Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Гости на свадьбе.


Гости на свадьбе.

Сообщений 21 страница 30 из 30

21

Мир резко меняется, когда в вашу жизнь врывается любовь, и подобно вихрю уничтожает все, что так было привычно и знакомо многие годы. Она стирает все возможные грани, разрушает возведенные стены и тем самым открывает новые, до этого неизведанные нам, возможности. В такие момента накатывает какая-то паника, которая ввергает в нас ужас от мысли, что мы только что все потеряли. Ложные механизмы защиты включаются и заставляют людей забиваться в угол, в надежде переждать непогоду и проснувшееся чувство вместо того, чтобы полностью ему отдаться. И, раньше Нарцисса предпочитала держаться подальше от любой возможности влюбиться, потому что боялась не самых приятных и радужных последствий. Каждая ее любовь сопровождалась тем разрушением, после которого очень тяжело встать на ноги и двигаться дальше. Потому, возможно, та роковая ночь четырнадцатого февраля заставила нимфу включить свои защитные механизмы и отстраниться от Теодора на какой-то промежуток времени. И молча наблюдать за тем, как их недавно крепкая дружба превращается в призрак прошлого. Возможно, и сейчас бы она предпочла сторониться мужчину запавшего ей в душу, если бы вовремя не подсуетился Леон и не подтолкнул бы сестру навстречу неизвестному. Это даже немного удивляло Аудиторе, потому что в отличие от Пьеро, который особо не вмешивался в любовные дела младшей сестры, - Леон Аудиторе всегда старался держаться рядом и оберегать блондинку от поспешных суждений. Он был тем, главным "злодеем", который развалил отношения итальянки с индейцем; настроил против богатенького ловеласа; убедил в том, что с Муром она далеко не уйдет; и ни для кого данные факты не являлись секретом. Сейчас же, брата будто бы подменили, и тот даже прикрыл этих двух, когда они на мгновение позабыли о присутствующих за столом. Может тогда, следует наконец выключить эти защитные механизмы и отдаться на встречу чувствам, которые буквально переполняли Цисси изнутри. А царившая вокруг атмосфера тишины и полного уединения лишь еще сильнее пробуждали теплые ощущения. Неужели Теодор Фрейзер был тем самым?
Оказавшись усаженной на мужские колени, блондинка интуитивно обняла Тео за плечи и едва прижалась своим телом к его телу. Так тепло... Святая Мария, девушка уже и забыла это чувство, которое словно открывает второе дыхание и вся усталость, которая осталась у Аудиторе после перелета, ушла окончательно в небытие. Она смотрела в голубые глаза шотландца, чувствуя, как на губах появляется улыбка. Такая детская, наивная и возможно даже счастливая. Ведь рядом с этим человеком Нарси прошла не один год рука об руку. Она знала все его минусы, все эти заметные и едва видимые недостатки с достоинствами. Господи, да они практически могли заканчивать фразы друг за другом, чего уж там. И, даже несмотря на то, что Фрейзер всегда старался вести себя подобно последней циничной сволочью с окружающими - для Аудиторе он был хорошим и надежным человеком. - Да, точно - Вернувшись в реальное время из мира размышлений и неизвестных образов, которые ежесекундно крутились в светлой головушке, Цисси коснулась своим носиком кончик носа мужчины и прикрыла глаза. - Я думала о поступке своего брата, Леона, за столом, а потом вспомнила о своих мыслях в комнате, когда переодевалась - Невзначай начала она едва ли не шепотом, будто бы боясь развеять умиротворенную тишину площади. Лишь где-то на другом ее конце так же сидела влюбленная парочка и ворковала о своих чувствах, а может просто молча наслаждалась обществом друг друга. - Сначала я бы хотела извиниться за свое поведение перед тобой, когда избегала или старалась тебя не замечать - Чуть отстранившись, итальянка внимательно заглянула в глаза шотландца и закусила нижнюю губу. - А теперь о том, что крутится в моей голове все это время... - Немного хмуря бровями, девушка почувствовала, как внутри все словно сжималось в тугой узел. Страх и паника снова овладели ее сознанием и готовы были вот-вот включить этот чертов защитный механизм. Заставить Аудиторе не только отогнать просыпающиеся нежные чувства по отношению к Фрейзеру, но и напрочь их закрыть под замком, пряча в самый дальний и темный угол подсознания. Нарцисса даже сжала сзади ворот рубашки Теодора, а потом неуверенно опустила взгляд куда-то в прострацию и делая глубокий вдох, попыталась собраться с силами и изгнать эту всю неуверенность с нерешительностью. - А крутятся в ней мысли о тебе - Наконец, едва ли не на одном дыхание, выпалила та и медленно подняла взгляд. - О тебе не как о друге, нет. Все-таки наша дружба давно канула в лету, Теодор. Как бы мы не пытались ее спасти - она развалилась тогда, четырнадцатого, ты согласен со мной? - Вскинув бровью, итальянка аккуратно провела указательным пальчиком по плечу мужчины и едва покраснела. - И кажется... Может я уже опоздала с ответом... В общем, я могу уверенно ответить, что испытываю к тебе взаимность. Я ее испытываю уже, как оказалось, очень давно, но скрывала это под маской лживого друга - Пожимая плечами и снова переводя взгляд куда-то в сторону, смотря на ночную Флоренцию, Аудиторе сделала вздохнула и иронично ухмыльнулась. - А ты знаешь, что Мария Аудиторе вышла замуж только в тридцать лет? У нее было пять предполагаемых женихов по договору, но всякий раз что-то шло не так и дом Аудиторе расторгал брачный договор - Резко переводя тему, скорее больше из-за страха получить неприятный ответ на свое признание.

Спустя два дня.

Внешний вид и платье подружки невесты.

http://funkyimg.com/i/221eA.png

Канун свадьбы. Канун свадьбы - это нескончаемая суета и нервотрепка не только молодожен, но и их родственников как оказалось. Прошло ровно два дня с момента, когда Нарцисса и Теодор сбежали после ужина и провели весь вечер и ночь вместе, долгими часами разговаривая обо всем, что творилось между ними. Девушка до сих пор не знала к какому выводу они вдвоем в итоге пришли, но и особо задумываться об этом не было времени за последние дни, которые полностью отняла подготовка к свадьбе старшего брата. Сначала ей пришлось ночевать в семье Паолы, которую необходимо было успокоить в связи с подкатившей незаметно предсвадебной истерии, затем оказать помощь матери в последних деталях подготовки. В общем, кажется, Аудиторе практически не спала и не отдыхала эти два дня, хотя планы у блондинки были грандиозные. Она хотела посетить наконец-то все свои любые места, на что отец сказал, что еще будет время; хотела побольше провести время с Теодором, потому что опасалась, что по возвращению в Америку они просто разбегутся; хотела встретиться со старыми друзьями, которые с нетерпением ждали возвращение любимой блондинки. Но, в итоге все сошлось к тому, что планы остались пока только планами, а впереди ждало оставшееся приготовление к бракосочетанию Пьеро и Паолы. - Можно к тебе войти? - Раздался тихий женский голос матери, которая незаметно постучала в дверь и не дождавшись ответа, вошла в комнату. Она, кажется единственная, заметила за эти дни потерянность своего ребенка. - Прости мама, я не слышала как ты постучала - И это была чистейшая правда, ибо пока девушка прихорашивалась за зеркалом - мысли ее снова витали где-то в области той проведенной ночи на площади. - Что же тебя беспокоит, дитя мое? Неужели наш гость, Теодор? - Женщина с легкой улыбкой посмотрела на дочь в зеркало, плавно кладя свои ладони на ее плечи. - Это так заметно, да? - Пытаясь выдавить из себя не то безразличие к разговору, не то удивление какое-то, Нарси взяла со стола несколько шпилек для волос. - Знаешь, что я думаю обо всем этом, Нарцисса? Теодор хороший человек, и он уже очень давно в нашей семье. Каждый из нас доверяет этому человеку, даже твой отец, cara mia. Пусть он этого и не говорит открыто. - Монет добродушно улыбнулась и аккуратно взяла из рук Цисси шпильки для волос, чтобы помочь дочери доделать начатую прическу. - Он - не из благородной семьи, не имеет за своими плечами богатого наследства и прочих привилегий нашего сословия, да. Но, он - честный, настоящий и очень хорошо относится к тебе, Нарцисса. А главное, я вижу, что Теодор очень любит тебя. - Голос женщины звучал убедительно. В прочем как и всегда. - Не бойся, если отец снова не одобрит эти отношения. Я больше чем уверена, что он примет Теодора и благословит ваши союз. В конце концов, не настолько же он у нас суровый, верно? - Монет едва прищурила взгляд, завершив помощь с прической, она положила обратно ладони на плечи и чуть нагнулась, сгибая ноги в коленях. - Ты права. Если бы он возразил моим чувствам к Теодору, то уже бы не позволил привезти его с собой на свадьбу к брату, да и заметил бы нас тогда, за столом. Спасибо, мама - Улыбнувшись, Нарси подняла голову и посмотрела в глаза матери, которая согласно кивнула. Видимо, ей известно больше, чем та мимолетная близость во время ужина. - Вот именно. Ладно, давай быстрее, мы с отцом будем ждать тебя у машины - Развернувшись и направившись к двери, проговорила хозяйка дома и родная мать - Кстати, а ты знаешь, что даже Пьеро кажется уже принял твоего Теодора, или может просто смирился - В голосе Монет прозвучала какая-то радость, может удивление, может облегчение, а может все вместе и сразу - неизвестно. - Ты о чем? - Нахмурившись, Аудиторе обернулась и посмотрела на стоящую в дверях женщину, которая наигранно закатила глаза к потолку и как-то хитро улыбнулась - Он же со стороны жениха, не знала? - Не дожидаясь ответа, она вышла из комнаты оставляя нимфу один на один.
Хмурясь, итальянка повернулась обратно к зеркалу и довершая свой образ помадой нежного цвета, задумалась... Стоп. Со стороны жениха? То есть он... О чем они разговаривали на своем мальчишнике? - Какие-то странности царят в этой семье с этой свадьбой - Пробубнив себе под нос, и вставая с места, осмотрев свою комнату, девушка двинулась к выходу. Минуя длинные коридоры увешанные картинами, портретами предков и различными украшениями интерьера; многочисленные двери в комнаты и парадную лестницу, - выходя на улицу, где возле машины действительно ждали мать с отцом. Брат, Теодор и виновник этого торжества уже давным-давно видимо находились в Сан-Сальви, собственно как и приглашенные друзья семей. Хотя, скорее всего, Паола тоже была еще не готова, а это значит, что итальянке снова не удастся поговорить с Фрейзером до окончания церемонии. Как и всегда, личные дела откладываются на потом.

+2

22

Как же Теодору не хотелось заводить разговор на тему их с Цисси отношений, стараться вдвоем прийти к какому-то выводу и решению, когда этот самый ответ уже достаточно давно лежал на поверхности, и в последние дни ему просто-напросто надоело всевозможными образами заявлять этим влюбленным друзьям, что его и не нужно искать. Что он ждет своего момента не какие-то там жалкие деньки и недели, прошедшие с того рокового четырнадцатого февраля, а все десять - ну может чуть меньше - лет их идеальной дружбы. Так неужели это действительно было так? Неужели в "сердечной" судьбе Фрейзера все было решено, когда в один солнечный день он встретил Аудиторе? Но ведь в те годы юный Тео не воспринимал Нарциссу, как девушку, которая заслужила такой вид наказания, как отношения с ним. Она всегда была для него другом, близким и родным, которыми было не страшно рассказать о скелетах в своем шкафу. Она всегда была окружена мужским вниманием, всегда имела у себя под боком неплохих парней, которые были ради нее пойти если не на все, то на многое. Шотландца никогда не мучали приступы ревности по этому поводу, у него даже в мыслях такого не было. Он знал, что после очередного свидания Цисси во всех подробностях, хочет он этого или нет, расскажет о том, какой чудесный или отвратительный оказался вечер с тем или иным ухажёром. И вместо того, чтобы ревновать, Фрейзер скорее даже любил такие рассказы, особенно когда ему мучила бессонница. Скажем так, истории Аудиторе стали для него личным сортом сказок на ночь. Да и к тому же, еще одной возможной причиной стал тот факт, что, несмотря на все любовные интересы итальянки, которых было немало, каждый вечер, плохо ли прошло свидание или хорошо, она возвращалась к нему. Он занимал свое отдельное место в жизни и сердце Нарциссы. Почитателей ее красоты, знатности, личности в целом было много, что имена некоторых она даже и не вспомнит сейчас, а Тео Фрейзер был, есть и будет единственным экземпляром. И осознание этой уникальности не давало Теодору не впадать в тоску, когда он оставался один или когда слушал истории о каждом ее парне. Все они постепенно исчезали где-то в небытие, пока шотландец стабильно держался на своем месте.
Когда итальянка обняла его за плечи, Фрейзер почувствовал, как по его телу пробегает волна, напоминающая электрический ток, от чего становилось приятно, тепло и как-то уютно и спокойно что ли. В этот момент шотландцу казалось, что он сможет просидеть с Цисси здесь целую вечность, наслаждаясь красотой флорентийских улиц и обществом Аудиторе. Ему хотелось, чтобы время шло как можно медленнее. Чтобы эта ночь длилась бесконечно долго. Чтобы он вдоволь смог насладиться Цисси, смог восстановить тот пробел в их отношениях, который так далеко растянулся. В последние месяцы Теодору не хватало общения с девушкой. Они всячески избегали друг друга впервые за десять лет своей дружбы. Фрейзеру еще никогда не было так трудно поддержать разговор с девушкой, еще никогда не хотелось скрыться от нее где-нибудь, сбежать. То же самое он видел и в глазах Аудиторе. А это, знаете, довольно-таки неприятно лицезреть в человеке, которому ты доверяешь всей душой, которого любишь всей душой. Но сейчас, обнимания Нарциссу, Тео чувствовал себя легко и спокойно, как это было всегда.
Неожиданно молчание прервала Аудиторе. Теодору, конечно, нравилось сидеть и в умиротворяющей тишине, однако мужчина понимал, что они пришли сюда совсем не за этим. Пора расставить все точки над i. Видимо так считала Цисси, и Тео был абсолютно с ней согласен.
- Не за что тебе извиняться. Я тоже вел себя, как тот еще идиот. Видимо, нам просто необходимо было пережить подобное хотя бы раз за десять лет, - он опустил голову на плечо итальянки. Только сейчас он заметил, что на другой стороне улицы сидит такая же влюбленная парочка. Но было в них что-то такое, что все-таки отличало этих двоих от Нарциссы и Фрейзера. В них не было какой-то напряженности, которая в это время все еще продолжала висеть над "друзьями".
- А теперь о том, что крутится в моей голове все это время... - вот они и добрались до основной части этой истории. Видя, как девушку немного нахмурилась, сведя бровки, Тео не смог сдержать улыбки. В этот момент она была так похожа на ребенка.
- Ну и что же там крутится? - мужчина отвел взгляд от парочки и посмотрел прямо на Цисси. - Ну давай, Цисс, говори, не нужно выдерживать паузы, уместные для драм, - он снова улыбнулся. Не нужно было быть экстрасенсом, чтобы догадаться, о чем начнет говорить Нарцисса, и Тео знал, что ему сейчас придется услышать, потому что он и сам думал о том же самом. Он молча вслушивался в каждое сказанное итальянкой снова, и ему начинало казаться, что она читает его мысли, слово в слово. Фрейзер не вставлял никаких комментариев, не желая прерывать девушку. Да и добавить ему было нечего.
- И кажется... Может я уже опоздала с ответом... В общем, я могу уверенно ответить, что испытываю к тебе взаимность, - даже эти слова, которых он ждал не один день, Тео принял молча, только уголки его губ вздрогнули. Не успел шотландец ничего ответить, как Аудиторе резко сменила тему абсолютно в другом направлении.
- Цисс, давай просто помолчим, ладно? - с ухмылкой произнес Тео, а после короткой паузы добавил: - И насчет твоего ответа, ты не опоздала.

Два дня спустя.

Внешний вид

Ну раз такое торжество, я тоже оденусь. А еще галстук в цвете с платьем Нарциссы  https://vk.com/images/emoji/261D.png
https://41.media.tumblr.com/8373fd43d924854e616584ca37b28265/tumblr_msi7pfDyhs1s9kzd3o1_400.png

Ну вот и наступил день свадьбы. Дом Аудиторе напоминает огромный пчелиный улей, жизнь в котором кипит без остановок. Все так взволнованы, воодушевлены и в то же время нервны, что, казалось, от переполнявших их различных эмоций они просто-напросто взорвутся. И хоть Теодор и понимал, что без этой самой суеты никак не обойтись, тем более при таком событии, но шотландцу начинало поспешно наскучивать мельтешение знакомых и незнакомых лиц у него перед глазами. Хотелось скрыться от всего это. Поэтому, думаю, не стоит говорить насколько был рад Фрейзер, узнав, что он, будучи не последним человеком со стороны жениха, покинет семейное гнездышко Аудиторе чуточку пораньше. Но все-таки радость не была настолько сильна, как удивление. Пьеро хочет, чтобы он был одним из свидетелей на его свадьбе? Пьеро Аудиторе? Мы вообще об одном человеке говорим? Вот и Тео до сих пор слабо в это верил, однако он был действительно рад, что все недомолвки и "недолюбовь" канули в лету. Пьеро не был плохим парнем, просто, в отличие от того же Леона, он был слишком похожа на отца, у которого, казалось, было все распланировано на несколько десятков лет вперед.
Прошел час с того момента, как они прибыли с Леоном и Пьеро в Сан-Сальви. Но и тут Теодору не дали особо отдохнуть от предсвадебной суматохи. Бесконечные толпы гостей, состоящие из родственников обеих сторон и так же их друзей. Каждого нужно было встретить, с кем незнаком познакомиться, а после проводить уважаемого гостя и показать, где его облаченная в дорогую ткань задница просидит большую часть. Как только шотландец выделил для себя свободную минутку, он скрылся в небольшой комнатке и на несколько минут в прямом смысле завис перед зеркалом, но совершенно не потому, что его волновал неправильно торчащий в сторону локон или помятые вороты рубашки. Больше всего его раздражал галстук, который он надел по настоянию Нарциссы.
- Ты чем тут занимаешься? - смеясь, произнес вошедший в комнату Леон. Он спокойным шагом подошел к шотландцу и осмотрел его.
- Этот чертов галстук... Никогда не любил носить эти элегантные удавки. Но Цисси сказал, чтобы я его одел, а то буду похож без него на дешёвого ведущего свадеб или официанта. И ладно бы я смирился будь он фиолетовым, красным, да хоть лазурно-голубым, но ведь он розовый.
- Под цвет ее платья? - сдерживая смех, спросил Аудиторе, на что Фрейзер лишь хмуро кивнул. Ослабив его немного, Тео еще раз посмотрел на себя в зеркале, а после повернулся к Леону.
- Как думаешь, если я сниму его, она убьет меня? - итальянец похлопал Теодора по плечу, а после направился к двери, говоря при этом на ходу.
- В лучшем случае, она просто заставит тебя его съесть.

Отредактировано Theodore Fraser (2015-09-25 14:44:57)

+2

23

Временами, оглядываясь назад, разглядывая свою жизнь, мы задумываемся о том, что же нас теперь ждет впереди. Впереди неизвестности, когда прежнее и привычное нам, уступает место новой жизни, окрашивая ее в совершенно иных и ранее незнакомых нам красках. Мы даже не догадывались, что способны радикально поменять свой образ существования в считанные минуты, просто сказать: "да" или "согласен". Признаться в любви, поклясться перед свидетелями и Богом в своей верности и преданности, прочно закрывая позади себя дверь в прошлое, которое когда-то казалось тебе совершенно идеальным. А-нет, идеал теперь для тебя является другой, и этот идеал готовился точно так же как и ты, повторяя клятву перед зеркалом, волнуясь и подсчитывая в уме минуты до совершения большого шага к алтарю, где сейчас приготавливался священник. Но, почему-то сейчас, сидя уже в машине рядом с отцом, Нарцисса думала не о предстоящем шаге своего брата к семейной жизни, а, внезапно, о своем. Нет, конечно, Теодор не предлагал итальянке выходить за него замуж сию же секунду, но почему-то девушка представила в своем уме именно собственную свадьбу. Готова ли она будет к этому дню? Ведь ранее, когда еще Аудиторе связывали отношения с Коннором, то они не однократно задумывались и фантазировали о таком большом событии в своей жизни. Кажется, хм, Цисси впервые так красочно все себе представляла тогда, ибо была счастлива, что мужа нашла себе сама, а не с помощью этих всех семейных договоров и так далее, которые устраивал любимый папочка. К великому удивлению и счастью, наверное, все это оставалось лишь в фантазиях двух влюбленных, которые теперь жили каждый сам по себе, и Нарси даже понятия не имела где находился Кенуэй и что с ним. Возможно, он уехал куда-то на запад, а возможно просто больше не хочет появляться на горизонте той, кто, собственно говоря, и разбила ему сердце. Да-да, история о сильной любви с не самым приятным концом, и все по вине итальянки, которая послушно последовала наказаниям своего родного отца и братьев. И, вот теперь снова: она признается мужчине, которого знает десять лет в любви - тот отвечает взаимностью, и, в голове сразу же возникают образы их совместного будущего. Снова фантазии, возможно немного глупые и вряд ли осуществимы, но Аудиторе ничего не могла поделать с собой. Лишь пусто смотреть на меняющийся пейзаж за окном лимузина. Ей просто немного хотелось, чтобы в этот раз отец не влезал в отношения и позволил своей принцессе обрести счастье точно также, как сегодня обретет его Пьеро. Только вот Паола была из богатой и знатной семьи, а что Фрейзер? - Cara mia, что-то случилось? - Раздался женский голос с бокового сиденья, и если бы легкая материнская рука не коснулась колена Нарциссы, то она наверное даже бы не обратила внимание на обращение. - Все в порядке, мама - Итальянка постаралась беззаботно улыбнуться, ведь сегодня праздник, а не похороны... Хотя возможно это тоже будет, если папочка прознает. Странно, но от этой нелепой мысли блондинка едва подавила смешок, и чтобы скрыть рвущийся наружу смех с улыбкой, она опустила голову вниз. - Тебя что-то рассмешило? - С интересом проговорил отец, чуть приподнявший свою бровь и с ухмылкой косясь на рядом сидящую дочь - О, нет, нет, папа. Я просто вспомнила старую историю - Соврать легче, чем прямо сейчас и тут, в тесном и замкнутом помещении, заговорить о своих чувствах к Фрейзеру. - Да? Это же какую историю ты вспомнила? - Опрокинув голову на подголовник сидушки, отец неугомонно продолжал удерживать Нарциссу на начатой теме, а не позволять ей увильнуть, как обычно она это обожала делать. Потому, нимфе необходимо было в считанные секунды придумывать в своей голове какую-то небылицу, но видимо матушка заподозрила ложь и поэтому приняла очередь разговора на себя. Облегченно вздохнув, Цисси снова повернула лицо к окну и уставилась на знакомые улицы.
Наконец-то машина начала сбавлять ход, когда за окном появилась башня Сан-Сальви. Вырвавшись из своих раздумий, в кой-то веки, Нарцисса широко распахнула глаза и чуть выгибаясь, посмотрела на старое сооружение. Господи, насколько же удивителен этот город и эта страна, думалось ей. Дождавшись, когда водитель откроет дверцу авто, пропуская вперед отца, а затем подавая руку для матери, Нарси схватила свою сумочку с соседнего сиденья и достав телефон, зашла в твиттер чтобы опубликовать сообщение про свадьбу и свои мысли. Ей хотелось так много излить там о Теодоре и своей маленькой радости, но увы, количество символов ограниченно. Черт. - Закончила? - Со смешком в голосе проговорил отец, чем слегка спугнул итальянку и та вздрогнув, едва не ударяется головой о потолок салона машины. Убрав телефон обратно и одновременно отключив его, блондинка подает руку водителю и вылезает из темного и прохладного помещения на солнце и жару. Душный воздух и горячий ветер сразу давали вам понять, что вы находитесь в солнечной Флоренции, а не где-то в Альпах или даже Франции. - Итало, Гилберто Вольпе, как я вас рад видеть - Голос отца начинает отдаляться, когда он замечает старых и добрых друзей семьи. Вольпе тоже считалась старым родом этого удивительного уголка рая (ну, рая для Нарциссы), потому не удивительно, что эта семья была приглашена одна из первых на свадьбу Пьеро Аудиторе. - Sì, il mio amico, я тоже рад наконец-то встретиться вне рабочего времени. - Пока мужчины обнимались в дружеском приветствии, Нарцисса направилась к церкви, но буквально на ее ступенях  за руку блондинку хватает чья-то мужская. Обернувшись, она замечает наконец-то Итало, друга детства, навязанного жениха, и просто хорошего человека. - Здравствуй, angelo - Выпустив руку итальянки из своей, мужчина поравнялся с ней ростом, становясь намного выше, и чмокнул в щеку. - Здравствуй, Вольпе. Я рада тебя видеть - И это было искренне, потому что Нарси действительно истосковалась по этому итальянцу. - Прекрасно выглядишь, и, надеюсь, сегодня наши отцы не будут снова... - Замолкнув, он добрым взглядом осмотрел свою навязанную невесту, а после кивнул в сторону Джиэнмарко и Гилберто - Ооо, и я надеюсь, что сегодня нас не будут снова сватать. Когда они поймут, что мы не хотим? - Взяв под руку мужчину, Аудиторе направилась с ним к дверям церкви - Когда мы наконец найдем кого-то - Парень рассмеялся, галантно пропуская Нарциссу вперед - Что же, пойду найду Леона, а тебе советую скорее наведаться к Паоле. Кажется, хм, она в истерике - Он снова поцеловал Нарси в щеку и свернул вправо, заворачивая к лестнице ведущей на второй этаж западного крыла. - Истерика? Отлично - Закатив глаза и делая глубокий вдох, итальянка направилась к восточной лестнице, как ее нагнала мать, хватая дочь под руку и чуть прижимаясь плечом к плечу - Думаю сегодня вам с Теодором надо объявить о своих отношения - Залепетала женщина, поднимаясь вместе с Цисси по лестнице на вверх - Мама! - Возмутившись и одновременно удивившись, мгновенно уставившись на идущую рядом женщину, произнесла девушка - Не мама. Вы хотите с Итало, чтобы отцы от вас отстали раз и навсегда? Тогда сегодня для этого лучшее время. Сама посмотри сколько гостей собралось, сколько мы заказали алкоголя и еды - отец просто будет не в том духе, чтобы отчитывать тебя и убивать Теодора. Нарцисса, я видела вас тогда вечером у дома, и, сказать честно, давно заметила эту искорку между вами. Я еще и твоему новоявленному жениху скажу все, что думаю. Поэтому не смей сейчас со мной пререкаться. Особенно тут и сейчас. - Тирада матери, которая не позволила даже вставить хотя бы предложения, закончилась ровно тогда, когда они обе оказались у двери ведущей в помещении, где находилась Паола со своей матерью и двумя подругами. - Будь умницей и осчастливь наконец-то отца. Не хочешь же ты быть как Мария Аудиторе? - Вопросительно вскинув бровью и внимательно посмотрев на Нарциссу, Монет открывает дверь в комнату и с улыбкой подходит к Виттории, матери невесты. - Мне сегодня решили все вынести мозг? - Мысленно подумала блондинка и вобрав в легкие больше воздуха, вошла следом за матушкой. - Нарцисса! Наконец-то ты тут! - Паола чуть ли не кинулась с объятьями к младшей сестре своего жениха, что заставило итальянку замереть и не шевелиться.

+1

24

Что может быть чудеснее и милее семейных празднеств? Когда бесчисленное количество родственников съезжаются со всех концов света, заполняют собой каждую комнату твоего дома, нежно "облизывая" друг друга и говоря о том, как сильно все изменились и похорошели. И пусть большинство из этих действий лицемерны и говорятся чисто из вежливости, а основной целью их приезда является оценка стола, который ты для них накроешь, все равно на душе становится приятно, чувствуется какое-то единение. В семье Аудиторе эти мероприятия проходили особенно масштабно. Тео успел насмотреться на них еще в те времена, когда работал в качестве личного "раба" Нарциссы. Но сегодня все было совершенно по другому. Сегодня шотландец был здесь не как прислуга. Сегодня он - гость. Причем не самый последний. Знаете, это когда особенно важные и любимые родственники вносятся в список первыми, так вот Фрейзер был где-то на несколько строк выше. И, осознавая свое место, обычный Теодор мог бы весь вечер шутить по этому по поводу. Но Тео-"сегодняшнего дня" не мог даже придумать чего-нибудь такого бредово-ненормального, от чего большая половина гостей покрутила бы пальцем у виска.
- Паола такая прекрасная девушка. Она идеальная пара для Пьеро, - послышался голос одного из гостей, когда шотландец в компании Леона спускались по лестнице в холл. "Конечно, они идеальная пара. Еще бы вы это отрицали", - пронеслось в голове у Теодора. Не нужно думать, что шотландец плохо относился к Паоле. Нет, ни в коем случае. Он относился к ней довольно равнодушно. Они не так уж часто пересекались друг с другом и до задушевных разговоров так же не доходили. Кажется, она была довольно милой. Цисси любила ее и не раз говорила о ней немало хорошего. Но вот некоторое число приезжих родственников, знавших Паолу едва лучшего Фрейзера, но отзывавшихся о ней в тоже время чрезмерно положительно, явно брали в расчет не ее чудесный характер и добрую душу. Семья Мартино была богатой, уважаемой, знатной. Аудиторе было не стыдно породниться с таким семейством, в отличие, хотя бы, от Фрейзера, у которого не было ни положения, ни денег, вообще ничего. Шотландцу не составляло особого труда представить лицо мистера Аудиторе, если бы Тео в лоб ему сказал, что он любит его дочь и даже планирует сделать ей предложение. Пришлось бы нанимать целую клининговую компанию, чтобы отереть от дорогого итальянского ковра ее грязную шотландскую кровушку.
- Ты чего ходишь, как зачарованный, Фрейзер? Ты в порядке? - заговорил Леон и толкнул его в плечо, когда Тео чуть было не прошел мимо нужного прохода. Мужчина остановился и, проведя рукой по волосам и расслабив немного галстук, решил отшутиться:
- Слишком много Аудиторе в одном месте. Я уже успел отвыкнуть от этого, - проведя взглядом по толпе, Фрейзер увидел, как к ним не спеша приближается молодой мужчина в дорогом, строгом костюме. - Это Итало? - запустив руки в карманы брюк, спросил Тео у Аудиторе.
- Именно он. Отец явно будет сегодня вечером снова обсуждать с Вольпе-старшим, как было бы прекрасно поженить детей. Если ты, конечно, не уведешь мою сестру у итальянца из-под носа.
- Я так давно его уже не видел, - произнес Фрейзер, якобы пропустив мимо ушей последние слова Леона. - Он хоть раз пил с нами?
- Нет, ты что. Итало ведь у нас относится к типичным аристократам, которые не упиваются до состояния астрала непонятно с кем. Да и со знакомыми тоже. Он, так называемый, женский идеал. Что-то вроде нашего Пьеро.
- Так он такой скучный. И как это Цисс с ним встречалась? Хотя... как раз-таки тут все ясно. Каждой принцессе нужен свой принц на белом коне, - улыбаясь, ответил Тео и закончил свою речь как раз в тот момент, когда Итало подошел к ним вплотную.
- Ciao, León, - протянув руку в знак приветствия, Вольпе перевел взгляд на Фрейзера. - Теодор, верно? Раньше кажется ты был водителем Нарциссы.
- Да, отныне я значусь, как бывший водитель и просто друг, - произнес шотландец и пожал протянутую ему руку. - И почему ты мне никогда не нравился, чувак? Хотя и сейчас ничего не изменилось. - подумал Фрейзер и дружелюбно улыбнулся.
- Насколько я понял, вы оба со стороны жениха и занимаетесь сейчас гостями? Может вам нужна помощь?
- Даже не знаю... - начал было говорить Леон, натянув на лицо задумчивое выражение и переведя взгляд на шотландца. Тот,продолжая улыбаться, продолжил:
- Лишние руки никогда не помешают. Пойдем, мы обязательно для тебя что-нибудь подыщем.

Время летело так незаметно, когда все занимались делом, хлопотали над гостями. Скинув часть не самых важных обязанностей на волонтера Вольпе, Тео в компании Леона развлекал все еще прибывающих гостей. Казалось, что этот поток людей никогда не закончится. У шотландца уже просто не хватало шуток на всех прибывших. Спасибо, что хоть никто не додумался забрать у него Леона, с которым они работали в слаженном дуэте. Пока из гостей никто не жаловался, а значит Тео держался молодцом.
- Если мы свалим на пару минут покурить, они заметят наше отсутствие? - опираясь на дверной косяк, спросил шотландец.
- Ты куришь? - смеясь поинтересовался Леон.
- Сейчас я готов не то, что выкурить одну сигаретку, а сожрать целую пачку. Ты ведь не против, если я отойду на пару минут?
- Иди, страдалец. Но как вернешься, тоже дашь мне сделать перерыв.
- Я обязательно постараюсь вернуться, - добавил Фрейзер, поднимаясь по лестнице. Проходя мимо двери в комнату, где скрывалась невеста и ее "фрейлины", Тео наткнулся на Цисси, как раз выходящую в коридор.
- Как вовремя ты вышла. Пойдем немного отдохнем. Я думаю минуты три Паола без тебя проживет. Давай без пререканий, иначе я закину тебя на плечо.

+1

25

Знакомо ли вам чувство, когда радость граничит с печалью на одной натянутой струне и этот цикл повторяется каждые полчаса, - сейчас хочется улыбаться и наслаждаться приятными моментами до тех пор, пока в голове не начали рыться множество воспоминаний нагоняющих сладкую горечь. Кажется, только вчера Цисси могла забраться на шею к самому старшему брату и кричать, чтобы тот покатал ее во дворе за домом, а сегодня он уже взрослый мужчина, который находился в другом крыльце церкви и завязывая свой черный галстук, готовится вот-вот вступить в новую и неизвестную ему жизнь. Только вчера дети Джиэнмарко резвились на винограднике, срывая самые спелые грозди с вьющихся веток, а сегодня уже выпивали вино из тех самых виноградин. Вчера они приходили домой с ссадинами и синяками, а сегодня... Сегодня старший брат уже жениться. Как же быстро пролетает время, и осознавая это, Нарси слегка обмякла в объятиях Паолы, которая продолжала крепко сжимать сестру своего жениха. Радость, которая до этого переливалась через края мгновенно испарилась, оставляя лишь призрачный след на дне грусти, и итальянка ничего не могла с этим поделать. Она ненавязчиво высвободилась из объятий и сделала небольшой шаг назад, чтобы внимательно смотреть невесту. Паола как всегда была прекрасна, и сегодня она по истине королева бала, но это не отменяло того, что хотелось разреветься. Разреветься только потому, что Аудиторе жгуче желала вернуться в свое беззаботное детство, когда не нужно было думать о браке, о будущем, о работе - обо всем, что связывает тебя со взрослой жизнью. Она хотела снова превратиться в маленькую принцессу, которая так любила сидеть у отца на коленях и читать историю. А недавний разговор с матерью лишь усугубил моральный настрой блондинки и заставил погрузиться в свои размышления. Конечно, Монет не со зла хотела, чтобы собственная дочь ходила с кислой миной на свадьбе своего брата, а наоборот из лучших побуждений подталкивала ее навстречу к Теодору, но... Но черт, она не учла мнение отца. Как Джиэнмарко отнесется к новости, что любимая дочурка по уши влюблена в своего бывшего водителя, и причем влюблена уже достаточно давно. Ведь же он снова наверное возьмется за старое и попытается разорвать эту связь к чертовой бабушке, лишь бы не допустить возможных отношений с человеком не из благородного круга. И почему Нарцисса - это не Паола, а старший брат - это не богатенький аристократ, тогда бы скандалы и споры мигом отступили в пыльный и старый сундук. - Что-то не так? - Немного озадаченно поинтересовалась невеста и едва сутулясь, заглянула в глаза младшей сестре своего жениха. Вот именно за это Аудиторе и полюбила эту девушку, за чуткость и внимание. Паола была похожа на родную мать, только более смуглее и не красила волосы в блондинистый цвет. Наверное поэтому ее и избрал в свои жены Пьеро, который в первую очередь ценил в девушке душевную красоту, а уже потом внешнюю. Да, представьте, остались еще порядочные мужчины, и в отличие от Леона, старший Аудиторе напоминал своей мечтательностью об идеале саму Нарциссу. - А? Ох, нет. Все в порядке - Оклемавшись от своих размышлений и вырываясь обратно в реальный мир, где царил хаос и суматоха грядущего венчания, проговорила нимфа. Она постаралась улыбнуться и сфокусировать взгляд на платье, которое было не чисто белым, а ближе к кремовому цвету. - Ты ослепительна - Честно призналась девушка и поцеловала новую родственницу в щеку, после чего обошла ее кругом и на миг представила свою собственную свадьбу. Да-да, Цисси до сих пор верила, что когда-нибудь и она прыгнет в свадебное платье и родители устроят ей пышный праздник в соборе Санта-Мария-дель-Фьоре. Ха, почему именно там, а не так скромно, как у старшего брата? Ответ совершенно прост, ведь в семье Аудиторе было двое сыновей и лишь одна дочь, и ни для кого не секрет, что Джиэнмарко из кожи вон лез, чтобы угодить своей любимице. В этом плане итальянке очень даже повезло, хоть правда и требуют от нее четких соблюдений правил семейного, ммм, грубо говоря кодекса. - Что же, раз все действительно в порядке, может поможешь мне? Я заготовила клятву и не знаю. Я не знаю, подойдет она. Я волнуюсь. Святая Мария, мы с Пьеро уже лет шесть вместе, а все еще боюсь ему не понравиться - Что же, вполне типичный ответ для той, кто через пару часов выйдет замуж. Это даже вызвало теплую улыбку на устах Нарси, которая согласно кивнула и предложила присесть в удобные кресла. Интересно, здесь всегда так комфортно или только тогда, когда вкладываешь уйму денег?
Паола присела рядом, достала лист бумаги и начала зачитывать его вслух. Краем глаза блондинка заметила, что две подружки невесты сейчас разрыдаются от умиления, да и сама Аудиторе так же была на грани чувств, а матушка невесты с гордостью в глаза кивала на каждое предложение дочери. Господи, даже в такие моменты родители старых семей твердо следили за своими детьми. Смешно наверно со стороны, но такова была реальность Цисси, которая выросла во всех этих жестких рамках, и ей казалось такое внимание со стороны родных уже привычным. Когда же Паола закончила чтение своей клятвы, которую между прочим нимфа внимательно слушала, она подняла взгляд на сестру своего будущего мужа и неуверенно улыбнулась. На самом деле строки написанные нежной рукой этой женщины вдохновили итальянку. Ее настроение снова начало балансировать от грусти к радости и вере в чистые чувства. Кажется они действительно любили друг друга так же, как мама любила отца - это мило. Чертовски мило и приходит осознание, что осталось в мире что-то хорошее, а не эти постоянные разборки политиков и криминальные сводки. - Мне кажется, что клятва очень понравится Пьеро. Хотя думаю он не поэтому жениться на тебе. Паола, я знаю тебя уже много лет, практически с детства, и сказать честно, лучшей кандидатки в жены моего любимого брата, ммм, я просто не могу представить. Все будет хорошо, вот увидишь. Ты потом еще с улыбкой будешь вспоминать как нервничала в этот день. - Спокойным и немного тихим голосом проговорила Аудиторе, а после поднялась вместе с Паолой со своих мест. Кажется невеста была успокоена, а значит можно немного выйти и подышать свежим воздухом. В конце концов ей хотелось так же пообщаться с Итало, которого не видела чуть меньше года. Как ни крути, а он был частью семьи, хоть и не прямым родственником. - Я отойду не надолго, но обещаю вернуться через минут двадцать. Ты справишься без меня? - С улыбкой и немного задористым голосом пролепетала блондинка, получая в ответ кивок и снова крепкое объятье - Ты чудо, Нарцисса Мария Аудиторе. - Прошептав на ушко, Паола выпустила девушку из своих тонких рук.
Развернувшись к двери и сделав глубокий вдох, чтобы только снова не погрузиться в воспоминания о проведенном детстве рядом с братьями и о том, какие они были счастливые, Цисси выходит в коридор едва ли не столкнувшись лбами с Теодором. Легкое смущение сковало Аудиторе, заставляя ее прижаться спиной к закрытой двери и опустить взгляд в пол. - Я тебе хотела тоже самое предложить - Отозвалась она на его предложение выйти, после чего оттолкнулась спиной от двери и направилась прямо по коридору к лестнице ведущей вниз. Стараясь долго не задерживаться в зале и возле входа среди гостей, Нарси взяла Фрейзера за руку и потянула за собой за угол церкви. Сделав небольшой поворот вокруг себя, так чтобы оказаться спиной к стене. Прижавшись к ней и притянув к себе шотландца, максимально сокращая разделяющую их дистанцию, Аудиторе заглянула в глаза мужчины и ласково улыбнулась. - Знаешь, я тут поговорила с матушкой, точнее она поговорила со мной. - Начала та, ощущая, как на щеках начинает появляться легкий румянец и хвала макияжу, который скрывал это. Ведь в данную минуту Цисси была дико похожа на маленькую и глупую девочку, которая влюбилась в разбойника. Хотя... Хотя как посмотреть, ведь отчасти это было так. Зная прошлое Теодора, трудно представить какую-либо другую картину в сравнение. - Мне хорошо с тобой, Теодор Фрейзер. И, я хочу сообщить сегодня вечером отцу о том, что люблю тебя - Кажется она только что в слух раскрыла не только свои планы, касательно шокирующих вещей для Джиэнмарко, но и призналась наконец-то в том, что действительно любила шотландца. Что ее временное замешательство четырнадцатого февраля, да и до сегодняшнего дня - было лишь испугом перед открытием того, что было очевидно. Ведь стоит просто вспомнить, как она смотрела на него, когда он занимался своей работой или когда что-то пытался приготовить. Вспомнить как они еще в юные годы в жаркие дни залезали в местные фонтаны Флоренции, а вечером сидели на берегу реки Арно и разговаривали ни о чем. Давно она его любила, очень, и только после слов матери вселившей надежду и уверенность, Нарцисса это поняла и не хотела больше упускать из своих рук.

+1

26

Знаете это отвратительное чувство, когда у тебя внутри счастье начинает сплетаться с какой-то чертовой безысходностью. Когда ты неимоверно счастлив от того, что между тобой и девушкой, которая тебе не безразлична, начинает все проясняться. Ты понимаешь, что ее чувства к тебе ответны. Что тебе не нужно говорить ей о своих чувствах прямо, а ей - тебе. Вы все видите, вы все понимаете без слов. Но с другой стороны ты находишься в доме, хозяева которого, даже стены которого помнят тебя в нем прислугой. Не то, чтобы Тео когда-то волновали различия в статусах. На самом деле ему всегда было на них наплевать, потому что они не оказывали никакого влияния на его жизнь, на его судьбу. Но в этот день для сегодняшнего Теодора этот вопрос оказался одним из наиболее больных, колючих. Уже несколько раз шотландец прокручивал в своей голове тот самый момент. Пораженный очередным выбором дочери, разгневанный Джиэнмарко, не менее удивленный Пьеро, спорящая и доказывающая что-то семье Цисси. Спора и осуждения не избежать. Увы, но это было нечто неизбежное, само собой подразумевающееся. И финале нас ждал эпичные гонения сына Шотландии в зашей. Занавес. Аплодисменты. Слезы и сопли. Громкие рыдания. В общем, все в лучших традициях шекспировских драм.
Собирался ли Фрейзер уступать из-за весьма предсказуемого представления? Собирался ли он отказаться от Нарциссы? Конечно, может шотландец и был конченным и больным на оба полушария мозга идиотом, но уж явно он не был трусом. Нет-нет, Теодор Фрейзер никогда не выпускает желаемого из рук без боя. Никогда. В этой ситуации его куда больше беспокоила Нарцисса. Ей снова придется переживать это. Снова не тот парень. Снова недовольный отец. Снова придется разрываться между мужчинами, которые являются для нее дорогими, близкими и любимыми. И если в одном она может быть уверена стопроцентно, то вот второй... Что если он действительно не тот? Что если позже она будет жалеть, что шла наперекор семье и пропускала мимо ушей папенькино "а я же предупреждал тебя, дитя мое"? Что если? Ее репутация пострадает, мнение о ней среди итальянской элиты омрачится. В отношении Тео все было куда проще, казалось бы. Ему не страшно рисковать, потому что терять то мужчина на первый взгляд и нечего. И это, частично, было действительно так. У Фрейзера не было благородного происхождения, а вместе с тем не было груза ответственности и ярлыков, которые навешала бы на него интеллигенция. Но он терял что-то более ценное, чем все выше перечисленное. Он терял своего человека, своего друга, свою любимую женщину. При худшем раскладе он терял Нарциссу. Сможет ли он пережить эту потерю? Как ванильно и тошнотворно мило это не звучало, но итальянка была самым важным и самым близким человеком, который у него был. Никто не знал его так, как знала она. Никому он не мог доверить столько, сколько доверял и будет доверять ей. Ближе ее нет и вряд ли когда-нибудь будет. И Тео не готов был терять ее. Не сейчас, не потом. Мужчина не хотел, чтобы она жалела о своем выборе. Чтобы приняла это решение, обдумав ее, взвесив все за и против. Неожиданно было слышать такое от Фрейзера. Он сам находился в некотором недоумении от своих мыслей, что тут о других говорить-то.
Тео был слишком погружен в свои мысли, что даже не сразу понял, как они с Цисси оказались за углом церкви. А когда итальянка одним резким движением притянула его к себе, заставляя мужчина наклониться, он едва не ляпнул что-то вроде: "Да что же творишь ты со мной, окаянная? Я ж слово серьезное молвить пришел!" Но, слава Всевышнему, шотландцу удалось вовремя заткнуть фонтан своей мысли и просто рассмеялся.
- Дорогая, тебе не кажется, что подобные телодвижения должен мужчина делать. Это же задевает мои мужские чувства самца, - он осторожно провел рукой по ее волосам. Даже на каблуках итальянка была намного ниже его. Она была похожа на милую и невинную Красную Шапочку, а он - на Серого Волка, шерсть которого, правда, была осветлена перекисью. Что за дурацкие сравнение лезли в его голову? Фрейзер сам сдерживался, чтобы не вскинуть бровь от удивления и не произнести: "Может они подмешали что-то в напитки?"
- Знаешь, я тут поговорила с матушкой, точнее она поговорила со мной, - голос итальянки снова вырвал Тео из его "волшебной страны Дебилии".
- Знаешь, обычно так начинаются не самые лучшее разговоры, - напустив немного серьезности, Фрейзер даже слегка прищурился. - Кажется, именно так начинался один из тех наших разговоров, когда оказалось, что твоя мама узнала, как мы курили траву прямо на ее клумбах. Неловко как-то тогда вышло. Знаешь, мне стыдно как-то даже проходить мимо этих клумб. Будь я на месте твое матушки - и слава Богу, что я не на ее месте - я бы всадил нам тяпки прямо... - опустив глаза на Нарциссу и увидев это ее выражение, которое прямо-таки говорили о том, что она сейчас ему язык в бантик закрутит, Фрейзер засмеялся: - Ладно, извини. И что же сказала тебе это великая женщина? Надеюсь, это не по поводу того, что я разбил один бокал.
Молчание затягивалось на пару долей секунд больше, чем было бы нужно. Интрига то была уже запущена, а шотландец до сих пор пребывал в неведении. Не то, чтобы это его раздражало, но... нельзя же так, нечестно что ли.
- Мне хорошо с тобой, Теодор Фрейзер. И, я хочу сообщить сегодня вечером отцу о том, что люблю тебя , - сказать, что Теодор был удивлен, означало ничего не сказать. Сказать, что он был поражен, означало тоже самое. Его теперешнее состояние можно было назвать скорее невероятным ахером. Да-да, именно так. Ему хотелось пищать, как пятнадцатилетней девчонке, которую впервые пригласили на свидание. Хотелось, как суровому викингу, закинуть свою женщину себе на плечо и скрыться в неизвестном направлении. Ему хотелось поцеловать ее, как никогда. И он уже было приблизился к ее лицу как можно ближе. Мужчина уже чувствовал ее теплое дыхание на своем лице. Он уже практически коснулся ее губ, как вдруг остановился. Посмотрев ей в глаза, Тео улыбнулся и произнес:
- Знаешь, я что-то не расслышал последних двух слов. Там было что-то вроде: "Я тебя..." Можешь повторить, пожалуйста. Ну еще разок. Глядя мне в глаза, Цисс, будь умницей, повтори.

Отредактировано Theodore Fraser (2016-05-11 17:26:13)

+1

27

Иногда любовь можно найти там, где вовсе ее не ожидаешь отыскать и так получается, что от обнаруженной находки мы впадаем в мимолетное оцепенение. Мы настолько слепы, что крайне редко способны посмотреть куда-либо дальше своего носа, выискивая в толпе надуманных идеалов и своих единственных. Строим в голове образы, картинки возможной встречи, диалоги, - будто бы любовь это очередной сценарий, пьеса в которой играем главную роль. Совершаем ошибки и разбиваем сердца, хотя следовало просто посмотреть на человека, который все это время был рядом с тобой. Просто повернуть голову и снять искажающие очки, чтобы понять насколько счастье было близко. Так произошло и с Нарциссой, которая все годы рвалась познать эту любовь. Это сладкое и пьянящее чувство, которое переполняло ее мать в обществе ее отца. Она хотела любить и быть любимой, без всей фальши и наигранности, которую блондинка успела повстречать за свои годы и... И вот, отчаявшись найти такого человека, взгляд странным образом падает в сторону Теодора. Словно озарило. Что-то защемляет каждый нерв и заставляет разум мутнеть в его присутствии. Аудиторе впервые посмотрела на шотландца под другим углом и ракурсом, под внезапном воздействии нахлынувших чувств. Она флиртует и всячески соблазняет, потому что до сих пор ощущает какие-то нотки неуверенности в себе. Но, стоило только Фрейзеру ответить тогда на слабый импульс, позыв, который издавало ее тело, как слепота спала с глаз и девушка поняла - Теодор Фрейзер и есть ее счастье. Он тот самый человек, с которым хотелось не просто построить будущее, но и создать собственную семью. Эти мысли не однократно посещали итальянку, когда они находились в одном помещении и над чем-нибудь активно работали, вот только признаться в этом Цисси боялась до сегодняшнего дня. Видимо Монет действительно имела огромное влияние на свою дочь и лучше знала, чего та хотела от своей жизни и от отношений, не став препятствовать чувствам Италии и Шотландии, как это сделал бы ее горячо любимый муж.
С легкой улыбкой выслушивая очередную тираду из уст Теодора, Аудиторе попыталась скрыть свое рвение заткнуть ему рот чем попало: ладонью, поцелуем или этим галстуком, который она заставила одеть. Вообще довольно странно, что он вот так легко согласился на подобный жест даже не пререкаясь. Хотя кого итальянка обманывала? Скорее всего Фрейзер уже успел прожужжать все уши Леону о том, какая же его младшая сестра жестокая, словно предпочитая лишний раз не ругаться перед таким важным для ее семьи торжеством. Вот в чем был удивителен этот шотландец, так это своей выдержкой и умением вовремя сбавить ход в тот момент, когда Нарцисса привыкла переть на таран. Нередко ссоры начинала именно она, а Фрейзер напротив старался либо вовсе молчать, либо аккуратно обходить подводные камни обмотанные взрывчаткой. Хм, снова вспоминаются картины матери и отца, потому что Джиэнмарко был таким же. Отец и дочь - одна Сатана, и от этой мысли нимфе невольно становится жалко молодого человека, которому приходилось жить с этой пороховой бочкой уже несколько лет. Так и рвалось наружу "прости", но вместо этого Цисси приподнимает взгляд и осознает, что дистанция между ней и любимым человеком сократилась до возмутительно неприличного. Она потянулась вперед, ощущая горячее дыхание на своей коже и плавно кладя обе ладони на грудь Тео, желая поддаться этому сладкому порыву в поцелуе, как внезапно... Гром среди ясного неба. Ну не может он молчать, потому что язык шотландца был его злейшим врагом и умел испортить не только серьезную атмосферу, но даже и интимную. Вечно все портишь, Теодор Фрейзер!
Закатив глаза и слегка откинув голову назад так, чтобы прислониться затылком к стене, она недовольно посмотрела в глаза мужчины и сделала глубокий вдох. Снова захотелось ударить его чем-нибудь или заткнуть ранее перечисленными способами, чтобы этот идиот понял, как порой важно промолчать. - Dici sul serio? - На своем родном пролепетала та, потому что прекрасно понимала насколько у Фрейзера был плох итальянский. Отстранив его от себя и наигранно отводя взгляд к небу, Аудиторе мысленно отсчитывает про себя до трех. Этого достаточно, чтобы не психануть и не послать шотландца к чертовой матери. - Я тебе душу открыла, а ты со своими шуточками, idiota - Помотав головой и взмахнув рукой вверх, будто бы изображая из себя героиню Шекспировских пьес. Ловко проскальзывает в сторону и направляется в сторону главного входа в церковь. Не торопясь и не уносясь сломя голову, а продолжая изображать возмущение и обиженность (актриса из нее отличная, чего уж там врать). Останавливается и выглядывает из-за поворота, вновь протягивая руку ладонью вверх Теодору. - Пошли внутрь, а то без нас начнут. - И это, к сожалению, была чистая правда, потому что возле входа уже никого не было, а дверь в церковь давным-давно закрыта. Ух, папочка наверняка рвет и мечет все вокруг себя. - Поговорим после церемонии, ладно? - Вскинув бровью и расслабив плечи, Аудиторе перевела взгляд с глаз Тео на свою руку и обратно.

0

28

Когда ты привык к тому, что в твоей жизни черных полос куда больше, нежели светлых, и когда наступает моменты, что солнечные, счастливые деньки затягиваются, начинаешь ненароком спрашивать себя: «Эй, крестная фея, мне кажется, что ты чутка переборщила с порошком счастья в моем последнем стакане виски» Именно так себя сейчас чувствовал Фрейзер. Да, наверное, это не совсем правильно говорить, что жизнь шотландца в последнее время была отвратительной, но… где ж это он так «надобрил», что ему неожиданно открылись все возможные двери, ведущие к хэппи-энду. Италия стала его личной страной исполнившихся чудес, а Нарцисса – личной феей. Теодор недоумевал, на самом деле, от того, что Цисси ответила ему взаимности. Мужчине казалось, что он был совершенно не тем мужчиной, который подходил итальянке. Не по статусу, не по финансовому положению. Будем честными, Тео, если все сложится идеально, можно будет поистине назвать счастливчиком: рядом с ним окажется красивая, талантливая девушка, бонусом к которой прилагается состояние, превышающее его в несколько раз. Слышите? Вы слышите этот звук? Это богатенькие знакомые Аудиторе и бедные друзья Фрейзера шлют шотландцу проклятия и брызжут ядом зависти. Но знаете, Тео было глубоко наплевать. Именно в этот момент. Именно в этот день.
- Я тебе душу открыла, а ты со своими шуточками, idiota, - Фрейзер улыбнулся и приобнял итальянку за плечо. Да, наверняка не так должен реагировать влюбленный мужчина на признание в любви. Но только так и мог реагировать Теодор. В этом и было главное проявление его настоящих, искренних и сильных чувств: чем больше идиотских и дурацких шуток вы слышите в своей адрес, тем сильнее его чувства к вам. Странное проявление, скажите вы. Возможно, но, кажется, всех близких для него людей это устраивало. В крайнем случае, они не говорили другого, привыкнув к его поведению.
- Ну прости меня, Цисс, прости. Я знаю, по канону жанра, здесь должна была прозвучать фраза: «О, Нарцисса, я так долго ждал этого момента! Я тоже тебя люблю! Всегда любил! Я мечтаю умереть с тобой в один день!» А потом страстный поцелуй, затемненный экран, промотка ненужных пары часов, а после – утром мы просыпаемся в одной постели и, когда встаем, бежим наперегонки на кухни, чтобы приготовить друг другу кофе. Только не нужно раздавать мне подзатыльники, Аудиторе. Не забывай – ты же леди, - выбив из Цисси, казалось бы, последние капли романтичного настроя, Тео аккуратно и нежно коснулся губами щеки итальянки, а после, сложив руки на груди, словно девушка на первом свидании, добавил: - Для первого раза, мне кажется, достаточно. Я вообще на первых свиданиях не целуюсь, но для тебя сделал исключение, - Фрейзер улыбнулся и дотронулся пальцем до кончика носа девушки.
Когда Цисси развернулась, гордо вскинув свой острый подбородок, и молча ушла в сторону входа, Теодор едва сдерживался, чтобы не рассмеяться в голос. Он уже не раз видел эти артистичные уходы, подходящие для постановки Шекспировских драм, и они даже нравились шотландцу. Мужчина даже старался подыгрывать итальянке.
- Пошли внутрь, а то без нас начнут, - наиграно вздохнув, Тео положил свою руку в протянутую руку Нарциссы. – Поговорим после церемонии, ладно?
- Как скажите, миледи, - Теодор послушно последовал за девушкой. В любой другой ситуации он мог бы потянуть время, начав отшучиваться. Но сейчас не было времени. Церемония вот-вот начнется, а они там не последние люди все-таки. Поэтому нельзя было допустить, чтобы эта «пьянка» началась без их участия. Цисси ведь сестра жениха и, кроме этого, одна из подружек невесты, да и Тео, как это ни странно, оказался со стороны жениха. – Да, ты права, нужно поспешить. Мы с Леоном еще как раз хотели для храбрости выпить. Он же брата женит, а я впервые выступаю в роли свидетеля, - Цисси не успела ничего ответить. После этих слов они оба скрылись в здании церкви.

Вот и наступил долгожданный момент. Момент, ради которого эта многочисленная публика приехала сюда и готова была провести не один час под солнцем Флоренции. Момент, ради которого столько упаковок салфеток было потрачено и после вынесено подружками невесты. Момент, ради которого невеста готова была поменять огромнейшее количество свадебных тортов до тех пор, пока не добилась бы совершенства. Момент, ради которого Леон и Тео втихую открыли одну из самых дорогих бутылок виски с неплохой выдержкой. Момент бракосочетания Пьеро и Паолы. Все уже находились на своих местах. До начала веселья оставались считанные минуты. Фрейзер уже стоял вместе с Леоном рядом с виновником торжества. Слева от них – подружки невесты, среди которых была и Цисси. Незаметно повернув голову в ее стороны, они с итальянкой встретились глазами. Шотландец улыбнулся и подмигнул девушки.
- Да начнется же шоу, - произнес Леон. Тео лишь ухмыльнулся, после чего Аудиторе с загадочной усмешкой добавил: - Надеюсь, что в скором времени погуляем и на твоей свадьбе, Фрейзер.
- Надеюсь на это не меньше твоего, дружище.

Отредактировано Theodore Fraser (2016-07-03 13:14:58)

+1

29

Настоящая любовь все-таки случается с нами один раз, за всю нашу долгую жизнь. И, не нужно спорить на этот счет или пытаться убедить в обратном , потому  что те, кто действительно любил - согласятся. Они согласятся, что испытывали подобное и сильное чувство единожды, а последующие разы были лишь блеклой тенью или пятном на их страницах жизни. В этом была уверена Аудиторе, которая всякий раз убеждалась в правдивости данного мнения, стоило лишь посмотреть на мать и отца. Сколько они уже вместе и сколько еще им предстоит прожить рука об руку -  любой позавидовал бы из их окружения. Ведь нередко, в богатых и знаменитых семьях - браки трещат по швам уже через год-два, а то и еще раньше. Все эти вечные измены, пристальное внимание журналистов (которые, к слову, еще больше подливают масла в огонь), да и просто завистливые личности буквально кружат над новыми молодоженами, подобно стервятникам выглядывающим свою жертву. Но, случается, что настоящая любовь способна удержать идеально подходящих друг другу людей, и этими идеалами были Джиэнмарко и Моннет, на который смотрела Нарцисса с теплой улыбкой на губах; это были Пьеро и Паола, чье бракосочетание вот-вот должно было начаться, и итальянке не терпелось скорее занять свое место рядом с невестой. Ей  не терпелось  услышать эту чарующую свадебную музыку, взглянуть на волнительное лицо брата, на гордость в глазах отца и матери, и на радость в глазах идущей к алтарю Паолы. Все-таки свадьба - это поистине волшебный момент. Возможно поэтому, девушка практически не обращала внимание на глупые шутки своего друга/парня... Господи, как теперь его называть, кем его считать: Ведь только недавно, нарцисса и Теодор подкалывали друг друга на заднем дворе в поместье Аудиторе, а уже сегодня зажимаются за углом церкви и признаются друг другу в чувствах. Так, стоп! Итальянка же ощутила это возвышенное и необъяснимое чувство, которое испытывают все влюбленные. Она почувствовала, что Теодор и был той самой частичкой ее жизни, которую мы все ищем годами. Но, настоящая ли это любовь? Вот это предстояло парочке лишь понять, проверить со временем, а пока... Пока Нарси лишь улыбается на каждое сказанное Фрейзером слово и тянет за руку за собой. - Глупый - Лишь в мыслях проносится желаемая вырваться наружу фраза, а затем массивная дверь в церковь приоткрывается и пропускает опоздавших внутрь.
Оказавшись в помещении, где эхом раздавались голоса гостей, Цисси обернулась к Теодору и чуть прищурилась. Вероятно, странно было видеть их вместе со стороны, так по крайней мере казалось Джиэнмарко, затаившемуся за колонной. Он не решался нарушить это, казалось бы, уединение, потому лишь с интересом предпочел понаблюдать и следующее, что его еще больше удивило - это то, как родная дочь привстает на мысках рядом с Фрейзером и целует его в щеку. Хмуря брови, мужчина невольно сжал одну руку в кулак и готов был уже выйти из-за своего "укрытия", чтобы высказать о случившемся, но в этот момент на его плечо ложиться легкая женская ладонь. - Это выбор твоей дочери, милый. Мы уже живем не в семнадцатом веке и она вправе сама строить свое счастье - Моннет говорила это так тихо и спокойно, что нахлынувшая злость моментально сошла на нет. - Но он же... - Обернувшись к своей жене, Джиэнмарко вопросительно вскинул брови и заглянул в глаза женщины - Какой? Не богат и не имеет при себе богатой родословной? - Снова начала синьора Аудиторе и улыбнулась краем губ - Он обычный человек, милый. Он любит нашу дочь и я вижу как сильно. А то, что у него за плечами нет знаменитого рода и кучи денег - не показатель, что он недостоин твоей маленькой принцессы - Спорить с этой итальянкой было бесполезно, синьор Аудиторе это понял на своем опыте еще в молодости, когда старался убедить молодую супругу в своей правоте. наверно, поэтому он и любил Моеннет всем своим сердцем - она была настоящая и напористая, ни при каких обстоятельствах не сменит свою точку зрения. - Но мне все равно надо с ним поговорить - Всего лишь проговорил он и пораженно вздохнул - Поговоришь, но после церемонии. Пошли - Синьора Аудиторе взяла своего мужа под руку и ненавязчиво направила в сторону зала.
Солнечный свет пробивающийся сквозь высокие окна, мягко освещал церковь внутри. Всюду слышался какой-то шорох, чьи-то разговоры, и, лишь жених стоявший возле священника томился в ожидании начала. Начала своей новой главы жизни. Нарцисса стояла рядом с двумя подругами Паолы: те о чем-то перешептывались, пока сама же итальянка смотрела в сторону матери с отцом. Солнечный свет пролегал между ними полупрозрачной дымкой, создавая еще более удивительный и волшебный кадр. Да, кстати о кадрах - вот как раз и фотографы принялись заниматься своей работой, из-за чего Аудиторе интуитивно отвела взгляд в сторону. Минута. Две. Казалось, что уже целая вечность прошла, как до слуха долетают обрывки фраз со стороны жениха. Нахмурившись, Цисси быстро перевела взгляд на виновников и плотно сжала губы. Конечно, Леон всегда отличался шебутным и неусидчивым характером - в этом младшая сестра не уступала, но сейчас... Сейчас же хотелось полной сосредоточенности и наслаждения от такого мероприятия. Все-таки не каждый день она гуляла на свадьбе, тем более свадьбе старшего брата. Но, кажется даже Пьеро ничуть не возмутило поведение братца. Он лишь ухмыльнулся и чуть закатил глаза, как раз в тот момент, когда в зале заиграла приятная музыка. Все гости мигом стихли и поднялись со своего места, оборачиваясь к огромной арке, где появились две маленькие девочки, кузины со стороны дома Аудиторе и Борелли. В их руках находилось по корзине с белыми лепестками роз и каждый раз они черпали своими маленькими ручками небольшую кучку, чтобы подбросить вверх. Данная картина умилила очень многих, хотя подобное начала обряда было традиционным в католической церкви. Но, возможно, просто сам момент был всякий раз умилительно-волнительным. Нарцисса даже почувствовала, как к глазам подступили слезы и ей буквально хотелось разрыдаться на радостях. Нельзя - макияж потечет. Затем, следом за кузинами появилась невеста с отцом. Пресвятая Мария, как же была прекрасна Паола, а этот солнечный свет пробивающийся сквозь окна... Аудиторе невольно перевела взгляд на Теодора пока он не видел и смущенно улыбнулась.
Музыка стихает. Все взгляды устремлены на жениха и невесту, которые обменявшись улыбками, повернулись к священнослужителю. Нарцисса могла поклясться, что такого волнения она еще не испытывала в своей жизни: голова немного кружилась, ноги словно стали ватными и непослушными и ей пришлось переминаться то на одну сторону, то на другую. - С тобой все в порядке? - Раздался шепот над ухом со стороны и Нарси лишь кивнула, чтобы не нарушать начавшуюся молитву. Да, с ней все хорошо, просто слишком много эмоций разом - это не всегда круто, особенно после стрессовых периодов в ее жизни. - Пришли ли вы сюда добровольно и свободно хотите заключить супружеский союз? - Внезапно раздался довольно громкий голос священника, или просто эхо так отдавалось - непонятно. В голове каша, а взгляд то и дело норовил снова скользнуть в сторону Теодора - Да - Снова эхом доносится синхронное соглашение Пьеро и Паолы - Готовы ли вы любить и уважать друг друга всю жизнь? - Нарцисса делает три глубоких вдоха и чуть разминает плечи. - Готовы ли вы с любовью принять от Бога детей и воспитать их согласно учению Христа и церкви? - Мужчина в возрасте пристально смотрит за молодоженами, которые вновь и вновь отвечали своим согласием на заданные вопросы, после чего их обе руки покрыла алая лента, скрепляющая союз этого брака. Священник поднимает голову и взгляд на присутствующих, чтобы задать один единственный вопрос, волнующих в такие моменты каждого - Есть ли кто-то или какие-то причины, которые могут воспрепятствовать браку? - Тишина в зале подтверждала то, что бракосочетание может продолжаться и убедившись в этом, мужчина вновь переводит взгляд на жениха и невесту. - Ваши клятвы - Чуть слышно намекнул он с улыбкой на молодожен. Кажется Пьеро совершенно потерялся в своих мыслях, раз потребовалось напоминание. Неровно откашлявшись, брат крепко сжал руки Паолы в своих и начал произносить самые желанные для любой женщины слова о любви и верности. Нарси вновь почувствовала желание разреветься, потому что не была готова к такой нежности и романтизму от старшего брата. Он казался сейчас настолько уязвимым и ранимым. Черт, ну что за глупые мысли и ассоциации лезут в голову. Паола завершает свою клятву, после чего, старший сын Джиэнмарко оборачивается к Леону и тот протягивает ему кольца. Раз. Да. Три. Вот и все. Священнослужитель пододвигает к ним церковную книгу, в которой паре необходимо поставить свои росписи, а после поднимает обе руки вверх и благословив молодожен, дав позволение скрепить свой союз поцелуем. Послышались аплодисменты, поздравления и какие-то радостные выкрики. На всю церемонию ушло около часа-полтора и за это время Нарцисса почувствовала ужасную усталость и тяжесть в ногах. Все-таки стоять час на каблуках и на одном месте - это хуже любого круга ада. Наконец-то гости встали со своих мест, чтобы проводить снова под громкие аплодисменты жениха и невесту, следом за ними начали уходить парами свидетели: Итало с Анной, Леон с Мари и настала очередь Цисси. Она подошла к ступенькам и повернула голову в сторону Фрейзера, взяв того под руку. Весь их спуск и шествие к выходу внимательным взглядом провожал Джиэнмарко, которого определенно удерживала Моннет.
Оказавшись на улице, где жаркое солнце снова ударило по присутствующим возле церкви гостям и виновникам торжества, Нарцисса отошла к стоявшей недалеко машине и прислонилась к ней, чтобы хоть немного дать ногам отдохнуть, да и мыслям придти в покое - Неужели ты устала, sorella? - Голос Леона раздается рядом. Он тоже предпочел отойти от основной толпы или просто захотел пить? Покосившись в сторону и заметив, как молодой человек лезет в машину за бутылкой минералки, Аудиторе понимает, что второй вариант предположения будет вернее в отличие от первого. - Постой час на каблуках и я посмотрю на тебя - Съязвила итальянка и закатила глаза - Да ладно тебе. Подумаешь час. Кстати, а твой-то сопровождающий практически не спускал с тебя глаз, да и папочка наш, похоже... - Замолчав и задержав горлышко бутылки возле губ - Что похоже? - Непонимающе выпрямившись и посмотрев на Леона, девушка следует за его взглядом и замечает, как к Теодору подходит Джиэнмарко и отводит того немного в сторону - ... Похоже намечается буря, да? Ты же знала, что нашему отцу не понравится твой выбор - Широкая улыбка брата в этот момент не произвела какого-либо впечатление. Обычно бы Нарцисса за это ударила Леона или хотя бы толкнула, а сейчас ей просто хотелось скорее домой, за стол. Да, она хотела покушать. - Или, погоди, хм... - Хмурясь, они вдвоем смотрели на протекающую беседу между главой Аудиторе и Теодором, которого похлопали по плечу и.. Отпустили? Без происшествий? Странно - Кажется сегодняшняя жара полностью висит на плечах нашего отца, не находишь, а, sorella? - И это было действительно странно. Они скорей всего ожидали скандалов, угроз или что-то в этом духе. Но, похлопывание по плечу... Интересно. - Возможно... - Немного отстранено произнесла итальянка и продолжала внимательно наблюдать за отходящим в сторону гостей отцом, а затем на выражение лицо Теодора, который, кажется, был в полном порядке и даже приободрившемся.

0

30

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Гости на свадьбе.