vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Умея хорошо работать, надо уметь хорошо отдыхать


Умея хорошо работать, надо уметь хорошо отдыхать

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники: Helen Hamming , Guido Montanelli , Adam Gauthier , Livia Andreoli
Место: Clearview Home – со вкусом обставленный дом с одним из лучших на озере Тахо панорамных видов.
К услугам гостей: 2 спальни, 3 ванные, макс. на 6 чел. Везде King/Queen Bed, частное джакузи, интернет, полностью оборудованная кухня, камин в гостиной, американский бильярд, DVD, CD player with IPOD hookup, барбекю, площадь ок 280 кв.м.
Расположение: находится в городке Sunny Side Lake Tahoe с населением ок. 2000 чел. в 5 минутах езды от центра – там несколько ресторанов и магазинов, в 15-минутах езды от подъемников Alpine Meadows and Squaw Valley, в 20 минутах езды от места, где проходит фестиваль.
Стоимость: $800/сутки.

http://www.villausa.ru/wp-content/flagallery/clearview-home-lake-tahoe/1.jpg

http://s017.radikal.ru/i430/1504/8b/2c43c1dc8112.jpg
http://s017.radikal.ru/i419/1504/cf/8c8307a4ad23.jpg
http://s019.radikal.ru/i634/1504/d3/5a2d6f17b624.jpg
http://s017.radikal.ru/i426/1504/48/61bedec6310d.jpg
http://s020.radikal.ru/i700/1504/4b/48f3f3335d9c.jpg
http://s017.radikal.ru/i414/1504/d6/a4cf5ebeacb9.jpg
http://s018.radikal.ru/i525/1504/2c/ad016a79db35.jpg
http://s020.radikal.ru/i702/1504/29/4cb254838234.jpg
http://s52.radikal.ru/i135/1504/bc/91dbaa9a7bd2.jpg

Погодные условия: дождя не собирается, как говорят синоптики - но кто знает, что будет завтра утром?
О флештайме: с 10 апреля (вечер) и по 12 апреля (вечер).
Просто отдых. Просто четыре человека решили отвлечься от вечной суеты города, окунувшись в совершенно другую - праздную суету природы. На повестке выходных прогулки по берегу озера, прогулка в горы, посещение фестиваля и участие в конкурсах. А так же игра в покер на раздевание желания.

Отредактировано Helen Hamming (2015-04-03 16:13:15)

+3

2

*внешний вид*

Эта весна была на удивление теплой. Даже в апреле столбик термометра иногда заползал за отметку двадцать пять градусов по Цельсию - и это в тени. Городские ходили чуть ли не в купальниках. Так что томиться в офисе, пусть и оснащенном кондиционером - задача сложная. Хотелось на природу. Хотелось оторваться и отдохнуть так, что бы потом вспоминать еще несколько недель, а то месяцев...лет?
С момента знакомства с Адамом и того несчастного случая на корте прошло чуть больше месяца. Предложение, которое тогда казалось только косвенным, обрело силу в тот момент, когда вечером Ливия позвонила Хелен и сообщила, что у Готье есть знакомые, которые помогут с арендой дома на Тахо и что надо решать - едут они или нет. Упускать такой шанс отдохнуть подальше от загазованного города упускать не хотелось. Ливия предлагала взять с собой кого-то в пару, или просто так - что бы было веселее. И конечно же, Хейли первым делом подумала о Гвидо. Так что она пообещала перезвонить через пару часов и высказать вердикт.
Сто восемьдесят миль по маршруту I-80 E и через два с половиной часа они должны быть на месте. Сидя на пассажирском сидении авто, Хелен с энтузиазмом и интересом вглядывалась в дорогу. По ее подсчетам приехать они должны были уже через четверть часа. А значит - вот-вот должен показаться не только небольшой город, но и озеро. Гвидо вел машину сосредоточенно, но меж тем очень легко. Так водят только те, кто имеет большой стаж. Они могут смотреть на дорогу, но думать о своем - железный автомобиль все равно будет мчать их по дороге уверенно касаясь всеми колесами трассы.
- Хорошо, все таки, что нам удалось вырваться, - она положила свою узкую ладонь на бедро Гвидо и улыбнулась. - Жаль, что мы не взяли Дольфо и Витторию. Но я думаю, что в следующий раз они обязательно отправятся с нами, - оставалось только познакомить их всех. А для этого надо было устроить большой семейный ужин в новой квартире Хелен, в которую она обязательно переедет уже совсем скоро. Не ровен час, две семьи соберутся за большим столом. И тогда начнется самое интересное. - Кстати, забыла рассказать - вчера мы договорились с покупателем о цене сделки и о мелочах. К середине следующей недели будут готовы документы по продаже. И этот некий Джулиан Милтон готов ждать, пока в моем новом жилище закончится ремонт или отделочные работы. Так что осталось совсем немного - рассмотреть предложенные риэлтором варианты. А они там - один похлеще другого. В плохом смысле, - она жеманно поморщила носик. Переезд был для Хелен не менее серьезным шагом сейчас, как когда-то бегство из Нью-Йорка, в поисках лучшей для себя, и своих детей (в основном для них), жизни. Из колонок приглушенно доносились нотки легкого джаза, который не резал слух, а был приятным дополнением, которое не надоедает и не приедается. Прикрыв на мгновение глаза она прислушалась к себе и к окружающей обстановке. Колеса хаммера быстро накручивали мили о гладкую дорогу, где-то в багажнике подрагивали инструменты. Или это просто плохо прикрутили запаску под фальш-полом?
Пейзаж изменился всегда за считанные минуты. Вереница деревьев, облепивших дорогу со всех сторон расступилась - уступая место простору озера и маленьким домикам, то там, то тут наставленным по берегу.
- Ух ты! - не сдержала она эмоций и даже нетерпеливо стала ерзать на кресте, устраиваясь ровнее, что бы видеть панораму четче, - вот вроде бы всю жизнь живу в Америке, а на озеро Тахо смотрю только на старости лет, - хмыкнула она, более шутливо чем грустно.
Уже через десять минут машина остановилась у дома, адрес которого ей дал Адам.
- Кажется тут. Неплохое пристанище на несколько дней, - она уже отстегивала ремень безопасности и открывала дверь машины, что бы выбраться наружу. Какой-то автомобиль уже был припаркован на дорожке. А значит где-то рядом мог быть Адам и Ливия. Или хозяин всего этого великолепия, которое фасадом смотрело на, кажущееся, бесконечным, озеро.
- Адам говорил, что хозяина зовут Миша и что он русский, - объяснила Хелен, когда Гвидо с ней поравнялся. Подхватив итальянца под руку она оглянулась на шум мотора. К дому подъезжал автомобиль а за стеклом Хейли могла отчетливо разобрать фигуру Адама и Ливии. Улыбнувшись и приветливо помахав рукой в знак приветствия, Хэмминг подождала, пока пассажиры покинут свое авто.
- Привет, Адам, Лив, - она улыбнулась и, подойдя к женщине коснулась ее щеки своей, в знак приветствия. Адаму только кивнула, мягко улыбаясь. - Адам, Лив, это Гвидо, - она повернула голову к Монтанелли. - Гвидо, это Адам и Ливия. Прошу любить и жаловать.
Кто бы знал, что хотя бы двое из этой компании, но уже знали друг друга не один год. Конечно же, Хелен не знала - очевидный ответ. Солнце уже катилось к закату и вот-вот начнет понемногу темнеть. Приятный теплый ветер нежно ласкал открытые участки кожи. Эти пару дней обещали быть насыщенными.

+3

3

Устроить себе выходные за городом - для Гвидо, в настоящий момент, проблемой не являлось; труднее было с тем, на кого оставить детей на время этих выходных, раз уж они не поедут с ними, и отдых приобретает явный романтический оттенок - несмотря даже на то, что они с Хелен на озеро едут в компании. В компании ещё двоих взрослых людей, и значит, все и всё понимают, а обсуждать такие темы попросту не принято и невежливо. Конечно, Монтанелли согласился. Ему и не помешает отдохнуть немного - дать своей голове отдых, вырваться из объятий Сакраменто хоть ненадолго, не по делам на этот раз - да, задумываясь об этом, Гвидо и впрямь чувствовал себя немного усталым, хотя и никогда не считал, что слишком много работает и сильно утомляется. Утомление возникает из-за необходимости держать в голове много вещей - причём, одновременно, и далеко не все из них можно с лёгкостью записать на бумаге; не зря люди их круга называют себя "деловыми" - заняты их мозги ничуть не меньше, чем у бизнесменов и предпринимателей, просто немного другими вещами, и добиваются они своих целей другими способами.
- Я боюсь, для Виттории это может оказаться небезопасным. Помнишь, что сказала Джейн?.. - ответил Гвидо, мягко положив правую ладонь поверх руки Хелен, а левой - продолжая удерживать машину на дороге. Перейти на Хаммер с родной "Шевроле" оказалось задачей не очень простой. На первый взгляд даже казалось, что по сравнению с Тахо (авотомобилем, а не озером, хотя совпадение уже забавное) у Хаммера больше недостатков, чем достоинств, но постепенно, когда он привык и к весу автомобиля, и к салону, то стал чувствовать себя увереннее и за рулём, и на пассажирском сидении. Но машина, тем более, такая, способна даже войну пройти, а вот его дочь - за Витторию Гвидо действительно переживал; подобная перемена обстановки может и впрямь, сказаться на её здоровье, или просто не понравиться, и следом отдых превратится в постоянный плач и слёзы, и нервы родителя, хотя за себя самого Монтанелли здесь в последнюю очередь переживал - а с тем, чтобы себя убедить в том, что он поступил правильно, оставив ребёнка без собственного присмотра на целых три дня, и до сих пор не всё было гладко. Ситуация двоякая. А хорошо всего, пожалуй, как и всегда, в меру - и отдыха, и общения, и... всего.
- Как ты сказала? Милтон?.. - знакомое какое-то имя. Как же, как же, конечно, оно на слуху - и Хелен не стоило бы знать, почему; Джулиан Милтон - эта личность ему была знакома, хоть и больше понаслышке, встречаться лично не доводилось, впрочем, оно и к счастью, пожалуй. Их встреча может обернуться последствиями, и скорее всего - не самыми приятными. - Могу себе представить... - это про варианты. Через это Гвидо тоже проходил - когда они с Маргаритой искали тот дом, из которого он теперь переехал в другой, новый. Но этот достался ему в подарок от Агаты, и в счёт её долга, который был погашен - без необходимости прибегать к помощи риэлторов и прохождения всех кругов ада с подбором жилья заново.
- Тем более стоит насладиться моментом... - ему-то ещё больше лет, чем ей. И Гвидо даже замедлил ход автомобиля, чтобы дать возможность им обоим полюбоваться озером подольше... А оно было прекрасным в своём умиротворении - заставляя Гвидо задуматься, а когда, вообще, он в последний раз видел что-либо столь же тихое, спокойное, красивое? Открытое. Он может сколько угодно говорить себе и другим про ответственность, но если не будет иногда видеть что-то подобное - его мозги тоже попросту скиснут.
Насколько ему было известно - в Сакраменто у студентов есть такая традиция: приезжать раз в год на озеро Тахо, и кажется, то ли летом, когда все экзамены уже сданы, то ли поздней весной (не хотелось бы, чтобы их "графики" совпали, впрочем) - но Лео и Сабрина, вроде бы, не ездили раньше; а зря, наверное - хорошая ведь традиция. Может, стоит им посоветовать?.. Может, и стоит. Грядущие выходные это покажут.
- Очень даже милое. - сверился с адресом, взглядывая на домик ещё раз. Снаружи он почему-то напоминал старомодные такие механические часы с маятником, гирьками и боем - кажется, вот-вот из окошка высунется кукушка огласит цифру, на которую указывает большая стрелка циферблата... - Ничего не имею против. - усмехнулся Гвидо в ответ. У него бабушка русская - кажется, он об этом ей до сих пор так и не сказал ни разу... Ну, что ж, не ей одной; всегда остаётся место для сюрприза. И кажется, их ждал ещё один сюрприз, потому что автомобиль, что достиг домика раньше их, был Монтанелли смутно знаком. А вот фигуры у крыльца - знакомы ничуть не смутно. Но и рядом их увидеть он тоже совсем не ожидал...
- Ливия!.. Boungiorno. - Гвидо широко улыбнулся - слишком широко для ситуации со знакомством; и слишком открыто распахнул объятия для незнакомого человека. - Адам... - затем пожал руку Готье. Ситуация скорее забавляла его, чем вызывала какое-то недоумение - ему-то уже давно пора отвыкнуть удивляться чему-либо; да тут и неприятного ничего не было, а в их деле сюрпризы часто бывают гадкими. - Так вы... знакомы? - заметно, что слово Монтанелли пришлось подобрать. Словно в виду он имел что-то другое... - Хелен, мы знакомы. Адам и Лив - мои старые друзья.

Внешний вид

Отредактировано Guido Montanelli (2015-04-04 12:02:59)

+3

4

Когда в салоне мягко идущего по вылетной трассе автомобиля вновь прозвучал тихий, тонкий звук штатного навигатора, прикрепленного на специальном штативе немного правее приборной панели, двигатель по уже привычному сценарию начал набирать обороты, мотор загудел, тяга вжала спины водителя и пассажира в сиденья и ветер последний раз ударил в приоткрытое боковое окно, прежде чем слиться в один свистящий поток. Ловко лавируя между редкими попутными автомобилями, броская оранжевая «Тойота» неслась в сторону одного из, пожалуй, самых популярных мест для отдыха местного населения и зачастивших в последние годы туристов не только со всей страны, но и из-за границ - в ее салоне играла тихая, ненавязчивая музыка, включенная скорее ради женщины, сидевшей на пассажирском переднем сидении, нежели для водителя, которому, по всей видимости, не было никакого дела до музыки, природы, погоды, выдавшейся на удивление чудной: для него имела значения только дорога и скорость, которую он выжимал из своего автомобиля. Тихий сигнал навигатора повторяется, предупреждая о камере в ближайшей сотне метров пути, и водитель неохотно сбрасывает скорость до максимально разрешенной с учетом погрешностей на превышение, но, стоит только миновать «опасному» участку, как машина вновь несется на всех лошадиных силах, снова огибает тех, кто не может удержать ее скорости, опять рвется из рук своего хозяина - но Адам в свои сорок с лишним лет уже не раз участвовал в гонках как спортивных, так и нелегальных, а потому не без оснований мог утверждать, что чувствовал эту машину так, как не чувствуют свой транспорт многие другие водители. При взгляде на него сейчас, за рулем, могло и вовсе сложиться впечатление, что этот человек только и годен на то, чтобы гнать вперед и вперед на опасной спорости, входить в повороты под креном и соблюдать лишь условные рамки приличия на дорогах. Это не было хвастовством перед Ливией, уже успевшей выразить некоторые сомнения от подобной манеры езды, это не было вызовом законодательной власти, это не было попыткой что-то кому-то доказать: Адам давно пережил тот лихой возраст, когда хочется драть и рвать этот мир всеми доступными способами, и теперь получал неподдельное удовольствие, не омраченное попытками казаться лучше и значимее, чем он есть. Его руки уверенно лежали на руле, крепко контролируя бег автомобиля при любых мало-мальски настораживающих ситуациях, лицо было светлым и, не побоясь этого слова, одухотворенным, а мысли - чистыми и далекими. Так ли нужна была ему эта поездка на Тахо? Может быть, хватило бы поездки по платным скоростным трассам на ту сторону страны и обратно, в тихое, уютное холостяцкое гнездо, чтобы добавить в него новую маску из ново-орлеанского магазина кустарных товаров от местных поклонников вуду или доску для серфинга, декоративную, причудливо вырезанную из дерева? Подняв одну руку, Адам чуть повернул зеркало заднего вида так, чтобы в него стало видно отражение Ливии, и чуть усмехнулся, наконец-то прервав молчание, повисшее с последнего резкого скачка машины, когда пришлось “подрезать” шибко наглого мальца, не желавшего посторониться:
Еще пятнадцать минут и мы на месте, — жизнерадостно оповестил он, чуть притормаживая, чтобы не вылететь на новом повороте в звучный фатальный кювет. То, что пристрастился к скорости Адам уже порядочно давно, ничуть не означало, что он испытывал страсть к неоправданному риску и стремился попасть в аварийную ситуации с невеселым концом,  — а вид уже прекрасный, да? Чем дальше от города, тем лучше. Вот бы уехать снова куда-нибудь, в Африку, может, — заядлый путешественник, он уже успел рассказал Ливии о том, что в свое время прожил несколько месяцев в небольшом африканском поселении вместе с миссией гуманитарной помощи. Помогал образованию и социализации с мировым обществом тем, кто имел в этом потребность. Привез оттуда несколько шрамов после укусов зверских насекомых, памятные сувениры, сейчас расставленные по квартире и любовь к африканскому чаю, — хотя наш Тахо тоже отличное место, когда там нет молодежи. Ты давно здесь была? Интересно, как все успело поменяться, — сбив щелчком пальца не лоб солнечные очки, мужчина чуть прищурился, любуясь гладким полотном дороги в окружении лесного хвойного воротника: как кокетливая красавица, принарядилась, прихорошилась, манит, влечет… самая верная и честная женщина, с которой ему только приходилось встречаться за свою жизнь. Рядом сидела Ливия: практически эталон женской красоты в глазах Адама, роскошная, пряная, с глазами глубокими и ясными, как звездная ночь. А ведь ей уже было за тридцать и, если подумать, многие женщины с переходом этой возрастной черты не только внешностью, но и характером менялись не в лучшую сторону. Что уберегло ту красавицу, которую он встретил несколько лет назад на отдыхе, и позволило ей просуществовать с переменами только лишь в лучшую сторону, он не знал, но не мог этому не радоваться со своей, слегка эгоистичной, стороны. Или, к примеру, встреченная недавно Хелен? Они встретились как нельзя удачно и, несмотря на то, что раньше Адам считал страховку глупым занятием для богатеев, на предложение блондинки - мечты американской нации - повелся. Теперь, по великому закону подлости, ему точно не грозили никакие травмы. Приятная в общении, со светлым, ясным взглядом деловой леди, Хелен тоже была далека от возраста двадцатителней поскакушки, однако вниманием пользовалась без преувеличения. Или вот, к примеру, Хельга - не разговор, а песня. Какую такую кроличью лапку он сумел отхватить, если в последнее время ему так везло на красивых женщин, на которых было достаточно только любоваться, чтобы уже быть счастливым? Если бы в этой череде не встречалось имя его проклятой секретарши, то жизнь была бы просто сказкой. Но тут уже ничего не поделаешь. О рыжей стерве Адам и вспоминать боялся, ожидая нового приглашения в суд.
Хорошо, что Миша придержал нам этот дом, — очки он вновь уронил на глаза - солнце выдалось ярким, совсем летним, — вроде не сезон, а мест, как не бывало.
Поворот. Прошло меньше часа с того момента, как Адам заехал за Ливией, забросил ее вещи на заднее сиденье к своим и повел автомобиль в хорошо известную сторону по давно прокатанной дороге: рекордная скорость не вызывала нареканий, стоило хотя бы раз глянуть на показатели спидометра. Брать большой багаж на уик-энд в дом, где все доступно для временных постояльцев, никто не собирался, но Адам все равно привычно упаковал любимый рюкзак, с которым отправлялся в каждую такую поездку. Сейчас в нем позвякивало что-то железное.
Мы договорились встретиться здесь позже, — из-за поворота показалась приветственная табличка. Оранжевый автомобиль постепенно сбавил скорость, столь же мягко выкатываясь на усыпанную мелким гравием дорогу, уводящую их от трассы в сторону парковок - маленькие клочки земли, залитой асфальтом. Прежде чем начать парковаться, мужчина выключил хорошо послуживший навигатор, закрыл окно, чтобы потом точно не забыть это сделать, — зато можем пока осмотреться. Будем первооткрывателями нашего отдыха.
Умолкло тихое радио. Постепенно затих двигатель. Подхватив с заднего сиденья свой рюкзак и нехитрый багаж Ливии, Адам указал в сторону небольшого, крепенького домишки - он здесь уже бывал, но с тех пор неугомонной во всем, что касается какого бы то ни было улучшения, русский уже добрый десяток раз мог все перестроить. Стоило бы понадеяться, что в лучшую сторону из возможных. Впрочем, со стороны внешней дом выглядел как и прежде: самым вдохновляющим образом.
Пройдемся? — пряча ключи от машины в карман и оборачиваясь к Ливии, Адам не скрывал своего удовольствия от того, что проведет свои выходные не где-нибудь, а в окружении лесов да озерной прохлады. Небольшая прогулка по окрестностям помогла бы  прекрасно скоротать время без необходимости частично, партиями знакомиться с хозяином дома: Адам был уверен в том, что Миша обязательно встретит заселенцев в меру своей дружелюбности, поэтому предпочитал познакомить с ним сразу всех. Так, глядишь, и легче будет увернуться от медвежьего хвата.
Однако плану предварительной прогулки не было суждено осуществиться: только обогнув машину, Адам увидел прямо перед собой веселую и пышущую энергией Хелен, живо машущую им рукой. Махнув в ответ, мужчина пошел навстречу, с некоторым удивлением узнавая в том, кого выбрала себе женщина в качестве компании для отдыха, Гвидо, с которым был знаком уже немало времени: правы те, кто уповает на крохотность и квадратность земли.
Tu es superbe! (фр.: Прекрасно выглядишь!) — с широкой искренней улыбкой ответил Адам на сдержанное приветствие Хелен, со своей стороны явно не находя причин как-то ограничивать свои эмоции. Любое приключение поднимало ему настроение, даже если было таким, как это - цивилизованным, запланированным и грамотным. С той же неподдельной радостью он пожал и руку Гвидо, — неожиданная встреча. Но я не могу пожаловаться, — на несколько секунд мужчина коснулся второй рукой поверх рукопожатия, после чего окинул итальянца взглядом поверх темных очков, поправляя слегка съехавший рюкзак на плече, — я рад тебя видеть, Гвидо, ca va, — любви, говорят, все возрасты покорны? Адам не заметил никакой заминки в словах Гвидо и беззаботно качнул головой, — знакомы. С Ливией давно, но мало, а с Хелен недавно, — он издал короткий смешок, вспомнив забавный случай - то, как заботливо Хелен сунула трубочку в его бутылку с минералкой, — зато лихо - мне в тот день лицо разбили, представляешь? — французские замашки человека, любящего потрепаться, всегда давали о себе знать, лишь подначиваемые еврейским воспитанием, что делало Адама интересным, но порой просто невыносимым собеседником, заткнуть которого можно было только силой, — город у нас, как деревушка, — увклекшись, Адам приобнял стоявшую рядом Ливию за плечо, но уже спустя несколько секунд убрал руку и отступил на несколько шагов - не убегая, а будто бы отвлекшись на что-то более интересно, — но это здорово. Будем отдыхать без неловкости - чужи-их люде-ей, — на манер хэллуиновского «bo-o-o!» протянул мужчина, ступая на дорожку, ведущую к дому. С обратной стороны этой же дорожки, выйдя из дверей дома, показалась огромная фигура русского американца, как всегда заросшего бородой так, что не видно было ясных голубых глаз: чем-то он напоминал канадских дровосеков, говорил с акцентом, любил хоккей и пил много пива, от чего к своим тридцати-пяти годам отрастил приличное брюхо.
Адам! — басом донеслось от вышедшего встречать гостей Миши и Адам, с акцентом поистине чудовищным, крикнул ему в ответ русское приветствие, одно из тех немногих слов русского языка, которые смог не только запомнить, но и худо-бедно воспроизвести:
Привет! — после чего перешел на ходовой интернациональный англо-американский говор, благодаря которому так легко стирались границы культур, — а вот и мы, готовы заселяться.
Миша подошел ближе, предлагая свою помощь с багажом, но от него отмахнулись: не так уж много все с собой и везли, чтобы потребовалось просить подсобить. Радушный хозяин тепло поприветствовал обеих женщин, крепко сжал руку Гвидо и, хлопнув Адама по плечу так, что тот заметно пошатнулся, повел гостей в дом. Процедура вежливости со стороы Миши, повторявшаяся год от года, состояла в том, чтобы показать приезжим место, где они будут жить, отдыхать и развлекаться, отдать им ключи и уехать на своем внедорожнике - очень многие хозяева точно таких же домов обходились без такого настойчивого внимания к отдыхающим, но русский делец был неумолим и неисправим. Обратившись к Гвидо, как к самому весомому, на его взгляд, человеку, он начал живо рассказывать ему о том, что и где находится в доме.
Ну, как тебе? — чуть тронув Ливию плечом в плечо, Адам окинул взглядом помещение гостиной, куда их сопроводил Миша и где оставил, потащив Гвидо с Хелен показывать им спальни, — а с другой стороны дома бассейн. Хотя, зачем бассейн, если можно искупаться в озере? — он снял солнечные очки, зацепив их дужкой за воротник, — нравится? — обернувшийся к Ливии, мужчина выглядел так, что сомнений в важности для него ответа не возникало, — еще не поздно. Осмотримся, раскидаем вещи и пойдем гулять, наверное. Как смотришь на это? Дождемся Хелен и Гвидо, — на втором этаже раздались бухающие шаги Миши и смех: то ли его, то ли Гвидо, — спросим.
   
*внешний вид

Отредактировано Adam Gauthier (2015-04-05 20:12:30)

+3

5

Внешний вид

Этой поездки Ливия ждала с тех самых пор, как они заговорили о ней тогда в теннисном клубе. Ей в равной степени была приятна компания что Адама, что Хелен, а потому она планировала, что отдых выдастся весьма комфортным и занимательным. А узнав, что чрезмерно активная Холли "отвалилась" от их коллектива, Ливия еще больше обрадовалась и даже поинтересоваться причинами ее отсутствия не потрудилась. Главное, что Адам по-прежнему был ей явно увлечен, что не переставал демонстрировать приятными словами, полувзглядами и ненавязчивыми касаниями. Пожалуй, увлечена была и она, иначе и не поехала бы вовсе. Андреоли слишком любила себя, чтобы тратить время на тех, кто ей не интересен, и уж тем более терпеть рядом с собой неугодных.
Несмотря на то, что набирать вещей на уик-энд Ливия не собиралась, тем не менее, кидая в дорожную сумку один наряд за другим, с каждой минутой понимала, что малым, как всегда, не обойдется. Вечером у воды прохладно, значит стоит и вещи потеплее прихватить... А вдруг дождь пойдет?.. Ну и обуви тоже мало не бывает... Плюс косметичку еще надо куда-то вместить, которая тоже, стоит отметить, довольно внушительных размеров из-за наполнявших ее средств по уходу за лицом и телом... В итоге набитых сумок от Луи Виттон оказалось целых две, но с помощью Адама, подхватившего багаж на пороге ее дома, их тяжесть женщина и не почувствовала вовсе.
Два часа дороги они заполняли музыкой из встроенного приемника, автомобильными кульбитами Адама на трассе и расслабленными беседами ни о чем. К счастью, вытягивать из мужчины слова не приходилось, а потому молчание более сдержанной на рассказы Андреоли не так бросалось в глаза. Ей всегда было легче поддержать заданную тему и отреагировать на чьи-то мысли, чем начинать рассказывать что-либо про себя.
- В Африку? - перевела удивленный взгляд на Адама, внезапно возжелавшего очутиться на черном континенте. - С ума сошел? Там же Эбола! - засмеялась она, возвращая внимание дороге перед собой. Всерьез она, естественно, мечтания мужчины не приняла и продолжила с молчаливым наслаждением рассматривать сквозь солнцезащитные очки чудесные виды, открывающиеся на горы, сосны и озеро.
На Тахо она была много раз. В детстве она почти каждый год во время каникул ездила в один и тот же летний лагерь, который располагался здесь же. Удовольствие это было недешевым, однако Ливии оно доставалось бесплатно, поскольку с выгодой для себя она умела дружить уже тогда. Папа ее белокурой подружки, Бетти Митчелл, был директором этого лагеря и не мог отказать ненаглядной дочери в маленьком капризе брать с собой за компанию свою любимую итальянскую подружку. Так что, здесь Ливия провела не одно свое яркое лето, воспоминания о которых с каждым годом уходили все дальше в прошлое и меркли под давлением еще более насыщенного настоящего.
Много позже она возвращалась сюда уже с Марчелло, который был тем еще любителем попутешествовать, кинуть всех и вся и свалить подальше от приевшегося Сакраменто. Ливия всегда обожала в нем эту внутреннюю свободу и считала, что ей невероятно повезло, что ее мужа не приходится умолять отправиться куда-нибудь на отдых, а он сам, наоборот, всякий раз предлагает умчаться куда подальше, удивляя ее преподнесенными билетами. И поначалу девушка все никак не могла понять, почему это так бесит его многочисленных друзей, которые имеют наглость трезвонить ему посреди отпуска и отвлекать от молодой жены, заставляя нервничать и раздражаться. Она не раз слышала, как его называли безответственным, и шептались между собой о том, что женитьба на Лив в конец свела его с ума, и как женщине ей, конечно, не могло не льстить осознание того, что от нее у Марчелло сносит голову... Позже, правда, выяснилось, что это у него природное, и с ней если и связано, то лишь отчасти.
- Давно, - односложно ответила Адаму, слегка кивнув, и потянулась к панели приборов, чтобы сделать музыку громче и тем самым приглушить тему, а вместе с ней и ненужные воспоминания. Довольная набранной скоростью, и сама любившая погонять Андреоли расслабленно откинула голову на сиденье, наслаждаясь масляной, почти свободной трассой и тем, как уверенно ведет машину Адам. Если в начале их пути она еще и сомневалась в том, стоит ли так гнать, то в процессе уже полностью доверилась его умениям и навыкам. Не удивительно, что добрались они раньше условленного часа, и не оставалось ничего, кроме как ждать Хелен и ее таинственного друга, которого она решила захватить с собой.
- Симпатично тут, - окинула она взглядом дом, выбираясь из автомобиля. - Откуда знаешь владельцев?
Осмотреть окрестности она была совсем не против, даже будучи на каблуках, но сделать им этого не позволил подъезжавший к дому хаммер. Машина, которую невозможно спутать ни с какой другой. При виде нее Ливия замерла, но на всякий случай решила сверить номера, прежде чем давать волю эмоциям.
Черт, да, это и была машина Монтанелли. Он что, и есть друг Хелен? Ну, приехали, ничего не скажешь...
После того, через что он заставил ее пройти на стройке, они с Гвидо еще ни разу не виделись, а лишь по телефону пару раз общались, и будь на то воля Андреоли, встреча их оттянулась бы еще на более долгий срок. Но судьба, как всегда, преподносила сюрпризы и почему-то решила пошутить именно сейчас, когда ничего не предвещало душевного дискомфорта и дурного климата. Честно говоря, она слабо себе представляла, как будет расслабляться в компании человека, которого ввиду последних событий видеть вообще не желала.
- Привет, Гвидо, - и тем не менее, внутреннего смятения своего не выдала и улыбнулась, пускай и более сдержанно, чем делала это раньше. - Хелен, - обменялась поцелуями и с женщиной. - Чудесно выглядишь! Надо же, не думала, что твой друг... это и мой друг, - одарила она обоих уже чуть более раскованной улыбкой, переводя взгляд с одного на другого и пытаясь разгадать, насколько их дружба тесна. В свою очередь не могла не отметить и интереса Монтанелли в отношении их с Адамом связи, но комментировать никак не стала, посчитав, что на вопрос итальянца уже сполна ответил Готье. Ей по большому счету было наплевать, что там решит себе Дон и разнесет ли это дальше, Агате или своим капитанам. Одним любовником меньше, одним больше к сплетням о ее биографии - какая уж разница. За редким исключением ей уже было безразлично, что о ней подумают и как оценят. Все равно убеждать в чем-то народ, если он хочет верить в противоположное, бесполезно.
- А вы как познакомились? - решила удовлетворить уже свое любопытство, обращаясь сразу к обоим, пока они проходили в дом вслед за Адамом. - Давно? - она глянула на Монтанелли, у которого, будем откровенны, еще и траур по "исчезнувшей" жене не прошел. Так ли давно она видела его абсолютно разбитого и несчастного, закрывшегося у себя дома с ружьем и страдающим по бесследно ушедшей любви? В очередной раз подивившись, как же быстро мужчины умеют переключаться, Ливия вздохнула и принялась знакомиться с Мишей, которого всем представил Адам.
- По-моему, неплохо, - отозвалась немного отстраненно, когда они остались с мужчиной в гостиной одни. Мысли ее были спутаны внезапным появлением Гвидо, с которым она пока не знала, как себя вести. Разум подсказывал быть смиренной и делать вид, что ничего не произошло, но эмоции отказывались подчиняться.
- М? - рассеянно переспросила она, поворачивая голову к Адаму, который всем своим видом демонстрировал, как хочет услышать от нее похвалу за свои старания в выборе дома. Думать сейчас о Гвидо, а не о нем, было очень несправедливо, и поэтому Ливия решила, что не будет тратить свои драгоценные эмоции на босса, а лучше займется более приятными вещами - например, флиртом с Адамом.
Сцепив пальцы в слабый замок за спиной, она подошла к нему практически вплотную и с лукавой улыбкой посмотрела ему в глаза. - Нравится... - чуть склонила голову на бок, скользя взглядом по его губам. Немного помолчала, продолжая свою игру и оттягивая возможность поцелуя, которому никто сейчас бы не помешал, затем, намеренно томно закусив нижнюю губу, она медленно отстранилась и стала снова блуждать глазами по интерьеру. Ей никогда не нравились быстрые отношения. Она обожала интриговать сама, и когда интригуют ее. Обмен взглядами, игра слов... от этого перехватывало дух круче, чем от американских горок.
- А что на террасе? - ускользнула от Адама, оставив после себя лишь терпкий аромат парфюма. Распахнула стеклянную дверь и, выйдя на воздух, удивилась просторному джакузи. - Вау, - произнесла с ухмылкой. - Если в бассейне и озере купаться будет холодно, можно опробовать и ванну. Места тут хватит на всех. - Вид, к слову, открывался отсюда потрясающий. Сосны, синяя гладь воды... просто великолепие природы.
Она снова перевела блестящий взгляд на Адама и, услышав, как по лестнице обратно спускаются Хелен и Гвидо в компании с Мишей, неспешно вернулась в гостиную.
- Прогуляемся в центр? - озвучила минутой назад заданный вопрос Адама, адресовав его уже дону и его новой пассии. - Или к озеру можно спуститься...

офф: графоманство заразительно

+3

6

Конечно же, любой житель не самого большого в мире города оставляет маленький шанс на то, что придя в якобы "незнакомую" компанию, окажется, что он знает всех. Хелен в совпадения не верила. В судьбу? Может быть - чем черт не шутит. Что-то же познакомило ее с Гвидо. Чем хуже понятие "случай", от понятия "судьба"? Но сейчас, когда она стала понимать, что все в компании знают друг друга (при чем не один месяц как она сама), стало интересно, чем связаны эти трое. Перед глазами американки все еще стоял тот злополучный разговор после ужина - кипа распечатанный газет и раздраженно-злой Мионтанелли, который был готов пускать молнии, даже в нее. Особенно в нее - ту, которая посмела копаться в его личной жизни. Как ищейка? Или как он тогда выразился. В любом случае после прочитанного и сказанного тогда она, наверное, постоянно будет искать второе дно в словах Гвидо, в знакомствах, даже в телефонных звонках на праздники.
Адам и Ливия были довольны. И если Лив была более сдержанная в своих порывах счастья, то Адам не приминал высказать и показать, насколько ему хорошо и как сильно ему нравится на природе. Будучи по природе своей спокойной натурой Хелен было сложно напрямую выказывать свои чувства. То есть она не станет бегать кругами и орать, что ей все нравится - как ее Эмма, будучи еще девочкой. Но дети...они такие дети, им ведь все можно. Оглядываясь назад, в прошлое, Хэмминг понимала, что больше никогда не увидит ни Брайена, ни дочь пятилетними детишками, так же как больше и не увидит как они заканчивают школу, как получают дипломы в этих смешных шапках и как готовятся к новой, взрослой, жизни.
Адам поприветствовал ее комплиментом на французском и от этого улыбка Хейли стала еще шире. Как давно она не говорила на родном (для женской части ее семьи) языке? Наверное, тысячу лет уж как.
- Merci chère! (фр.: Спасибо, дорогой!) - она получала явное удовольствие от произнесенной мельком, короткой фразы на французском. Это сразу пробудило столько воспоминаний...бабушка - ее любимые французские романы Француазы Саган и вечера, проведенные на удобном диване за чтением в оригинале. Хелен было всего двенадцать, когда она прочитала с бабушкой "Здравствуй грусть". И этот роман оставил неизгладимое впечатление. Словно еще юная, совсем крохотная девушка прикоснулась к чему-то запретному. Быть может, отчасти, это создавалось ореолом таинственности вокруг персонажей или от тем, которые поднимали в книге - порок, нежность, страсть, любовь, зависть. Тоненькая книжка открывала сразу столько всего перед взором читателя. Бабушка была еще тем любителем почитать что-то эдакое. И если бы мама узнала, что именно Ливия давала читать внучке - было бы им обоим. И по делом. Но вот из таких крохотных воспоминаний у Хэмминг складываются большие, которые она пронесет через всю свою жизнь.
- Ты тоже, - ответила она и задержала ладонь на теплой руке Лив, все еще улыбаясь.
- Так вы все знакомы? - вот теперь был черед Хелены удивляться. Она приподняла бровь в вопросе, который, конечно же не требовал ответа. Но узнать, что все присутствующие знаю Гвидо стало для нее если не шоком, то удивлением точно. Женщина обернулась на Монтанелли и растерянно улыбнулась. - Тогда это поможет нам избежать обыкновенных ужимок между незнакомыми людьми, - констатировала она.
- Твое лицо больше не останется без внимания, Адам, - подмигнула Готье Хелен, намекая на готовую страховку. - Но я надеюсь, что в планах нашего отдыха не будет несчастных случаев? - она очень хотела не вспоминать Ливии день на корте, забыть об этом и постараться обступать тему стороной. Но Адам все равно её поднял и Хелен с некой долей тревоги взглянула на довольную Анрдреоли, которая, кажется, была и не против вспомнить этот случай.
Навстречу им вышел высокий Миша. Больше похожий на медведя, этот мужчина если не пугал, то удивлял. Хелен, всегда мечтающая познакомиться с обычаями и бытом русских буквально с неподдельным интересом рассматривала незнакомца, вспомнив, наконец, что это неприлично - так разглядывать.
- Мы знакомы что-то около трех месяцев, - подсчитала Хелен, отвечая Ливии. Если считать с момента первой встречи дома у Гвидо. Монтанелли пропустил женщин первыми в дом, Адам уже скрылся за дверью, что-то обсуждая с Мишей.
- Мы рады познакомиться, - Хелен протянула руку для того, что бы пожать руку Михаила, но была утянула в медвежьи объятья, от чего чуть ли не задохнулась. - Ох, ну и хват, - рассмеялась американка, потирая плечи, пока Гвидо здоровался за руку.
Кажется, хозяин дома выбрал в жертвы этого дня именно их. Что ж. Стоило осмотреться. Увлекаемая Монтанелли за собой она стала подниматься по лестнице, она попутно слушала разъяснения русского о том, где что находится. Ливия и Адам остались наедине.
Дом был очень хорош. Все выполнено в стиле "шале" - дерево, мягкие ткани, уют, который не свойствен для съемных домов. Тут было хорошо. К тому же, вид открывался со второго этажа куда более прекрасный, чем с первого. Из окна большой спальни можно было видеть озеро - как на ладони.
- Господи, тут невообразимо хорошо, - она вышла на террасу и уперлась ладонями в перила, рассматривая, что находится по эту сторону, во дворе у спуска к Тахо. За домом был открытый бассейн, чуть дальше тропинка уводила к воде, где была деревянная пристань с покачивающимися лодками. Там их стояло две. Одна - новая, больше похожа на спортивную, с мотором. А вторая - старя, и, кажется ржавая. Два суденышка мерно качались, то в одну, то в другую сторону, на водной глади. Миша не успокоился пока не показал им весь второй этаж и не рассказал о всех "но". К примеру таким "но" было предупреждение, что в ванной комнате кран поставили немного не так. И холодная вода бежит из горячей стороны, а горячая из холодной. Мелочь - а приятно, что предупредили. К концу осмотра местных достопримечательностей они всей компанией спустились на первый этаж. Гвидо легко общался с большим незнакомцем и Хелен только вслушивалась в мужской разговор.
- Да, я за центр, можно осмотреть местный достопримечательности и заодно понять, как тут можно развлечься, - Хейи обвела присутствующих взглядом.

+3

7

Как ни странно, говорливость Адама вовсе не раздражала, а, наоборот, располагала к общению; кажется, из всех них он меньше всех растерялся от такой вот неожиданной встречи, быстро обернув и без того довольно забавную ситуацию в шутку, не найдя в ней ничего другого, кроме плюсов. Сакраменто ведь, и впрямь, город не такой уж и большой, если сравнивать его с другими городами Америки; впрочем, причина того, что мир кажется тесным, и не только в этом - не в тесноте мира в целом; даже густонаселённый Нью-Йорк, например - место хоть и большое, но тесное, оттого и создаётся впечатление той же самой деревушки - ежедневно люди посещают те же самые места, обедают в одних заведениях, видят те же самые дороги, просто их самих больше. А если они живут в одинаковых декорациях, хоть и в разное время - по сути, и что же такого удивительного в том, что в их головы приходят одинаковые идеи?.. Когда эти идеи хороши - это и тем более замечательно. Лишнее доказательство тому, что люди сами делают свою судьбу, судьбу других людей - хоть зачастую и неосознанно; оттого судьба и кажется неумолимой. Но, если взглянуть с этой точки зрения, они, четверо знакомых друг другу людей, сами двигались к тому, чтобы встретиться у этого домика. Даже они с Ливией - им, пожалуй, давно бы стоило выяснить отношения, потому что избегать друг друга вечно было бы тоже неверно.
- Разбили лицо? Что произошло?.. - встревоженно насупился Гвидо, взглянув на Адама, затем и на Хелен и Лив - естественно, не подумав, что причиной того, что Готье пострадал, могли бы быть они сами, зато, в совпадения веривший так себе, сразу предположив нечто худшее, далёкое и от "забавного", и от "стечения обстоятельств"... Впрочем, в любом случае, что-то между этими троими уже ушло от его внимания - что дону, вроде как должному быть в курсе всего, тоже не слишком понравилось. - Да, что-то около этого. - улыбнулся Монтанелли, переглянувшись с Хелен. Догадаться же о том, насколько их связь тесна, было не так уж и сложно - слишком уж открыто и неосознанно Гвидо приобнял Хэмминг, услышав французскую речь; зыркнув на Ливию при этом - пока французская сторона обменивалась комплиментами, два итальянца как будто приглядывались друг ко другу, узнавая друг друга заново. Нет, осуждать Ливию за связь с Готье Монтанелли вовсе даже не собирался, они свободные люди, предосудительного в этом нет ничего, да и Ливии (как и ему самому) нельзя жить только слухами, которые о них распространяются... сам он, впрочем, этого делать не собирался; но Андреоли могла бы с полученной информацией поступить, как пожелает - чего он точно не делал, так это не стыдился своей связи с Хэмминг... даже на фоне того, что случилось с его семьёй - почти полгода уже назад. Слухи о нём, впрочем, есть кому разносить и без них. Гвидо имеет в виду не Хелен или Адама - вокруг него то и дело крутится кто-то, и эти кто-то в курсе его передвижений. Просто не в этот раз...
- Миша... - Монтанелли ответил на рукопожатие здоровяка, и заинтересованно вслушался в его рассказ о доме, следуя за ним - как старший, и по возрасту, и, видимо, по "статусу" тоже, Гвидо и впрямь чувствовал себя несколько "ответственным", хотя Миша был знакомым Адама, а не его... до этого момента, по крайней мере. А дом внутри был интереснее и прекраснее, чем снаружи - под басовитый голос Миши, Монтанелли словно "погружался" в атмосферу дома, и вообще, всего этого места - Тахо; чего-то, что не имело под собой ровным счётом никакого итальянского акцента или отпечатка "общего дела", а потому - незнакомого для него, почти что чужого, но одновременно - и интересного.
- Какую из спален займём? - тихо спросил Гвидо, помигнув Хелен. То, что хозяин именно их пару увлёк за собой - уже само по себе дало им право выбирать; в одной был отдельный камин, кресло-качалка и абсолютно лишний, пожалуй, в обстановке отдыха, телевизор, зато из окон другой можно было бы любоваться видом, прямо не вылезая из постели - наверняка утром ценность такого наблюдения во сто крат возрастёт... - Не могу не согласиться. - вторил Гвидо Хелен, когда Миша, рассказав о всех нюансах жилья и вручив ему ключи, скрылся из поля зрения на своём автомобиле, погудев в клаксон на прощание - чем словно бы дал сигнал на начало совместных выходных для них четверых; а сам Монтанелли, вышедший его проводить, вытащил из багажника свой чемодан. - Давайте в центр. Пешком или на машине? И на чьей?.. - посмотрел на всех троих по очереди. Кажется, Адам тут уже был - потому и ориентируется лучше всех... хотя вот за руль Монтанелли предпочёл бы сесть самостоятельно, чтобы им, и впрямь, не понадобился бы страховой агент (судя по всему, они с Готье пользуются услугами одной компании) и доктор впридачу, о манере вождения он наслышан, пусть и не в подробностях. То, что Адам жив и здоров, с другой стороны, рекомендация на этот счёт неплохая, но и риск попусту Гвидо никогда не ценил... у таких людей, как он и Ливия, запас везения вообще порой может расходоваться в двойной степени. -

+3

8

Случайность, — поспешил успокоить Адам заметно напрягшегося итальянца, даже вскинул руки в примиряющем жесте - ему всегда казалась удивительно гармоничной заботливая внимательность Гвидо, он затаенно восхищался тем, чего сам никогда не смог бы достичь ни складом ума, ни характером. У фактурного итальянца все было именно так, как должно было быть, и это нравилось Адаму, всегда любившему не только культуру Италии, но и ее дух, который новые итало-американцы умудрялись сохранять практически полностью. В каждом - своя маленькая Сицилия, как шутили когда-то подростками. Красота итальянской семьи и величие воспетой современной культурой итальянской организованной преступности - как он мог оставаться равнодушным даже к одному составляющему идеального образа?
В теннис играли, — не ставя акцентов, Адам изобразил некий жест, призванный обозначать подачу теннисного мяча, — и - бам! В отпуск ездил с синяком, — он рассмеялся, только теперь посмотрев на Ливию с искренним весельем во взгляде, без толики обиды и, уж тем более, без интонаций “подкола” - еще в тот день он ясно дал понять, что только рад такому стечению обстоятельств и теперь готов сказать женщине “спасибо” за то, что иным образом эта поездка могла бы вовсе не сложиться. А вот что сказала бы Ливия, как бы посмотрела на него, узнай, что не далее как в последнем своем, самом недавнем отпуске Адам побывал в славном восточном городе, где под игривыми лучами золотого, яркого, как дно полированного медного казана, на пыльной дороге лежит да нежится орда бацилл и бактерий, каждая из которых своими размерами может запросто посоревноваться с местными кошками? Это сейчас она смеется, не зная или предпочитая не знать, что человек, водящий спортивный автомобиль каким-то исключительно агрессивным образом, с такой же лихостью, начисто лишенной возрастного остепенения, сорваться с места и уехать в другую страну, на другой континент, практически в другой мир на потеху только лишь самому себе. Путешествие на озеро Тахо, облагороженное, причесанное рекламными агентами и туристическими операторами, лишенное адреналиновой встряски и самобытности свободной природы - не природного заповедника, нет! - было для Адама чем-то вроде прогулки по городскому парку, событием пусть интересным, но уже обыденным, целью, достигнуть которую не составляло труда ни одному калифорнийскому жителю среднего класса. Если бы не удачно подобравшаяся компания, то вся поездка обесценилась бы еще на моменте идеи провести здесь уик-энд: бесспорно, красиво, удобно, качественно, с сервисом и абсолютным обеспечением. И от того голо.
Мы с Мишей в институте познакомились, — с опозданием отвечая на вопрос, от которого в машине пришлось мягко отойти, чтобы спокойно запарковаться в отведенном для этого места, Адам улыбнулся с чувством легкой ностальгии, — кузина познакомила. С тех пор общаемся, — он вздохнул, — воды-то утекло.
Переведя взгляд на Ливию, мужчина замолчал - только улыбка постепенно стала легкой усмешкой одной стороной рта, а глаза стали внимательными, заблестели не то от внутреннего чувства азарта, не то от какого-то обманного ожидания. Как в танце на шахматном полу, шаг вперед, шаг назад, хитрый маневр и неуловимый флер близости недозволенного. Пока не пройдешь все это поле, где каждая шашка может обернуться шипованной панелью, ничем не уступающей ловушкам из старых приключенческих фильмов, можешь ни на что не рассчитывать. Адам эту игру ценил и игроком был увлеченным, а факт того, что Ливия встречается ему уже второй раз, только подогревал в нем и интерес, и чувство собственнического взгляда.
Не дом, а сокровище, — сделав акцент на последнем слове, Адам глубоко вдохнул свежий воздух, ворвавшийся в залу от раскрытых стеклянных дверей на террасу, и причудливо переплетающийся с духами Ливии. Навык-то я подрастерял уже. Когда что-то дается проще, чем в двадцать лет, это развращает. Забываются даже самые простые телодвижения, что тут говорить... Он тоже обернулся на шаги, чтобы выжидательно и с интересом взглянуть на вернувшуюся после небольшой экскурсии пару. Зато вот уж у кого все клеится, - отщелкнув от себя беззлобную, но слегка завистливую мысль, Адам улыбнулся Гвидо с Хелен, показывая “большой палец вверх”, — в центре круто.
И решение оказалось принято совсем единолично. К озеру они успеют спуститься что этой ночью, что следующим утром, ведь их гостевое обиталище находится на так любимой заграничными туристами “первой линии” - до воды рукой подать, но от нее не тянет излишней сыростью и вокруг не вьется мошкара. Идеальное расположение для того, чтобы несколько дней пожить в американской мечте, которую так любят рисовать в фильмах. Ничего, что омрачило бы отдых. Даже природа ходит по струнке, боясь потревожить тех, кто хорошо платит. Автомобиль Миши, такой же грузный и крепкий, как и его русский владелец, скрылся за чередой стройных древесных стволов, и был таков: теперь и дом, и ближайшая его округа полностью и безраздельно принадлежат им четверым. Адам поймал на себе взгляд Гвидо, подбоченился напоказ, театрально: мол, спрашиваете.
На моей поедем, дороги тут отличные, — вот уж кого, а его самого собственный стиль вождения ничуть не смущал и даже не оставлял места для того, чтобы подумать, насколько неуютно могут чувствовать себя пассажиры. С другой стороны, умудрялся же он как-то добираться до работы в самый разгар утренних пробок и ни разу не оказываться в цепких руках дорожной полиции? Возможно, более правильным было бы поехать на внедорожнике Гвидо, тем более, что так можно было бы оказаться поближе к Ливии, сев вместе на заднее сиденье и уступив просто светящейся изнутри от настоящего любовного счастья Хелен место рядом с водителем, но спохватился Адам слишком поздно, чтобы как-то идти на попятную. Пришлось выкручиваться, — такое место покажу, закачаетесь.
Пешком им всем, конечно, тоже было бы неплохо пройтись, но особо сильным желанием к прогулке такого рода никто не горел, поэтому вариант с автомобилем был выбран как-то сам собой.
Только вещи заброшу, — он кивнул на чемодан в руках Гвидо, понимая, что и ему стоит сначала избавиться от багажа и только потом с чистой душой и легкими руками двигаться дальше. Подхватил свой рюкзак, вещи Ливии и бодро, словно взятые с собой женские, аккуратно упакованные безделушки ничего не весели, поднялся на второй этаж. Первая комната оказалась ошибочной - судя по каким-то вещам, ее уже заняли - поэтому Адаму пришлось обходить весь второй этаж в другое крыло, к оставшейся свободной спальне, и уже в ней складировать всю свою ношу, легкую только на вид. С сомнением он посмотрел на огромную кровать, глянул на пол, словно сквозь него мог увидеть Ливию, и, пока никто не видит, покачал головой. Нет, ни на каком природном обаяние не выкатиться, не подойти к ней настолько близко, чтобы оказаться в одной постели. Даже под разными одеялами. Даже поверх пледа. Не хотелось задумываться об этом, но, возможно, придется спать внизу в общей гостиной.
Пойдем, пойдем же! — спрыгнув с последних двух ступенек лестницы, Адам похлопал в ладоши и первый вышел из дома, направившись в сторону своей машины. Еще не остывшая, пригревшаяся в последних лучах спешащего закатиться солнца, “японка” доверительно раскрыла дверцы для пассажиров. Заметив сомнения на лице Гвидо, Адам легко хлопнул его ладонью по плечу, — я не буду лихачить, — и улыбнулся, будучи при этом абсолютно серьезным. Он обернулся к женщинам, — устраивайтесь поудобнее. Кстати, здесь есть лошади - как кто смотрит на то, чтобы прямо с утра прокатиться? Романтика, — мечтательный взгляд, вздох, — поужинаем тоже в городе?
Обращаясь ко всем сразу и дожидаясь, пока раздастся нужное количество характерных щелчков от пристегнутых ремней,, мужчина уже заводил мотор своего автомобиля, постукивал пальцами по рулю.
В этот раз он действительно не лихачил и практически не повышал скорость, что, впрочем, не мешало сохранять ее на пределе разрешенной: до центра добрались в считанные минуты, словно тот находится в километре ходьбы. Парковочное место нашлось далеко не сразу, ажиотаж давал о себе знать, но, в конце-концов, машина была пристроена, а люди, покинувшие ее салон, озирались с интересом по сторонам. Адам постарался оказаться поближе к Ливии, коснуться кончиками пальцев ее запястья, вроде бы желая поймать, как певчую птичку за лапку, а вроде ничего себе и не позволяя.
Вон то кафе классное, — он качнул головой в сторону небольшого едо-питейного заведения, но тут же пожал плечами, — года два назад было. У кого какие предпочтения? Куда идем?

+3

9

В машине Ливия по большей части молчала, все еще раздумывая, над тем, как стоит общаться с Монтанелли. Не сказать, что она не думала об этом раньше, нет, как раз наоборот: пока она валялась в доме, страдая бессонницей и мигренью, она только и делала, что размышляла. Над своей жизнью, над людьми, ее окружавшими, и над тем, как смерить свою гордость, заглушить обиду и заставить себя снова улыбаться боссу. Привыкшие убивать, все присутствующие тогда на стройке вряд ли поняли ее состояние, для которой случившееся стало серьезным испытанием для психики. Вот и сейчас, вместо того, чтобы расслабиться и отдаться приятным впечатлениям от поездки, она напряженно смотрела в окно и пыталась настроить себя на то, чтобы в запале чувств не сказануть Гвидо лишнего и, не дай бог, в привычной манере не съязвить. Настраивать против себя босса, который и так, по ее мнению, был в последнее время не совсем адекватен в своих поступках, стало бы высшей степенью идиотизма. Как бы зла Ливия на него не была, она прекрасно понимала, что, пока она на ножах с андербоссом, Монтанелли по-прежнему остается ее единственной защитой. Не такой уж незыблемой, как она считала раньше, но все-таки защитой, и поэтому она вернула себе снисходительную улыбку:
- На твоем хаммере мы бы пытались припарковаться гораздо дольше, - обернулась на заднее сиденье, где разместилась новоиспеченная пара. Практически дала понять Монтанелли, что поднимает белый флаг. Она, конечно, считала себя неплохой актрисой, но не исключала и того факта, что от его взгляда могло все-таки не укрыться ее недовольство при первых минутах неожиданной встречи.
Машин в городе было слишком много, и парковочных мест катастрофически не хватало. Даже удивительно - шли годы, а этот городок все еще не терял своей привлекательности для людей, которые густо заполняли центральные пешеходные улицы.
- Я была здесь лет семь назад, - примерно прикинула, когда Адам предложил определяться с местом для ужина. - Тут уже все по-другому, - и заведения, усеявшие городок, как она уже успела отметить, сменили не только дизайн, но и вывески с названиями. - Давайте туда, - согласилась с тем кафе, что предложил Готье, и сделала вид, что не замечает его легких касаний своего запястья. Осторожность Адама забавляла и манила ее одновременно. Стеснительных мужчин ей в жизни встречалось не так уж и много. По борделям такие обычно не ходят, да и общество, в которое окунул ее Марчелло, когда она вышла за него замуж, серьезной альтернативы не предлагало. Бандиты обычно ни хорошими манерами, ни скромностью отнюдь не фонтанируют. Так что, последний раз так неуверенно касались ее руки разве что в школе. Но тем интереснее ждать, что же будет дальше.
- А откуда вы с Адамом знакомы? - спросила у Гвидо, пока они вчетвером плавно двигались вдоль улицы по направлению к кафе. Этот момент она как-то пропустила при первых минутах встречи. Ее почему-то тогда больше удивили его отношения с Хелен, а вот знакомство с Адамом отошло на второй план. К слову о первой, обжимался дон со своей блондинкой более чем заметно, развеивая этим любые сомнения относительно тесноты их отношений и, судя по всему, то, что Ливия может разнести слух о новом романе босса, его ничуть не волновало. Делать выводы о серьезности их связи, тем не менее, Андреоли не торопилась. Даже несмотря на то, что Монтанелли не был замечен в частых и краткосрочных любовных похождениях, она сильно сомневалась, что после Маргариты он будет готов к поспешным шагам в любви.
- Здесь можно курить? - спохватилась, когда они подошли ко входу. Эта борьба с никотиновой зависимостью, распространившаяся в их стране, иногда просто сводила с ума. Расслабиться за сигареткой иной раз нельзя было даже в барах, которые один за одним вывешивали соответствующие таблички и настойчиво напоминали о правилах своим посетителям. Гребаные праведники. Людей на улицах безнаказанно убивают и грабят, а копы штрафуют за сигарету и превышение скорости. - Тут кто-нибудь еще курит, кроме меня? - вспомнила о том, что не в курсе привычек Адама и Хелен, и перевела на них свой взгляд. То, что дон зорко следит за своим здоровьем и даже лишнего грамма спиртного в рот не берет, она знала давно и на его компанию даже не рассчитывала, но, может, не все такие зануды?
Оглядевшись и увидев наконец спасительную табличку, повествующую о том, что за столиками на террасе заведения курение не запрещено, она заметно выдохнула:
- О, слава богу. Пошли.
Терраса выходила прямо на озеро, и с единственно свободного столика, к которому они подошли, открывался очень симпатичный вид на горы и многочисленные катера, пришвартованные в бухте. Присев на стул, она довольно откинулась на его спинку, стянула с лица очки, и с легкой улыбкой взглянула на озеро, утопавшее в лучах заходящего солнца. Бокальчик вина, сигарета, и можно начинать отдыхать...

Отредактировано Livia Andreoli (2015-04-11 16:36:47)

+3

10

http://media.giphy.com/media/ihx0373WHZGzm/giphy.gif
Тахо. Тут было очень красиво. Даже более того - Хелен считала, что это одно из самых прекрасных мест, которые она повидала. Может быть тому виной атмосфера настоящей Амрики, а может быть слишком жаркое солнце, которое напекло светлую макушку. Отдав Ливии и Адаму большую комнату они с Гвидо заняли вторую - поменше, но из которой открывался просто необыкновенный вид. Ведь какая разница откуда смотреть в окно утром? Да и будет ли время для просмотра?
Наслаждаясь низкой посадкой автомобиля Готье, Хейли отметила, что машина прекрасно слушается водителя и что ей нравится ощущение, когда тебя вдавливает в сидение сила тяги. Ох уж эти спортивные игрушки, которые, к сожалению, попадают в аварии так часто. Не ей ли, как страховому агенту не знать печальных статистик, попадающих на стол каждый три месяца. В первую очередь она страхует своих клиентов именно от дорожно транспортных происшествий. В США, несмотря на распространённость огнестрельного оружия и очень низкую смертность в дорожных авариях, вероятность погибнуть в авто происшествии в двадцать раз превышает шанс быть застреленным.
Рассматривая проскальзывающие мимо дороги деревья Хелен в пол уха слушала о чем говорили Адам с Ливией. Ее мягкая ладонь покоилась в руке Гвидо, она касалась его плеча своим. Мягкая улыбка накрыла губы своим отпечатком.
За ничего не значащей болтовней и обычными вопросами: "А вы где познакомились?" квартет не заметил, как добрался до центра.
Выбираясь из машины, Хелен успела окинуть взглядом ту часть улицы, которая распростерлась прямо перед ней. многочисленные магазинчики, рассчитанные на туристов - там тебе продадут сувениры за пять баксов -штука и вселят уверенность, что оно тебе действительно надо. Что твоим друзьям понравится, что о них подумали и привезли им такую сущую безделицу как магнит на холодильник. Между магазинами место занимали кафе, рестораны, фаст фуд, бары и прочие забегаловки.
Адам был нетерпелив, он в буквальном смысле был готов лететь на всех парах вперед, позабыв о том, что вокруг есть люди. кстати об  этом - народу было просто тьма.
- Кажется мы не угадали со временем, - улыбнулась она Монтанелли, адресуя свои мысли именно ему, пока Ливия узнавала, курит ли кто-то из присутствующих.
- Увы, Лив. Не курю, - Хэмминг пожала плечами, как бы извиняясь за это. Сигареты - плохой способ провести время и хорошее вложение, если ты хочешь покончить с собой. Ее отец умер именно из-за рака легких, потому что дымил всю жизнь как паровоз. Только найти опухать уже к тому моменту, когда метастазы пошли по лимфатическим узлам и прокрались своей паутиной в другие органы. Он не чувствовал боли...потому что в легких нет нервных окончаний. А когда боль пришла - оказалось слишком поздно что-либо делать. Четвертая стадия не поддавалась лечению, а вскрывать грудную клетку, что бы потом ее просто зашить обратно - ускорив при этом деление клеток - задача глупая и бесполезная.
Хелен было помрачнела на мгновение, вспомнив папу, но сумела вовремя взять себя в руки.
- Если Адам говорит, что там должно быть не плохо - то поверим ему на слово, - Хейли подмигнула Готье, когда словила его взгляд .
Внутри и в самом деле было чудесно. Удобная мебель, светлые стены, открытая терраса, на которой, так удачно, им всем удалось найти подходящий, и, единственный не занятой столик. Хелен села на стул, повесив свою сумку на его спинку и устроилась поудобней, закидывая ногу на ногу.
- Если я вдруг попаду в Рай, - она откинулась на спинку стула, - то хочу, что бы он выглядел именно так, - Ливия казалась чем-то недовольной. Но Хелен так и не могла понять чем. - Как вы вообще познакомились? - спросила она у женщины, подразумевая под "вы" ее и Гвидо.   
Впрочем, в одиночестве они оставались не долго. Бувально через пол минуты к ним, на всех парах, спешил официант с меню и винной картой. Раздав каждому по брошюре, парень должен был ретироваться, оставив спутников наедине друг с другом и с природой, но он продолжил:
- Советую попробовать наш фирменный бургер "Страйк". Двойная свиная котлета, сыр, салат-бар, картошка и соус, который готовит лично наш шеф, - Хейли пробежалась взглядом по меню, прикидывая, чего она хочет. И это будет точно не бургер - такого можно вдоволь наесться и у Бэрни, когда ей лень готовить пиццу и они заказывают себе еду на вынос.
Отметив про себя, что он не прочь съесть что-то легкое, Хейли остановила выбор на классическом салате с морепродуктами и десерте. Отложив меню на стол перед собой она с любопытством смотрела на Адама и Лив. Интересно, насколько далеко зашли их отношения? И можно ли назвать это отношениями? Но...пути Господни неисповедимы. Встретившись однажды много лет назад черт знает где, они столкнулись в Сакраменто, когда все так удачно складывалось. Только вот не думаю, что в планы Адама входил перебитый нос и сотрясение мозга. Но куда же без риска? Жизнь бы стала неинтересной и скучной. Хелен перевела взгляд на Гвидо. Действительно.

+3

11

Сочтя ответ Адама исчерпывающим, Гвидо поддержал его смех в свою очередь - воистину, рядом с этим человеком нельзя было оставаться мрачным, даже с такой физиономией, как у Монтанелли; даже Лив, старательно пытавшись сохранить сосредоточенность, это удавалось с трудом - Андреоли... почти что цвела рядом с ним - тихо, незаметно, как-то по-своему, скрывая это от окружающих; но Гвидо вынужден был признать, что такого блеска в её глазах не наблюдал уже давно. Или ему просто казалось?.. В любом случае, как бы далеко их отношения он был только рад за неё - в окружении слухов о себе самом непросто поиметь что-то стоящее. Личная жизнь - это немаловажно. И для таких людей, какими были они с Андреоли - тем более.
- Так это Ливия тебя покалечила?.. - усмехнулся, обращаясь взором к Ливии и Хелен за поддержкой своей догадки. И Хел при этом присутствовала, так?.. Забавно. Теперь и он вынужден был признать это, хоть немного и не таким образом, как сам "пострадавший"... На самом деле - они молодцы. Все трое. Теннис, пробежки, что там ещё, путешествия, в которые ездит Адам, или, кажется Ливия посещала бассейн - они ведут активный образ жизни, чего Гвидо, до последнего времени, пока Хелен не заставила его бегать по утрам хотя бы пару раз в неделю, о себе самом сказать не мог - а ведь ему это было важно ничуть не менее; он больше, чем на десять лет старше Хелен и Адама, Лив и вовсе практически годится в отцы, при его-то положении, тем более - что к инфаркту, что к инсульту, он чуть ли не ближе всех их вместе взятых, пожалуй. К тому, чтобы начать заплывать жиром; или парализованным оказаться, как дон Джакомо Сальвиатти из Лос-Анджелеса...
- Логично. - коротко ответил Ливии, когда вопрос со всем багажом был улажен, и они разместились в автомобиле Адама; при этом выразительно кивнув - показывая, что понял, что она имеет в виду. Они словно бы разговаривали друг с другом на каком-то своём, далёким от итальянского, языке; и рано или поздно эта связь между ними станет заметной Хелен и Адаму... что будет абсолютно не нужно ни первой, ни второму, ни им с Ливией тоже, да и на всём их отдыхе скажется исключительно негативно.
Гвидо не пугала ни статистика, к этим цифрам он ведь и сам прикладывал руку - тем или иным способом; не боялся и скорости - иначе вряд ли завёл бы столь тесные знакомства среди стритрейсеров Сакраменто некоторое время назад, не появлялся бы на их сходках (хоть и исключительно как делающий ставки зритель), и вряд ли стал бы продолжать традицию Витторе Донато устраивать съезд стритрейсеров раз в году, в апреле или мае (и кстати сказать, он уже занимается этим делом потихоньку), просто Монтанелли, даже общаясь с такими рисковыми ребятами, не одобрял риска ради самого риска - лихачить за рулём, по его мнению, правильно в двух случаях: либо ты куда-то опаздываешь, либо спасаешь свою жизнь (часто это означает оба варианта за раз). Что, впрочем, не мешало ему получать от скорости некое удовольствие... Возможно, потому что Хелен это явно нравилось тоже. Всё-таки, Гвидо был в значительной степени менее "мобилен", чем она - или Ливия, или Адам, - и вряд ли протянул бы долго, окажись в диких условиях; если говорить о нём - он всегда был зверем каменных джунглей. Что может и странно, но немаловажно, чувствовать себя таковым ему было вполне вольготно.
- Через других общих знакомых. - как можно более непринуждённо ответил Гвидо на вопрос Андреоли, улыбнувшись; хотя и здесь она наверняка понимала, что именно Монтанелли имел в виду. Несколько таких их "общих знакомых" были связью организации Торелли с больницей, один такой был и непосредственным "начальником" Ливии, если можно так выразиться, капореджиме её команды. Гвидо знал многих, кто работал в госпитале Святого Патрика. Приятельствовал, правда, далеко не со всеми... - На детской площадке иногда встречаемся. - улыбнулся. У Готье много детей-родственников - некоторые из них ровесники Дольфо. Странно, конечно, что в свои годы он собственных так и не завёл; впрочем, многие мужчины для семейной жизни созревают долго. Некоторые, впрочем, имеют возможность созреть и дважды - как сам Монтанелли, например. Мужчинам это проще, чем женщинам. К слову о женщине - всё же интересно, как в это вписывается Ливия, есть ли будущее - да и настоящее, собственно, есть ли?..
- Нельзя угадать со всем... - зато с компанией им определённо повезло. Впрочем, уж кому, а им, городским жителям, пугаться большого количества людей - и вовсе нонсенс. Гвидо это не смущало ровно до тех пор, пока "скопление" не превращалось в "толпу", но в заведении, на которое указал Готье, это явно не грозило; даже столики расположены так, чтобы, способное принять у себя много людей одновременно, заведение, тем не менее, оставалось уютным. И даже курящие не мешали некурящим... Пусть Монтанелли сам и не курил - но этот всплеск борьбы с сигаретами в последние годы не считал чем-то правильным: вполне хватило и разделение залов на зоны "для курящих" и "для некурящих" - но правительство решило пойти дальше... Многие американцы считали, что это подрывает устои демократии - так вот, Гвидо из тех, кто мог бы назвать себя солидарным с этим мнением: помимо того, что итальянец - он и сам американец, в примерно равной степени. Все они - дети сразу двух (а то и более) культур.
- Лошади?.. Я давно не был в седле.
- усмехнулся Монтанелли, не сказав на предложение Адама ни чёткого "да", ни чёткого "нет". Когда-то он действительно пытался заниматься верховой ездой - ну, просто чем-то ведь надо было занять "холостяцкие" будни после разъезда с женой, - и не то, чтобы добился каких-то успехов... Хотелось бы надеяться, забыл он не всё, чему успел тогда научиться.
- Мы, можно сказать, партнёры. По бизнесу. - Хелен, сама того не зная, задала им вопрос, на который нужно было отвечать осторожно, но уверенно. Не хотелось бы скомпрометировать Ливию перед её знакомой, а Хел, как минимум, несколько газетных статей про Гвидо уже увидела не так давно. Потому Монтанелли и не стал упоминать покойного Марчелло. И тем более, то, что Ливия некоторое время провела за решёткой - вряд ли она этим всем своим друзьям хвасталась. - Я контролирую продуктовые поставки для заведения Ливии. - гостиничный бизнес тоже зависит от пищевой промышленности; а то, что Гвидо был связан с последней - для Хелен давно уже не секрет. Дружба, бизнес, национальность... отделить одно от другого - слишком сложно, и чаще всего - попросту не стоит усилий. Что касается сообщество преступного - оно тоже часть этого, и дело даже не в Омерте или Мафии, как сообщества. Поэтому нужно было бы найти время и поговорить с Ливией с глазу на глаз, расставив все точки над "i", раз уж судьба сама предоставила такой шанс.
Рано или поздно он бы предоставился. Терпение, время - тоже неотъемлемая часть их бизнеса.

+2

12

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Умея хорошо работать, надо уметь хорошо отдыхать