Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Гости на свадьбе.


Гости на свадьбе.

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

http://funkyimg.com/i/VPqL.png

Theodore Fraser and Narcissa Auditore.
Музыкальное сопровождение.
Место: Флоренция. Италия. Родовой дом семьи Аудиторе.
Время: конец апреля - начало мая.
О флештайме: ситуация складывается так, что в семье Аудиторе грядут большие перемены - старший брат Цисси наконец-то решается жениться, и оповестив об этом сестру по телефонному звонку еще в начале апреле, - вынуждает блондинку едва ли не сорваться с места и вернуться в отчий дом. При этом, она сумела уговорить Теодора сопроводить ее на свадьбу старшего брата, буквально вымолив шотландца взять на работе отпуск. Что же, они как раз планировали вдвоем съездить в Европу отдохнуть, чем тогда это не повод скорее собрать свои чемоданы и вылететь первым же рейсом во Флоренцию.

+1

2

Провести отпуск в Европе в компании девушки, который ты буквально пару месяцев назад признался в любви, разрушив при этом идеальнейшую дружбу, - что, черт побери, может быть лучше? И поехать не куда-нибудь, а в Италию - вообще восхитительно. И не к кому-нибудь, а гнездо той самой семьи, в которым ты когда-то залег на дно. Да и к тому же, ехать на свадьбу старшего брата той самой девушки, который никогда не принимал вашу дружбу. "Ты просто победитель по жизни, Фрейзер. Ты выбрал самое лучшее время, самое лучшее место и просто ахерительно невероятнейшее мероприятие. Похлопай себе стоя!" - крутилось в голове шотландца, пока их с Циссой самолет совершал посадку в аэропорте Перетола, в сказочной Флоренции. Мужчина выглянул в иллюминатор и, устремив взгляд куда-то вдаль, улыбнулся. Эх, сколько было связанно воспоминаний с этим прекрасным городом. Его "итальянская" история пустила корни в далеком 2005 году. Он никогда не забудет этот момент, ведь именно с него началась его новая жизнь. Жизнь Теодора Фрейзера. Но думал ли тогда 19-летний юнец о том, как сложится его жизнь? Каким он станет через пять, семь, десять лет? Мог ли представить, что больше никогда не вернется к криминальному миру, в котором он так старательно скрывался в подростковом возрасте? Если быть честным, то Тео вообще тогда не задумывался о том, что с ним случится в будущем, кем он станет в итоге. Ему было глубоко наплевать на это. Шотландец вообще не был уверен, что ему удастся так успешно скрыться от своих "старых друзей", с которыми он поступил ужасно некрасиво. А если сказать грубо, то он повел себя, как последняя сволочь. Ну а чего они в самом то деле ожидали? Каждый выживает как может. Он не видел иного развития событий, поэтому и поступил именно так, сперев большую часть украденных денег и свалив восвояси. А ведь Тео до сих пор и не потратил всю сумму, как бы удивительно это не звучало. Переведенные в американскую валюту несколько лет назад, денежки культурно лежат в банке, не тревожа лишний раз душу Фрейзера.
Ну конечно же Италия родна ему потому, что именно в этой стране, во Флоренции Тео встретился с дамой своих сердца, души, мозга, нервов и всего-всего другого. Именно здесь он приобрел верного друга, на которого мог и может всегда положиться. Друг, которому шотландец доверился, рассказав свою историю от начала и до конца. Друга, который отвернулся от него, несмотря ни на что.
Коротко говоря, Тео любил Италию, любил Флоренцию. Да и к семье Аудиторе относился очень хорошо, в особенности к миссис Аудиторе, Леону, даже к мистеру Аудиторе, который не всегда был доволен излишней близостью своей единственной дочери со своим водителем. Тогда почему он так сильно нервничает из-за всего предстоящего? Фрейзер и сам не мог этого точно объяснить. Может всему виной были их натянутые с Пьеро отношения, из-за которого он, грубо говоря, и приехал вместе с Цисси? А может дело в этой напряженности, которая нависла над ними с итальянкой с того самого Дня Влюбленных? Прошло уже два месяца, но, казалось, пропасть между этими двумя становилась все шире и шире. Да, они больше никогда серьезно не обсуждали случившееся тогда в его темной квартире, при свете чертовых свечей. Но ведь это не значило, что все это забылось. По крайней мере Тео ничего не забыл. Шотландец старался не подавать виду, что его душу продолжают мучать вопросы, неясности. Он продолжал играть роль хорошего друга, нахального и грубого идиота, которым его привыкла видеть Аудиторе. Но на самом внутри Тео был достаточно серьезен и даже можно сказать рассудителен как никогда. Порой он даже забывал притворяться, уходя глубоко в свои мысли, и лицо его принимала задумчивое и серьезное выражение. Однако мужчина тут же менялся, когда Цисси начинала с ним говорить. Если она хочет видеть его как друга, то он сожмет свои желания в кулак и запрячет куда-то в темные углы своей души. Если она не хочет, то и он не станет разрушать их дружбу, которую они когда-то так старательно строили, не обращая внимания ни на что. По крайней мере он постарается так поступить.
- Ты уверена, что твой брат будет рад видеть меня на своей свадьбе? По-моему, он считает меня отвратным типом и явно не пропитан ко мне дружелюбием. Но на самом-то деле я его даже понимаю. Наверное, - обратился он к Нарциссе, вскинув брови. Фрейзеру надоело сидеть в окружении мыслей, которые только и делали, что нагоняли на него тоску.
Самолет мягко опустился, после чего Тео облегченно вздохнул и, подождав еще пару минут, начала вставать, ударившись при этом головой об полки с багажом. Негромко ругнувшись, Фрейзер взял с этих самых полок свою дорожную сумку и направился к выходу прямо за Нарциссой. Стоя в толпе прибывших с "покер фейсом", шотландец лишь иногда бросал взгляд куда-то в сторону, разглядывая здание аэропорта. Один раз, засмотревшись на что-то, мужчина едва не потерял из вида подругу, которая начала стремительно пробиваться вперед. Хвала его высокому росту и светлой головке Нарциссы, ведь именно благодаря этим двум факторам Тео сумел догнать подругу и, прихватив ее за плечо, произнес:
- Эй, Флэш, помедленнее. Я все-таки не так молод, как ты. Да и потеряешься, а после будешь сидеть и плакать в уголке, а я как придурок буду бегать и искать тебя по всему аэропорту, - он улыбнулся девушке, после чего и сам начал прокладывать путь для них двоих.
В багажном отделении они задержались недолго, так как, к счастью, чемоданы Нарциссы "выезжали" в числе первых. Тео подхватил багаж Аудиторе и, отойдя от ленты, остановился. Как бы взвешивая на руках чемоданы итальянки, мужчина поворачивается к Цисси и, сведя брови и сделав серьезное лицо, произносит:
- Ты чего туда наложила? Такое ощущение, что ты приехала сюда на год. Почему у меня все уместилось в одной дорожной сумке? Эх, женщины, все-таки вы действительно странные, но прекрасные создания. Ладно, - поправив свою сумку на плече и взяв один из чемоданов итальянки, Тео протянул второй Цисси и добавил: - Думаю, что провезти один из своих тяжеленых чемоданов на колесиках ты будешь в состоянии. Или могу предложить свою сумку, правда она не настолько гламурна и вряд ли тебе захочется ее нести. Хотя она раза в два легче, чем один твой мини-шкаф.

+1

3

внешний вид на данный момент.

Когда в твоей жизни происходит что-то хорошее, что-то по истине светлое и яркое, то ты мгновенно забываешь о всех трудных и переломных моментах, которые чуть ли не каждый день преследовали по пятам. Твой мир в одно мгновение меняется, приобретает теплые тона, вызывая на губах улыбку, а в глазах детский блеск. Ты рад. Твое внутреннее состояние можно смело описать одним словом: возвышенность, - будто бы паришь над серой массой в городе, смотря на хмурые лица окружающих тебя. Ты светишься. Излучаешь позитивную энергию, стараясь ее распространить как можно дальше, вот только не все могут понять с чем связано такое твое настроение, поднятие духа, скажем так. И, кто бы мог подумать, что Нарцисса Аудиторе, итальянка ходившая несколько дней назад хмурее тучи, стараясь лишний раз не вспоминать недавние события в своей жизни - сейчас готова была сеять любовь и дружбу вокруг себя. А причиной всему была недавняя весть по телефону, когда на дисплее высветилось имя старшего брата Пьеро. Сначала, конечно, блондинка и думать не могла, что услышит что-то хорошее, а не как обычно, якобы: ты скоро вернешься домой, дела ждут. Да, с этим братом действительно всегда было все строго в отличии от Леона, который, кажется сейчас тоже прибывал в состоянии эйфории, ведь... Ведь не каждый день ты провожаешь самого старшего и "занудного" братца под венец. Потому, услышав новость про свадьбу, что Пьеро наконец-то решил жениться на Бьянке, где первая мысль Аудиторе младшей было: неужели соизволил спустя столько лет, - ее мир словно бы перевернулся. Эти слова будто выгнали всю ту мрачность и обыденность серых будней за порог, впуская в открытые двери весенние лучи солнца и тепла. Ох, и примитивно-слащаво же все выглядит-звучит, но это было действительно так. Ведь, итальянка была настолько эмоциональной и восприимчивой ко всему, что буквально остро и бурно реагировала на каждую мелочь, будь то она приятная или наоборот, отвратительна. И, естественно, под это влияние попал "сосед", а именно Теодор, который тоже не меньше всего прочего был тесно связан с семьей нимфой. Она едва ли не каждый день говорила о предстоящей свадьбе, представляла себе различные ситуации и картины. Иногда даже могла спокойно ночью прискакать к Фрейзеру в спальню, запрыгнуть на его кровать и начать говорить. Говорить и говорить, без умолку, пока не начнет светать и мужчине не придется спасаться бегством на работу. Но даже и так Нарцисса толком не давала отдохнуть шотландцу, всячески названивая ему то на рабочий, то на мобильный, а то вообще нагло заваливаясь к нему на рабочее место с чем-нибудь сладким. Иногда даже складывалось впечатление, что это не Пьеро жениться собрался, а что это Цисси выходит замуж, но, увы, нет. Все куда приземление и реалистичнее, что ли. Она даже, кажется, вовсе забыла о том, что ровно два месяца назад Теодор признался ей в любви. Эта шокированная весть словно вылетела из головы, где сейчас большой кашей крутились лишь идеи нарядов, обстановки, цветом и прочего, что связывает любую женщину со свадьбой. Поэтому, практически пол месяца, а именно две недели, проведя на телефоне с Бьянкой, Нарцисса помогала невесте своего брата устроить незабываемый день. Итальянка вообще обожала все эти праздники, какие-то торжества и приемы, на которые обычно сопровождал ее Итало или один из братьев, а теперь... Теперь она встала в ступор, когда поняла, что не знает с кем пойти на эту самую свадьбу. Долго, конечно, думать тоже не пришлось, если бы в один прекрасный день, когда девушка сидела в гостиной с альбомами в руках и телефонами по обе стороны от нее, не прошел бы Теодор со своим завтраком. Хм, а почему бы и нет? Ведь Фрейзера знают все в семьей Аудиторе, он жил с ними и он вполне себе знает, как следует вести в высшем обществе. Рад ли был такому выбору сам шотландец - остается загадкой, но это мало волновало блондинку, которая просто поставила его перед фактом, что он едет с ней во Флоренцию. Даже эти нелепые отговорки, что ему вроде как надо работать - не спасли. У него же есть отпуск? Они же хотели вместе съездить в Европу? Так вот, это был замечательный повод собрать свои чемоданы и вылететь в Италию. Еще в аэропорту Сакраменто девушка не могла найти себе места. Она нервничала, радовалась, плакала, злилась - все одновременно и с резкой сменной, что наверное не однократно вызывало какие-то непонятные чувства и у самого Теодора, да и у окружающих. Кажется, итальянка даже успела огрызнуться на какую-то мамашу, которая никак не могла успокоить своего ребенка и тот нещадно ревел на весь зал ожидания. Даже звонок Леона, который еще неделю назад вылетел домой, никак не мог спасти и утихомирить шквал бушующих внутри эмоций, одна противоречивее другой. И только на пол пути, когда самолет уже давным-давно поднялся в небо и пролетал над океаном, Аудиторе смолкла и уснула. Пожалуй, это были самые тихие часы в жизни Фрейзера, после практически месяца вечного жужжания над ухом.
Проснулась Цисси только тогда, когда самолет совершил посадку в аэропорту Флоренции, и стюардесса оповестила об этом пассажиров. Потянувшись, краем глаза посмотрев в сторону Тео, а точнее просто в иллюминатор, увидев там родные пейзажи, Нарси готова была разреветься снова. Все-таки она очень тосковала по родному дому. Ее всегда тянуло сюда, и будь ее воля, то наверно девушка давным-давно бы бросила Америку за своей спиной. Вопрос, почему она все-таки не сделает этого? Да ответ элементарен до невозможности - друзья, которых блондинка любила и без которых не могла представить своей жизни, если честно. Все-таки Саммер не сможет каждую неделю прилетать в Италию, особенно если вспомнить ее боязнь самолетов; у Джеммы тоже не получится постоянно летать туда-сюда, ибо все-таки работа и личная жизнь, как ни крути; что уж говорить про Эррола или даже Джека, которые всегда заняты своими делами, и их в Сакраменто-то не легко выловить, что уже говорить о частых визитах на родину итальянки. Пожалуй, единственный, кто смог бы тоже бросить все и свалить из солнечной Калифорнии - это Теодор. Это вполне в его духе, но, Цисси не настолько была еще эгоисткой, чтобы требовать от человека глобальных и радикальных изменений. Так уж, полное возвращение домой пока откладывается на неопределенный срок. - Наконец-то дома - Пролепетала быстро итальянка, никак не обращая внимания на хмурость своего путника. Нет, не потому что она не хотела этого не замечать, просто не удавалось сосредоточиться и понять, что с Фрейзером что-то не так. - Ты плохо знаешь Пьеро, Теодор. Он знает, что ты будешь на свадьбе, я уже все сказала и все распланировала - Снова на одном дыхании проговорила она и вскочив со своего места, забрав с сиденья лишь одну сумочку, Аудиторе направилась к выходу как и все. Она даже, Господи, снова, не заметила того, что разделилась с шотландцем, когда спустилась по трапу вниз, и через какие-то минуты уже гордо и быстро двигалась по узкому и длинному коридору вперед. Только когда ей хотелось что-то еще добавить, обернувшись, итальянка сообразила, что где-то потеряла своего горе-спутника. - Ему нужно привязать пейджер на шею - Пронеслось в голове девушки, как внезапно ее плеча коснулась чья-то рука. Вздрогнув на месте и подняв взгляд, увидев знакомую физиономию, Аудиторе довольно улыбнулась, и на языке так и крутилось: нашелся потеряшка, - но ее просто нагло обогнали предложением, заставляя лишь засмеяться. - Ох, ну ты же не бросишь меня? Ты же отыщешь и успокоишь, как полагается рыцарю в сияющих доспехах - Всего лишь ответила она с улыбкой и двинулась дальше, к выдаче багажа. К счастью, и тут ждать долго не пришлось. - Вон мой багаж - Ткнув пальцем на два чемодана (Цисси никогда не умела путешествовать налегке), она посмотрела на шотландца и прищурившись, нагло расплылась в улыбке, мол, чего стоишь - иди бери. И пока он забирал чемоданы с ленты, итальянка несколько раз прокрутилась вокруг своей оси, осматривая родные стены аэропорта. Достав из сумочки мобильный, Аудиторе быстро набирает номер Леона и оповещает его о том, что они уже прибыли, и перекинувшись еще парой слов на родном языке, кладет трубку. Обернувшись к Тео, как тот снова заговорил, итальянка закатила глаза и наигранно вздохнула - Потому что ты мужчина, а я женщина. И кто знает, насколько я тут задержусь, может и правда на год. Последний мой визит домой занял вместо планированного месяца, хм, три вроде бы или четыре - Подойдя ближе к Фрейзеру, практически вплотную, только чемоданы разделяли их, Цисси провела ладошкой по его щеке и едва поморщила играючи носиком - Спасибо, что согласился на эту поезду со мной. Тебе понравится эта свадьба, обещаю - И словно в доказательство, блондинка кивнула своим словам. - О, да нам только до машины. - Схватившись за ручку своего чемодана, Нарси уверенно направилась в сторону выхода - На улице нас ждет Антонио, помнишь его? - Между делом снова заговорила итальянка чуть приубавив ход. - Думаю он-то тебя точно помнит, особенно после того, как несколько раз ловил, когда ты ко мне ночью пробирался по моей просьбе - Улыбнувшись, девушка ненавязчиво и аккуратно взяла Фрейзера под руку и прислонилась к его плечу головой. - Антонио наверно сейчас уже все пятьдесят, и Леон говорит, что он все такой же занудный шафер, каким и был раньше. Только в пятьдесят раз хуже стал - Замолчав наконец, Нарцисса приподняла немного голову и посмотрела на Теодора снизу-вверх, чуть покусывая нижнюю губу и сильнее прижимаясь. - Почему ты хмурый, Тео? - Сама едва нахмурив брови, немного озадачено поинтересовалась Аудиторе и на отголоске сознания где-то замигала красная лампочка, которая как бы намекнула, а то ты сама не знаешь почему. - Улыбнись и наслаждайся жизнью. Мы же во Флоренции. Дома. - Резко выпустив его руку и остановившись на мгновение, чтобы в жесте со своими словами распахнуть обе руки в разные стороны, довольно и громко проговорила та. - Все будет хорошо у нас, обещаю тебе и это - Снова кивнув своим словам, итальянка вышла из здания аэропорта на улицу и практически сразу взглядом нашла Антонио. В принципе, не заметить его было бы странным. Он единственный выделялся на фоне приезжих, и даже таксистов: черный костюм, строгий взгляд и лицо, словно где-то веяло не самым приятным запахом на свете. Ну, и еще выделялась машина, рядом с которой стоял мужчина - Сеньорита Аудиторе, добро пожаловать домой - Шафер вышел к ним на встречу и дружелюбно улыбнулся сначала Нарсе, а потом скривил улыбку и для Теодор - Сеньор Фрейзер, рад снова Вас видеть.

Отредактировано Narcissa Auditore (2015-04-26 19:07:11)

+1

4

"Ну, здравствуй, Италия! Вот я и снова здесь", - мысленно произнес Теодор, выйдя на залитую солнечным светом улицу. Он сделал глубокий вдох с улыбкой на губах и не спеша осмотрел улицы, которые заставляли его воспроизводить множество приятных и незабываемых моментов. Шотландец мог с уверенностью заявить, что именно здесь, во Флоренции прошли его лучшие годы, которые он не может не вспоминать с приятными чувствами на душе. Именно Италия, грубо говоря, воспитала его и некоторой степени даже вырастила. Здесь Фрейзер пообещал навсегда забыть о своем прошлом, оставив его далеко позади. И, безусловно, в становлении его как личности немаловажную роль сыграла и семья Аудиторе, причем каждый член этого чисто итальянского семейства. Практически с каждым из них у него были достаточно неплохие или даже хорошие отношения. Миссис Аудиторе была для него идеалом жены, идеалом матери. Это милая женщина всегда вызывала у Теодора улыбку. Он всегда будет помнить, как радушно она приняла его однажды и как вела себя по отношению к нему в дальнейшем. С его стороны шотландец никогда не чувствовал никакой надменности, никогда не упрекала его за казавшуюся излишней близости простого водителя с ее дочерью. А ее безмерная любовь к своим детям - вот именно этому Тео всегда немного завидовал, ведь он уже слабо помнил те времена, когда и его баловали как Цисси, Леона и Пьеро. Однако ему было приятно видеть, как миссис Аудиторе старается окружить своих любимых отпрысков заботой. Нарцисса, по мнению Теодора, была очень похожа на мать, и с каждым годом это сходство становилось лишь сильнее, что почему-то очень радовало шотландца.
С Леоном у Фрейзера так же были вполне хорошие отношения. Возможно, в некоторых отношениях он придерживался убеждений своей матери. Леон никогда, насколько помнит Тео, не пытался как-то уколоть его и лишний раз указать на его положение в их семье. Хоть их и нельзя была назвать близкими и лучшими друзьями, но это не мешала им общаться на равных и даже иногда проводить время в одной компании. А вот со страшим братом Нарциссы Пьеро все было куда мрачнее. В отличие от младших брата и сестры, Пьеро всегда держал дистанцию и не раз объяснял Тео, что он здесь прислуга и его близкие отношения с Нарциссой показывают шотландца с не лучшей стороны. Наверное, это должно было как-то напрягать Теодора, но, если быть откровенным, ему было глубоко плевать на мнение Пьеро, как бы грубо это не звучала. Он тоже не питал к нему огромнейшей симпатии и не рыдал по ночам в подушку, выслушав очередное нравоучение. Если Фрейзер обращал слабое внимание на замечание мистера Аудиторе по поводу их отношений с Нарциссой, то что тогда можно было говорить о Пьеро. "Вы шотландцы, видимо, все такие невоспитанные, да?" - как-то спросил его Пьеро. На что Теодор ответил просто и без доли обиды в голосе: "Да, мистер Аудиторе. Не забывайте, ведь мы прямые предки гэлов, самого сумасбродного и в некоторой степени варварского народа".
Что же до мистера Аудиторе, сразу можно было понять, чьей точки зрения придерживался старший из детей семьи. Его тоже совершенно не радовала близость его единственной и любимой дочери с простым водителем. И несмотря на замечания своего любимого папеньки, Нарцисса все-таки смогла сохранить их дружбу, не поддаваясь влиянию со стороны самых близких для нее людей.
- Я? Хмурый? Не знаю, - с выражением искреннего незнания на лице произнес Теодор и пожал плечами. - Может я просто устал от перелета? Я ведь давно никуда не вылетал. За последние года три я не покидал Калифорнию вообще. Колесил по Солнечному штату и мне этого вполне хватало. Никогда не любил самолеты. Видимо так случилось потому, что я слишком часто пользовался услугами дешевых авиалиний. Зато, я сэкономил кучу денег на этом. Так себе достижение конечно, но этим я лишний раз подтверждаю своего шотландское происхождение. Хм, странно, почему это шотландцев считают жадными? - за всем этим бредом Тео на самом деле всего лишь пытался скрыть свое волнение и не раскрывать истинную причину своей так сказать хмурости. Они приехали сюда по радостному поводу, по крайней мере Нарцисса приехала именно из-за этого. Поэтому портить ей предпраздничное настроение своей резко вспыхнувшей меланхолией ему не совершенно не хотелось. Его дело - радоваться вместе с Цисси. Его роль - группа поддержки или что-то вроде того. Ему оставалось сделать малое - просто следовать правилам. 
Следуя за Цисси, шотландец наконец-таки увидел впереди еще одного старого и довольно немаловажного персонажа всей этой истории. Увидев Антонио, в голове Тео пронеслись слова: "И тебе привет, старый зануда. А ты с каждым годом все мрачнее. Песок из ушей еще не сыплется?" Но шотландец лишь натянуто улыбнулся и вежливого произнес:
- И мне очень приятно Вас снова видеть, - он хотел было обратиться к Антонио по фамилии, однако Фрейзеру не удалось его вспомнить. Ну что поделаешь, у него всегда были проблемы с запоминанием фамилий. Наверное так случалось потому, что ему было просто на них наплевать, когда проще всего было обратиться к человеку по имени или же пользоваться местоимением "вы", пропитанным вежливостью и аристократизмом.
Теодор помог Антонио уложить их чемоданы в багажник и двинулся вперед к дверце водительского сиденья. Но шотландец спел остановить себя как раз вовремя. Едва сдерживая смех он опустился на заднее сиденье рядом с Нарциссой и, пока Антонио еще не сел в автомобиль, произнес:
- Я только что хотел сесть на водительское сиденье и после свою старую фразу выдать: "Куда держим курс, моя госпожа?" - Тео рассмеялся и еще добавил: - Да, видимо полет действительно повлиял на меня. А ты знаешь, даже как-то и непривычно сидеть в этой машине на заднем сиденье. Ты только посмотри: Флоренция открывается для меня в новом виде. Неужели так многое зависит от места, на котором ты сидишь в автомобиле? - мужчина посмотрел на подругу и улыбнулся ей.
Антонио наконец занял положенное место и не спеша завел мотор. Так же не спеша они выехали со стоянки аэропорта. Теодор хотел было вступить в разговор с Антонио, но в один момент решил осмотреть город снова, но уже с "нового ракурса".

+1

5

Насколько правда того, что противоположности притягиваются? Говорят, что люди со схожим характером не способны на долгие и прочные отношения в то время, когда пары не имеющие ничего общего между друг другом - обретают единение и полноценность. Действительно ли это так, или все-таки подобное размышление очередной ярлык философов и великих поэтов? Насколько правда, что нам суждено любить лишь один раз в жизни? Правда ли то, что каждому из нас отведен лишь один идеальный человек, которого мы будем искать, и если найдем - то обретем свое счастье, а если нет - суждено бродить в пустоте до конца своих дней. Эти вопросы прочно заседают в голове, когда становишься свидетелем крепкой и счастливой любви молодожен. Смотришь на них и начинаешь ловить себя на мысли: а что судьба приготовила тебе, и приготовила ли она вообще что-то для тебя подобное, или же решила обделить. В такие моменты мы начинаем задумываться о своем будущем, искать различные ответы и знаки, потому что в душе завидуем и хотим тоже вкусить вкус счастливого конца. Но следует быть аккуратными в таком положении, потому что чаще всего мы не способны четко распознать: что хорошо для нас, а что может повлечь за собой разочарование. Нарцисса уже сталкивалась с такой ситуации, когда предполагала, что нашла свою настоящую вторую половинку. Она искренне в это верила, как и любая девушка выросшая в окружении родительской любви и заботы, где ребенка возводили едва ли не в коронованные особы. И, какого же было удивление итальянки, что очередная связь с мужчиной оказалась ложной, влекущая за собой долгие месяцы слез, истерик и практически морального самоуничтожения. Конечно, стоит еще вспомнить тот факт, что подобная история, эдакой любви, закончилась плачевно с подачки родных, но Аудиторе даже до сих пор твердо старалась отрицать их влияние. Напротив, она видела в этом некоторого рода помощь, потому что отец показал насколько мужчина был недостоин ее, и что все его чувства лишь фальшь, дабы затащить под венец богатенькую и наивную девицу. К счастью все эти пережитые моменты остались в прошлом, и сейчас Аудиторе могла снова смотрела на мир под другим ракурсом. То меланхоличное и депрессивное состояние, когда девушку практически каждый день и вечер тянуло к бутылки спиртного, кануло в лету. На лице вновь играла искренняя и добрая улыбка, в душе опять появилась легкость и некоторого рода свобода. Цисси была довольна своей жизнью, уроками, которые она ей преподносила. Она была рада сейчас за старшего брата, которого через три дня ждет новое будущее вместе с Бьянкой. И, она безумно счастлива, что сейчас рядом с ней находился человек, который на протяжении долгих лет служил твердой опорой и поддержкой. Даже не взирая на новый сюрприз пару месяцев назад, который размыл грань дружбы и чего-то большего между ними.
Переминаясь с ноги на ногу, явно проявляя свое легкое возбуждение от предвкушения грядущего торжества, блондинка беглым взглядом осмотрелась и вздохнула полной грудью. Она дома. Она в родной стране, которую любила и практически боготворила. Кстати, да, Нарцисса очень, если не  постоянно, возводила Италию на пьедестал среди остальных стран мира. - Ох, Антонио, я так рада вернуться - Пролепетала она в ответ на приветствие водителя, после чего перевела взгляд на Теодора, который по выражению лица определенно сдерживался, чтобы не ляпнуть что-то в своем духе. Ну да, этих двух тоже многое объединяло, как собственно и с остальными жителями в доме Аудиторе. Интересно, а как отреагирует на возвращение беспризорника синьор Лоренце, старый и добрый дворецкий, которому не раз выпадала честь вылавливать блондина посреди ночи возле спальни юной дочери Джиэнмарко. От этих мыслей, девушка даже невольно засмеялась, но подавив смешок, вручила шаферу свой чемодан. - Вас что-то рассмешило, сеньорита? - Совершенно спокойным тоном поинтересовался Антонио подходя с молодыми людьми к машине. Открыв багажник, он и Теодор неторопливо принялись засовывать багаж прибывших, а Цисси тем временем удобно уселась в салоне самого авто. Облокотившись спиной на спинку сиденья, итальянка прикрыла глаза и расплылась в довольной улыбке, полностью расслабляя свое тело. Все-таки промежуточные возвращения в родные края хорошо сказывались на ней и ее настроении. Сразу такая легкость, такая беззаботность, что невольно просыпалось желание остаться здесь. Остаться и больше не возвращаться в Америку, но мы уже об этом как-то размышляли. Если бы не тамошние друзья и близкие, то мечта бы давно реализовалась, а так... Так это пока остается самым сокровенным о чем итальянка частенько думала. Открыв глаза только в тот момент, когда рядом с ней сел Теодор, Цисси плавно повернула к нему голову и вскинула бровями - Старые привычки не искоренить, да? - Ненавязчиво положив свою ладошку поверх колена мужчины, блондинка повернула голову к окну и снова осмотрела здание аэропорта - Не знаю, возможно. - Добавила она наконец, а после вздохнула и прикрыла глаза - В любом случаи, мне неизвестно насколько это правда. Я никогда особо не задавалась подобным вопросом - Машина наконец-то двинулась с места и на какое-то мгновение в салоне повисла тишина, практически до самого съезда от аэропорта. - Знаешь, я думаю завтра мы с тобой пойдем в магазин - Наконец подала голос Аудиторе и повернулась к шотландцу, щелкая двумя пальцами чтобы привлечь к себе внимание от созерцания мелькающего пейзажа за окном. - Во-первых, тебе надо прикупить соответствующий костюм для свадьбы. Хм, во-вторых, я хотела обновить свой гардероб. Ну, и пожалуй, в-третьих, мы давно с тобой не ходили по флорентийским магазинам - Довольно улыбаясь своей "гениальной" идеей, Цисси склонила голову набок и внимательно посмотрела в светлые глаза мужчины - Я хочу чтобы ты выглядел просто идеально перед Пьеро и моим отцом, назло им - Играючи поморщив носиком и едва прищурив взгляд, блондинка поправила ворот рубашки Тео, как с переднего сиденья раздался приглушенный смешок. - Что смешного, Антонио? - Вскидывая бровью и плавно переводя взгляд на зеркало заднего вида, поинтересовалась нимфа. - Ничего, сеньорита, ничего. Кстати, о Вас спрашивал сеньор Вольпе, и просил передать, чтобы Вы позвонили как пребудете во Флоренцию - От этих слов итальянка невольно съежилась на своем месте и заметно помрачнела в лице. В голове тут же начали возникать очередные разговоры отца Итало с ней и ее отцом о том, как же это было замечательно женить молодых. Пресвятая Мария, кажется только она - Нарцисса, и сам Итало, понимали насколько это глупая и просто чертовски бессмысленная затея. - Хорошо, попробую не забыть - Закатывая глаза к потолку и стараясь вновь вернуть себе былую радость, девушка переводит взгляд на Фрейзера и крепко обнимает того за руку. - Посмотрим сегодня вечером какой-нибудь фильм? - Жалобно глядя большими глазами на мужчину снизу-вверх, надеясь на его положительный ответ - Например, я вот думала о Звездных Войнах - Кладя подбородок на плечо шотландца и смотря куда-то в сторону, произнесла девушка и снова вздохнула - Как же я люблю Энакина - Тихо проворковала итальянка и закусила губу едва прикрыв глаза.

Спустя минут тридцать, или даже час, учитывая небольшую пробку, машина остановилась напротив семейного дома Аудиторе. Антонио покинул салон автомобиля, оставляя парочку наедине, чтобы открыть главные ворота для авто. И, пока он отсутствовал, итальянка смогла немного расслабиться и проявить волю - Ты практически всю дорогу молчал. Практически весь был где-то там, в себе. Определенно на тебе сказывается другое положение в машине, хм, в качестве пассажира, а не водителя - Пробубнив и усевшись поудобнее, практически вплотную, Аудиторе провела указательным пальчиком вдоль рубашки "друга" - Будь самим собой, ммм, на процентов семьдесят, договорились? - Улыбаясь, она поддается немного вперед и оставляет слабый поцелуй на щеке Теодора, как раз в тот момент, когда передняя дверь машины открывается и в салон садиться Антонио. Старик не подавая произошедшему виду, аккуратно заехал внутрь двора, где на крыльце стояла уже мать блондинки - Монет. Увидев ее через лобовое стекло, девушка радостно заерзала и поспешила быстрее покинуть машину. Выскочив из нее, когда та наконец-то остановилась и водитель дал добро выйти из авто, Цисси практически бегом подскочила к матери и крепко обняла. - Oh, la mia piccola principessa - Добро проговорила женщина, обнимая дочь в ответ и целуя в щеку. - Я так по тебе скучала. Почему ты так редко стала приезжать домой... - Поднимая свой взгляд поверх Нарциссы, Монет взглянула на появившуюся фигуру - Теодора, и выпустив своего ребенка из объятий, подошла к шотландцу - Sono molto lieto di accogliere un tale ospite nella nostra casa - По привычке быстро пролепетала сеньора Аудиторе и чмокнула мужчину в щеку - Ох, прошу простить меня, я и забыла, что ты плохо знаешь наш язык. - Вовремя поправила женщина себя и приобнимая Теодора, подозвала к себе Цисси - Как дорога, мои дорогие? Устали? Там сеньора Мария приготовила вам вкусный обед, так уж пойдемте быстрее в дом. - Ненавязчиво поторопила их хозяйка дома, чуть приостанавливаясь возле парадного входа - Лоренце, отнеси пожалуйста багаж вместе с Леоном в комнаты - Одарив дворецкого и сына улыбкой, Монет пропустила вперед Теодора и свою дочь.

+1

6

Большего на свете Тео любил два места на планете. Несмотря ни на что, Теодор безумно любил Шотландию. Ему нравилась ее история, ее традиции. Ему нравился его легкий шотландский акцент, которой он старался сохранить в своей речи. Да, он повидал не так уж много счастья на своей Родине, но все-таки что-то продолжала тянуть его туда. Как давно Фрейзер посещал Шотландию? В последний раз мужчина наслаждался видом улиц Глазго десять лет назад, перед самым отлетом в Италию. А ведь ему действительно хотелось вернуться туда, хотя бы на пару деньков. Хотя бы на пару часов. Но тот факт, что он покинул родные места не просто из-за непреодолимого желания путешествовать, останавливал его. Конечно, его старые друзья могли уже давно гнить в тюрьме или кормить червей где-нибудь в лесу, но все же лучше было воздержаться и оставаться на расстоянии от родной страны.
Так же Теодор любил Италию, любил Флоренции. Он чувствовал какую-то близость с этим городом. Смотря на многолюдные улицы, в его голову закрадывалась мысль, будто он жил здесь всегда и никогда не уезжал. Все было таким знакомым, родным что ли. Шотландец мог с уверенностью сказать, что почти каждая улица Флоренции хранит в себе какие-то важные для него воспоминания. Благодаря Нарциссе, которая никогда не могла просидеть лишнего часа в четырех стенах, он объездил этот город вдоль и поперек. И мужчина не жалел ни одной минуты проведенной здесь. Не жалел, что тогда, будучи девятнадцатилетним беспризорником, он выбрал именно Италию, чтобы укрыться здесь от всего мира. Италия - страна, заставившая его полностью переосмыслить свою жизнь, найти себя настоящего. Теодор всегда считал, что ему действительно повезло жить здесь. На удивление быстро он нашел себе работу( причем скорее приятную нежели трудную), довольно быстро нашел крышу над головой. Здесь он, после долгих лет скитаний, снова почувствовал себя нужным. Здесь он приобрел настоящего друга, которому всегда мог довериться и на которого всегда мог положиться. А ведь большего Фрейзеру и не было нужно.
- Знаешь, Цисси, я никогда не мог подумать, что так соскучусь по Италии. Наверное, я скучал даже сильнее, чем по Шотландии, - шотландец сам не понял, как эти слова сорвались с его уст. Ему не нужно было, чтобы Цисси отвечала на это. Тео просто нужно было сказать.
Его мысли снова вернулись куда-то в прошлое, но в более дальнее. Обычно детские годы стираются из нашей памяти. От них остаются лишь короткие отрывки, воспроизвести которые в мыслях становится с каждым годом все труднее и труднее. Но у Теодора все было совершенно по другому. Он помнил свое детство. Помнил настолько отчетливо, что мужчина порой сам не верил в это. Но он помнил. Помнил те дни, когда они с миссис Юэн жили Килуиннинге, вдалеке от всего мира, в своем маленьком домике, только вдвоем. Даже сейчас он удивлялся тому, как сильно его, абсолютно чужого ребенка, смогла полюбить эта женщина. При мыслях о миссис Юэн, сердце Тео сжималось. Он чувствовал сильное, необъяснимое чувство вины перед ней. Хотя, объяснение было довольно простым, по крайней мере для самого Фрейзера. Прошло уже больше двадцати лет со дня ее смерти, а он даже не удосужился за это время хоть раз сходить к ней на кладбище - не считая, конечно, тех побегов из детского дома спустя год после ее смерти. Кто ухаживает за ее могилой? Приносит ли ей кто-нибудь цветы? Просто приходит и разговаривает с каменным надгробием, уверенный в том, что это порадует ее дух? Но самое главное, что это был не он. Это был не ее мальчик, ради которого она бросила все, ради которого уехала так далеко от привычного и шумного города. У него ничего от нее не осталось. Даже фотографии. Даже какой-нибудь бесполезной железки. Она была лишь воспоминанием, горьким, но в то же время таким дорогим и милым сердцу.
"Вот на какие мысли наводит тебя смена обстановки, да, Фрейзер?" - мысленно заметил Теодор и продолжил смотреть в окно. Под боком что-то лепетала Нарцисса. Он лишь краем уха улавливал суть ее речей. Кажется, она составляла подробным план их завтрашнего дня. Мужчина лишь улыбался ее словам. Это было настолько в духе итальянки: планировать все и за всех, позже просто ставя этих людей перед фактом.
- Звездные войны? Ну, ради этого... как там его... Энакина я готов вытерпеть хоть все части, - ответил Фрейзер. Он не то чтобы не любил этот фильм, скорее он относился к нему совершенно равнодушно. Но ради подруги Тео готов был пересмотреть их снова и даже постараться не заснуть вначале.

В поле зрения шотландца наконец-таки показался до ужаса знакомый дом. Вот она - обитель семьи Аудиторе. Дом, в котором выросла Цисси и в котором, в некоторой степени, вырос и сам Тео. На лице у мужчины появилась довольная улыбка. Выслушав Нарциссу, Теодор усмехнулся и произнес:
- Всего лишь на семьдесят? А я-то собирался оторваться по полной... - он постарался изобразить грусть на лице, но у него это слабо получалось. - Ладно-ладно, я постараюсь быть нормальным. На все семьдесят процентов. Но ничего не обещаю.
Они вышли из машины. На крыльце у дома уже стояла миссис Аудиторе. Фрейзер медленно следовал за подругой, на огромной скорости убежавшей в объятия матери. Шотландец улыбался, глядя на эту семейную идиллию. И вот, наконец, и Тео получил свою долю внимания:
-Sono molto lieto di accogliere un tale ospite nella nostra casa. Ох, прошу простить меня, я и забыла, что ты плохо знаешь наш язык.
- Sono molto contento di rivederti, - улыбаясь, ответил Фрейзер. - Как видите, я смог продвинуться в изучении итальянского. Правда, всего лишь на одну фразу.
Не успели они с Нарциссой ответить что-нибудь еще, как миссис Аудиторе провела их двоих внутрь. Тео едва успел кивнуть в знак приветствия Леону, перед тем как они с Цисси направились в сторону просторной гостиной.
- А здесь будто бы ничего и не изменилось с тех пор, - весело произнес шотландец и приобнял Нарциссу, продолжая осматривать комнату.

Отредактировано Theodore Fraser (2015-05-12 13:00:19)

+1

7

Все-таки любовь - это нечто невероятное и приятное в жизни человека. Это чувство способно изменить нас, или наше будущее. Это чувство способно творить необъяснимые для понимания и логики поступки, потому именно оно является центром вдохновения для множества поэтов и художников. Ее нельзя увидеть и невозможно потрогать, но она живет в каждом из нас, - именно об этом Монет всегда говорила своим детям, когда по ночам укладывала спать. Просто кто-то способен впустить ее в свою душу и раскрыть объятья, идя навстречу неизвестности, а другие предпочитают сторониться. И, Нарцисса видела обе медали этого чувства, когда столкнулась с ним и испытала на себе. Сказать, приятно ли было почувствовать холод и безразличие к себе, когда ты всем сердцем любил человека и готов был совершить ради него что угодно, - нет, не приятно, и девушка запомнила эти ощущения. Запомнила так, что от подобных воспоминаний становилось неприятно и невыносимо грустно. У блондинки даже улыбка спала с лица на какое-то мгновение, пока она не поймала на себе обеспокоенный взгляд матушки. Монет знала, что пришлось пережить ее дочери, и она сожалела о том, что не смогла оказаться в трудный момент рядом. Сожалела, что не смогла поддержать и утешить, потому снова кратко взглянула на Теодора. Женщина знала этого мужчину, для нее скорее даже юношу, и мысленно благодарила, что тот всегда рядом с ее ребенком. Она доверяла ему, иногда относилась даже как к сыну, и это была приятная новость узнать, что Фрейзер прибудет на свадьбу Пьеро. Он всегда желанный гость в этом доме даже несмотря на то, что хозяин иногда относился к пареньку строго и в некотором роде сурово. Он стал практически членом этой семьи и поэтому муж женщины выделил ему спальню в главном доме, а не в крыле для гостей.
Звонкий, но сдержанный смех вырвался из уст хозяйки имения, когда Тео с акцентом проговорил на итальянском. Это всегда забавно выглядело в особенности, когда в голове женщины всплывали какие-то воспоминания с уроками итальянского для Теодора Фрейзера. - Необходимо пополнить твой словарный запас, если ты собираешься жениться на моей дочери - Снова с улыбкой отозвалась синьора, когда все трое оказались внутри здания и та заметила, как молодой шотландец приобнял Нарциссу. Все еще поглядывая изредка на дочь, беспокоясь о резкой смене ее настроения и пытаясь предугадать, что же в итоге этому послужило, Монет прошла чуть вперед "парочки" и вошла в гостиную. - Располагайтесь, скоро уже накроют стол, а я пока пойду и проверю все - Она подошла к Цисси и поцеловала дочку в щеку, после чего испарилась за двойными дверьми, которые вели прямиком в столовую. И, стоило только матери уйти, как Аудиторе немного облегченно вздохнула и поежила плечами от неловкости. Вырвавшись из объятий Тео, с улыбкой поглядывая в его сторону, она схватила с комода любимую отцовскую статуэтку в виде всадника, и провела по ней двумя пальцами. - Да, здесь правда ничего не меняется, хм, ну только если добавляется что-то новое - Вскинув бровями и словно вспоминая какой-то отрывок из прошлого связанного с этой безделушкой, итальянка закусывает губу и вскидывает бровями - Так, ладно. Пора прекращать предаваться ностальгии по былым временам. Нам надо тебя переодеть - Поставив статуэтку обратно на свое место, блондинка подошла снова к шотландцу и слегка прищурила взгляд - Не явишься же ты на обед в таком виде. Папочка примет подобное за дурной тон и снова выставит тебя из-за стола - Наигранная серьезность взыграла в голосе блондинки, после чего она схватила Фрейзера за руку и потянула за собой обратно из гостиной в коридор, затем по лестнице на вверх и миновав спальни братьев и свою, завернула в комнату выделенную для любимчика семьи. - Что касается вечернего просмотра фильма - Между делом проговорила Цисси, закрывая за собой дверь в спальню и тут же подлетая к шкафу. - Ты сам согласился смотреть со мной все части. За язык никто не тянул, поэтому будем смотреть все - Роясь в вещах, всякий раз морща носиком, если попадалось что-то не то, протараторила итальянка - И только попробуй заснуть, Теодор - Обернувшись к шотландцу лицом и держа в руках голубоватую рубашку, подытожила та. - На, примерь. Тебе должно это подойти, а я пока поищу брюки твоего размера - Благо у Фрейзера с Леоном был один размер и поэтому в подборе одежды для блондина особого труда не составит. А если опять вспомнить то, что мужчина всегда был желанным гостем в этом доме, то неудивительно, что матушка иногда приобретала одежду специально для Тео. Ну, мало ли какой случай, например даже сегодняшний обед. - Нашла - Ликуя своей находке, Аудиторе снова оборачивается к "другу" лицом и хмуря бровки, внимательно осматривает того с ног до головы. - Я думаю, сегодня нам нужно будет кое о чем поговорить - Наконец-то выдавила она это из себя, потому что всякий раз, когда в голове всплывали воспоминания о четырнадцатом февраля, решительность расставить все точки над i чудом испарялись. - А пока, примерь эти брюки, а я пойду поищу что-нибудь для себя - Снова как-то наигранно закатывая глаза и вздыхая, Цисси положила на кровать брюки и подошла к шотландцу - Встретимся в коридоре - Чмокнув Тео в щеку, она плавно направилась в сторону двери и задержавшись возле нее на мгновение, обернулась - Ну прям попахивает каким-то свиданием, не находишь? - Шутя отозвалась Нарцисса поворачивая ручку двери и выходя из комнаты. Только после этого, снова оставшись один на один с собой, итальянка немного изменилась в лице. То ли ее терзали непонятные ощущения по отношению к другу, который сейчас являлся для нее кем-то большим; то ли в резких переменах настроения был виновен приезд в родные стены; то ли еще что-то, чего Аудиторе никак не могла понять. - Надо завязывать с этим плохим настроением. У моего брата же свадьба, и я наконец-то дома, а рядом человек, который мне дорог - Мысленно проговаривала девушка, заходя в свою спальню и закрывая за собой дверь. Она еще минуты две неподвижно простояла на одном месте, осматривая комнату, после чего подошла к своему шкафу и принялась усердно искать что-то, что понравилось бы Теодору и чтобы одобрил отец.

+1

8

- Необходимо пополнить твой словарный запас, если ты собираешься жениться на моей дочери, - услышал за своей спиной Теодор голос миссис Аудиторе. Наверное, как любой нормальный человек, Тео должен был смутиться, тем более при тех обстоятельствах, при которых теперь развивались их отношения с Нарциссой. И шотландец смутился. Где-то в глубине души. Наверное. В общем, по его внешнему виду трудно было сказать, взволновала его эта фраза, брошенная хозяйкой дома как бы в шутку, или застала врасплох. Ухмыльнувшись, мужчина убирает руку с плеча подруги и, посмотрев на миссис Аудиторе, ответил тем, чем было, по его мнению, ответить правильней, - шуткой:
- Вы даже не представить не можете, насколько сильно я хочу жениться на вашей дочери. Но ведь она умна, чтобы держаться от такого, как я, на расстоянии длиною в дружбу, - возможно, в этих словах была доля правды, но об этой правде могли знать только Нарцисса с Фрейзером. Чтобы там миссис Аудиторе не говорила, даже в шутку, она видела в них лучших друзей, которые прошли вместе многое. Для нее между ними могла быть только дружба. По крайней мере так рассуждал сам шотландец. Может такие мысли помогали ему сохранять спокойствие, сдерживать свое переменчивое в последние дни настроение хотя бы в этом доме. Хотя бы перед этими людьми.
Мужчина перевел взгляд на юную итальянку, которой действительно плохо удавалось скрыть свое волнение. И это заметил не только Теодор, который мог быть возможной причиной, но и мать Нарциссы. В глазах синьоры читалась некая растерянность. С сильнейшим рвением она бы хотела помочь своей любимой дочери, разделить ее переживание вместе с ней, но казалось, будто сама Цисси этого не хотела. Даже во время перелета Нарцисса и Фрейзер общались довольно-таки мало, и это не только потому, что шотландец был угрюм или как обычно недоволен полетом, но и потому, что сама итальянка не стремилась нарушать тишину по пустякам. Казалось, что в молчании было легче. Легче забыть о том 14 февраля. Легче забыть о том, что дружбу их уже вряд ли удастся сохранить. Легче забыть о том, что они уже не станут такими как прежде.
Теодор проводил взглядом миссис Аудиторе, которая не спеша покинула гостиную, закрыв за собой двери. Шотландец окинул взглядом большую комнату еще раз, стараясь воспроизвести в голове все моменты, которые были с ней связанны. Хотя было ли это возможно? Вспомнить все? Он провел здесь четыре с небольшим года. С одной стороны, казалось бы, достаточно, а с другой - так катастрофически мало. Несмотря на то, что он был в этом доме всего лишь прислугой, именно здесь у него было все, чего ему так не хватало. Тео помнил, как ему не хотелось уезжать отсюда, покидать эти стены навсегда. Но он не показал этого никому, даже Цисси. Поставленный перед фактом, он просто согласился с подругой, поддержал ее, собрал свои вещи и снова отправился колесить, уже на этот раз по Соединенным Штатам. И вот, спустя шесть лет, Фрейзер снова здесь. В доме, который помог ему скрыться в свое время от прошлого.
- Так, ладно. Пора прекращать предаваться ностальгии по былым временам. Нам надо тебя переодеть, - услышав эти слова, Тео удивленно вскинул брови и посмотрел на нее взглядом, говорившем: "Совсем что ли сбрендила?"
- На кой черт меня переодевать? Я что плохо выгляжу? Все поглаженное, в машинке постиранное, одеколоном "облитое". Что тебе не нравится, не понимаю? - но кажется, Нарцисса уже не слушала его. Бормоча что-то себе под нос, девушка, вздернув к верху носик, направилась в неизвестном шотландцу направлении. Фрейзер лишь громко вздохнул и последовал за Аудиторе.
- Что касается вечернего просмотра фильма. Ты сам согласился смотреть со мной все части. За язык никто не тянул, поэтому будем смотреть все.
- Нет, Цисс, я засну, если мы снова будем смотреть все части. Засну в том же самом месте, где и всегда. А согласился я их смотреть только потому, что я был занят другими мыслями и ты сумела застать меня врасплох. Почему я все это говорю? Да для того, чтобы мои речи казались тебе логичными, - в этот же момент в руки ему была вложена голубая рубашка, которую он старался изо всех сил не помять. Один, даже самый мелкий признак неопрятности приведет к тому, что мистер Аудиторе с легкостью прочтет ему нотации, а после культурно отправит ко всем чертям.
- Я думаю, сегодня нам нужно будет кое о чем поговорить, - эти слова снова вернули его в реальность, из которой Тео старался сбежать.
- Да, ты права. Поговорить действительно нужно, - аккуратно кладя рубашку на диван, Фрейзер, расстегивая верхние пуговицы своей, якобы неподходящей рубашки, принимает и пару брюк, которые ему протягивает Цисси.
- Как удачно, что у нас с твоим братом один размер. Ну, для тебя удачно, что я могу одолжить его шикарную, в отличие от своей, одежду, - бросив свою верхнюю одежду на стоящее рядом с диваном кресло, шотландец примеряет выданную ему рубашку и, повернувшись к Нарциссе, отвечает ей: - Да, вот только света многовато. Мы то привыкли к другим свиданиям.
Переодевание заняло у Фрейзера не много времени. В отличие от своей дорогой подруги, ему не нужно было освежать макияж, прическу и что там вообще еще девушки освежают. Перед выходом из комнаты, он лишь провел рукой по волосам, надеясь хоть как-то пригладить этот "беспорядок". Однако, как оказалось позже, торопиться ему было не к чему, так как Цисси здесь все еще не было. Удивляться было, в принципе, нечему, девушки ведь никогда не собираются быстро. Таковы законы этой Вселенной.
Ожидание Теодора вовремя сумел скрасить Леон, который сумел выбрать самый нужный момент для разговоров. С Леоном у Фрейзера были вполне хорошие отношения. Они часто проводили время в одной компании, на одних и тех же вечеринках, на которые его конечно же вытаскивала его младшая сестра. Они были в какой-то степени похожи с Цисси, наверное поэтому шотландцу и удалось наладить хорошие отношения именно с Леоном. Тео не успел заметить, как они с Аудиторе успели разговориться и начали вспоминать те самые годы, обсудили те моменты, когда шотландец покинул дом итальянской семейки и как сложилась его судьба. Так же Фрейзер с несвойственной ему внимательностью выслушал Леона и его повествования на те же самые темы, о которых минутой раннее разглагольствовал и он сам.
- Господи, твоя сестра самая настоящая копуша.
- Таковы все женщины, а тем более итальянки. Для них нет ничего важнее, чем их внешний вид. Тем более, когда намечается нечто важное, - с улыбкой ответил Леон.
- Мы просто обязаны ее поторопить. Люблю смотреть, как она морщит носик от негодования, - мужчина не спеша направились к двери, ведущей в комнату Нарциссы. - Цисс, ты там скоро? Мы с твоим братом уже успели обсудить наше прошлое, настоящее и даже планы на будущее. Причем оба.
- Affrettatevi, mia cara sorella. И кстати, ты зря говорила, что Тео стал только хуже. Не такой уж он и идиот. (реакция Теодора)
- Она называла меня идиотом?
- Видимо, когда ты ее чем-то выводил, - смеясь произнес Леон.
- Да разве я могу кого-то вывести? От меня ведь так и исходят флюиды спокойствия, - изобразив на лице серьезную мину, Тео артистично устремил задумчивый взгляд в сторону, а после, постучав в дверь, добавил: - Зачем ты жалуешь на меня брату? Выставляешь меня каким-то ненормальным. Он ведь и сам это прекрасно знает.

Отредактировано Theodore Fraser (2015-06-01 17:57:34)

+1

9

Внешний вид.

http://funkyimg.com/i/XEat.png

Дом - как много смысла заложено в этом маленьком слове, окутанном таким теплом и уютом, которое мы нигде и никогда не встретим. Всегда, когда мы возвращаемся в место нашего счастливого и светлого детства, накатывает множество разносторонних эмоций и воспоминаний - это могут быть хорошие, согревающие и вызывающие улыбку; могут быть плохие, которые заставляли учиться и расти. Мы с трепетом относимся к каждой вещи в родном гнезде, бережно храним всякую мелочь, которая напоминает о каком-то определенном дне. Дом - это наша сокровищница, и потому Нарцисса всегда с такой радостью возвращалась к родителям. Каждый раз, когда появлялась удобная возможность, она собирала свои вещи и покупала билет на первый же рейс, с детским нетерпением поглядывая за борт самолета. Эта девушка, а может уже правильнее будет сказать - женщина, очень любила Италию, и кажется она ни на какие богатства мира не променяет свою родную землю. Даже сейчас, пока ее ловкие ручонки шурудили по одному из шкафов в поиске наряда, блондинка задумчиво размышляла о том, что ближе к своим сорока годам она плюнет на эту Америку и все, что с ней связано. Просто пошлет эту страну к чертям собачьим, соберет вновь чемоданы и вернется с концами домой. Вернется - это итальянка знала точно, потому что желание обрести спокойствие и гармонию в душе перевешивало все остальное. И, возможно она сейчас снова делала какие-то поспешные выводы под воздействием воспоминаний; возможно, вернувшись обратно в штаты - это желание в очередной раз ляжет на дальнюю полку; а возможно ничего не измениться и Цисси будет с трепетом в груди ждать своего сорокалетия. Сейчас трудно было все-таки рассуждать на данную тему, потому что в голове, по мимо радости возвращения домой, крутились мысли про скорую свадьбу брата, а также Теодор, который практически заполонял все уголки разума. Из-за чего блондинка опять замерла в одной позе и закусила свою губу, когда вспомнила, что какие-то непонятные чувства просыпаются всякий раз, стоило лишь взглянуть в светлые глаза шотландца. Она опускает свои руки, делает небольшой шаг назад и прямо садиться на пуфик, который был расположен позади. Подперев ладонями щеки, Нарцисса прикрыла свои глаза и постаралась расслабиться. Расслабиться, чтобы просто перенастроить себя и свои мысли. Вдох-выдох. Вдох - выдох. Провести ладонью по личику и чуть опрокинуть голову назад, чтобы открыть глаза и посмотреть на белоснежный потолок. Минута. Две. Кажется прошло уже целых пять, когда она вновь возвращается в нормальное положение и смотрит на полки перед глазами. Дом - как много смысла заложено в этом слове, но еще больше смысла закладывается во влюбленности. И, как только озарение приходит в светловолосую головушку, Аудиторе резко подрывается с места к зеркалу, которое весело на противоположной стороне стены гардеробной комнаты. Облокотившись ладонями по оба края гладкой поверхности, Нарси внимательно посмотрела в свое отражение и закрыла глаза. Она просто чисто интуитивно представила какого это... Какого это снова оказаться влюбленной: хорош или плохо? Если вспомнить предыдущий опыт, который закончился тотальным фиаско благодаря семейке, то можно ли рассчитывать, что сейчас что-то измениться. Можно ли допустить себе снова кого-то полюбить не из своего круга, или лучше попытаться затушить просыпающиеся чувства к Теодору ради него. И, ради себя тоже.
Открыв глаза и снова смотря на свое отражение, замечая, как губы вздрагивают в легкой улыбке, а мысли постепенно рассеиваются и оставляют после себя приятное спокойствие. Ее не тревожит сейчас то, что мать была взволнована последними событиями в жизни итальянки; свадьба брата отошла немного в сторону, а боязнь проявить чувства к человеку, которого знаешь практически всю жизнь - померкли. Ведь если подумать, то Фрейзер практически стал членом этой семьи. Его прекрасно знал отец. Его любила мать. Его поддерживал Леон. Даже Пьеро  проникся к шотландцу симпатией, коль даже не возразил, когда Цисси сообщила о намерении приехать вместе с ним. Создавалось ощущение, что именно к этому вся их дружба и приближалась, давая возможность абсолютно всем сторонам притереться друг к другу, понять и принять. Так же, у Теодора было огромное преимущество - это его гражданство, он был не американцем, даже не канадцем, а был гребанным шотландцем. И Аудиторе знала, что у папочки были партнеры в Эдинбурге. Кажется самые старинные и верные, из-за чего Джиэнмарко наверно с такой легкостью смог принять блондина в своем доме, - отец просто знал, что этим людям можно довериться.
Снова улыбка проскользнула на лице, такая легкая и непринужденная, после чего Цисси отошла от зеркала и вернулась к поиску одежды. Она буквально перерыла весь свой гардероб, пока не наткнулась на свое любимое черное платье. Взяв вешалку в руки и направившись к выходу, блондинка схватила попутно с полки туфли, входя обратно в комнату. Аккуратно положив платье на кровать и рядом поставив на пол туфли, она подходит к трюмо. Кончиками пальцев проводя по поверхности стола, неторопливо и с такой ленью, что ли, Нарцисса осматривает лежащие на нем парфюмерию и косметику. Сесть за этот самый стол, собрать волосы в пучок и плавно взять кисточку, чтобы начать приводить себя в полный порядок. Господи, она будто бы правда собиралась на свидание. Хм, а может действительно сходить с Теодором куда-нибудь вечером? Бросить эту затею с фильмом, который он на дух не переносит. Вообще странно, ведь Звездные Войны настоящая классика у которой миллионы фанатов по всей планете. Нет, не понятно ей эта не любовь Фрейзера к данной ленте. И, буквально с этими мыслями, Аудиторе наводила красоту, не замечая элементарного - времени. Кажется с ее сборов уже прошел целый час, а может и полтора. - Последние штрихи и... - Мысли не успевают закончится, когда в дверь раздается стук, а затем мужской голос. Вздрогнув на месте, блондинка оборачивается, но молчит. Берет в руки баллончик лака для волос и снова мужской голос, только уже принадлежащий Леону. - Отлично, нашли друг друга - Закатив глаза, но так и не проронив слова, она продолжает заниматься своим делом. Уложив волосы, итальянка подходит к кровати и особо не торопясь снимает с себя одежду в которой прилетела. Снова голоса, которые заставляли одновременно нервничать и злиться. - Lo farò presto - Быстро отзывается она на родном языке, обращаясь скорее к брату, чем к Теодору. - Bene - Леон ухмыльнулся и скрестив руки на груди, отошел к противоположной стене, облокачиваясь на нее. - Она говорит, что скоро, друг - Взмахнув пальцами руки и закатив глаза, итальянец мысленно посочувствовал своему товарищу. Тем временем, Нарцисса уже практически собралась и оставалось лишь пара деталей, как внезапно снова послышался голос Фрейзера. - Потому что ты идиот - Отмахнувшись, блондинка обувается и подходит к зеркалу, чтобы поправить платье и довершить образ краской помадой. - Ну, вроде бы все - Пробубнив себе под нос и делая глубокий вдох, девушка подходит к двери и повернув ручку, открывает ее - Я готова - Довольная и победоносная улыбка засияла на лице, после чего Нарси выходит в коридор и практически сразу кидается в объятья своего брата - Ehi-ehi, io sono contento di vederti - Подхватывая сестру, проговорил мужчина и посмотрел на Теодора - Отпускай ее чаще гулять со мной в Сакраменто, а то вон, как сестричка истосковалась по мне - Леон чуть расслабил руки и нежно поцеловал младшую сестру за ушко - А ты чаще к нам в гости заходи, а не по клубам шляйся - Высвободившись наконец из объятий, Цисси прокрутилась вокруг своей оси перед Фрейзером и братом, после чего немного неуверенно проговорила - Ну, как? - Делая глубокий вдох так, что грудь невольно возвысилась, она поочередно смотрела то на одного, то на второго - А не слишком ли у тебя грудь открыта, cara mia? - Итальянец вскинул бровью осматривая наряд блондинки, а после перевел плавно взгляд на Теодора - Конечно, если ты одела это платье для соблазнения нашего друга, хм, у тебя это получается - Расплывшись в широкой улыбке, Леон едва прищурил взгляд переводя его с друга на свою сестру и обратно. Уж кого-кого, а итальянца точно не обмануть. По взглядам этих двух понятно и так, что между ними какая-то химия. - Ладно, прекращай глазеть на мою сестру. Пошлите уже вниз - Размяв шею, Леон двинулся вперед, а следом за ним Нарцисса, которая старалась идти рядом с Тео. - Ты хорошо выглядишь. Я знала, что этот цвет подойдет. А еще ты привел в порядок волосы, молодец - Тихо прошептала та и едва повисла на руке шотландца, совсем чуть-чуть прижимаясь головой к его плечу.

- Ну наконец-то - Раздался женский голос сеньоры Аудиторе. Женщина с доброй улыбкой посмотрела на вошедших в столовую и жестом поторопила присаживаться за стол. Во главе сидел хозяин дома, отец, который с кем-то разговаривал по телефону. Недалеко от него уже сидел Пьеро со своей невестой Паолой и ее родителями. Заем Леон отделился от Нарциссы и Теодора, садясь на свое любимое место. - Нарцисса, моя дорогая и милая сестра - Пьеро взглядом улыбнулся девушке, после перевел взгляд на Фрейзера и вежливо поприветствовал его кивком. - Я рада вас всех видеть - Отозвалась она, потянув шотландца за собой к столу, садясь недалеко от отца, который как раз закончил разговаривать по мобильному. - La mia piccola principessa! Sono così felice di vederti. Come stai? - Чуть привстав со своего места, мужчина поддался немного вперед и приобнял свою дочь, целуя ее в макушку головы - Все хорошо, пап. Медленно продвигаюсь к своей мечта - Взгляд девушки снова засиял и наполнился радостью. Все-таки дом и семья - это действительно самое ценное в жизни. Особенно, когда вы все вместе собираетесь за большим столом. - Да, я видел твои продвижения. Кто же этот "мастер", который снимает такие видеоклипы для тебя? - Сеньор Аудиторе даже сначала не заметил Теодора. Не потому, что он его игнорировал, или ему было неинтересно обременять себя лишним приветствием, а потому что действительно не заметил. - Пап, вообще-то мастер сидит рядом - Толкнув слегка Фрейзера плечом и кивком показывая на него отцу - О - Всего лишь произнес тот, когда перевел взгляд на знакомую фигуру. - Приветствую тебя, Теодор. Я совсем запамятовал со своими делами деталь, что ты сопровождаешь мою дочь на свадьбу моего сына. Что же, значит, это твоих рук дело, эти клипы? - Немного хмуро смотря на шотландца, он хотел уже что-то добавить еще, но тут его одернула жена, которая попросила оставить все разговоры о работах на потом.

+1

10

Нет в человеке ничего более сильного и вечного, чем воспоминания. Даже такое чувство, как любовь, которое люди очень часто переоценивают, со временем может остыть, и единственное, что может помочь оживить любовь, - это воспоминания, пережитые вами вместе с вашей второй половинкой. Нет надежнее хранилища для этих жизненных момент, чем сердце человека. Даже на одре смерти, лежа на больничной койке или сидя перед окном, выходящем на густой и спокойный лес, мы, закрыв в последний раз глаза, с легкостью воспроизведем каждую важную минуту нашей жизни, чтобы осознать, что свой срок ты прожил не напрасно. Нет лучшего источника, из которого мы "черпаем" эти самые воспоминания, чем наши близкие и родные, которые всегда готовы разделить наши радости и невзгоды. Нет лучшего источника, чем сама жизнь, которую мы, в отличие от любви, слишком часто недооцениваем.
Фрейзер всегда считал, что жизнь подкинула ему весьма паршивый ход развития его истории. Он не рос в любви и заботе. Его никто никогда не учил различать хорошее и плохое. Никто не готовил его к тому, что ждет его во взрослой жизни. Теодору приходилось искать все ответы самому, и шотландец был уверен, что он нашел неверные решения своих жизненных задач. Тео никогда не жаловался на жизнь кому-либо, но и расхваливать ее он не торопился. Но почему-то, вернувшись в эту страну, в этот город, в этот дом, шотландец почувствовал, как спокойствие медленно, но верно овладевает им. Осматривая уже знакомые ему стены особняка и замечая на своих губах довольную ухмылку, мужчина чуть ли не впервые ловит себя на мысли, что его жизнь действительно хороша. Что, из-за некоторых своих поступков, он, возможно, был достоин куда меньшего. Что он может назвать себя вполне счастливым человеком, несмотря ни на какие трудности, оставшиеся где-то в прошлом и ожидающие его еще в будущем.
"Да, чудак ты все-таки, Фрейзер", - смеясь подумал Тео, как вдруг от мыслей его отвлек звук открывающейся двери.
- Ну наконец-то, а то я думал, что... - готовый было сказануть одну из своих фирменных шуток, шотландец застыл на месте с отвешенной челюстью, когда в коридоре наконец показалась Нарцисса. Пропуская мимо ушей итальянские речи, которые в нормальной ситуации он попросил бы перевести, Фрейзер отвечает легким положительным кивком на просьбу Леона отпускать сестру погулять в его компании. Обычно Теодору всегда находилось, что сказать, но видимо сейчас над ним довлело слишком много фактор, мешавших ему острить и вообще вести себя как обычно. Спрятав руки в карманы брюк, мужчина покачнулся немного назад, после чего постарался растянуть губы в привычной улыбке, что, видимо, не очень хорошо у него получалось.
- А... а тебя там не продует, а то здесь все так открыто, - Тео провел пальцем по рубашке в районе "декольте". - Может нам платок взять или шарф? - проведя рукой по волосам, шотландец усмехнулся и продолжил: - Не обращай внимания, у меня просто нет слов, в общем-то. Ты хорошо выглядишь, мне нравится. Даже очень. - Еще бы тебе не понравилось! Убери эту глупую физиономия с лица, придурок, - пронеслось в голове у Теодора.
Не став больше тратить время на болтовню, троица начала медленно направляться к лестнице. Почувствовав, как тонкие пальцы Нарциссы начинают обвивать ее руку, мужчина повернул голову в ее сторону.
- Ты хорошо выглядишь. Я знала, что этот цвет подойдет. А еще ты привел в порядок волосы, молодец.
- Рад, что ты заметила мою шикарную прическу. Я хотел было еще лаком их залить, но не смог его, - проведя рукой по спине итальянки, Тео сделал глубокий вдох: "Это еще только начало, Фрейзер, все веселье еще впереди".

Войдя в столовую, Теодор легонько протолкнул Нарциссу слегка вперед, после чего, заложив руки за спину, не спеша последовал за ней. "Ну вот и вся семья в сборе", - подумал шотландец, оглядывая каждого присутствующего в комнате. Вот и сам виновник грядущего торжества Пьеро, сидящий рядом со своей невестой Паолой, если Тео не изменяла память. По рассказам Цисси, она была хорошей девушкой и они с ней были вполне хорошими подругами. Но вряд ли эта информация понадобится шотландцу, так как Пьеро явно не позволит своей невесте остаться с ней наедине и миленько поболтать. Все-таки братской любви он к нему никогда не испытывал. Скорее всего Пьеро просто смирился с существованием такого персонажа, как Фрейзер, в жизни его любимой сестры.
Тео не успел и заметить, как Нарцисса уже потащила его за собой к столу, к местам, располагавшимся рядом с главой семьи, который в этот момент разговаривал по телефону. Но стоило парочке усесться за стол, как сеньор Аудиторе полностью отдал свое внимание дочери. Пока шотландцу удавалось оставаться незамеченным, он наблюдал за Нарциссой. Тео давно не видел ее такой счастливой. Сейчас ее глаза искрились такой детской радостью, а с лица не сходила радостная улыбка. И видимо часть этого позитива начала постепенно передаваться и Теодору, отчего напряжение начало уменьшаться. Однако долго в таком облегченном состоянии ему не удалось остаться.
- Да, я видел твои продвижения. Кто же этот "мастер", который снимает такие видеоклипы для тебя? - эта фразы, а точнее холодный тон, с которой были сказаны эти слова, дали Теодору понять, что его клипы явно пришлись не по вкусу сеньору Аудиторе. "Только молчи, Цисс, молчи", - мысленно взмолил Фрейзер.
- Пап, вообще-то мастер сидит рядом. - Твою ж мать.
- О! Приветствую тебя, Теодор. Я совсем запамятовал со своими делами деталь, что ты сопровождаешь мою дочь на свадьбу моего сына. Что же, значит, это твоих рук дело, эти клипы? - его хмурый взгляд, казалось, мог бы прожечь Теодора насквозь, если бы в нужный момент мужа не одернула сеньора Аудиторе.
- Да, мистер Аудиторе, это... моих рук дело, - Фрейзер улыбнулся и продолжил: - Возможно, один из клипов, ну или все три клипа показались вам слегка эпатажными, но это именно то, что хочет видеть зритель и что ему действительно нравится. Я всего лишь помогаю вашей дочери приблизиться наконец-таки к своей мечте.
- Да, папа, Теодор прав. Американский зритель нынче слишком развращен. Им подавай побольше эпатажа и скандальности, - решил вставить свои пять копеек Леон, за что Тео был ему премного благодарен.

+1

11

В определенный период родители начинают осознавать, что их маленькое чадо выросло и готово отправиться в свободный полет; - в такие моменты каждый родитель старается отсрочить уход ребенка из-под заботливого крыла. Иногда, такая чересчур внимательность и проявление родительских обязанностей портит в будущем отношения, а иногда наоборот, вызывает желание подольше задержаться в теплом гнездышке. И, так вот повелось, что Нарциссе уже двадцать семь лет, она взрослая женщина у которой есть любимая работа, квартира и так далее по списку, но невзирая на возраст она до сих пор держится ближе к отцу и матери. Она до сих пор покорно слушается их, старается угодить практически во всем, чтобы в определенный момент папочка погладил по голове и сказал "какая молодец". Хорошо ли это, или наоборот, плохо - неизвестно, но факт остается фактом, Аудиторе совершенно не готова до сих пор вести самостоятельную жизнь. Она никогда и не будет готова, потому что знает, что отец всегда готов подставить свое плечо для твердой опоры и помочь своей принцессе преодолеть любые трудности и препятствия. Что далеко ходить, давайте обратим внимание на старшего сына в этой семье - Пьеро, - он был самостоятельным, ответственным и уже давным-давно полагался только на свои силы, лишь в крайних случаях и при помощи уговоров невесты обращался за помощью к родителям. Иногда, глядя на него своими большими голубыми глазами, Нарси задавалась вопросом: как у него это выходит. Как Пьеро справляется со всем тем, что сваливается на наши плечи в реальном, взрослом, мире? Девушка восхищалась своим братом, порой даже завидовала его зрелости и ответственности, но тем не менее продолжала полагаться на руку отца и матери. Что опять далеко ходить, давайте вспомним о лучше подруге, у которой уже имелся ребенок и муж, и кажется она вполне счастлива и довольна своей жизнью, а Аудиторе... Аудиторе же продолжала бегать от одного хобби к другому, от одного изучения к другому, так до сих пор и не найдя толком своем место под солнцем. Ей двадцать семь лет, а она до сих пор находилась в активном поиске. Ей двадцать семь лет, а она до сих пор играет в видеоигры, ездит на игровые выставки и участвует в различных игровых конкурсах. Ей двадцать семь, а она до сих пор боится признаться себе в том, что давным-давно испытывает к Теодору не просто какую-то там дружбу (хотя друг он был шикарный). Глупая, маленькая и наивная дурочка, которая привыкла прятаться за юбкой матери и спиной отца.
И на самом деле, итальянка задумалась обо всем этом, пока отец и Теодор сверлили друг друга взглядом. Джиэнмарко всегда относился скептически к шотландцу, считал его недалеким и несерьезным только потому, что он был не из того круга. Глупые ярлыки, но они очень характеры для аристократии, которая при любой удачной возможности ставит себя выше остальных. Конечно, это далеко не правильно, и на дворе не пятнадцатый - семнадцатый век, но старые привычки у главы семейства Аудиторе не отнять. Потому на помощь всегда приходила Монет, более приземленная и добродушная к любому сословию. - Мальчики, давайте мы не будем о работе за столом? - Тихим голоском пролепетала сеньорита Аудиторе, которую кажется никто не слышал. - Я всегда говорил, что Америка портит людей.   - Отозвался Джиэнмарко на слова Леона, а затем снова перевел взгляд на Теодора. Минута. Две. За столом снова образовалась напряженная тишина, которую даже заметила Нарси. Она резко оторвала свой взгляд от тарелки и хмурясь, осмотрела присутствующих. Насколько блондинка себя помнила - ей всегда не нравилось, когда разговоры за столом крутились вокруг ее персоны. Особенно, если на лице отца читается открытое недовольство и возмущение. - Ты определенно талантлив, Теодор, и я благодарен, что ты помогаешь моей дочери в достижении цели, но не таким путем. Я против-то был ее желания участвовать в Бурлеске - Сеньор Аудиторе откинулся на спинку удобного стула и закинув ногу на ногу, положил руки ладонями вниз на колени. - Папа! - Наконец-то подала голос итальянка и пристально взглянула в глаза отца, который лишь ухмыльнулся и пожал плечами. И честно говоря, сейчас Цисси действительно не хотелось вспоминать тот громкий скандал, когда она заявила, что уезжает с Джеммой покорять мир с шоу-бурлеск. В тот роковой день нервы потрепались практически у всех, даже вечно невозмутимый Пьеро сорвался на крик и упрек в грубой форме, что уж говорить тогда об эмоциональных отце и дочери. - Amore mio, может ты разольешь вина? - Снова подала голос синьора Аудиторе, и в этот раз супруг ее услышал. Мужчина привстал с места, чтобы взять бутылку вина их семейной марки и вытащив пробку, кивнул присутствующим поднять бокалы. Мысленно, Нарцисса сейчас благодарила мать и Бога, что небольшая перебранка за столом осталась позади. В конце концов, итальянка оставила сейчас Бурлеск позади и принялась осваивать не только сцену в качестве певицы, но и погрузилась в игровую индустрию.
Получив свою порцию вина, девушка повернулась к Тео и взглядом попросила прощение за небольшой инцидент. Почему-то она была уверена, что отец так накинулся не потому, что не любил шотландца, а потому что опять-таки проявлял чересчур много внимания и заботы к ребенку, которого до сих пор не готов был отпускать в свободное плаванье. - Давай сбежим после ужина из дома? - Шепнула та на ухо Фрейзера и чуть улыбнулась. Идея была хорошей по ее мнению, так они хотя бы смогут отдохнуть от суматохи и напряжения, которое буквально царило сейчас над столом. Отец о чем-то беседовал с Монет; Леон и Пьеро перекидывались планами о предстоящем мальчишнике, а точнее только о некоторых деталях, о которых должна была знать Бьянка, и только Цисси с Тео сейчас казались белыми воронами среди остальных. Положив свою руку на колено блондина и закусив губу, она внимательно заглянула в его светлые глаза и чуть поморщила носиком - Все равно тут будут разговоры о предстоящей свадьбе и так далее, а потом мне еще в Остин опять возвращаться до своего дня рождения.. Ну, что скажешь? Устроим прогулку по родным нам местам - Голос продолжал держаться шепотом, потому что подсознательно Аудиторе понимала, услышь это Джиэнмарко, то сразу бы запер двоих в разных комнатах и еще бы поставил охрану. А все потому, что в прошлом эта парочка частенько нарушала правила дома, и на их счету не один, и даже не два, побега.

+1

12

Семья. У каждого человека она разная, у каждого свои представления об идеальной семье. Но общим остается одно: семья - это самое дорогое, что есть в жизни человека. Это самые важные в жизни каждого люди. Люди, которых мы любим и которыми дорожим, несмотря на все их недостатки. Теодор никогда не знал, каково жить в семье. Он никогда не принимал участие в семейных мероприятиях. Никогда не получал открыток на день рождения. Никогда не украшал елку на Рождество и Новый Год. Никогда не висел на телефоне, тратя часы на разговоры с родственниками, живущими где-то далеко. И в детстве и подростковом возрасте шотландцу было глубоко наплевать на тот факт, что он совершенно один в этом мире. Что старость он может провести в полном одиночестве, словно отшельник, сошедший с ума от вечной тишины родного дома. Ему никогда не приходила в голову мысль попытаться отыскать свою настоящую мать, которая бросила своего, возможно, единственного ребенка. А вдруг у него есть сестра или брат, или все сразу? Жива ли вообще эта женщина? Сожалеет ли о том, что сделала и хочет ли найти брошенного сына? Или может она даже не помнит о нем? Думал ли Фрейзер, что он сможет полюбить свою настоящую мать или хотя бы подружиться с ней? Как бы ужасно это не звучало, но мужчина не хотел заводить с ней каких-то нежных отношений. Он не прыгнул бы ей на шею и даже не обнял бы при встрече. Нет, ему не было это нужно. Ему так же не нужны были ее извинения или попытки оправдаться. Тео просто хотелось увидеть ее и спросить. Спросить, почему она оставила его тогда? Почему не попыталась разыскать раньше и пытались вообще? Помнила ли она о том младенце, которому она подарила жизнь и в итоге бросила на произвол судьбы? Помнит ли она лицо такого же гуляки, как и она сама, который являлся его отцом? Подобные мысли редко посещали Теодора. Но сейчас, сидя здесь, в окружении семьи Аудиторе, которую поистине можно было назвать идеальной, Фрейзер не смог не погрузиться в подобные размышления. Они действительно были идеальными для Тео, и даже оставшиеся позади годы не смогли нарушить эту идиллию. Находясь в их кругу, шотландца всегда переполняли приятные эмоции, и в то же время мужчина понимал, что в какой-то степени он завидует Нарциссе. Завидует Леону. Пусть они приняли его однажды, парня с улицы с сомнительной репутацией, и относились к нему всегда как к другу и иногда даже казалось, что как к члену семьи, Теодор все равно чувствовал, что здесь он чужой человек. И в этом не было их вины. В этом даже не было вины сеньора Аудиторе, который и сейчас относился к нему с предвзятостью(а ведь уже успел привыкнуть к шотландцу) или Пьеро, который его недолюбливал. Дело было в реальности. Он - действительно чужой человек здесь. У него совершенно не то воспитание, совершенно не те манеры и интересы. Но Тео был благодарен этой семье хотя бы за то, что они старались, а некоторые из них и до сих пор стараются сгладить этой барьер. Сеньора Аудиторе в свое время практически заменила ему мать, Нарцисса и Леон подарили ему настоящих друзей. Шотландец любил эту семью, несмотря ни на что. И он был безумно счастлив оказаться в этом кругу. Был безумно рад увидеть улыбку сеньоры. Был безумно рад снова пройтись по этому дому. Был безумно рад снова поспорить с сеньором Аудиторе.
- Я всегда говорил, что Америка портит людей, - голос хозяина дома заставил вернуться Теодора из своих мыслей. Переведя свой взгляд на мужчину, Фрейзер начал внимательно выслушивать его речи. - Ты определенно талантлив, Теодор, и я благодарен, что ты помогаешь моей дочери в достижении цели, но не таким путем. Я против-то был ее желания участвовать в Бурлеске.
- Мне кажется, что вы зря так наседаете на дочь. Не обижайтесь за некоторую вульгарность этой фразы. Как вы уже сами отмечали, Америка портит людей, - ответил шотландец после недолгой паузы. - Да, возможно, бурлеск был не совсем тем стартом, который вам хотелось бы видеть. Но мне кажется, что вас должно радовать, что ваша дочь решила идти к своей мечте через тернии к звездам.
- То есть, будь ты на моем месте, ты был рад видеть свою единственную дочь в подобном виде развлечений второсортного класса?
- Возможно, изначально я бы немного удивился, мягко говоря, ее решению, но... но в итоге я все-таки поддержал бы свою дочь, если бы она была у меня. Это ведь ее жизнь и ей решать, что ей нравится, а что нет. Замечания лишь подстегивают детей идти против родителей, - шотландец старался держаться непринужденно, словно он обсуждает с Цисс, какую рубашку ему лучше надеть завтра. Он знал, что его мнение вряд ли найдет положительный отклик в душе сеньора Аудиторе, но почему-то в это раз Тео не смог заставить себя молчать. - И к тому же, в зря наговариваете на бурлеск-шоу, где работала Нарцисса. Это было и остается хорошим шоу и совсем не второсортным...
- Я люблю свою дочь, поэтому я стараюсь указать ей верный путь, - неожиданно перебил Тео сеньор Аудиторе, одарив шотландца серьезным взглядом.
- Поверьте, я не сомневаюсь в вашей любви. Но ваши дочь уже выросла. А у взрослых детей есть непреодолимое желание принимать собственные решения , - Тео не успел получить словесный ответ на свои слова, потому что сеньора Аудиторе вовремя сменила тему. Фрейзер откинулся на спинку стула. Наверное, он зря высказался. Хотя с другой стороны, ему бояться? Он не сказал ничего плохого. Шотландец видел, как Цисси иногда страдала из-за того, что ее отец до сих пор не мог принять ее профессии. А он не хотел видеть ее такой опечаленной, тем более из-за такой глупости. Теодор привык заступаться за девушку и ему это нравилось. Что же он мог с собой подделать?
- Давай сбежим после ужина из дома? - после услышанной фразы Фрейзер приложил все возможные усилия, чтобы не открыть от удивления рот.
- Ты думаешь, что Пьеро и твой отец смог отвлечься от нас хоть на секунду? Тем более после моей речи, - улыбаясь, шепотом ответил Тео. На самом деле ему очень понравилось предложение Цисси. Действительно хотелось вырваться в город и побыть только вдвоем, не бояться сказануть лишнего или казаться придурковатым.
- Разве я могу отказаться о такого предложения. С тобой я готов сбежать хоть на край света, ты же знаешь.

+1

13

В каждой семье с богатой историей имеются свои правила и какие-то свои традиции, которые испокон веков четко и трепетно соблюдаются. И, сколько бы лет не прошло, какой бы год и век на дворе не бы - она будет придерживаться своих принципов в абсолютно любом вопросе и положении. К подобным семьям относились и Аудиторе, фамилию которых знал практически каждый коренной итальянец. Джиэнмарко мог часами разговаривать об истории своего рода, ровно как и сама Нарцисса, которая еще с малых лет углубленно изучала древо дома Аудиторе. Ее настолько всегда захватывали письма, дневники и исторические факты, которые оставили после себя предки, что она порой могла выпасть из реальности - мысленно отправляясь в определенные века и года. Не однократно итальянка рассказывала одно и тоже Теодору, раз за разом, с большим восхищением и увлеченностью, иногда вовсе забываясь о существовании реального мира. Таким же был и Леон, правда он не говорил о достижениях своего рода на каждом углу, да и вообще крайне редко показывал свое уважение к предкам, потому что предпочитал подобные чувства и эмоции держать при себе. Лишь сестре иногда удавалось заметить, как старший брат часами засиживается в семейной библиотеке за чтением какого-нибудь дневника. Интересно, а Леон знает, что за ним наблюдают? Таким же был и Пьеро, вот только он скорее показывал открыто свою гордость на публике, словно говоря: да, я выходец из династии Аудиторе. И дело даже касалось не то, что в надменности и неком своем превосходстве, как может показаться при первой встречи, а скорее потому что второй брат действительно очень был горд своей семьей и тем, что являлся ее частью. Потому, неудивительно, что в кругу дома Аудиторе твердо чтились все правила, которые были установлены аж в пятнадцатом веке. Потому, неудивительно, что Джиэнмарко остро реагировал на любую выходку и повинность своих отпрысков. Потому, неудивительно, что воспитание в этой семье слишком строгое и в некотором роде консервативное. Потому, неудивительно, что Джиэнмарко Аудиторе негативно относился к нынешним приоритетам молодого поколения, и поэтому высказывания Теодора оставили внутри неприятный отпечаток. Конечно, он уважал этого блондина уже за то, что тот осмелился высказать свое мнение, а не подлизываться, как бывало с остальными, желавшим найти положительное расположение к синьору. Но, уважение за данный поступок остался не показанным открыто, как того хотела бы увидеть Нарцисса. И если бы Монет действительно не взяла ситуацию в свои руки, то скорее всего ужин плавно перешел бы в многочасовую дискуссию о том, как же правильно следует воспитывать детей.
Смотря глаза в глаза, девушка улыбнулась в ответ на улыбку Фрейзера и положительно кивнула. Да, сколько бы он сейчас не высказывал свое мнение на ту или иную тему, которая вряд ли бы оставила положительный отзыв у синьора Аудиторе, - Монет сможет отвлечь мужа и сына от пристального наблюдения разговорами о предстоящей свадьбе. Все-таки, как ни крути, но это событие действительно круто меняло привычную обстановку в этой семье. Ведь жениться первенец, а такое запоминается надолго, ровно как и отнимает много внимания. - Не волнуйся, мама сможет их отвлечь - Едва заметно кивнув в сторону своей матери, словно показывая этим жестом то, как женщина во главе стола ловко вытащила Теодора из холодного поле зрения своего мужа. - Ты мне льстишь - Чуть краснее, отозвалась нимфа на последующую фразу блондина и слегка толкнула его в плечо своим плечом. С одной стороны, подобные слова из уст друга было непривычно выслушивать, а с другой стороны это еще больше укрепляло в ней непонятные и нежные чувства. Странно это все-таки, находиться во влюбленном состоянии, когда особенно не можешь это толком осознать потому, что никогда и не представлял себе данную возможность. Цисси ведь действительно никогда не задумывалась о том, что в один прекрасный момент полюбит близкого друга настолько, что готова будет разорвать дружбу ради приятного мига поцелуя. Стоп! Она снова вспоминает четырнадцатое февраля, и это можно было прочитать по глазам блондинки. - Помнишь мое любимое место? - Немного игриво прищурилась та, чуть сутулясь и кладя подбородок на плечо Тео, забывая на какой-то момент о присутствии родных за столом. Благо Леон успел заметить поведение своей сестры и тут же резко поднялся из-за стола, тем самым притягивая внимание отца и брата к себе - Хочу это, тост поднять за тебя, Пьеро - Он берет в руку свой бокал и жестом приподнимает вверх - Я всегда знал, что именно ты первый среди нас остепенишься. Я даже тебе завидую, самую малость - Он улыбается своей привычной широкой улыбкой, продолжая иногда незаметно коситься в сторону сестры. Цисси же, от резкого шума быстро отстранилась и потянулась за своим бокалом. Внимательно переводя взгляд на своего брата, она лишь одними губами благодарит того за прикрытие, а потом так же поднимает бокал в воздух. - Я, кстати, разговаривал сегодня утром со священнослужителем Сан-Сальви, и договорился чтобы церемонию проводил Кристиано Фиораванти, помнишь его Пьеро? - После тоста проговорил синьор Аудиторе, и когда виновник этого ужина хотел что-то сказать, как внезапно залепетала Цисси. Вечно она перебивала своего старшего брата, еще с самого детства, отчего брюнет лишь с улыбкой вздохнул и закатил глаза - Не знаю почему ваш выбор пал на Сан-Сальви, но я бы хотела чтобы моя будущая свадьба была в соборе Санта-Мария-дель-Фьоре... Я так восхищаюсь им, и ваше с мамой бракосочетание там... - Снова замечталась итальянка, закатывая свои глаза вверх и расплываясь в мечтательной улыбке. - Я прям вижу, как иду в подвенечном платье к ... - Запнувшись, когда она случайно вернула взгляд на присутствующих, на щеках проскальзывает румянец, и полностью опустившись на с неба на землю, Нарси тихо пробубнила -  Chiedo scusa - Вообще, девушка очень любила свадьбы, и не секрет, что она частенько мечтала о собственной. Конечно, она не расписывала ее пошагово, но уже определенно знала где бы хотела провести свое бракосочетание. Собор Санта-Мария-дель-Фьоре всегда восхищал и вдохновлял ее, да, и еще мечта выйти замуж там, где женились твои родители... В общем, сами понимаете - Ты уже задумываешься о свадьбе? Похвально - Начинает Джиэнмарко, немного удивленным голосом - Ты и Итало решились, или есть какой-то другой жених о котором нам с мамой следует знать? - Слегка напугавшаяся таким подозрительным напором со стороны отца, Цисси резко перехватывает Теодора за руку, сама того не осознавая, и сжимает его ладонь в своей - Caro mio, оставь ребенка в покое с разговорами о браке с сыном семьи Вольпе. Вы уже с Патрицио должны понять, что дети не хотят этого брака. Не будете же вы их насильно вести к алтарю? - Легкая строгость прозвучала в голосе Монет, которая всем своим видом показывала, что в данном вопросе полностью выступает на стороне своей дочери. - Я хочу чтобы она была счастлива. И надеюсь, ты тоже этого хочешь, а теперь вернемся к разговору о твоих мечтах, дорогая - Переводя взгляд с мужа на дочь и смягчая голос - Есть ли тайный жених? - Почему-то в момент, когда с уст женщины сорвался вопрос, взгляд был обращен к Теодору нежели к Нарси - Ну, не знаю. Может быть - Немного сжато и смущенно пробубнила блондинка, улавливая взгляд своей матери и мысленно прекрасно понимая о ком именно заходила речь.

+1

14

Сколько лет Теодор знаком с Аудиторе? Уже довольно немало, целых десять лет. Но несмотря на эти годы, которые он провел в компании одного из их членов, шотландец до сих пор чего ждать от этих людей. После высказанного Тео мнение о профессии Цисси, Фрейзер видел, что мистер Аудиторе совсем не разделяет его взгляд на эту ситуацию. Но чему же тогда Нарцисса так ухмылялась, глядя на своего любимого папочку. Странная все-таки семейка. И не подумайте, что это не нравилось Тео. Нет, что вы, ему это безумно это нравилось. Для всех они казались семьей с обложки журнала, а по-настоящему они были еще лучше, если такое возможно. Мужчина видел, с какой гордостью каждый из Аудиторе носит эту фамилию, как относится к истории рода и чтит его. Шотландец помнил, как много раз Нарцисса рассказывала ему об истории семейства Аудиторе, сколько часов могла проводить за этими рассказами, повторяя их уже не впервые. Если эта семейка искала себе историка, то Фрейзер, не сомневаясь в своих познаниях, сразу же выставил бы свою кандидатуру. "Вы не найдете специалиста лучше, чем я! Я знаю о вашем семействе абсолютно все. Ну, по крайней мере до века семнадцатого стабильно все", - наверное, именно так бы он и написал в резюме. Теодор откинулся на спинку стула и, посмотрев краем глаза на Цисси, улыбнулся. Она показалась шотландцу еще красивее, чем обычно. Видимо причиной тому было то, что она была в кругу своих любимейших родственников, да и вообще в стране, которую считала своим единственным домом. В стране, где даже, казалось, солнце светило для нее по-другому, ярче и теплее. Где люди казались приветливее. Где от каждого переулка веяло чем-то родным и близким сердцу. Если бы Теодор верил в чудеса, то наверняка бы именно Италия и была бы страной волшебства. Здесь его душа чувствовала себя как никогда спокойно, а на сердце было приятно. Все вокруг словно располагала к хорошему настроению. А общество Нарциссы вообще делало этот отпуск незабываемым. Рядом с ней он мог забыть совершенно обо всем. И это вызывало у него легкое недоумение. Рядом с другом он ведь не должен испытывать такие эмоции. Хотя, были ли они теми друзьями. Ответ очевиден - нет.
Миссис Аудиторе сумела отвлечь внимание мужа и старшего сына от его скромной персоны. Они обсуждали свадьбу. Ох уж эта свадьба. Всегда столько хлопот, нескончаемая толпа родственников, и все же, самое главное сколько положительных эмоций и запоминающихся моментов. Брак - важное событие в жизни каждого человека. Это момент, когда ты перестаешь заботиться только о себе и начинаешь думать, что в этом мире существуешь не ты один. Задумывался ли Тео когда-либо о браке? Нет. Он считал, что это не для него. Таких, как он, невозможно полюбить. За таких, как он, редко выходят замуж, так как никто не желает заводить себе взрослого ребенка. Но теперь шотландец стал сомневаться, и причина этого сомнения была известна ему. Вот она, сидит рядом с ним, совсем-совсем близко, смотря на него своими голубыми глазами и улыбаясь своей лучезарной улыбкой.   
- Помнишь мое любимое место? - девушка опустила голову на плечо мужчина. Тот собирался было ответить девушке, но из-за стола неожиданно для всех вскочил Леон с желанием произнести короткую, но воодушевляющую речь своему старшему братцу. Фрейзер чуть было не подскочил на стуле от неожиданности и громкости голоса Леона. Шотландец улыбнулся и едва заметно кивнул Аудиторе, что сумел вовремя спасти их от бури замечаний и, возможно, возмущений. Теодор поднял бокал вместе со всеми и, немного отпив содержимое, вернул его на место. Он уже собирался снова попытаться ответить Цисси, как вдруг заговорил ее отец. Тео выпрямился и устремил взгляд на мистера Аудиторе. Когда хозяин дома начинает что-либо говорить, то гость не должен мешать ему своим шушуканьем прямо у него под рукой. Правила этикета и все такое. Все-таки для Теодора это не были два непонятных слова, которые нужно было загуглить для расшифровки. Еще в свои девятнадцать, в то время как он только начал работать на Аудиторе, Фрейзер не раз выслушивал нотации хозяина о том, как нужно себя вести в приличном обществе. Советовал даже как-то книжку по этикету почитать. Но парню было чем заняться, кроме того как начинать углубленно изучать правила хорошего тона. Кажется, его учили им в детском доме, но, если мистер Аудиторе все же отчитывал его, значит эти уроки он усвоил плохо.
В разговор решила вмешаться Нарцисса. Она всегда любила высказывать свое мнение, чаще всего перебивая одного из братьев, однако никто не был против это. Девушка начала описывать прелести одного из самых старинных и поистине красивых зданий во Флоренции, о соборе Санта-Мария-дель-Фьоре. Кажется, они даже пару раз посещали его вместе с Цисси. Здание было действительно красивым, можно даже сказать необыкновенно красивым. Для Теодора, да и для большинства других туристов этот собор был своеобразным символов Флоренции. Однако мисс Аудиторе явно не собиралась рассуждать о том, как искусно там положен каждый кирпичик и как шедеврально прибит каждый гвоздик.
- Я прям вижу, как иду в подвенечном платье к ... - все за столом устремили удивленные взгляды в сторону Нарциссы. Румянец появлялся на ее щеках. Она была такой милой и забавной, когда смущалась, что Теодор не сумел сдержать смешка. А вот мистер Аудиторе отнесся к мечтам дочери, казалось, куда серьезнее, чем все остальные. Разговор зашел снова о давнем "женихе" Цисси, Итало. Конечно, было бы куда веселее, если бы он принял бы Тео за того тайного жениха. Шотландец бы наверное просто умер тогда от смеха и от удивления одновременно. Но такого никогда не случится. Он скорее возьмет ружье из дорого шкафчика из красного дерева и будет тыкать им во Фрейзера, пока тот пешком и вплавь не доберется до берегов Америки. Но вмешавшаяся в разговор миссис Аудиторе, вот кто действительно удивил сегодня Теодора. В ее голосе была какая-то строгость, которая совершенно для шотландца не сочеталась с ее миловидной внешностью. Но ее слова были правильными, действительно правильными. Фрейзер рассуждал о том, что если бы мог, то подписался бы под каждым ее словом, как вдруг, переведя взгляд на него, она произнесла:
- Есть ли тайный жених? - Теодор держался изо всех сил, чтобы не покраснеть, но кажется было поздно и теперь они с Нарциссой были похожи как никогда, особенно оттенком лица. И все же Тео удалось быстро собраться и, улыбнувшись хозяйке, он произнес:
- Если я когда-нибудь вычислю этого таинственного незнакомца, то обязательно дам вам знать.
- Буду надеяться на тебя, Теодор, - эта фраза показалась шотландцу настолько странной, настолько двойственной, что прошла недолгая пауза, после которой он все-таки сумел кивнуть миссис Аудиторе. Когда остальные члены семьи наконец-таки снова с головой ушли в разговоры о свадьбе, Фрейзер повернул голову к Нарциссе и негромко произнес:
- Слушай, может я сейчас сделаю вид, что отойду в уборную, найду электрощиток, перережу там пару проводков, а, когда погаснет свет, ты встанешь тихо с места и выбежишь ко мне во двор. Как тебе идея? По-моему, гениальная. Разве что потом, я могу не возвращаться сюда, потому что мистер Аудиторе явно не одобрит похищения его любимой принцессы. 

+1

15

Есть некоторые вещи, которые невозможно объяснить - например материнское чутье. Только мать способна почувствовать какие-то изменения в своем ребенке, его настроение и мысли. И так получилось, что Монет сейчас прекрасно видела то, чего окружающие никак не могли заметить, даже горячо любимый супруг оживленно разговаривающий со старшим сыном о работе. Женщина будто бы видела эту невидимую нить, которая пролегала между Теодором и ее дочерью, крепко соединяла этих двоих в тугой узел и... И от этого синьоре Аудиторе захотелось невольно улыбнуться, когда Нарцисса попыталась как-то отвести подозрительный взор от себя и рядом сидящего гостя. Одобряет ли Монет выбор своего ребенка, когда Теодор Фрейзер в целом ничего из себя не представляет: он не богат финансово или родословной; не имеет хорошего воспитания и образования по мнению женщины; а еще вдобавок он шотландец, а никак не итальянец, или даже испанец. В общем этот молодой человек был не самой лучшей партией для брака, но если вычеркнуть все эти ярлыки, которые давным-давно были навешены предками и мужем, то именно Теодор больше всего подходил для утонченной Цисси. Монет замечала как аккуратно и бережно к ней относился Фрейзер все эти годы; как он ее поддерживал и во многом помогал; как защищал и даже сейчас продолжал защищать от натиска Джиэнмарко - разве не идеальный он муж? Конечно, в будущем возникнут проблемы, когда "папочка" узнает о скрытых чувствах этих двух. Возможно, он даже попытается разорвать эти "позорные" отношения, как тогда в случае с Коннором, но если в прошлый раз Монет поддержала своего супруга, потому что сама не особо одобряла подобное положение и выбор, то сейчас... Сейчас кажется она скажет Джиэнмарко стоп и позволит тому увидеть насколько все-таки эта парочка блондинов идеальна. Господи, даже сейчас посмотрите с какой нежностью во взгляде они смотрели друг на друга никого не замечая, словно они были одни за столом. Посмотрите, как милая дочь улыбается - Монет давно не видела этой искренней и счастливой улыбки. - Mia cara, ты о чем то задумалась? - Из созерцания чудной картины женщину вырвал голос супруга, который едва хмурясь, посмотрел сначала на жену, а после проследил за ее взглядом. - Нет, ничего такого. Я просто кое-что себе представила - Немного странно прозвучал ее голос, когда итальянка взяла в свою руку бокал с вином и погрузилась в разговор о предстоящей свадьбе. И, как только внимание от Нарциссы и Теодоро ушло на задний план, а все члены семейства были заняты своими какими-то спорами и продолжением обсуждения, Цисси наконец-то вернула полностью внимание к Фрейзеру и снова позабыла о присутствующих в этой комнате. Господи, какая разница, как он смотрела или вела себя рядом с этим шотландцем. - У меня есть идея получше - Все с той же улыбкой отозвалась она на предложение молодого человека, после чего убрав со своих колен салфетку, взяв в руки вилку для десерта и пустой бокал. Легкий звон разошелся по всему помещению, тем самым привлекая к себе внимание, и как только над столом повисла тишина, Аудиторе сделала глубокий вдох - Пьеро - Начала та своим тонким голоском, едва смущаясь и покусывая нижнюю губу, пытаясь как-то в голове подобрать нужные и правильные слова. - Наш брат, Леон, уже поздравил тебя и мне бы хотелось добавить еще несколько слов. Во-первых, прими поздравления от меня с Теодором, мы никогда бы не подумали, что этот день так скоро настанет. Нет, серьезно, лично я не представляла тебя женатым. Во-вторых, я хочу пожелать тебе счастливого брака, чтобы Бьянка  продолжала тебя радовать, как физически, так и духовно. Обязательно заведите деток, Пьеро. Я так хочу понянчиться с ними, ты не представляешь. Думаю, ты будешь потрясающим отцом, как наш, да пап? - Немного расслабившись, девушка перевела взгляд с брата на отца и подмигнула ему. Все-таки насколько суровым и строгим Джиэнмарко не был - он был самым лучшим отцом в мире, и попробуйте только поспорить. - В-третьих, я искренне желаю, чтобы ты, Пьеро, был счастлив. Чтобы улыбался, вот как сейчас. Да-да, улыбайся, ты же такой милый становишься - Играючи поморщив носиком, Аудиторе чуть прищурила взгляд и внимательно посмотрела на брата - Я люблю тебя, mio caro fratello - Приподняв бокал в воздух, итальянка послала Пьеро воздушный поцелуй и села на свое место. - Спасибо, sorella. Я рад, что ты приехала домой, и притащила с собой этого блондинчика - С доброй улыбкой отозвался Пьеро и взаимно приподнял свой бокал, кивая Теодору в дружелюбной форме и делая глоток вина. Кажется напряженная атмосфера в воздухе напрочь исчезла, потому что даже отец заулыбался в отзывчивой форме, а не сверлил шотландца ледяным взглядом, как до этого. Что не говори, а видимо Нарси приняла это умение от своей матери. - Все, их бдительность усыплена - Тихо прошептала блондинка на ухо Фрейзера, и пока никто не смотрел, легонько прикоснулась губами к мочке его уха. - Встретимся в саду - После этих слов, Аудиторе встала с места и извинившись перед присутствующими, ссылаясь на легкую головную боль, вышла из-за стола. Конечно, мать и Леон точно поняли, что дело далеко не в головной боли и желании найти скорее таблетки в аптечке, чтобы продолжить праздник, а вот отец и Пьеро вроде вообще не придали этому значение.
Покинув наконец-то столовую и миновав длинный коридор, девушка вышла в сад во внешнем дворе и плавной походкой подошла к рассаде матери. Женщина всегда любила цветы, особенно в больших количествах, потому стены родового поместья покрывали различные цветочные вьюны, а вдоль росли небольшие кустарники с разными сортами роз. И, если во внешнем дворе рассада была значительно скромной, то вот внутренний двор отличался своими красками и пышностью. Порой, Цисси удивлялась, сколько же потребовалось у матери сил, чтобы возвести такие красивые сады. Сев на скамью в углу дома, где к главному зданию примыкает крыльцо со спальнями, Нарцисса чуть запрокинула голову назад и устремила взгляд в небо. На улице уже вечерело, даже зажглись фонарные столбы, но температура воздуха стояла по-прежнему такая, словно сейчас был самый разгар дня. Усталость с перелета, конечно, брала свое, но радость ощущения, что ты находишься дома - подавляла посторонние чувства. Все-таки, как она любит свой дом. Как бы вновь не возникло желание остаться тут, ибо пара недель слишком мало, показалось сейчас Аудиторе. И, когда входная дверь начала открываться, итальянка мгновенно перевела взгляд на нее, находясь в каком-то слегка возвышенном предвкушение. Что же все-таки происходит между ней и Теодором, а главное чем все это закончится? Честно, Цисси не хотела сейчас думать об этом, потому что загружать себя какими-то невеселыми размышлениями в данную минуту - значит сбить весь свой романтический настрой. А ей ой как хотелось сблизиться сейчас с Фрейзером, и чтобы это было взаимно. Эх, влюбилась, снова как маленькая.

+1

16

Так вот оно какое, чувство влюбленности. В этот момент ты забываешь о мире, существующем вокруг тебя. Ты забываешься, смотря в эти голубые глаза. Как бы банально это не звучало, но ты начинаешь тонуть в них, чувствуешь, что начинает не хватать воздуха, но ты не спешишь выплывать из этих волн, а наоборот - продолжаешь идти ко дну, потому что тебе безумно нравится это чувство. Когда в легких не хватает кислорода. Когда сердце начинает биться настолько сильно, что кажется, будто сидящий рядом человек сможет услышать его приглушенный стук о грудную клетку. Когда здесь и сейчас существуете только вы вдвоем. Когда хочется наплевать на все и, взяв ее за руку, подняться из-за стола, выбежать на улицу и отправится хоть на край света. Что-то подобное сейчас чувствовал и Фрейзер. Каждая эмоция проносилась ураганом в его голове, разрывая в клочья последние остатки здравого смысла, который изо всех сил продолжал кричать ему: "Ты знаешь, что у вас ничего не выйдет!" Но Тео было наплевать на это сейчас, было уже слишком поздно. Отступать назад не было никакого смысла. Это нужно было делать в тот роковой День всех влюбленных. Но почему-то Теодору не хотелось отступать назад. Он был рад тому, как все произошло. Был рад тому, что происходило здесь и сейчас. Шотландец не боялся, что кто-то может увидеть его эмоции, пусть видят. Пусть поймут, что между этими двумя что-то происходит. Пусть отец Цисси даже выкинет его за дверь. В таком случае Тео просто напросто станет под окном и начнет петь серенады, пока его все-таки не впустят обратно в дом. Ну не оставит же его мистер Аудиторе на улице, чтобы он дальше продолжал пугать и шокировать знатных соседей своими романтичными воплями.
Фрейзер поднял глаза, и его взгляд пересекся со взглядом миссис Аудиторе. Что-то новое и ранее незнакомое ему мужчина прочел в глазах итальянки. Сейчас она как никогда напоминала ему Нарциссу. Слегка прищурившись, женщина переводила взгляд со своей дочери на шотландца, и улыбка на ее лице становилась все более лучезарной. Тео понял причину улыбки - она все знала и все понимала. Интересно, она думала о том, насколько же этих двоих хватит? Надеялась ли она, что эти отношения не будут долгими? Или же наоборот ждала, что у ее дочери и Фрейзера все будет серьезно? По своим критериям Теодор был тем человеком, которого Нарцисса вообще должна была обходить стороной и даже бояться заговорить с ним. Он - парень без рода и связей. Он - нищий в сравнение с семьей Аудиторе. Его могли посчитать несерьезным, человеком, который не создан для серьезных отношений. И пару месяцев назад Теодор согласился бы с каждым словом. Но все изменилось. Теперь в нем теплилось что-то напоминавшее надежду, что он может влюбиться, может продержаться с девушкой в отношениях больше полугода и без постоянных размолвок из-за его поведения. Что если он способен даже измениться, пусть и не в корне, но хоть чуть-чуть. Фрейзеру хотелось хотя бы попытаться. Попытаться сделать счастливой Цисси. Побыть самому счастливым. Думал ли шотландец о потерянной дружбе? Мечтал ли вернуть ее когда-нибудь? Нет, потому что ей на смену пришло что-то боле чудесное. И если у них все-таки ничего не получится, то больше они никогда не смогут снова стать теми приятелями. Потому что, будя рядом с ней лишь в качестве друга, Тео понимал, что внутри него будет что-то медленно и болезненно надламываться, пока это что-то окончательно не разлетится в нем на мелкие кусочки, задевая и не жалея ничего. Шотландец не хотел терпеть боль потери снова. А в этом случае все будет куда больнее, а он не хотел этого, не хотел. И если все сложится не как в сказке, он просто уедет, чтобы не мучить себя, а самое главное - не мучать ее. Ему не хотелось, чтобы она возненавидела его. За лишнюю упорность, как у барана. За то, что он будет пытаться идти напролом, чтобы снова быть с ней. Видеть ненависть в этих голубых глазах, которые сейчас смотрели на него с какой-то нежностью, будет невыносимо для шотландца. И с каких это пор он стал таким сентиментальным? Видимо, это основные симптомы болезни, называющейся влюбленностью.
Когда Нарцисса поднялась, чтобы сказать тост, Теодор даже немного растерялся, особенно когда в поздравительной речи прозвучало его имя. Но быстро собравшись, мужчина поднял бокал и кивнул Пьеро, как бы подтверждая свое "участие" в поздравлении. Фрейзер остановил взгляд на виновнике их визита и заметил, что Пьеро выглядел действительно счастливым, а таким его Теодору удавалось застать редко, так как в эти моменты старший сын Аудиторе сталкивался лицом к лицу с ним. Да, у них были не самые лучшие взаимоотношения, но ведь эти юные годы остались позади, и теперь эти двое, кажется, относились друг к другу довольно спокойно и даже дружелюбно. Внимательно слушая Нарциссу, Фрейзер думал, чтобы ему такого сказануть. Ну, неприлично все-таки как-то промолчать, когда каждый старается высказать свою радость и пожелать молодым счастья, здоровья и всех других благ, которые принято вообще желать. Как только Цисси закончила, шотландец приподнялся и начал выдавать свое поздравление:
- Я не особо то силен в тостах и поздравлениях, поэтому прошу меня извинить, что я просто возьму и нагло заявлю, что поддерживаю каждое сказанное Нарциссой слово. Счастья молодым и вечной любви. Beannacht De leat! - Тео опустился, а, подняв глаза, понял, что последнюю его фразу, кажется, вообще никто не понял. - Я вам благословений всевозможных пожелал. Не думайте, что я выругался, - улыбнувшись добавил Тео.
Когда Нарцисса встала из-за стола и вышла, мужчина понимал, что не может так сразу подняться и последовать за девушкой. Выждав еще несколько минут, Теодор извинился, сказал, что ему нужно связать кое с кем по работе, и вышел.
- Черт, еще бы вспомнить, какая из дверей ведет в сад, - негромко произнес Фрейзер, вращая головой, словно сова. Вспомнив наконец-таки путь к месту назначения, мужчина быстрым шагом направился к нужной двери. Увидев Цисси, шотландец не смог сдержать улыбки. Подойдя к девушке, Тео обнял ее и посмотрел прямо ей в глаза.
- Ну и когда же мы отправляемся, мой капитан?

+1

17

«Ах эта любовь» - сказал бы любой поэт прошлых лет - «Она такая прекрасная и вдохновляющая», - и автор будет чертовски прав. Почему-то, когда мы влюбляемся и ощущаем легкое покалывание в кончиках пальцев, то мир кажется нам намного шире и ярче. Нам начинает казаться, что именно сейчас необходимо хвататься за подвернувшуюся удачу и насладиться ею сполна, но почему-то многие в последствии забывают, что эту удачу надо крепко держать в своих руках и никогда... Никогда не выпускать. Ведь влюбленность - это миг, который способен пролететь перед глазами, и как зародилось пламя страсти - так оно мгновенно может и потухнуть. Если ты влюбился, то нельзя просто сидеть и ждать возможного чуда, которое в конце концов может и не произойти - нужно прилагать усилия и добиваться. Добиваться своего счастья, свое вдохновение - и именно об этом сейчас задумалась Нарцисса Аудиторе, которая при взгляде на Теодора ощущала прилив сил и желание скорее взять лист бумаги с ручкой. Ведь если вспомнить последнее времяпрепровождение, то благодаря этому человеку итальянка смогла закончить когда-то начатые тексты песен, и даже больше, записать. Он будто бы мотивировал двигаться дальше, к своей мечте, скажем так. Если вспомнить последние пару месяцев, то именно он подбадривал блондинку в своем первом опыте по озвучке видеоигры, на которую Аудиторе так неожиданно пригласили. В целом, если на какой-то момент отбросить все неприятности две тысячи тринадцатого и четырнадцатого года - то жизнь нимфы круто изменилась. Изменилась во всех смыслах этого слова, она даже сейчас совершенно забыла о прошедшей депрессии, которая едва ли не погубила девушку. Конечно, сейчас следует поблагодарить за оказанную помощь и поддержку не Фрейзера, а Джека, но почему-то в данный момент и в данную секунду, когда перед глазами возникла фигура высокого блондина - мысли о ярком и любимом ирландце ушла на задний план. Черт, неужели и правда влюбилась?
Медленно поднявшись со своего места, Нарси неосознанно улыбнулась немного детской улыбкой и закусила губу. Флоренция/вечер/волшебная атмосфера - разве не романтично выглядит, особенно если вы так усердно пытаетесь скрыть пробежавшую между вами искру перед глазами родных. - Держи себя в руках. Держи себя в руках. - Мысленно повторяла себе Аудиторе, и у нее это практически вышло, пока Теодор не подошел ближе и не обнял девушку, сокращая между ними дистанцию окончательно. Легкий румянец выступил на щеках и чтобы его как-то скрыть, Нарси пришлось слегка опустить голову и едва уткнуться носом в грудь молодого человека. Кажется, неловкое молчание после рокового четырнадцатого февраля и перелета из Сакраменто в Италию - сошло на нет, по крайней мере этого сейчас не ощущалось. Наоборот, руки девушки в ответ обняли шотландца и затем она полностью прижалась своим телом к телу блондина. С ним так уютно. С ним так хорошо. Хочется всю ночь простоять вот так и забыть, что вас разделяет положение в обществе. Вообще, кому какая разница? Неужели сейчас, когда на дворе двадцать первый век, подобные разбор слоев настолько важен? - Неужели не догадался? - Кое-как усмирив свое смущение, Нарцисса поднимает голову и смотрит прямо в глаза Теодора. - Я давно не была возле Санта-Мария-дель-Фьоре - Высвободившись играючи из объятий, итальянка сделала пару шагов назад, одновременно тянув за собой молодого человека за руку. - Конечно, если у тебя нет других предложений. В любом случаи, нам ведь должно быть все равно, где поговорить о кое-чем - Выпустив руку шотландца из своей, блондинка садиться обратно на скамью и облокотившись о ее край ладонями, опустила голову. - Я пытаюсь все понять, что с нами, точнее между нами, Тео. Вроде бы недавно мы были друзьями - вчера чужими друг другу людьми - сегодня словно уже несколько лет помолвлены - Немного нахмурив брови, Нарцисса снова поднимает голову и взгляд на Фрейзера и слабо улыбается. На самом деле она ничего портить сейчас не хотела, и уж тем более как-то ввести шотландца в ступор тоже. Просто порой ее язык жил отдельной жизнью, собственно как и мысли. Ей хотелось в конце концов разобраться во всем этом, поставить точки над i и чтобы вывернуть снова возникшую неловкость между ними от небольшого размышления раньше - итальянка протягивает свою руку вперед и берет за руку Тео. - О чем ты думаешь? - Невзначай перескакивает она с темы на тему, словно нервничает... Хотя почему словно?
Тем временем, пока все оставшееся в столовой семейство продолжало вести свои разговоры о свадьбе, Монет незаметно выскользнула из-за стола, прихватив с собой свой бокал. Женщина продолжала размышлять о том, что заметила между своей дочерью и ее, так называемом, другом. Немного хмурясь и губами что-то шепча себе, синьора Аудиторе вышла на балкон, который как раз вел во внешний двор. Пройдя немного вперед и облокотившись бедром о перила, преподнося к своим губам бокал, Монет случайно опустила взгляд вниз и заметила довольно любопытную сцену, которая подтвердила все домыслы матери. Итальянка успела застукать даже тот момент, когда ее некогда маленькая кроха-дочь, еще вчера делая свои первые шаги, встала со своего месте и привстав на мыски, поцеловала Теодора Фрейзера. Тень улыбки от увиденного проскользнула на устах женщину, спокойно попивающая содержимое бокала. - Надеюсь ты не против. Я кое-что проверяла - Заговорила Цисси после того, когда ее губы плавно выпустили из своего плена губы шотландца. Отступив назад и невинно закатив глаза к небо, Аудиторе сделала глубокий вдох. Да, она проверила и убедилась, что ей чертовски нравится целовать блондина. - Пошли, а то еще объявятся родные, как всегда - Следовало, конечно, переодеться для более удобной прогулки по ночной Флоренции, но сейчас не было свободного времени. Да, и подозрения польются со стороны отца, пусть он лучше дальше думает, что Цисси находится у себя в комнате с головной болью.

+1

18

Мог ли Фрейзер когда-либо представить себя в образе влюбленного Ромео, когда твое внутреннее состояние сравнимо с душой ребенка? То же смущение, та же неловкость, та же вера в чистые и искрение чувства. На подобные предположения шотландец бы просто напросто не обратил особого внимания, а если бы кто-то продолжил бы доставать его этой темой, то Тео покрутил бы пальцем у виска, глядя на собеседника, и, возможно, добавил: "Любовь - это миф для глупых подростков, которые любят сопливые мелодрамы. Мало того, что я давно не подросток, так я еще и сумел проскочить этот период своей жизни без последствий". А что же он скажет теперь? Что Теодор может ответить, когда эта самая любовь подкралась незаметно и в одно мгновение разрушило его мировоззрение, с которым он прошел всю жизнь и в стабильности и непоколебимости которого был так уверен. И вот прекрасное розовое чувство показало ему средний палец, тем самым говоря: "Нет, Фрейзер, тебе все равно не уйти от меня". Он слышал эти слова в своей голове отчетливо. Любовь говорила громко, но самое главное - она говорила голосом Аудиторе.
Теодор не знал, что делать, как выкручиваться из этой ситуации. С одной стороны ему хотелось позволить всему плыть по течению и будь, что будет. Однако с другой стороны мужчина понимал, что все это не обязательно ведет к счастливому концу. И основные преграды находились совсем недалеко, в доме позади них. Если отец Нарциссы привык к Фрейзеру в качестве друга его любимой дочери, то это совершенно не значило, что он с таким же спокойствие примет его как избранника младшей Аудиторе. Тео не подходил для этой роли по всем пунктам, а если бы он знал все, что знает о шотландце Цисси, то мистер Аудиторе и на пушечный выстрел не подпустил бы Тео к своей семье. Но главная проблема заключалась не в том, как будет переживать это Теодор и что будет выслушивать о себе - ему было глубоко наплевать на мнение других. Важнее было то, как это будет переживать Нарцисса. В силу ее упертого характера девушка все равно будет стараться отстаивать свое мнение, свои чувства, идя наперекор своему отцу, от чего сердце ее будет разрываться от боли. Семья для девушки - самое важное, что может быть в жизни. Семья - это ее душа, которая позволяет ей быть такой, какая она есть: милой, ранимой и такой чувствительной. Что будет, если отнять у нее это? Останется ли она такой же? Что-то подсказывало Теодору, что его Цисси, которую он знает уже так много лет, изменится. Пройдет время и, возможно, мистер Аудиторе все-таки примет выбор дочери, каким бы аморальным и непристойным он ему не казался бы. Но упустит ли он момент, чтобы все-таки попытаться наставить девушку на путь истинный, как он продолжал делать это и сейчас? Фрейзер видел, как из-за этого переживает Цисси, как хотелось ей, чтобы отец наконец-таки поддержал ее в любых начинаниях. Джиэнмарко любил свою маленькую принцессу и категорически отказывался замечать, что его маленькая девочка давно уже выросла. Наверное, каждый любящий отец ведет себя именно так, стараясь защитить свое дитя от жестокого мира, который способен причинить боль. Однажды такое ведь случалось, когда Нарцисса, вопреки предостережениям родителей, слепо следовала за любовью. И шотландец был уверен, что в глазах мистера Аудиторе он мало чем будет отличаться от Коннора как возлюбленный его маленькой принцессы.
Однако от всех этих размышлений мужчину отвлек голос итальянки, и на душе снова стало тепло. Мрачные мысли отошли на второй план, уступив место мечтам о приятном.
- Я пытаюсь все понять, что с нами, точнее между нами, Тео. Вроде бы недавно мы были друзьями - вчера чужими друг другу людьми - сегодня словно уже несколько лет помолвлены, - девушка словно вытянула эти слова из головы шотландца, ведь об этом он думал еще во время полета, за столом да и сейчас тоже. Им действительно нужно было все обсудить и понять, найти решение для сложившейся ситуации. Догадки, которые крутятся в голове у этих двоих, все равно не смогу привести к чему-то хорошему, так как, невольно с предположениями о хорошем, начинаются зарождаться и мысли о чем-то неприятном.
Видимо Тео слишком долго молчал, так Нарцисса снова заговорила, обращаясь к нему с вопросом, и взяла его руку в свою. Фрейзер провел большим пальцем по ее ладони и продолжал молчать. Он не знал, что ответить, просто не знал.
- Мыслей так много, что я не могу так легко перечислить их. Не могу выбрать ту, которая кажется мне более важной, потому что... мне, видимо, кажется, что они все важны , - мужчина улыбнулся и провел рукой по волосам. Он нес полную нелепицу, но ничего не мог с собой поделать. Все перемешалось в его голове, напоминая бардак в женской сумочке. "Дожил называется, Фрейзер", - мысленно произнес Теодор. Не успел он сказать что-то более адекватное, как вдруг Цисси накрыла своими губами его губы. Тео чувствовал себя еще куда более растерянным, чем в тот первый раз. Шотландец чувствовал себя чертовым первоклассником. Да что же с ним такое творится? Не успел Теодор прийти в себя, но, как только он опустил руки на талию итальянки, девушка отступила назад.
- Надеюсь ты не против. Я кое-что проверяла.
- Нет, Цисси, я против. Я сейчас вообще просто негодую, - шотландец постарался выразить негодование, но это у него слабо получалось, так как с лица его не сходила улыбка. - Я надеялся, что это кое-что ту будешь проверять подольше, - он начал медленно приближаться к Цисси. Когда расстояние между ними стало минимальным, Тео склонился к ее лицу и аккуратно провел рукой по ее волосам. Он приблизился к ее лицу так, что казалось, будто кончики их носов могли соприкасаться друг с другом, как вдруг мужчина резко выпрямился и с улыбкой произнес:
- Хотя, ты права. Пора сматываться, а то мало ли Пьеро захочется подышать свежим воздухом. А я как-то не настроен выслушивать нотации от твоего братца. Вперед, штурман, а то, кажется, я начал совсем плохо ориентироваться в вечерней Флоренции.

+1

19

Иногда  влюбленные ведут себя как малые дети: в чем-то неуверенные; в чем-то слишком напористы; в чем-то до ужаса наивны, - и наши герои были далеко не исключением из выше перечисленного. Например, Нарцисса металась из стороны в сторону, разрываясь между правильно и неправильно. Она чувствовала, что произошедшее четырнадцатого февраля с каждым днем набирает все больше и больше последствий. Она видела, как их прежняя дружба начинала протекать совершенно не по привычному им сценарию. Иногда Аудиторе стеснялась переодеваться перед Теодором, хотя казалось бы, чего он там уже не видел, но нет - стеснялась. Иногда наоборот, проявляла все знаки внимания и применяла различные способы соблазнить шотландца. Иногда напротив, старалась игнорировать и не замечать его, хотя это было чертовски тяжело, если вспомнить, что они живут в одном помещении. И, данная игра только сильнее путала то, что осталось у этих двоих. Любопытно, а что у них осталось, когда грань между дружбой и любовью постепенно стиралась, словно кто-то взял качественный ластик и убирал ненужную линию от карандаша. И знаете, не одной Цисси было тяжело преодолевать все возникающие перед носом препятствия, - она видела, что и Фрейзер стал совершенно другим. Он тоже иногда старался лишний раз не маячить перед глазами, порой специально задерживалась на работе, чтобы придти домой и застать "подругу" спящей. Они словно на какой-то момент отдалились друг от друга, и только эта свадьба старшего брата нимфы начинала скреплять два берега в один. С каждой минутой/секундой пропасть становилась меньше, но и неуверенности в действиях Аудиторе прибавлялось больше. Потому, наверно, она извинилась за свой поцелуй, а потом и вовсе опасалась смотреть в светлые глаза блондина. Наверняка, увидев эту картину, Леон бы громко рассмеялся и пошутил бы в своей манере. Мать бы наоборот, смотрела бы с любопытством и каким-то умилением, а вот что касалось отца и второго брата... Знаете, тут все всегда непредсказуемо. Возможно, Джиэнмарко выставил бы Теодора за дверь и запретил бы приближаться к их дому; возможно, хм, увидел бы в этой истории какую-то свою красивую изюминку и продолжил бы молча смотреть за развитием событий. Точно такого же мнения придерживался бы и старший отпрыск итальянского семейства, а все почему - потому что эти двое были увлечены предстоящим праздником и на самую младшую в доме Аудиторе проявляли в данный момент меньше внимания. Кстати, в этом есть свой плюс - никто из них действительно не заметит исчезновение Нарциссы и Теодора. - У нас несколько дней на вечерние прогулки - они позволят тебе все вспомнить. Пошли - Девушка специально оставила без ответа все предыдущие изречения шотландца не потому, что ей нечего было ответить. Наоборот, ответить как раз было что, но не хотелось портить как момент - так и саму внезапно опустившуюся над их головами атмосферу. Главное, Цисси сделала про себя важные выводы с хорошим исходом, а остальное уже пусть идет своим чередом. Взяв за руку Теодора и потянув его буквально за собой, они вдвоем наконец добрались по извилистой тропинки до арки с воротами. Остановившись, итальянка сначала посмотрела на свой дом, затем плавно перевела взгляд на Фрейзера и играючи прищурила взгляд. Она словно говорила: добро пожаловать в мой мир, - и это действительно так. Если в Сакраменто любому другу/знакомому трудно понять эту безграничную любовь к Италии, то находясь сейчас здесь, во Флоренции, можно заметить сияние в голубых глазах Аудиторе, нажимающую кнопку и толкая калитку в сторону.

С момента их маленького побега прошло всего лишь минут двадцать. Всю дорогу, девушка старалась молчать, наслаждаясь родными местами и вдыхая знакомый запах города. До собора Санта-Мария-дель-Фьоре осталось еще минут тридцать медленным шагом, но внезапно Аудиторе сворачивает с нужной им дороги на небольшую улочку, где дома едва ли не прилегали друг к другу. Старые районы Флоренции, да и Италии в целом, всегда привлекали взгляд нимфы. Именно отсюда она черпала свое вдохновение, и именно тут ей начинало казаться, что время останавливается - возвращая куда-то в далекое прошлое. Наконец остановившись, итальянка выпускает руку Фрейзера из своей и поворачивается к нему лицом. - А знаешь о чем думаю я? - В ее голосе прозвучала какая-то нотка игривости, но чтобы это скрыть, она резко развернулась к шотландцу спиной и на ходу стянула с ног туфли, шагая по брусчатке босяком. - Я люблю Флоренцию в этой время суток. Кажется, что отправляешься на много-много лет назад. - Резко изменяя тему, заговорила блондинка. - Помнишь я тебе рассказывала про Марко Аудиторе, основателя нашего рода и дома? Я вот сейчас подумала о нем и о том времени, и заметила, что в принципе ничего особо не изменилось, кроме новых технологий. Очень многие старые семьи живут по старым традициям и законам, которые были основаны их предками. Удивительно, да? - Нарцисса вновь ушла в мир своих воспоминаний и представлений, которые яркими красками пестрили в голове. - Я бы так хотела познакомиться и узнать Лоренцио Медичи, узнать Марко Аудиторе, почувствовать жизнь той эпохи. Правда вот не хотела бы сталкиваться нос к носу с Борджиа, хотя в некотором роде Чезаре меня очень вдохновляет. Сильная он был личность, хм, а мне такие симпатизируют - Нахмурившись и остановившись на небольшом перекрестке, Цисси внимательно посмотрела сначала в одну сторону, потом в другую - А еще я бы хотела познакомиться с Марией Аудиторе. Когда я читала ее дневники и описание жизни в девятнадцатом веке... - Свернув наконец направо, Нарцисса обернулась к Фрейзеру и чуть покраснела - Я опять за свое, да? - Чувствуя, что ее язык без конца тараторит об истории своей семьи, которую шотландец уже слышал раз сто (если не больше), она смутилась. И, если бы они к этому моменту наконец не вышли на небольшую площадь, то наверное между парочкой снова повисла тишина, либо Цисси продолжила бы смущенно и неуверенно повторять о своей семье. - Не хочешь посидеть? - Увидев ближайшую скамью, итальянка снова взяла Тео за руку и потянула за собой, но садиться она не торопилась. Приобняв шотландца и подняв голову вверх, смотря в светлые глаза мужчины снизу-вверх, девушка едва улыбнулась. - Так знаешь о чем я думаю?

+1

20

В свете приглушенных фонарей вечерняя Флоренция казалось какой-то таинственной и необыкновенно романтичной. Возникало такое ощущение, что по этим знакомым, но в то же время отчасти забытым улицам можно было бродить бесконечно, до самого утра и не бояться, что кто-то вспомнит о вашем исчезновении. Здесь было так хорошо, так спокойно. Теодору казалось, будто он вернулся в прошлое на несколько лет назад. В те времена, когда он работал на Аудиторе. В те времена, когда они с Цисси тайком сбегали из дома и всю ночь шатались по ночному городу. Тогда им было плевать на то, что скажет мистер Аудиторе. Было плевать на то, что Нарциссу могут посадить под домашний арест, а его - лишить премии или вообще урезать зарплату за месяц. Им было плевать на последствия, потому что они не сомневались, что смогут убежать от этих самых последствий, как делали это всегда.
Фрейзер никогда не понимал, что же такого итальянка нашла в нем. Его трудно было назвать приятным собеседником, учитывая тот факт, что из его рта в основном лился сарказм. Может он хороший друг? Почему-то от подобной мысли самому шотландцу становилось ужасно смешно. На самом деле даже сам Тео считал себя личностью вполне отрицательной, явно не притягивающей к себе людей, не располагающей. Он любил поязвить, любил нести абсолютную несуразицу. Если бы за каждую сказанную им бредовую мысль выдавали деньги, то мужчина каждый день принимал ванну, переполненную стодолларовыми купюрами, а так же закручивал в них марихуану и курил по несколько раз в день. Если бы у него были все фотографии людей, которых он успел оскорбить, обидеть или даже заставить себя ненавидеть, то ими можно было обклеить все стены в особняке Нарциссы, и то еще бы осталось на его квартиру. Как же такой положительный человек, как Нарцисса, смогла подпустить к себе такого идиота, как он? Почему он сам захотел этой дружбы, от которой сейчас не осталось и следа? Почему не боялся довериться этой блондинке? Почему мог быть настоящим с ней? Она знала его настолько хорошо, что порой Фрейзеру казалось, будто он сам не знает о себе так много. И самое главное, что девушка отвечала ему тем же. Она доверяла ему, а ведь именно доверие является основой любых отношений. Она принимала его любым, со всеми его недостатками, никогда не пыталась изменить в нем что-то, даже если хотела этого. А этот факт был невероятно важен для Теодора, так как большинство остальных его знакомых не раз говорили ему о том, что шотландцу стоило бы наконец-таки научиться подстраиваться под других людей, особенно близких ему. А подобных замечаний Фрейзер не особо то жаловал, и обычно тот самый корректировщик характера выслушивал небольшую триаду о своих недостатках, возможно даже слегка приукрашенных. Но именно с Аудиторе таких разговоров и даже мысли никогда не возникало. Несмотря не на какие разговоры и замечания их общих знакомых, девушка продолжала так же, как и десять лет назад, и это не могло не радовать Тео.
Однако теперь многое изменилось, хотя и не совсем уж в худшую сторону. Их отношения не стали хуже: они так же с легкостью могут довериться друг другу, им не нужно притворяться, прятать свои недостатки, которые могут раздражать обоих, они продолжают проводить вместе весело время. Единственное изменение, которое произошло в отношениях этой парочки, так это, грубо говоря, смена основных чувств. Братскосестринская, так сказать, любовь сменилась самой обычной любовью, которая заключает в свои объятия миллионы мужчин и женщин за день. В их поступках появилась какая-то неловкость, место которой уступило дружеское "да что я о тебе не знаю, да что я там не видел". Теперь Фрейзер смотрел на итальянку не как на друга, с которым можно было обсудить все, что угодно. Теперь шотландец смотрел на нее, как на девушку, красивую, милую, приятную девушку. Мужчине казалось, будто он узнавал Нарциссу заново, с какой-то абсолютно новой стороны, так же как и она узнавала его сейчас. И знаете, нельзя было сказать, что Теодору это не нравилось. Было в этом что-то необычное, а все необычное чаще всего и привлекало внимание Тео.
Не успел он вспомнить, что за улицу они пересекали, как Цисси неожиданно завернула в темный, узкий переулок, потянув его за собой. Мужчина начал осматриваться вокруг, стараясь примерно понять, куда же в итоге они выйдут, как вдруг Аудиторе решила нарушить молчание:
- А знаешь о чем думаю я? - шотландец проследил, как "элегантно" девушка стянула с себя туфли на высоком каблуке и зашагала вперед босиком.
- Знать не знаю, конечно, но вот туфли тебе лучше надеть обратно. Мало ли наступишь на какого-нибудь червяка или на камешек острый, обязательно же завопишь, людей разбудишь. А после эти бедные, оторванные ото сна людишки обольют нас к чертям водой в лучшем случае. Укладка то пойдет коту под хвост, - Тео улыбнулся и, спрятав руки в карманы, последовал за девушкой. Почему-то, прогуливаясь по Флоренции, Фрейзер почувствовал, что ему стало легче. Напряжение куда-то исчезло, волнение как рукой сняло и к мужчине пришло осознание того, что даже сейчас, когда между ними с Цисси полнейшая неразбериха, ему нужно оставаться самим собой. Таким, какого она его всегда знала и любила. Хватит с них этих неловких пауз, которые обычно Тео всегда разбавлял, хватит того напряжение, которое нависло над ними с того февральского вечера и нависало до сих пор. Это никак не поможет им в решении их проблемы, если это вообще можно назвать проблемой.
Кажется во время своих размышлений, Теодор пропустил очередной рассказ Нарциссы о своих предках, о своих мечтах и восхищениях. Но чего-то сверх он не пропустил, потому что подобные размышления итальянки мужчина слышал уже не один и даже не два раза. Сотни, сотни таких размышлений Тео слышал от Цисси еженедельно.   
- Я опять за свое, да? - шотландец лишь улыбнулся девушке и промолчал. Они вышли на небольшую площадь, где Цисси снова взяла Теодора за руку, и шотландец без всяких снов последовал за ней. Подойдя к ближайшей скамье, Тео почувствовал, как руки итальянки обняли его. Смотря в голубые глаза девушки и обнимая ее в ответ, Фрейзер подошел ближе к скамье и, опустившись на нее, посадил Цисси к себе на колени.
- О чем же ты все-таки думаешь?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Гости на свадьбе.