесекундно - было больше похоже на конвейер. Но это доказывает тот факт, что женщинам сложнее сосредоточиться на чем-то одном. В отличие от мужчин.
- К рукколе я отношусь исключительно положительно, - ответила она, завязывая пакет с помидорами. Хелен часто кладет это свежее травяное растение в салаты. Оно делает еду более острой и специфичной - на любителя.
Они гуляли по магазину как давно семейные люди, выбирали продукты, советовались по поводу производителя и отпускали шутки.
- Название очень впечатляющее, на слух мне нравится, - она улыбнулась, подкатывая тележку к Гвидо, что бы разглядеть этикетку. Итальянское, красное, сухое - именно то, что надо к мясу курицы. Но еще лучше оно был сочеталось со стейком средней прожарки. - Давай его, - она пожала плечами соглашаясь.
К тому же, какая разница, какое будет вино, если у нее есть такая замечательная компания? На кассе не было очереди. Так что расплатившись, Хелен и Гвидо сгрузили покупки в бумажный пакет - рекламная акция гласила, что он из вторсырья, и что для его производства не погибло ни единое дерево. И отправились назад - домой. Если эту квартиру, еще не обжитую, можно было назвать домом.
- Ты останешься до утра? - она повернула голову к Гвидо, что бы услышать его ответ. Потому что Монтанелли имел свойство исчезать по ночам. Предупреждая, конечно. Но часто его "вылазки" были обоснованы тем, что надо к детям. Хелен же покорно верила не вдаваясь в подробности - она ведь обещала. А раз дала слово, то надо выполнять, даже ценой собственного жгучего любопытства.
Было время ленча, так что улицы заполнились офисными клерками, выбравшимися из офисов и магазинов, что бы провести пол часа или час в закусочной. Понедельник - день тяжелый. Хелен никогда не любила понедельники, потому что считала, что хорошие дела в это время не делаются. Ты еще не успел отойти от легких выходных, что бы адекватно думать о рабочих делах.
Так они не заметили как добрались домой. Гвидо придержал Хелене дверь, а она вызвала лифт и неловко пыталась открыть дверь квартиры - еще не привыкшая пользоваться другими ключами. Привычки вообще дело странное. Вот вроде бы покупал ты всю жизнь один и тот же чай, а однажды - не находишь его на полке в магазине. Потому что закрыли производство, поменяли этикету, перестали делать закупку у данного производителя - да что угодно. И это, кажется, мелочи - но все равно неприятно. Надо привыкать к чему-то новому, пробовать то, что раньше не пробовал. Наверное, так рассуждают только люди, прожившие ни один год. Молодежь относится проще к жизни. Если девушка лет восемнадцати не найдет на полке свой обычный чай, она пожмет плечами и возьмет другой.
Все таки справившись с дверным замком Хейли впустила Гвидо первым, закрывая за собой дверь на замок. С соседями ей так и не удалось познакомиться. На ее площадке была еще одна квартира и, кажется, ее занимала довольно милая семейная пара с детьми. Во всяком случае она слышала это от риэлтора.
Они сгрузили часть продуктов в холодильник, а другу - оставили на столешнице. Хелен повернулась спиной к плите и наблюдала как Гвидо прячет куриные грудки в холодильник. Она смотрела на его сильную спину и улыбнулась, вспоминая тот обед в "Гребном колесе". Говорят, что первый поцелуй запоминается навсегда. Что только воспоминания о нем не стираются памятью. Хелен помнила вкус губ Монтанелли в тот день. Помнила как его руки нежно и настойчиво обнимали ее.
- Давай повесим шторы, а потом начнем с готовкой? Что бы справиться с делами и отдыхать до конца вечера. - это было резонное предложение. Потому что растягивать это "удовольствие" не имело смысла. Хотя Хейли прекрасно помнила, как вешала первые шторы в доме, который теперь стал собственностью другого человека. - Ты, я, бутылка хорошего вина и музыка. Кстати, я так и не знаю насколько хорошо ты танцуешь, - она почти заигрывала с Гвидо, упираясь руками в столешницу позади себя, отклоняясь слегка назад, как бы пытаясь сесть на гранитную гладь, но меж тем оставаясь на месте. Голубые глаза с не предвзятым интересом разглядывали лицо итальянца, а губы растянулись в игривой улыбке.

+1

12

Определённо, в плане продуктов всё пойдёт уже веселее, когда они доберутся до кухни, где спектр выбора уже не будет столь широк, да и ограничиваться будет тем, что они уже взяли с собой. Скорее всего, Гвидо было бы куда проще, если бы они оказались в магазине другой сети, под незатейливым названием IFS - Italian Food Storage - снабжением которых Монтанелли занимался практически полностью, и поэтому той продукции мог бы доверять всецело (да Хелен, наверное, и обращала своё внимание на то, что у него дома в холодильнике на половине продуктов стоит маркировка этих магазинов), и не был бы против, если бы и Хэмминг закупалась бы там - в его силах было бы даже и скидку ей организовать хорошую. Может, стоило бы как-то раз начать свидание с супермаркета?..
- Тогда возьмём и её... - и почти невесомый пакетик со жгучей травой тоже отправляется в корзинку. Даже довольно простое и незатейливое блюдо можно сделать особенным - для этого, правда, чаще всего приходится рисковать, играя со вкусовыми оттенками; которых многие, пожалуй, вообще могут не заметить - многие из тех, над кем Гвидо в своё время приподнялся, с годами - приподнявшись ещё сильнее, простых работяг, или кассиров в этом же самом магазине... На звание аристократа или богемы Монтанелли не претендовал, конечно, но одного не отнять - он был человеком успешным; и помнил это - люди их круга, это уважаемые люди, стать частью этого круга - это честь, которая оказывается не всем, приблизиться к нему - это успех. А тот, кто не ценит свои успехи и не гордится ими - просто дурак.
- Надеюсь... - кивнул ей в ответ. Хелен понимала - обещать этого он ей не мог; есть много обстоятельств, которые превыше его положения босса, и касаются они как его детей, так и дел, которыми он занимается - дон Мафии должен быть мобильным, что бы там его не связывало, дети, личные дела: принимавший Омерту клянётся в том, что Семья для него будет превыше всего - и как глава этой Семьи, Монтанелли обязан показывать пример остальным... а иначе в этих клятвах и смысла немного. Даже уходя в "подполье", исчезая с радаров, Гвидо продолжал следить за происходящим - телефонам, конечно, не стоит доверять, как и Интернету; но если люди их круга станут полностью игнорировать технический прогресс - это и вовсе превратит их в кружок пенсионеров, которым, по мнению довольно многих американцев, Коза Ностра уже является.
И наверное, очень скоро он детям своё отсутствие будет так же объяснять - походам к Хелен... Дольфо, впрочем, пусть и ребёнок, но давно уже понимает, какие вопросы стоит задавать, а какие - не стоит, пусть и не всегда зная, почему. Гвидо, впрочем, тоже был на его месте, да как и многие из тех, кто унаследовал "семейное дело", поэтому - в этом ничего такого уж страшного нету. Весь ужас кроется в других тайнах и подводных камнях, которые прикрывают тайны... Управление Семьёй или одной из её команд недаром сравнивают с управлением судном, капореджиме, капо, капитан, или даже "шкипер", как называют лидера, это тот, кто смотрит на радары, видя все препятствия на пути и прокладывая курс. Так вот быть главой семьи, как ячейки социума, означает почти то же самое. Ещё одна причина, почему Мафия называется "Семьёй", а не "армией", несмотря на то, что её члены именуются солдатами. Впрочем, вслух называть вещи своими именами стоит далеко не всегда... а может быть, не стоит даже имена давать многим вещам. Привыкнуть к ним можно и так. И к тому, что говорить о них не стоит, привыкнуть тоже гораздо проще, чем кажется - особенно, если с самого детства...
Правда, и отвыкать будет труднее. Пожалуй, тоже одна из причин, почему Гвидо всё-таки вступил в Мафию, хотя имел все шансы никогда больше не быть её частью, особенно после всего того, что пришлось пережить из-за её стараний когда-то. А может быть, то, что он возглавил мафиозный клан - это судьба? Более ста лет назад с именем Монтанелли на Сицилии было много чего связано...
Улыбнувшись Хелен, Гвидо прошёл в дом, перекладывая пакеты с продуктами на стол, и освобождая руки, чтобы начать перекладывать всё по местам, в холодильник и по столам.
- Давай... - Монтанелли оглянулся, и мельком прошёлся глазами по окнам кухни - верхней их части, словно уже прикидывая, как надо будет вешать занавески, хотя их пока даже и не видел в развёрнутом виде, только в коробке. Хотя интересовали их обоих далеко не шторы... Гвидо подходит ближе к ней. В просторной квартире сейчас, когда мебель и утварь представляет собой просто массу коробок и ящиков, места больше, чем на любой танцплощадке... вот только музыки пока не имеется. Столь же громкой... - Досадное упущение. - улыбается, глядя ей в глаза, подходя ближе, и выкладывает телефон на стол, нажимая пару клавиш, чтобы из маломощных, но всё-таки, динамиков полилась мелодия. Когда-то, когда он был моложе, Гвидо двигался довольно неплохо. Да и первую жену свою повстречал как раз на танцах... В то время люди больше любили танцевать, чем сейчас. В смысле, по-настоящему, исключая из внимания ночные клубы и всё то, что с ними связано.

+1

13

Квартира была светлой - она буквально утопала в ярких полуденных лучах солнца, проникающих сквозь широкие окна. Хелен проследила за ярким лучиком, который создавал ореол свечения вокруг Монтанелли. Мужчина был уверен в каждом своем движении. Он спокойно раскладывал продукты, двигаясь мягкой поступью, что для такого... большого Гвидо было совсем не свойственно (как казалось Хелен).
- У меня есть лестница, если что, так что тебе или мне не придется балансировать на стуле, который стоит на столе, - Смешок сорвался с губ. - Ну, а что, - она ответила на вопросительный взгляд Гвидо, - когда я переехала в прошлый дом - совсем не знала как вести хозяйство. Что я могла тогда? Только руководить. Так вот, я забыла, что мне нужна лестница и пришлось обходиться подручными средствами. И это было похоже на Джоли из фильма Мистер и Миссис Смитт, когда она меняла шторы в гостиной, - вспомнила Хейли фильм.
Наблюдая за "приготовлениями" Монтанелли, Хэмминг неожиданно для себя улыбнулась. Он был сосредоточен, но в то же время расслаблен. Из динамика мобильного лилась музыка и Хелен чертовски хотелось танцевать, особенно сейчас. Протянув к итальянцу руки она положила одну на плечо, а вторую вложила в сильную ладонь, которая мягко сомкнулась вокруг длинных пальцев. Он притянул ее к себе, увлекая в ритм музыки. Они переступали с ноги на ногу, Хелен вторила движениям мужчины. Положив свою белокурую голову ему на плечо, Хэмминг втянула аромат мужского парфюма, смешанный с запахом тела. Ох...этот ни с чем не сравнимый аромат, который она узнала бы из тысячи.
- Ты хорошо двигаешься, - шепнула она, поднимая голову и откидывая ее немного назад, что бы посмотреть в глаза Гвидо. Он сделал легкое движение и она покрутилась вокруг оси под его рукой, возвращаясь снова в объятия итальянца.
Танцевать ее учил отец. Когда она была слишком маленькая и неуклюжая он ставил одну ее ногу на один ботинок и вторую - на второй. Конечно, тогда танцы для нее были не более чем смешной забавой, которую мог устроить мистер Джонсон, любимый папочка. Но со временем Хелен поняла, как важно для юной леди уметь танцевать. Особенно если тебя время от времени берут на праздники, где будут десятки молодых парней, желающих потанцевать. Женщина тщетно пыталась вспомнить, когда в последний раз ей приходилось вот так же незатейливо кружиться в танце. Только она и партнер. В последние годы не так легко было выкроить время на себя. Все больше внимания занимали дети, и все меньше она оставляла шансов устроить личную жизнь.
Но сейчас все стало налаживаться. Гвидо сумел найти нужный баланс между той частью ее жизни, которая была обращена лицом к нему, и той, о которой он еще не знал. К примеру Хейли пока так и не рассказала, почему ее отношения с дочерью настолько натянутые, что они с трудом находятся в одном помещении дольше часа. Или не рассказала как стала вдовой (да и стоило ли поднимать эту тему?). Может быть однажды он у нее спросит, а она, может быть, не найдет что ответить. Или же расскажет слишком многое, за что потом будет себя винить.
- Мужчина, что вы со мной делаете, - она усмехнулась по-доброму еще раз прокручиваясь вокруг оси, и вновь возвращаясь к Монтанелли в объятия.
У нее слегка кружилась голова. Не то от того, что они находятся на сороковом этаже, не то от того, что она слишком много кружилась, не то от самого мужчины, который вел ее в танце. Рука Гвидо нежно приобнимала ее за талию и она слегка сжала пальцы мужчины.
Музыка стала затихать и Хелен снова положила голову на плечо мужчины, вслушиваясь в биение его сердца, в дыхание и в собственные мысли.
- Спасибо, что ты все это время рядом, для меня это так важно... - шептала она ему на ухо, обвивая сильную шею белыми руками. Впереди у них еще много всего - и хорошего и плохого. Но никогда не знаешь, чего будет больше. Поэтому стоит наслаждаться каждым мгновением, которое приносит тебе счастье. В таки моменты надо забыть о том, что вокруг есть целый мир. Запомни тот момент, в котором ты был счастлив. И сохрани это в памяти, что бы в трудные минуты доставать воспоминания из дальнего ящика и поддерживаться ими не хуже любого допинга.
Что бы там кто ни думал, а Гвидо танцевал превосходно. Наверное в молодости он мог дать фору любому парню на танцевальной площадке. Представив Монтанелли в модных одежках того времени и моложе лет на тридцать, Хелен улыбнулась. Наверное, этому мужчине сходила с ума ни одна девушка. И сама Хэмминг попала на этот же крючок. Музыка закончилась слишком быстро, а одна мелодия почему-то не сменилась второй. Они все еще переступали с ноги на ногу, двигаясь в такт смолкшей мелодии.

+1

14

Как и очень многим хорошим вещам в жизни - танцевать Монтанелли учила его мама... преодолевая и собственную усталость, и избыточный вес (а миссис Монтанелли, как и большинство пожилых итальянок, женщиной была довольно полной), она показывала сыну основные принципы вальса, за неделю до его выпускного вечера в школе, говоря о том, что не переживёт, если её мальчик будет отсиживаться на задних рядах... Через неделю Гвидо блистал на выпускном балу, а в скором будущем - совершенствовал свои знания, пользуясь помощью друзей в колледже, но основы были заложены именно матерью, и по сути, всё до сих пор держалось именно на этом - Монтанелли не занимался профессионально, не посещал каких-то специальных курсов или кружков, в теории танцев тоже вряд ли мог бы связать больше, чем пару слов, весь его опыт основывался на практике (ну и, может, увлечением танцевальным шоу по телевизору в молодости - хотя и не таким уж серьёзным), случаев потанцевать Гвидо никогда не упускал, и даже странно, что с Хелен они никогда не делали этого раньше... Возможно, в итальянце просто пропадал талант - в этом случае, кстати, это именно он передался его дочери, потому что Сабрина превосходно танцует. А возможно, всё дело в способности сосредотачиваться на чём-то конкретном, управлять своим телом, как и своими мыслями - всё-таки раньше Гвидо мечтал стать врачом. Или в способности к самообразованию - "искусству" чистильщика его тоже никто не учил, показав только основы в самом начале. Хелен же видела его библиотеку? Весь тот спектр медицинско-анатомической литературы, который мяснику, ресторатору или даже дону Мафии, на первый взгляд, без необходимости совершенно.
- Мне. Мне не придётся. - твёрдо заявил Гвидо в ответ. Или Хелен действительно думает, что он её заставит балансировать под потолком, вешая занавески, неважно уж на чём, на стуле или на стремянке?.. Высота в три метра, конечно, не в сорок этажей (хорошо, что стёкла тут достаточно прочные), но предприятие, тем не менее, опасное... Только лестницу-то Хелен где спрятала? Или её ещё тоже придётся предварительно отыскать среди вещей, расположившихся в центре гостиной? - Но ты очень многому научилась с тех пор... - улыбнулся Монтанелли, заключая женщину в мягкие "танцевальные" объятия, отстраняя от стола, на который она опиралась только что. Всё приходит с опытом, и умение вести хозяйство, и готовить, и танцевать... и для таких вещей, которыми занимается Гвидо, требуется опыт; да и Хелен и страховым агентом тоже стала не в одночасье. - Спасибо. Ты тоже... - улыбнулся ей, сделав шаг назад и легко закружив, затем снова мягко прижимая к себе. Ему уже не двадцать пять, конечно, да и "расцвет сил" уже тоже остался позади, он уже не настолько вынослив, силнён и грациозен, как в молодости - но и не настолько стар, чтобы поставить на себе крест, посчитав, что чего-то ещё в жизни уже не добьётся и пользы никому принести уже не сможет - может, на самом деле уже и не так хорошо двигается в танце, как раньше, но кое-что ещё может, несмотря на возраст и старые раны, и в этом убеждается сейчас, кружа миссис Хэмминг в неторопливом танце - который, как и первый поцелуй, не забывается никогда; который, как и первый поцелуй, происходит почти неожиданно - и они исключением тоже не стали. Вдыхая запах её светлых волос, Гвидо прикрыл глаза, окончательно погружаясь в атмосферу неспешного кружения, наслаждаясь тем, как степенно и уверенно двигается и ступает Хелен, и совсем не задумываясь - о том, как они выглядят со стороны. Одежда - это всего лишь одежда. Это даже не та оболочка, за которой скрывается душа; всего лишь - чехол для тела. Баланс между тем и другим, конечно, вещь немаловажная, но одежду проще сменить... или сорвать. В душу же ей Гвидо лезть не стремился - это было бы и невежливо после того, как ей самой запретил касаться некоторых аспектов его собственной жизни: потому лучшее решение - разрешить всему идти своим чередом. Когда-нибудь всё станет более явным, но это не значит, что оно было тайным...
- Для меня это важно ничуть не менее... - абсолютно честно отозвался Гвидо в ответ, так же шёпотом, прижимая Хелен к себе, прикрывая глаза, просто вслушиваясь в биение их сердец и дыхание - музыка стихла, давая возможность прислушаться уже просто друг ко другу. Без необходимости даже заглядывать друг другу в глаза... Происходящее слишком грубо будет назвать "последним шансом" - но, тем не менее, в какой-то степени и это верно: они оба не такие уже молодые люди, которых жизнь, по каким бы то ни было причинам, оставила одинокими. Нет, не совсем, конечно, одинокими - у Гвидо было четверо детей, у Хелен - её близнецы, они оба могли бы не бояться состариться и умереть в одиночестве, но и их дети - не те, кто мог бы постоянно быть рядом; а иначе - родители попросту отнимут слишком много времени и у них, за устройством части собственной жизни - отняв у них всю, целиком, не увидев собственных внуков. Монтанелли не хотелось быть одному. Больше нет. Несмотря на то, что долгое время раньше он и наслаждался положением холостяка... вероятно, тут дело в возрасте, или просто супружеская жизнь его изменила, или и того, и другого понемногу - но сейчас ему просто необходим был кто-то важный рядом... и этим "кто-то" была Хелен. Он слегка отстранился, но не размыкая объятий; лишь для того, чтобы коснуться её губ своими.

+1

15

http://pinterest.randomhouse.com/lib/images/the-end.png

Отредактировано Helen Hamming (2015-04-07 14:09:34)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Переезд он такой переезд