Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Знаешь, мне сказали, этот парень возвращается в город...


Знаешь, мне сказали, этот парень возвращается в город...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Michael Rinaldi, Alberto Rinaldi
Место: Калифорнийская государственная тюрьма, город Фолсом, графство Сакраменто
Погодные условия:   29 марта 2015 года, 9 часов утра, солнечно, но дождливо
О флештайме: Отсидев три года за рэкет, Альберто Ринальди, подающий надежду гангстер и племянник влиятельного капо из Семьи Торелли, наконец выходит на свободу. У дверей узилища его встречает дядя - и целый мир, с которым предстоит сначала освоиться, а потом - завоевать...

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-04-04 11:41:25)

+2

2

- Долго ли еще ждать? – с раздражением спросил Майкл Ринальди, втягивая в себя дым из толстой кубинской сигары и пристально глядя прямо в непроницаемое лицо охранника.
- Потерпите,сэр. Бумаги оформляются. – холодно ответил увесистый малый в синей форме и с дурацким зажимом на галстуке, с искренней неприязнью разглядывая одетого в дорогой костюм cобеседника. – Лишняя пара минут ничего не изменит.
- Для вас, может, ни хера не изменит, а парень три года ждал. Неужели нельзя без этой волокиты? Как кого-то надо сюда запихнуть, вы так не мешкаете. – в своем обычном длинном черном пальто и в белом кашне,  капитан южной  команды облокотился о фонарный столб. Он покуривал и одновременно говорил – вроде как спокойно, но с все более начинающей наполнять голос сталью. И  страж порядка это почувствовал и невольно поежился. Однако решил продолжить держать марку. – Мне не нравится ваш тон, сэр.
- Правда? Мне тоже многое в этом мире не нравится, но я смиряюсь. – с усмешкой заметил мафиози и, развернувшись, зашагал к своей машине. Струи дождя барабанили по крыше белого мерседеса, стекали по лбу гангстера, на его черные солнцезащитные очки – однако он не обращал внимания, думал о другом. Залез в салон и покачал головой – зачем было спорить с этой мелкой сошкой, которая совсем ничего не решала?  Обычно он был спокоен и хладнокровен в таких случаях – но сейчас дело было совсем иное…
Капореджиме выглянул в окно, посмотрел на серые бетонные стены тюрьмы строгого режима, на колючую проволоку,  окна с решетками. Неприятное и мрачное место – и здесь его племянник провел три года своей жизни. Племянник, который был единственным из оставшихся родственников мужского пола близким Ринальди человеком. В чем-то сыном, в чем-то младшим братом, в чем-то другом. Одним из немногих, помимо Фрэнка, которые что-то значили в этом мире для эгоцентричного  Майки-боя.  Внуком горячего любимого дяди, давшим ему дорогу в жизнь. В какой-то степени учеником в криминальных делах.  Много чем, одним словом.
Майкл приехал сюда еще вчера, остановился в довольно паршивом отеле с пахнущими хлоркой простынями  и яичницей с консервированными помидорами на завтрак. Спать особо не хотелось – потому ночь просидел за черным кофе с коньяком и сигарами. И утром приехал к тюрьме не слишком свежим и довольным, хотя и сохраняющим обычную элегантность.
Он открыл окно и глотнул прохладного воздуха, позволив ветру обдуть уставшие веки.  Донеслись  хрипловатые голоса переговаривающих стражей – Второй час ждет… Погляди на тачке какой… Гребаные бандиты… Все они одинаковые, я бы их вообще не выпускал… Через месяц этот щенок сам будет на таком ездить, что тебе не снилось, Джим… Ухмыльнулся и закрыл глаза, решив немного подремать. Перед взором поплыли какие-то разноцветные цветы, защебетали птицы, в ушах зазвучала спокойная музыка. Замелькали лица Гвидо, Альтиери, Фредо, Ливии… Покойной матери, ласково улыбающейся, и отца, кривящего вечно недовольный рот…. И тут некий резкий звук вырвал его из царства Морфея, заставляя вернуться в реальность.- Альберто Ринальди,  с вещами на выход.
Майкл отряхнулся, прогоняя остатки сна, выбрался из седана. И зашагал вперед, навстречу появившейся из дверей фигуре. Мелкие камешки и песок, странным образом усыпавшие площадку перед входом в государственное учреждение, похрустывали под его туфлями крокодиловой кожи. Остановившись около Альберто, он несколько секунд  молча смотрел на него. Затем обнял, хлопнул по спине – итальянцы никогда не стеснялись выказывать свои эмоции. –Отлично выглядишь, будто с курорта вернулся.  – пошутил Майк, прижимая Ала к себе. Затем подмигнул ему и указал в сторону машины – Чертовски рад тебя видеть. Пойдем, мне тебе много рассказать надо…

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-04-04 21:01:54)

+1

3

Каждую ночь Альберту снился один и тот же неприятный сон, после которого он просыпался в холодном поту и долго не мог заснуть. Позже, он пытался взяться за сигарету, - единственное его удовольствие, которое не позволили забрать поганные копы. Заглушить тот осадок никак не удавалось, и ему приходилось только задумчиво смотреть в потолок да предаваться воспоминаниям. Впервые за долгие годы, да что там, за всю свою жизнь, он мучился бессоницей.
Его жизнь можно разделить на два отрезка: «до» и «после». До настоящего момента, Ал ни в чем себе не отказывал, жил, как подобает разбалованному человеку. Сейчас же, он испытал всю низость мира, его подлость, грязь, и вместе с тем стал по-философски размышлять об окружающих его вещах. Какие бы лишения он не испытывал, Ал понимал, что этот урок нужно пройти, ведь именно разрушенные, грязные стены и низший слой общества, заставили его переосмыслить самого себя. Деньги портят, возносят до небес и превращают в безалаберного балбеса. Не прав был отец, думая, что достаток заставит его сына трудиться дабы сохранить нажитое состояние. Именно в нищете, в лишениях, стремятся достигнуть высот трудяги, но никак не на шелковой постели в окружении слуг. До чего простая истина.
Ал потерял аппетит, пил меньше воды, но продолжал скуривать по две пачки в день. Отрава, эта дрянь, привязалась к нему и он уже не видел смысла жизни без табака. Его убивали люди, эти немощные существа, но не наркотик. Тем более, то был не белый порошок, и не столь опасно его увлечение.
Помимо сигарет, Ринальди увлекался чтением. Он читал все, что приносил Майк. Не разбирая принесенную литературу, будь то классика или учебники по физике, Альберто с удовольствием засиживался до тех пор, пока в комнате не глушили свет. От того время текло быстрее, и не было так тягостно от ожидания определенного дня.
Пытаясь заняться полезным делом, итальянец не мог избавиться от чувство ненависти. Не мог он обуздать его. Очертания Алессандро появлялись перед затуманненым взглядом. Жуткий тип смеялся над Ринальди, как в тот злополучный вечер трехлетней давности. Сэм вышел победителем, но недолго ему осталось ходить. В глазах зажглась искра, и он, едва не протерев ладони от радости, прищурился, вспомнил, что именно сегодня подходит срок по окончанию его нахождения за этой решеткой и вновь закурил. Он не просыпался сегодняшим утром, спал крепким сном. Долгие бессонные ночи словно прошли мимо Альберта, и мужчина ощутил, наконец, свой здравый ум, почувствовал легкость.
Попрощавшись с сокамерниками, которые еще недавно заменили ему родных людей, Ал оставил им книги и пачку папиросов. Подумать только, эти бандюги и эта тошнотворная клетка стали его частью жизни. Он дышал этим самым воздухом: пресным, тухлым, грязным. А теперь все изменилось. Весь мир подле его ног, красоты его и богатства, он готов ощутить их.
Только когда он вышел из своего заточения, Ринальди, словно впервые увидев дневной свет, зажмурился. А потом уверенным шагом двинулся к знакомой фигуре, ни разу не остановившись и не взглянув напоследок на "замок". Вот она, свобода! Как же он хотел ощутить ее, понять, что он не какой-нибудь вольный раб. Сам себе хозяин, черт подери! Словно появились крылья, которых не было у него прежде, и теперь Альберт видел мир ярче, четче.
- Отлично выглядишь, будто с курорта вернулся.
Шутит Майкл, обнимая нерадивого племянника. Тот так же тепло отзывается на бурное проявление чувств итальянца.
- Здравствуй, Майк. Действительно, я отдохнул за это время, за образование свое взялся, деньжат подзаработал.
За подобный отрезок, он не растерял своих сил, а, наоборот, приумножил их и непременно покажет, что из себя представляет.

+1

4

Шаги, неторопливые, размеренные. Ощущение ненавидящих взглядов охранников на спине. И вот они уже внутри белоснежного мерседеса, и Майкл завел двигатель, отъехал от тюрьмы, покатил по утренним улицам Фолсома, мимо непритязательных кафешек, жилых домов, магазинчиков. Открыл окна, чтобы можно было курить, высунул в одно из них руку с дымящейся сигарой.
- Как же ты умудрился заработать за решеткой? Вот так оборотистость!– рассмеялся Ринальди, выкручивая отделанный ценными породами дерева руль и нажимая на газ. Его СLS400 постепенно набирал скорость, минуя на удивление свободные переулки. Дождь закончился – и воздух сделался приятно чистым и прохладным, легкий ветерок обдувал лица сидящих в автомобиле мужчин. – Тебе сейчас – главное отдохнуть. Куда отвезти тебя, домой сразу? Я присматривал за твоим жильем.Или перекусить хочешь, может? Можем ко мне завернуть или в ресторанчик.
Постепенно они выехали из города, на ведущую к Сакраменто трассу. До калифорнийской столицы было всего сорок километров. Они ехали – а рядом мелькали деревья, мотели, парковки, заправочные станции.  Майки-бой несколько секунд помолчал, затем глянул на племянника и спросил – Ну, какие у тебя планы теперь, когда перестал быть гостем у дяди Сэма? *  Хочешь вернуться в дело? Вопрос был резонный -  как-никак учреждения пенитенциа́рной системы были якобы направлены на исправление посаженных туда людей. По большой части это было полной чушью и большинство заключенных возвращались из этого узилища еще более озлобленными правонарушителями, тем более устроиться куда-то с судимостью было не так легко.  Но некоторым хватало одного раза и они, так сказать, из хищников становились травоядными.  А Альберто ведь не был пока солдатом, посвященным членом Коза Ностра, не давал клятвы пожизненной верности – и потому по идее мог бы и завязать, отойти от преступного бизнеса. Хотя, по мнению Майкла, для племянника с его мафиозным родством и предысторией – это было как для сокола подрезать себе крылья. – За то время, пока тебя не было, многое изменилось.
Какое-то время опять помолчал, думая о чем сначала поведать Ринальди-младшему. Ведь действительно минула словно целая эпоха – тут и разборки с латиносами и Триадами, так называемая «война лапши и спагетти». И мятеж племянника Гвидо, Винценцо Монтанелли, закончившаяся победой босса. И мрачная история с устранением его супруги Маргариты. Все под грифом «секретно», все под кровавыми печатями, как оно и водится в «их деле». Наконец перешел к самому существенному, с его точки зрения. Итогу всего этого.
- Мы здорово поднялись за последние годы, Ал. Подо мной – вся южная часть города. Фрэнк Альтиери – второй человек в организации.  Ведь когда Альберто арестовали, Майк с его лучшим другом были еще обычными солдатами, пусть и уважаемыми. Они и близко не стояли к тем богатствам и власти, которые прибрали к рукам за последние два года. – Теперь весь мир в наших руках. Есть куча проектов. Так что ты вовремя вышел. -  довольно прищурился капореджиме, стискивая крепкими пальцами баранку.  То, что иметь дело с членами семьи всегда лучше и безопаснее – известно любому мафиози. Именно потому племянник естественно стал бы для Майкла тем, на кого он мог бы в их бизнесе полагаться  если вновь был бы в обойме.
Тут гангстер посерьезнел и повернулся к Альберто, взглянул ему прямо в глаза, понизил голос. – И еще одно. - Тот ублюдок, который сдал тебя… Алессандро… Он мертв. Понимаешь?  Больше Майк пока ничего говорить не стал, лишь перевел взор на свои ладони. Холеные, с длинными музыкальными пальцами и аккуратно подстриженными ногтями, они были месяц назад покрыты кровью предателя, именно они держали нож, который вновь и вновь вонзался в брюхо ренегата, а затем распорол ему горло. И капитан был горд тем, что сумел отомстить за племянника и за соратников.
Пока он больше ничего добавлять не стал, сосредоточился на дороге, ожидая вопросов и комментариев со стороны представителя молодой поросли.

*Дядя Сэм, Uncle Sam - разговорное обозначение USA, США, американского государства

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-04-05 21:12:03)

+1

5

В воздухе чувствовалась приятная свежесть, которая вытесняла плохие мысли из головы Альберта и расслабляла его. Сейчас он словно вышел из долгого забытья. Проснулся и готов бодровствовать, и не важно, что ждет впереди, главное его окрепшое тело и сильный дух.
Он был рад встретить Майкла, ведь если не его участие, то черт знает, как Ал просидел бы эти три года в вонючей камере. Из родственников по мужской линии, никого не осталось, кроме Майка. Но тот не позволил ему почувствовать утрату, за что Альберт безмерно уважает дядюшку.
Отец умер четыре года назад, и хорошо, что он не видел этого позора. Подумать только, как бы он отреагировал, узнав, что его единственный сын залез на самое дно?! Он даже не мог оправится в тот день, когда новость о "легком" увлечении Ала наркотиками дошла до него от третьих лиц, а при данных обстоятельствах его хватил бы удар. Альберт хмурится. Жуть как не хочется возвращаться в прошлое, ворошить старые, еле зажившие раны... Ему бы отвлечься.
- Как же ты умудрился заработать за решеткой? ...
- Я знаю, что нравится безвольной толпе. Им подавай зрелища да крови.
Первые месяцы в тюрьме казались ему невыносимыми. Он хотел выть от душевной боли, но ничего не оставалось, кроме как сидеть за одним столом с насильниками, терпеть их издевки и косые взгляды на себе. Позже, едва он привык к обстановке хаоса, царившей в его новом "доме", Ал решил заняться полезным делом. Подружился с одним пареньком, у кого голова в правильном направлении работала, и начал с ним раздумывать, как нажиться на отморозках. Долго не думая, они быстро расчертили план дальнейших событий, но вот, чтобы исполнить его, пришлось нелегко.
- Тебе сейчас - главное отдохнуть.
- Ты прав. Мне бы девчонку покраше поискать, расслабиться. А то знаешь, на зоне нормальных не сыщешь. Это тебе не наши ухоженные принцессы с города, это совершенно другие, ни на что не похожие женщины. Они волосатее тебя, да-да, мой друг. Помимо волос на теле, у них имеются усы, а у нескольких отметил трехнедельную щетину и заросшие брови.
Ринальди-младший улыбается, проследив за реакцией мафиози. Ну да, куда ему? Он, любитель шикарных длинноногих цыпочек, подобных "кадров" в жизни своей не видел. А вот ему лечись потом, ходи по психо-сексологам.
- Все равно, куда ехать. Сейчас размышлять об этом совершенно не хочется. Но я не отказался бы от шотландского виски и хорошо прожаренного бифштекса.
Майк интересуется его планами на жизнь, а Ал только задумчиво наблюдает за оживленным городом из окна. Он не думал, куда вклиниться, будет ли самостоятельно всем заправлять, но одно он знал точно. Теперь никому доверять Альберт не собирается. И тут, как во время, Майкл заговаривает о событиях, произошедших за последний год. Ал узнает все новые и новые детали, удивляется, не сводя глаз со своего собеседника. Он мог догадаться, что Фрэнка вместе с дядюшкой Майком поставят на такие высокие должности. Они ничего не пожалели, пока шли к цели. Ни временем, ни силами, ни моральными ценностями. Они, знатоки своего дела, могли напугать своей жестокостью любого новичка в этом деле.
- Я не удивляюсь, потому что знаю твои с Альтиери способности. Я хочу вернуться в дело, но не знаю, чем буду управлять и смогу ли я справится со всем самостоятельно. Отнюдь, мне больше не хочется заниматься воровством и бегать перед кем-нибудь на задних "лапах". Низкое это дело, да и прибыли особо никакой. Меня больше интересует судьба Сэма. Вот когда увижу собственными глазами, как он, корчась, бьется в предсмертных конвульсиях, тогда смогу размышлять над происходящим здравым умом.
- Он мертв.
Занавес. По спине Ала пробежали мурашки. Умер, черт возьми! И он понимает, что это Майкл убил его. Как тяжело осозновать, что все, чем ты жил последнее время, в миг рушится.
- Это я должен был убить его, Майкл. Я!

0

6

- Толпа везде одинакова – хоть на воле,  хотя на тюрьме. – ухмыляясь, подтвердил Майкл Ринальди слова своего племянника, в то же время не отрывая глаз от дороги. В самом деле, развлекательный бизнес,  всевозможные зрелища, всегда приносили мафии массу зеленых бумажек – будь то букмекерство, казино, стриптиз, всякие там собачьи бега и прочее. На человеческом азарте и дурных устремлениях они зарабатывали еще с ревущих тридцатых  - и отказываться от сей традиции не собирались. Был отрадно слышать, что Альберто сумел найти свою нишу и за окнами в клеточку, значит, не утратил ни предприимчивости, ни остроты ума. А ведь у некоторых скудная баланда и годы неволи сводили все это на нет.
Мощный двигатель мерседеса ревел, ветер уже прямо-таки бил в лицо, но Ринальди продолжал набирать скорость – трасса была пустой, и водитель мог себе позволить это. Улыбаясь яркому утреннему солнцу, он слушал рассказ родича о тяжелых условиях интимной жизни за решеткой – и одновременно похохатывал и сочувственно цокал языком. Мол, печально, что красавцу и донжуану Алу приходилось иметь место с такими недостойными партнершами. – Я вот что скажу – кто подобной дамы не испугается, тот потом никогда в постели не оплошает! – усмехнувшись, произнес он и хлопнул Ринальди-младшего по плечу - Ничего, теперь нарасхват будешь, все девушки твои. У меня кстати стриптиз-клуб открылся, лучший в Сакраменто. Есть такие красотки, бывшие модели… Да и есть в конце концов старый добрый Парадиз, он по-прежнему номер один в Калифорнии. Если захочешь, прошвырнемся. Шикарный бордель Ливии Андреоли более чем годилось для того, чтобы отметить выход Ала из тюрьмы –правда, в качестве дополнительной программы. - Кстати,  мы вечеринку устроим в честь твоего освобождения, позовем всех наших. Дома у меня. Заодно напомнят об Але боссу. Что он снова при делах. Не то, что дону важно было знать о существовании каждого соучастника, он и далеко не со всеми солдатами общался – но племянника влиятельного капо, такого как Майк, заметить Гвидо мог и должен был.
- В одиночку дела никакие дела не делаются,  денежные уж во всяком случае. А тебе надо найти что-то серьезное, согласен.  Иди ко мне в команду, есть много перспективных тем, к которым тебя подключить могу.  – сказал Ринальди, когда они уже въезжали в город. С кем лучше работать Алу, как не с родным дядей, теперь бывшим одним из четырех капитанов, контролировавших в городе италоамериканскую преступность. – При первом удобном случае я тебя предложу. То есть выдвинет его кандидатуру в солдаты, посвященные члены Коза Ностра, элиту мафии. Перейти на эту ступень в  их организации мог только итальянец с безукоризненной криминальной репутацией, некоторые ждали того куда дольше – но вот Майкл в свое время был принят в том же примерно возрасте, какого сейчас достиг Альберто. И родственника его они с Фрэнком также скорее всего смогут провести. – Но для этого тебе надо проявить себя, начать приносить деньги. Три года как-никак прошло. Некоторые успели подзабыть о тебе. Пожевал губами, думая, где молодой гангстер смог бы себя проявить наилучшим образом. – Например, сейчас занимаемся большим проектом со строительством скоростной железной дороги Лос Анджелес-Сан-Франциско-Сан-Диего-Сакраменто. Хотим получить контракты на постройку станций, а потом и прочее. Тут миллионы долларов и работы очень много. Притормозил на светофоре, встав за каким-то массивным джипом. – Или вот есть задумка с черной икрой, назревает сделка с русскими, которые нелегально ее будут ввозить с Дальнего Востока, а мы – распространять. Через опекаемые рестораны, отели, магазины. И тут, и возможно по всей Калифорнии.  Понимаешь, какие это бабки?
Тут капо южной стороны увидел неоновые огни стейкхауса «Вепрь» и остановился около него, заглушая двигатель. – Давай тут перекусим? Но прежде, чем выйти, решил прояснить вопрос с Алессандро, его уж точно на публике  обсуждать было нельзя. Строго посмотрел на младшего родича, как должно быть, некогда смотрел сквозь свои очки дедушка Винценцо. -  Альберто, пойми, что он не только тебя предал, а всю Семью. И Семья – превыше всего.Помимо тебя и многие  другие сели, а Джо Нери, наш с Фрэнком бывший капитан и человек, которому мы многим обязаны, огреб дополнительный срок после его болтовни. Потому прикончить этого пидораса было делом чести для каждого из нас. И когда он случайно попался нам в ЛА, мы не могли этого шанса упустить. Я этими самыми его руками зарезал, как свинью. И визжал он примерно как свинья, скажу я тебе. Затем его тон смягчился, он потрепал Ала по рукаву. – Но я тебя понимаю, я сам бы хотел самолично с такой мразью расквитаться, на твоем месте. Но если бы он ушел тогда, его федералы бы спрятали так далеко, что мы бы его не нашли, они нынче даже пластические операции стукачам делают. Так что наверное все к лучшему…
Мужчины зашли в ресторан,  обставленный интерьером, напоминающем о ковбоях и Диком Западе – уборы индейцев и  огромные подковы на стенах, меню с изображением мечущихся быков, официанты в шляпах и с лассо у пояса. Цены были освежающее высокими.
- Принесите  пока по стакану «Чивас Ригал»двенадцатилетней выдержки, и по бифштексу… Ал, тебе какой прожарки? Ну, а мне средней, без крови.  – сделал заказ Ринальди, когда они заняли укромное место, в самом углу,  под большим деревянным колесом и вдали от остальных обедающих. –  Кстати, о деньгах.,. У тебя их достаточно для устройства? Могу тебе подкинуть. – спросил капо,  когда официант разлил им темно-медовый напиток. Вытащил откуда-то из-под куртки заполненный конверт, вручил  собеседнику - Да бери-бери, это мой подарок тебе, на освобождение. Давай за тебя! И за твое успешное будущее! Чокнулись, затем Майкл с наслаждением проглотил порцию старого скотча – Неплохо, а? Кстати, можно найти тебе какую-нибудь и официальную работу, а то первый год копы будут особенно косо смотреть на твои источники дохода. У гангстеров давно было обыкновением иметь некое занятие-ширму, чтобы можно было потом обосновать свои траты в липовых налоговых декларациях. И чем оно со стороны выглядело более доходным, тем было лучше. Например, тот же Майки-бой считался собственником стриптиз-клуба, а также имел доли в строительной фирме и баре, хотя львиная доля его прибыли  шла от незаконных операций. И от рэкета, и от нечестно полученных контрактов на подрядные работы, и от наркотиков, и от иных прелестей. – Можем тебя, если хочешь, например оформить в качестве юриста в нашей с Альтиери конторе, у тебя же диплом есть? Хотя по факту придется только расписываться в ведомостях, а заниматься они будут своим опасным бизнесом. Покончив с деловыми вопросами, перешел уже к более бытовым.
- Как там твоя названная сестра? Когда последний раз навещала тебя? Собираешься с ней повидаться?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-04-07 10:21:40)

0

7

Способность наживать денег в любых ситуациях досталась Алу от Винценце, который в молодые годы умело справлялся со своим огромным капиталом. Это не единственный талант, унаследованный от четы Ринальди, и положительных качеств у него предостаточно. Гены берут свое, и как бы Альберт не противился, итальянских черт в нем было больше, чем французских. Допустим, если посмотреть в данный момент на то, как Ринальди-младший бурно обсуждал со своим дядюшкой насущные проблемы, "рассказывая" больше жестами и бурно реагируя на ответы собседника, он походил больше на своих родственников по отцовской линии. А вот в любви он был немного романтичен, считая, что женщину, если она достойная, нужно носить на руках, - этому научила его мать, конечно, перед этим пояснив, какую женщину нужно считать бесценной.
- О, мудрость Майкла? Надо будет записать, - хохотнул Ал, похлопав того по плечу. Сексуальная жизнь для его родственника наверняка была на втором месте после работы, ведь о славе этого мужчины ходили легенды в городе. Майк говорит об открытии своего клуба, а Ринальди только улыбается. Еще немного, и он тоже откроет какое-нибудь полезное дело, приносящее нескромный доход. Только нужно подумать, в каком русле двигаться, чтобы не оплошать. Ночные заведения - неплохо, только нужно зарекомендовать собственное имя и уже тягаться с хозяевами элитных заведений.
- Когда вечеринка будет? Я предостаточно отдохнул на тюремной зоне, теперь проснулась тяга к приключениям. Тем более...
Ал замолкает. Настроение его меняется, едва он вспоминает об Алессандро. Он переносится в те дни, когда его желание расквитаться с врагом затуманивало весь его рассудок, подживает губы и прикрывает глаза. Черт! Столько времени ему удалось пропустить через себя, чтобы понять: все было напрасно. Те неприятные сны не оставляли его в покое, он наизусть помнит их и уже готов был воплотить собственные мечты в реальность, но, увы, не судьба.
- Се ля ви. Ладно, Майк, расслабься. Я слегка припоздал, но какая к черту разница, кто его прижал к стенке?! Я или ты... Главное, что мы оба Ринальди, а то, какой из них нажал на курок, не важно. В любом случае, я должен быть благодарен, если бы не ты... - Альберт снова умолк, выждал паузу и хмыкнул. Только не хватало им обоим расчувствоваться. - Я за тебя горой встану, ты же знаешь.

Только в ресторане Ринальди пришел в себя, когда сделал заказ и, откинувшись на спинку кресла, закурил. Сейчас он вынашивал в своей голове план будущего, верил в его светлую сторону и ни на миг не сомневался, что обязательно найдет себя в том мире, где Сэм не позволил ему реализовать самого себя. Раздумывая, а заодно выслушивая Майка, Ал ни слова не сказал. Так, смотрел по сторонам, кивал и словно находился в пространстве, только дядя знал, что его племянник в этот самый момент был внимателен как никогда к раскрывшемуся вопросу.
- Я подумал и вынес для себя верное решение. Я хочу заниматься делами под твоим крылом. Мне не важно, на самом деле, буду я соучастником или солдатом, главное, что я верю тебе. Кровные узы дорогого стоят, и я уверен, ты меня никогда не предашь. Только подтолкни меня в правильном направлении. Мне плевать, чем я на начальном этапе буду заниматься, главное чтобы это дело отличалось серьезностью. Понимаешь? Сделка с русскими?! Прекрасно! Строительство железной дороги? Восхитительно! Я толковый парень, во всем разберусь.

Майк заводит разговор об Ирэн, но Ал хмурится, тушит сигарету и цокает языком. Нет, сегодня они не будут заводить разговоры на эту тему.
- Ири слишком эгоистична. Только раз навестила, и то на втором году, держалась холодно, как никогда. Так зачем нам сейчас вспоминать о ней? Потом, может быть, выясним наши с ней отношения... - он пожимает плечами, словно отгоняет из своей головы мысли, но не выдерживает и встречается взглядом с Майклом. - Что ты о ней знаешь?

+1

8

- Готов делиться такими мудростями хоть целый день напролет. Но главное тут практика. – ухмыльнулся Ринальди,  по-кошачьи потянувшись. Его-то племянника точно амурным ловкостям учить было не надо – тот еще донжуан, по нему девушки всегда с ума сходили. До посадки вот был у него роман с самой Сабриной Монтанелли, дочерью босса – что, впрочем, как говорили, не останавливало Ала и от иных любовных историй. Будущему капореджиме тогда казалось, что дело это опасное, хождение по лезвию ножа - характер Гвидо известен и мало ли как бы он отреагировал, если бы узнал о перипетиях отношений молодого человека с его чадом. Но все это в прошлом – интересно, правда, как воспримет Рина возвращение своего бывшего парня, после трех-то лет?
- Вот именно. Мы с тобой родные люди – и потому кто отомстил, не так важно. – согласно покивал головой мафиози, улыбаясь племяннику – насколько позволяла надежно зажатая в краю рта сигара. На минуту достал ее, двумя пальцами, чтобы пояснить мысль более подробно. -  Я уверен, что ты для меня то же самое сделал бы. И я знаю, что ты всегда со мной. Знаю, что могу тебе доверять. И от меня ты всегда можешь рассчитывать на любую помощь и поддержку. Кровь не вода, семья – это главное. Семья – это те, кто остается с нами в конечном итоге, когда все остальные сливаются, да. За этими общими рассуждениями скрывалась действительно большая привязанность Майкла к своему более молодому родственнику – он и гордился им, и хотел поспособствовать его преуспеянию. От некогда довольно крупного и относительно дружного клана теперь оставались только они с Алом, им приходилось нести его знамя – и заботиться о том, чтобы оно не свалилось в грязь.
В ресторане им пришлось ждать не очень долго – вскоре официанты принесли два еще шипящих бифштекса из мраморной говядины,  в сопровождении свежего салата, жареной картошки, зеленого горошка. Рядом водрузили корзину со свежевыпеченным хлебом. У Ринальди, с утра не евшего, мгновенно проснулся аппетит, он отломил кусочек котлеты вилкой, полил соусом и отправил в рот. Затем резким движением проглотил остатки виски и подлил еще – выпить он всегда был горазд, даже если и за рулем.
-  Вечеринка? Через недельку устроим, думаю. Надо всех оповестить, всякое такое. – Майки-бой вновь щедро наполнил стаканы – свой и Альбертов, одобрительно покивал его словам о готовности и желании работать под его началом в любом качестве. Внутри потеплело – не столько от алкоголя, cколько от ощущения, что не ошибся в племяннике. Именно такой человек и нужен был ему рядом. – Я рад.  Решим, в какой теме тебе легче будет зарекомендовать себя. А может и во всех сразу? Курочка по зернышку клюет. – рассмеялся капо, похлопав собеседника по спине. Так оно было – в чем большем количестве дел ты был замешан, тем более это тебе приносило денег, влияния, нужных в теневом мире знакомств. Настоящий мафиози, желающий подняться, а не сидеть всю жизнь в своем углу, как собака в будке, должен был быть инициативным. Должен чувствовать спинным мозгом, куда можно влезть и где поживиться. Вот, скажем, Майкл – считалось, что его команда занимается в основном строительством, но если вдруг появлялось что-то совсем не связанное с основным родом деятельности, вроде партии оружия или какой-нибудь там краденой бытовой техники, разве он отказывался поучаствовать? – Со временем придумаем тебе бизнес какой-нибудь основательный. А в твоих способностях я даже не сомневаюсь. Salute! За твои дальнейшие успехи.
Когда разговор зашел об Ирэн Каста, гангстер несколько помрачнел лицом и забарабанил пальцами по столу. – Про эгоизм это правда, Ал. Иногда я не понимаю, чем именно думает эта девочка. Как только ты сел, она исчезла в неизвестном направлении, бросив твою мать, вскормившую ее и вспоившую! Тебе, кажется, только один раз удосужилась посетить? Мадонна! Должен сказать, меня это прямо поразило. С итальянской экспансивностью Ринальди всплеснул руками,  случайно задев стакан. Тот завертелся подобно волчку, гремя оставшимися в нем кубиками льда, пока не был остановлен крепкими пальцами Майкла. – А ее образ жизни? Болтается до тридцати лет хер знает где и занимается хер знает чем. Твои родители не такого будущего ей хотели.  Конечно, не такого  - они бы желали, чтобы девушка получила, как Ал, образование, нашла нормальную работу, завела семью. Безусловно не одобрили они и той карьеры, которой посвятил себя их сын – но здесь дело другое. Майкл с Альберто занимались суровым мужским делом, а женщина – начало созидательное, по мнению традиционалиста Ринальди ей не место в криминале. Были конечно исключения, он это признавал – однако присутствие такого «исключения» в собственной семье его отнюдь не порадовало бы. Но дело было даже не в этом. – Но дело даже не в этом… - повторил он свою мысль вслух и поморщился, обильно сдабривая картофель горчицей. – Все знают, что Ири из нашей семьи. Пусть и не по крови. И ее ошибки в случае чего по нам могут ударить, по тебе в особенности. Все до сих пор помнят, что она с тобой таскалась, ассоциируют с тобой. Пояснять более детально капитан юга не стал – Алу, с молодых лет бывшему в «их деле», коренному италоамериканцу, все должно было быть понятно и так. В их кругах, где все друг другу родичи,  изрядная часть конфликтов возникала именно из-за таких вещей – чей-то свойственник обидел чьего-то свойственника. Самые безобидные вещи порой приводили к смертельному исходу. Недавно вот им пришлось улаживать тяжелый конфликт между кузеном жены Фрэнка и племянником влиятельного члена сан-францисканской мафии – хорошо, что он не обернулся пулями. Потому для «славных парней»* было бы предпочтительно, чтобы та родня, в надежности которой они уверены не были, в преступной жизни не участвовали  - ну или во всяком случае действовали бы в рамках системы Коза Ностра. А вот та роль, которую на себя взяла Каста,  роль воровки и аферистки на вольных хлебах, мафиозным законам не подчиняющейся, была крайне опасной. Допустим, она по незнанию украдет у какого-то важного человека –а отдуваться потом Майку с Алом. Ведь тогда придется или бросать ее крокодилам, или же защищать, рискуя собственными жизнями и репутациями. – В общем, забей. Просто приглядывай за ней. Чтобы в проблемы не вляпалась и нас не вляпала. А знаю я не особо много, давненько не видел эту нашу искательницу приключений.  Больше эту тему, не особо приятную ни ему, ни Алу, Майк решил не затрагивать и вернулся к еде и болтовне о том, о сем.
Постепенно импровизированный обед подходил к концу. Скоро они вновь сядут в машину и Ринальди-старший отвезет Ринальди-младшего в двухэтажный дом в Южном Сакраменто, где по-прежнему жила его мама.

*"Славные парни", "wiseguys" - эвфеми́зм, используемый в преступных кругах для обозначения гангстеров

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-04-15 12:36:24)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Знаешь, мне сказали, этот парень возвращается в город...