Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » каждому дается столько, сколько он может вынести...


каждому дается столько, сколько он может вынести...

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники:
Кристо и Наташа
Место:
Госпиталь, как место самый неожиданнх и удивительных встреч
Погодные условия:
На календаре 10 апреля 2015. Погода? За окном явно солнце, на душе смутная облачность возможно небольшие осадки.
О флештайме:
Он попал в больницу случайно и снова в качестве пациента. Она там уже не первый день. Он помнит ее разной. Она не помнит его совсем. Но может быть есть шанс, хотя бы крохотный, но шанс?

+1

2

Перелом трех ребер, рука чудом осталась цела, лишь выпад плечевого сустава, да проблема теперь с коленом, окончательная. Кажется, на карьере спасателя пора ставить крест. Такого в поле точно не возьмут. Да и нужно ли оно мне? Право, уже даже не знаю. Я потерян, но не знаю насколько, потому что еще не до конца пришел в себя. Врачи, видимо натасканные Чарли, упрямо не желают выписывать меня домой, видимо бояться, что я ускачу на работу и это при том, что на мне корсет, в котором я едва дышу, и повязка на плече. Ладно, повязку уже сняли и то приятный бонус. Отец цокнул языком на мой хрипловатый голос, мама, разумеется, так и не узнала, что я оказался в том несчастном метро, в этом несчастном вагоне. Травма и отравление не столь страшно, сколь встреча со своими кошмарами. А мне казалось, после прошлогодних событий, я избавился от большей их части. Зря, видимо, казалось. Мне еще работать и работать над ними. Я даже всерьез задумался над предложением сходить к психологу или психотерапевт? В общем, к мозгоправу. Видимо старею, если решил заглянуть к ним.
Зато хоть гулять можно. Впрочем, кто может запретить мне это делать? Пытались, смысла ноль. Зато гулять полезно. Тут улыбнулся, тут пофлиртовал, там просто подмигнул и вот, я уже в курсе того, что происходит в больнице. Так на шестой день моего злоключения тут, я разузнал про девушку которая была в коме после операции на головной мозг, а выйдя из нее не помнит никого. На следующий день я узнаю, что это девушка, оказывается Наташа, бывшая жена Чарли Хантера. И вот ведь сволочь, даже не сказал, что у нее так все серьезно. Еще день уходит на то, чтобы разработать план, как попасть на ее этаж. Но в конце дня меня выписывают, наказав не снимать корсет. Со вздохом я уезжаю домой.
Поэтому в пятницу, в середине дня я стоял в холле и делал вид, что ищу направление к этажу, а попав на него, поправил на букете ее любимых цветов аккуратное и скромное украшение, перехватил пакет с фирменной одеждой для малышки и не спешной походкой направился вальяжно вышагивая к палате белокурой красавицы. Мне было все равно, что она может не помнить меня. Мне было даже не важно как она выглядит. Я слишком долго отсутствовал в жизни тех, кто мне дорог и важен, пора наверстать упущенное. И это упущенное, я хочу наверстать со встречи с ней, той, которая уже однажды вложила в меня надежду.
Короткий стук в дверь и я заглядываю, прикрывшись цветами. Улыбаюсь, видя, что девушка не спит и просачиваюсь в палату, стараясь не сильно напрягать ребра, хотя корсет сдавливал и вообще мешал всеми силами сне хоть немного согнуться, так что моя комично-идеальная осанка принадлежала сейчас ему, а не было бредом моей фантазии.
- Мисс, цветы для вас, одежда для ребенка, - поясняю мягко улыбаясь и распределяю вещи из рук по палате, чтобы не мешались. Нат выглядит... Не плохо, правда если сказать. Конечно же больничная палата не место для такой девушки с модным светлым ежиком на голове. Я знаю, что эта стрижка не дань моде, но он ей идет, как не крути. Все таки, есть в женщинах которые рожали особый шарм, а тем более в женщинах, которые смогли побороть болезнь. Осталось малое, Вспомнить приятные моменты и например, меня.
- Я Кристо, - произношу садясь в кресло. - Ты не считай меня чекнутым, - задираю белую футболку демонстрируя корсет, - это не я столько повернутый на осанке, это корсет не дает мне сгорбиться.

look

+1

3

Весь день меня одолевала сонливость. Не смотря на крутящиеся, как стайка мух над падалью, мысли о последних событиях и открытиях, я не могла сосредоточиться ни на чем. Только спала.
Процесс, нужно сказать, не доставлял мне особого удовольствия. Я мало что вспомнила, но то, что удалось восстановить - не поддавалось рациональному описанию. И, что не менее важно, не добавляло желания вспоминать остальное... Нет, в моих воспоминаниях не было ничего страшного, кровавого, криминального и постыдного. Разве что развод с мужем и теперь кажущаяся огромной ошибкой любовь к человеку, сбежавшему от меня в самый ответственный момент. Но это скорее из серии постыдного... Надо же! Отказаться от спокойствия и стабильности в обществе пусть и не любящего тебя, но готового заботиться мужчины, в пользу того, кто просто исчез, откупившись от ставшей обузой девчонки кругленькой суммой! Да лучше бы он просто ушел, чем еще и подачку эту кинуть... А я-то, дура, думала, что он в том доме сгорел! Поехала права качать к человеку, которого и помнила-то смутно, чтобы понять... что сказок нет. А любовь стоит шестьдесят тысяч.
Но все равно, не смотря на все доводы разума и дикую боль и обиду, я не могла не думать о нем, не могла просто выкинуть этого человека из головы, ища ему какие-то нелепые оправдания, пытаясь объяснить его поступок. Не веря, что он просто струсил. И уж тем более не принимая в расчет версию, что никогда и не любил.
Поэтому мне больше не хотелось вспоминать.
Но я спала, и подсознание привычно подкидывало мне расплывчатые аллегоричные сны, где случившееся мешалось с несбыточным, заставляя чаще радоваться во сне, чтобы потом мучиться больным сердцем наяву. Похоже, обойтись без психиатра и лечения все-таки не выйдет. И с этим тоже надо смириться. Смириться, медленно, потихоньку избавляясь от воспоминаний и чувств, терзаний и переживаний, а главное - надежд. Все тех же надежд, что вот дверь откроется и зайдет он...
Тихий шорох о косяк заставил меня вздрогнуть, метнувшись рукой к кольцу на цепочке, но тут же досадливо отдернуть пальцы. Как от еще не остывшего уголька. От него тоже нужно будет избавиться. Но пока я к этому просто не готова.
А это был не он. Но тоже кто-то смутно знакомый. Теперь, когда меня посещали новые люди, я могла смутно предположить себе - новый это человек в моей жизни, или нет. Чаще всего мои гадания были верны, тем самым не давая шанса закрыться в своей раковине с табличкой "не напоминать". Рано или поздно я вспомню все. Хочу я того, или нет.
Но молчание неприлично затягивалось, а рассматривать гостя так пристально было неудобно, и я все-таки растянула вымученную улыбку на губах.
- Спасибо. - Оказавшиеся в моих руках цветы были красивы в своей простоте. Наверное, я когда-то любила ромашки. И мужчина об этом знал. Как знал и о том, что у меня есть дочь. - А вы?...
- Я Кристо. - Имя тоже смутно знакомое. Противоестественно прямой мужчина отшутился корсетом, видимо, заметив мой немного недоуменный взгляд. Травма? Авария? Почему-то я считала, что ему попадать в передряги свойственно с завидным постоянством. И знакомство наше, кажется, связано с одной из них.
- Мне кажется, я тебя помню... Расскажи - откуда мы друг друга знаем? - Перейти на "ты" было очень просто. Наверное, так мы когда-то и общались.
- Мисс Освальд, через пять минут принесут Одри, может...
- Нет-нет, не надо, пусть остается. - Я поняла намерение медсестры выпроводить визитера, но ничего против его общества не имела. - Так как, мы давно знакомы? И часто тебе приходится носить на себе вот такие штуки? Недвусмысленный кивок на кофту, под которой скрывается сковывающий движения корсет.

+1

4

По крайней мере она меня не прогнала. Уже хоть какой-то плюс. Я знаю, не всегда амнезисты любят вспоминать прошлое, но черт возьми, я не мог оставаться вот так в стороне, зная что это Наташа. Та самая Наташа, которая рассказывала про туфли, и утверждала, что терпеть не может закрытые пространства, особенно лифты, особенно после того, как мы с ней там познакомились. И уж тем более я не мог быть в стороне, ведь она была первой, кого я встретил в своей новой жизни, когда вернулся в город, который кажется слишком многое обо мне знал, но слишком слабо пытался удержать в свое время. Нат не заслужила быть одной, даже в больнице, даже в своем состоянии "не помню". Пусть  не рыцарь на белом коне, у меня вообще серая акура, которую я очень даже люблю, но я ее друг, по крайней мере я надеюсь что вспомнив меня она все еще захочет со мной дружить, а не пошлет куда подальше, как еще одно напоминание о том, что она развелась с Чарли и что я оказался в итоге между ею и им, не желая делать выбора между другом и его бывшей женой, которая стала мне дорога и близка. Я не осуждал их выбора, это была их жизнь, я просто не ожидал, что Хантер способен скрыть это от человека умеющего хранить чужие тайны.
- Оу, это не сильно длинная история, но безумно веселая, по крайней мере мы считали с тобой что это судьба нам встречаться в таких местах. В итоге сдружились  даже, - улыбаюсь и ерзаю на стуле. Не люблю сидеть слишком ровно, неестественно это и очень не удобно. Но ребра обещают устроить мне темную, если я не позволю им срастись как следует, поэтому я терпелив, по крайней мере хотя бы немного.
- Кстати, красивое имя. Смею предположить, что она вся в тебя, а не в оболтуса Чарли. Он конечно же мне друг, но раздолбай еще тот. И как ты его только терпела, - улыбаюсь ей. В конце концов, мы все знаем, что Хантер не идеал врачебного такта, но друг и товарищ он прекрасный, что правда то правда. И это очевидно, ведь не зря я с ним столько лет дружу и готов вытащить его задницу из любой передряги. В конце концов, я ему обязан даже жизнью, если бы не он, никто не знает, чем закончилась бы моя прошлогодняя авария. Я выжил только потому что в меня верили. Верила Мира, верил Чарли. И вот он итог, бывшая, уже давно, жена живет с моим братом-близнецом и воспитывает вместе с ним нашу дочь. А Хантер... С ним иногда бывают сложности.
- Не так уж и часто, но достаточно. Я спасатель, и мы с тобой познакомились в 2013 году в лифте, который застрял между этажами и изрядно подпортил тебе нервы, - кажется не так надо было начать весь разговор про то, кто я и как прошла наша встреча, но у меня как бы тоже нет врачебного такта, хотя бы потому что, он мне обычно и не требовался, от слова совсем. У спасателей другой подход к работе и иногда нужно быть жестким, чтобы успокоить панику спасаемого и провести все по высшему разряду, а не позволить операции полететь в тартарары просто потому что у кого-то шалят нервы. Говорят, у спасателей они вообще железнобетонные. Утверждать или опровергать это не буду, потому что они у всех разной закалки. Мои прошли испытание не только ситуациями жизни, но и войной.
- Вторая наша встреча была в аэропорту. Там был небольшой инцидент, и пришлось тоже спасать людей. Моя команда вновь дежурила в тот день. А потом все как-то закрутилось... - я продолжил свой рассказ. Стараясь подбирать более мягкие обороты речи, вкратце пересказал историю нашего знакомства вплоть до середины марта. А там мне пришлось уехать, по делам как своим, так и работы, так что вернувшись в конце марта обратно в Сакраменто я оказался невольным пострадавшим в метро, что случилось десять дней назад, а вчера узнал, что в больнице лежит она, и поспешил навестить.
- В общем, вот и вся история на самом деле. Не густо, конечно же, но и не пусто, сама понимаешь.

+1

5

Пожалуй, этот мужчина умудрился меня даже немного заинтриговать. Вступление обещало не менее интересное продолжение, и когда Кристо прервался для небольшой ремарки, я даже растерялась.
- Чарли? - Ах да, это же мой бывший муж... Значит, у визитера не было никаких сомнений, что именно он - отец моей Одри. Только вот беда - эти сомнения были и есть у меня. Да, кандидатура Морта на отцовство, вроде, отпала (по крайней мере, судя по моим воспоминаниям, связанным с этим человеком), но вопрос - почему мы развелись с Чарли Хантером так и оставался открытым, и я не исключала того, что не помню чего-то еще. Или кого-то... - Прости, я знаю, он - мой бывший муж, но я его не помню. И попросила пока не пускать его к себе... Пока не смогу более уверенно сказать, что хотя бы узнаю его. А Одри ты скоро увидишь сам. Только не пугайся - она родилась недоношенной, и пока до сих пор не набрала нужную форму. Но она славная...
Да, теперь Одри стала моей единственной отдушиной и единственной радостью. Тем, о ком с уверенностью можно сказать, что хоть он меня не предал. Страшная и, по сути, очень эгоистичная мысль, но только она меня и спасала...
При упоминании лифта я невольно почувствовала напряжение и озноб, как будто пол невидимой кабины снова уходил у меня из-под ног. Сомневаться в словах Кросса не приходилось. Он говорил правду. Жаль, но дальше смутного пугающего образа процесс вспоминания не пошел. Я все так же не знала подробностей нашего знакомства и не помнила нашей дружбы, не смотря на подспудную симпатию, которую вызывал слегка помятый мужчина.
Как оказалось, лифтом все не закончилось, и дальше был аэропорт, при упоминании которого сердце на пару мгновений замерло и скакнуло к горлу в приступе сиюсекундной паники. Не смотря на скудное описание, я была уверена, там было в разы страшнее, чем в том злополучном лифте. Но в голове нарисовались почему-то только жутко дорогие даже на вид, но разрисованные маркерами, туфли на высоком каблуке. Забавно.
- Спасибо... Правда я все равно не помню, - я виновато пожала плечами, чувствуя укол совести. Он пришел в надежде, что я его вспомню, а я... А у меня кольцо на цепочке хомутом на шее и много-много боли. - Но обязательно вспомню, я уверена!
Кого я больше ободряла в тот момент? Себя, или его - потерянного и вновь найденного, хоть и не вспомненного друга? Наверное, где-то пятьдесят на пятьдесят.
Наш разговор прервала тихо отворившаяся дверь, в которую вкатили кювез - прозрачную каляску на четырез офисных колесиках, в которой копошился и вякал в пеленках укутанный комочек.
- Прости, я на минутку... - медленно приподнявшись и доковыляв до кювеза, я извлекла оттуда дочку и, заодно, прихватила специальный передник, чтобы закрыть грудь при кормлении. - Я ее сначала покормлю, а потом покажу тебе, хорошо? Посидишь немного? Она быстро ест, минут пятнадцать. А ты пока...
Я задумалась. О чем еще я могу расспросить гостя? О подробностях знакомства? А хочу ли я знать эти подробности, пусть и из первых рук? Или выдать что-нибудь в духе: "а расскажи мне обо мне"? Так это совсем бред. Ну или просто подождет пока. А вот если...
- А ты пока расскажешь мне немного о Чарли. Какой он? Как мы с ним познакомились, где женились? Расскажи мне о свадьбе! Ведь ты был на нашей свадьбе?

+1

6

Киваю. Сам дурак. Слишком много информации на одну ее голову. Это я помню все, едва ли не до мельчайших подробностях касательно своей жизни. А у нее белый лист. И ничего неизвестно. Удивительно, что она вообще меня даже не послала к черту с моей жизнерадостностью. Хотя, я же вроде друг, и не враг, и всегда думал, что у них с Чарли все взаимно и все по любви. ПО крайней мере оба тогда были счастливы и блестели как новенькие монеты. А вон оно как все обернулось. Брак по расчету. По крайней мере честно признались, а не вечное "мы не сошлись". Тут то меня и осеняет великолепный вопрос на целый миллион долларов. С кем Реми. Вот серьезно, с кем это кучерявое чудо, если Наташа здесь, а Хантер... Кстати, еще один вопрос на миллион. Где носит Хантера, когда его бывшая жена в таком положении. И вопрос достойные получить ответы но я прикусываю себе язык. Нельзя вот так все выплескивать на ту, которая не помнит слишком многого из своей жизни.
- Да обращайся, расскажу и покажу. Правда тот казус не восстановлю, но вроде у нас на базе должна была храниться записать нашего с тобой милого разговора, - улыбаюсь и киваю наблюдая за Одри. Она совсем крохотная и маленькая. Впрочем, Скар при рождении весила не многим больше, хотя и была вроде как доношенной. Я так и не соизволил разобраться в этом вопросе, точнее в том, моя ли Скарлетт дочь или она дочь Уила. Да и не важно, На самом деле. Мы оба считаем себя ее отцами, а правду не знает одна лишь Мира. И тот факт, что она сообщила о беременности мне за месяц до знакомства с Уилом не меняет ничего. Я перестал верить в то, что было между нами. Они счастливы, да и ладно. У меня моя жизнь, полная упрямого эгоизма и желания жить. Так что выживу. В худших ситуациях выживал.
- Отвечаю по порядку. Чарли надежный. Да, он не имеет врачебного такта, к слову, он трансплантолог и на самом дел медик от Бога, говорю как его пациент. Нет, он не пересаживал мне ничего, просто вытащил с того света. Так вот, не про меня сейчас, - улыбаюсь на секунду задумавшись, - Он мой друг, и я могу быть излишне критичен к его порокам, или наоборот попытаюсь их прикрыть, и это нормально, когда ты дружишь с хорошим человеком, и понимаешь, что это на всю жизнь. И как друг же я могу сказать, мне повезло иметь такого близкого человека, который может понять без слов и поддержать, когда в этом есть нужда, - а Чарли понимал меня. Может и осуждал где-то, но понимал. Как и я понимал его. Возможно тут дело было в том, что был Кейптаун и у него и у меня, и мы выжили там, вопреки всему. Выжили и вернулись в Сакраменто. Война разрушает, но она же и сближает.
- Вы познакомились на озере Тахо, в 2013 году. По крайней мере я знаю именно эту версию вашего знакомства. В январе 2014 пересеклись в аэропорту, и мило беседовали, пока я не влез в ваше общение там, - улыбаюсь ободряюще, словно там не было месиво из бетона, стекла и живых людей. - 13 апреля 2014 года вы поженились. Благо, свадьбу решили играть в отеле. Я говорю, благо, потому что отель все же выстоял, - тихо смеюсь и лезу в карман за телефоном. Нет, я не специально таскаю фотографии друзей в трубке, просто я немного подготовился.
- Если позволишь, то вот, - я включаю трубку и через пару секунд протягиваю ей мобильный экраном вперед, предлагая полистать галерею и посмотреть на то, что осталось на цифровых носителях фотографий, - их с Чарли свадьба и несколько забавных фотографий.
- Как понимаешь, я не просто был на вашей свадьбе. Я был шафером жениха и следил, чтобы он был в презентабельном виде. А на мой костюм там не смотри. Был небольшой форсмажор, пришлось брать второй и использовать его как основной.

+1

7

Мне было действительно очень интересно слушать о своем бывшем муже. Даже не помня его, я была уверена, что нас связывало, да и до сих пор связывает что-то важное, что-то, что толком не объяснишь словами. Я даже подумала, что, возможно, стоило бы пригласить его к себе и поболтать, чтобы заново познакомиться поближе, но факт нашего развода накануне осенью охладил мой пыл. Нет, сначала я должна его вспомнить, вспомнить то, что нас связывало, чтобы ничем не обидеть его, чтобы не показаться слишком уж бестактной. Возможно, в этом своем стремлении я была и не права, но что-то подсказывало мне, что так все-таки вернее и честнее по отношению к нему и ко мне. У нас еще будет шанс наговориться и разобраться во всем, но пока я в чем-то сомневаюсь, а в моей душе столько смятения и страхов - лучше держаться подальше.
Но никто не мешает мне чуть подхлестнуть воспоминания вот таким вот рассказом общего друга, верно?
Кристо мне нравился, с ним я чувствовала себя комфортно и безопасно, уже ничуть не сомневаясь, что знакомы мы довольно давно. Хотелось бы, конечно, немного конкретики лично от себя, но торопить события не стоит. Недавно я их уже поторопила, и ничем хорошим для моей многострадальной головы это не закончилось. Когда человек слишком рьяно пытается докопаться до правды - стенки ямы фактов рискуют обвалиться и похоронить его под собой. Поэтому я не прошу подробностей, каких-то разъяснений и уточнений, а просто наслаждаюсь рассказом, как эдакой историей путешественника или сказкой на ночь.
Слова о свадьбе меня забавят и озадачивают одновременно. Выходит, у нас было пышное торжество с большим количеством гостей и не меньшим - приключений? Настоящая такая свадьба-свадьба? С традициями, с клятвами и прочей ненужной, но такой веселой чепухой? Будто бы в подтверждение моих мыслей мне протягивают мобильный телефон. На фото счастливая я хохочу в голос, бросая в толпу пучок... петрушки?! Нет, серьезно?! Это петрушка?!
Я уже не сдерживаю улыбку, а порой и хохочу в голос, рассматривая фотографии одну за другой. До этого я не видела Чарли ни на фото, ни как-то иначе, но я понимаю, что вот этот высокий мужчина с бровями домиком - жених, и прекрасно вижу, как странно мы смотрим друг на друга. Как будто у нас там своя какая-то общая тайна...
Подхватить поток воспоминаний не получается - Одри отрывается от груди и сладко потягивается, намекая, что пора бы уже вынуть ее из-под фартука и продемонстрировать во всей красе. Я, с некоторым сожалением, возвращаю телефон законному владельцу, и берусь за самую важную часть - удовлетворение дочкиного детского любопытства и тяги к путешествиям.
- Да, снимки многообещающие... Можешь распечатать мне парочку? Ты же придешь еще? Может это поможет мне вспомнить... - Аккуратно поднимаюсь с постели, придерживая малышку и прижимая к груди. - Ну вот, теперь знакомься - это Одри. Одри, это дядя Кристо. - малышка корчит неопределенную рожицу, при желании ее даже можно расценить, как улыбку. - Хочешь подержать? Правда, не ручаюсь за чистоту твоей кофты, сам же понимаешь - дети...

+1

8

Наблюдаю за Нат и ее реакцией на снимки и постепенно узнаю в ней ту хохотушку, что сразила тогда всех наповал. Помниться, Реми рассказывал, что умудрился очутиться у нее в номере, когда искал номер Чарли и там было над чем посмеяться, в плане забавных ситуаций. Впрочем, учитывая то, какой сам Хантер, я даже не удивлен, что их свадьба прошла настолько весело и запомнилась многим на долго. И пусть я сам узнал о ее причине уже постфактум, но тогда они были счастливы.
- Есть вариант по лучше. Если позволишь, я свяжусь с оператором и фотографом, кто снимали вашу свадьбу, и закажу им копию фотоальбома и видео. Будет от меня тебе небольшой презент. Если хочешь конечно же. Потому что у меня не полная коллекция ваших фотографий, так пара интересных кадров. Я больше по залу носился то конкурсы толкая, то шутки со сцены шутя.
Улыбаюсь и убираю трубку в карман джинс деликатно отведя взгляд, пока Наташа приводила себя в порядок. Есть вещи которые выглядят абсолютно невинно и правильно и становится слегка не по себе, когда оказываешься свидетелем таких вот моментов. Вот и сейчас я испытал неловкое чувство лишнего человека в палате, поэтому мягко улыбнулся ее предложению и встав с кресла потянулся, улыбаясь уже Одри.
- Красавица, - аккуратно помахал пальцами перед лицом малышки и коснулся ее крохотной ручки подушечкой указательного,  любуясь ее реакцией, наблюдая как ее крохотные пальчики обхватили мой крепко сжимая.
- Маленькая принцесса, - произношу абсолютно искренне и смотрю на Наташу, молча спрашивая разрешения, как будто не она секунду назад предлагала подержать ее дочь на руках. - За кофту и футболку не переживай. Скар и не такое вытворяла с моими вещами и ушами Грея. Так что привыкший, - воспоминание о дочери заставляют на мгновение замереть, чтобы прикрыв на долю секунды глаза отогнать не самое приятное послевкусие от воспоминаний. Когда-то я был счастливым отцом, который мог заснуть на руках с дочерью и проснуться от единственного ее шороха. Я знал, что такое дети, маленькие капризные девочки, который всегда мало внимание мамы и папы. Я помню бессонные ночи полные переживаний за маленькое чудо, которое нуждалось в любви и ласки. Помню я и помнят руки, как держать крохотное тело младенца. Нас учили этому в академии, но истинную школу жизни не заменит ничего.
- Привет, Одри, - произношу аккуратно держа ее на руках и чуть выпрямляюсь. Корсет теперь не впивается мне в целые ребра обещая их сломать, и я даже дыша по свободнее, присаживаясь на край кресла, чтобы быть рядом с Наташей, не отходя далеко с ее маленьким счастьем.
- Она прекрасна, и красотой пошла в тебя, - поднимаю взгляд на Ташу, - Будет так же очаровывать всех мужчин, когда вырастет, - тихий и легкий смех и я снова ловлю внимательный взгляд Одри, что блуждает по моему лицу. Она не плачет на моих руках, как некоторые малыши при виде чужака и это вселяет надежду, как ее взгляд вселяет уверенность в то, что эта девочка покажет всеми миру насколько она сильная по характеру и духу, потому что она выжила тогда, когда на это не было почти не одного шанса. Выжила и дала возможность жить своей матери, чтобы та тоже боролась, за свою жизнь, за свое счастье, за то, что важно и дорого ей одной.
- Ты главное не иди по стопам дяди Кристо и не становить спасателем, - улыбаюсь малышке мягко целуя ее в лоб и слыша детское лепетание. На сердце становится от этого светлее и даже спокойнее. Воистину, дети цветы жизни, и маленькая Освальд на моих руках тому подтверждение.
- Таша, предлагаю тебе ее у меня забрать, а то я добровольно не готов отдать тебе обратно такое солнышко, - очередная улыбка адресованная молодой маме и я все же встаю, чтобы подмигнув Одри вернуть ее родным рукам.

+1

9

- Нет-нет! - я мотаю головой так, что хрустит в шее, - Я бы хотела именно пару вот таких вот фото... Понимаешь, я не очень-то хочу пока рассматривать семейные альбомы. Да и думаю дома, - где бы он ни был, этот мой дом, - у меня они есть... А это - это ценнее, понимаешь?
Мне сложно объяснить кому-то, почему я теперь не хочу торопиться с воспоминаниями. Совершенно случайно я выяснила, что, оказывается, вспоминать - это иногда больно. Вот и боюсь, что не так у нас с Чарли все было радостно, чтобы вспомнить это раньше времени. Наверное, будь моя воля, я бы вообще собралась и уехала куда-нибудь на край света, прихватив с собой дочь. Знаю-знаю, у  меня есть еще и сын, но его я не помню. И именно из-за него не решаюсь сбежать.
Иногда я думаю, что это было даже милосердно - кто-то там наверху решил заботливо протереть мою память мокрой тряпочкой, лишив пыли забот, чаяний и глупых надежд. Это верно, но я снова решила поспорить с судьбой. Ничего хорошего не вышло, и теперь я не спорю.
С легким трепетом и необъяснимой ревностью я смотрю на то, как бережно держит Кристо на руках мою маленькую дочку. Про себя отмечаю, что держит правильно и уверенно. У него есть дети? Не помню. Но да, у такого, как он, наверное, должны быть жена и дети. Чтобы было, кому ждать со смены, звонить по вечерам и готовить вкусные ужины.
Хорошо тьем, у кого есть кто-то, кто подставит плечо.
А может, ну его все к черту? И правда уехать далеко-далеко, как это сделал... Нет. Меня здесь еще что-то держит. Есть здесь еще любимые и родные, даже если я их и не помню. А все остальное - это проходящее.
Летит моя душа
На красный свет, на черный день,
Солнца белый шар -
Закрыл на мне от крыльев тень.
Эй, ну как ты мог, мой Ангел Ок?
Мог, да не помог мой ангел Ок.

- Не льсти мне, если она и была когда-то, эта красота, то сейчас от нее ничего не осталось, - я сама не рискую подолгу смотреть в зеркало. Мне кажется, что там, за стеклом, кто-то чужой и даже враждебный. Хотя, я в чем-то права - мы сами себе главные враги. - Надеюсь, Одри это не грозит.
Да, ни следа рака. Все онкомаркеры чистые, девочка на удивление здорова.
- Будет так же очаровывать всех мужчин, когда вырастет, - Ой нет, не надо так же! Всего этого хваленого очарование не хватило ни на мужа, с которым я все-таки развелась, ни на того, кто оставил меня уже позднее.
- Надеюсь, она будет счастлива... - счастливее меня. Мне вдруг становится очень тоскливо и как-то даже немного гадко. Что-то во мне надломилось, заставляя тихо себя ненавидеть вместо того, чтобы ненавидеть весь мир. - Да, конечно...
Безропотно беру на руки пригревшуюся и уже посапывающую крошку, бессознательно прижимая ее к себе. Этот странный рефлекс - защитить даже тогда, когда защищать незачем и не от кого. Голова уже немного кружится и я возвращаюсь в постель, снова утопая в ворохе подушек. Подзнабливает, и мысли немного путаются. Слишком много эмоций? Или будет новая волна воспоминаний? А может просто пора отдохнуть.
- Мисс Освальд, вы закончили?
- Да, а можно... - можно она побудет со мной еще?
- К сожалению нет. Вы же знаете.
- Хорошо.
Одри, уснувшую и умиротворенную, увозят, а я поднимаю замученные глаза на Кристо.
- И так каждый день...

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » каждому дается столько, сколько он может вынести...